Научная статья на тему 'Исторические предпосылки психологического сопровождения осужденных женщин, имеющих детей, в дореволюционной России'

Исторические предпосылки психологического сопровождения осужденных женщин, имеющих детей, в дореволюционной России Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
37
2
Поделиться
Ключевые слова
ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ / ОСУЖДЕННЫЕ ЖЕНЩИНЫ / ЖЕНЩИНЫ С ДЕТЬМИ / ПРИЮТ ДЛЯ ДЕТЕЙ / ДАМСКИЕ КОМИТЕТЫ / PSYCHOLOGICAL SUPPORT / CONVICTED WOMEN / WOMEN WITH CHILDREN / CHILDREN'S SHELTER / WOMEN'S COMMITTEES

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Калашникова Татьяна Витальевна, Калашникова Мария Михайловна, Кожевникова Екатерина Николаевна

Статья посвящена подробному историко-правовому анализу регулирования проблемы отбывания наказания в виде лишения свободы беременными женщинами и женщинами с малолетними детьми. Раскрываются основные временные этапы и нормативно-правовые основания психологического сопровождения женщин, имеющих детей, в дореволюционной России. Проведен анализ научной литературы и исторических сводок о вопросах регулирования содержания заключенных женщин с детьми. Подробно освещаются сведения о содержании осужденных женщин с детьми в тюрьмах царской России, раскрываются основные положения Устава Общества попечительного о тюрьмах в различные периоды его существования. Приводятся примеры первых приютов и убежищ для арестантских детей, раскрываются правила их содержания. Описываются функциональные обязанности и задачи членов дамских комитетов, которые одними из первых обратили внимание на бедственное положение заключенных женщин с детьми. Авторы доступно и информативно раскрывают проблему психологического сопровождения осужденных женщин, имеющих детей, в дореволюционной России.

Похожие темы научных работ по социологическим наукам , автор научной работы — Калашникова Татьяна Витальевна, Калашникова Мария Михайловна, Кожевникова Екатерина Николаевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The article is devoted to a detailed historical and legal analysis of the regulation of the problem of serving sentences of imprisonment by pregnant women and women with young children. The main time stages and legal bases of psychological support of women with children in pre-revolutionary Russia are revealed. The analysis of scientific literature and historical reports on the issues of regulation of women prisoners with children is carried out. Information about the detention of convicted women with children in prisons of imperial Russia is considered in detail; the main provisions of the Charter of the Society on prisons in different periods of its existence are disclosed. The examples of the first shelters for children under arrest are given, and the rules of their maintenance are revealed. The functional duties and tasks of members of women’s committees, who were among the first to draw attention to the difficult situation of women prisoners with children, are described. The authors reveal the problem of psychological support of convicted women with children in pre-revolutionary Russia in an accessible and informative way.

Текст научной работы на тему «Исторические предпосылки психологического сопровождения осужденных женщин, имеющих детей, в дореволюционной России»

УДК 159.9:343.811-055.2(47+57)Р

DOI 10.33463/2072-8336.2019.3(48).038-045

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО СОПРОВОЖДЕНИЯ ОСУЖДЕННЫХ ЖЕНЩИН,

ИМЕЮЩИХ ДЕТЕЙ, В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ

Т. В. Калашникова, М. М. Калашникова, Е. Н. Кожевникова Для цитирования

Калашникова, Т. В. Исторические предпосылки психологического сопровождения осужденных женщин, имеющих детей, в дореволюционной России / Т. В. Калашникова, М. М. Калашникова, Е. Н. Кожевникова // Прикладная юридическая психология. - 2019. - № 3(48). - С. 38-45. - DOI : 10.33463/2072-8336.2019.3(48).038-045.

г Статья лицензируется в соответствии с лицензией Creative

А^Ж A Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0

Аннотация. Статья посвящена подробному историко-правовому анализу регулирования проблемы отбывания наказания в виде лишения свободы беременными женщинами и женщинами с малолетними детьми. Раскрываются основные временные этапы и нормативно-правовые основания психологического сопровождения женщин, имеющих детей, в дореволюционной России. Проведен анализ научной литературы и исторических сводок о вопросах регулирования содержания заключенных женщин с детьми. Подробно освещаются сведения о содержании осужденных женщин с детьми в тюрьмах царской России, раскрываются основные положения Устава Общества попечительного о тюрьмах в различные периоды его су© Калашникова Т. В., Калашникова М. М., Кожевникова Е. Н., 2019

ществования. Приводятся примеры первых приютов и убежищ для арестантских детей, раскрываются правила их содержания. Описываются функциональные обязанности и задачи членов дамских комитетов, которые одними из первых обратили внимание на бедственное положение заключенных женщин с детьми. Авторы доступно и информативно раскрывают проблему психологического сопровождения осужденных женщин, имеющих детей, в дореволюционной России.

Ключевые слова: психологическое сопровождение, осужденные женщины, женщины с детьми, приют для детей, дамские комитеты.

История становления и развития в России психологического сопровождения осужденных женщин, имеющих детей, связана с историей развития правосудия. Отношение, поря-

док содержания осужденных женщин с детьми в условиях изоляции от общества в истории России изменялись от полного равнодушия до оказания различных видов поддержки. Исследования показали, что с XI по XVIII век в литературных источниках практически отсутствует информация о наказании женщин, в том числе беременных (О. А. Омельченко, Г М. Иванова) [1]. Так, в Соборном уложении 1649 г. указывалось на необходимость содержания беременных женщин, которые приговорены к смертной казни, до рождения ребенка в тюрьме.

Сведения о содержании осужденных женщин с детьми в тюрьмах царской России появляются в XVIII - начале XIX столетия. В 1819 г. Александр I утвердил Правила для Попечительного общества о тюрьмах, в соответствии с которыми во многих губернских и уездных городах России были открыты комитеты, в состав которых на добровольной основе входили представители дворянства и купечества. Члены дамских комитетов имели право свободно посещать тюрьмы и дома, где содержались заключенные женщины. Организовывая для заключенных женщин школы, как для грамотных, так и для безграмотных, мастерские для обучения их швейным, вязальным и другими ремеслам, библиотеки, члены дамских комитетов обратили внимание на бедственное положение заключенных женщин с детьми. По данным М. Н. Гернета, в отчете за 1822 г. говорилось «о тесноте и духоте в орловском тюремном замке, где содержались полуобнаженные арестанты, а среди закованных в кандалы было много больных и тут же было двое детей шести и девяти лет». Отдельно обращалось внимание на заключенных женщин, которые «были в тюремном зам-

ке в одной небольшой комнате, на два отделения перегороженной, в которой содержались здоровые и больные заразительными болезнями. Не имея достаточного пространства, некоторые из сих заключенных должны были держать себя не иначе, как сгорбившись. Здесь находились и грудные младенцы» [2]. Благодаря активности дамских комитетов с 1826 г. было запрещено применять ножные оковы к женщинам. Дамские комитеты обратили внимание на бедственное положение заключенных женщин, отбывающих наказание совместно с детьми, и часть своей благотворительной деятельности направили на оказание им помощи.

Следует отметить, что условия содержания в заключении женщин и их детей были обозначены в законодательных документах, но достаточно скупо. В 1832 г. был впервые напечатан Свод законов Российской империи, который с 1 января 1835 г. был объявлен действующим источником права. В нем помещался Устав о содержащихся под стражей, который с 1832 г. неоднократно переиздавался с дополнениями, исправлениями, но практически неизменными оставались в нем вопросы, касающиеся заключенных женщин с детьми. В 1857 г. Свод законов Российской империи был вновь переиздан и в Устав о содержащихся под стражей был внесен раздел «Устав Общества попечительного о тюрьмах» [3]. В Уставе о содержащихся под стражей (далее - Устав) обозначены следующие требования, правила и условия отбывания наказания женщинами с детьми. Так, в ст. 173, указывающей на отдельное содержание малолетних и несовершеннолетних от прочих заключенных, в примечании сказано, что содержащиеся в

тюрьмах малолетние арестантские дети, кроме грудных младенцев, могут по решению тюремного комитета помещаться в заведения общественного презрения или в богодельни до окончания срока отбывания наказания родителями. Причина таких действий объясняется необходимостью использовать средства на их содержание из казны. Беременные и кормящие заключенные женщины тюремным комитетом могут помещаться в отдельные помещения, если в тюрьме есть такая возможности, или в другие помещения, если возможности нет. Цель подобных действий - создание условий «для лучшего для них воздуха». При этом в примечании указано, что это правило соблюдается только для тех беременных женщин, которые скоро в тюрьме должны родить ребенка «по удостоверению акушера или повивальной бабки» (ст. 182). Обозначены нормы выдачи одежды, белья, обуви, в частности, указано, что «белье для находящихся при арестантках грудных детей, как-то рубашки, пеленки, свивальники и т. п., изготовляются, в случае надобности, из прикроя или старых вещей» (приложение к ст. 194). Малолетним детям, находящимся в местах лишения свободы с арестантами, деньги на питание выделяются наравне со взрослыми арестантами (ст. 209). В Уставе содержится указание тюремным комитетам о необходимости улучшенного питания беременных женщин-заключенных (ст. 213). В примечании к ст. 247 указано, что если роды у беременной женщины произойдут в тюрьме, то им необходимо давать пособие из казны «в самом месте заключения». При поступлении в тюрьмы женщин с грудными младенцами необходимо их использовать на таких работах, чтобы женщины

могли заниматься попечением своих детей. На кормление ребенка грудью женщине устанавливался полуторагодичный срок от его рождения. После этого срока детей помещали в заведения общественного презрения. Беременных и только родивших женщин освобождали от работы, кормящие женщины привлекались к облегченным работам (ст. 348).

В Уставе о ссыльных также обозначены некоторые правовые нормы содержания беременных женщин и женщин с малолетними детьми в ссылке. Послабление беременным женщинам и кормящим ребенка грудью делались и при их этапировании на каторгу: можно было перемещаться на подводах. В ст. 111 раздела IV Устава «Об употреблении каторжных на работы» указано, что беременные женщины и родившие ребенка освобождаются от работы, кормящие женщины привлекаются к облегченным работам, чтобы не нанести вред матери и ребенку. Обозначен также полуторагодичный срок на кормление ребенка матерью.

Анализ правовой информации в отношении заключенных беременных женщин, женщин, родивших в условиях заключения ребенка, женщин, отбывающих наказание с малолетними детьми, показывает, что в законодательстве оговариваются некоторые особенности пребывания данной категории заключенных в тюрьмах, на каторге, которые связаны в большей степени с решением возникающих проблем физиологического характера. Однако несовершенство законодательных норм не меняет положение данной категории заключенных женщин, особенно их малолетних детей, оно остается крайне тяжелым.

Попытку привлечь внимание общественности к бедственному положе-

нию в российских тюрьмах беременных женщин и женщин с малолетними детьми делают дамские комитеты Общества попечительного о тюрьмах. В Уставе о содержащихся под стражей в приложении к ст. 66 помещен Устав Санкт-Петербургского и Московского мужского и женского благотворительных тюремных комитетов, в котором обозначены цели, права, преимущество, средства комитетов. Цель деятельности комитетов - необходимость «призревать детей, лиц поступивших в места заключения, впредь до освобождения из-под стражи родителей» [3]. Ставится задача о выводе детей из мест заключения, чтобы предотвратить «искусственное выращивание преступников», о необходимости их воспитания.

Следует отметить, что деятельность дамских комитетов в историческом плане явилась предпосылкой к созданию системы психологического сопровождения заключенных беременных женщин и женщин с малолетними детьми. Первоначально данное сопровождение было религиозно-нравственное и включало в себя физическое, религиозное и нравственное направления, которые были закреплены в законодательных документах. В ст. 64 Устава Общества попечительного о тюрьмах обозначены цели деятельности общества, в число которых входило нравственное и физическое воспитание арестантов. В ст. 67 обозначены главные предметы попечительства: п. 7 - исправление нравственности арестантов, п. 8 - сооружение церквей и поддержание их в благополучии [3]. Обязанности комитетов обозначены, в частности, в ст. 92: п. 2 - «чтобы назидание заключенных в правилах Христианского благочестия и доброй нравственности было исполняемо неупу-

стительно», п. 3 - в установленные дни чтобы обязательно было богослужение в церкви, если в тюрьме ее нет, то в отдельном помещении или в камере [3]. В п. 5 дано указание на то, чтобы в тюрьмах обязательно были книги Священного Писания и духовно-нравственного содержания, в воскресные и праздничные дни арестанты должны их читать, а также проводить время в молитвах и беседах [3].

На практике духовно-нравственное сопровождение заключенных беременных женщин и женщин с малолетними детьми в большей степени декларировалось в нормативных документах, в меньшей - реализовыва-лось. М. Н. Гернет так писал по этому поводу: «Но и состав членов этого общества преимущественно из аристократии отнюдь не способствовал широкому подходу к тюремному вопросу в России. Дамы-патронессы, за редким исключением, подходили к работе в Попечительном о тюрьмах обществе как к средству некоторого развлечения. Ни в одном из многочисленных просмотренных мною отчетов этого общества я не нашел даже самого слабого намека на попытки борьбы со случаями заточения в места лишения свободы мужчин и женщин по произволу их помещиков. Над принятием каких-либо мер к обузданию произвола тех, кто направлял в эти вертепы даже и детей, общество вообще не задумывалось и находило удовлетворение в лучшем случае в замене подаяния куска хлеба в тюрьмы горячей пищею» [2].

Конкретные примеры трудностей пребывания осужденных женщин с малолетними детьми в условиях тюремного заключения представлены М. Шеффер, которая находилась в пересыльных тюрьмах в Вильне, Петер-

бурге, Москве. Она описывает свое пребывание в маленькой камере с женщиной и ее ребенком, больным сифилисом, который родился, вероятно, в условиях заключения. Женщина рассказала, что «ее заставляли работать в последние дни беременности, когда она уже еле ходила. Когда все ее просьбы ни к чему не привели, она самовольно перестала ходить в мастерскую, несмотря на то что грозили карцером. Потом ее оставили в покое» [4].

Положительным моментом пребывания женщин в тюрьмах было наличие врачей, которые во время вечерней поверки записывали больных для последующего приема. Однако заключенные женщины, у которых болели дети, редко к нему обращались. Больных детей забирали в больницу, которая находилась не на территории тюрьмы, и при этом не предполагалось общения матери с ребенком. М. Шеффер пишет: «Матери больных ребят испивали горькую чашу. Одна пересыльная немка, соседка моя в камере, заявила доктору на вечерней поверке о нездоровье своего четырехлетнего ребенка; доктор слегка его посмотрел и записал в больницу. После поверки, когда к ней явились за ребенком, она рассвирепела и наотрез отказалась его выдать. Боясь, чтобы его не взяли у нее силою, она стала инстинктивно прятать его за свою спину. Никакие слезы никакие крики ее не помогли: ребенка взяли. Бедная мать моталась после этого, как сумасшедшая» [4].

Находясь в Московской пересыльной тюрьме - «централке», М. Шеффер описала случай пребывания в тюрьме цыганки за конокрадство, которая добилась, чтобы к ней в тюрьму были направлены этапом ее четверо детей (старшему было 11 лет). «После свидания и общения с матерью надзиратель-

ница забирала старших детей в особую камеру на территории тюрьмы -приют для арестантских детей. Каждый день приходили они к матери чай пить и обедать. В «приюте для детей», находившемся рядом с нашей камерой, помещалась также дежурная монахиня; тут же была и каторжанка, на обязанности которой лежали уход за детьми и заботы о порядке» [4].

М. Шеффер, знакомая с идеями Дж. Говарда, делает вывод о том, что в России мало сделано для осуществления его гуманных идей. И все-таки некоторые положительные моменты, которые можно рассматривать в качестве предпосылок создания в России стройной системы психологического сопровождения осужденных женского пола, имеющих детей в домах ребенка при исправительном учреждении, можно отметить.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В 1818 г. 13 октября был образован Санкт-Петербургский дамский попечительный тюремный комитет, который занимался исключительно проблемами женщин и детей в условиях заключения. На первом заседании комитета было принято решение о необходимости учить грамоте и легкой работе малолетних арестантов. В 1822 г. была сделана смета на содержание детей, находящихся в заключении, так как дети питались только из пайка своей матери. Благодаря деятельности Т. Б. Потемкиной (председатель комитета с 1827 по 1858 год) в 1829 г. для несовершеннолетних заключенных и заключенных женщин организовали школу, мастерские. Их обучали грамоте, ремеслам - швейным, вязальным и др. Были созданы библиотеки. Так, в Литовском замке насчитывалось около 500 книг просветительского содержания. С 1841 г. несовершеннолетние за-

ключенные содержались отдельно от взрослых.

В 1843 г. на средства дамского комитета был открыт приют для арестантских детей - Евгеньевский приют имени Ее Императорского Высочества Евгении Максимилиановны Оль-денбургской. В 1848 г. в программу школьного обучения ввели арифметику, в 1859 г. - географию. По данным А. П. Керзума, девочки учились три раза в неделю - понедельник, среда, пятница с 10 до 12 часов, остальное время занимало рукоделие. Два раза в неделю устраивались свидания с родителями в здании тюрьмы. В праздники происходили совместные с родителями богослужения в церкви Литовского замка [5]. В 1875 г. приют был выведен за стены тюремного замка и размещен сначала в съемной квартире, а в 1876 г. - в отдельном помещении. К этому времени в приюте содержались дети заключенных петербургских тюрем, дети, доставляемые полицией без всяких свидетельств, дети каторжных, дети освобожденных, но не пожелавших взять своих детей, дети без вести пропавших. Они были распределены на три отделения по возрасту. Штат состоял из надзирательницы и двух младших надзирательниц; прислуги не было - дети сами убирали комнаты, мыли полы, стирали и гладили, шили и чинили одежду, готовили еду, следили за малолетними. Главную задачу попечители видели в нравственном развитии призреваемых. Обучение строилось таким образом, чтобы воспитанницы могли работать горничными, няньками, кухарками, прачками [5].

В 1874 г. дамский комитет с целью оказания помощи заключенным женщинам после освобождения открыл на свои средства убежище на 100 че-

ловек. Женщинам предоставлялось полное содержание, а также работа (стирка белья) с платой от 2 до 5 р. в месяц. В убежище женщины пребывали в течение шести месяцев, после чего они получали от членов комитета рекомендации для устройства на работу в частные дома и другие благопристойные заведения. Кроме того, в убежище принимались девочки от 12 лет для обучения чулочному ремеслу в течение 4 лет [6]. В Литовском замке также были открыты ясли для грудных детей заключенных женщин на 15 человек, приют-дача для арестантских детей-девочек на железнодорожной станции Тарховка.

В 1887 г. дамскому комитету удалось добиться полной замены в женских камерах мужчин-надзирателей на женщин, что способствовало открытию школы надзирательниц.

Если обратиться к воспоминаниям о пребывании в пересыльных тюрьмах М. Шеффер, можно найти некоторые подтверждения деятельности Петербургского дамского комитета в направлении улучшения положения женщин, и особенно женщин с детьми. Сравнивая Виленскую и Петербургскую пересыльные тюрьмы, она называет последнюю раем и пишет: «Двери четырех камер, выходивших в теплый коридор, оставались постоянно открытыми. Арестантки бегали взад и вперед; кто гладил в коридоре, кто стирал в ванной какой-нибудь носовой платок - в отделении имелась ванная, которой арестантки могли пользоваться с разрешения начальства. В камерах тоже работали: шили казенное белье. Все тюремные работы оплачивались и, надо сказать, довольно хорошо. Камеры с крашеными полами, уставленными железными кроватями, не при-

кованными к полу, скорее напоминали больницу, чем тюрьму» [5]. В тюрьме для заключенных было хорошее питание, соблюдались гигиенические нормы поддержания чистоты, надзиратели общались с заключенными вежливо и гуманно. За нарушение дисциплины арестантки наказывались, в частности, заключением в карцер.

Отделения Петербургского и Московского дамских комитетов осуществляли свою работу в губерниях для улучшения жизни в условиях заключения женщин с детьми. С целью организации приютов для арестантских детей снимали помещения либо организовывали приют в выделенных комнатах на территории тюрьмы; подбирался персонал как для работы в приютах - воспитательницы, учителя, так и для работы с заключенными женщинами - надзирательницы. Постепенно менялось отношение заключенных женщин с детьми к приютам. Детей без страха стали отдавать на содержание, воспитание и обучение в приют.

Так, в 1869 г. женским отделением Пермского попечительства о тюрьмах комитета при тюремном замке было открыто особое помещение для арестантских детей, рассчитанное на 50 мест.

В Тобольской губернии в тюремном замке был открыт родильный дом, чтобы рожающие заключенные женщины не были отделены от детей и мужей. Дамский комитет определил выдавать детям от 1 до 2 лет вместо «обыкновенной арестантской пищи» по кружке молока, а детям от 3 до 9 лет вместо сухого хлеба на завтрак кашицу из ячменной крупы, полагая на 5 детей 1 фунт крупы и 2 золотника масла. Оказывалась также помощь женам и детям ссыльных одеждой. Для сбережения грудных детей от просту-

ды отделение распорядилось о шитье для них стеганых ситцевых одеял на верблюжьей шерсти [7].

В Иркутской губернии в 1864 г. реализовалась идея открытия приюта для арестантских детей при тюрьме представителями местного дамского отделения, в обязанности которого входила забота о подсудимых и срочных заключенных женщинах, попечение о больных, детях арестантов [8]. Было арендовано помещение недалеко от тюрьмы, в котором находились арестантские дети. Их обучали грамоте, проводили религиозное просвещение. Был разработан Устав приюта для арестантских детей. Дамское отделение добилось выделения помещения для арестантских детей при тюремном замке, и в 1877 г. был открыт приют для арестантских детей. Первоначально в приюте находилось 25 человек (10 мальчиков, 15 девочек), в 1916 г. -102 ребенка. Внимание было уделено религиозно-нравственному и умственному воспитанию детей. Детей обучали чтению, письму, рукоделию, столярному, сапожному, кузнечному делу. В штат приюта входили надзирательница, учитель, священник, мастер.

Главным положительным моментом в деятельности дамских комитетов и их отделений в России было привлечение внимания законодателя к проблемам женщин-заключенных и их малолетних детей, которые вынуждены были находиться в условиях тюремного заключения с матерью. Представители комитетов старались не только поддерживать заключенных женщин с малолетними детьми в материально-вещевом снабжении, соблюдении гигиенических норм, но и изыскивать иные возможные методы работы с данной категорией заключен-

ных в условиях тюрьмы, ссылки. Религиозно-нравственное сопровождение было основным в организации работы по исправлению преступниц. Оно реализовывалось на практике посредством распространения и чтения книг нравственно-религиозного содержания, бесед со священнослужителями, обучения женщин и их детей грамоте, письму, ремеслу, создания детских приютов как на территории тюрем, так и за их пределами [9]. Для того времени это была очень прогрессивная деятельность, к сожалению, не носившая системного характера. Не во всех губерниях были организованы дамские отделения, в большей степени это была работа энтузиастов, средства на реализацию которой были благотворительными. И все-таки, как указывает в своем исследовании М. К. Батчаева, «несмотря на различные трудности, деятельность благотворительно-тюремных организаций и их вклад в обеспечение функционирования пенитенциарной системы страны были достаточно весомыми» [10].

После революционных событий в России работа всех благотворительных комитетов и отделений была приостановлена, накопленный положительный опыт предан забвению, и решение проблем отбывания наказания женщин, имеющих малолетних детей, начинается, по сути, с чистого листа [11].

Библиографический список

1. Омельченко О. А. Историко-правовой анализ регулирования проблемы отбывания наказания в виде лишения свободы беременными женщинами и женщинами с малолетними детьми // Российский журнал правовых исследований. 2014. № 4(1). С. 198-205.

2. Гернет М. Н. История царской тюрьмы. СПб., 1932. М., 1951. Т. 1. 384 с.

3. Свод законов Российской империи : в 16 т. СПб., 1912. Т. XIV. 909 с.

4. Шеффер М. Среди арестантов (очерки тюремной жизни). СПб., 1907. 98 с.

5. Керзум А. П. Евгеньевский приют. Приют имени Ее Императорского Высочества Евгении Максимилиановны Ольденбургской для арестантских детей-девочек // Энциклопедия Санкт-Петербурга. 1898. 150 с.

6.Благотворительность и милосердие: рубеж XIX-XX веков : историко-документальное издание. СПб. : Лики России, 2010.

7. Отчет о действиях женского отделения Тобольского попечительного о тюрьмах комитета за 1858 г. // Тобольские губернские ведомости. 1859. № 12.

8. Шайдурова Г. А. Приют для арестантских детей при Иркутской губернской тюрьме в 60-80годах XIX столетия // Сибирская ссылка : сб. ст. Иркутск, 2009. Вып. 5(17). С. 328-336.

9. Калашникова Т. В., Калашникова М. М. Исторический опыт педагогического сопровождения несовершеннолетних осужденных в России // Вестник Кузбасского института. 2016. № 3(28). С. 158-165.

10. Батчаева М. К. Деятельность российского Общества попечительного о тюрьмах во второй половине XIX - начале XX в. : на материалах Ставрополья и Кубани : автореф. дис. ... канд. ист. наук. Ставрополь, 2009. 25 с.

11. Аксенова Г. И., Кожевникова Е. Н. Теоретические подходы к проблеме жизненных стратегий условно осужденных несовершеннолетних // Прикладная юридическая психология. 2014. № 3. С. 39-47.