Научная статья на тему 'Исследование раковинных куч памятников раннего железного века южного Приморья*'

Исследование раковинных куч памятников раннего железного века южного Приморья* Текст научной статьи по специальности «Рыбное хозяйство. Аквакультура»

CC BY
370
51
Поделиться
Ключевые слова
ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ / ПРИМОРЬЕ / РАННИЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК / ЯНКОВСКАЯ КУЛЬТУРА / РАКОВИННЫЕ КУЧИ / МАЛАКОФАУНА

Аннотация научной статьи по рыбному хозяйству и аквакультуре, автор научной работы — Вострецов Юрий Евгеньевич, Раков Владимир Александрович

Статья посвящена сравнительной биостратиграфии антропогенных отложений, связанных с янковской культурой, датируемой ранним железным веком. Эти отложения известны как «раковинные кучи». В течение последних 20 лет авторы применяли новую методику общего изучения раковинных куч. Это привело к появлению качественно новых данных для исследования изменений условий существования древнего населения, основанных на эксплуатации ресурсов малакофауны, отражающей также изменчивость внешней среды. На основе собранных данных сделана попытка реконструировать изменение экологических и климатических условий в прибрежной зоне залива Петра Великого, в которых существовало население янковской культуры.

Похожие темы научных работ по рыбному хозяйству и аквакультуре , автор научной работы — Вострецов Юрий Евгеньевич, Раков Владимир Александрович,

Study of Early Iron Age Shell Midden Sites of Southern Primorye

This article covers the topic of comparative biostratigraphy of anthropogenic deposits associated with the Yankovski culture dated to the Iron Age. These deposits are known as «shell middens». During the last 20 years the authors were applying a unique technique while investigating the shell middens. Their efforts yielded a database of entirely new quality, with the focus on alterations in the ancient population's habits of malacofauna procurement, as the latter reflected environmental changeability. As a result, the authors offer a reconstruction of climatic and ecological dynamics in coastal zone of Peter the Great Bay.

Текст научной работы на тему «Исследование раковинных куч памятников раннего железного века южного Приморья*»

ББК 63.3(2)2

Ю.Е. Вострецов, В.А. Раков

Исследование раковинных куч памятников раннего железного века южного Приморья*

Ключевые слова: Восточная Азия, Приморье, ранний железный век, янковская культура, раковинные кучи, малакофауна.

Key words: East Asia, Primorye, early iron age, Yankovsky culture, shell midden, malakofauna.

На побережье южного Приморья зарегистрированы сотни археологических памятников янковской культуры раннего железного века, возраст которых обычно находится в пределах от 2,8 до 2 тысяч лет назад. Впервые они были обнаружены переселенцами из России во второй половине XIX в. [1-2], многие из них уничтожены или пострадали. До недавнего времени планомерные раскопки раковинных куч как специфических биостра-тиграфических объектов на таких памятниках практически не выполнялись или были ограничены сбором и описаниями единичных артефактов и экофактов. Это не позволяло раскрыть потенциальные возможности как источника для реконструкции палеосреды и связанной с ней деятельностью древнего человека [3-5].

К настоящему времени опубликованы также сотни статей и ряд монографий по голоцену прибрежной зоны Приморья и Японского моря [6-8], в том числе и истории морской фауны, главным образом двустворчатых моллюсков [9-12]. Палеогеографические и климатические реконструкции в голоцене в общих чертах выполнены на базе спорово-пыльцевого анализа и изучения распределения раковин в обнажениях морских террас и пробуренных на шельфе скважин.

Цель настоящей статьи заключается в анализе особенностей малакофауны из раковинных куч поселений периода раннего железного века южного Приморья и использования полученных данных для изучения биостратиграфии культурных отложений. К основным задачам исследования относятся:

1) выявление доминирующих, массовых и часто встречающихся видов брюхоногих и двустворчатых моллюсков, а также некоторых других представителей малакофауны в различных культурных слоях раковинных куч поселений, расположенных в разных районах побережья бухт залива Петра Великого;

2) сравнение видового состава и количественных характеристик остатков этих животных, собранных в ходе раскопок раковинных куч, с аналогичными материалами, полученными в результате сбора и

* Статья выполнена при поддержке Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Адаптация народов и культур к изменениям природной среды, социальным и техногенным трансформациям», гос. контракт № 10104-37/II-21/238-398/120707_046.

изучения современной малакофауны из района места нахождения древнего поселения;

3) анализ временных и пространственных изменений в структуре каждой из раскопанных раковинных куч с демонстрацией возможностей использования разработанного метода раскопок и обработки фрагментов раковин, панцирей и других скелетных остатков для их биостратиграфии и реконструкции изменений природной среды в прибрежной зоне.

Уникальность и специфика памятников янковской культуры заключается в том, что многие из них содержат отложения с остатками раковин моллюсков (раковинные кучи). Раковинные отложения очень хорошо различимы на дневной поверхности памятников и в культурных отложениях как стратиграфически, так и планиграфически. Раковинные отложения накапливаются относительно быстро в большинстве случаев в результате обработки собранных и отсортированных на берегу раковин моллюсков. Именно быстрота накопления культурных отложений за счет объема раковин и их дискретность дают уникальную возможность реконструировать краткосрочные события в пределах одного дня, года и сезона, реконструировать годичный хозяйственный цикл и, соответственно, состояние окружающей среды [13].

Несмотря на более чем вековой период изучения многочисленных раковинных куч южного Приморья, длительное время оставался практически неизвестным видовой состав малакофауны, их количественные, размерные и экологические характеристики [4-5]. При раскопках раковинные кучи, как правило, не рассматривались как уникальные биостратиграфи-ческие образования и вместе с грунтом из культурных отложений шли в отвалы. В лучшем случае из них археологи отбирали относительно хорошо сохранившиеся образцы самых массовых и крупных представителей животных, а также замеряли мощность раковинных слоев. На мелкие раковины моллюсков, а также многочисленные их фрагменты, скелетные остатки усоногих раков, морских ежей, крабов и других животных вообще не обращали никакого внимания. Рассмотрим это на примере одного памятника раннего железного века.

Наиболее известным в Приморье памятником янковской культуры является поселение Песчаный-1, расположенное на полуострове Песчаном западного побережья Амурского залива. Оно обнаружено в начале XX в. братьями Конрад, которые сообщили о находке гидробиологу П.Ю. Шмидту. В 1900 г. он

описал раковинные кучи и обнаружил здесь еще одно поселение.В 1913-1921 гг. на поселении Песчаный-1 проводились неорганизованные раскопки и сбор коллекций многочисленными туристами, студентами, учениками коммерческого училища, а также известными в то время людьми, такими как преподаватель

В.Е. Глуздовский, вице-адмирал М.Ф. Шульц, капитан

А.Н. Пелль, подполковник В.К. Арсеньев и др.

В 1953 г. на поселении Песчаный-1 были сделаны первые раскопки академиком А.П. Окладниковым [14-15]. Под его руководством в 1956 и 1960 гг. раковинные кучи этого поселения исследовались Дальневосточной археологической экспедицией Института археологии АН СССР. Раскопками было охвачено 1620 м2, на которых вскрыты остатки 14 жилищ, заполненных мощными раковинными слоями [14-15]. Были исследованы также выборки раковин моллюсков [8], костей рыб [16] и млекопитающих [17].

В 1988-1990 гг. на поселении Песчаный-1 работала археологическая экспедиция Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО АН СССР под руководством Ю.Е. Вострецова.

Впервые была разработана и применена специальная методика исследования раковинных куч как биостра-тиграфических отложений, ориентированная на получение полного представления о последовательности культурных и природных событий и их взаимосвязи.

Все выделенные визуально и изъятые из раскопа культурные слои подвергались специальной обработке. Определяли объем и массу. Для извлечения легких фракций (обугленные кусочки древесины, семена, плоды, мелкие раковины и др.) часть проб флотировали, а тяжелую фракцию промывали водой через сито 2 мм. После просушивания проб флористический и фаунистический материал извлекали и разбирали по систематическим группам. Большая часть собранных остатков была идентифицирована до видов, родов или семейств. Для некоторых образцов получены радиоуглеродные даты. В результате реализации новой методики исследования отложений была реконструирована пространственно-временная последовательность формирования биостратиграфических отложений на поселении Песчаный-1 (рис.), что дало возможность провести корректное сравнение состава

Корреляционная схема формирования раковинных слоев, горизонтов обитания и локальных единиц отложения по результатам раскопок поселения Песчаный-1 в 1987-1990 гг.: лрк - локальная раковинная куча; жил - жилище

раковин моллюсков из других поселений, исследованных авторами по аналогичной методике.

Такая же, но несколько усовершенствованная методика археологических раскопок раковинных куч позднее применялась нами в течение 20 лет и на других памятниках раннего железного века (Песчаный-6, Зайсановка-2, Клерк-5, мыс Шелеха, Посьетский грот и др.). Эти памятники расположены на западном побережье залива Петра Великого (Хасанский район), что позволяет как рассматривать общие тенденции формирования малакофауны и биостратиграфии раннего железного века, так и выявлять региональные особенности распространения малакофауны в зависимости от экологических условий.

Основная часть собранного материала хранится в лабораториях Тихоокеанского океанологического института и Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, на кафедре Морской биологии и аквакультуры ДВГУ. Отдельные экземпляры моллюсков из раковинных куч находятся также в фондах научных музеев ДВГУ и Института биологии моря ДВО РАН, в других музеях и лабораториях институтов. На основе наших раскопок в 1997-1998 гг. раковинной кучи поселения раннего железного века Зайсановка-2 в течение последних лет в научном музее Института биологии моря (ИБМ) ДВО РАН действует экспозиция, демонстрирующая биостратиграфию раковинных слоев мощностью до 3 м, а также реконструкцию палеогеографической обстановки в районе этого поселения, основанной прежде всего на изучении малакофауны [ 18—20].

До начала наших исследований список видов и родов моллюсков из раковинных куч периода раннего железного века Приморья был ограничен, содержал ошибочные определения и устаревшие названия.

Так, собранная в 1921 г. В.К. Арсеньевым на поселении Песчаный-1 коллекция моллюсков включала следующих представителей: Ostrea, Pecten, Pectuncu-lus, Area, Mactra, Callista, Mytilus, Cardium, Mya и Buc-cinum (Triandra или Tritonium) [21]. Эти определения моллюсков сделаны Н.М. Соловьевым, но позднее родовые названия были изменены, и к настоящему времени они представлены, соответственно, родами Crassostrea, Mizuhopecten, Glycymeris, Area (возможно также A nadara), Spisula, Callista, Crenomytilus, Keeno-cardium, Mya и Buccinum (возможно, несколько видов из семейства Buccinidae или рода Boreotrophori).

В работе И.М. Мещеряковой [ 18] приведен список из 12 видов (форм) моллюсков, собранных при раскопках А.П. Окладниковым: Ostrea (gigas), Venerupis philippinarum?, Glycymeris albolineatus, Area bou-cardi, Pitaria (pacifica), Prototchaca (adamsi), Mytilus (grayanus), Mactra sachalinensis, Chlamys leatus, Pecten yessoensis, Rapana bezoar, Trophon (clathratus?), a также морской желудь Balanus (evermanni?). Отно-

сительно большое число сомнительных определений объясняется плохой сохранностью раковин.

Таким образом, до наших исследований в раковинной куче Песчаный-1 разными специалистами собрано 13 форм (родов) двустворчатых и 3 формы (рода) брюхоногих моллюсков. Из них определено до вида только 5 и 1 соответственно, а остальные вызывали у специалистов сомнения.

Аналогичные результаты определения моллюсков были получены и для других археологических памятников периода раннего железного века Приморья [17; 22; 23]. Общий список моллюсков не превышал 20 видов или форм.

Собранные нами на поселении Песчаный-1 раковины или их фрагменты относятся не менее чем к 89 видам и подвидам моллюсков, включая 52 - двустворчатых, 34 - брюхоногих и 2 панцирных [24-25]. Несколько моллюсков удалось определить по фрагментам раковин только до рода или семейства. Общие списки малакофауны из раковинных куч раскопанных поселений раннего железного века южного Приморья, с указанием частоты их встречаемости, приведены в таблицах 1 и 2. Доминируют морские промысловые виды, а также отмечены наземные, солоноватоводные и, очень редко, пресноводные виды моллюсков.

Видовой состав моллюсков в разных поселениях различается, даже если они находятся относительно близко друг от друга. Так, только в раковинной куче поселения Песчаный-6 обнаружены обычные и крупные брюхоногие моллюски Acmaeapallida и двустворчатые Gari kazusensis, а также несколько мелких видов. Имеются отличия в частоте встречаемости обычных и массовых видов моллюсков. Например, в раковинной куче Песчаный-1 гребешок М. yessoensis и спизула

S. sachalinensis встречались чаще, чем на поселении Песчаный-6. В первом поселении обычными были С. japonica, P. jedoensis, С. adamsi, М. chinensis и М. veneriformis, которые не найдены в раковинной куче Песчаный-6. Это доказывает наличие разных условий формирования раковинных куч.

Анализ списков видов свидетельствует о том, что в раковинной куче Песчаный-6 отсутствуют не только тропическо-субтропические (A. inaequivalvis), но и многие субтропические виды моллюсков. С другой стороны, появляются или увеличивают численность бореальные и низко-бореальные виды (A. pallida, Т. plicosa и др.), что доказывает наличие более прохладных климатических условий в период существования поселения Песчаный-6 по сравнению с поселением Песчаный-1. Из этого также следует, что поселение Песчаный-1 существовало немного раньше.

Полученные датировки из раковинной кучи этого поселения показывают практически одно и то же время - около 2,4 тыс. лет назад. Поэтому поселение Песчаный-6 могло существовать примерно на 100-200 лет позднее, когда из-за похолодания климата могли

Таблица 1

Брюхоногие моллюски из раковинных куч поселений янковской культуры южного Приморья

Род, вид Зайсановка-2 Клерк-5 Песчаный-1 Песчаный-6

Notoacmaea concinna - - + -

Lottia dorsuosa - - + -

Lottia heroldi - - + -

Lottia radiate - - + *

Lottia sp. - + - +

Acmaea pallida - - - +

Puncturella nobilis + + ф -

Umbonium costatum + + - -

Tegula rustica + + ++ ++

Homalopoma sangarense + + +++ +++

Epheria turrita - - + *

Littorina squalida + + ++ *

Littorina kurila - + + -

Littorina brevicula - + ++ -

Littorina mandshurica + + ++ +

Littorina sp. - + - -

Assiminea lutea - - - +

Thapsiella plicosa - - - +

Turritella fortilyrata - + - -

Lunatia pila - - + -

Cryptonatica clausa - - + -

Cryptonatica aleutica - - + -

Cryptonatica janthostoma + + ++ -

Polinicidae sp. - + - -

Batillaria cumingii + - ++ +

Tritia acutidentata + - + *

Mitrella burchardi - + ++ +++

Plicifusus plicatus - + - -

Neptunea constricta - + - -

Neptunea bulbacea + + + -

Neptunea lyrata - + + -

Neptunea polycostata - + ++ -

Neptunea sp. - + - -

Buccinum middendorffi - + * -

Buccinum sp. - + - -

Nucella heyseana - + ++ *

Nucella freycinettii - + ++ -

Nucella sp. - + - -

Boreotrophon candelabrum + - ++ +

Tritonalia japonica + + + ф

Murecidae sp. - + - -

Rapana venosa ++ + +++ +++

Rapana sp. - + + -

Pyrgolampros rufofasciata - - - *

Bela erosa - + * -

Succinea sp. - - - ф

Bradibaena sp. - + - -

Discus depressus - + ++ ++

Lindholmomne nordenskioldi - - - ф

Pulmonata - + + -

Gastropoda sp. - + - -

Примечания: обозначения встречаемости: * - единственная находка; + - несколько экземпляров; ++ - обычные; +++ - массовые или часто встречаемые; ++++ - доминирующие, составляющие основу раковинной кучи.

Таблица 2

Двустворчатые моллюски из раковинных куч поселений янковской культуры южного Приморья

Род, вид Зайсановка-2 Клерк-5 Песчаный-1 Песчаный-6

АсПа шэщшэ _ - * -

Уо1сИа апгуесЫеа _ . * -

Мшси^а зепсЬо1ша _ - * -

МуШиэ согиэсиз * - * -

СгепошуШив егауапиэ + + +++ + + + + + + +

Мос11о1и_5 кип1еП515 - - - *

Ас1и1а эр. . - * -

8егэ11Гег кеепае - . + +

Зер^Гег эп.? - * - -

етусушепв УейЗОСГ^Э + + + + + +++

Апаёага ЬгоиеЬюги + + + +

Апаёага БиЬсгегШа - - + -

Агса Ьоисагс)! + + + + + + ++ +

Сгазгс^геа ашав + + + + +++ + + + + ++++

СЫапт (аггеп + + + + + + +

Swiftopecten swifti + + + + -

ТУШиЬоРеЛеП УеББОИ^З + + + + + +

Ьа1ети1а Пписо1а - - * -

ТЬгас1а ер. - - + -

Н1а1е11а агс^са + + + + ++

Рапотуа шрротса - - * -

Рапотуа погуееюа - _ * -

Рапоре аЬгир1а _ - + _

Р111ис1па р1з1<1шт - . + *

КеШа 1арошса - - * -

№рропоту5е11а оЬеэа - - * -

Сус1осаг<Иа сгеЬпсоз1а!а - - * -

ОНаиэсагёшт сШаШт - - + -

Кеепоса^шт саШогтепБе + + * +

Diplodonta зегшаэрек^ез _ _ + _

Ре1аше11а - - + -

СаёеПа 1иЬпса - - + -

МевапгиШв уепиЬва + + + + -

Мееапаи1из гуопоегшэ * - - -

МееапеЫиэ ер. - + - -

Масота иЖуоегыя - - + -

Масота эр. + + + -

Тгарегшт НгаШт + + - + *

Са1Н51а Ьгеу151р1юпа1а - + + + -

8ах1ёотиз ригригаШв - - + + -

Поэта реп1сШа1а - - * -

ОоБша (аротса + + + -

Мегсепапа вйтрБот + +

Ruditapes рЫНрртагит + + + + + + + +

РгокЛЬаса еиеНгИа - - + + -

РгоюАаса iedoensis - . + + + +

СаШЛаса adamsi - + + + -

Уепепёае ер. - + - -

СогЫси1а {арошса + + ++ + + -

АшБосогЬи1а уепиэ1а + + ++ + + + + +

Ро1атосогЬи1а атигегыз - - + -

Майга сЫпег^э + - + + -

Масйа уепепйнипз + - + + _

8р1зи1а эасЬаНпег^з + + + ++ + + + + +

Масготепв ро1упута + - - _

ваг! кагизегыэ - - - *

Муа \jzenensis - - * -

Муа агепапа + + + + + + +

Муа рпариэ ♦ - - -

СгурЮтуа Ьизоег^з - - + -

Ьуопз1а ер. - - - *

ВаЬиппа1а ер. - - * -

Unionidae - - - *

Примечания: обозначения встречаемости: * - единственная находка; + - несколько экземпляров; ++ - обычные; +++ - массовые или часто встречаемые; ++++ - доминирующие, составляющие основу раковинной кучи.

исчезнуть или снизить численность одни виды моллюсков, а появиться другие.

В раковинной куче Песчаный-1 по количеству раковин больше теплолюбивых (тропическо-субтропических, субтропических и субтропическо-низкобореальных) видов двустворчатых и брюхоногих моллюсков, чем в раковинной куче Песчаный-6. С другой стороны, в раковинной куче Песчаный-1 значительно меньше низкобореальных видов. Процент холодолюбивых (бореально-арктических и бореаль-ных) видов двустворчатых моллюсков в сравниваемых поселениях примерно равный, однако холодолюбивых брюхоногих моллюсков в раковитой куче Песчаный-1 больше, чем в раковинной куче Песчаный-6. Это объясняется отсутствием в последней ряда крупных промысловых бореальных видов (N. lyrata, N. freycinetti, С. janthostoma, С. aleutica).

Таким образом, сравнительный биогеографиче-ский анализ малакофаун двух археологических памятников также свидетельствует о том, что в период существования поселения Песчаный-6 климатические условия были более холодными, чем для поселения Песчаный-1.

В раковинных кучах полустрова Песчаный повсеместно доминирует один вид моллюсков - тихоокеанская устрица С. gigas. Так, с одного квадратного метра раскопа раковинной кучи Песчаный-6 масса всех раковин моллюсков составляла 160,83 кг, из которых 158,65 кг (98,64%) приходилось на двустворчатых моллюсков, и общее число особей устриц в них составляло 2323 [26]. Другие, второстепенные промысловые виды двустворчатых моллюсков были представлены 581 особью мидии Грея С. grayanus, 150

- арок A. boucardi, 128 - глицимерисов G. yessoensis, 104 - японских гребешков Ch. farreri.

Раковины тихоокеанской устрицы доминируют в большинстве раковинных куч поселений периода раннего железного века не только на побережье южного Приморья, но и в соседних регионах (Сахалин, Японские острова, Корейский полуостров и др.). Как правило, они находятся вблизи современных или ископаемых устричников, на что А.И. Разин обратил внимание еще в 1926 г. [23]. Многие другие виды промысловых моллюсков из раковинных куч (рапан Rapana venosa, Ch. farreri, A. boucardi, тихоокеанский петушок R. philippinarum и др.) часто обитают на устричниках и, очевидно, добывались вместе с устрицами. Однако в таких раковинных кучах есть моллюски из иных биотопов, в том числе из районов открытых морских скалистых и песчаных побережий (например мидия С. grayanus и спизулаЗ. sachalinensis соответственно), а также из морских лагун и эстуариев рек (корбикула С. japonica).

Большое количество устриц в раковинных кучах объясняется не только пищевой ценностью, но и чрезвычайно высокой продуктивностью этого коло-

ниального и широко эврибионтного моллюска. Эта особенность устриц до сих пор используется во всем мире на устричных хозяйствах. Последние полвека устриц уже нигде не добывают, а только выращивают. По объемам выращивания этот объект находится на первом месте в мире, оставив далеко позади многие другие виды моллюсков, ракообразных и рыб. Годовой мировой объем выращиваемых устриц сегодня превысил 2 млн т, и около 80% от этого объема дает тихоокеанская устрица. Этот вид, в древности обитавший только у берегов Японского и Восточно-Китайского морей, в течение XX в. был акклиматизирован с целью культивирования во многих странах мира (Азия, Европа, Африка, Австралия, Северная и Южная Америка, Океания). По мнению специалистов, устриц легче и экономически выгоднее выращивать, чем добывать.

Остальные виды моллюсков из раковинных куч нигде не образуют сплошного слоя, и их можно рассматривать как прилов при добыче устриц, ракообразных (креветок, крабов и др.), иглокожих (морских ежей, трепанга), рыб и, возможно, водорослей. Не исключено также, что в раковинные кучи эти моллюски могли попадать и после сбора их на берегу в штормовых выбросах.

Видовой состав моллюсков в каждой из раковинных куч в целом незначительно отличается от современного состава малакофауны этого же района. Находки некоторых видов также свидетельствуют о том, что моллюсков иногда добывали в нескольких километрах от поселений. Например, на поселении Песчаный-1 встречаются раковины корбикулы С. japonica и даже остатки от пресноводных моллюсков, которые ранее и в настоящее время обитают в эстуариях крупных рек, устья которых находятся в 3-8 км от полуострова (реки Амба, Раздольная и др.). В раковинной куче поселения Зайсановка-2 найдены приморский гребешок, мидия Грея, спизула и другие моллюски, которые в настоящее время живут в 4-8 км от устья Гладкой, где находится поселение.

С одной стороны, в раковинных кучах раннего железного века обнаружены виды моллюсков, которые отсутствуют в современной малакофауне рассматриваемого района. Например, в раковинной куче поселения Зайсановка-2 относительно часто встречается Trapezium liratum, которые в заливе Посьета сегодня не живут.

С другой стороны, в раковинных кучах отсутствуют многие крупные промысловые виды моллюсков, которые в настоящее время широко представлены в прибрежной зоне вблизи поселений. Рассчитывать на то, что их не ловили и не доставляли на поселения, не приходится, так как в раковинных кучах довольно много случайных и мелких (2-5 мм) раковин, которые промысловыми видами не являются. Несомненно, что эти современные промысловые виды моллюсков (например, тихоокеанская мидия Mytilus trossulus,

силиква БШдиа ака и др.) появились в рассматриваемом районе позднее, т.е. за последние 2 тыс. лет после существования древних поселений.

Анализ видовых списков современных моллюсков и из раковинных куч свидетельствует о том, что за этот период исчезли (вымерли?) в основном теплолюбивые виды, а появились холодолюбивые. Это же подтверждают количественные показатели и частота встречаемости раковин, а также результаты определения по раковинам размеров и возраста моллюсков, темпов их роста. Вместе с данными других специалистов по спорово-пыльцевому анализу, результатами исследований ихтиофауны и других фаунистических остатков можно сделать вывод о том, что в период раннего железного века климатические условия в южном Приморье были заметно теплее, чем в настоящее время. При этом происходило постепенное похолодание климата, особенно ощутимое с III в. до н.э.

Тенденции к похолоданию климата прослеживаются также в течение рассматриваемого периода раннего железного века, т.е. примерно от 2,8 до 2 тыс. лет назад. Так, изучение стратиграфии раковинной кучи поселения Песчаный-6 показало, что она формировалась в три этапа [26]. На первом этапе видовой состав моллюсков был относительно беден (15 видов), в дальнейшем происходило увеличение числа добывавшихся видов (до 31). При этом поселение Песчаный-6 появилось и существовало, скорее всего, в конце периода функционирования поселения Песчаный-1.

Наиболее наглядное сравнение изменения состава моллюсков в связи с экологическими переменами дает раковинная куча поселения Зайсановка-2, распложенного в устье реки Гладкой. Эта самая мощная (3,2 м) раковинная куча на всем западном побережье Японского моря. В 24 слоях раковинных отложений, каждый из которых сформировался за один год с различными перерывами, выделяется 6 стратиграфических комплексов. Видовой состав моллюсков изменялся, демонстрируя деградацию палеолагуны в районе современного устья Гладкой, а также похолодание климата [18; 19; 26]. 19-й слой раковинной кучи этого поселения сформировался 2400 лет назад и синхронен середине раковинных отложений поселения Песчаный-1. Это означает, что верхняя часть раковинной кучи Зайсановка-2 сформировалась позже.

Наибольшим видовым разнообразием двустворчатых моллюсков отличались три группы, состоящие из 5 последовательных слоев. Здесь же, как правило, было значительно больше видов и других групп беспозвоночных животных. Между ними располагались слои, где число видов двустворчатых моллюсков снижалось до 3-5, а общий видовой состав беспозвоночных был заметно ниже среднего, достигая только 6-8 видов в каждом слое. Поэтому выделенные три пачки слоев с богатым видовым разнообразием во-

дных организмов, по-видимому, можно считать самостоятельными стратиграфическими комплексами, сформированными в три разных периода времени. Вместе с промежуточными и подстилающими слоями таких периодов в исследованном месте раковинной кучи, вероятно, всего было 6.

Выделение шести стратиграфических комплексов слоев в пределах всей толщи раковинной кучи Зайсановка-2 подтверждается и на основе количественного анализа остатков других животных. Так, масса скелетных остатков усоногих раков (агпресИа) распределяется следующим образом. В слоях 1-5 она колеблется от 57 до 408,5 г, в среднем - 154,9 г, в следующих слоях (6-8) находится в пределах 0-6,5 г. Далее, в слоях 9-13 масса скелетов усоногих раков - от 3,5 (слой 13) до 50,5 г (слои 9 и 12), в среднем - 26,7 г. Ниже, в слоях 14-16, остатки СтчресИа массой не более 1 г найдены только в слое 15. В следующей пачке слоев вновь резко возрастает масса скелетов усоногих раков - от 5,5 до 55 г в каждом слое. Еще ниже эта группа животных вообще исчезает. Распределение массы скелетных остатков балянусов подтверждает существование 6 самостоятельных стратиграфических комплексов в пределах следующих раковинных слоев: 1-5, 6-8,9-13, 17-21 и 22-23. Их существование находит свое подтверждение и в распределении моллюсков.

Таким образом, на ранней фазе формирования раковинных отложений поселения Зайсановка-2 (слои 23-18) янковцы предпочитали вылавливать, кроме С. gigas, обитавших непосредственно около поселения, только те второстепенные виды, скопления которых находились также вблизи поселения. На более поздних этапах (слои 17-7), вероятно, в результате переэксплуатации второстепенных объектов, происходит переориентация на добычу видов, обитавших на значительном удалении от поселения, таких как С. &гауапия. На самых поздних этапах формирования раковинных отложений (слои 6-1) обитатели поселения или конкретного жилища были вынуждены почти полностью переориентироваться на промысел С. grayanus как второстепенного объекта добычи. Нужно учитывать, что события происходили не непрерывно и каждый слой формировался в дискретный отрезок времени.

Аналогичные изменения прослежены и при изучении стратиграфии раковинных отложений янковского времени поселения Клерк-5. В отличие от других поселений, здесь встречено относительно много раковин моллюсков, обычно живущих в открытых бухтах (С. ^ауапш, М. агепапа и др.), а также остатков панцирей морских ежей Б^оп^уЬсеШгоШз пис1ия и 5. ШегтесИиз. Большинство видов обнаруженных двустворчатых моллюсков имеют низкобореальное (43%), субтропическое (28%) и субтропическо-низкобореальное (14%) происхождение. Найден также один вид (Я. агсНса)

бореально-арктического происхождения. Все виды двустворчатых моллюсков обитают в бухте Бойсмана и в настоящее время.

В составе фауны брюхоногих моллюсков преобладают низкобореальные (55%) и бореальные (23%) виды. Остальные представлены субтропическо-низкобореальными и субтропическими видами. Все они в настоящее время обитают в бухте Бойсмана. Однако некоторые из них (представители рода Иер-Шпеа), как правило, встречаются на относительно большой глубине - более 20 м.

В раковинных кучах поселения Клерк-5 повсеместно (т.е. во всех слоях и единицах отложения) встречаются только три вида двустворчатых моллюсков: С. %гауапж, васкаИпет 'к и С. gigas. За исключением нескольких единиц отложения, но также во всех слоях, найдены раковины М. агепапа, С. ]аротса и М. \enulosa. Реже встречались раковины (7. .утотш,

О. )аротса, М. yessoensis, А. broughtonii и Л рЫИр-ртагит. Остальные виды двустворчатых моллюсков, включая непромысловые виды, найдены только в отдельных единицах отложения и не во всех слоях. В основе сформированных раковинных куч поселения Клерк-5 лежит главный объект прибрежного промысла - мидия Грея, которая наиболее интенсивно добывалась в раннем периоде существования этого памятника.

Анализ видового состава водных животных, обнаруженных в раковинных кучах поселения Клерк-5, свидетельствует о том, что нет значительных отличий в условиях водной среды в период ЯНКОВСКОЙ культуры раннего железного века и в настоящее время. Все виды животных, остатки которых собраны, существуют и в настоящее время. В целом видовой состав ранее был более бедным, так как в настоящее время в бухте Бойсмана отмечен ряд массовых видов животных, которых нет в раковинных кучах. Например, в настоящее время в бухте Бойсмана имеется промысловое скопление двустворчатого моллюска мактры китайской (М сА/ле/ий), обитающей совместно со спизулой. В раковинных кучах этот промысловый вид не обнаружен.

В распределении численности и массы остатков водных животных в пределах отдельных слоев и в общей толщи раковинных куч имеются большие различия. При рассмотрении всего комплекса водных животных, с учетом их биогеографического происхождения, можно выявить некоторые тенденции в изменениях условий водной среды в прибрежной зоне бухты Бойсмана через призму их эксплуатации древним человеком.

Так, в нижней части нижнего слоя, сформированного в начальный период существования поселения Клерк-5, часто встречаются раковины бореально-арктического вида Ша1е11а агсйса, бореальных видов КеепосагсИит саИ/огтете, РипсШгеНа поЫИя, ИерШ-

пеа lyrata, а также ряда низкобореальных видов (С. adamsi, М. venulosa, Homalopoma sangarense и др.), характеризующих относительно холодное время. В верхней части этого слоя они исчезают из состава малакофауны, а их место занимают более теплолюбивые виды субтропического (Umbonium costatum, Area boucardi) и субтропическо-низкобореального (Tritona-lia japonica, Littorina brevicula, Anisocorbula venusta) происхождения. Это свидетельствует о потеплении климатических условий в период формирования нижнего слоя в начале раннего железного века.

Аналогичный анализ состава малакофауны, выполненный для среднего слоя раковинной кучи, отделенного от нижнего слоем почвы, свидетельствует о продолжении существования относительно теплого периода в течение практически всего времени его формирования. Только в самой верхней части этого слоя отмечается тенденция к незначительному похолоданию климата.

Продолжение постепенного похолодания прослеживается в изменении состава малакофауны в верхнем слое. Если в нижней части этого слоя еще много субтропических и субтропическо-низкобореальных видов, то в верхней части появляются бореально-арктические (Я arctica), бореальные (L. squalida, L. kurila) и низкобореальные (Я. sangarense, М. yessoen-sis, G. yessoensis и др.) виды моллюсков.

После отложения трех раковинных слоев была образована яма (вероятно, угол котлована жилища), которая последовательно в четыре этапа, с перерывами в один или несколько лет, была заполнена раковинными отложениями. Видовой состав фауны гидробионтов из ямы почти не отличается от более ранних слоев раковин. Здесь не встречены некоторые относительно редкие и холодолюбивые брюхоногие моллюски и в то же время регистрируется по крайней мере пять новых теплолюбивых видов: A. vladivosto-kensis, В. verkruzeni, Т. japonica, R. venosa, T. rustica. Анализ видовых списков других таксономических групп водных беспозвоночных также свидетельствует о формировании слоев раковин в яме во время относительно теплого времени, по сравнению с ранее существовавшим, когда образовывались три рассмотренных выше мощных слоя раковинных отложений. Судя по изменениям как видового состава, так и относительным величинам массы раковин всех видов, на протяжении всего периода формирования слоев раковин в пределах заполнения ямы (около 7-10 лет) отмечается четкая тенденция к переходу от более теплых лет к более холодным годам.

Таким образом, динамика изменения гидробионтов в последовательных раковинных отложениях поселения Клерк-5 отражает нелинейную траекторию климатических изменений, чем ранее общеизвестная тенденция направленного похолодания климата. В раннем железном веке начало и окончание периода

формирования раковинных куч поселения Клерк-5 характеризуются относительно холодными климатически условиями, по сравнению с более теплым климатом в середине этого периода.

Применение нашей методики на разных объектах позволяет получать качественно новую информацию для формирования новой базы данных о малакофауне в период образования раковинных куч. Многолетние исследования малакофауны раковинных куч янковской культуры раннего железного века южного Приморья свидетельствуют о постоянных нелинейных изменениях климата, гидрологических и палеогеографических условий, которые продолжаются и в настоящее время.

Биостратиграфия каждого памятника отражает как общие, так и локальные ландшафтно-климатические изменения через призму эксплуатации водных биоресурсов древним человеком. Состав малакофауны различных памятников позволяет установить их относительную хронологическую расстановку относительно друг друга, а также степень антропогенного воздействия на окружающую среду каждого поселения. Кроме того, глубокое исследование биостратиграфии антропогенных отложений открывает возможности для реконструкции мелкомасштабных климатических и ландшафтных изменений в прибрежной зоне залива Петра Великого и адаптивное поведение древнего населения.

Библиографический список

1. Маргаритов, В.П. Кухонные остатки, найденные на берегу Амурского залива, близ р. Сидеми / В.П. Маргаритов. -Владивосток, 1887.

2. Янковский, М.И. Кухонные остатки и каменные орудия, найденные на берегу Амурского залива на полуострове, лежащем между Славянской бухтой и устьем р. Сидеми / М.И. Янковский // ИВСОРГО. - 1881. - Т. 12. - Вып. 2-3.

3. Андреева, Ж.В. Древнее Приморье (железный век) / Ж.В. Андреева. - М., 1970.

4. Андреева, Ж.В. Приморье в эпоху первобытнообщинного строя. Железный век (I тыс. до н.э. -VIII в. н.э.) / Ж.В. Андреева. - М., 1977.

5. Андреева, Ж.В. Янковская культура / Ж.В. Андреева, И.С. Жущиховская, Н.А. Кононенко. - М., 1986.

6. Короткий, А.М. Колебания уровня моря и ландшафты прибрежной зоны (этапы и тенденции) / А.М. Короткий // Вестник ДВО РАН. - 1994. - №3.

7. Короткий, А.М. Развитие природной среды юга Дальнего Востока (поздний плейстоцен - голоцен) / А.М. Короткий,

С.П. Плетнев, B.C. Пушкарь, Т.А. Гребенникова, Н.Г. Разжи-гаева, Е. Д. Сахебгареева, Л.М. Мохова. - М., 1988.

8. Мещерякова, И.М. Предварительные данные о результатах обследования раковинных куч на полуострове Песчаном / И.М. Мещерякова // Материалы исследований по археологии СССР (МИА). - 1963. - №112.

9. Евсеев, Г. А. Послеледниковые сообщества двустворчатых моллюсков северо-западного шельфа Японского моря / Г.А. Евсеев // Палеоэкология сообществ морских беспозвоночных. - Владивосток, 1979.

10. Евсеев, Г.А. Сообщества двустворчатых моллюсков в послеледниковых отложениях шельфа Японского моря / Г.А. Евсеев. - М., 1981.

11. Лутаенко, К.А. Раковины моллюсков в голоценовых отложениях на побережье вершинной части Уссурийского залива Японского моря / К.А. Лутаенко // Биология моря.

- 1988.-№6.

12. Лутаенко, К. А. Моллюски из голоценовых отложений Хасанского района (южное Приморье) / К. А. Лутаенко // Стратиграфия. Геологическая корреляция. - 1993. - Т. 1. -№6.

13. Первые рыболовы в заливе Петра Великого. Природа и древний человек в бухте Бойсмана. - Владивосток, 1998.

14. Окладников, А.П. Далекое прошлое Приморья (Очерки по древней и средневековой истории Приморского края) /А.П. Окладников. - Владивосток, 1959.

15. Окладников, А.П. Древнее поселение на полуострове Песчаном у Владивостока/ А.П. Окладников // МИА. №112. -М.; Л„ 1963.

16. Цепкин, Е.А. Остатки рыб из археологических раскопок на полуострове Песчаном / Е.А. Цепкин // МИА. №112.-М.; Л., 1963.

17. Ермолова, Н.М. Остатки млекопитающих из раковинных куч полуострова Песчаного / Н.М. Ермолова // МИА. №112.-М.; Л., 1963.

18. Вострецов, Ю.Е. Изменение систем жизнеобеспечения у населения устья р. Гладкой и залива Посьета в среднем голоцене / Ю.Е. Вострецов, А.М. Короткий, Л.Н. Беседнов, В.А. Раков, А.В. Епифанова//Археология и культурная антропология Дальнего Востока. - Владивосток, 2002.

19. Вострецов, Ю.Е. Стратиграфия и малакофауна поселения янковской культуры Зайсановка-2 / Ю.Е. Вострецов, В.А. Раков // Вперед... в прошлое. К 70-летию Ж.В. Андреевой. - Владивосток, 2000.

20. Квашин, В.Г. Жизнь за счет ресурсов моря. Одна из древних линий культурной эволюции человечества / В.Г. Квашин. - Владивосток, 2004.

21. Археологические раскопки на полуострове Песчаном, произведенные В.К. Арсеньевым в 1921 г. // МИА. №112.-М.; Л., 1963.

22. Андреев, Г.И. Некоторые вопросы культуры раковинных куч / Г.И Андреев // СА. - 1958. - №4.

23. Разин, А.И. Археологическая разведка на берегу Уссурийского залива / А.И. Разин // Советское Приморье.

- 1926,-№8.

24. Раков, В.А. Промысловые беспозвоночные животные из археологических памятников северо-западного побережья Японского моря / В.А. Раков // Археология и этнология Дальнего Востока и Центральной Азии. -Владивосток, 1998.

25. Раков, В.А. Малакофауна раковинных куч янковской культуры на полуострове Песчаном в заливе Петра Великого / В.А. Раков, В.В. Толстоногова // Освоение Северной Пацифики. - Владивосток, 1996.

26. Вострецов, Ю.Е. Малакофауна раковинной кучи поселения янковской культуры Песчаный-6 / Ю.Е. Вострецов,

В.А. Раков, Дж. Кассиди // Традиционная культура Азии. Вып. 3. - Благовещенск, 2001.