Научная статья на тему 'Исследование социально-демографических и социально-культурных проблем коренных и малочисленных народов Севера'

Исследование социально-демографических и социально-культурных проблем коренных и малочисленных народов Севера Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
706
171
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОРЕННЫЕ МАЛОЧИСЛЕННЫЕ НАРОДЫ / ЭТНОС / КУЛЬТУРА / ТРАДИЦИИ / ЯЗЫК / ЗАНЯТОСТЬ / СИСТЕМЫ ЖИЗНЕОБЕСПЕЧЕНИЯ / INDIGENOUS SMALL-NUMBERED PEOPLES / ETHNIC GROUP / CULTURE / TRADITION / LANGUAGE / EMPLOYMENT / SYSTEM OF LIFE NECESSITIES

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Чистякова В. А., Лукьяненко Т. И., Манеева Н. Ф., Карплюк П. Н., Сазонова О. К.

В статье рассматриваются социально-демографические и социально-культурные проблемы коренных и малочисленных народов. Особое внимание уделяется этносам, проживающим на территории Республики Алтай.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE RESEARCH OF SOCIODEMOGRAPHIC AND SOCIOCULTURAL PROBLEMS OF INDIGENOUS AND SMALL-NUMBERED PEOPLES OF THE NORTH

The article studies sociodemographic and sociocultural issues among native minorities. The research makes a special emphasis on smallnumbered ethnicities living on the territory of the Altai Republic.

Текст научной работы на тему «Исследование социально-демографических и социально-культурных проблем коренных и малочисленных народов Севера»

3. Растигеев, А. П. Социальная адаптация и ответственность личности // Социальная адаптация и вопросы нравственного воспитания личности. - Барнаул, 1998.

4. Рогинский, В.М. Особенности адаптационного периода для студентов в вузе // Азбука педагогического труда. - М.: Высшая школа, 1990. Статья поступила в редакцию 23.10.09

УДК 14.31.07

В.А. Чистякова, канд. пед. наук, доц.; Т.И. Лукьяненко, канд. псих. наук, доц.; Н.Ф. Манеева, канд. пед. наук, доц., П. Н Карплюк, канд. пед. наук, проф., О.К Сазонова, канд. пед. наук, доц.; Т.А. Гонохова, канд. псих. наук, доц. ГАГУ, г. Горно-Алтайск, E-mail:ksp@gasu.ru

ИССЛЕДОВАНИЕ СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫХ ПРОБЛЕМ КОРЕННЫХ И МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ СЕВЕРА

В статье рассматриваются социально-демографические и социально-культурные проблемы коренных и малочисленных народов. Особое внимание уделяется этносам, проживающим на территории Республики Алтай.

Ключевые слова: коренные малочисленные народы, этнос, культура, традиции, язык, занятость, системы жизнеобеспечения.

В Российской Федерации проживают 40 коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока (сокращенно - коренные малочисленные народы Севера, коренные народы Севера, народы Севера).

Общая численность коренных малочисленных народов Севера составляет чуть более 200 тыс. человек, что составляет всего 2 % населения территорий, на которых они проживают. Самый крупный по численности народ - ненцы (34 тыс.), самые малочисленные - энцы (189 чел.) и ороки (179). Народы Севера живут на территории 29 субъектов РФ, при этом 80 % их сосредоточено в Ямало-Ненецком, Ханты-Мансийском, Таймырском (Долгано-Ненецком), Чукотском автономных округах, Камчатской области, Хабаровском крае и Республике Саха (Якутия). Подавляющее большинство народов Севера (около 75 %) - сельские жители. В отдельных субъектах РФ их доля не превышает в среднем 1 - 2 % от всего населения. В сельской местности этот показатель выше -около 19 %. 24 марта 2000 г. Постановлением Правительства РФ (№° 255) был утвержден единый перечень коренных малочисленных народов Российской Федерации, который в настоящее время включает в себя 45 народов [1].

Рассмотрим некоторые основные вехи истории малочисленных народов Севера в составе Российского государства. В дореволюционной России коренные народы Сибири были обязаны вносить в казну государственную подать - ясак. Ясачный сбор состоял из собственно ясака - обязательного платежа и добровольных приношений - «поминков», которые постепенно перешли в разряд обязательных. В обыденную жизнь северных народов власти, как правило, не вмешивались.

В 1822 г. царское правительство провело реформу управления Сибирью. Сибирским генерал-губернатором М.М. Сперанским специально для аборигенов был разработан «Устав об управлении инородцев», в соответствие с которым вводилась свободная торговля с аборигенами, упорядочивалось налоговое обложение. Авторы реформ рассматривали Устав как первый шаг на пути преобразования всей жизни народов Сибири. Устав пресекал попытки местных властей изолировать коренное население Сибири от русского, открывая аборигенам свободный и беспошлинный сбыт своей продукции, и разрешая всем торговцам беспрепятственный доступ на их территорию.

Во второй половине 19 века были предприняты попытки пересмотреть Устав 1822 г., уравнять в правах оседлых «инородцев» с русским крестьянским населением, ускорить переход к оседлости кочевых и бродячих инородцев. В 1897 г. на аборигенов был распространен паспортный режим [2].

После образования СССР в системе государственного управления был создан специальный орган (Комитет Севера), который должен был координировать всю работу среди коренных и малочисленных народов Сибири и Севера. Им была оказана существенная экономическая помощь, предоставлены значительные льготы, приняты экстренные меры по

борьбе с голодом, эпидемиями, началось создание органов самоуправления. Для большинства народов была разработана письменность, на родных языках велось обучение в школах, издавались газеты, работали национальные театры, появилась национальная литература. Важную роль в культурно-просветительной работе сыграли культурные базы - комплексные хозяйственно-культурные учреждения, создававшиеся в самых глухих и отдаленных уголках сибирской тайги и тундры.

Следует сказать, что советское государство проводило среди народов Севера комплекс важных и нужных мер по ликвидации их отсталости. Вместе с тем, их общество никогда не рассматривалось как самоценное и самодостаточное, традиционная культура народов и на государственном и на бытовом уровне всегда воспринималась как «примитивная», «отсталая». Всякое проявление национального самосознания, стремление сохранить родной язык и культуру встречали противодействие, рассматривались как проявление национализма. Главной целью политики советского государства в отношении народов Севера была их интеграция в социалистическое общество.

В результате проводимой политики пострадали все народы бывшего СССР, но особенно пагубно отразилась она на народах Севера, Сибири и Дальнего Востока. Малочисленные народы не могли противостоять тотальному огосударствлению национальной жизни. Это привело к нарастанию национально-культурных, социальных, экологических проблем. Особенно заметно эти процессы стали проявляться со второй половины 60-х годов, в период укрупнения и реорганизации национальных колхозов, ликвидации "неперспективных" поселений. Административно-командная система, нацеленная на создание предельно централизованных единообразных структур, игнорировала потребности этнического развития. Ведомственный, бюрократически усредненный подход сказывался во всем - от размещения производительных сил до проблем языка, образования и культуры [2].

Русификаторская политика государства особенно негативно отразилась на развитии языков народов Севера и Сибири. Дети обучались преимущественно в школах-интернатах на русском языке, в отрыве от семьи и родной языковой среды. В некоторых районах даже запрещалось говорить на родном языке. В результате усилился процесс утраты родного языка и исчезновения этнической культуры.

Численность народов Севера, Сибири и Дальнего Востока с 1959 по 1979 г. была относительно стабильной. Это объясняется ассимиляционными процессами вследствие высокого уровня межнациональных контактов. Наличие особых льгот для коренных малочисленных народов (внеконкурсный прием в вузы, право на бесплатные лекарства и т.п.) вело к тому, что дети в национально-смешанных семьях, как правило, фиксировались по коренной национальности, что обеспечивало им право пользоваться установленными льготами, тем самым статистически поддерживалась стабильная

численность. Государство, оказывая разного рода помощь коренным и малочисленным народам, определяло, как и в каком направлении развивать им свое хозяйство, языковую и культурную политику, лишая, тем самым, самостоятельного выбора и личной инициативы.

Этнокультурные процессы новейшего времени характеризуются унификацией и стандартизацией культурных форм. По мнению В.И. Козлова, капитализм и социализм приводят к трансформации материальной культуры. Кустарно-ремесленные изделия вытесняются более дешевыми массовыми фабрично-заводскими изделиями; традиция уступает место целесообразности [3]. В.И. Козлов обращает внимание на полифункциональность русского языка, которая в бывшем СССР сочеталась с большим значением русскоязычной культуры, которая составляла ядро

общесоветской культуры [3, с. 76]. Таким образом,

индустриализация инициирует процессы аккультурации, а затем и ассимиляционные процессы.

В условиях демократизации общественной жизни, острого кризиса тоталитарной власти во второй половине 80-х годов в связи с нерешенностью многих проблем этнического развития в стране возникают массовые национальные движения, в том числе и среди малочисленных этносов, поскольку нарастание тенденций к унификации, культурному обезличиванию провоцирует нарастание противодействие им

[4].

На территории СССР повсеместно стали создаваться общественные организации, ставящие своей задачей национальное возрождение своих народов, изменение основных параметров социального бытия этноса.

Главный принцип национального возрождения - единство традиций и прогресса. В XX веке повсеместно сложилось убеждение, что прогресс - это переход от традиционного к индустриальному обществу. Но именно XX век показал, что модернизация, отрицающая традицию, обречена на провал [2]

М. А. Никитин отмечает, что нерешенность многих проблем, характерная для советского периода, имеет место и в настоящее время. Существующие в некоторых автономных округах целевые этнонациональные программы и проекты принимают характер компенсаций за эксплуатирование земель коренных народов. Это порождает иждивенческие настроения представителей титульных наций, не содействуя национальному возрождению [5].

В 1990-е годы, в связи с всеобщим социально-экономическим кризисом в стране, условия проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных и малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, охрана их здоровья, развитие образования, культуры катастрофически ухудшились. Их положение усугубляется объективной неприспособленностью традиционного образа жизни и этнических ценностей к условиям формирующегося рынка. В семьях коренных народов, особенно в сельской местности, крайне низок уровень денежных доходов. В среднем они в 2-3 раза ниже общероссийского, на 25-30 % ниже, чем у остальных жителей, проживающих с ними в одних регионах. В отдельных субъектах РФ они не обеспечивают и половины прожиточного минимума [2].

Исследователи отмечают неблагоприятные тенденции, связанные с численностью коренных и малочисленных народов: «Демографические показатели последних лет фиксируют устойчивую тенденцию к сокращению прироста численности аборигенных народов. В 1990-1996 гг. число родившихся у народов Севера снизилось на 69 %, а смертность возросла на

35,5 %. Средняя продолжительность жизни народов Севера на 10-20 лет ниже, чем в среднем по России. Продолжительность жизни среди мужчин в некоторых регионах составляет всего 41-42 года... Для коренного населения характерна хроническая заболеваемость. Инфекционно-воспалительная патология занимает в общей структуре до 80 %. Зафиксирован самый высокий показатель заболеваемости алкоголизмом (превышает общероссийский в 12-14 раз), туберкулезом, возросла заболеваемость детей [2]

Суляндзига Р.В., Кудряшова Д.А., Суляндзига П.В. указывают на проблемы занятости представителей коренных и малочисленных народов. В связи с разрушением традиционных отраслей хозяйства, являющихся основой жизнеобеспечения коренного населения, многократно возрос уровень безработицы среди аборигенного населения. Ухудшение положения аборигенов на региональных рынках труда обусловлено не только развалом производственной и социальной структуры национальных сел, но и низким уровнем общего и профессионально - технического образования коренных народов [2]

Ислледования А.А. Максимова [6], проведенные в Республике Коми, показали, что наиболее наглядно социальное неблагополучие сел, в которых проживают представители коренных и малочисленных народов Севера, демонстрируют показатели смертности в возрастных группах 15-19, 20-29 лет. Именно представители этих возрастных групп испытывают наиболее серьезные стрессы из-за комплекса неполноценности, низких шансов реализовать себя в жизни, построить семью и обеспечить ее благополучие. В районах с преимущественно некоренным населением смертность в этих возрастных группах примерно в 1,8 раза выше, чем у горожан, а в национальных районах - в 2,5 раза выше.

Наряду с отличительными социальными характеристиками и специфическим культурным обликом, главная особенность народов Севера и Сибири - сохранение традиционных систем жизнеобеспечения и, прежде всего, форм хозяйственной деятельности (оленеводство, охота, рыболовство и собирательство). Народы Севера не создали классовых обществ, что отложило отпечаток на все формы их социальной и культурной жизни: наличие родоплеменной структуры, древних форм религии.

Изложенные выше особенности социального и демографического развития свойственны и для коренных и малочисленных народов Республики Алтай. Постановлением правительства Республики Алтай [7] утвержден перечень районов проживания коренных малочисленных народов Республики Алтай, приведенный ниже.

Таблица

Перечень районов проживания коренных малочисленных народов Республики Алтай на 1 января 2000 года (по данным хозяйственных книг учета) (в ред. Постановлений Правительства Республики Алтай от 24.08.2000 № 238, от 20.06.2001 № 162)_______________________________________________________

Сельская администрация Населенный пункт

Кош-Агачский район

Кокоринская с. Кокоря

Ташинтинская с. Ташанта

Теленгит-Сортогойская с. Теленгит-Сортогой

Кош-Агачская с. Кош-Агач

Мухор-Тархатинская с. Мухор-Тархата

Ортолыкская с. Ортолык

Курайская с. Курай

Курайская с. Кызыл-Таш

Чаган-Узунская с. Чаган

Бельтирская с. Бельтир

Джазаторская с. Беляши

Улаганский район

Улаганская с. Улаган

Чибилинская с. Чибиля

Чибилинская с. Кара-Кудюр

Саратанская с. Саратан

Саратанская с. Язула

Балыктуюльская с. Балыктуюль

Балыктуюльская с. Паспарта

Челушманская с. Балыкча

Челушманская п. Кок-Таш

Челушманская п. Беле

Челушманская п. Коо

Акташская с. Акташ

Чибитская с. Чибит

Майминский район

Кызыл- Озекская с. Карасук

Кызыл- Озекская с. Сайдыс

Бирюлинская с. Александровка

Бирюлинская с. Урлу-Аспак

Чойский район

Верх-Пьянковская с. Ускуч

Каракокшинская с. Каракокша

Паспаульская с. Паспаул

Паспаульская с. Салганда

Паспаульская с. Туньжа

Уйменская с. Уймень

Ыныргинская с. Красносельск

Ыныргинская с. Ынырга

Турочакский район

Артыбашская с. Артыбаш

Артыбашская с. Иогач

Артыбашская с. Ново-Троицк

Артыбашская с. Яйлю

Бийкинская с. Бийка

Бийкинская с. Чуйка

Дмитриевская с. Дмитриевка

Дмитриевская с. Дайбово

Кебезенская с. Кебезень

Кебезенская с. Заречье

Кебезенская с. Промартель

Кебезенская с. Старый Кебезень

Кебезенская с. Сюря

Кебезенская с. Тулой

Кебезенская с. Усть-Пыжа

Курмач-Байгольская с. Курмач-Байгол

Курмач-Байгольская с. Иткуч

Курмач-Байгольская с. Суранаш

Майская с. Майск

Майская с. Талон

Озеро-Куреевская с. Шуранак

Турочакская с. Турочак

Тондошенская с. Тондошка

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Тондошенская с. Верх-Бийск

Тондошенская с. Санькино

Одной из проблем, с которыми столкнулись в своем социально-культурном развитии коренные народы Республики Алтай в советский период - процесс аккультурации, утраты собственной этнической культуры, сужения сферы функционирования национальных языков, ориентация потребностей на массовую культуру. Особенно остро эти процессы проявились в 1960-70-х годах. Под давлением господствующей идеологии, провозглашающей идею о сближении и слиянии наций в условиях строительства коммунизма, в республике был взят курс на свертывание сети национальных школ, проведение учебно-воспитательной работы на русском языке [8].

Процесс ликвидации малых сел привел к закрытию начальных и малокомплектных восьмилетних школ, в которых чаще всего обучение велось на алтайском языке, при этом обучающихся таких школ переводили в средние школы (с интернатами), расположенные в центральных усадьбах совхозов и колхозов, где преподавание велось преимущественно на русском языке. Сокращалось также количество дошкольных учреждений, ведущих воспитательную работу на родном языке. Это привело к сужению сферы функционирования алтайского языка и росту числа молодых людей - представителей коренной национальности, не владеющих или слабо владеющих родным языком. Особенно остро эта проблема коснулась представителей коренных и малочисленных народов, поскольку их язык стал использоваться все более ограниченно.

Во второй половине 1980-х и в 1990-х годах, в связи с произошедшими в стране социокультурными изменениями, были предприняты меры по решению культурных, языковых проблем. Наиболее остро вставал вопрос возрождения алтайского и других родных языков. Был разработан ряд мер по совершенствованию системы образования. В этот период были приняты нормативно-правовые акты и программы: законы «Об образовании», «О культуре», «О языках»; Правительством РА была утверждена «Концепция национальных школ Республики Алтай» (1993), Министерством образования

и науки утверждены программы по отдельным учебным дисциплинам для общеобразовательных школ: по истории и культуре Горного Алтая, по алтайскому языку и литературе и др.

Н.В. Екеев, Н.М. Екеева, С.П. Суразакова в своем исследовании характеризуют население Республики Алтай следующим образом: «Жители Республики Алтай различаются по многим параметрам этнического, лингвистического и религиозного характера. Так, по этноязыковой принадлежности они распределяются на славянскую и тюркскую группы, а по вероисповеданию - на христианскую (православную), бурханистскую и мусульманскую общины. По пространственной мобильности они делится на две большие группы: 1. Национальные группы, коренная территория которых располагается вне Горного Алтая. По переписи 2002 г. большинство (57,4%) населения РА составляют русские - основной народ РФ. Казахи составляют 6%, а остальные национальные группы (украинцы, немцы, белорусы, мордва и др.)- 3,1 % всего населения РА. 2. Коренные жители - алтайцы и этнические группы теленгитов, тубаларов, чалканцев (33%). Кроме того, проживали также кумандинцы и телеуты, но их основная часть жила соответственно в соседнем Алтайском крае (г. Бийск, Солтонский район) и Кемеровской области (Беловский район). Согласно постановлению правительства РФ от 24 марта 2000 г. (№ 255) указанные этнические группы получили официальный статус коренных малочисленных народов России. Для большей части алтайцев жизненное пространство ограниченно территорией РА, поскольку за ее пределами в 2002 г. проживает менее десятой их части (7,1 %)» [8, с. 77].

Большая часть алтайского населения не вовлечена в процессы урбанизации, т. е. живет в сельской местности и сохраняет традиционные черты хозяйства и быта. Так, по данным переписи 2002 г. по Республике Алтай в Горно-Алтайске (единственном городе Республики Алтай) проживало 16,3% алтайцев, теленгитов - 3,7%, тубаларов - 7,8%, чалканцев -

13,6 % [9]. Изменилась естественная среда обитания сельских жителей: вырублены большие массивы хвойных лесов (особенно кедрач) и вытоптаны скотом горные пастбища, что привело к общему упадку хозяйства и ограничению источников жизнеобеспечения сельских жителей. Миграционные процессы в советский период обеспечили приток населения на строительство промышленных предприятий в Горном Алтае, с одной стороны, и отток квалифицированных специалистов за его пределы - с другой. Эти процессы существенно повлияли на национальный состав населения Горного Алтая. Так, по данным Н.В. Екеева, Н.М. Екеевой, С.П. Суразаковой, «удельный вес алтайцев (включая коренные этнические группы) среди всего населения снизился с 42,4% в 1926 г. до 24,2% в 1939 г. и на таком уровне оставался до 1959 г. Лишь в последующий период происходит постепенный рост их численности и удельного веса, достигшего в 2002 г. 33,4%. Усилилось также дисперсное расселение коренного населения, особенно в северных районах (Турочакском, Чойском, Май-минском). У жителей северных районов были отчуждены для леспромхозов территории их традиционного природопользования (места охоты, сбора кедрового ореха). Наконец, «горбачевская перестройка» и распад Советского Союза привели к разброду, шатаниям в умах и поступках людей. Социальная жизнь РА 1990-х годов характеризовалась острейшей борьбой политических группировок, разбросом идеологических установок, попытками разжигания межнациональной розни, ростом преступности, сменой нравственно-духовных, культурных ориентиров. Все эти явления оказали непосредственное влияние на этнические процессы среди коренной части населения РА» [8, с. 79].

В 90-е годы в связи с вышеперечисленными обстоятельствами лидеры «северных алтайцев», т.е. этнических групп туба-ларов, чалканцев и кумандинцев предприняли попытки самостоятельно решать свои насущные проблемы. Сначала было создано объединение северных алтайцев, которое затем преобразовано в ассоциацию тубаларов и чалканцев Турочакского и Чойского районов. Позднее был поставлен вопрос о признании их самостоятельными этносами и отнесении к коренным и ма-

лочисленным народам России. В этот период в соседнем Алтайском крае уже существовала ассоциация кумандинцев, а в Кемеровской области - ассоциация телеутов. В середине 1990х годов телеуты и кумандинцы получили официальный статус коренных малочисленных народов России. Это позволило им получать в первое время определенную материально-финансовую поддержку со стороны федеральных органов власти. Позднее этот перечень пополнили тубалары и чалканцы.

В ходе переписи населения 2002 г. «старые» этнические группы алтайцев были зафиксированы как отдельные этносы. Результаты переписи населения показали, что среди представителей коренных этносов далеко не все владеют языком своей национальности. Так среди телеутов 50 % обнаруживают владение языком, 26,7 % кумандинцев, 24,8 % тубаларов.

В этой связи Н.М. Екеева отмечает, что «в настоящее время в критическом состоянии оказались языки (диалекты) тубаларов, кумандинцев и чалканцев. Среди них удельный вес людей, владеющих языком своего этноса, не превышает соответственно 25,27 и 54%. Отрицательное влияние оказало их дисперсное и смешанное проживание в Турочакском и Чойском районах, где они составляют меньшинство. У алтайцев и теленгитов доля лиц, владеющих языком своего народа, была заметно выше - соответственно 86,7 и 96,8%). Алтайцы вместе с теленгитами составляют 73,5% населения Улаган-ского района и 42%о населения Кош-Агачского района (где 55% -казахи). Перепись 2002 г. зафиксировала, что все теленгиты и часть тубаларов и чалканцев признают свои языки как диалекты алтайского языка. В настоящее время актуальным становится поиск способов сохранения языка, традиционной культуры и улучшения условий жизни коренных малочисленных этносов РА, как, впрочем, и всего алтайского народа» [8, с. 80].

В 2004-2005 гг. НМ Екеевой, Н.В. Екеевым, С.П Суразаковой было организовано полевое этнографическое и этносоциологическое обследование с целью изучения конкретных проявлений этносоциальных процессов среди коренного населения РА, которое представляет интерес для нашей работы, в связи с этим мы считаем необходимым кратко остановиться на полученных результатах.

Исследование показало, что процесс самоопределения коренных малочисленных этносов Горного Алтая имеет определенные особенности. Представители коренных и малочисленных народов зачастую затрудняются ответить на вопрос о том, являются ли теленгиты, тубалары и чалканцы отдельными народами, или это самобытные этнические группы (субэтносы) алтайского народа. Часто, отвечая на вопросы анкеты, респонденты относили себя одновременно к алтайцам и чалканцам (тубаларам, теленгитам), объясняя такой подход тем, что чалканцы, тубалары, теленгиты являются частью алтайского народа. Таким образом, обнаруживается «двухуровневое» этническое самосознание. Большинство опрошенных (свыше 54%) положительно отнеслись к политическому признанию их коренными малочисленными народами России (главный мотив - надежда на помощь федеральных органов власти).

Коренные этносы Горного Алтая, как показало исследование, отдают предпочтение ценностям своей традиционной культуры. Большинство респондентов испытывает чувство гордости и любви к истории и культуре своего народа. Среди наиболее актуальных проблем, волнующих респондентов, отмечены утрата молодым поколением национальных традиций, обычаев и родного языка, пьянство, ухудшение здоровья людей, рост смертности, снижение рождаемости и разрушение природной среды обитания.

Библиографический список

Свыше 70% респондентов считают себя верующими, однако у 44,5% респондентов религиозный опыт (знания) ограничивался совершением семейно-бытовых обрядов.

Представляют интерес также конкретные факты и свидетельства по другим вопросам, касающимся современной жизни коренных этносов Республики Алтай. Так около 74% респондентов владеют свободно алтайским языком, разговаривают и читают, почти все свободно разговаривают, читают и пишут на русском языке. 55% считают, что возрождение языков должно стать одной из главных задач органов власти; за изучению родного языка детьми в школе высказались 77%.

Респонденты отмечали, что в отношениях в семье и с соседями по-прежнему преобладают такие черты характера людей, как доброжелательность, добрососедство, дружелюбие, взаимопомощь, гостеприимство, взаимоуважение, трудолюбие, любовь к детям и близким и т.д. [8].

Социально-экономическое положение коренных малочисленных этносов РА является достаточно сложным. Большая их часть проживает в отдаленных и высокогорных труднодоступных селах с суровыми климатическими условиями, зачастую приравненных к северным районам страны. Среди этих этносов отмечается высокий уровень скрытой безработицы, распространение пьянства, алкоголизма и различных заболеваний. Основным источником жизнеобеспечения населения указанных районов является личное подсобное хозяйство (преимущественно животноводство), сезонные занятия: разрешенная и скрыпая (браконьерская) охота на пушного зверя и копытных животных, сбор кедрового ореха, ягод, лекарственных трав, продажа сухих рогов маралов, косуль и т.д., а также социальная поддержка сельского населения РА через государственные пенсии и различные социальные пособия [8].

Таким образом, анализ исследований по проблеме социально-культурного и демографического положения коренных и малочисленных народов позволил сделать следующие выводы:

Развитие коренных и малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока неразрывно связано с социальноэкономическим и политическим развитием страны. Индустриализация территорий компактного проживания коренных и малочисленных народов привела к аккультурации и ассимиляции, утрате традиций, языжа.

Социально-экономический кризис 90-х годов привел к ухудшению условий проживания, охраны здоровья, развития образования, культуры и традиционной хозяйственной деятельности коренных и малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Снизился уровень материальной обеспеченности, возрос уровень безработицы, снизилась продолжительность жизни. Многие исследователи констатируют высокий уровень алкогольной зависимости среди коренныгх и малочисленных народов.

В конце ХХ века вследствие нерешенности многих проблем этнического развития в стране возникают массовые национальные движения, в том числе и среди малочисленных этносов, быта создана Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ и ее территориальные и этнические подразделения, деятельность которых направлена на национальное возрождение коренных и малочисленный народов. Стала создаваться законодательная база, направленная на решение проблем коренных этносов.

1. Постановление Правительства РФ от 24 марта 2000 г. № 255 «О едином перечне коренных малочисленных народов РФ».

2. Суляндзига, Р.В. Коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. Обзор современного положения / Р.В. Суляндзига, Д.А. Кудряшова, П.В. Суляндзига. - М, 2003.

3. Козлов, В.И. Этнос и культура. К проблеме соотношения национального и интернацио-нального в этнографическом изучении культуры) // СЭ. 1979.

4. Энтони Смит. Национализм и модернизм: Критический обзор теорий современных наций и национализма. - М.: Праксис, 2004.

5. Никитин, М.А. Народы Среднего и Нижнего Приобья в конце XX - начале XXI века (административно-правовой и этнокультурный аспекты). автореф. дисс.... на соискание ученой степени кандидата исторических наук. - М., 2008.

6. Максимов, А.А. Реализация интересов народов Севера в условиях промышленного развития: от зарубежного опыта к российской модели: автореф. дисс.. на соискание ученой степени кандидата экономических наук. - Сыктывкар, 2007.

7. Постановление Правительства Республики Алтай от 25 мая 2000 г. № 158 «О перечне районов проживания коренных малочисленных народов республики Алтай».

8. Коренные этносы Горного Алтая (конец XIX - начало XXI) / Н.В. Екеев, Н.М. Екеева, С.П. Суразакова. - Горно-Алтайск: Горно-Алтайская республиканская типография, 2006.

9. Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г. По Республике Алтай: Национальный состав населения / Территориальный орган федеральной службы гос. статистики по Респ. Алтай; ред. колл.: Н.Д. Лаухин [и др.]. - Горно-Алтайск, 2005. - Т. 2

Статья поступила в редакцию 23.10.09

УДК 14.31.07

Т.И. Лукьяненко, канд. псих. наук, доц.; Н.Ф. Манеева, канд. пед. наук, доц.; П. Н. Карплюк, канд. пед наук, проф.; В.А. Чистякова, канд. пед. наук, доц.; О.К Сазонова, канд. пед. наук, доц.; Т.А. Гонохова, канд. псих. наук, доц. ГАГУ, г. Горно-Алтайск, E-maibksp@gasu.ru

ИССЛЕДОВАНИЕ И УЧЕТ ИНДИВИДУАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ СТУДЕНТОВ -ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ КОРЕННЫХ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ В ПРОЦЕССЕ ИХ СОЦИАЛЬНОПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ

В статье представлены результаты исследования индивидуально-психологических особенностей студентов-представителей коренных малочисленных народов в процессе их адаптации к урбанизированной среде. Выделены критерии, характеризующие уровни адаптивности студентов-первокурсников, на основе диагностики проведена оценка психологических показателей по каждому критерию. Установлено, что имеется потребность в психолого-педагогическом сопровождении адаптации студентов-первокурсников с помощью создания специальных психолого-педагогических условий.

Ключевые слова: социально-психологическая адаптация, урбанизированная среда, индивидуально-психологические особенности,

коренные малочисленные народы, студенты-первокурсники.

Проблема социально-психологической адаптации

студентов - представителей коренных малочисленных народов к условиям урбанизированной среды представляет собой одну из важнейших научных проблем и до настоящего времени является традиционным предметом дискуссий, так как адаптация - сложный и многогранный процесс, требующий вовлечения социальных и биологических резервов человека [1]. Актуальность проблемы определяется задачами учета индивидуально-психологических особенностей студентов первого курса представителей коренных малочисленных народов к условиям урбанизированной среды.

Ускорение процессов адаптации студентов-

первокурсников к новому для них образу жизни и деятельности, исследование психологических особенностей, психических состояний, возникающих на начальном этапе обучения, а также создание педагогических и психологических условий активизации данного процесса являются чрезвыиайно важными задачами [2].

Процесс вхождения студента в образовательное пространство вуза далеко не всегда бывает легким и безболезненным. Снижение успеваемости по сравнению со школьными учебными достижениями, неспособность выдержать сессионные испытания, пассивность в усвоении нового учебного материала, различного рода девиантные проявления - все это показатели слабой адаптированности студентов к условиям высшего образования [3]. Таким образом, состояние адаптированности студента может выступать в качестве интегрального критерия (и одновременно условия) эффективности образовательного процесса в целом. Влияние адаптации человека к новым условиям на качество выполняемых им социальных требований, многообразие и сложность адаптации как процесса обусловили пристальное внимание к рассматриваемому явлению со стороны представителей различных направлений психологии [4].

В соответствии с целями и задачами психологического исследования проблем социально-психологической адаптации студентов-представителей коренных малочисленных народов в урбанизированной среде было проведено диагностическое исследование.

В исследовании приняли участие студенты-первокурсники Горно-Алтайского государственного университета, проживающие на территории РА, в количестве 365 человек.

В качестве критериев, характеризующих уровни адаптивности студентов коренных малочисленных народов в урбанизированной среде, были выделены:

- социально-психологические качества личности

студентов-первокурсников, определяющие индивидуальную адаптацию человека;

- психологические качества личности, связанные с положением первокурсника в системе межличностных отношений;

- сформированность знаний о специфике обучения в вузе и учебной деятельности студентов;

- мотивационно-личностные характеристики

профессионального выбора.

Оценка психологических показателей по каждому критерию проводилась на основе диагностики:

- трудностей, связанных с процессом вхождения в новую социальную ситуацию - обучение в вузе (опрос по специализированным анкетам);

- уровня тревожности студентов-первокурсников коренных и малочисленных народов (тест-опросник Спилбергера);

- уровня эмпатии (опросник эмпатических способностей В. В. Бойко);

- уровня сформированности у студента способности к саморазвитию и самообразованию (тест-анкета способностей к самообразованию и саморазвитию личности В.И.Андреева);

- уровня потребности в общении (тест В. Ряховского);

- уровня признания студента в коллективе группы (методика Т. Лири);

- уровня развития силы воли студента (методика исследования уровня субъективного контроля Дж. Рот-тера, адаптированная Е.Ф. Бажиным, С. А. Голынкиной, А.М. Эткиндом);

- уровня сформированное™ коммуникативных и организаторских способностей (методика КОС).

- уровня сформированности знаний о специфике обучения в вузе и учебной работе студента (анкета «Владение студентами рациональными приемами учебной самоорганизации»);

- мотивации выбора профессии при поступлении в вуз (опрос по специализированной анкете).

С целью диагностики трудностей, которые испытывают студенты-представители коренных малочисленных народов, адаптируясь к условиям новой социальной ситуации -обучению в вузе, был проведен опрос по специализированной анкете.

Вопросы анкеты были направлены на диагностику трудностей, связанных с установлением новых социальных контактов; причин межличностных конфликтов в системе «студент-преподаватель», «студент-студент»; с

эмоциональной комфортностью в новой социальной ситуации (обучение в вузе).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.