Научная статья на тему 'Историческая память и механизмы ее формирования: анализ историографических концепций в отечественной науке'

Историческая память и механизмы ее формирования: анализ историографических концепций в отечественной науке Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
7372
1037
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ / ИСТОРИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ / ОБРАЗ ПРОШЛОГО / КОММЕМОРАЦИЯ / HISTORICAL MEMORY / HISTORICAL CONSCIOUSNESS / IMAGE OF THE PAST / COMMEMORATION

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Дмитриева Ольга Олеговна

На основе изучения исследований отечественных ученых анализируется понятие ‘историческая память’, выделяются его формы и классификация. Такие концепты, как ‘историческое сознание’, ‘коммеморация’, ‘рекоммеморация’, ‘образ прошлого’, ‘места памяти’, рассматриваются как механизмы формирования исторической памяти. При этом ‘рекоммеморация’ анализируется как целенаправленный процесс забвения определенных исторических фактов. Сравниваются различные трактовки роли исторической памяти в процессе конструирования национальной идентичности. В статье рассмотрены научные взгляды зарубежных исследователей мемориальной тематики (М. Хальбвакс, П. Нора, А. Мегилл), а также влияние их концепций на взгляды отечественных ученых (Г. М. Агеева, В. Н. Бадмаев, М. А. Барг, Т. А. Булыгина, Т. Н. Кожемяко, Н. В. Гришина, И. Н. Горин, В. В. Меншиков, Ю. А. Левада, О. Б. Леонтьева, В. И. Мажовников, О. В. Морозов, М. В. Соколова, Л. П. Репина).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Historical memory and mechanisms of its formation: analysis of historiographical concepts in domestic science

Studies by Russian scientists lay the foundation of this work to analyze the concept of «“historical memory” and to reveal its shape and classification. Such concepts as “historical consciousness”, “commemoration”, “recommemoration”, “image of the past”, “memory location” are seen as mechanisms of the formation of historical memory. The “recommemoration” is analyzed as a purposeful process of oblivion of certain historical facts. Different interpretations of the role of memory in the process of constructing a national identity are compared. The article describes scientific views of foreign scholars researching memorial subjects (M. Halbwachs, P. Nora, A. Megill), as well as the impact of their views on the concepts of national scholars (G. M. Ageevа, V. N. Badmaev, M. A. Barg, T. A. Bulygina, T. N. Kozhemyako, N. V. Grishina, I. N. Gorin, V. V. Menshikov, Y. A. Levada, O. B. Leontievа, V. I. Mazhovnikov, O. V. Morozov, M. V. Sokolova, L. P. Repina).

Текст научной работы на тему «Историческая память и механизмы ее формирования: анализ историографических концепций в отечественной науке»

Вестник Челябинского государственного университета. 2015. № 6 (361). История. Вып. 63. С. 132-137.

УДК 930.1

ББК Ю 631

О. О. Дмитриева

ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ И МЕХАНИЗМЫ ЕЕ ФОРМИРОВАНИЯ: АНАЛИЗ ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИХ КОНЦЕПЦИЙ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКЕ

На основе изучения исследований отечественных ученых анализируется понятие 'историческая память', выделяются его формы и классификация. Такие концепты, как 'историческое сознание', 'ком-меморация', 'рекоммеморация', 'образ прошлого', 'места памяти', рассматриваются как механизмы формирования исторической памяти. При этом 'рекоммеморация' анализируется как целенаправленный процесс забвения определенных исторических фактов. Сравниваются различные трактовки роли исторической памяти в процессе конструирования национальной идентичности. В статье рассмотрены научные взгляды зарубежных исследователей мемориальной тематики (М. Хальбвакс, П. Нора, А. Мегилл), а также влияние их концепций на взгляды отечественных ученых (Г. М. Агеева, В. Н. Бад-маев, М. А. Барг, Т. А. Булыгина, Т. Н. Кожемяко, Н. В. Гришина, И. Н. Горин, В. В. Меншиков, Ю. А. Левада, О. Б. Леонтьева, В. И. Мажовников, О. В. Морозов, М. В. Соколова, Л. П. Репина).

Ключевые слова: историческая память; историческое сознание; образ прошлого; коммеморация.

В конце XX - начале XXI в. в исторической науке большое внимание уделяется мемориальной проблематике, где в центре исследования не событие и дата, а формирование исторической памяти об этом событии и дате. «Интерес отечественных историков к проблеме исторической памяти объясняется актуальной для современной России повесткой дня, - отмечает О. В. Морозов, - обращение к исторической памяти обусловлено тем, что за двадцать с лишним лет российскому обществу так и не удалось определиться с нравственными ориентирами, идентичностью, а также подходами к оценке национального прошлого»1.

Несмотря на активный интерес исследователей, понятийный аппарат данной проблемы дискуссионен, существуют разные трактовки термина 'историческая память', разные подходы к ее изучению. В связи с этим необходим историографический анализ данной проблемы, что и является целью статьи. К ее задачам можно отнести характеристику основных взглядов основоположников мемориальной историографии и их отражение в трудах отечественных исследователей. Историографическими константами в моем анализе являются историческая память, ее структура, механизмы формирования и ее соотношение с историческим знанием.

Для верной оценки работ отечественных исследователей необходимо в первую очередь об-

1 Морозов О. В. Рец. на кн.: Леонтьева О. Б. Историческая память и образы прошлого в российской культуре XIX - начала XX в.». С. 374.

ратиться к трудам одного из основоположников мемориальных проблем М. Хальбваксу. Он первым предложил трактовку памяти как социально обусловленного элемента общественного сознания и коллективной идентичности. Французский ученый считал, что нельзя рассматривать память как нечто, присущее лишь «сугубо индивидуальному телу или сознанию», что существует совершенно уникальный феномен формирования группового сознания, исследование которого требует междисциплинарного подхода. Выделяя взаимосвязанные между собой индивидуальную память, основанную на личном опыте, и память коллективную2. Таким образом, он в своих работах впервые обратил внимание на исследование памяти в рамках коллективного (социального) измерения, а не только индивидуального автобиографического опыта.

Современные отечественные ученые ведут исследования данной проблемы в междисциплинарном поле. Важным вопросом является соотношение исторического знания, исторической памяти и исторического сознания. Одним из первых эту проблему поднял М. А. Барг, считая, что ошибочно отождествлять историческое сознание и историческую память, ведь это означает отождествить его лишь с опытом прошлого, лишая измерений настоящего и будущего. Он указывал: «Общественное сознание является историческим не только в силу того, что его содержание с тече-

2 Хальбвакс М. Коллективная и историческая память. С. 8.

нием времени развивается и изменяется, но и потому, что определенной своей стороной оно "обращено" в прошлое, "погружено" в историю»1. По этому поводу Л. П. Репина пишет: «В основе всякого историописания лежит, прежде всего, историческое сознание, объединяющее прошлое с настоящим, проецируемым в будущее»2. Российский социолог Ю. А. Левада дает такое определение историческому сознанию: «Этим понятием охватывается все многообразие стихийно сложившихся или созданных наукой форм, в которых общество осознает свое прошлое»3.

Само понятие исторического сознания, по мнению ученых, шире, чем понятие историческая память. Если память в своей основе обращена к опыту прошлого, опыту истории, то историческое и общественное сознание есть как бы воплощение опыта прошлого, проецируемого в настоящем и ориентируемым на будущее, как бы продукт, сформированный в процессе осознания обществом себя самого, своего отношения к истории в настоящем времени.

Часто история и историческая память воспринимаются как синонимы, однако это не так. По мнению М. В. Соколовой, «изучение истории направлено на более объективное и точное отражение прошлого. Устная традиция передачи информации о прошлом наоборот, мифологична, характеризуется тем, что память сохраняет и "воспроизводит" сведения о прошлом на основе воображения, порожденного чувствами и ощущениями»4. В. Н. Бадмаев, обращая внимание на вопрос соотношения истории и памяти, пишет: «.. .Историческая память характеризуется как устойчивая система представлений о прошлом, бытующих в общественном сознании. Ей свойственна не столько рациональная, сколько эмоциональная оценка прошлого»5. В этом он видит принципиальное отличие исторической науки от исторической памяти. По мнению Бадма-ева, историческая память избирательна, выделяя одни факты, она предает забвению другие.

Л. П. Репина в своих трудах подчеркивает, что нельзя проводить четкой границы между историческим знанием и исторической памятью, так как нет существенного разрыва между ними. «... Важнейшее различие между историей и памятью состоит в том, что историк может обнаружить то, чего нет в памяти, то, что касалось "незапамятных

1 Барг М. А. Эпохи и идеи: становление историзма. С. 5-6.

2 Репина Л. П. Историческая наука. С. 479.

3 Левада Ю. А. Историческое сознание и научный метод. С. 191.

4 Соколова М. В. Что такое историческая память. С. 37.

5 Бадмаев В. Н. Ментальность и историческая память. С. 79.

времен", или просто забылось. Это - одна из главных функций исторического исследования»6. Важным предметом исследования отечественных ученых является структура исторической памяти, ее формы и классификация. Л. П. Репина указывает: «Историческая память находит свое выражение в различных формах. Существуют две модели репрезентации исторического прошлого: это - эпос (первоначальный звуковой способ передачи исторической памяти) и хроника (изначально письменный способ ее фиксации)»7.

И. Н. Горин и В. В. Менщиков дают свою классификацию форм исторической памяти: это, во-первых, «память поколений, передаваемая и хранимая в виде устной истории сообщества, которая склонна трансформировать события, забывать "мелочи" или дополнять их новыми элементами. При этом процессе происходит сакрализация событий, в ходе которой появляется следующая форма - мифы. Исследователи отмечают особенность мифа как "особой формы исторической памяти, освободив которую от архетипов, мы можем воспроизвести историческую подоснову"»8.

Следующей формой исторической памяти является научная. Вслед за ней И. Н. Горин и

B. В. Менщиков выделяют также и такую форму, как культурно-исторические символы, считая, что это «форма исторической памяти, основанная на преломлении событий истории через систему доминирующих в обществе ценностей и этико-культурных норм». Это события, явления, факты и герои прошлого, получившие в «исторической памяти конкретной общности определенную значимость и ценностное содержание»9. Ученые считают, что это понятие также корреспондирует с понятием 'образ прошлого', активно используемым в современных исследованиях. Можно согласиться, что образ того или иного события прежде всего воплощает в себе символ, героизирующий неких персонажей и событие. Символ становится некой схематизированной идеей.

Проблеме формирования исторических образов прошлого как «метода изучения исторической памяти» уделяет большое внимание О. Б. Леонтьева. По ее мнению, «именно образы событий и персонажей прошлого, созданные в произведениях художественной культуры, являются основой обыденных представлений о прошлом»10.

6 Репина Л. П. Историческая наука. С. 435.

7 Там же. С. 419.

8 Горин И. Н., Менщиков В. В. Культурно-исторические символы и историческая память. С. 74.

9 Там же. С. 76.

10 Леонтьева О. Б. Историческая память и образы прошлого.

C. 34.

Исследовательница отмечает, что изучение образов прошлого позволяет проследить наглядный процесс превращения фактов реальности в факты исторической памяти.

Несомненно, образ прошлого - фундаментальная основа исторической памяти. Именно при помощи комплекса обрывчатых воспоминаний, повседневных представлений об истории мы имеем возможность наблюдения и изучения феномена исторической памяти. Образы прошлого существуют в различных формах. Это могут быть образы конкретных исторических событий, отдельных исторических деятелей, социальных групп или собирательных типов. Образ события или исторической личности, как правило, базируется на комплексе несистематичных воспоминаний. С течением времени, когда пережитые события превращаются в историю, когда остается все меньше современников, образ все более трансформируется и видоизменяется, все более отдаляется от исторической действительности. Так комплекс образов прошлого формирует историческую память.

Исследователи особое внимание уделяют механизмам формирования исторической памяти. На основе чего забываются одни факты и актуализируются другие? Ведь память не формируется хаотически, она базируется на комплексе определенных составляющих. Формирование образов прошлого можно считать базовым механизмом формирования исторической памяти.

Процесс отбора исторического прошлого, актуализация или сознательное забвение тех или иных фактов связаны с такими понятиями, как коммеморация и рекоммеморация. Их можно считать разновидностями механизмов формирования исторической памяти. Один из основоположников этих понятий, А. Мегилл, определяет коммеморацию как процесс, когда «зафиксированные воспоминания прошлых событий могут превратиться в нечто, родственное объектам религиозного почитания». Он считает, что когда возникает поклонение, «память превращается в нечто иное: память становится коммеморацией»1. Его взгляды оказали влияние на отечественных ученых. Г. М. Агеева определяет коммеморацию как «увековечение памяти о событиях: сооружение памятников, организация музеев, определение знаменательных дат, праздники, массовые мероприятия и многое другое»2.

Таким образом, коммеморация рассматривается как целенаправленная актуализация истори-

1 Мегилл А. Историческая эпистемология. С. 110.

2 Агеева Г. М. Практики виртуальной коммеморации в библиотечно-информационной сфере. С. 156.

ческой памяти. Бадмаев отмечает, что «историческая память особенно своеобразно реагирует на трагические и драматические события истории: войны, революции, репрессии. Такие периоды характеризуются дестабилизацией общественных структур, ростом противоречий, конфликтов»3. В условиях подобной дестабилизации общества коммеморативные практики играют довольно важную роль. Н. В. Гришина, анализируя концепцию А. Мегилла, считает, что коммеморация является «своеобразным способом скрепления сообщества, целенаправленным воспоминанием»4. Исследовательница также согласна с А. Мегил-лом, что «коммеморация возникает в настоящем из желания сообщества, существующего в данный момент, подтверждать чувство своего единства и общности, упрочивая связи внутри сообщества через разделяемое его членами отношение <...> к репрезентации прошлых событий»5.

Противоположностью коммеморации является процесс рекоммеморации как целенаправленного и сознательного процесса забвения определенных трагических, болезненных для общества страниц истории, умалчивание о преступлениях, совершенных той или иной общностью в прошлом. Процесс «забвения», на наш взгляд, также следует трактовать как один из механизмов формирования исторической памяти. Каким образом проходит процесс отбора исторических фактов, ставших фундаментом формирования исторической памяти? В. Н. Бадмаев отмечает, что причины забвения могут быть различными, вследствие чувства вины или «клиотравматич-ности». Л. П. Репина считает, что «сознательное манипулирование общественным сознанием может быть одной из причин процесса забвения»6. О. Б. Леонтьева подчеркивает «избирательный и творческий характер исторической памяти, при этом забвение - это неотъемлемый ее элемент, при помощи которого выстраивается целостная, обладающая внутренней логикой картина прошлого»7. Таким образом, изучение избирательности исторической памяти - одна из дискуссионных проблем. Процесс забвения может нести вполне целенаправленный характер, когда из памяти общества сознательно стираются нелицеприятные факты истории и актуализируются

3 Бадмаев В. Н. Ментальность и историческая память. С. 80.

4 Гришина Н. В. Школа В. О. Ключевского исторической науке и российской культуре. С. 24.

5 Мегилл А. Историческая эпистемология. С. 116.

6 Репина Л. П., Зверева В. В., Парамонова М. Ю. История исторического знания . С. 11-12.

7 Леонтьева О. Б. Историческая память и образы прошлого. С. 13.

героические вехи прошлого страны.

При изучении исторической памяти необходим анализ еще одного концептуального, неоспоримо важного, механизма ее формирования - создание «мест памяти». На отечественных исследователей оказала воздействие концепция П. Нора, который писал: «Места памяти - это останки. Крайняя форма, в которой существует коммемо-ративное сознание в истории <...> Музеи, архивы, кладбища, коллекции, праздники, годовщины, трактаты, протоколы, монументы, храмы, ассоциации - все эти ценности в себе - свидетели другой эпохи, иллюзии вечности»1. Существует тесная связь коммеморативных практик и мест памяти. Кроме того, в мемориальной историографии получило развитие представление о том, что образы прошлого не могут существовать без мест памяти, так как им необходима конкретная форма фиксации, на базе которой они могут сформироваться. В этом отношении места памяти являются одним из базовых элементов конструирования и визуализации образов прошлого.

При анализе особенностей исторической памяти на первый план выходит политический мотив ее конструирования. Власть целенаправленно пользуется механизмами формирования исторической памяти в целях консолидации общества, формирования единого понимания общностью своего прошлого, своего национального достояния и национальной идентификации. При этом процесс формирования исторической памяти идет параллельно со складыванием общего отношения к власти вообще. Т. А. Булыгина и Т. Н. Кожемяко отмечают, что «историческая память общества моделируется по различным шаблонам, выработанным властью и оппозицией на протяжении многих десятилетий национальной истории»2.

Связь исторической памяти и политических структур отмечает В. И. Мажников, считая, что актуализация изучения исторической памяти «обусловливается, главным образом, потребностью государства, властвующей политической элиты в активизации воздействия на массовое общественное сознание»3.

«Политическое манипулирование исторической памятью является мощным средством управления сознанием человека и общества, - отмечает Л. П. Репина, - конструированием приемлемых версий исторической памяти заняты не только официальные власти, но также оппозиционные

1 Нора П. Франция - память. С. 26.

2 Булыгина Т. А. Историческая память и юбилеи в России в ХХ-ХХ1 вв. С. 63.

3 Мажников В. И. Историческая память о сталинградской

битве. С. 8.

силы и различные общественные движения»4. Можно согласиться с тем, что борьба за политическое лидерство нередко проявляется как соперничество различных версий исторической памяти и разных символов ее величия.

Таким образом, проблема исторической памяти является актуальной и, одновременно, дискуссионной в современной исторической науке. Актуализация этой проблемы вполне понятна, ведь в современном обществе в условиях глобализации, переосмысления общечеловеческой истории, информационной войны и политической нестабильности общее наследие, общая историческая память становятся базовым и ключевым элементом формирования национальной идентичности и национального единения. Этой социальной значимости должна соответствовать и выработка если не единых точек зрения на эту проблему, то единого понятийного аппарата. Это должно вывести научные дискуссии от схоластического спора о дефинициях к более содержательному исследованию как исторической памяти, так и механизмов ее формирования.

Список литературы

1. Агеева, Г. М. Практики виртуальной комме-морации в библиотечно-информационной сфере / Г. М. Агеева // Библиотечное дело-2012: библио-течно-информационная деятельность в пространстве науки, культуры и образования. М.: МГУКИ, 2012.Ч. 1. 283 с.

2. Бадмаев, В. Н. Ментальность и историческая память / В. Н. Бадмаев // Вестн. Калмыц. унта. 2012. Вып. 1 (13). С. 78-84.

3. Барг, М. А. Эпохи и идеи: (Становление историзма) / М. А. Барг. М.: Мысль, 1987. 348 с.

4. Булыгина, Т. А. Историческая память и юбилеи в России в ХХ-ХХ1 вв. / Т. А. Булыгина, Т. Н. Кожемяко // История и историческая память. 2012. Т. 6, № 6. С. 63-76.

5. Гришина, Н. В. Школа В. О. Ключевского в исторической науке и российской культуре / Н. В. Гришина. Челябинск: Энциклопедия, 2010. 288 с.

6. Горин, И. Н. Культурно-исторические символы и историческая память / И. Н. Горин, В. В. Менщиков // Историко-педагогические чтения. 2007. № 11. С. 74-78.

7. Левада, Ю. А. Историческое сознание и научный метод / Ю. А. Левада // Философские проблемы исторической науки. М., 1984. С. 191-193.

4 Репина Л. П., Зверева В. В., Парамонова М. Ю. История исторического знания. С. 444.

8. Леонтьева, О. Б. Историческая память и образы прошлого в российской культуре XIX - начала XX в. / О. Б. Леонтьева. Самара: Книга, 2011. 448 с.

9. Мажников, В. И. Историческая память о сталинградской битве как фактор формирования межнациональной толерантности / В. И. Мажни-ков // Вестн. Волгоград. гос. ун-та. 2013. Сер. 4. № 1 (23). С. 8-13.

10. Мегилл, А. Историческая эпистемология / А. Мегилл. М.: Канон+, 2007. 480 с.

11. Морозов, О. В. Рец. на кн.: Леонтьева О. Б. Историческая память и образы прошлого в российской культуре XIX - начала XX в.». (Самара: Книга, 2011. 447 с.) // Диалог со временем. 2014. Вып. 46. 399 с.

12. Нора, П. Франция - память / П. Нора. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1999. 328 с.

13. Соколова, М. В. Что такое историческая память / М. В. Соколова // Преподавание истории в школе. 2008. № 7. С. 37-44.

14. Репина, Л. П. Историческая наука на рубеже XX-XXI вв. / Л. П. Репина. М.: Кругъ, 2011. 559 с.

15. Репина, Л. П. История исторического знания / Л. П. Репина, В. В. Зверева, М. Ю. Парамонова. М., 2004. 288 с.

16. Хальбвакс, М. Коллективная и историческая память / М. Хальбвакс // Неприкосновен. запас. 2005. № 2-3 (40-41). С. 8-28.

Сведения об авторе

Дмитриева Ольга Олеговна - аспирант кафедры истории и культуры зарубежных стран Чувашского государственного университета имени И. Н. Ульянова. dmitrieva21region@mail.ru

Bulletin of Chelyabinsk State University. 2015. № 6 (361). History. Issue 63. P. 132-137.

HISTORICAL MEMORY AND MECHANISMS OF ITS FORMATION: ANALYSIS OF HISTORIOGRAPHICAL CONCEPTS IN DOMESTIC SCIENCE

O. O. Dmitrieva

A post-graduate student of the Department of History and Culture of Foreign Countries, Chuvash State University.

dmitrieva21region@mail.ru

Studies by Russian scientists lay the foundation of this work to analyze the concept of«"historical memory" and to reveal its shape and classification. Such concepts as "historical consciousness", "commemoration", "recommemoration", "image of the past", "memory location" are seen as mechanisms of the formation of historical memory. The "recommemoration" is analyzed as a purposeful process of oblivion of certain historical facts. Different interpretations of the role of memory in the process of constructing a national identity are compared. The article describes scientific views of foreign scholars researching memorial subjects (M. Halbwachs, P. Nora, A. Megill), as well as the impact of their views on the concepts of national scholars (G. M. Ageeva, V. N. Badmaev, M. A. Barg, T. A. Bulygina, T. N. Kozhemyako, N. V. Grishina, I. N. Gorin, V. V. Menshikov, Y. A. Levada, O. B. Leontieva, V. I. Mazhovnikov, O. V. Morozov, M. V. Sokolova, L. P. Repina).

Keywords: historical memory; historical consciousness; the image of the past; commemoration.

References

1. Ageeva G. M. Praktiki virtual'noi kommemoratsii v bibliotechno-informatsionnoi sfere [Practice virtual commemoration in library and information field]. Bibliotechnoe delo-2012: bibliotechno-informatsionna-ya deyatel'nost' v prostranstve nauki, kul'tury i ob-razovaniya [Librarianship-2012: library and information work in space science, culture and education], part 1. M., MGUKI, 2012, 283 p. (In Russ.).

2. Badmaev V. N. Mental'nost' i istoricheskaya pamyat' [Mentality and historical memory]. Vestnik Kalmytskogo universiteta [Bulletin of the Kalmyk University], vol. 1 (13), 2012, pp. 78-84. (In Russ.).

3. Barg M. A. Epokhi i idei: Stanovlenie istorizma [Era and ideas: the Rise of historicism]. M., Mysl', 1987, 348 p. (In Russ.).

4. Bulygina T. A., Kozhemyako T. N. Istoricheskaya pamyat' i yubilei v Rossii v XX-XXI vv. [Historical memory and anniversaries in Russia in the XX-XXI centuries]. Istoriya i istoricheskaya pamyat' [History and historical memory], 2012, vol. 6, no. 6, pp. 63-76. (In Russ.).

5. Grishina N. V. Shkola V. O. Klyuchevskogo v istoricheskoi nauke i ros-siiskoi kul'ture [School V.O. Kliuchevskoi in historical science and Russian culture]. Chelyabinsk, Entsiklopediya, 2010, 288 p. (In Russ.).

6. Gorin I. N., Menshchikov V. V. Kul'turno-istoricheskie simvoly i istoricheskaya pamyat' [Cultural and historical symbols and historical memory]. Istoriko-pedagogicheskie chteniya [Historical-pedagogical readings], 2007, no. 11, pp. 74-78. (In Russ.).

7. Levada Yu. A. Istoricheskoe soznanie i nauchnyi metod [Historical consciousness and the scientific method]. Filosofskieproblemy istoricheskoi nauki [Philosophical problems of historical science]. M., 1984, pp. 191-193. (In Russ.).

8. Leont'eva O. B. Istoricheskaya pamyat' i obrazy proshlogo v rossii-skoi kul'ture [Historical memory and images of the past in the russian culture XIX - early XX century]. Samara, Kniga, 2011, 448 p. (In Russ.).

9. Mazhnikov V. I. Istoricheskaya pamyat' o stalingradskoi bitve kak faktor formirovaniya mezhnatsional'noi tolerantnosti [The historical memory of the Battle of Stalingrad as a factor of interethnic tolerance]. Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo universiteta [Bulletin of Volgograd state University], ser. 4, 2013, no. 1 (23), pp. 8-13. (In Russ.).

10. Megill A. Istoricheskaya epistemologiya [Historical epistemology]. M., Kanon+, 2007, 480 p. (In Russ).

11. Morozov O. V. Rets. Na kn.: Leont'eva O.B. Istoricheskaya pamyat' i obrazy proshlogo v rossiiskoi kul'tureXIX- nachalaXXv». (Samara: Kniga, 2011. 447s.) [Review of the book : Leontiev O. B. Historical memory and images of the past in the Russian culture XIX - early XX century]. Dialog so vremenem [Dialogue with time], 2014, vol. 46, 399 p. (In Russ.).

12. Nora P. Frantsiya - pamyat' [France - memory]. SPb., Izd-vo S.-Peterb. un-ta, 1999, 328 p. (In Russ.).

13. Sokolova M. V. Chto takoe istoricheskaya pamyat' [What is the historical memory]. Prepodavanie istorii v shkole [The teaching of history in schools], 2008, no. 7, pp. 37-44. (In Russ.).

14. Repina L. P. Istoricheskaya nauka na rubezhe XX-XXI vv. [Historical science at the turn of XX-XXI centuries]. M., Krug, 2011, 559 p. (In Russ.).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

15. Repina L. P., Zvereva V. V., Paramonova M. Yu. Istoriya istoricheskogo znaniya [The history of historical knowledge]. M., 2004, 288 p. (In Russ.).

16. Khal'bvaks M. Kollektivnaya i istoricheskaya pamyat' [Collective and historical memory]. Neprikos-novennyi zapas [Reserve], 2005, no. 2-3 (40-41), pp. 8-28. (In Russ.).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.