Научная статья на тему '"история без белых пятен": очерк жизненного пути ссыльного дворянина из российской провинции'

"история без белых пятен": очерк жизненного пути ссыльного дворянина из российской провинции Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
331
19
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Новое прошлое / The New Past
ВАК
Область наук
Ключевые слова
ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕССИИ / СРЕДНЕЕ ПОВОЛЖЬЕ / ИСТОРИЯ СЕМЬИ ПАЗУХИНЫХ / ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ / БИОГРАФИЯ / POLITICAL REPRESSIONS / HISTORY OF THE PAZUKHININS FAMILY / MIDDLE VOLGA REGION / INTELLIGENTSIA / BIOGRAPHY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Пакшина Наталья Алексеевна

Статья посвящена драматической судьбе Дмитрия Дмитриевича Пазухина, репрессированного в сталинский период. Статья навеяна знакомством с публикаций О.А. Акулич «Письма из Тулуна (сталинская Сибирь глазами ссыльного дворянина)». жизнь потомственного дворянина из российской провинции Д.Д. Пазухина исследуется автором на основе архивных документов, родословных схем и литературных источников. В процессе исследования был применен историко-биографический метод. Дмитрий Дмитриевич Пазухин значительную часть своей жизни провел в Среднем Поволжье в небольшом городке Курмыш. После революции он работал учителем математики в Курмыше. В 1931 г. Д.Д. Пазухин был арестован и сослан в Восточную Сибирь. Род Пазухиных древний, среди его представителей немало заслуженных и известных людей. Например, прадед нашего героя, С.П. Пазухин, был двоюродным братом (по матери) и близким другом знаменитого историографа Н.М. Карамзина. Высокие моральные качества отличали и самого Дмитрия Дмитриевича. В невыносимо тяжелых условиях ссылки он занимался преподавательской деятельностью, записывал местные диалектные слова и архаизмы и отсылал полученный материал известному ученомуслависту академику Б.М. Ляпунову. Статья знакомит читателей с неизвестными ранее фактами биографии Д.Д. Пазухина. Особое внимание уделено ранее неопубликованным архивным документам. Тем самым сделана попытка обнародовать ряд имен незаконно репрессированных достойных сынов России и внести посильный вклад в большое общее дело восстановления исторической справедливости.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

“History without Blind Spots”: An Essay about Life of an Exile Nobleman From Russian Province

This paper is dedicated to the dramatic plight of the repressed citizen of Russia. This paper is motivated by O.A. Akulich’s book “Letters from Tulun (Stalin-era Siberia through the eyes of an exile nobleman)”. Basing on the archive documents, genealogical schemes and literary sources the author examines the life of the hereditary nobleman, old teacher Dmitry Dmitrievich Pazukhinin. The historical-biographical method was applied to the process of research. A significant part of his life he spent in the Middle Volga region in a small town Kurmysh. But, in 1931, he was arrested and exiled to Siberia. The Pazukhins are a venerable family with many honored and distinguished representatives. For example, the grandfather of our hero, S.P. Pazukhin, was a maternal cousin and a close friend of the outstanding historiographer N.M. Karamzin. Dmitry Dmitrievich himself was also characterized by high moral principles. Under the trying conditions of exile, he was engaged in teaching activity, fixed local dialecticisms and archaisms and sent all materials to the well-known Slavonic scholar, Academician B.M. Lyapunov. The article allows to learn some unknown facts of the Pazukhinin’s biography. A particular attention was paid to copies of some unpublished documents. Consequently, this paper endeavors to reveal some worthy sons of Russia who suffered from government repressions, as well as to contribute to a good public initiative of restoring historical fairness.

Текст научной работы на тему «"история без белых пятен": очерк жизненного пути ссыльного дворянина из российской провинции»

УДК 94(47+57)+929.52 DOI: 10.23683/2500-3224-2018-1-180-196

«история без белых пятен»: очерк жизненного пути

ссыльного дворянина

из российской провинции

Н.А. Пакшина

Аннотация. Статья посвящена драматической судьбе Дмитрия Дмитриевича Пазухина, репрессированного в сталинский период. Статья навеяна знакомством с публикаций О.А. Акулич «Письма из Тулуна (сталинская Сибирь глазами ссыльного дворянина)». жизнь потомственного дворянина из российской провинции Д.Д. Пазухина исследуется автором на основе архивных документов, родословных схем и литературных источников. В процессе исследования был применен историко-биографический метод. Дмитрий Дмитриевич Пазухин значительную часть своей жизни провел в Среднем Поволжье в небольшом городке Курмыш. После революции он работал учителем математики в Курмыше. В 1931 г. Д.Д. Пазухин был арестован и сослан в Восточную Сибирь. Род Пазухиных древний, среди его представителей немало заслуженных и известных людей. Например, прадед нашего героя, С.П. Пазухин, был двоюродным братом (по матери) и близким другом знаменитого историографа Н.М. Карамзина. Высокие моральные качества отличали и самого Дмитрия Дмитриевича. В невыносимо тяжелых условиях ссылки он занимался преподавательской деятельностью, записывал местные диалектные слова и архаизмы и отсылал полученный материал известному ученому-слависту академику Б.М. Ляпунову. Статья знакомит читателей с неизвестными ранее фактами биографии Д.Д. Пазухина. Особое внимание уделено ранее неопубликованным архивным документам. Тем самым сделана попытка обнародовать ряд имен незаконно репрессированных достойных сынов России и внести посильный вклад в большое общее дело восстановления исторической справедливости.

Ключевые слова: политические репрессии, Среднее Поволжье, история семьи Пазухиных, интеллигенция, биография.

I Пакшина Наталья Алексеевна, кандидат технических наук, доцент, доцент Арзамасского политехнического института (филиал) НГТУ им. Р.Е. Алексеева, 603950, г. Н. Новгород, ул. Минина, д. 24, nataliapakshina@mail.ru.

"history without blind spots": an essay about life of an exile nobleman from russian province

N.A. Pakshina

Abstract. This paper is dedicated to the dramatic plight of the repressed citizen of Russia. This paper is motivated by O.A. Akulich's book "Letters from Tulun (Stalin-era Siberia through the eyes of an exile nobleman)". Basing on the archive documents, genealogical schemes and literary sources the author examines the life of the hereditary nobleman, old teacher Dmitry Dmitrievich Pazukhinin. The historical-biographical method was applied to the process of research. A significant part of his life he spent in the Middle Volga region in a small town Kurmysh. But, in 1931, he was arrested and exiled to Siberia. The Pazukhins are a venerable family with many honored and distinguished representatives. For example, the grandfather of our hero, S.P. Pazukhin, was a maternal cousin and a close friend of the outstanding historiographer N.M. Karamzin. Dmitry Dmitrievich himself was also characterized by high moral principles. Under the trying conditions of exile, he was engaged in teaching activity, fixed local dialecticisms and archaisms and sent all materials to the well-known Slavonic scholar, Academician B.M. Lyapunov. The article allows to learn some unknown facts of the Pazukhinin's biography. A particular attention was paid to copies of some unpublished documents. Consequently, this paper endeavors to reveal some worthy sons of Russia who suffered from government repressions, as well as to contribute to a good public initiative of restoring historical fairness.

Keywords: political repressions, history of the Pazukhinins family, Middle Volga region, intelligentsia, biography.

I Pakshina Natalia Alekseevna, Candidate of Science (Technical), Associate Professor, Arzamas Polytechnic Institute of R.E. Alekseev Nizhny Novgorod State Technical University, 24, Minina St., Nizhny Novgorod, 603950, Russia, e-mail: nataliapakshina@mail.ru.

История умственного и общественного развития в России едва ли может быть вполне понятна без частной истории семей.

И.С. Аксаков

ВВЕДЕНИЕ

Биографический метод известен еще с античных времен. И если в исторических сочинениях прошлого мы чаще видим жизнь и деятельность личностей выдающихся, то современные авторы нередко используют микроисторический подход, т.е. обращаются к истории обычных, рядовых людей. Микроистория изучает явление или социум не «сверху», а «снизу» и «изнутри». В данном исследовании был применен именно этот подход. Он позволил, принимая во внимание частные судьбы, сделать попытку реконструировать один из тяжелейших периодов в жизни нашей страны.

С историей переписки двух земляков академика АН СССР Бориса Михайловича Ляпунова и ссыльного в Восточную Сибирь курмышского преподавателя Д.Д. Пазухина автору удалось познакомиться на материале интереснейшей статьи Ольги Аркадьевны Акулич «Письма из Тулуна (сталинская Сибирь глазами ссыльного дворянина)» [Акулич, 2005].

Письма и открытки Д.Д. Пазухина были обнаружены О.А. Акулич в Санкт-Петербургском филиале Архива Академии наук в личном фонде Б.М. Ляпунова [ПФ АРАН, ф. 752, оп. 2, д. 237, л. 1-113]. Это оказалась достаточно объемная и информативная папка уникальных документов. Письма датированы концом 30-х -началом 40-х гг. XX в. Часть писем О.А. Акулич выборочно цитирует, часть приводит в достаточно полном объеме.

Мы узнаем многие ранее неизвестные подробности жизни этого немолодого, больного человека, по воле судьбы заброшенного в Восточную Сибирь. Какое-то время он находился в Иркутской тюрьме, а с 1932 г. был отправлен на поселение в Тулун. Там ссыльный дворянин-интеллигент занимался преподаванием математики, русского и немецкого языков, а также собирал материал и отсылал Б.М. Ляпунову диалектные слова и архаизмы и тем самым зарабатывал себе на жизнь. Он болел цингой и имел проблемы со слухом. Все это время не терял надежды вернуться на родину. Переписка с академиком, филологом-славистом Борисом Михайловичем Ляпуновым продолжалась несколько лет, она давала Д.Д. Пазухину определенную моральную поддержку и была связующий нитью с давним невозвратно ушедшим миром.

О.А. Акулич представляет достаточно подробные пояснения и комментарии к этим письмам, но большая часть ее дополнений касается Сибири и городка Тулуна, особенностей развития этого края, сурового климата и многонационального населения. И это вполне естественно, ведь статья предназначалась, прежде всего, читателям научно-популярного журнала «Земля иркутская».

Значительно меньше затронута жизнь героев до начала переписки. Совсем не рассмотрена их родина - Поволжье, а если точнее Курмышский уезд Симбирской губернии (ныне Пильнинский район Нижегородской области). Эти места - родина нескольких поколений их предков. Именно там Б.М. Ляпунов провел значительную часть жизни, а Д.Д. Пазухин большую.

Итак, дополним недостающие звенья, воспользовавшись материалами книг и статей нижегородских краеведов, документами арзамасского архива, сведениями, полученными от ныне живущих потомков родов Пазухиных и Ляпуновых, а также фотографиями старинными и авторскими. По поводу некоторых замечаний в комментариях О.А. Акулич позволим себе не согласиться с ней.

Цель работы заключалась в обнародовании имен ряда незаконно репрессированных достойных сынов России и внесении, тем самым, посильного вклада в большое общее дело восстановления исторической справедливости.

Основной задачей являлось установление личности того, кто подписывался как «Д.Д. Пазухин», ведь Д.Д. Пазухин был не один. Для этого явилось необходимым уточнение фактов биографии автора писем и жизни его ближайших родственников. Кроме того, ставилась задача изучения и освещения одной из ветвей родословного древа симбирских дворян Пазухиных.

КЕМ БЫЛ Д.Д. ПАЗУХИН

Если заглянуть в базу данных «Жертвы политического террора в СССР», а точнее в Книгу памяти Нижегородской области, то мы найдем там человека по имени Дмитрий Дмитриевич Пазухин [Открытый список ...]. В справке о нем мы прочтем скупые строки:

• Дата рождения: 1871 г.

• Пол: мужчина

• Национальность: русский

• Профессия / место работы: давал частные уроки математики

• Место проживания: Симбирская губ., г. Курмыш

• Дата ареста: 27 января 1931 г.

• Обвинение: 58, п. 10

• Осуждение: 23 августа 1931 г.

• Осудивший орган: Особое совещание

• Приговор: к 3 г. высылки в Вост. Сибирь.

Схожую информацию можно найти в «Книге памяти жертв политических репрессий в Нижегородской области» [Книга памяти жертв ... 2001, т. 2, с. 520]. Сведения, которые приведены, настолько точно соответствуют ссыльному в Тулун дворянину, что не оставляют никаких сомнений в том, что автор писем найден.

И всё же давайте обратимся к родословной Пазухиных, опубликованной одним из потомков этого рода А.А. Пазухиным еще в 1914 г. [Пазухин, 1914]. К счастью, в издании имеется так называемый «Азбучный списокъ членовъ рода Пазухиныхъ», который позволяет без труда найти в поколенной росписи информацию по интересующему нас человеку. В этом списке присутствуют всего два Пазухиных с инициалами «Д.Д.» и оба Дмитрии Дмитриевичи. Один из них 1843 г.р., другой - 1871. Учитывая, что время переписки - это конец 30-х - начало 40-х гг. XX в., можно однозначно утверждать, что автор писем из Тулуна - представитель симбирского дворянского рода Пазухиных Дмитрий Дмитриевич (1871 г.р.).

Дмитрий Дмитриевич Пазухин родился в 1871 г. 1-го марта, окончил реальное училище в Самаре и позже трижды на трехлетний срок избирался членом Курмышской уездной управы. Он имел поместье при селе Свинухи (разнопоместное владельческое село быв. Бахаревской волости, Курмышского уезда, ныне Свинуха). После революции работал учителем математики в Курмыше. В 1931 г. Д.Д. Пазухин был арестован и сослан в Восточную Сибирь.

СТРАНИЦЫ РОДОСЛОВИЯ СИМБИРСКОЙ ВЕТВИ РОДА ПАЗУХИНЫХ

Очень важными в процессе становления человека являются наследственность или генетика, но нельзя не принимать во внимание воспитание, влияние окружающих людей и семейные традиции. Поэтому в статье представлены сведения как о родословии Пазухиных, так и о ближайших родственниках этого человека.

Расскажем о предках нашего героя. Первые представители рода Пазухиных появились на территории Симбирского края в конце XVII в. Они владели землями в Алатырском и Курмышском уездах и вскоре стали известными и влиятельными помещиками [Ершова, 2006]. Родовое имение Пазухиных находилось в селе Засарье Алатырского уезда. Екатерина Петровна Пазухина являлась матерью историка и литератора, автора книги «История государства Российского» Николая Михайловича Карамзина. Прапрадед нашего героя - Петр Петрович Пазухин (ок. 1725-1794 гг.), доводился ей родным братом, а значит дядей знаменитому историографу. Село Бортсурманы, что расположено примерно в 25 км к югу от Курмыша, издавна также принадлежало Пазухиным.

Прапрадед Дмитрия Дмитриевича Петр Петрович Пазухин в 1781 г. приобрел это село у своего брата Ивана. И к 1789 г. по обещанию брату своему построил там церковь Успения Пресвятой Богородицы. Это та самая церковь, где будет долгие годы служить иерей Алексей, известный ныне как святой праведный Алексий,

Бортсурманский Чудотворец (1762-1848 гг.). Получил он Бога великие дары: дар прозорливости и благодать исцеления. За алтарем церкви, в которой отец Алексий прослужил более полувека, в 1848 г. он и будет похоронен. Пройдут годы и при Успенской церкви будут похоронены сын и внук основателя храма и их жены -Сергей Петрович (1765-1828), Надежда Борисовна (1766-1848) (урожд. Бестужева), Дмитрий Сергеевич Пазухин (1808-1871) и Елизавета Николаевна (1809-1989) (урожд. Бутурлина) [Навроцкая Елена Сергеевна ... 2013]. Немного расскажем о Сергее Петровиче Пазухине.

Прадед ссыльного в Тулун дворянина доводился двоюродным братом (по матери) знаменитому историографу Николаю Михайловичу Карамзину. Более того, они оба в один год начали служить в Преображенском полку, в один и тот же год вышли в отставку, и оба уехали к себе на родину - в Симбирскую губернию. Какой-то период жизни у них был один и тот же круг общих знакомых [Ершова, 2006]. В дальнейшем Н.М. Карамзин и С.П. Пазухин, вне всяких сомнений, поддерживали между собой не только родственные, но и дружеские отношения.

О.А. Акулич сделала предположение: «Вполне возможно, что крупный помещик, владелец 1505 десятин, Дмитрий Сергеевич Пазухин и был отцом нашего героя» [Акулич, 2005, с. 56]. Позволим себе не согласиться. Можно допустить, что 64-летний Д.С. Пазухин умер, отставив новорожденного сына, а то, что этот сын родился у 63-летней женщины, вызывает очень большие сомнения. Главными аргументами, позволяющими утверждать, что Дмитрий Дмитриевич - внук Дмитрия Сергеевича, и сын Дмитрия Дмитриевича Пазухина, были сведения, взятые из ранее упомянутой родословной росписи за авторством А.А. Пазухина [Пазухин, 1914] и родословной схемы, составленной сыном внучатой племянницы ссыльного в Тулун дворянина жителем Кургана Сергеем Львовичем Бессоновым [Бессонов, 2017].

Приведем в данной публикации только ту ветвь рода, в которой представлены прямые предки ссыльного Дмитрия Дмитриевича Пазухина, т.е. пока не будем затрагивать других ближайших родственников. Как видим, имя Дмитрий было одним из самых излюбленных в семье Пазухиных. Дмитрием был его дед Дмитрий Сергеевич (1808-1871) помещик села Бортсурманы. Дмитрием был и отец (1843 -после 1914). Это создает определенные затруднения в поисках, поскольку не один наш герой был «Дмитрием Дмитриевичем». Что известно о деде и отце?

Дед Дмитрий Сергеевич Пазухин был в Курмыше и уезде человеком известным и уважаемым, он занимал должность уездного предводителя дворянства с 1848 по 1870 г. [Кузнецов, 2016, с. 396]. Более того, о нем мы можем прочесть в житии святого Алексия о том, что бывал он «.в барском доме у помещика села Борсурманы Д.С. Пазухина, которого он очень любил и уважал. Сам помещик и вся его семья в свою очередь глубоко почитали отца Алексея, преклоняясь перед его многотрудной и святой жизнью, и оказывали ему всякое внимание и почтение.» [Святой праведный Алексий ... 2006, с. 35]. Подчеркнем, что вся семья Пазухиных была религиозной, а значит и Д.Д. Пазухин воспитывался в православной вере.

Отец Дмитрий Дмитриевич Пазухин (старший) окончил I Московскую гимназию в 1863 г., Московский университет в 1867 г. кандидатом права. После окончания университета с 1868 г. работал исполняющим должность следователя в Симбирске. Далее Д.Д. Пазухин длительный период работал в Курмыше, исполнял там должность следователя с 1869 г., был мировым судьей I участка Курмышекаго уезда 1869-1881 гг. В 1870 г. Д.Д. Пазухин женится на своей соседке по имению Варваре Александровне Шипиловой (1845-1911). В последующие годы у них родятся дети Дмитрий (1871), Надежда (1873), Сергей (1878), Елизавета (1880), Николай (1883). Еще двое мальчиков Николай и Александр умерли в младенчестве. А с 1881-1884 гг. отец большого семейства являлся почетным мировым судьей Курмышского уезда. С 1884 г. он стал присяжным поверенным при Симбирском окружном суде. Известно, что Д.Д. Пазухин имел землю при селе Бортсурманы и в с. Свинухи, в последнем и был похоронен вместе с женой.

В одном из писем Б.М. Ляпунову Д.Д. Пазухин упоминает о том, что существовало «.предание о взаимной дружбе наших отцов и дедов...». Первое, что приходит на ум это фамилия Шипиловы. Мама Бориса Михайловича Ляпунова была урожденная Шипилова, мама Дмитрия Дмитриевича Пазухина тоже - Шипилова. И жили их деды один в Болобоново, другой в Бортсурманах приблизительно в 4 верстах друг от друга. Были ли Шипиловы из Бортсурман и Шипиловы из Болобонова родственниками? И сколь близкими? Об этом нижегородские историки и краеведы спорят не один год.

Что касается знакомства в дореволюционный период самих участников переписки, то хотя мы и не имеем неопровержимых тому доказательств, но предпосылок для того немало. Если Дмитрий Дмитриевич не застал в живых своего дедушку, то к бабушке в Бортсурманы в огромный дом, что стоял некогда в центре села, он, наверняка, приезжал. Да и в другом доме на окраине этого же села, в котором жили его родной дядя по матери Сергей Александрович Шипилов и двоюродные братья и сестры, тоже вероятно бывал. В любом случае, как известно, соседское общение было достаточно тесным в те давние времена.

Скажем больше, семьи Ляпуновых и Пазухиных породнились, и неоднократно. Строго говоря, Борис Михайлович и Дмитрий Дмитриевич не были кровными родственниками, они состояли в свойстве. Но это уже другая достаточно интересная и длинная история.

КУРМЫШ

В Курмыше, небольшом старинном городе Поволжья, Д.Д. Пазухин провел основную часть своей жизни. Расстояние между Болобоновым местом, где прошли детские годы Б.М. Ляпунова, и городом Курмыш - родиной Д.Д. Пазухина, составляет приблизительно 25 км. Но еще меньше расстояние между имениями их дедов и матерей в Болобонове и Бортсурманах - немного более 4 км.

Детство участников этой переписки прошло в красивейших местах на берегах двух рек Суры и Курмышки, именем которой и был назван древний город Курмыш.

В качестве комментария об этом городе в статье О.А. Акулич указано: «Курмыш -уездный город Симбирской губернии. В 1868 г. население 1925 человек (332 двора). В городе было три начальных учебных заведения, четыре каменных церкви и одна деревянная. Для сравнения: волостное село Тулун Иркутской губернии в середине XIX в. имело 500 дворов, к началу ХХ в. население - более 4,5 тыс. человек, четыре начальных школы, две церкви» [Акулич, 2005, с. 58]. Формально всё правильно. Но чем же был так притягателен для Дмитрия Дмитриевича Курмыш? Почему его так тянуло в родные края? Только ли потому, что они были родные?

Расскажем о Курмыше и Курмышском уезде подробнее. Хотелось бы заострить внимание на том факте, что Курмыш изначально не был большим селом, получившим в определенный момент статус города. «Город Курмышъ построенъ Городецкимъ княземъ Борисомъ Константиновичемъ въ 1372 году» [Соловьев, 1909, с. 15]. По сохранившимся фотографиям конца XIX - начала XX вв., мы можем видеть, сколь красив он был (рис. 1) [Курмыш].

Рис. 1. Общий вид уездного города Курмыш

Удивительно красив Курмыш и сейчас. Каменные церкви, огромная кирпичная пожарная каланча (рис. 2), дома с кирпичными массивными воротами (рис. 3). Не случайно так много кирпичных строений, Курмыш издавна славился производством кирпича. Здесь на окраинах этого небольшого городка в то время в Казачьей и Стрелецкой слободе работало несколько кирпичных заводов [Пакшина, 2015, с. 151].

Рис. 2. Пожарная каланча в Курмыше (фото Ю.П. Емельяновой)

Рис. 3. Ворота одного из купеческих домов в Курмыше (фото Ю.П. Емельяновой)

Курмыш был преимущественно одноэтажным и деревянным, за небольшим исключением казенных учреждений. Сейчас сохранились многочисленные строения

как каменной, так и деревянной постройки, которые просто завораживают. Деревянные дома жителей Курмыша украшены ажурной резьбой, а на фасадах каменных магазинов и лавок местных купцов можно увидеть не менее искусную кирпичную кладку (рис. 4).

Рис. 4. Курмышские «кружева» (фото Н.А. Пакшиной, М. Иванова)

Расскажем немного о храмовых постройках города. Церкви возвышались и являлись градообразующими, визитной карточкой города. История большинства их восходит к середине XVIII в. Что удивительно, большинство церквей появились практически в одно и то же десятилетие. Не исключено, что это было связано с возрождением города после страшного пожара в 1745 г. [Пакшина, 2017, с. 94].

Если ехать от Болобонова (мест, связанных с Б.М. Ляпуновым) к Курмышу по так называемой в те времена Екатерининской дороге, то первым из храмов мы увидим каменную церковь Казанской иконы Божией Матери (Тихоновскую). Она стоит поодаль от остальных, несколько в стороне от дороги, год ее постройки 1755-й. Она была возведена на территории Троицкого женского монастыря по указу Нижегородского епископа Феофана [Соловьев, 1909, с. 29]. В конце XIX - начале XX вв. вокруг нее располагалось так называемое Ближнее кладбище с характерной для Курмышского уезда оградой с кирпичными столбиками.

Людей, приехавших из других мест, а не с востока Нижегородской области, по-рожает круглый краснокирпичный купол. В большинстве регионов России купола делали или из дерева, или из металла и этот каркас покрывали и красили. Кирпич оказался долговечнее. Давно нет креста, давно здание полностью заброшено, но устойчивая конструкция цела и поныне. Кирпич, скорее всего, был местный, ведь, как было сказано ранее, Курмыш издавна славился производством именно кирпича [Пакшина, 2017, с. 93-94].

Далее находилась еще одна церковь Рождества Христова, построенная в 1749 г. Сейчас она выглядит довольно жалко. Однако совсем недавно принято решение о внешнем благоустройстве этого храма.

В начале XX в. не далеко от нее можно было увидеть Успенский собор, освященный еще в 1791 г. и построенный на добровольные пожертвования [Кузнецов, 2016, с. 243]. До сегодняшнего дня он, к сожалению, не сохранился.

Ближе к берегу стоит церковь Покрова Пресвятой Богородицы, построенная в стиле барокко в 1745 г. Покровская церковь стала не только первым каменным зданием в Курмыше, но и во всем Курмышском уезде [Кузнецов, 2016, с. 188, 243]. Изначально, вплоть до революционных событий, она занимала чрезвычайно выгодное положение, находясь в центре главной городской площади. Церковь сохранилась до сих пор, по воскресным и праздничным дням в ней проходят богослужения (рис. 5).

Что примечательно, Дмитрий Дмитриевич Пазухин был прихожанином именно Покровской церкви. Узнать об этом удалось из документа приходской общины этой церкви, а точнее «Списка верующих Покровской церкви с. Курмыша Сергачского уезда Нижегородской губернии, от 18-летнего возраста за 1925 год» [ГКУ ГАНО, ф.-р. 2044, оп. 1, д. 3, л. 48]. Там Д.Д. Пазухин значится как мещанин, возможно из страха репрессий. Опасения не были надуманы или преувеличены.

Рис. 5. Церковь Покрова Пресвятой Богородицы (фото Н.А. Пакшиной)

Фамилия Пазухины была на слуху в Курмыше. Отец его Дмитрий Дмитриевич был мировым судьей в этом городе порядка 12 лет. В прошлом его дедушка Дмитрий Сергеевич Пазухин занимал должность уездного предводителя дворянства в течение 22 лет! Не избежали репрессий очень многие его родственники, например, родной брат Николай Дмитриевич (1883 - после 1922 гг.), двоюродный брат Алексей Александрович Пазухин (1883-1942) и кузины Вера Александровна (1887-1984) и Мария Александровна (1875-1942).

О СУДЬБЕ ДРУГИХ РЕПРЕССИРОВАННЫХ ПАЗУХИНЫХ

Николай Дмитриевич Пазухин - младший брат Дмитрия Дмитриевича. Н.Д. Пазухин родился в 1883 г. также в Курмыше. По образованию Н.Д. Пазухин был юристом, бывшим помещиком и бывшим поручиком, земским начальником. Был женат на Наталье Петровне Пантусовой. В 1912 г. у супругов родился сын Петр. Николая Дмитриевича впервые арестовали еще в 1918 г. На момент ареста он находился в селе Языково и значился как крестьянин-единоличник. Его обвинили в саботаже

против советской власти и направили на полтора месяца на фронт в ряды Красной армии [Книга памяти ... 2001, с. 520]. Несколько позже, в 1922 г., Николай Дмитриевич попадает в списки лишенцев, выбывших за пределы Курмышского уезда. Он «выбыл на службу в с. Пильна Райотделение» [ГКУ ГАНО, ф.-р. 979, оп. 1, д. 59, л. 132]. Дальнейшая его судьба, к сожалению, не известна. По словам родственников, потомки Н.Д. Пазухина сейчас проживают в Волгограде [Бессонов, 2017].

Двоюродный брат Алексей Александрович Пазухин упоминался в примечаниях О.А. Акулич. «Представитель династии Пазухиных - Алексей Александрович - вошел в историю как специалист по внешней политике России (см.: Сборник грамот и договоров о присоединении царств и областей к государству Российскому в XVII-XVIII вв. / сост. и ред. А.А. Пазухин. - Пб., 1922)». Расскажем о том, что еще нам удалось узнать о его жизни.

О нем и его сестрах имеется информация не только на православных сайтах и сайтах о политических заключенных, но и в книге, изданной потомками Пазухиных [Навроцкая Елена Сергеевна ... 2013]. В ней приведен фрагмент родословной и рассказывается достаточно подробно о некоторых представителях рода.

Алексей Александрович Пазухин - историк, в прошлом надворный советник. Какой-то период работал младшим делопроизводителем Государственной канцелярии. В 1914 г. он опубликовал упомянутую ранее родословную Пазухиных, которая стала основополагающей для всех генеалогов и авторов, обращающихся к истории рода [Пазухин, 1914, с. 27]. На момент ареста он был старшим научным сотрудником историко-бытового отдела Русского музея - крупным, широко известным в ученых кругах архивным работником. Алексей Александрович окончил Александровский лицей в Царском Селе в 1904 г. В 1925 г., когда в Варшаве один бывший лицеист убил советского посла, начинаются массовые аресты выпускников Царскосельского лицея [Кочетков, 2014, с. 159]. Состоялось дело лицеистов, по которому многих расстреляли. Он избежал этой участи только благодаря заступничеству директора музея. А.А. Пазухина выслали на три года в Ишим на вольное поселение, где он пробыл до 1928 г. Сначала жил в Калуге, потом во Владимире. Как лишенца на работу его не брали, и он перебивался случайными заработками [Новомученики...]. Имеется информация, что во Владимире он был арестован органами НКВД 26 апреля 1936 г., проходил по церковному делу, был заключен во Владимирский централ и через пересыльные тюрьмы отправлен в Карельский город Медвежьегорск. Освободился только через пять лет и в мае 1941 г. вернулся во Владимир, где скончался 20 июля 1942 г., заразившись сыпным тифом [Навроцкая Елена Сергеевна ... 2013].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как видно из анализа биографий представителей рода Пазухиных, очень многие из них были подвергнуты так называемой депортации. В годы «большого террора»

государство «опробовало» новый вид репрессий - массовое насильственное переселение. В 1930-е, а затем и в 1940-е гг. принудительное переселение приняло характер национальной катастрофы. В последние годы изучение истории принудительных миграций вышло на качественно новый уровень [Кропачев, 2010, с. 84-85]. Увидели «свет» ряд монографий, охватывающих весь период существования этого исторического явления. Данная публикация - скромная попытка внести свою, пусть и небольшую, лепту в общее дело.

Примененный в ходе исследования микроисторический подход неотделим от макроистории, он обогащает ее, поскольку дает возможность понять действие исторических сил на индивидуальном уровне. Другими словами, обращение к микроанализу позволяет не абстрагироваться от реальности и даже обогащать ее разнообразными аспектами социального опыта.

Таким образом, анализ генеалогического древа и родословной росписи позволили определить, что автором сибирских писем являлся Дмитрий Дмитриевич Пазухин (1871 - после 1940 гг.), а его отцом был Дмитрий Дмитриевич Пазухин (1843 -после 1914 гг.). На основе исследований установлены некоторые новые факты в биографии этого человека и его ближайших родственников. Равно как О.А. Акулич приоткрыла нам завесу над периодом ссылки Д.Д. Пазухина в Тулун, так и в этой статье сделана попытка рассказать о его жизни до ареста и о местах, где он работал раньше, где провел детские и юношеские годы, о его предках. В процессе работы выяснилось, что судьба ссыльного в Тулун учителя была типичной для представителей его рода и для многих других бывших дворян.

На данном этапе не всё удалось установить. Мы не знаем даты смерти Дмитрия Дмитриевича. Не имели успеха попытки найти его фотографии, в то время как сохранились фотоизображения его сестры Елизаветы Дмитриевны, отца, двоюродных братьев и сестер, и даже портрет его бабушки Елизаветы Николаевны Пазухиной (урожд. Бутурлиной). Но хотелось бы надеяться, что кто-то заинтересуется и продолжит это исследование.

Автор благодарит потомка рода Пазухиных Сергея Львовича Бессонова за возможность познакомиться с родословной схемой и Елену Юрьевну Аникину за предоставление ценных материалов о роде Пазухиных.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

Акулич О.А. Письма из Тулуна (сталинская Сибирь глазами ссыльного дворянина) // Земля иркутская. 2005. № 2. С. 56-58.

Бессонов С.Л. Письмо Пакшиной Н.А. от 23.11.2017.

Ершова Л. Тайны фамильных портретов // Мономах. 2006. № 4(47). URL: http:// monomax.sisadminov.net/main/view/article/468 (дата обращения - 2 ноября 2017 г.).

Государственное казенное учреждение Государственный архив Нижегородской области (ГКУ ГАНО). Ф.-р. 2044. Оп. 1. Д. 3. ГКУ ГАНО. Ф.-р. 979. Оп. 1. Д. 59.

Книга памяти жертв политических репрессий в Нижегородской области. Нижний Новгород: Нижегородский печатник, 2001. Т. 2. 756 с.

кочетков В.д. Родословная рода Пазухиных // Проблемы социально-экономического, политического и культурного развития России: межвузовский сборник научных трудов. Ульяновск: УлГТУ 2014. С. 159-162. URL: http://www.archeo73. ru/Russian/statyap/coshetkov.htm (дата обращения - 10 ноября 2017 г.).

кропачев С.А. Новейшая российская историография о масштабах «большого террора» в СССР // Проблемы истории массовых политических репрессий в СССР. к 70-летию Всесоюзной переписи населения 1939 года: материалы VI Международной научной конференции. Краснодар: Экоинвест, 2010. С. 80-92. кузнецов С.А. Курмышский летописец. Нижний Новгород: Кварц, 2016. 400 с. Курмыш. URL: http://bortsurmany.ru/sosedi/kurmysh (дата обращения - 12 ноября 2017 г.). Навроцкая Елена Сергеевна (1913-1999) к 100-летию со дня рождения. 2013. (на правах рукописи).

Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX в. URL: http://martyrs.pstbi.rU/bin/code.exe/frames/m/ ind_oem.html/charset/an (дата обращения - 10 ноября 2017 г.). Открытый список. БД «Жертвы политического террора в СССР». URL: https://ru.openlist. wiki/Пазухин_Дмитрий_Дмитриевич_(1871) (дата обращения - 26 ноября 2017 г.). Пазухин А.А. Родословная Пазухиных и родословные материалы Пазухинского архива. СПб.: Имп. Николаевск. воен. акад., 1914. 92 с.

Пакшина Н.А. Александр Ляпунов: гимназические годы. Нижний Новгород: НГТУ 2017. 170 с.

Пакшина Н.А. Александр Михайлович Ляпунов: родословная и детские годы. Нижний Новгород: НГТУ 2015. 191 с.

Санкт-Петербургский филиал Архива Российской Академии наук (ПФ АРАН). Ф. 752. Оп. 2. Д. 237.

Святой праведный Алексий, Бортсурманский Чудотворец. Канон, акафист, житие. С. Николо-Погост, Нижегородской обл.: НООФ «Родное пепелище», 2006. 61 с.

Соловьев А.И. Упраздненные монастыри и пустони Симбирской Епархии. Симбирск, 1909. 194 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

REFERENCES

Akulich O.A. Pis'ma iz Tuluna (stalinskaja Sibir' glazami ssyl'nogo dvorjanina) [Letters from Tulun (Stalin's Siberia through the eyes of an exiled nobleman)], in: Zemlja irkutskaja. 2005. №. 2. P. 56-58 (in Russian).

Bessonov S.L. Pis'mo Pakshinoj N.A. ot 23.11.2017 [Letter for N. Pakshina, from 23.11.2017] (in Russian).

Ershova. L. Tajny famil'nyh portretov [Secrets of family portraits], in: Monomah. 2006. № 4(47). Available at: http://monomax.sisadminov.net/main/view/article/468 (accessed 2 November 2017) (in Russian).

State Public Institution State Archives of Nizhny Novgorod Region (KSU GANO). F.-

R. 2044. Inv. 1. D. 3.

KSU GANO. F.-R. 979. Inv. 1. D. 59.

Kniga pamjati zhertv politicheskih repressij v Nizhegorodskoj oblasti [Book of memory of victims of political repression in the Nizhny Novgorod region]. Nizhnij Novgorod: Nizhegorodskij pechatnik, 2001. Vol. 2. 756 p. (in Russian). Kochetkov V.D. Rodoslovnaja roda Pazuhinyh [Genealogy of the genus Pazukhins], in: Problemy social'no-jekonomicheskogo, politicheskogo i kul'turnogo razvitija Rossii: me-zhvuzovskij sbornik nauchnyh trudov. Ul'janovsk: UlGTU, 2014. P. 159-162. Available at: http://www.archeo73.ru/Russian/statyap/coshetkov.htm (accessed 10 November 2017) (in Russian).

Kropachev S. A. Novejshaja rossijskaja istoriografija o masshtabah "bol'shogo terror" v SSSR [The newest Russian historiography on the scale of the "Great Terror" in the USSR], in: Problemy istorii massovyh politicheskih repressij v SSSR. K 70-letiju Vsesojuznoj perepi-si naselenija 1939 goda: materialy VI Mezhdunarodnoj nauchnoj konferencii. Krasnodar: Jekoinvest, 2010. P. 80-92 (in Russian).

Kuznecov S.A. Kurmyshskij letopisec [The Kurmish chronicler]. Nizhnij Novgorod: Kvarc, 2016. 400 p. (in Russian).

Kurmysh [Kurmish]. Available at: http://bortsurmany.ru/sosedi/kurmysh (accessed 12 November 2017) (in Russian).

Navrockaja Elena Sergeevna (1913-1999) k 100-letiju so dnja rozhdenija [Navrotskaya Elena Sergeevna (1913-1999) to the 100th anniversary of his birth], 2013 (as a manuscript) (in Russian).

Novomucheniki, ispovedniki, za Hrista postradavshie v gody gonenij na Russkuju Pravoslavnuju Cerkov' v XX v. [New martyrs, confessors, for Christ suffered during the years of persecution of the Russian Orthodox Church in the twentieth century]. Available at: http://martyrs.pstbi.ru/bin/code.exe/frames/rn/ind_oem.html/charset/an (accessed 10 November 2017) (in Russian).

Otkrytyj spisok. BD "Zhertvy politicheskogo terrora v SSSR" [Open list. DB "Victims of Political Terror in the USSR"]. Available at: https://ru.openlist.wiki/na3yxMH_flMMTpMM_ flMMTpueBMH_(1871) (accessed 26 November 2017) (in Russian). Pazuhin A.A. Rodoslovnaja Pazuhinyh i rodoslovnye materialy Pazuhinskogo arhiva [Genealogy of the Pazukhins and pedigrees of the Pazukhin archive]. St. Petersburg.: Imp. Nikolaevsk. voen. akad., 1914. 92 p. (in Russian).

Pakshina N.A. Aleksandr Ljapunov: gimnazicheskie gody [Alexander Lyapunov: high school years]. Nizhny Novgorod: NGTU, 2017. 170 p. (in Russian).

Pakshina N.A. Aleksandr Mihajlovich Ljapunov: rodoslovnaja i detskie gody [Alexander Mikhailovich Lyapunov: genealogy and childhood]. Nizhny Novgorod: NGTU, 2015. 191 p. (in Russian).

St. Petersburg Branch of the Archive of the Russian Academy of Sciences (PF ARAN). F. 752. Inv. 2. D. 237.

Svjatoj pravednyj Aleksij, Bortsurmanskij Chudotvorec. Kanon, akafist, zhitie [Holy righteous Alexy, Borsurman Wonderworker. The canon, the akathist, the life]. Nikolo-Pogost, Nizhegorodskoj obl.: NOOF «Rodnoe pepelishhe», 2006. 61 p. (in Russian). Solov'ev A.I. Uprazdnennye monastyri i pustoni Simbirskoj Eparhii [The abolished monastery and the Pistons of the Simbirsk Diocese]. Simbirsk, 1909. 194 p. (in Russian).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.