Научная статья на тему 'Использование труда военнопленных Четверного союза в экономике регионов в годы Первой мировой войны на примере Калужской и Тульской губернии'

Использование труда военнопленных Четверного союза в экономике регионов в годы Первой мировой войны на примере Калужской и Тульской губернии Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
92
35
Поделиться
Ключевые слова
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА / ТОТАЛЬНАЯ ВОЙНА / ВОЕННОПЛЕННЫЕ / КАЛУЖСКАЯ ГУБЕРНИЯ / ТУЛЬСКАЯ ГУБЕРНИЯ / THE FIRST WORLD WAR / TOTAL WAR / PRISONERS OF WAR / KALUGA PROVINCE / TULA PROVINCE

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Тихонов А.В.

В статье рассматриваются вопросы использования труда иностранных военнопленных в сельском хозяйстве, промышленности, строительстве и обслуживании железных дорог, городском хозяйстве в годы Первой мировой войны, деятельность центральных и губернских органов власти и работодателей по привлечению пленных на работы. Автор приходит к выводу, что практика привлечения пленных на работы позволила решить ряд проблем, стоящих перед российской экономикой в данный период.

THE EMPLOYMENT OF PRISONERS OF WAR OF THE QUADRUPLE ALLIANCE IN THE ECONOMY OF THE REGIONS DURING THE FIRST WORLD WAR ON THE EXAMPLE OF KALUGA AND TULA PROVINCE

The article discusses the problems of foreign prisoners of war labor service in agriculture, industry, railway construction and its maintenance, urban economy during the First World War. The questions about employers’, central and provincial government activity oriented to engaging prisoners to work are also considered in this article. The author concludes that such a practice of engaging prisoners to work helped to solve a number of problems facing Russian economy in this period.

Текст научной работы на тему «Использование труда военнопленных Четверного союза в экономике регионов в годы Первой мировой войны на примере Калужской и Тульской губернии»

Об авторах

Тарасова Ю.А. - кандидат исторических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права Сызранского филиала Самарского государственного экономического университета, sangria80@yandex.ru Лурда Р.В. - старший преподаватель кафедры теории и истории государства и права Сызранского филиала Самарского государственного экономического университета, sangria80@yandex.ru

Ясеницкий И.А. - кандидат социологических наук, заведующий кафедрой правоведения и социально-экономических дисциплин Сызранского филиала Самарского государственного экономического университета, sangria80@yandex.ru

Войнаровская Ю.В. - кандидат исторических наук, заведующая кафедрой теории и истории государства и права Сызранского филиала Самарского государственного экономического университета, sangria80@yandex.ru

УДК 94(474.2)"1914/19"

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТРУДА ВОЕННОПЛЕННЫХ ЧЕТВЕРНОГО СОЮЗА В ЭКОНОМИКЕ РЕГИОНОВ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ НА ПРИМЕРЕ КАЛУЖСКОЙ И ТУЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ

А.В. Тихонов

В статье рассматриваются вопросы использования труда иностранных военнопленных в сельском хозяйстве, промышленности, строительстве и обслуживании железных дорог, городском хозяйстве в годы Первой мировой войны, деятельность центральных и губернских органов власти и работодателей по привлечению пленных на работы. Автор приходит к выводу, что практика привлечения пленных на работы позволила решить ряд проблем, стоящих перед российской экономикой в данный период. Ключевые слова: Первая мировая война, тотальная война, военнопленные, Калужская губерния, Тульская губерния.

Первая мировая война стала настоящим испытанием для стран-участников конфликта, подчинив себе всю экономическую и политическую жизнь страны [1, с. 15-16.]. Экономическая ситуация осложнялось и тем, что из-за регулярных призывов в армию и гибели большого количества трудоспособного мужского населения возник су-щественныйдефицит кадров во всех отраслях экономики [2, с. 451]. Центральные и региональные власти предпринимали активные действия для того, чтобы решить проблему дефицита кадров. Одним из способов решения данной проблемы стало привлечение на работы военнопленных. В одном из циркуляров МВД в целях устранения недостатка в рабочих руках рекомендовалось отпускать для работ в частные промышленные предприятия военнопленных [3, л. 106]. Количество их, занятых в экономике России в 1917 г., составляло около 1,5 млн. человек, причем по отдельным предприятиям, отраслям и регионам относительные цифры были очень высоки [4, с.144].

В сельском хозяйстве вопросами, связанными с направлением пленных на работы, занимались губернские и уездные земские управы. Направленные на работы военнопленные получали определенную плату, не менее половины которой выдавалась им на руки, а остальная часть поступала в счет возмещения расходов на их содержание [5, с. 193-195]. Для найма пленных в промышленные предприятия обращались к фабричным инспекторам и окружным инженерам, которые направляли заявки губернатору, а последний, в свою очередь, обращался в Главное Управление Генерального Штаба [5, с. 488-490]. Однако вскоре центральные власти упростилипорядок найма пленных, и работодатели моглиобращаться по данному вопросу непосредственно в штабы военных округов [5, с. 491].

Труд военнопленных австро-венгерской, германской и османской армий в Калужской и Тульской губерниях достаточно широко использовался, особенно в сельском хозяйстве. В Тульской губернии из 18140 пленных, направленных на работы, 12270 использовались в сельском хозяйстве в уездах [6, л. 6]. В Калужском губернии в 1916-1917годах в сельском хозяйствеработало 1265 человек [7, л. 86-90] из 3495 пленных, направленных на работы [8, л.137-146] .Местные землевладельцы нуждались в рабочих руках и активно боролись за возможность привлечь как можно больше пленных и на больший срок работы. Первоначально планировалось, что пленные на сельскохозяйственных работах будут находиться до зимы, после чего они будут возвращены. Данная практика в Тульской губернии встретила большое противодействие, как губернских, так и земских властей, по инициативе которых было собрано специальное совещание по данному вопросу [6, л.1-2]. Настоящая проблема нашла отклик и в среде тульского губернского дворянского собрания, руководство которого обратилось к Начальнику Штаба Верховного Главнокомандующего М.В. Алексееву [6, л.45-46].В итоге было принято решение оставить пленных [6, л. 9].

Не меньший интерес к найму бывших воинов противника на работы проявляли крупные промышленные предприятия, работавшие на обеспечение армии, особенно в Тульской губернии. В основном пленных использовали как чернорабочих. На Судаковском заводе, обеспечивавшем чугуном крупные оборонные предприя-тия(например, Путиловский, Сормовский и Невский заводы), работало 477 пленных [9, л. 390], и руководство предприятия регулярно обращалось к губернатору по вопросу найма военнопленных [10, л. 91]. На угле- и горнопромышленном предприятии при станции Щекино Крапивенского уезда работало 50 человек [9, л. 262], 14 - на чугуноплавильном заводе братьев Барашевых и Курицына [9, л. 275] и 451 - на сахарном заводе в городе Туле. [9, л. 273].Труд военнопленных был настолько необходим работодателям, что, несмотря на все препятствия,

пленных направляли в святая святых - заводы, которые занимались выпуском военной техники и боеприпасов. Так, на постройке нового оружейного завода товарищества «Инженерное дело» работало 130 человек [11, л. 18].

Военнопленных в Калужской губернии также отправляли на работы на промышленные предприятия. Одним из крупнейших нанимателей было акционерное общество «Мальцевские заводы», на предприятиях которого работало 594пленных[8, л. 36]. Кроме того, пленных направляли на работы в товарищество мануфактур Н.Н. Коншина - 146 человек [7, л. 12-13]. На Троицко-Кондровской писчебумажной фабрике Говарда на лесных работах находился 61 пленный [7, л. 4-6], на Ханинском чугунно-плавильном литейном заводе на работах по подвозу дров, ссыпки угля, сводки леса - 71 пленный [7, л. 17], на Черепецком чугунно-плавильном заводе на подобных работах - 25 человек. На Мышегском заводе Тарусского уезда в каменном карьере находилось на работах 210 пленных [7, л. 86-90] и т.д.

Еще одной важной отраслью хозяйства, к работам на которой привлекали пленных, было содержание и строительство железных дорог. Из-за недостатка железных дорог во время войны вопрос обслуживания старых и строительства новых путей был важной оборонной задачей. Одним из крупнейших нанимателей пленных, как в Калужской, так и в Тульской губерниях, была Сызрано-Вяземская железная дорога [12]. На станциях Мятлево, Износки, Угрюмово идругих [7, л.86-90] работало 104 бывших солдата австрийской и германской армий, которые занимались ремонтом полотна [7, л .4-6]. Кроме того, на этой железной дороге возле Калуги работало еще 473 пленных в службах движения и тяги [7, л. 30]. Что касается тульского отделения Сызрано-Вяземской железной дороги, то на постройке железнодорожной линии Узловая - Венев - 1186 человек [9, л. 266], в Богородицком уезде при станции Оболенское - 88 человек [13, л. 264-265].

В Калужской губернии на Рязанско-Уральской железной дороге, недалеко от станции Спас-Деменск, на работах находилось 25 человек [7, л. 9-10], на Московско-Киевско-Воронежской железной дороге на земляных работах и работах по очистке полотна трудилось 19 пленных [7, л. 12-13, 86-90] и на Туло-Лихвинской железной дороге было 45 пленных для резки дров и шпал [7, л. 17].

В Тульской губернии на вновь строящейся Алексинскойжелезнодорожной ветке, которая должна была соединить Новый оружейный завод с Московско-Курской железной дорогой [14, л. 6], работало 520 бывших солдат противника [11, л. 18]. Местные власти критически относились к данной практике [11, л. 159], однако, пленные продолжали работать на данном объекте.

Между губерниями происходил достаточно активный обмен пленными для использования их на предприятиях. Так, находившийся в Лихвинском уезде [15] (Калужская губерния) Володинский завод С.С. Баранова обратился к Чернскому уездному воинскому начальнику (Тульская губерния) и нанял для работ11 пленных [7, л. 17]. Находим мы подобные случаи и по отношению к тульским предприятиям. Например, Тульский чугунно-плавильный завод ходатайствовал о вывозе турок в свою губернию [16, л. 396]. То же акционерное общество 10 мая 1916 года перевело 25 пленных с Судаковского завода в село Мышегу Калужской губернии для работ на каменном карьере [13, л. 56].

Пленных привлекали на работы в городском хозяйстве. В Тульской губернии пленные работали на строительстве дорог, очистке мусора во дворе, производстве земляных работ, планировании городских улиц. Причем за небольшим исключением, работники городских управ признали работу пленных удовлетворительной [17, л.114, 130,190]. В Калужской губернии труд пленных преимущественно использовался в губернском центре: они работали в Хлюстинской больнице, на постройке дома, в столярной мастерской при городской пожарной команде и скотобойне, пекли хлеб и булки в пекарне, убирали двор, рубили дрова и т.д. [18, л. 73-74]. В уездных городах труд пленных использовался в меньшем масштабе. В распоряжении Жиздринской городской управы было 10 человек [7, л. 20-21]. В Козельске 3 пленных работали на хозяйственных работах в учительской семинарии и больнице [7, л. 15-16].

При распределении на работы учитывались профессия и специализация пленного, особенно в тех отраслях, где существовал дефицит рабочих рук. Среди военнопленных и интернированных турок были торговцев 6 человек, подрядчиков - 4 человека, пекарей - 13 человек,поваров - 2 человека, слесарей - 2 человека, плотников - 1 человек, парикмахеров - 1 человек, часовых мастеров - 1 человек [16, л. 21]. На втором этапе пребывания пленных германской и австрийской армий в Калуге среди них больше всего было хлебопашцев и землевладельцев - 70 человек; 8 столяров; 6 слесарей; кузнецов и чернорабочих - 5;4 торговца; пекарей, плотников, маляров, конторщиков и стекольщиков -3; художников, кондукторов, шорников, шоферов, садовников, писцов и маляров - 2; по 1 - токарь, техник, литограф, кучер, повар, кондитер, ювелир, приказчик, музыкант, фотограф, парикмахер [23, Л. 106-108].

Власти следили за тем, чтобы работодатели не использовали пленных в личных нуждах и, если подобные случаи встречались, пленных отзывалина более важные работы [19,л. 1]. В Калужской губернии были отобраны у нанимателей и направлены на сельскохозяйственные работы в Боровске - 4 человека [19, л. 17], и 1 пленного отозвали из Козельского уезда у работодателя Шавыкина [19, л. 16]. В остальных уездах подобные нарушения не встречались [19, л. 5-10,21, 22, 25]. В Епифанском уезде Тульской губернии проживал военнопленный австрийской армии, который занимался парикмахерским делом и по вечерам гулял с дамами по городу [11, л. 7]. Узнав про подобный случай нарушения в условиях содержания пленных, бывшего солдата австрийской армии перевели на сельскохозяйственные работы [11,л. 7].

Однако, несмотря на всю строгость по отношению к пленным, местные власти пристально следили, чтобы

и работодатели не нарушали их права. Так, при посещении имения наследников Овечкина выяснилось, что пленные содержатся в невыносимых условиях. Люди имели истощенный наружный вид и были плохо одеты. Рабочий день у них продолжался с 4 часов утра до 9 часов вечера, при этом они подвергались неоднократным побоям нагайками со стороны полицейского урядника и администрации имения, и вообще наблюдалось бесчеловечное отношение к ним. Согласно распоряжению губернатора, пленные были сняты с работ в данном имении [20, л. 12-12об.].

Военные власти следили и за тем, чтобы пленные не слишком сближались с работодателями, а последние не допускали каких-либо поблажек. Так, в одном из писем Тульскому губернатору из Штаба Московского военного округа сообщалось, что военнопленные, находящиеся на работах у землевладельцев графов Бобринских, пользуются особым благорасположением со стороны администрации. В виду этого, военные власти требовали от губернских чиновников объявить всем работодателям о нежелательности подобных отношений, и обо всех случаях каких-либо поблажек пленным докладывать в Штаб [21, л. 108].

Однако не всегда отношения между работодателями и пленными были безоблачными. Главным средством борьбы пленных в подобных условиях становился отказ от работ. В феврале 1917 года 45 пленных австрийской армии отказались выйти на работы из-за того, что при расчете двухнедельной заработной платы им вместо2 рублей был выдан всего 1 рубль. Конфликт не получил развития, так как Калужский губернатор принял решение выдавать по 4 рубля каждому пленному, и производить вычеты из данной [18, л. 54] суммы по своему усмотрению запрещалось [19, л. 68].

В Тульской губернии также имели место случаи, когда пленные не выходили на работу по достаточно веским причинам. 10 сентября 1916 годанаходящиеся на работах в городе Туле на постройке Алексинской ветки пленные не вышли на работу, во-первых, потому что почва была испорчена проливным дождем, и поэтому работать было невозможно. А во-вторых, даже после того, как почва обсохла, 160 человек не смогли трудитьсяиз-за рваной одежды и обуви [22, л.21].

Однако, не всегда местные власти старались решить проблемы пленных мирным путем. Тот, кто отказывался или самовольно уходил от сельскохозяйственных работ, подвергался простому аресту до 1 месяца, строгому - до 20 суток и усиленному - до 8 суток [18, л. 84]. Кроме того, за бегство с работ пленных могли арестовать на срок до 3 месяцев или оштрафованы на сумму до 3 тысяч рублей [18, л. 13].

На основе архивных документов мы можем сделать вывод, что в Калужской и Тульской губерниях активно использовался труд военнопленных стран Четверного союза. Их нанимали на сельскохозяйственные работы, работы по добыче полезных ископаемых, постройке, ремонту и обслуживанию железных дорог, в качестве чернорабочих на промышленные предприятия и в городское хозяйство. Политика распределения пленных на работы существенно облегчила положение, связанное с нехваткой рабочих рук, и, тем самым, позволяла поддерживать российскую экономику и обеспечивать фронт и тыл жизненно необходимыми товарами. И чем дольше продолжалась война, тем больше пленных было необходимо предприятиям.Местные власти строго следили за использованием пленных на работах. И в случаях, если нарушения документально подтверждались, пленные снимались с работ. Подобноеположениепродолжалосьнапротяжениивсейвойны.

The article discusses the problems of foreign prisoners of war labor service in agriculture, industry, railway construction and its maintenance, urban economy during the First World War. The questions about employers', central and provincial government activity oriented to engaging prisoners to work are also considered in this article. The author concludes that such a practice of engaging prisoners to work helped to solve a number of problems facing Russian economy in this period. Keywords: The First World War, Total War, prisoners of war, Kaluga Province, Tula Province.

Список литературы

1. Ферстер С. Тотальная война. Концептуальные размышления историческому анализу структур эпохи 1861—1945 //Опыт мировых войн в истории России. Сб. статей. - Челябинск, 2007.- С. 12-27.

2. Сидоров, А.Л. Экономическое положение России в годы Первой мировой войны.- М., 1973. 662 с.

3. ГАКО. Ф. 32. Оп. 4. Д. 1510.

4. Солнцева, С.А. Военнопленные в России в 1917 г. (март-октябрь) // Вопросы истории. 2002. N° 1. С. 143-148.

5. Авербах О.И. Законодательные акты, вызванные войной 1914-1915 гг. Т.2.- Пг., 1915. 846 с.

6. ГАТО. Ф. 90. Оп. 1. Т. 46. Д. 40094.

7. ГАКО. Ф. 32. Оп. 11. Д. 97.

8. ГАКО. Ф. 32. Оп. 11. Д. 95.

9. ГАТО. Ф. 90. Оп. 1. Т. 46. Д. 40076.

10. ГАТО. Ф. 90. Оп. 6. Д. 736.

11. ГАТО. Ф. 90. Оп. 1. Т. 46. Д. 40082.

12. Разломалин, Д.В. Сызрано-Вяземская железная дорога в конце XIX-первой четверти ХХ вв // http ://kirmuseum.ucoz .ru/publ/9-1 -0-72

13. ГАТО. Ф. 90. Оп. 1. Т. 46. Д. 40080.

14. ГАТО. Ф. 90. Оп. 1. Т. 46. Д. 40090.

15. Мосин, О.В., Мосин, С.А. Генеалогическое исследование двух старокалужских родов Шверевых и Барановых // http://www.librero.ru/author/genshev

16. ГАКО. Ф. 783. Оп. 1. Д. 1185.

17. ГАТО. Ф. 90. Оп.1. Т. 46. Д.39855.

18. ГАКО. Ф. 783. Оп. 1. Д. 1245.

19. ГАКО. Ф. 32. Оп. 11. Д. 93.

20. ГАТО. Ф. 90. Оп. 1. Т. 46. Д. 40091.

21. ГАТО. Ф. 90. Оп. 1. Т. 46. Д. 40078.

22. ГАТО. Ф. 90. Оп. 1. Т. 46. Д. 40081.

23. ГАКО. Ф. 783. Оп. 1. Д. 1246

Об авторе

Тихонов А.В. - ведущий эксперт министерства образования и науки Калужской области, tixon_88@mail.ru УДК 930

НАСТУПАТЕЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ ЦЕНТРАЛЬНОГО ФРОНТА В ФЕВРАЛЕ - МАРТЕ 1943 ГОДА

С.В. Ушкалов

В статье на основе анализа архивных документов Центрального архива Министерства обороны рассмотрено значение наступательных операций Центрального фронта зимой - весной 1943 г. автор приходит к выводу, что наступательные операции Красной армии в начале 1943 года повлияли на исход Курской битвы.

Ключевые слова: Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Красная армия, Сталинградская битва, Центральный фронт, наступательные операции, Курская дуга.

Во второй половине 1942 года ход Второй мировой войны изменился. На всех театрах военных действий наступил перелом в пользу союзников по антигитлеровской коалиции, стало ясно, что страны оси не в состоянии победить в войне, и победа союзников дело времени. На тихоокеанском театре военных действий переломной точкой стало сражение у атолла Мидуэй, в результате которого упрочилось положение США на этом театре. В Северной Африке итогом битвы при Алам-эль-Хальфе, в августе-сентябре 1942 года, стал окончательный переход немецко-итальянских войск к обороне. Несмотря на большие потери кораблей союзных конвоев в Атлантике и Северных морях, германскому ВМФ не удалось прервать морские коммуникации союзников. Но все же основная часть немецких войск и войск их сателлитов оставалась задействованной на советско-германском фронте - в борьбе, которую все лидеры воюющих стран, как союзников, так и оси, одинаково считали решающей для конечного исхода войны.

Проведенная Красной армией стратегическая операция «Уран», которая началась 19 ноября 1942 года на Сталинградском направлении, кардинальным образом изменила весь ход боевых действий на восточном фронте.

Военная кампания 1942 года была очень тяжелой для Советского Союза, борьба велась с максимальным напряжением сил. Победа под Сталинградом стала возможной не только вследствие возросшей боевой выучки Красной армии, но и в результате роста экономического потенциала оборонной промышленности, эвакуированные на восток предприятия с каждым днем наращивали выпуск оружия, военной техники и боеприпасов.

Во время кампании зимы-весны 1942-1943 годов Красная армия, используя победу под Сталинградом, перешла в наступление на всем протяжении советско-германского фронта. С января по март Ставка ВГК, совместно с командованием фронтов, провела серию наступательных операций на всех стратегических направлениях. Это Острогожско-Россошанская, Воронежско-Касторненская, Мало-Архангельская, Севско-Дмитровская Харьковская, Ржевско-Вяземская наступательные операции. На севере советско-германского фронта в результате операций «Искра» и «Полярная звезда» прорвана блокада Ленинграда. На юге началось наступление Закавказского и Южного фронтов с целью освободить Кавказ. Советское верховное командование явно торопилось, за что его часто критикуют, причиной спешки было понимание того, что Гитлеру на Восточном фронте не хватало около 30 дивизий, и в построении немецких войск зияла брешь в 400 км. В эту брешь устремились войска Красной армии.

Решение Ставки на проведение такого количества наступательных операций указывало, что она стремилась никак не менее чем к полному разгрому в начале весны всех трех немецких групп армий и к наступлению Красной армии на широком фронте до восточных границ Прибалтики и Белоруссии, на рубеж Днепра и к Черному морю. Эти наступления прямо или косвенно вовлекали в свою орбиту войска практически всех действующих фронтов Красной армии от Балтийского до Черного моря.

Брянский, Западный и недавно образованный Центральный фронты в феврале-марте 1943 года провели наступление в направлении на Орел-Брянск-Смоленск (Малоархангельская операция (с 5 февраля по 2 марта), Севская операция (с 25 февраля по 28 марта) и Ржевско-Вяземская операция (со 2 по 31 марта)), целью этих операций был разгром 2 й танковой и 9 й полевой армий вермахта.

Наибольшего успеха добился Центральный фронт (бывший Донской) под командованием К.К. Рокоссовского, в состав которого включались 21-я армия И.М. Чистякова, 65-я армия П.И. Батова и недавно сформированные 70-я армия Г.Ф. Тарасова (сформированная на Урале на базе кадров НКВД), 16-я воздушная армия С.И.