Научная статья на тему 'История приватизации в России: некоторые результаты научной рефлексии'

История приватизации в России: некоторые результаты научной рефлексии Текст научной статьи по специальности «История России»

CC BY
1635
224
Поделиться
Ключевые слова
ИСТОРИЯ / ИСТОРИОГРАФИЯ / ПРИВАТИЗАЦИЯ / МОДЕРНИЗАЦИЯ / РЫНОЧНАЯ ЭКОНОМИКА / ПЕРЕХОД РОССИИ К РЫНКУ / ТРАНСФОРМАЦИЯ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Сухова О. А.

В процессе анализа историографии проблемы формулируется концепция изучения истории приватизации в России. Автор отмечает дискуссионный характер оценок мотивации, содержания и результатов разгосударствления экономики, что объясняется незавершённостью процесса приватизации, непризнанием её легитимности в общественном сознании. Многие исследователи солидарны с тезисом о номенклатурно-криминальном характере приватизации, что рассматривается в качестве одного из факторов низкой эффективности рыночных преобразований в России. Анализируются возможности и перспективы дальнейшего изучения данного вопроса.

History of privatization in Russia: some results of a scientific reflexion

In the process of analysis of the historiography of the problem the concept of the study of the history of privatization in Russia is formed. The author notices discussion character of the estimates motivation, content and results of denationalization of the economy, that is explained the incompleteness of the privatization process, non-recognition of its legitimacy in the public consciousness. Many researchers are solider with the thesis about a nomenclature-criminal character of the privatization that is considered as one of the factors of low efficiency of market transformations in Russia. Possibilities and prospects of the further studying of the given question are analyzed.

Текст научной работы на тему «История приватизации в России: некоторые результаты научной рефлексии»

ИЗВЕСТИЯ

ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ № 27 2012

IZVESTIA

PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO HUMANITIES

№ 27 2012

УДК 94 (47)

история ПРИВАТИЗАЦИИ В РОССИИ:

НЕКОТОРЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ НАУЧНОЙ РЕФЛЕКСИИ

© о. А. СУХОВА

Пензенский государственный педагогический университет им. В.Г. Белинского, кафедра новейшей истории России и краеведения e-mail: suhhov747@yandex.ru

Сухова О. А. - История приватизации в России: некоторые результаты научной рефлексии // Известия ПГПУ им. В.Г. Белинского. 2012. № 27. С. 1019-1023. - В процессе анализа историографии проблемы формулируется концепция изучения истории приватизации в России. Автор отмечает дискуссионный характер оценок мотивации, содержания и результатов разгосударствления экономики, что объясняется незавершённостью процесса приватизации, непризнанием её легитимности в общественном сознании. Многие исследователи солидарны с тезисом о номенклатурно-криминальном характере приватизации, что рассматривается в качестве одного из факторов низкой эффективности рыночных преобразований в России. Анализируются возможности и перспективы дальнейшего изучения данного вопроса.

Ключевые слова: история, историография, приватизация, модернизация, рыночная экономика, переход России к рынку, трансформация отношений собственности.

Suhova O. A. - History of privatization in Russia: some results of a scientific reflexion // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im.i V.G. Belinskogo. 2012. № 27. P. 1019-1023. - In the process of analysis of the historiography of the problem the concept of the study of the history of privatization in Russia is formed. The author notices discussion character of the estimates motivation, content and results of denationalization of the economy, that is explained the incompleteness of the privatization process, non-recognition of its legitimacy in the public consciousness. Many researchers are solider with the thesis about a nomenclature-criminal character of the privatization that is considered as one of the factors of low efficiency of market transformations in Russia. Possibilities and prospects of the further studying of the given question are analyzed.

Keywords: history, historiography, privatization, modernization, market economy, transition of Russia to the market, transformation of relations of the property.

Продолжение экономических реформ в России, разрешение противоречий, вызванных некомплексно-стью модернизации, завершение процесса формирования современного и создания основ постиндустриального общества, а, следовательно, разрыв с собственной традиционной идентичностью [1. С. 10], напрямую зависит от получения объективных представлений о факторах, формах и методах реализации избранной модели либерализации экономики.

Ещё одним мотивом научной рефлексии относительно процесса приватизации, имевшей место в истории стран-республик бывшего СССР в конце ХХ - начале XXI века, может стать признание несостоятельности трактовки теорий модернизации исключительно как стремления постсоциалистических стран «вернуться», «войти» в современный западный мир. В этом ключе тривиальному обоснованию передела собственности как обеспечения гарантий невозможности возвращения советского режима (что, по всей видимости, и объясняет истинную цель главного

приватизационного ведомства России - как можно быстрее провести распродажу госсобственности «любой ценой») следует противопоставить «глубинные изменения в технологическом базисе современного общества» [2. С. 3, 5; 3. С. 83].

Сложность социетальных процессов, формирующих бытие российской цивилизации в новейшее время, задает особый вектор «хаотизации исследовательской практики», зыбкость любых теоретических построений. Даже завершение очередного, теперь 20-летнего цикла модернизационных потуг в отечественной истории (1985-2005 гг.) не привело к выявлению всей совокупности причинно-следственных связей, анализа содержания и сущности происходивших изменений. Отсутствует единство мнений даже в определении хронологических рамок периода. Подобное состояние обществознания можно констатировать при наличие огромного количества работ, посвященных переходу России к рыночной экономике, стержневым процессом которого стало осуществление приватизации. Се-

годня можно вести разговор, пожалуй, лишь о формировании общих концептуальных подходов к проблеме, о дефиниции объекта и предмета исследовательской практики.

Важно отметить, что научный интерес зарубежных исследователей к проблемам общественных трансформаций в странах бывшего СССР возник раньше, чем появились публикации российских авторов аналогичного характера. В частности, экономика России в постсоветский период становится одной из центральных тем ежегодника «Прорыв в Восточной Европе: шансы для демократии и рыночной экономики после распада коммунизма», изданного в 1993 г. Федеральным институтом восточных и международных исследований (Кёльн, Германия). В статье Х.-Х. Хёмана представлен анализ факторов, способствующих и препятствующих оптимальному решению проблем перехода к рыночной экономике. По мнению автора, стартовые возможности институциональных реформ (в том числе, и быстрая приватизация мелких предприятий, затем частичная приватизация крупных государственных предприятий и земельная реформа) были существенно ограничены хроническими проблемами экономики «развитого социализма» (низкий экономический рост, малая эффективность процесса производства, низкое качество и пр.), к которым с 1988 г. добавился «шок Перестройки», парализовавший старую систему и не создавший нового экономического порядка. Ухудшение экономико-политической ситуации в России самым пагубным образом сказывалось на темпах приватизации, хотя по данным Х.-Х. Хёмана в конце 1992 - начале 1993 гг. в частные руки перешло 40 тысяч мелких предприятий и более 180 тысяч крестьянских хозяйств. Эффективность последующих экономических преобразований и стабилизации автор напрямую связывал с продолжением и углублением процессов приватизации [4. С. 40-42].

В числе ключевых положений в зарубежной науки остается критическое отношение к советской экономической модели, а, следовательно, предопределённость её кризиса и либерализации (Р. Арон, Г. Беккер, Д. Белл, Ж. Бодрийяр, Ф. Бродель, З. Бжезинского, Дж. Гэлбрейт, Ж. Ф. Лиотар, У. Ростоу, Р. Фукуяма и др.). Однако приватизации по-российски (в отличие от политики «рейганомики» и «тэтчеризма») оценивается, как правило, также негативно из-за высокого уровня криминализации и несоответствия формально провозглашённых целей подлинным устремлениям российской политической элиты. Поэтому особый интерес для зарубежных исследователей представляет изучение своеобразия рыночных преобразований в России, а также политической подоплёки управления этими процессами [5].

По всей видимости, «шоком Перестройки» (в плане политико-идеологической трансформации и кризиса методологии гуманитарных дисциплин) можно объяснить и длительный период формирования отечественных походов к данной проблематике. Первые попытки анализа и обобщения итогов приватизации и изменения отношений собственности в России отно-

сятся уже к концу 1990-х гг., что можно мотивировать стремлением подвести научную базу под процессы, в общих чертах уже достигшие своего завершения. Инициатива исходила от непосредственных участников разработки стратегии приватизации и её осуществления, что вызывает определённые сомнения в беспристрастности оценок и суждений [6].

Так, в работе, выполненной усилиями Института экономических проблем переходного периода, российская приватизация (как формирование институциональной базы экономических реформ) определяется посредством вычленения относительно длительного (сопоставимого по времени со всем периодом пост-социалистического перехода) системообразующего явления, включающего два процесса: деэтатизацию, устранение государства от реализации функции субъектных отношений собственности и становление новых экономических, правовых механизмов и институциональных структур [7. С. 406-407]. Свою позицию Е. Т. Гайдар отстаивал и в более поздних работах [9].

Одной из попыток объединить старания отдельных ученых на непростом поприще методологических поисков стала многолетняя деятельность международного симпозиума под общим названием «куда идет Россия», который с 1994 г. проводился под эгидой и при участии МВШСЭН. В частности, в 2003 г., подводя итоги первого десятилетия посткоммунистических реформ, В. А. Мау обратил внимание на проблему «наложения», пересечения четырех масштабных исторических вызовов, предопределивших собой течение соответствующих процессов: кризис индустриального общества; собственно посткоммунистическая трансформация (абсолютно уникальная в своем роде); макроэкономический кризис, спровоцированный популистской экономической политикой второй половины 1980-х гг.; и, наконец, полномасштабная социальная революция, породившая экономико-политические, макроэкономические и структурные преобразования.

как можно заметить, после десятилетнего периода забвения и существования негласного «табу» на употребление термина в исследовательскую практику вновь вводится понятие «революции» и соответствующих изменений социетальных институтов. В работах последних лет революция определяется как радикальная (в смысле - системная) трансформация общества в условиях краха (фактического отсутствия) государственной власти [10].

Характеризуя условия осуществления приватизации, обусловившие её сложный и противоречивый характер, один из наиболее авторитетных специалистов в этой сфере, В. А. Виноградов также использует понятие «системного кризиса», хронологически вписывая его в рамки 1990-х гг., и особенно в период 1992-1998 гг. непосредственными проявлениями деструкции системы автор называет резкое падение производства, разрыв хозяйственных связей между регионами и предприятиями, неустойчивость финансовой системы и денежного обращения, усиление национального и регионального сепаратизма, сращивание криминальных и властных структур [2. С. 5]. Нередко

встречаются оценки ещё более категоричные и негативные. Так, в одной из своих статей О. Муштук пишет о приватизации как о криминально-бюрократической революции по разграблению и «экспроприации» национального достояния [11. С. 62]. Впрочем, тезис о том, что приватизация в России отмечена своего рода «криминальной революцией», отразившей интересы клептократуры или номенклатуры грабительской «теневой» экономики второй половины 1980-х гг., присутствует в литературе, по меньшей мере, уже с конца 1990-х гг. [12. С. 33].

нерешённость вопроса о разделении собственности и власти признается достаточно серьёзным пробелом в историографии проблемы, что находит свое отражение в современных научных дискуссиях о приватизации. Решение проблемы нерасчлёненно-сти этих понятий в современной практике видится исследователями в том, что трансформация системы государственной собственности происходила в новых политических условиях, но руками наследников и приемников советской номенклатуры, что обеспечило утверждение корпоративного интереса и ускорило процесс приватизации, но не могло не придать ему корыстной окраски [13. С. 18-19].

Продолжаются острые споры относительно оценки результатов структурной перестройки российской экономики. Противники монетаризма характеризуют итоги реформ на постсоветском пространстве крайне негативно, фактически как деиндустриализацию [14, 15, 16]. Их оппоненты пытаются отыскать ростки новой постиндустриальной структуры [17. С. 64]. Во многих отношениях острота оценок определяется незавершённостью изучаемого процесса. несмотря на более чем пятнадцатилетнюю историю, вопросы, связанные с распределением прав собственности, не сходят с повестки дня экономической политики государства. кроме того, в рамках политических дебатов проблема легитимности проведённой приватизации, особенно её чекового, денежного и залогового этапов сегодня уже не является камнем преткновения, а объединяет представителей как левого, так и правого партийного спектра.

Вызывает интерес и проблема периодизации процесса реформ. Так, в одной из своих статей В. л. Иноземцев, пишет о четырех волнах приватизации в России, избрав в качестве критерия смену возможностей,

а, следовательно, и форм передела собственности (отдельно выделяя ваучерную приватизацию и проведение так называемых залоговых аукционов). Главной причиной провала рассматриваемой политики, которая не привела к повышению эффективности и возникновению реальной конкуренции между частным и государственным секторами экономики, автор называет её обусловленность политическими причинами («стремлением разрушить старую систему и удержать власть в новой») и корыстными интересами [18].

Резюмируя теоретические изыскания исследователей, можно выделить ряд тезисов, выступающих определёнными маркерами проблемы: дефиниция самого понятии «приватизация»; соотнесение формаль-

ных и реальных целей и задач процесса разгосударствления собственности на средства производства; анализ особенностей российской приватизации; оценка её эффективности и результатов; сравнительный анализ приватизации в России и за её пределами.

Большинство исследователей солидарны во мнении, что проблемы приватизации, этого локомотива рыночной динамики начались ещё на этапе целеполагания и выработке концептуальных основ экономической политики. Цели, формализованные в программе приватизации (формирование слоя эффективных частных собственников; поступление в федеральный бюджет средств для социальной защиты населения; смягчение шокового удара, нанесенного населению либерализацией цен 1992 г.; стабилизация финансового положения России; создание конкурентной среды и повышение эффективности деятельности предприятий; привлечение иностранных инвестиций и пр.) не учитывали макроэкономической ситуации в стране, накопленного мирового опыта в этом направлении. Приватизация осуществлялась в фантастически короткие сроки, в условиях отсутствия достаточной юридической базы, гиперифляции 1992-1993 гг., не сопровождалась необходимой функциональной реорганизацией и пр. [3. С. 82-85].

В итоге, по утверждению В. А. Виноградова, приватизация стала далеко не последним фактором катастрофического спада производства, поразившего российскую экономику в 1990-е гг. негативные результаты приватизационных процессов академик РАн объясняет, прежде всего, насильственными и форсированными методами осуществления смены форм собственности в высокомонополизированной экономике. Государственное финансирование производственных программ было резко свернуто, хотя с другой стороны, в России в отличие от других стран, государственный бюджет не ощутил масштабного притока финансовых средств, полученных от распродажи госсобственности. И самое важное, приватизация не привела к созданию массового слоя эффективных собственников, так как методы, которыми она проводилась, практически исключали такую возможность [2. С. 4-5].

При таких обстоятельствах единственным «позитивным» итогом приватизации будет выступать лишь стремительное обогащение директорского корпуса и представителей криминальных структур. к подобному выводу позволяет прийти и самый поверхностный анализ зарубежной литературы, посвящённой экономическому развитию постсоветской России. Интерес исследователей обращён, прежде всего, к противозаконной деятельности в сфере экономики (скрытая преступность, «теневая экономика», «экономика рэкета» и пр.). В качестве аргумента своим выводам Р. Беттини, в частности, приводит тот факт, что в ходе приватизации в России 35 % капитала и 80 % акций с правом голоса перешли в руки мафиозных структур. К концу 1990-х гг. российская организованная преступность контролировала 70-80 % частных банков [12. С. 32-33; 19. С. 204-208].

В целом же сегодня можно вести разговор о завершении начального этапа становления истории приватизации как проблемы научного исследования. Свидетельством тому может послужить появление первых диссертационных исследований по данной тематике, выполненных по экономическим специальностям [20,

21, 22]. В начале 2000-х годов появились и первые монографические исследования по вопросам осуществления политики приватизации на территории стран бывшего СССР [23, 24]. Происходит усложнение предмета исследования: в общем контексте изменения методологической парадигмы возникает интерес к социально-психологическим аспектам проблемы приватизации в российской истории. Так, Г. Д. Долгова одну из своих статей посвятила изучению идеологических факторов или мотивов приватизации, в частности процесса насаждения неолиберальных идей, что вызывало отчуждение в массовом сознании, так как подавляющая часть населения имела антисобственни-ческий идейный настрой [25. С. 67-73]. О. З. Муштук попытался реконструировать «лицо российского бизнеса» в массовых представлениях российского общества, сформированное, прежде всего, в ходе рефлексии по поводу «криминально-бюрократической» приватизации («экспроприации»)[11. С. 62-64].

Оценивая возможности и перспективы исторических исследований процесса приватизации, следует подчеркнуть важность источниковедческого анализа, введения в научный оборот эмпирических данных, поиск источников, отложившихся в архивных фондах, анализ корпуса архивных материалов в целом.

Особое значение и актуальность данной тематике придает современная дискуссия о возможностях изучения течения социетальных процессов через призму локальных сообществ. В этом контексте сравнительная характеристика региональных особенностей процесса приватизации также представляется весьма перспективным направлением исследований, где уже имеется определённый задел. Здесь можно отметить работы н. Ф. Тагировой, М. н. Матвеева, В. В. Кузнецова, л. Т. Толубаевой, В. н. Парамонова, н. А. Ку-тырчевой, О. А. Мироновой. Исследуя экономическую историю последнего советского десятилетия непосредственно на примере Среднего Поволжья, большинство историков сходятся во мнении о непоследовательности, противоречивости и неоднозначности экономических реформ конца 1980-х - начала 1990-х гг. Во многих отношениях первые попытки анализа процессов приватизации на региональном уровне представляют научный интерес, прежде всего, как источники вторичного происхождения. Так, в статье н. А. Кутырчевой, опубликованной в 1996 г., процесс акционирования государственных предприятий предстаёт как «фактически завершённый», основная же волна приватизации пришлась на 1993-1994 гг. Статья изобилует статистическими данными, полученными из публикаций областного комитета государственной статистики. Сравнивая Пензенскую область с соседними регионами, автор сетует на более низкие показатели доходов от приватизации, что объясняет историческими осо-

бенностями развития экономики края: «Пенза остается русской глубинкой, слабо приспосабливающейся к новым рыночным отношениям, с неэффективным рынком ценных бумаг...» [26. С. 157, 160].

В ряде статей Р. А. Якупова, посвящённых анализу кризисной ситуации в системе потребления в истории позднего СССР и России, затрагивается, в том числе, и проблема социальных последствий конверсии промышленного производства, формирования поведенческих стратегий адаптации к происходившим изменениям, анализируется эффективность деятельности органов управления в регионах Среднего Поволжья в деле регулирования социально-экономических процессов [27. С. 239-243].

В конкретно-историческом приближении вышеперечисленные работы лишь опосредованно связаны с проблемой приватизации, тем не менее нельзя не признать вклада авторов в разработку концептуального видения проблемы, методики поиска и анализа источников, а также методологии их изучения.

Отсутствие комплексных исторических исследований, направленных на анализ процессов в сфере отношений собственности в России 1990-х - начале 2000-х гг., дискуссионность большинства оценок по проблеме позволяет говорить о формировании определённой общественной потребности изучения процесса приватизации как социокультурного феномена, включающего в себя характеристику факторов, содержания, сущности, последствий, региональных особенностей, деятельности местных властей и повседневных практик населения, возможностей социальной рефлексии и адаптации населения к рынку.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Федотова В. Г. Типология модернизаций и способов их изучения // Вопросы философии. 2000. № 4.

2. Виноградов В. А. Трансформация государственной собственности в России на грани столетий // Экономическая история. 2006. № 4.

3. Коптев В. И. Сравнительный анализ приватизации в России и зарубежных странах // Вестник Челябинского государственного университета. 2010. № 28 (209). Экономика. Вып. 30.

4. Хёман Х.-Х. Экономические преобразования в России: политика стабилизации, смена системы и политико-экономическая зависимость / В изложении В. И. Шабаевой // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 2. Экономика. Реферативный журнал. 1995. № 1.

5. Боффа Дж. От СССР к России: История неоконченного кризиса. 1964-1994. М., 1996.

6. Гайдар Е. Т. Аномалии экономического роста // Соч. в 2-х т. М., 1997. Т. 2.

7. Экономика переходного периода. Очерки экономической политики посткоммунистической России 19911997 / Под ред. Е. Т. Гайдар. М., 1998.

8. Приватизация по-российски / Под редакцией А. Б. Чубайса. М., 1999.

9. Гайдар Е. Т. Гибель империи. Уроки для современной России. М.: РОССПЭН, 2007.

10. Стародубровская И. В., Мау В. А. Великие революции от Кромвеля до Путина. М., 2004

11. Муштук О. З. Общественное лицо российского бизнеса // Обозреватель-Observer. 2009. Т. 230. № 3.

12. Беттини Р. Теория и практика подпольной противозаконной деятельности как скрытой преступности (на примере России) (статья 1998 г.) / В изложении И. Г. Животовской // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 2: Экономика. Реферативный журнал. 2000. № 1.

13. Лацис О. Р. Монополия власти: борьба «за» и «против» на рубеже веков // Куда пришла Россия?.. Итоги социетальной трансформации. М., 2003.

14. Андрианов В. Д. Россия в мировой экономике. М., 2002.

15. Воронцов В. А. В коридорах безвластия (Премьеры Ельцина). М., 2006.

16. Глазьев С. Ю., Кара-Мурза С. Г., Ватников С. А. Белая книга. Экономические реформы в России 19912001 гг. М., 2003.

17. Мау В. А. Экономические реформы в России: итог и перспективы // Куда пришла Россия?.. Итоги социе-тальной трансформации. М., 2003.

18. Иноземцев В. Л. Слово и дело: Приватизация по-российски // Ведомости. 2011. № 10 (2776). 24 января.

19. Фиш. С. Причины возникновения экономики рэкета в постсоветской России / в изложении Ю. В. Латова,

А. В. Сиголаева // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 2: Экономика. Реферативный журнал. 2002. № 3.

20. Погольша Н. И. Приватизация в России. История и современность. Дисс. ... канд. экон. наук. СПб., 1995.

21. Добронос П. А. Процесс приватизации в России в конце ХХ века (на материалах Самарской области). Дисс. ... канд. экон. наук. Самара, 2003.

22. Эльмурзаев А. А. Приватизация в России и за рубежом: сравнительный анализ. Дисс. . канд. экон. наук. М., 2006.

23. Приватизация в России и других странах СНГ / Под ред. В. А. Виноградова. М., 2003.

24. Хохлов О. Приватизация в России. М., 2005.

25. Долгова Г. Н. Идеологические факторы приватизации // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия: Социология. Политология. 2005. Т. 5. № 1-2.

26. Кутырчева «Остается верить на слово Чубайсу.» Итоги приватизации в Пензенской области, 1992— 1996 гг. // Губерния (Пенза). 1996. № 2.

27. Якупов Р. А. Конверсия промышленности в условиях либерализации российской экономики в первой половине 1990-х годов (по материалам Среднего Поволжья) // Актуальные проблемы исторической науки. Вып. 6. Пенза, 2009.