Научная статья на тему 'ИСТОРИКО-АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ТАРСКОЙ КРЕПОСТИ'

ИСТОРИКО-АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ТАРСКОЙ КРЕПОСТИ Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
8
3
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПЕРВЫЕ РУССКИЕ ГОРОДА СИБИРИ / ТАРСКАЯ КРЕПОСТЬ / ИСТОРИЯ / КУЛЬТУРА РУССКИХ ПЕРВОПРОХОДЦЕВ / ДЕРЕВЯННАЯ АРХИТЕКТУРА

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Татауров С. Ф., Тихонов С. С.

Тарскую крепость - первый русских город в среднем течении Иртыша - омские археологи изучают с 2007 г. На широкой площади раскопаны две крепостные башни, более двух десятков изб и погребов, в том числе и почти полностью усадьба знатного горожанина. Раскопки церквей, прицерковных кладбищ позволяют судить о духовной культуре русских первопроходцев. К материалам по благоустройству города мы относим мостовые, деревянные желоба для отведения талых и дождевых вод, стационарные деревянные ящики для мусора. Получены материалы по этническому составу населения города: этнические русские, выходцы из Речи Посполитой, сибирские татары и бухарцы. Полученные материалы хорошо соотносятся с другими видами источников и позволяют полно характеризовать многие аспекты материальной и духовной культуры населения русского средневекового города, неотражённые в письменных источниках.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

HISTORICAL-ARCHAEOLOGYCAL INVESTIGATION OF TARA’S FORTRESS

In Russian archaeology, there has been a steady increase in the attention of scientists to the study of materials of Russian pioneers who founded the first Siberian towns, one of which is Tara.The first two centuries of its existence, the town was the southernmost outpost of the Russians in the Irtysh region, a military, trade and diplomatic center. During excavations in 2007-2020, an expedition of the Omsk archaeologists studied the sections of the Tara fortress proper, its guard part and the posad. In the cultural layer up to 4.5 meters thick, from 3 to 7 building horizons were cleared with the remains of up to 11 lower rims of residential (the estate of a rich tarchanin with all the buildings was excavated almost completely), economic structures (cellars, baths, wells), the remains of wooden pavements, gutters, boxes for garbage collection, the remains of fences and stockades that separate one dwelling from another. Studied two fortress towers - Knyazhya and Tobolskaya - and storage for gunpowder. There were also found places where the workshops of a tanner, a potter, a place for the production of mica windows were located. The good preservation of wooden structures and products made from organic materials (leather, wood, birch bark, silk and cotton fabrics) was facilitated by the special conditions for the formation of a wet cultural layer saturated with manure and wood chips.Foundations of churches destroyed during the years of Soviet power were found (Tikhvin, Assumption, Pyatnitskaya). The foundation of the Nikolsky Cathedral was excavated, around which there was a church cemetery. The objects found in the cultural layer allow us to speak about the directions of the Tara trade: China, the Bukhara Khanate, the European part of the Muscovite state and, through it, the western countries: definitely Poland and Venice. The same finds indicate that not only ethnic Russians from the northern parts of the state and indigenous Siberian Tatars lived in Tara, but also immigrants from the Polish-Lithuanian state (“Lithuania”, “Poles”, “Germans”), Sarts (Bukharlyk, Kirghiz) from Small and Big Bukharia.The obtained materials correlate well with the data of written sources, information on the geography and statistics of the peoples of the Irtysh region, and significantly supplement and expand the ideas of scientists about one of the first Siberian cities.

Текст научной работы на тему «ИСТОРИКО-АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ТАРСКОЙ КРЕПОСТИ»

АРХЕОЛОГИЯ

Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». 2022. Т. 9, № 2 (34). С. 230-240. УДК 902/904:502.8

DOI 10.24147/2312-1300.2022.9(2).230-240

С. Ф. Татауров, С. С. Тихонов

ИСТОРИКО-АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ТАРСКОЙ КРЕПОСТИ*

Тарскую крепость - первый русских город в среднем течении Иртыша - омские археологи изучают с 2007 г. На широкой площади раскопаны две крепостные башни, более двух десятков изб и погребов, в том числе и почти полностью усадьба знатного горожанина. Раскопки церквей, прицерковных кладбищ позволяют судить о духовной культуре русских первопроходцев. К материалам по благоустройству города мы относим мостовые, деревянные желоба для отведения талых и дождевых вод, стационарные деревянные ящики для мусора. Получены материалы по этническому составу населения города: этнические русские, выходцы из Речи Посполитой, сибирские татары и бухарцы. Полученные материалы хорошо соотносятся с другими видами источников и позволяют полно характеризовать многие аспекты материальной и духовной культуры населения русского средневекового города, неотражённые в письменных источниках.

Ключевые слова: первые русские города Сибири; Тарская крепость; история; культура русских первопроходцев; деревянная архитектура.

Введение. В настоящее время археологи Западной Сибири активно изучают поздние археологические памятники, сформировавшиеся в Сибири после прихода сюда русских. К их числу относятся города - Манга-зея, Тобольск, Томск, Кузнецк, остроги -Бергамацкий, Саянский, Умревихинский, Верхотомский, Мунгатский, деревни -Изюцкая, Ананьина, Локти и др. Материалы, полученные при раскопках, позволяют значительно дополнить сведения письменных источников, а иногда и открыть неизвестные страницы прошлого. Относительно недавно, в 2007 г., в круг таких памятников вошла Тарская крепость, исследования которой ведёт группа учёных под общим руководством С. Ф. Татаурова. За годы работ получены многочисленные материалы, которые авторы частично опубликовали, в том числе монографически и за рубежом [1-6].

Цель работы. Наши предыдущие исследования являются по сути археологическими. Но поскольку изучение процесса освоения Сибири русскими - прерогатива не только археологов, но и историков, мы ставим целью работы показать результаты изучения Тарской крепости, которые могут быть интересны специалистам других наук, с целью привлечения к анализу археологических материалов и развития междисциплинарных работ.

Значение крепости для Русского государства. Основание Тары было связано со стремлением Москвы взять под контроль земли в Среднем Прииртышье и оттеснить хана Кучума далее к югу. Помимо этого, она контролировала проживавших здесь татар, в том числе и аялынских - самых многочисленных и верных подданных хана, которых он поселил на этих землях. К тому же Тару изначально рассматривали как крепость, ко-

* Статья подготовлена в рамках Госзадания FWZG-2022-0005 «Исследования археологических и этнографических памятников в Сибири эпохи Российского государства».

торая прикрывала бы одно из самых опасных направлений движения кочевников со стороны казахстанских степей.

Расчёты Москвы в отношении крепости оказались правильными, и Тара почти на полтора века стала непреодолимым рубежом для калмыков и прочих степняков, пытавшихся захватить или разграбить подконтрольные русским земли. Тара - единственный из русских городов Западной Сибири, который неоднократно подвергался осадам кочевников и отражал их попытки штурма крепостных стен. Отряды тарского гарнизона, в свою очередь, постоянно выступали против хана Кучума. Это походы в конце XVI в. на Чёрный и Тунусский городки, а также в Барабу и на Обь, где отряд тарского воеводы А. Воейкова в 1598 г. на р. Ирмень окончательно разбил Кучума. В XVII в. тар-ское войско неоднократно выступало на защиту прилегающих к городу русских и татарских поселений. Причём кочевников преследовали на многие сотни километров, доходя до урочища Рыжий жеребец (современный г. Осьмирыжск - «Восемь рыжих жеребцов») близ современного Павлодара (Республика Казахстан).

Удобное месторасположение и активная военная политика тарских воевод способствовали тому, что Тара, несмотря на сложное военное положение, сохраняла своё значение основного перевалочного пункта в торговле российского государства со Средней Азией и Китаем, а в XVIII в. тарские купцы были крупнейшими в России торговцами китайским чаем. В археологических коллекциях, полученных нами, есть китайский фарфор, среднеазиатские ткани и украшения, железный инвентарь с Урала и из европейской России. Найдены торговые пломбы московских, санкт-петербургских, уральских торговых домов и компаний. С развитием Казенного и Купеческого трактов в середине XVIII в. Тара постепенно теряла своё значение, став в XIX в. провинциальным сибирским городом.

Археологическое изучение г. Тары началось в 2007 г. с поиска фундаментов разрушенных в 1930-е гг. храмов. С 2009 г. идёт непрерывное изучение культурного слоя на месте, где располагалась Тарская крепость. Были раскопаны две боевые баш-

ни, дома богатых и рядовых тарчан, крепостные мостовые, погреба для хранения продуктов, пороховой склад и т. д.

Культурный слой и его особенности. Для защиты города (рис. 1) была построена сложная фортификационная система1. Конечно, её усовершенствовали, и в начале XVIII в. описали так: «10 башен и 123 сажени крепостной стены, состоящей из городен и укреплений острога, стены которого поддерживали еще 10 башен и 576 саженей острожной стены. А с поля ров от города с насыпкою 2 сажени печатных с полевой стороны одна сажень с четью от верхних краев шириною в две сажени печатных дно рва аршин с четью а рву длина 60 сажен. А около рва надолбы двойные» .

До конца первой четверти XVIII в. Тара не выходила за пределы защищающих её стен и имела только один пригород - Бухарскую слободу (рис. 2), да и то в силу того, что инородческому населению нельзя было проживать в городе и вблизи крепостных стен. Город, имея ограниченное крепостными стенами пространство, отстраивался в неимоверной тесноте. Непосредственно в крепости располагались административные здания и четыре усадьбы - воеводы и помощников. Это была самая благоустроенная часть города, снабжённая деревянными желобами для отвода излишков воды (рис. 3) и бревенчатыми мостовыми (рис. 4) для удобства и быстроты передвижения по крепости гужевому транспорту и пешеходам. Только в этой части города мы зафиксировали усадебную форму плани-графии с заплотной системой разграничения и уличными переходами.

В острожной части города отмечается фактически сплошная застройка жилищными и хозяйственными комплексами. Расстояния между домами не превышали полутора метров. В ходе археологических раскопок зафиксированы небольшие плетни-частоколы, отгораживавшие дома друг от друга и одновременно служившие загонами-помещениями для временного содержания скота. Такая ситуация характерна для XVI - первой четверти XVIII в. Изменения в последующее время касались только появления более просторных домов-пятистенков, которые в небольшом количестве стали появляться в этой части города.

Рис. 1. Чертёж города Тары, конец XVII в. (Чертёжная книга Сибири, составленная тобольским сыном боярским Семёном Ремезовым в 1701 году. Т. 1. Факс. изд. М., 2003. Л. 5)

Рис. 2. План Тары 1747 г. (Тарская мозаика. Омск: Ом. кн. изд-во, 1994. Прил. 3)

Рис. 3. Деревянный желоб для отвода воды в Тарской крепости Фото С. С. Тихонова, 2012 г.

Развитие города в первые полтора столетия его существования шло исключительно по военной линии, поэтому его планиграфия напрямую зависела от конфигурации фортификационных объектов. Только в начале XVIII в. город вышел за пределы острожных стен - стала формироваться его посадская часть. С одной стороны, ослабла военная напряжённость, а с другой, - развитие ремесленных производств, прежде всего кузнечного дела, стимулировало вынос производственных и хозяйственных комплексов за границу города. Следует отметить и рост городского населения. Все эти факторы привели к тому, что к середине XVIII в. город по своей площади увеличился как минимум в три раза. Но всё управление городом по-прежнему было сосредоточено внутри крепостных стен, которые были срыты только в начале ХК в.

Деревянные постройки Тары стояли очень тесно, поэтому при пожарах они легко загорались друг от друга. О пожарах свидетельствуют прослойки углей и золы, нижние венцы домов со следами огня. Новые по-

Рис. 4. Деревянная мостовая

в крепости г. Тары Фото С. Ф. Татаурова, 2012 г.

стройки возводили на месте старых, предварительно разровняв остатки строений и выровняв площадку, подсыпая строительный мусор, песок или суглинок. Щепу после окончания постройки не убирали, а разравнивали. По следам топора на нижних венцах домов и строительным отходам определены приёмы рубки концов брёвен и их пазов, а также некоторые характеристики плотницких инструментов.

Практика постоянного строительства в ограниченном крепостными стенами пространстве, быстрое накопление строительного и бытового мусора, а также конского и овечьего навоза толщиной до 0,7 м вела к быстрому росту культурного слоя. В центре крепости его мощность (зафиксировано семь строительных горизонтов) достигает 44,5 м (рис. 5). Отметим, что в 2009 г. при раскопках Никольского собора в непосредственной близости от него был исследован полностью заваленный навозом овраг, т. е. работы по очистке площади крепости всё-таки проводились.

Рис. 5. Культурный слой в крепости г. Тары Фото С. Ф.Татаурова, 2014 г.

На периферии крепости культурный слой был тоньше: в остроге - 2-2,5 м, у стен - 0,81,2 м. На всей раскопанной площади кроме деревянных конструкций и остатков частоколов были найдены предметы из кожи, разные ткани, деревянные и берестяные изделия, предметы из кости [3-5]. Это дало возможность изучить планиграфию усадеб, интерьер жилищ, особенности гигиены жителей Тары.

Раскопанные остатки колодцев свидетельствуют о высоком уровне грунтовых вод в крепости. Результатом этого была высокая влажность почв, что вело к подгниванию нижних венцов строений. Для их замены привлекали служилых людей, чем они были недовольны, и жаловались на злоупотребления. Как пример приведём сыск 16371638 гг.: «Всякие государевы изделья делаем, амбары, избы, и бани, и воеводцкие дворы ставим и починиваем, и брёвна и тёс, и всякий лес возим, и печи бьём, и изгороди около государевых поль городим»3.

Итак, формированию культурного слоя, который специалисты называют «мокрым», способствовали ограниченность площади крепости, постоянное строительство на месте сгоревших зданий, ремонт подгнивших венцов и содержание животных внутри крепости. В результате в культурном слое хорошо

сохранились остатки деревянных конструкций, описание которых будет дано ниже.

Оборонительные сооружения. Их идентификация была выполнена по планам крепости и её описаниям. Одно из них - Княжья башня. При разборке стен в начале XIX в. башня была разрушена. Сохранились только 6-7 венцов, впущенных в материк. По характеру культурного слоя видно, что в подготовленную яму поставили нижние венцы, а потом пространство между стенками ямы и срубом забутовали мешаной землёй. Восьмиугольная в плане башня была рублена из брёвен диаметром примерно 0,35 м в обло без выпусков. Внутри башни была найдена монета достоинством в 1 копейку чеканки 1708 или 1709 г. Рядом с башней был пороховой погреб в виде ямы размерами 4,25^3 м и глубиной 3,35 м в материке. О нём найдена запись: «В городе же Государев зелейной погреб, а в погребе пятнатцать пудов без четверти зелья на вывес, без дерева да в четырёх усечках пять пудов с четвертью свинцу»4.

Вторая башня - Тобольская. Это двухэтажное сооружение размерами 3,6*3,2 м. Нижний этаж был углублен в материк почти на 2 м и состоял из 11 венцов. Здесь найдены рубленый свинец и заготовки для производства пуль. В дощатом перекрытии был люк,

ведущий на верхний этаж. Расчищено три венца с прорубами. Возможно, это амбразуры для боя или вентиляционные отверстия. После разрушения башни её внутреннее пространство было заполнено мешаной землёй и досками. Такое заполнение отлично от заполнения жилищ и хозяйственных построек.

Жилые комплексы изучены в центральной и острожной части города. Застройка была очень плотной, поскольку расстояние между срубами составляло около 1 м. Расстояние между домами по разные стороны улицы не превышало 3 м. Площадь домов была не более 16-20 кв. м. В избу вхо-

дили через дверь с порогом, предварительно поднявшись по ступенькам, числом не выше трёх. В избах были и подполы, в которые спускались по лестнице из одного толстого бревна.

Для одного из жилищ получена серия радиоуглеродных дат - первая четверть XVII в. Это самая ранняя точно датированная постройка в Тарской крепости. В огне внезапного пожара изба почти полностью сгорела. Сохранились остатки печи с упавшими на них досками полатей, сусек и стол, а также деревянная посуда, разделочные доски и мутовки (рис. 6).

Рис. 6. Изба XVII в. в Тарской крепости после пожара Фото С. Ф. Татаурова, 2016 г.

В метре от этого сооружения были раскопаны две избы, поставленные одними и теми же строителями. На это указывают их одинаковая ориентация, близкое расположение, техника рубки брёвен. В одной из изб изучен погреб размерами 3,2*3,2 м, впущенный в котлован в материке. Сруб погреба состоял из 12 венцов. Судя по размерам погреба и отсутствию такового в соседнем жилище, им владели семьи, жившие в этих двух

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

избах. Дата комплекса - последняя четверть XVIII в.

Интересны семь изб и отдельно стоящие рядом с ними погреба. Их дата по дендрохронологии - конец XVIII в. Возможно, это часть притеррасной улицы. Срубы погребов связаны из кривых сучковатых брёвен небольшого диаметра. Возможно, это свидетельство того, что строевой лес вблизи крепости почти за два века её функционирова-

ния оказался существенно прорежен. Особенности планиграфии изб следующие: они стоят в один ряд, соотносимые с ними погреба образуют второй ряд.

В острожной части города проживало служилое население - стрельцы и казаки, ремесленники и купечество. Именно с купцами связано значительно большее количество китайского фарфора, нежели в крепости. В ходе раскопок этой части города найдено значительное число подков, деталей конской упряжи - удил, стремян, поводков и кожаных ремней и т. д., что указывает на проживавших здесь казаков. В этом же месте обнаружены фрагменты нескольких десятков штофов зелёного стекла и курительные трубки, говорящие о не совсем разрешённых увлечениях и высоких доходах тарчан, позволявших им покупать весьма дорогостоящее зелье. В острожной части города открыты несколько производственных площадок: сапожная, гончарная и столярная мастерские, место изготовления слюдяных окон.

В центральной части крепости в течение трёх сезонов почти полностью была раскопана усадьба знатного тарчанина. На это указывает как её площадь - около 300 кв. м, так и расположение в центре крепости и особенности построек. Её датировка - конец XVI -начало XVII в., и это самый ранний изученный комплекс Тарской крепости. Планигра-фия усадьбы классическая для этого времени: здания образуют прямоугольник, в центре которого были мощёный крытый двор и колодец. Жилой дом - большой пятистенок (12*6 м), рубленный в обло из брёвен диаметром не менее 0,5 м. Неровные выпуски могут говорить о желании быстрее закончить строительство. Для отопления в доме имелась глинобитая печь, которую несколько раз ремонтировали. В дом вели сени из бруса, в которые хозяева поднимались по крыльцу. К сеням примыкала деревянная вымостка, ведущая за ворота на улицу.

Баня (4*4 м) топилась по-чёрному и находилась напротив сеней. Отсутствие предбанника - черта, характерная для крытых дворов. В одном из углов на уровне пола был обнаружен лапоть. Судя по размеру, его нельзя было надеть на ногу даже ребёнка. В таких случаях археологи называют предметы вотивными, что позволяет предполо-

жить наличие у тарчан представлений о баннике и его жилище.

Изба для дворовых хозяина (4,5*4,5 м) находилась рядом с баней. У одной из стен была завалинка из плах и полубрёвен (ширина 0,8 м, высота 0,5 м). Неподалёку от этой избы располагался колодец с крышей.

В усадьбе имелся погреб из семи венцов, рубленный из кедровых и сосновых бревен диаметром 0,3-0,4 м. Он был перекрыт подогнанными друг к другу полубрёвнами, опирающимися на стены сруба и матицу. В погреб спускались по лестнице, сделанной из бревна, что характерно для Тары. Пол сруба был деревянный, о чём говорят лаги между вторым и третьим венцами. Близ усадьбы находились хлева (в сибирской огласовке - стайки). В них, судя по костям и навозу, содержали овец, лошадей и домашнюю птицу.

Благоустройство города. Мусор согласно Городовому положению конца XVIII в. собирали в урны. Одна из них, попавшая в раскоп, представляла собой деревянный ящик (1,5*3*1 м), многократно подвергавшийся ремонту. Первоначально он состоял из плах, скреплённых шипами (нижняя часть). Плахи в средней части были заменены досками, соединёнными коваными гвоздями. Верх ящика скреплён уже современными гвоздями. Это позволяет считать верхней датой существования ящика начало - середину ХХ в., поскольку последний раз мусор вывезли в 1950-е гг., когда Базарную площадь очистили от базарных рядов, благоустроили и переименовали в площадь им. Ленина.

Население Тарской крепости. Этнический состав первых городов Западной Сибири исследователями привычно воспринимается как однородный, в основе русский. Это связано с тем, что существует следующий устойчивый стереотип: если город основали русские, то, соответственно, изначально они в нём и проживали. Что касается конкретно Тары, то сведения об этническом составе войска Андрея Елецкого содержатся в «Наказе...» . На это же указывают документы 1624 г. По археологическим данным Тары можно уточнить, что в архитектуре, приёмах домостроительства и деревообработки фиксируется много черт, указывающих на места выхода первых тарчан в Сибирь с русского

Севера - архангелогородских и вологодских земель. Северорусские сюжеты мы наблюдаем, например, в найденной в раскопах одежде - вязанных чулках с орнаментом, поддёвках, шапках и обуви.

Письменные источники утверждают, что в Таре жили и выходцы из западнорусских земель, находившихся в XVI-XVII вв. под властью Речи Посполитой, именуемые в Сибири «поляки», «литовцы», «литва», «лит-

вины», «немцы» и т. д. [6]. Обычно археологи, имея в виду, что они всё-таки были в числе основателей первых русских городов, не выделяли предметы их материальной культуры. Однако, в археологических материалах Тары это население оставило свой след. В первую очередь это перстни, на печатках которых изображены характерные родовые гербы. В настоящий момент найдено три таких предмета (рис. 7).

Рис. 7. Перстни из раскопок в историческом центре г. Тары

Помимо перстней в ходе раскопок обнаружены фрагменты тканей, заколки, бусы и обувь европейского происхождения и другие предметы, попадавшие в Сибирь вместе с людьми (монеты, нательные кресты). Со временем литва была ассимилирована русскими, но в первое столетие существования города эта группа населения отличалась от великороссов некоторыми элементами материальной культуры, особенностями вооружения, местом в социальной иерархии тарчан.

Сибирские татары также участвовали в основании Тары и жили близ неё по берегу р. Аркарки. Они образовывали отдельный анклав, участвуя в походах тарского войска, неся сторожевую и дозорную службу, ведя торговлю с русскими. С татарами были тесно связаны выходцы из Средней Азии - бухарцы / сарты, приходившие в Тару с торговыми караванами из Великой и Малой Бухарии. В XX в. все они стали татарами, однако в памяти сохранили старую этническую и культурную принадлежность. И татарам, и бухарцам было запрещено селиться рядом с крепостью, поэтому они и выбрали низкий берег Аркарки, где их топило в каждое половодье, но зато русские пушки и тарский гарнизон были хоть каким-то укрытием от набегов калмыков, джунгар и кочевников других этнических групп, которые грабили и уводи-

ли в полон население деревень тарского уезда. В настоящее время на месте Бухарской слободы обнаружен фундамент одной из первых каменных мечетей, которая была заложена в 1775 г. после указа Екатерины II о разрешении строительства храмов разных вероисповеданий (1773 г.). Вероятнее всего, ранее на этом месте стояла деревянная мечеть, которую, как и православные церкви, неоднократно уничтожали городские пожары. Помимо этого зафиксировано старое мусульманское кладбище, которое, по аналогии с исследованными подобными комплексами, можно датировать XVI-XVIII вв.

Исходя из имеющихся материалов, мы считаем, что в первые столетия существования города население Тары в этническом плане было, как минимум, четырёхкомпо-нентным.

Храмы. Важной составляющей архитектурного облика Тары являлись культовые комплексы. Во время основания города одновременно ставились укрепления, церкви и жилые дома. В данный момент мы не можем точно сказать, сколько в городе было срублено церквей. На чертеже Тарского города в «Чертёжной книге...» нарисовано пять деревянных церквей (см. рис. 1). Считается, что первой была поставлена Успенская церковь - 15 августа - в праздник Успения

Пресвятой Богородицы. Этот день стал временем рождения города. Церкви, как и все деревянные строения, неоднократно перестраивались из-за ветхости или повреждений в результате пожаров, но своё местоположение они не меняли. Только с середины XVIII в. на месте деревянных начали возводиться каменные (кирпичные) храмы.

В XVII-XVIII вв. церкви были ключевыми пунктами во внутренней застройке как крепости, так и острога. К храмам сходились основные улицы города, вокруг них были небольшие свободные пространства, на которых проходили церковные службы, находились прихрамовые кладбища и т. д.

Археологические исследования тарских храмов - это отдельное направление изучения, связанное с церковной археологией. Здесь мы находимся только в начале пути, поскольку основная работа первоначально заключалась в поиске мест расположения разрушенных церквей и расчистке их фундаментов. Раскопки на широкой площади были проведены только на Никольском соборе и во дворе действующей Спасской церкви. Работы облегчает тот факт, что тарские церкви были разобраны, поэтому их фундаменты сохранились. Ещё одним положительным фактором является то, что, за исключением церкви Казанской Божьей Матери, места расположения храмов оказались незастроенными, что позволяет их полностью исследовать и подготовить к восстановлению.

Заключение. Результаты многолетних исследований Тарской крепости позволяют сделать следующие выводы:

- сохранность культурного слоя, находящихся в нём строений и предметов из органики в Таре намного лучше, чем в синхронных ей русских городах Сибири, таких как Томск или Тобольск, - этому способствуют мокрые почвы города, насыщенные навозом животных, прежде всего коней, и строительной щепой, удерживающей влагу;

- расчищенные оборонительные сооружения, жилища и хозяйственные постройки могут быть реконструированы, детально описаны «до уровня окон», а стены и кровля реконструированы по аналогии с более поздними сооружениями, поскольку традиции домостроительства в Таре сохраняются и в наши дни;

- многочисленные коллекции предметов: из кожи, дерева, стекла, фарфора и фаянса, ткани, железных изделий (подков, гвоздей, ножей) и т. д. - дают возможность подробно изучить культуру жителей Тары начиная с первых лет функционирования крепости.

Мы полагаем, что после проведения дальнейших раскопок и более детального изучения коллекций Тарская крепость может стать эталонным памятником, характеризующим культуру и быт первых насельников Сибири конца XVI - XVIII в., а при необходимости и более позднего времени, которые могут быть интересны не только археологам, но и более широкому кругу отечественных и зарубежных исследователей [1; 7].

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 214: Сибирский приказ. Оп. 1. Д. 5: Тарская дозорная книга 1624 года. Л. 316317.

2 РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Д. 1339: Список Тар-ского города сколко в городе и остроге ворот и башен и которые ворота и башни и сколько башен городен в них сажен. Л. 2-4.

3 Цит. по: Никитин Н. И. Служилые люди Западной Сибири в 17 веке. - Новосибирск : Наука, Сиб. отд-ние, 1988. - С. 87.

4 РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Д. 1339. Л. 3.

5 Наказ князю Андрею Елецкому с товарищами, отправленными в Сибирь для построения города на реке Таре, с приложением описи посланного с ними // Миллер Г. Ф. История Сибири : в 2 т. - М. : Восточная литература РАН, 1999-2000. - Т. 2. - 2000. - С. 348.

6 РГАДА. Ф. 214. Оп. 1. Д. 5. Л. 328 об.

ЛИТЕРАТУРА

1. Алисов Д. А., Гончаров Ю. М., Ивонин А. Р., Матвеев А. В., Татауров Ф. С., Тихонов С. С., Тихомиров К. Н., Тихомирова М. Н. Тара в XVI-XIX веках - российская крепость на берегу Иртыша. -Омск : Амфора, 2014. - 330 с.

2. Татауров С. Ф., Татауров Ф. С., Татаурова Л. В., Тихонов С. С. Археологическая летопись земли Тарской. - Омск : Издатель-Полиграфист, 2019. - 412 с.

3. Glushkova T. N., Tataurov S. F., Tikhonov S. S. Textiles of the 17th and 18th centuries from the excavations at Tara fortress, Siberia, Russia // Archaeological Textiles Newsletter. - 2015. - № 57. - P. 31-38.

4. Osipow D. O., Tataurow S. F., Tichonow S. S., Czornaja M. P. Kolekcja wyrobow skorzanych z Tary (na materialach wykopalisk z lat 2012-2014) // Rocznik Muzeum Wsi Mazowieckiej w Sierpcu. - 2017. -T. VIII. - S. 103-123.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Осипов Д. О., Татауров С. Ф., Тихонов С. С., Черная М. П. Коллекция кожаных изделий из Тары (по материалам раскопок 2012-2014 годов) // Археология, этнография и антропология Евразии. - 2017. -Т. 45 (1). - С. 112-120.

6. Tataurow S. F., Tichonow S. S. "Polski slad" w materialach zwykopalisk archeologicznych wmiescie Tara // Rocznik Muzeum Wsi Mazowieckiej w Sierpcu. - 2018. - T. IX. - S. 54-60.

7. Brumfield W. C. Tara and Omsk: Western Siberian Architectural heritage in historical connext // Journal of Siberian Federal University. Humanities and Social Sciences. - 2017. - Т. 10. - № 10. - С. 1462-1484.

Сведения об авторах

Татауров Сергей Филиппович - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Омской лаборатории археологии, этнографии и музееведения Института археологии и этнографии Сибирского отделения РАН (Омск, Россия)

Адрес для корреспонденции: 644024, Россия, Омск, пр. К. Маркса, 15/1 E-mail: tatsf2008@rambler.ru РИНЦ AuthorlD: 75566 ORCID: 0000-0001-6824-7294

Тихонов Сергей Семёнович - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Омской лаборатории археологии, этнографии и музееведения Института археологии и этнографии Сибирского отделения РАН (Омск, Россия)

Адрес для корреспонденции: 644024, Россия, Омск, пр. К. Маркса, 15/1

Информация о статье

Дата поступления 26 февраля 2022 г.

Дата принятия в печать 29 апреля 2022 г.

Для цитирования

Татауров С. Ф., Тихонов С. С. Историко-архео-логические исследования Тарской крепости // Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». 2022. Т. 9, № 2 (34). С. 230-240. й01: 10.24147/2312-1300.2022. 9(2).230-240.

E-mail: semchi957@gmail.com РИНЦ AuthorlD: 75568 ORCID: 0000-0001-6909-0727

S.F. Tataurov, S.S. Tikhonov

HISTORICAL-ARCHAEOLOGYCAL INVESTIGATION OF TARA'S FORTRESS

In Russian archaeology, there has been a steady increase in the attention of scientists to the study of materials of Russian pioneers who founded the first Siberian towns, one of which is Tara.

The first two centuries of its existence, the town was the southernmost outpost of the Russians in the Irtysh region, a military, trade and diplomatic center. During excavations in 2007-2020, an expedition of the Omsk archaeologists studied the sections of the Tara fortress proper, its guard part and the posad. In the cultural layer up to 4.5 meters thick, from 3 to 7 building horizons were cleared with the remains of up to 11 lower rims of residential (the estate of a rich tarchanin with all the buildings was excavated almost completely), economic structures (cellars, baths, wells), the remains of wooden pavements, gutters, boxes for garbage collection, the remains of fences and stockades that separate one dwelling from another. Studied two fortress towers - Knyazhya and Tobolskaya - and storage for gunpowder. There were also found places where the workshops of a tanner, a potter, a place for the production of mica windows were located. The good preservation of wooden structures and products made from organic materials (leather, wood, birch bark, silk and cotton fabrics) was facilitated by the special conditions for the formation of a wet cultural layer saturated with manure and wood chips.

Foundations of churches destroyed during the years of Soviet power were found (Tikhvin, Assumption, Pyatnitskaya). The foundation of the Nikolsky Cathedral was excavated, around which there was a church cemetery.

The objects found in the cultural layer allow us to speak about the directions of the Tara trade: China, the Bukhara Khanate, the European part of the Muscovite state and, through it, the western countries: definitely Poland and Venice. The same finds indicate that not only ethnic Russians from the northern parts of the state and indigenous Siberian Tatars lived in Tara, but also immigrants from the Polish-Lithuanian state ("Lithuania", "Poles", "Germans"), Sarts (Bukharlyk, Kirghiz) from Small and Big Bukharia.

The obtained materials correlate well with the data of written sources, information on the geography and statistics of the peoples of the Irtysh region, and significantly supplement and expand the ideas of scientists about one of the first Siberian cities.

Keywords: first Russian towns in Siberia; Tara fortress; history; culture of Russian Pioneers; wooden architecture.

REFERENCES

1. Alisov D.A., Goncharov Yu.M., Ivonin A.R., Matveev A.V., Tataurov F.S., Tikhonov S.S., Tikhomirov K.N., Tikhomirova M.N. Tara v XVI—XIX vekakh - rossiiskaya krepost' na beregu Irtysha [Tara in the 16th - 19th centuries is a Russian fortress on the banks of the Irtysh], Omsk, Amfora Publ., 2014, 330 p. (in Russian).

2. Tataurov S.F., Tataurov F.S., Tataurova L.V., Tikhonov S.S. Arkheologicheskaya letopis' zemli Tarskoi [Archaeological chronicle of the land of Tara], Omsk, Izdatel'-Poligrafist Publ., 2019, 412 p. (in Russian).

3. Glushkova T.N., Tataurov S.F., Tikhonov S.S. Textiles of the 17th and 18th centuries from the excavations at Tara fortress, Siberia, Russia. Archaeological Textiles Newsletter, 2015, no. 57, pp. 31-38.

4. Osipow D.O., Tataurow S.F., Tichonow S.S., Czornaja M.P. Kolekcja wyrobow skorzanych z Tary (na materialach wykopalisk z lat 2012-2014). Rocznik Muzeum Wsi Mazowieckiej w Sierpcu, 2017, vol. VIII, pp. 103-123. (in Polish).

5. Osipov D.O., Tataurov S.F., Tikhonov S.S., Chernaya M.P. Kollektsiya kozhanykh izdelii iz Tary (po materialam raskopok 2012-2014 godov) [Collection of leather goods from Tara (based on the materials of excavations in 2012-2014)]. Arkheologiya, etnografiya i antropologiya Evrazii [Archaeology, ethnography and anthropology of Eurasia], 2017, vol. 45 (1), pp. 112-120. (in Russian).

6. Tataurow S.F., Tichonow S.S. „Polski slad" w materialach z wykopalisk archeologicznych w miescie Tara. Rocznik Muzeum Wsi Mazowieckiej w Sierpcu, 2018, vol. IX, pp. 54-60. (in Polish).

7. Brumfield W.C. Tara and Omsk: Western Siberian Architectural heritage in historical connext. Journal of Siberian Federal University. Humanities and Social Sciences, 2017, vol. 10, iss. 10, pp. 1462-1484.

About the authors

Sergey F. Tataurov - PhD in Historical Sciences, Senior researcher of the Omsk Laboratory of Archaeology, Ethnography, and Museology of the Institute of Archaeology and Ethnography of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences (Omsk, Russia) Postal address: 15/1, K. Marksa pr., Omsk, 644024, Russia

E-mail: tatsf2008@rambler.ru RSCI AuthorlD: 75566 ORCID: 0000-0001-6824-7294

Sergey S. Tikhonov - PhD in Historical Sciences, Senior researcher of the Omsk Laboratory of Archaeology, Ethnography, and Museology of the Institute of Archaeology and Ethnography of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences (Omsk, Russia)

Postal address: 15/1, K. Marksa pr., Omsk, 644024, Russia

E-mail: semchi957@gmail.com RSCI AuthorID: 75568 ORCID: 0000-0001-6909-0727

Article info

Received

February 26, 2022

Accepted April 29, 2022

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

For citations

Tataurov S.F., Tikhonov S.S. Historical-Archaeologycal Investigation of Tara's Fortress. Herald of Omsk University. Series "Historical Studies", 2022, Vol. 9, no. 2 (34), pp. 230-240. DOI: 10.24147/2312-1300.2022.9(2).230-240 (in Russian).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.