Научная статья на тему 'История арктических экспедиций в материалах персональных фондов Музея-Архива истории изучения и освоения Европейского Севера ЦГП кнц РАН'

История арктических экспедиций в материалах персональных фондов Музея-Архива истории изучения и освоения Европейского Севера ЦГП кнц РАН Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
723
167
Поделиться
Ключевые слова
Арктические экспедиции к. ХIХ – п.п. XX вв. / Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН / Arctic expeditions late XIX – early XX centuries / Museum-Archive of the European North Investigation and Exploration History of the BCH of the KSC RAS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Шабалина Ольга Вячеславовна

Представлены материалы персональных фондов участников арктических экспедиций к. ХIХ – п.п. XX вв., отражающих историю их организации и проведения и принадлежащих Музею-Архиву истории изучения и освоения Европейского Севера ЦГП КНЦ РАН.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Шабалина Ольга Вячеславовна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

HISTORY OF ARCTIC EXPEDITIONS IN PERSONAL FUNDS OF THE MUSEUM-ARCHIVE OF THE EUROPEAN NORTH INVESTIGATION AND EXPLORATION HISTORY OF THE BCH OF THE KSC RAS

The paper presents personal funds of Arctic expeditions’ participants late XIX – early XX centuries. The data belong to the Museum-Archive of the European North Investigation and Exploration History of the BCH of the KSC RAS they reflect history and conducting of the expeditions.

Текст научной работы на тему «История арктических экспедиций в материалах персональных фондов Музея-Архива истории изучения и освоения Европейского Севера ЦГП кнц РАН»

ЕСТЕСТВЕННЫЕ И ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 910.4:069(98) (470.21)

ИСТОРИЯ АРКТИЧЕСКИХ ЭКСПЕДИЦИЙ В МАТЕРИАЛАХ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ФОНДОВ МУЗЕЯ-АРХИВА ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ И ОСВОЕНИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СЕВЕРА ЦГП КНЦ РАН

О.В. Шабалина

Центра гуманитарных проблем Баренц-региона КНЦ РАН

Аннотация

Представлены материалы персональных фондов участников арктических экспедиций к. Х1Х - п.п. XX вв., отражающих историю их организации и проведения и принадлежащих Музею-Архиву истории изучения и освоения Европейского Севера ЦГП КНЦ РАН.

Ключевые слова:

Арктические экспедиции к. XIX - п.п. XX вв., Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН.

Арктика как уникальный по своим климатическим, геополитическим условиям, природным ресурсам и как полиэтнокультурный регион находится в фокусе неугасающего интереса политических деятелей и ученых ^-1 на протяжении нескольких столетий. Особенный всплеск научно-

| I исследовательской деятельности в этом регионе имел место в XIX в. в связи

с обострившимися политическими процессами раздела сфер влияния между ведущими мировыми державами. Наиболее остро оспаривались территории j в Европейском Арктическом секторе, которые Россия традиционно считала своими землями (арх. Шпицберген, Новая Земля и др.) и утрачивала в силу сложившихся конкретно-исторических условий (например, арх. Шпицберген). Научнопромысловое освоение этого региона в ХХ в. продолжалось с постоянным интересом многими странами мира. В третье тысячелетие мировое сообщество вошло уже с осознанием особой позиции Русской Арктики и Субарктики (и Кольского Севера, как их части) в геополитическом пространстве, его стратегической роли в решении глобальных проблем человечества, формировании устойчивости социальных и природных систем Земли, несомненного влияния на историю и развитие международных научных исследований. Таким образом, в настоящее время особую актуальность приобретает необходимость изучение и сохранение культурного, научного и исторического наследия данного региона.

При проведении исследований по проблеме истории изучения и освоения Арктики (в т.ч. истории организации и проведения арктических экспедиций) широко используются архивные источники, но предпочтение отдается официальным документам, научно-исследовательской и управленческой документации. Сложившаяся в гуманитарных науках ситуация, определяющая как приоритетные историко-культурный и антропологический подходы в исследованиях, требует больше привлекать для работы личные документы.

Музей-Архив истории изучения и освоения Европейского Севера Центра гуманитарных проблем (ЦГП) Баренц-региона Кольского научного центра (КНЦ) Российской академии наук (РАН), созданный в 1974 г. по решению президиума Географического общества (ГО) СССР при его Северном филиале (СФ) в г. Апатиты, хранит и экспонирует как типичные музейные (предметы быта, научный инструментарий и т.д.), так и традиционно архивные объекты -документальные материалы персональных фондов и коллекций отечественных ученых, деятелей науки, путешественников и мореплавателей, чьи исследовательские интересы и активная трудовая деятельность были связаны с экспедиционными исследованиями в Арктике. Среди них: геолог М.А. Лаврова, гидробиологи и океанологи: акад. Л.А. Зенкевич, А.Ф. Лактионов,

В.П. Кальянов, К.М. Дерюгин, и мн. др. В настоящей работе представлены материалы персональных фондов ученого-естествоиспытателя К.М. Бэра, полярного капитана

3

Н.И. Тульского, путешественника и художника Н.В. Пинегина, географа Г.Д. Рихтера, гидрометеоролога И.С. Песчанского как потенциальные источники по истории арктических экспедиций.

Карл Эрнст фон Бэр (1792-1876) - один из величайших и разносторонних мировых ученых. Он - основатель современной эмбриологии как науки, ботаник, энтомолог, зоолог, ихтиолог, врач, анатом, антрополог, этнограф, географ. Написал труд о полярных исследованиях Петра I, впервые установил существование такого явления, как вечная мерзлота. Карл Бэр - один из идеологов и основателей Русского Географического общества. Полярный исследователь. Иностранный член-корреспондент (1826), академик (1828-1830 и 1834-1962), почетный член Петербургской академии наук (1862). И первый естествоиспытатель, побывавший в 1837 г. с экспедицией на Новой Земле [1].

Будучи экстраординарным профессором зоологии в университете Кёнигсберга, К.М. Бэр планировал естественно-историческое путешествие на север России: он тогда уже мечтал об экспедиции на Новую Землю и к северным берегам Сибири. Однако из-за непреодолимых препятствий, имевших место в это время, пришлось отказаться от претворения мечты в жизнь до переезда в Петербург в 1834 г.

Став петербургским академиком, Бэр указывает прежде всего на необходимость исследования неизученной северо-восточной части Новой Земли, чтобы завершить, таким образом, географическую характеристику всех берегов и проведение естественно-научных работ на архипелаге, где еще никогда не бывал ни один натуралист [2].

20 мая 1837 г. К.М. Бэр получил официальное уведомление о назначении его начальником экспедиции на Новую Землю. Под руководством академика в ее состав вошли: в качестве научного сотрудника - дерптский студент А.А. Леман, получивший рекомендации как многообещающий натуралист и особенно геогност; в качестве художника - горный чиновник (гиттенфервальтер) Санкт-Петербургского монетного двора Редер, рекомендованный К.М. Бэру не только как художник, но и как молодой человек, имеющий геогностические сведения и готовый ко всяческим лишениям; в качестве препаратора - академический ученик Зоологического музея Егор Филиппов; один слуга, имя которого осталось неизвестным. Командиром экспедиционного судна был назначен прапорщик корпуса флотских штурманов А.К. Циволька [2, 3]. На маленькой шхуне «Кротов» и ладье «Святой Елисей» 16 июля экспедиция достигла самой западной части Новой Земли. 19 июля, следуя вдоль западного берега на север, ночью суда подошли к проливу Маточкин Шар, разделяющему Новую Землю на 2 части. В течение первых 8 дней пребывания на Новой Земле экспедицией были изучены в геологическом, ботаническом и зоологическом отношениях берега по обе стороны пролива. 28 июля К.М. Бэр совершил экскурсию на северную часть Новой Земли. Далее был обследован с естественно-исторической точки зрения западный берег. А.А. Леман тщательно изучил геологию этих мест. Со шхуны «Кротов» были произведены сборы низших морских животных. 31 августа экспедиция покинула Новую Землю, на которой провела 6 недель. Только через 8 дней крайне тяжелого и утомительного плавания суда добрались до берегов Лапландии, бросив якорь у Семи Островов [2, 3].

К сожалению, первоначальный план экспедиции по описанию северо-восточного берега Новой Земли не был осуществлен, прежде всего, из-за многодневных задержек в плавании парусных судов в ожидании нужных ветров. Второй причиной стала ненадлежащая техническая оснащенность экспедиции морским ведомством и вследствие этого - необходимость согласовывать маршруты экспедиции с промысловыми маршрутами владельцев дополнительной ладьи. Несмотря на это, научное значение первой естественно-научной экспедиции на Новую Землю очень велико. Полярный исследователь Новой Земли и Таймыра А.И. Толмачев полагает, что Новоземельская экспедиция 1837 г. (благодаря прежде всего руководству К.М. Бэра) составила эпоху в научном изучении не только Новой Земли, но и вообще полярных стран [2]. Многими учеными того времени отмечены успехи описательного характера этой экспедиции по каждой специальности в отдельности с учетом кратковременности ее пребывания на Новой Земле. К.М. Бэр, по сути, впервые применил в экспедиционной работе комплексный подход к изучению природы, а за ним уже последовали А.Ф. Миддендорф, Н. Норденшельд, Ф. Нансен.

4

К значительным результатам данной экспедиции относятся и сделанные художником Редером* в ее ходе рисунки, которые в 1933 г. неожиданно нашлись на складе старых изданий Академии наук. Как оказалось, их серия (в количестве семи), переведенная на камень в литографии Тюлева, должна была составить предназначавшийся для продажи альбом рисунки, под заголовком «К. Е. v. Baers Reise auf Nowaja Semlia» [2]. Однако иллюстрации не были опубликованы и пролежали на складе 96 лет. А между тем, они представляли собой ценнейший материал в ряду весьма скудных данных, имеющихся об этой экспедиции. По отзыву уже упоминавшегося исследователя Новой Земли А.И. Толмачева, они очень точно воспроизводят картины природы арктического архипелага и тем самым бесспорно интересны для истории науки как изображения Новой Земли, запечатленные во времена, когда отсутствовала фотография, очевидцем-художником под наблюдением крупнейшего естествоиспытателя Бэра [2].

5 рисунков из этого альбома являются единицами хранения персонального фонда К.М. Бэра Музея-Архива ЦГП КНЦ РАН и выставлены в постоянной экспозиции. По отзывам компетентных лиц, им нельзя отказать и в чисто художественной ценности. Это весьма характерные для раннего периода литографской техники работы с авторской акварельной окраской. Произведения представляют собой прекрасно разработанные, тонко сделанные пейзажи, несомненно, свидетельствующие о незаурядном даре опытного художника-пейзажиста. Особенно интересна работа «Деревня Пялица, в Русской Лапландии» (см. рис. 1). По мнению специалиста по литографии П.Е. Корнилова, работа должна была занять место в ряду литографий Русского музея [2]. М.М. Соловьев в книге «Бэр на Новой Земле» так описывает эту работу: «Суда стали на якорь у деревни Пялицы, расположенной в юго-восточной части Кольского п-ова, изображенной Редером на исключительном по передаче настроения листе. Раскраска его обращает внимание удивительной мягкостью. Архитектурный пейзаж, кресты, погосты, обрывистый берег и пр. прекрасно дают понятие об этом уголке» [2]. К сожалению, именно этот лист представлен в собрании Музея-Архива в монохроме, но это не умаляет его привлекательности.

Рис. 1. Деревня Пялица, в Русской Лапландии. Редер,1837. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН, ОФ 395

Географические ландшафты Новой Земли запечатлены на трех работах: вид на западный берег перед входом в пролив Маточкин Шар (рис. 2); гора Матюшев Камень - вход в губу Серебрянку (рис. 3); южный берег Маточкина Шара, в центре - гора Носилова (рис. 4). Все рисунки выполнены с топографической точностью. В правом углу пейзажа, изображающего гору Матюшев камень (см. рис. 3), расположены четыре человеческие фигуры. Крайняя фигура, сидящая лицом к зрителям, несомненно, сам К.М. Бэр, Остальные, надо полагать, члены экспедиции.

*

К

сожалению, ни в одном из доступных нам источников нет указания на имя этого человека.

5

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рис. 2. Вид на западный берег Новой Земли перед проливом Маточкин Шар. Редер, 1837. МузейАрхив ЦГП КНЦ РАН, ОФ 401

Рис. 3. Гора Матюшев камень. Редер, 1837. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН, ОФ 399

Идущее под парусами двухмачтовое судно (см. рис. 4) - экспедиционная шхуна «Кротов», запечатленная Редером на фоне горы Носилова.

6

Рис. 4. Шхуна «Кротов» на фоне горы Носилова. Редер, 1837. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН,

ОФ 400

На еще одном рисунке изображена семья новоземельских ненцев в традиционной одежде на фоне чума (рис. 5). Антрополога и этнографа Карла Бэра, конечно же, интересовало население Новой Земли. Надо отметить, что художнику Редеру, в отличие от пейзажей, не очень удавались человеческие фигуры. Одежды же выписаны с этнографической достоверностью.

Рис. 5. Ненцы Новой Земли. Редер, 1837. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН, ОФ 394

В музейной коллекции литографий Новой Земли есть работа, на которой изображен Варангер-фиорд** - с особенным лабиринтом, в центре которого расположен большой стоячий

** Варангер-фиорд (Варяжский залив) - залив в Баренцевом море, между российским п-овом Рыбачий и норвежским п-овом Варангер. Самый восточный фиорд Норвегии. Образует хорошие гавани и замерзает только в самые суровые зимы, благодаря Гольфстриму. На заливе расположены норвежские порты Вардё и Вадсё.

7

камень (см. рис. 6). В выходных данных работы указание есть только на типографию. По месту, изображенному на рисунке, можно предположить, что он мог быть сделан во время экспедиции К.М. Бэра и А.Ф. Миддендорфа*** 1840 г. в Лапландию. Манера исполнения и акварельная раскраска, а также написание человеческих фигур очень похожи на новоземельские работы Редера. С большой тщательностью переданы особенности архитектуры саамского традиционного жилища: покрытые дёрном вежи, амбары, куваксы (временные саамские жилища).

Из изображенных четырех фигур две, стоящие у камня, - в традиционной саамской одежде (в том числе, в обуви с загнутыми носами).

Рис. 6. Лабиринт. Варангер-фиорд. Редер (?), 1840. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН, ОФ 393

Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН также является обладателем интереснейшего персонального фонда Тульского Николая Ильича (1875-1932), который с 1899 по 1907 гг. занимал различные должности на легендарном ледоколе «Ермак», а после известных политических событий 1917 г. принял командование кораблем в 1921-1922 гг. (см. рис. 7).

С появлением ледокольного флота стало возможным проведение многих высокоширотных научных экспедиций, планы которых вынашивало мировое научное и академическое сообщество. Одной из них стала градусная Русско-Шведская экспедиция на архипелаг Шпицберген по измерению дуги меридиана в 1899-1901 гг. Это, по отзывам современников, крупнейшее научное предприятие конца XIX - начала XX вв. было профинансировано на паритетной основе правительствами России и Швеции, заинтересованными в получении данных по измерениям дуги меридиана вблизи географического полюса.

Выполнение этой задачи позволило более точно определить фигуру Земли как геоида, что стало важным фундаментальным научным результатом того времени и подтвердило гипотезу сфероида Ньютона-Гюйгенса, а также имело прикладное значение для целей навигации и мореплавания. В программу дополнительных исследований экспедиции на архипелаг вошли

Миддендорф Александр Фёдорович (1815-1894) - русский естествоиспытатель, путешественник. В 1840 г. с К.М. Бэром совершил путешествие на Кольский п-ов. Исследовал Понойский берег, остров Кильдин, Вайда-губу. В 1870 г. подтвердил выводы Ф.Ф. Яржинского о существовании течения теплых вод у берегов Мурмана. В фондах Музея-Архива есть личные вещи А.Ф. Миддендорфа, в том числе медная адмиралтейская чернильница в форме яйца.

8

геологические, картографические, геомагнитные, метеорологические измерения, а одной из научных задач русской части экспедиции было изучение природы полярных сияний [4-6].

Рис. 7. В кают-компании «Ермака». Тульский Н.И. сидит первый справа. 1901.

Музей-Архив ЦГПКНЦРАН, НВФ 423

Наполнение сюжетов макро-истории новыми фактами и смыслами происходит, в том числе, посредством использования методов микро-истории личности. Поэтому личные документы из персонального фонда Н.И. Тульского - потенциальные исторические источники, которые позволяют проследить судьбу «маленького» человека, чья активная профессиональная деятельность была связана с кораблем-легендой «Ермаком» - участником высокоширотной Российско-Шведской экспедиции на Шпицберген в 1901 г., в контексте проблемы изучения арктических, в том числе и академических экспедиций. Документальные материалы фонда были недоступны широкому кругу исследователей и пользователей Архива-Музея, т.к. до недавнего времени в большей своей части никогда не экспонировались и не публиковались. Среди них: Похвальный отзыв Императорского Российского общества спасания на водах, выданный Н.И. Тульскому 29 февраля 1908 г. (см. рис. 8) [7]; бессрочный паспорт старшего помощника Н.И. Тульского для плавания за границу, датированный 11 июнем 1903 г. [8]; наградной список служащих ледокола «Ермак» [9]; копия аттестата помощника капитана ледокола «Ермак» [10]; рукописные воспоминания Н.Н. Тульского об отце [11]. Музей-Архив является и счастливым обладателем нагрудного знака участника первой русской градусной экспедиции на Шпицберген с императорским вензелем и изображением контура Шпицбергена, который принадлежал Н.И. Тульскому [12]. Он свидетельствует о признании вклада владельца в успешное проведение значимого мероприятия в мировой науке конца XIX - начала XX вв.

9

Рис. 8. Похвальный отзыв Императорского российского общества спасания на водах, выданный Н.И. Тульскому 29 февраля 1908 г. Музей-Архив ЦГПКНЦРАН, НВФ 421

В фонде отложились редкие фотоотпечатки, привезенные из высокоширотной арктической экспедиции и помещенные вице-адмиралом С.О. Макаровым в книгу ««Ермак» во льдах» в качестве иллюстративного материала. Из-за отсутствия специалиста-фотографа

в экспедиционном составе фотосъемкой на борту «Ермака» вынуждены были заниматься все, кто имел при себе аппараты, в том числе и Н.И. Тульский. Всего было сделано около 500 снимков. Более или менее удачных негативов после проявки на «Ермаке» получилось 250. Большинство негативов Н.И. Тульского оказались испорчены при проявке в «профессиональной мастерской Ньюкастела» [13]. Не обладая большими сведениями, мы пока можем только предполагать, что автором тех негативов, с которых сделаны отпечатки, хранящиеся в фонде Н.И. Тульского Архива-Музея ЦГП КНЦ РАН, может быть сам Николай Ильич. Н.И. Тульский был одним из тех, кто служил на ледоколе «Ермак» с первых дней спуска корабля на воду. Его личные документы - источники по истории полярных плаваний российского флота двух эпох -до революции в октябре 1917 г. и после нее, они обладают достаточно интересным информационным потенциалом для изучения истории организации и проведения российских арктических научных экспедиций.

Музею-Архиву истории изучения и освоения Европейского Севера ЦГП КНЦ РАН принадлежит персональный фонд замечательного художника Николая Васильевича Пинегина (1883-1940), писателя-исследователя, профессионального русского путешественника, отдавшего всю свою жизнь Северу (см. рис. 9). Фонд составляют личные вещи, рукописи статей, книжных публикаций, дневниковых записей, фотоматериалы, художественная коллекция живописных

10

работ фондообразователя - выпускника батального класса под руководством профессора Академии художеств в Петербурге Н.С. Самокиша [14].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рис. 9. Полярник Н.В. Пинегин. Начало ХХ в. Музей-Архив ЦГПКНЦРАН, ОФ 297

Как это было со многими полярными исследователями, любовь к Дальнему Северу в Н.В. Пинегине разожгли книги. А первое знакомство с Севером состоялось в 1908 г., когда он побывал во многих местах Мурманского побережья. После этой экспедиции появилась первая литературная работа Пинегина - «Айновы острова: Из путевых воспоминаний о Севере», опубликованная в 1909 г. в 13-м номере Известий Архангельского общества изучения Русского Севера. В персональном фонде Н.В. Пинегина в Музее-Архиве ЦГП КНЦ РАН хранится библиографическая редкость - экземпляр литературно-художественного журнала «Жаръ-птица», издававшегося в 1922 г. в Германии, с рассказом-зарисовкой «У падуна», где Николай Васильевич передал услышанные от сонгельского лопина-колдуна сказки-были [15]. Все лето 1910 г. Н.В. Пинегин провел на Новой Земле, где посетил целый ряд заливов на западном берегу северного острова Новой Земли и впервые познакомился со своеобразной природой оледенелой части архипелага. В экспозиции Музея-Архива представлены дневниковые записи Пинегина, сделанные на Новой Земле [16]. Написанные Н.В. Пинегиным на Новой земле этюды осенью того же года экспонировались на выставке учеников Академии в Петербурге.

Одновременно с Николаем Васильевичем в Крестовой губе находился лейтенант флота Георгий Яковлевич Седов, возглавлявший экспедицию Гидрографического управления. Случайное знакомство постепенно переросло в крепкую дружбу. Н.В. Пинегин принял участие в экспедиции Г.Я. Седова к Северному полюсу (1912-1914) на моторно-парусной шхуне «Святой Великомученик Фока» (см. рис. 10). В фонде Музея-Архива хранятся уникальные фотоотпечатки: хроника событий, сцены необычайно сурового быта членов экспедиции, затертой

11

во льдах, портреты Г.Я. Седова, В.Ю. Визе, А.М. Пустошного, М.А. Павлова, Н.В. Пинегина. Автор большинства из них - Николай Васильевич.

Рис. 10. Члены экспедиции Г.Я. Седова на борту шхуны «Святой Великомученик Фока»

Н.В. Пинегин - второй слева. Г.Я. Седов - четвертый слева. 1912.

Музей-Архив КНЦРАН, ОФ 273

В экспозиции Музея-Архива демонстрируются записная книжка Пинегина с рецептурой по фотоделу [17], меню обеда в честь членов первой русской экспедиции к Северному полюсу, ст. лейтенанта Г.Я. Седова, устроенного Комитетом содействия экспедиции и лицами, сочувствующими ей в г. Архангельске в Торгово-Промышленном собрании 7 августа 1912 г., на обратной стороне которого - карандашный рисунок Пинегина, изображающий полярника на лыжах с российским флагом (см. рис. 11, 12) [18].

Из «седовской» экспедиции Николай Васильевич привез большое количество художественных работ. В картинах Пинегина нет ярких, ошеломляющих красок. Но зато есть глубокое понимание полярной природы и проникновенная любовь к ней, стремление к максимальной точности в передаче особенностей северного пейзажа. Часть работ из этой экспедиции удалось приобрести нашему Музею-Архиву, и теперь посетители могут увидеть глазами автора далекие земли, которые вряд ли увидят воочию. Среди экспонируемых работ -этюды с натуры, выполненные на холсте из так называемой «Полярной коллекции» (1912-1914) Н.В. Пинегина, более поздние его картины.

В 1924 г. Н.В. Пинегин получил возможность продолжить работу в Арктике. Участвуя в гидрографической экспедиции на Новую Землю, Николай Васильевич в качестве наблюдателя совершил на гидроплане «Ю-20», пилотировавшемся известным полярным летчиком Б.Г. Чухновским, девять небольших полетов над Новой Землей и прилежащей частью Карского моря. Это первые в истории самолетные ледовые разведки, впоследствии получившие столь большое развитие в Советской Арктике. Пинегин описывает их в «Записках полярника». В 1928 г. его даже утвердили «членом Международного общества по изучению Арктики при помощи воздушного корабля», о чем свидетельствует письмо-извещение, представленное в экспозиции Музея-Архива [19].

12

Оввдь вь честь членом, первой русской экспедицш къ Сьверному полюсу, ст. лейтенанта J. Я- Свдова, устраиваемый комитетом* сод*йств!я экспедицш и лицами сочувствующими ей, вь г. Архангельск*, вь7оргово-Яро““шленномь соврати, 7-го августа1912г.

сQ/$e.

ZAa/t^cfctf.

G0$oottcu.

Оу$-^~(ьо-?г ь съ

GJ&tyiufOHb сь ^ья<£(яяеи.

^efiecbj

'акъ.

^(инонрам.

(

'И/.to

Ш жггстское.

Рис. 11. Меню обеда в честь экспедиции Г.Я. Седого на «Св. Фоке» на Северный полюс. 1912. Музей-Архив КНЦРАН, ОФ 269

Рис. 12. Обратная сторона меню обеда в честь экспедиции Г.Я. Седого на «Св. Фоке» на Северный Полюс. 1912. Рис. Н.В. Пинегина Музей-Архив КНЦ РАН, ОФ 269 об.

В 1932 г. Н.В. Пинегин возглавил экспедицию Второго международного полярного года на Землю Франца-Иосифа, осуществлявшуюся на «Малыгине». Эта экспедиция добилась больших успехов. На о-ве Рудольфа была построена самая северная в мире на тот момент метеорологическая радиостанция. Большое полотно Н.В. Пинегина «Земля Франца-Иосифа» с изображением метеостанции принадлежит Музею-Архиву ЦГП КНЦ РАН (см. рис. 13) [20].

13

Рис. 13. Полярная станция. 1936. Земля Франца-Иосифа (ЗФИ). Авт. Н.В. Пинегин

Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН, ОФ 547

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Николай Васильевич вел обширную переписку. Его опыт и знания высоко ценились в кругах полярных исследователей и путешественников во всем мире. К нему обращались за помощью и советом. В фонде Музея-Архива есть уникальные документы - письма Умберто Нобиле [21], Вильямура Стефанссона [22], адресованные Пинегину. В последние годы своей жизни он работал над большим романом «Георгий Седов», поставив перед собой задачу раскрыть образ дорогого ему человека и героического полярного исследователя. Но Н.В. Пинегину не удалось закончить роман. Написанной оказалась только первая часть и несколько глав из второй, рукопись которых хранится в Музее-Архиве ЦГП КНЦ РАН [23].

В персональном фонде известного исследователя русской Лапландии, ученого-геоморфолога, доктора географических наук Гавриила Дмитриевича Рихтера (1899-1985) (рис. 14) Музея-Архива ЦГП КНЦ РАН хранятся картографические источники, первичные экспедиционные материалы полевых исследований на Кольском п-ове, опубликованные и не опубликованные научные труды, фотографии, в т.ч. серия фотоотпечатков на стекле из экспедиции СОПС АН СССР в 1928 г. Среди материалов, привезенных из экспедиции на Кольский п-ов, снаряженной Ленинградским отделением треста «Гидроэлектропроект» Наркомата топливной промышленности СССР и Геоморфологическим институтом АН СССР в 1933 г., стенгазета «Кукиш» - «печатный орган» геоморфологических отрядов №№ 3 и 5 [24].

Рис. 14. Гавриил Дмитриевич Рихтер (1899-1985), доктор географических наук, заслуженный деятель науки и культуры РСФСР. 1959. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН, НВФ 1141

По плану Государственной комиссии по электрификации России в Мурманской области на р. Нива предполагалось возвести в 1930-1938 гг. каскад гидроэлектростанций «Нива». В связи с этим перед двумя экспедиционными отрядами ставилась конкретная задача рекогносцировочного обследования рек Варзуги и Поноя «в целях выяснения возможностей использования гидроэнергетических ресурсов этих рек и составления на основании рекогносцировки гипотезы их использования» [25].

Члены экспедиции выехали из Ленинграда 10 июня, через два дня прибыли в Кандалакшу, где из-за проблем с финансированием и отсутствием транспорта вынуждены были задержаться на полторы недели. И только 24 июня им удалось погрузиться на пароход «Поморье»,

14

чтобы отправится непосредственно к месту назначения. Период вынужденного бездействия -в ожидании транспорта и денег - нашел отражение в подготовленной ими стенгазете под броским названием «Кукиш» (см. рис. 15). Ее материалы разместились на 9 отдельных листах зеленой линованной бумаги плохого качества размером 29.5 на 20.5 см. Стенновка включает в себя следующие рубрики: «Объявления», «Телеграммы», «[Передовица:] Призрак бродит по Европе...», «По следам строек», «[Интервью]», «Лирика», «Частушки» (см. рис. 16). Текст сопровождался шаржами и рисунками. Стилистически обращает на себя внимание раскованная, в какой-то степени даже бесшабашная, манера, в которой выдержаны материалы этой стенгазеты. В них - соединение удачного юмора и несколько, может быть, нарочитой пародии на официоз серьезных «печатных органов», отражение бытовых реалий существования научных работников в экспедиции, конкретная история Нивастроя и своеобразная история общепита далекого северного края в первой половине 1930-х гг. Одновременно в этих текстах увековечены и упоминаемые персоналии.

Отярр р,пе вя-гтин. '

Пднй (б0пЕ£ rourcjftiiywHft'ji'ц лрявч ; ц'Тйожъ.н» НивкГРУЕ. Д I FOoroPsi/fiiHoji и го/чры н е рр пппчч) :

•гЕ^ИЛ» фВИЦ|'ГЬГ(1 р Хи РЧНЬг. I ТЬ>агщ шоп- 1»Егепен£*ии. джеч I

fHPHft Г ПРИ ГИМН ВЕНОМ ИС//0 ПрРми* ,J

МйКД’О "Ж^Ирр И Р»ЦГ>ЕРГНУР1МИ1Ъ 1 ПЕВЧИМ ПЕЕЕЛИВМиу tpoRW Псгм-Ци РННЫР ; К Р fbflfft f'QfTF ПЕИММНЧХ чЕЕРрРОРРРРМиИб о ПоЧторчор r)$inviu ‘

чи v р Хибины.

Щ НЕ, ЛОф РИТМИЧНЫМ ГЧ *()-ПЕс , кРЮйКИЧ ПР('«рЕ!»5'| Рлргчр-

ИМЧгТИ г т 7£М£Р'«1'-Ч - . ЩОН-

ЧОДЕм и ЧсЪрыул-,нрмпржр,в m-д ррморамйи Хийч

XPMUftE ЧЬ1И -НиЙПОИ А/)РД((лпи,.

йич «ирЕпи* оГРоъным кчсгом

Mtknft 1 f\ И Г1СЧН1'Ро До Кос Who

п - , ч

Уьпрьп10 ими'чиррич-уоговеи 'flVlftHfOH :

*Wv пйи |7м ; k/hkV НРкиим Pf(PH ДИОДНЫМ ^

. Г к р |А ■ ■ • ■ . - ■ ' ■ '

С ПОРОЧИВ - ПРЕД,; (ft Кил eftt;|

; nifHNtf I?Риде Рги£1/н<*-,pop, р,е Е'есппвгНо,^»^ п/ялочииш»;

• MB-TtolWB&tfkn.. : 1Й»Сб,вН МО РОЕ) "Р Цф^

, ЧПТН9 -p,F‘- НО44. ■:

; Опьрр pit Егорок СО Рйрео»

ЯШ*

JSjjatSai-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рис. 15. Первый лист стенновки «Кукиш». 1933. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН НВФ № 1155. Л. 1

Рис. 16. Страница стенновки «Кукиш». 1933. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН НВФ № 1155. Л. 4

Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН хранит персональный фонд почетного полярника, доктора географических наук профессора Ивана Степановича Песчанского (1911-?) (см. рис. 17). Он принимал участие в самой крупной за предыдущую историю изучения Арктики морской Восточной комплексной научно-исследовательской экспедиции «Восток» в 1946 г. на ледоколе «Северный полюс» в качестве начальника ледоисследовательской лаборатории. В состав комплексной экспедиции вошли еще более 30 научных сотрудников: метеорологи, аэрологи, океанографы, гидробиологи, гидрохимики, геологи, геофизики, ледоисследователи, гидрографы [26]. Ледокол «Северный полюс» по плану должен был пройти из Владивостока на запад до Шпицбергена, по возможности высокоширотной трассой. Но в условиях крайне тяжелой ледовой обстановки в навигацию 1946 г. на трассе Северного морского пути руководство Главсевморпути было вынуждено прервать экспедицию и использовать ледокол для проводки

15

кораблей. Сотрудников экспедиции переместили на ледокол «А. Микоян» и отправили во Владивосток. Вместе с ледоколом «Адмирал Макаров» «А. Микоян» с учеными на борту обеспечил проводку транспорта с грузом для полярников о. Колючин [27].

Рис. 17. И. С. Песчанский проводит исследования во время экспедиции «Восток» на ледоколе «Северный полюс». 1946. Музей-Архив ЦГПКНЦРАН, НВФ № 762. Л. 12 об. Фото № 3

Среди многочисленных фотоматериалов, авторских свидетельств, почетных грамот, удостоверений, дипломов, аттестатов, творческих материалов в фонде отложилась машинописная рукопись на 11 листах, датированная 1946 г. и содержащая тексты - яркие примеры литературного творчества представителя (или представителей) субкультуры «полярников» из незавершенной экспедиции на ледоколе «Северный полюс». Тексты написаны в жанрах эпиграмм, шарад и стихов-переделок к популярным эстрадным шлягерам и песням из кинофильмов [28]. К сожалению, автора (или авторов) рукописи установить не удалось. Нерешенным остается также вопрос, является ли автор рукописи автором представленных в ней текстов. О том, что документ создан участником (участниками) высокоширотной комплексной экспедиции «Восток», свидетельствуют содержание с описанием реалий экспедиционной научно-исследовательской работы, быта и персоналий, а также датировка «1946 г.» с указанием на первом листе рукописи места пребывания автора (или авторов) на ледоколе «Северный полюс» во время написания текста (см. рис. 18). Сюжетные коллизии, связанные с «ледовым пленом» у о-ва Колючин, позволяют заключить, что, по крайней мере, часть текстов относится к циклу, называемому в воспоминаниях коллег и товарищей И.С. Песчанского «Колючинская эпопея».

16

Рис. 18. Ледокол «Северный полюс». 1946. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН НВФ № 762. Л. 11. Фото № 1

Рукопись содержит 47 эпиграмм, посвященных сотрудникам экспедиции, а также членам экипажа ледокола «Северный полюс» и летчикам, которые осуществляли ледовую разведку на трассе (см. рис. 19). Адресатами двух эпиграмм являются экспедиционное судно и аэростат.

Рис. 19. Члены морской Восточной комплексной научно-исследовательской экспедиции «Восток» в 1946 г. на ледоколе «Северный полюс». 1946 Музей-Архив ЦГПКНЦРАН, НВФ № 762. Л. 11. Фото № 2

На мотивы трех популярных песен 30-40 гг. XX в. «Землянка», «Пора в путь-дорогу» и «Все хорошо, прекрасная маркиза», используя исходный текст как каркас, были созданы так называемые локальные песни, то есть песни, возникшие и исполнявшиеся в ограниченном коллективе, тематически связанные с его жизнью и практически неактуальные за его пределами (см. рис. 20).

Рис. 20. И.С. Песчанский исполняет экспедиционные песни. «Известный флорентийский бас Джованни де Песчани, вернувшийся из гастрольной поездки по Арктике и Антарктике», -надпись на обратной стороне фотографии. Конец 50-х - начало 60-х гг. XX в. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН, НВФ 757.

17

Как правило, экспедиционное локальное песенное, прозаическое и поэтическое творчество остается лишь достоянием памяти членов коллектива, в котором они возникли. Поэтому сохранившаяся в фонде И.С. Песчанского рукопись представляет собой уникальный источник для исторических и источниковедческих исследований, связанных тематически с историей полярных экспедиций первой половины XX века. На взгляд автора, он полезен и для филологических и социологических исследований субкультуры полярников. Иллюстрируют данный источник фотоотпечатки, сделанные в ходе высокоширотной экспедиции и собранные в альбоме, который также хранится в фонде И.С. Песчанского.

Представление данных материалов персональных фондов Музея-Архива истории изучения и освоения Европейского Севера ЦГП КНЦ РАН в качестве потенциальных поливидовых источников по истории арктических экспедиций стало возможным после проведения источниковедческих исследований в рамках двух научно-исследовательских тем (№ гос. рег. 01200804421 «Этапы становления академической науки и ее роль в цивилизационном развитии российского сектора Евро-Арктического / Баренц-региона» и № гос. рег. 01201153388 «Доминанты исторического развития и роль науки в формировании инновационного потенциала Кольского Севера» - рук. д.г.-м.н. В.П. Петров), выполнявшихся в 2008-2010 гг. и в 2011-2013 гг. по приоритетным направлениям Отделения историко-филологических наук: 9.2. «Сохранение и изучение культурного, археологического, научного наследия: выявление, систематизация, научное описание, реставрация и консервация»; 9.5 «Изучение эволюции человека, обществ и цивилизаций: человек в истории и история повседневности.

Ретроспективный анализ форм и содержания взаимоотношений власти и общества».

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ

1. Шабалина О.В. Переписка Вел. кн. К.К. Романовой и министра иностранных дел С.Ю. Витте о финансировании подготовки и проведения академической Русско-шведской высокоширотной экспедиции1898-1901 гг. по градусным измерениям на архипелаге Шпицберген // Тр. КНЦ РАН. 2010. Вып. 2. С. 197. 2. Соловьев М.М. Бэр на Новой Земле. Л., 1934. 3. Холодковский Н.А. Карл Бэр: его жизнь и научная деятельность. СПб. 1893. 4. Васильев А.С. На Шпицберген и по Шпицбергену во время градусного измерения. Одесса: Б.И. Сапожников, 1915. 5. Ефимов П.А. Русское градусное измерение на Шпицбергене в 1899-1901 годах. М.: Изд. геодезической литературы, 1958. 6. Уракберг У. Сотрудничество и результаты шведско-российской экспедиции на Шпицбергене по измерению дуги меридиана // Международное сотрудничество в Арктике. М.: Институт археологии РАН; Арктикуголь, 2001. С. 3-4. 7. Похвальный отзыв Императорского Российского общества спасания на водах, выданный Н.И. Тульскому 29 фев.1908 г. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. НВФ 421. Л. 1. 8. Бессрочный паспорт старшего помощника Н.И. Тульского для плавания за границу. 11 июня 1903 г. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. НВФ 420. Л. 1. 9. Наградной список служащих л/к «Ермак», представленных к денежной премии. 24 фев. 1900 г. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. НВФ 419. Л. 1-2. 10. Копия аттестата на имя Н.И.Тульского. Музей-Архив ЦГП КНЦ рАн. НВФ 416. Л. 1. 11. Воспоминания Н.Н. Тульского. Рукопись. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. нВф 414 а. Л. 1. 12. Значок участника Русско-шведской экспедиции 1899-1901 гг. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. Фонд Тульского Н.И. ОФ 168. 13. Макаров С.О. «Ермак» во льдах. СПб., 1901. С. IV, 172, 234, 236, 250, 275 bis. 14. Николай Васильевич Пинегин. Каталог выставки. 1958 / Сост., вступ. ст. П.П. Ефимов. Л.: Художник РСФСР, 1959. 24 с. 15. Журнал «Жар-птица» с авторским экземпляром сказки «У падуна», записанной Н.В. Пинегиным. 1922. МузейАрхив ЦГП КНЦ РАН. НВФ 399. 16. Дневник первой экспедиции на Новую Землю Н.В. Пинегина. 1910. МузейАрхив ЦГП КНЦ РАН. ОФ 298. 17. Записная книжка Н.В. Пинегина с рецептурой по фотоделу. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. ОФ 275. 18. Меню обеда в честь экспедиции Седого Г.Я. на «Св. Фоке» на Северный Полюс. 1912. Музей-Архив КНЦ РАН. ОФ 269. 19. Извещение Пинегину Н.В. об утверждении его членом Международного общества по изучению Арктики при помощи воздушного корабля от 5 марта 1928 г. Музей-Архив КНЦ РАН. НВФ 1011. 20. Пинегин Н.В. Картина «Полярная станция. Земля Франца-Иосифа (ЗФИ)». 1936. Музей-Архив КНЦ РАН. ОФ 547. 21. Письмо Умберто Нобиле Николаю Пинегину. 1932. Музей-Архив КнЦ РАН. ОФ 300. 22. Письма Вильямура Стефанссона, адресованные Николаю Пинегину от 27 ноября, 18 июля 1933 г. Музей-Архив КНЦ РАН. ОФ 301, 302. 23. Н.В. Пинегин «Георгий Седов». Машинопись с рукописным поправлением автора. 388 листов. Музей-Архив КНЦ РАН. ОФ 185. 24. 1. Кукиш. Орган геоморфологических отрядов № 3-5 ЛОГИДЭП. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. НВФ № 1155. Л. 1-9. 25. Рихтер Г.Д. Результаты геоморфологической рекогносцировки в бассейнах рек Варзуги и Поноя (Мурманский округ) // Труды Института физической географии. Вып. 19. М.;Л., 1936. С. 49. 26. Трешников А.Ф. Их именами названы корабли науки. Л.: Гидрометеоиздат, 1978. 192 с.

27. Михаил Михайлович Сомов. Воспоминания товарищей и друзей. Л.: Гидрометеоиздат, 1979. 168 с.

28. Шуточные стихи, шарады, пародии, написанные на л/к «Северный полюс». 1946. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. НВФ 736. Л. 1-11об.

Сведения об авторе

Шабалина Ольга Вячеславовна - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра гуманитарных проблем Баренц-региона КНЦ РАН; e-mail: olga@isc.kolasc.net.ru

18