Научная статья на тему 'Испанская фаланга, фашистские диктаторы и гражданская война (1936-1939)'

Испанская фаланга, фашистские диктаторы и гражданская война (1936-1939) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
56
12
Поделиться
Ключевые слова
ФАЛАНГА / ФАЛАНГИЗМ / FALANGISM / ФАШИЗМ / FASCISM / ИСПАНИЯ В 1936-1939 ГГ. / SPAIN BETWEEN 1936 AND 1939 / ВТОРАЯ ИСПАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА / SECOND SPANISH REPUBLIC / ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В ИСПАНИИ / SPANISH CIVIL WAR / FALANGE

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Моренте Франциско

Главная испанская фашистская партия республиканского периода Испанская фаланга ХОНС с треском провалилась на выборах в феврале 1936 г., не получив представительства в парламенте. Однако такая слабость испанского фашизма была только кажущейся. В статье утверждается, что: (i) влияние испанского фашизма выходило далеко за рамки самой фашистской партии; (ii) между февральскими выборами и военным переворотом в июле 1936 г. численность Фаланги выросла в геометрической прогрессии и даже больше, в результате того, что неудачная попытка переворота привела к гражданской войне; (iii) война обеспечила контекст для создания массовой базы фашизма, синтезировав идеи, исходившие как от Фаланги, так и от других крайне правых групп, но при главенствующей роли Фаланги; (iv) вмешательство фашистских держав в войну, в основном по геостратегическим соображениям, позволило Фаланге набрать силу, и когда в 1937 г. Франко создавал объединенную партию, то делал это на организационных и программных принципах фалангизма; (v) в конечном счете, результатом этого процесса было создание единой фашистской партии и национал-синдикалистского государства, что означает только одно фашистское государство.

FALANGE ESPAСOLA, FASCIST DICTATORS AND THE SPANISH CIVIL WAR, 1936-1939

The main Spanish fascist party of the republican era, Falange Espaсola Espaсola de las JONS, failed miserably in the elections of February 1936, not obtaining any parliamentary representation. This apparent weakness of Spanish fascism was, however, deceptive. This paper argues that: (i) the Spanish fascist space extended far beyond the fascist party itself; (ii) between the February elections and the military coup of July 1936, Falange grew exponentially, and even more so when the failure of the coup led to the civil war; (iii) the war provided the context for the creation of a mass fascism that was the result of the synthesis of the ideology of both Falange and other groups of the radical right, with the Falangist ideology dominant; (iv) the intervention of the fascist powers in the war, mainly for geostrategic reasons, allowed Falange to gather momentum, so that when Franco, in 1937, created the unified party, he based it on the organizational and programmatic foundations of falangismo; and (v) ultimately, the result of all this was the creation of both a single fascist party and a National-Syndicalist state which meant in reality a fascist state.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Испанская фаланга, фашистские диктаторы и гражданская война (1936-1939)»

УДК 94(460) ББК 63.3 (Ис)6

ИСПАНСКАЯ ФАЛАНГА, ФАШИСТСКИЕ ДИКТАТОРЫ И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

Аннотация. Главная испанская фашистская партия республиканского периода - Испанская фаланга ХОНС - с треском провалилась на выборах в феврале 1936 г., не получив представительства в парламенте. Однако такая слабость испанского фашизма была только кажущейся. В статье утверждается, что: (г) влияние испанского фашизма выходило далеко за рамки самой фашистской партии; (гг) между февральскими выборами и военным переворотом в июле 1936 г. численность Фаланги выросла в геометрической прогрессии и даже больше, в результате того, что неудачная попытка переворота привела к гражданской войне; (т) война обеспечила контекст для создания массовой базы фашизма, синтезировав идеи, исходившие как от Фаланги, так и от других крайне правых групп, но при главенствующей роли Фаланги; (¡у) вмешательство фашистских держав в войну, в основном по геостратегическим соображениям, позволило Фаланге набрать силу, и когда в 1937 г. Франко создавал объединенную партию, то делал это на организационных и программных принципах фалангизма; (у) в конечном счете, результатом этого процесса было создание единой фашистской партии и национал-синдикалистского государства, что означает только одно - фашистское государство.

Ключевые слова: Фаланга, фалангизм, фашизм, Испания в 1936-1939 гг., Вторая Испанская Республика, Гражданская война в Испании.

FALANGE ESPAÑOLA, FASCIST DICTATORS AND THE SPANISH CIVIL WAR,

1936-1939

Francisco Morente,

Associate Professor of Contemporary History, Autonomous University of Barcelona, Barcelona, Spain

Abstract. The main Spanish fascist party of the republican era, Falange Española de las JONS, failed miserably in the elections of February 1936, not obtaining any parliamentary representation. This apparent weakness of Spanish fascism was, however, deceptive. This paper argues that: (i) the Spanish fascist space extended far beyond the fascist party itself; (ii) between the February elections and the military coup of July 1936, Falange grew exponentially, and even more so when the failure of the coup led to the civil war; (iii) the war provided the context for the creation of a mass fascism that was the result of the synthesis of the ideology of both Falange and other groups of the radical right, with the Falangist ideology dominant; (iv) the intervention of the fascist powers in the war, mainly for geostrategic reasons, allowed Falange to gather momentum, so that when Franco, in 1937, created the unified party, he based it on the organizational and programmatic foundations offalangismo; and (v)

(1936-1939)

Франсиско Моренте, доктор современной истории, ассоциированный профессор Независимого университета Барселоны (Барселона, Испания) Francisco.Morente@uab.cat

Перевод с испанского М.В. Шуруповой

|- 289

ultimately, the result ofall this was the creation of both a single fascist party and a National-Syndicalist state which meant in reality a fascist state.

Key words: Falange, falangism, fascism, Spain between 1936 and 1939, Second Spanish Republic, Spanish Civil War.

Рождение фашизма в Испании принято связывать с созданием партии Испанская фаланга в мадридском Театре комедии 29 октября 1933 г. Однако такая интерпретация - лишь упрощение реальности. Истоки испанского фашизма нужно искать в конце 1920-х годов, когда Эрнесто Хименес Кабальеро начал излагать эту теорию на страницах своего издания «Литературная газета» [1], а также в начале 1930-х гг., когда Рамиро Ледесма Рамос возглавил первую фашистскую организацию и, одновременно, издание, именуемое «Завоеванием государства» [2].

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Несколько месяцев спустя, в октябре 1931 г., организация Ледесмы примкнула к группировке Онесимо Редондо в Вальядолиде. Вместе они создали первую фашистскую политическую партию Испании - Хунта национал-синдикалистского наступления (ХОНС). Некоторое время ХОНС оставалась небольшой группировкой, не имевшей большого влияния. Однако в 1933 г. организации и личности, так или иначе идентифицировавшие себя с фашизмом, заметно оживились. Проявлением этого стало издание «Фашио» [3]. Оно было, правда, недолговечным. Вышел лишь один номер. Дальнейший выпуск был запрещен республиканским правительством, что в свою очередь вызвало протесты, в том числе монархистов, решивших поддержать фашистское движение в Испании, чтобы подорвать тем самым устои республики.

В сложившейся обстановке сторонниками фашизма был инсценирован в «Театре комедии» так называемый «Акт испанского признания», кульминацией которого стало выступление Хосе Антонио Примо де Ривера. Именно этот акт и слывет моментом создания Испанской фаланги. Вскоре, однако, стало очевидным, что фашистское движение не в силах выдержать груза двух конкурирующих партий. Поэтому, под давлением монархистов, финансировавших обе организации, партии Примо де Риверы и Ледесмы Рамоса объединились в единую Испанскую фалангу - ИФ ХОНС [4]. В первые месяцы существования ею руководили одновременно три человека - Примо де Ривера, Ледесма Рамос и весьма активный военный Руис де Альда. Затем в октябре 1934 г. Примо де Ривера с небольшим перевесом был избран «вождем партии». Одновременно была утверждена партийная программа [5].

Территория, на которой действовала Фаланга, была незначительной. И сторонников у нее нашлось

не очень много. Ее популярность фиксировалась лишь среди части студентов и то благодаря активности «Университетского профсоюза Испании» (УПИ) и собственной милиции. Во всяком случае, конкурировать с левыми организациями она была не в состоянии [6,7]. В партии не было сколько-нибудь устойчивой организационной структуры. В ее рядах шла постоянная борьба не только за лидерство, но и по вопросам стратегии и политической линии. Разногласия в ее рядах проявились уже в октябре 1934 г., когда Примо де Ривера решил поддержать правительство и не участвовать в забастовке, организованной социалистами и другими левыми. Это решение привело к открытому столкновению Примо де Риве-ры и Ледесмы, которое закончилось уходом последнего из Фаланги [8].

В 1935 г. выступления Примо де Риверы приобрели более радикальный характер. Жесткой атаке подверглись правые популисты и католики, состоявшие в Испанской конфедерации независимых правых (ИКНП), представленной в парламенте основной правой партией, возглавляемой Хосе Мария Хилем Роблесом. Печатные издания Фаланги («Вверх», «ХОНС») постоянно обвиняли правых католиков в коррупции, лицемерии и отсутствии политической смелости, противопоставляя им Фалангу как истинную защитницу порядка, собственности, католицизма и социальной справедливости [9].

Сторонники Фаланги того времени были настроены столь решительно, что заявляли о своей готовности в случае необходимости прибегнуть к гражданской войне, рассчитывая при этом на поддержку собственной милиции и армии. Своей целью они провозглашали создание, по сути, фашистского «Нового государства» [10,11].

В конце 1935 г. правящую тогда Радикальную партию, погрязшую в коррупционных скандалах, поразил глубокий кризис. Его следствием стал роспуск кортесов и проведение досрочных выборов. ИФ ХОНС был захвачен этим врасплох. Примо де Риве-ра пытался договориться о включении кандидатов своей партии в списки правых. Однако соглашения достигнуть не удалось, и Фаланге пришлось участвовать в выборах 16 февраля 1936 г. самостоятельно. Итоги этого решения были провальными. Набрав всего 0,4% голосов, ИФ ХОНС не получила ни одного депутатского мандата. Потерял депутатское кресло и тем самым политическую неприкосновен-

290

ность [12] Примо де Ривера, располагавший им до этого с 1933 г. как кандидат монархистов.

Испанский фашизм и гражданская война.

Скудную поддержку, оказанную избирателями ИФ ХОНС на выборах 1936 г., принято считать свидетельством слабости фашизма в Испании того времени. Это не совсем так. Подобная скудость была во многом обусловлена феноменом «опоздания». [13]. Партия не успела укрепить свои позиции в обществе и занять надлежавшую ей нишу в ряду других более значимых организаций - таких, как ИКНП, Традиционалистская община [14] и монархисты Альфон-со XIII, объединившиеся под эгидой журнала «Ак-сьон Эспаньола» и образовавшие впоследствии партию «Обновление Испании».

Не следует недооценивать и «вклада» ИФ ХОНС в подготовку гражданской войны весной 1936 г. После очередных парламентских выборов ИФ ХОНС была признана нелегитимной, а ее лидеры, в том числе Примо де Ривера, арестованы. Партия ушла в подполье, не располагая никаким планом действий. Тем не менее, именно в этих неблагоприятных условиях она начала быстро укрепляться. Ее милиция стала ведущим носителем политического насилия на улицах испанских городов. К партии примкнули тысячи новых сторонников, в том числе многие участники Народного действия молодежи (НДМ) - группы католиков-популистов, которую возглавлял Хиль Роблес [15]. Так, пребывая на нелегальном положении, Фаланга превратилась в важную составную часть заговора против правительства Народного фронта.

Можно ли говорить о «незначительной» роли испанского фашизма, о которой, якобы, свидетельствуют результаты выборов 1936 г., в условиях, когда сразу после них численность ИФ ХОНС начала стремительно расти, когда, уйдя в подполье, она стала ключевым звеном гражданской поддержки военного переворота и вызванной им гражданская войны? Ответ на этот вопрос достаточно прост: нельзя отождествлять фашизм только с представляющей его партией, в нашем случае - с ИФ ХОНС. Без сомнения, в феврале 1936 г. Фаланга была немногочисленной организацией, не способной мобилизовать народ. Однако, при всем этом, ее общественное, политическое и культурное влияние было намного шире формальной численности. Не следует игнорировать и значимости идеологии испанского фашизма, которая проникала во все значимые структуры радикальных правых и антиреспубликанцев, в том числе тех, которые не признавали себя фашистскими.

Ведущие умы и политики крайне правых антиреспубликанцев - такие, как Рамиро де Маэсту или

Хосе Кальво Сотело - на протяжении длительного времени выступали с речами и статьями о фашизме, оценивая его как способ решения проблем Испании [16]. В самой ИКНП, особенно в ее молодежном крыле, было немало тех, кто разделял их взгляды. Начиная с октября 1934 г., крайне правые брали на вооружение фашистские идеи, что привело к созданию к 1936 г. мощного и широкого «фашистского пространства». В нем разместилось множество организаций. К нему проявляли интерес многие люди, не принадлежавшие ни к одной из существующих партий. В этих условиях, после победы на парламентских выборах правительства Народного фронта, ИФ ХОНС стала наиболее «логичным» выбором для тех, кто подумывал о развитии событий в Испании по итальянскому образцу, способному-де разрешить все проблемы Испании [17].

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Те, кто не разделяют предложенный взгляд на историю, приписывают мятежу 1936 г., положившему начало гражданской войне, сугубо военный характер. Однако сторонники этой точки зрения не должны забывать, что за первичным провалом военного переворота последовали несколько недель мобилизации его сторонников, которая позволила мятежникам укрепить свои позиции во многих частях Испании. Последовавший переход от мятежа к затянувшейся гражданской войне потребовал более активной поддержки населения, которую не могли гарантировать военные [18]. В обоих случаях роль фалангистов была определяющей, и, без сомнения, намного более значительной, чем других крайне правых партий, включая карлистов и их милицию.

Именно война сделала возможной консолидацию населения вокруг фашистского проекта, что привело к созданию единой правящей партии и созданию национал-синдикалистского государства не без чисто испанских особенностей, но, тем не менее, с характерными чертами, свойственными фашистской Италии и Германии [19]. Но это было бы невозможно, если бы не наличие еще в начале конфликта фашистских идей - пусть не ярко выраженных и сформулированных, но разделявшегося сторонниками крайне правых сил и значительными слоями общества.

Вопреки широко распространенному мнению, главной силой, позволившей объединить людей и организации с различными взглядами (но, правда, относящихся исключительно к правому лагерю) вокруг идей фашизма, был католицизм [20]. Нередко утверждают, что основное содержание внутренней динамики режима, возникшего в годы гражданской войны, определялось противостоянием фалангистов (фашистов) и католиков [21]. Эта концепция обосновывается ссылкой на то, что созданная Франко широкая

«реакционная коалиция» [22], в рамках которой различным политическим организациям удалось сформировать в 1937 году общую партию, так и не смогла стать единой политической структурой, а сохранила свою самобытность. Остались идеологически различающиеся организации, с проектами и целями, противоречившими друг другу [23]. Вытекающая из этого интерпретация исходит из предположения, что единая партия режима Франко стала результатом слияния в ходе гражданской войны католиков, принявших некоторые элементы фашизма, и фалангистов, включивших в свою идеологию католицизм.

Между тем подобный подход игнорирует тот факт, что элементы идеологии фашизма, как уже отмечалось, проникли в бульшую часть правого движения задолго до начала гражданской войны, а также то, что католический характер был присущ фалангистам с самого начала существования их организации [24]. На самом деле то, что произошло во время гражданской войны и после нее, - это не просто объединение различных групп в единую партию для противостояния общему врагу под руководством Франко, ставшему к тому времени генералиссимусом и вождем мятежа. Это было отражением сложившегося по своей сути идеологического фашистского синтеза. Когда Франко распорядился объединить все политические силы, поддерживавшие военный мятеж, он всего лишь форсировал процесс, который уже с начала 1937 г. стимулировали две основные политические организации зоны мятежа - Фаланга и традиционалисты [25].

Традиционалистская испанская фаланга и ХОНС.

В первые же дни военного переворота в июле 1936 г. основные лидеры Фаланги были взяты под стражу. Вскоре, однако, некоторые из них - например, Онесимо Редондо - были освобождены. Кое-кто погиб в боях. Остальные оставались в заключении на протяжении всей войны (Санчес Масас), убиты (Руис де Альда), или казнены по решению военного совета республики (Примо де Ривера). Оказавшись без лидера, но нарастив свои ряды и превратившись в лидирующую организацию мятежников, фалангисты в сентябре 1936 г. назначили Мануэля Эдилью временно исполняющим обязанности вождя [26]. Эдилья не был блестящим руководителем, и его соратники были о нем не самого высокого мнения [27]. Именно поэтому его и избрали практически единогласно. Голосовавшие за него исходили из того, что выбирают человека, который будет, не проявляя инициативы, делать все, что решит Главное командование, и покинет свой пост, как только того потребуют обстоятельства.

Когда в конце ноября 1936 г. стало известно, что Примо де Ривера расстрелян (новость, которую одно время скрывали в зоне конфликта), франкистское руководство не решилось менять лидера. Ожидалось скорое взятие Мадрида и, соответственно, - окончание войны. Но этого не произошло. Несмотря на прогнозы, Мадрид устоял, а война растянулась еще на два года.

В декабре 1936 г. милиция мятежников (включая отряды фалангистов) была подчинена армии. Этот акт вызвал недовольство руководителей партии, ибо ограничивал их свободу действий [28]. По этой, как и по другим причинам, руководство Фаланги пришло к началу 1937 г. заметно ослабленным. В нем наметились различные фракции. Одну из них составляли легитимисты, в их числе выступали сестра основателя партии Пилар Примо де Ривера, Агустин Аснар и Санчо Давила, считавшие себя истинными наследниками Хосе Антонио Примо де Риверы) и критиковавшие курс, избранный партией [29].

В это же время Главным штабом Франко в Са-ламанке обсуждалась необходимость объединения в единую партию всех политических сил, поддерживавших войну против Республики. В феврале 1937 г. в Саламанку приехал бывший депутат парламента от ИКНП Рамон Саррано Суньера - зять Франко и близкий друг Хосе Антонио Примо де Риверы. Его прибытие задало происходившему новый ритм. Вскоре Серрано стал самым доверенным лицом генералиссимуса. Будучи по образованию юристом, он успешно структурировал то, что до этого было, по его словам, «лагерным государством» [30], и подтолкнул Франко к объединению близких мятежникам партий. 19 апреля 1937 г. была создана Испанская традиционалистская фаланга ХОНС (ИТФ ХОНС) [31] .

Как уже отмечалось, унификация, произошедшая под руководством генерального штаба Франко, лишь опередила уже происходившие переговоры между фалангистами и карлистами, так что это событие не застало Эдилью врасплох. Он еще до этого встречался с Франко и обсудил данный вопрос, согласившись на объединение с традиционалистами. Эдилья явно рассчитывал, что в итоге Фаланга поглотит карлистов, или, на худой конец, будет создана новая партия, лидерство в которой займут все те же фалангисты [32].

Тем временем напряжение внутри ИТФ ХОНС сохранилось и даже стало нарастать. Эдилья прилагал все возможные усилия, чтобы сохранить свои прежние позиции. В этих целях им были использованы печатные издания и иные пропагандистские каналы партии.

292

Для утверждения своего лидерства Эдилья созвал 25 апреля 1937 г. Национальный совет партии, на котором намечалось избрание нового национального вождя. Легитимисты попытались не допустить этого. 16 апреля, в нарушение Устава, они собрались в Саламанке и объявили об отстранении Эдильи, выдвинув на его пост три новые кандидатуры (Агу-стина Аснара, Санчо Давилу и Хосе Морено). В свою очередь Эдилья, поддержанный несколькими территориальными лидерами, сумел мобилизовать в свою поддержку фалангистскую милицию.

Столкновение завершилось жесткой стычкой. В ее результате утром 17 апреля погибли два человека [33]. Эдилья перенес съезд Национального совета на 18 апреля и был избран на нем национальным вождем (набрав 10 голосов из возможных 22) [34]. 19 апреля было опубликовано решение о создании ИТФ ХОНС, объединившей все политические организации, существовавшие в зоне мятежа, в том числе и ИФ ХОНС.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Превосходство фалангистов над традиционалистами и другими политическими силами в новой объединенной партии было вполне очевидным. Ее программа была выстроена на основе 27 пунктов программы ИФ ХОНС [35], а органы управления именовались так же как и в предыдущей Фаланге -Национальным советом и Политической хунтой. Франко провозглашался национальным вождем и имел право назначать половину членов Политической хунты. Другую половину избирал Национальный совет.

Некоторые историки исходят из того, что, объединив все политические силы, Франко «захватил власть» в Фаланге и, подчинив ее государству, предотвратил тем самым создание истинно фашистского государства [36]. На мой взгляд, в их рассуждениях недооценен следующий момент. Как в Германии (по крайней мере, до радикализации времен мировой войны), так и в Италии, фашистские партии находились в подчинении вождя и главы государства [37]. Поэтому вполне возможно, что Франко возглавив партию, чьи идеи он искренне разделял, стал истинно фашистским предводителем.

Объединение не вызвало заметного негодования карлистов, несмотря на то, что двое их руководителей - регент дон Франсиско Хавьер де Бурбон-Парма [38] и представитель Традиционалистской общины Мануэль Фаль Конде - были против него [39]. Также не было сопротивления в среде фалангистов (кроме легитимистов), так как большинство руководителей организации рассматривали Фалангу как лидирующую силу новой партии и считали, что ее создание облегчит им работу по со-

зданию национал-синдикалистского государства, о котором они вели речь еще во времена республики.

Однако, когда Франко опубликовал список членов Политической хунты, оказалось, что многие лидеры фалангистов в нее не попали. Эдилья стал ее членом, но не главой, как это предполагалось. Данное обстоятельство, а также опасения, что отсутствие лидеров фалангистов в высшем органе партийной власти снизит уровень их влияния, и настойчивые обвинения легитимистов по адресу прежнего руководства Фаланги, что оно «продалось Франко», побудили Эдилью к действиям. Им были приняты некоторые предупредительные меры, которые были затем использованы против него Главным штабом, обвинившем его в сопротивлении унификации и в попытке свергнуть генерала Франко. Эдилья и три его сторонника были приговорены Военным советом к смертной казни. Правда, в дальнейшем этот приговор был заменен Франко, в частности, по просьбе немецкого посла фон Фапеля, на длительные тюремные сроки [40].

4 августа 1937 г. был принят Устав новой партии. Перед лицом «Бога и Истории» Франко был провозглашен национальным вождем. Фактическое руководство партией было передано в руки Генерального секретариата, назначавшегося Франко. С сентября Секретариат возглавил Рамиро Фернандес Куэста, занимавший до гражданской войны тот же пост в Фаланге и вернувшийся в зону мятежа в результате обмена военнопленными с республиканцами. Назначение Фернандеса Куэста, старого бойца-«синерубашечника», побудило легитимистов признать новый политический строй в обмен на руководящие должности. Как в Политической хунте, так и в Национальном совете, фалангисты стали доминировать над традиционалистами. То же самое происходило в провинциальных отделениях партии.

В некоторых сферах власти доминировали другие организации, прежде всего, монархисты и военные. Это, однако, не дает оснований сомневаться ни в фашистском характере объединенной партии, ни в сущности ее ориентации на создание «Нового государства». Оценивая реальную деятельность партии, не трудно убедиться, что она не только осталась в руках фалангистов, но и том, что ее программа представляла собой копию той, которой руководствовалась ИФ времен республики.

Глава Политической хунты Серрано Суньер вскоре превратился в предводителя самой активной структуры партии. Не без оснований его уже тогда причисляли к клану последовательных поклонников итальянских фашистов и нацистов. Пользуясь огромным влиянием на Франко и несоразмерным весом в государственной сфере (министр внутренних

дел, а позже внешней политики), он не просто направлял зарождающийся режим в сторону фашизма -но пытался сделать его «истинно фашистским».

По сути, деятельность Серрано представляла собой яркий пример эволюции, произошедшей с крайне правыми в Испании. Будучи приверженцем католического популизма, свойственного ИКНП, он пережил процесс радикализации [41], однозначно приведшей его к фашизму как идее, открывающей путь к созданию «нового строя». И он не был в этом одинок. В своем сравнительно недавнем исследовании Ферран Гальего доказал, что теория национал-синдикализма во всех ее проявлениях, включая юридические основы государства, была создана интеллектуалами и внедрялась в практику, как во времена гражданской войны, так и сразу после нее. Лишь немногие из ее авторов принадлежали к Фаланге. Их идеология уходила своими корнями главным образом в католицизм [42].

Дело в том, что испанский фашизм не может рассматриваться без учета воздействия католицизма, присущего, как «ранним фалангистам», так и тем, кто присоединился к ним в начале гражданской войны или уже после создания единой партии. Испанский фашизм - это синтез крайне правой политической культуры времен республики, выстроенный на принципах Фаланги и с католицизмом в качестве связующего звена.

Конечно, такой синтез не исключал определенных нестыковок, как внутри партии, так и в «Новом государстве». Единство не означает единообразия и однородности. Но разногласия внутри режима Франко с самого его начала, и во время гражданской войны, и вплоть до смерти диктатора, не были результатом непримиримых политических расхождений, как это склонны считать многие. Они возникали как итог борьбы за власть различных групп, имевший разные, не обязательно идеологические причины [43].

Эта черта никак не отличает диктатуру Франко от других европейских фашизмов. Глубокие различия по ряду вопросов фиксировались и в правительстве Третьего рейха и в фашистской Италии. Их носители были полностью солидарны с режимами, но, вместе с тем, вели внутреннюю борьбу за власть и за влияние на политическую линию. Подобные различия в недрах итальянского фашизма и германского национал-социализма не ставили под сомнение их фашистский характер. Почему же в случае диктатуры Франко оценивать ситуацию иначе?

Спустя два года после создания ИТФ ХОНС, вскоре после окончания гражданской войны, был запущен процесс построения национал-синдикалистского католического государства, теоретически сконструированного в программе довоенной Фалан-

ги. Многие из основных законов диктатуры Франко, как, например, Закон о труде, не только вобрали в себя элементы католического корпоративизма, но и свидетельствовали о влиянии законодательства итальянских фашистов и нацистов. Результатом этого стал, как уже отмечалось, синтез, объединение различных фракций, поддерживавших режим. Конечно, как и при любом сосуществовании, наличествовало и недовольство. Тем не менее, все без исключения организации, присоединившиеся к военному мятежу, а в дальнейшем - к объединенной партии, сохраняли «солидарность». Несмотря на разногласия, они держались друг за друга на протяжении всех 40 лет существования режима.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Фашистские диктаторы извне и гражданская война в Испании.

Фашизм, к которому Испания пришла во время гражданской войны, был, как известно, результатом не только внутренних, но и внешних факторов. Гражданская война возникла из-за противоречий самого испанского общества. Она не была спланирована и стимулирована извне. Ее не объяснишь ни заговором фашистских держав, ни интригами Советского Союза или кого-то еще, имевшего целью разрушить республиканскую демократию. Гражданская война была только «испанской», хотя, несомненно, не изолированной от всего происходившего в то время в Европе. Радикализацию правого лагеря, которая была упомянута ранее, невозможно рассматривать, не принимая во внимание то, что происходило в Италии, в Германии после 30 января 1933 г., а еще раньше в Австрии при канцлере Дольфусе.

Да, военный мятеж в июле 1936 г. был результатом внутреннего конфликта в самой Испании. Однако практически сразу же приобрел международный масштаб и привлек к себе всеобщее внимание - буквально с того момента, когда прозвучали первые выстрелы [44].

Через несколько дней после начала военного переворота Гитлер и Муссолини без предварительной договоренности решили помочь мятежникам, отправив им вооружение, и, прежде всего, самолеты. Это обозначило поворотный момент в развитии военного конфликта [45]. В свою очередь Франция, изначально решившая оказывать помощь испанскому республиканскому правительству, изменила свою позицию, что было результатом внутренних разногласий и давления Великобритании [46]. Соединенное Королевство выступило своего рода «чемпионом» в деле проведения «политики невмешательства». Аналогичную позицию заняли вслед за ним Франция и США (хотя их нефтяные компании открыто поддерживали мятежников и оказывали им

294

помощь) [47]. Советский Союз первоначально вел себя выжидательно, не решаясь поддержать Испанскую Республику [48].

Все эти обстоятельства достаточно изучены и не нуждаются в детальном рассмотрении. Следует лишь упомянуть, что «политика невмешательства» крупных европейских держав [49], к которой позже присоединились Соединенные Штаты, занявшие в августе 1936 г. позицию «морального эмбарго», ставшего впоследствии (в январе 1937 г.) «правовым», была отвратительным дипломатическим фарсом. Ведь благодаря этой политике мятежники стабильно и в больших количествах получали любую помощь (военную технику, оружие, боеприпасы, средства передвижения, топливо и т.д.) в то время как законное правительство Республики оказалось связанным по рукам и ногам, испытывая огромные трудности со снабжением. И в таких условиях правительство должно было противостоять фашистским мятежникам, жаждавшим его краха. Только Советский Союз (с сентября 1936 г.) и Мексика назвали «политику невмешательства» лицемерной и решили помочь Испанской Республике.

Споры о точном объеме помощи, полученной обеими сторонами, еще ведутся. Тем не менее, не приходится сомневаться, что обеспечение мятежников было в разы выше, чем Республики. К тому же помощь мятежникам пришла раньше, в ключевые моменты войны, была непрерывной и более продолжительной [50]. Такое неравенство стало ключевым элементом для хода войны и ее итогов.

То же самое следует сказать и об участии в конфликте иностранных военных. К ним относятся «легион Кондор», отправленный из Германии [51], и итальянский экспедиционный корпус Corpo Truppe Volontarie [52] (не считая присутствия тысяч добровольцев из других стран) [53]. Военные, прибывшие из Германии, были высококвалифицированными бойцами и специалистами. В защиту республиканцев прибыли интернациональные бригады Коминтерна и несколько тысяч военных специалистов и добровольцев из СССР [54].

Принимая во внимание специфику объекта данного исследования, необходимо, прежде всего, детально рассмотреть вмешательство фашистских держав. Как уже было сказано, ни Гитлер, ни Муссолини не сыграли заметной роли в зарождении конфликта и подготовке военного мятежа против Республики. Однако и тот, и другой сразу же решили откликнуться на просьбу мятежников о помощи, когда военный переворот не привел сразу к желаемым результатам и перерос в гражданскую войну. Причины вмешательства у каждой стороны были разными, но, несомненно, и Гитлер и Муссолини преследова-

ли, в первую очередь, геополитические, а не идеологические цели, хотя и их тоже принимали во внимание.

Для Гитлера помощь мятежникам открывала возможность ликвидации в Испании правительства Народного фронта, которое, скорее всего, поддержало бы Францию в будущем европейском конфликте. Для Муссолини речь шла о возможном союзнике Италии, которую он собирался превратить в державу, господствующую на Средиземноморье, - идея, ставшая причиной разногласий между Италией, Францией и Великобританией. В случае победы мятежников оба фашистских режима получили бы идеологического союзника (хотя в то время идеология обеих диктаторов и не была четко сформулированной). К тому же оба они надеялись получить от этой победы немалые экономические и торговые выгоды. Самые первые поставки мятежникам обосновывались тем, что Германия и Италия, де, хотели предотвратить «коммунистическую революцию» в Испании [55]. Конечно, это было ложью.

Для мятежников первая помощь стала ключевой. Они смогли создать воздушный мост и, действуя в обход контролируемого правительством Гибралтарского пролива переправить из Марокко размещенный там Легион и Регулярные туземные силы -подразделения, лучше других вооруженные и подготовленные для борьбы с армией республиканцев. Не будь такого вмешательства, военное восстание, вероятнее всего, было бы быстро подавлено.

Будучи главой расквартированной в Африке армии и непосредственно общаясь с Гитлером и Муссолини, Франко почти сразу превратился в ключевую фигуру мятежа. Публичной демонстрацией этого стало его провозглашение в сентябре 1936 г. генералиссимусом и Главой государственного правительства. Соратники и пресса тут же окрестили его вождем («каудильо») [56].

Итало-германское вмешательство стало определяющим и в иерархической и идеологической структуризации мятежников. Хотя Германия и Италия официально отрицали оказание помощи мятежникам, политическую выгоду из сложившейся ситуации извлекли, прежде всего, фалангисты. Отождествление ИФ ХОНС с фашизмом и национал-социализмом превратило эту партию в центр, вокруг которого начали строиться политические планы мятежников, тем более, что, осознав невозможность захватить Мадрид, руководство мятежа пришло к выводу, что война будет длительной и что для победы необходимо добиться мобилизации народа на контролируемых мятежниками территориях.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Признание Германией и Италией правительства Франко в ноябре 1936 года лишь усилило эту

тенденцию [57]. У фалангистов появился четкий международный ориентир. К тому же они публично демонстрировали свои усилия, в то время как другие правые антиреспубликанцы не делали ничего подобного.

Не удивительно, что в этой обстановке к Фаланге начали стремительно примыкать все новые и новые сторонники. Начало этому процессу было положено (как уже было показано) еще до гражданской войны. Очевидно, что последующее объединение всех сторонников мятежа не осуществилось бы без Фаланги и ее способности мобилизации сил, как в тылу, так и на фронте, где воевали десятки тысяч фалангистов [58].

Помощь зарубежных диктаторов оказала влияние и на положение самого Франко, который на протяжении всей гражданской войны и позже, когда казалось, что Германия выиграет Вторую мировую войну, всячески поддерживал политику германских нацистов и итальянских фашистов, и, подражая Гитлеру и Муссолини, провозглашал себя единственным национальным лидером своей страны [59].

Вопреки многим иным точкам зрения, Франко практически поддерживал все «27 пунктов» программы ИТФ ХОНС. И если диктатор отождествлял себя с идеологией первой значимой фашистской организации в Испании, то как мы можем отрицать его фашистские установки, а также соответствующий характер построенного им режима с помощью той самой объединенной партии?

Конечно, в многочисленных докладах и личных дневниках итальянских и немецких фашистских политиков прослеживаются сомнения в фашистской природе «Нового государства» Франко - в основном из-за значимой роли католицизма или чрезмерного консерватизма политики Франко. Однако что-то похожее можно сказать и о Германии (о сугубо консервативных элементах ее политики) или об Италии (упомянув многочисленные уступки, которые правительство делало католической церкви в процессе примирения, особенно по условиям Латеранских соглашений*). Тенденция приравнивания фашизма к модернистской революции отражает лишь одну и, на мой взгляд, не самую важную часть сущности фашизма, вскрывая как его контрреволюционную основу, так и его тяготение к политическим и общественным силам правых консерваторов с целью стать массовым движением. Гитлер не смог бы стать рейхсканцлером без поддержки фон Папена, убедившего в необходимости этого президента Гинденбур-га. Приход к власти Муссолини был результатом не «Марша на Рим», а итогом поддержки армии и большой части преобладавшего в Италии социального

класса, считавшего «дуче» идеальным правителем, способным пресечь любую возможность роста левых сил. В Испании все развивалось по тому же сценарию, за исключением гражданской войны, которая, в свою очередь, создала условия для сотрудничества испанского фашизма с другими крайне правыми силами, для мобилизации населения, свержения парламентской демократии и создания нового национал-синдикалистского, т.е. фашистского государства.

Примечания:

1. Selva, E. Ernesto Giménez Caballero. Entre la Vanguardia y el Fascismo. - Valencia, 2000.

2. Журнал появился в марте 1931 г., а его название предложила римская газета «Курцио Малапарте». См.: Gallego, F. Ramiro Ledesma Ramos y el fascismo español. - Madrid, 2005. - P. 62.

3. Rodríguez Jiménez, J.L. Historia de Falange Española de las JONS. - Madrid, 2000. - P. 122-127.

4. Thomás, J.M. Lo que fue la Falange. La Falange y los falangistas de Jose Antonio, Hedilla y la Unificación. Franco y el fin de la Falange Española de las JONS. -Barcelona, 1999. - P. 37-38.

5. Rodríguez Jiménez, J.L. Op. cit. - P. 177-179.

6. Ruiz Carnicer, M.A. El Sindicato Español Universitario (SEU), 1939-1965. La socializacion política de la juventud universitaria en el franquismo, Madrid, 1996. -P. 51-72; Purcet Gregori, A. La reaccio dels estudiants. Feixisme, joves i mon universitari durant la Segona Republica espanyola (11931-1936), tesis doctoral inedita. -Universitat Autonoma de Barcelona, 2010.

7. Lopez Gallegos, M.S. El proyecto de sindicalismo falangista: de los sindicatos autonomos jonsistas a la creacion de las centrales obreras y de empresarios

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

* Латеранские соглашения - подписанные кардиналом Пьетро Гаспарри и премьер-министром Италии Б. Муссолини, действовавшим от имени короля Виктора Эммануила III, 11 февраля 1929 г. соглашения между итальянским фашистским государством и Ватиканом. Состояли из договора, финансовой конвенции и конкордата. Договор признавал католицизм «единственной государственной религией» Италии, светский суверенитет Святого Престола, включая международные дела, предусматривал формальное признание за Ватиканом статуса суверенной территории, управляемой Святым Престолом, формально именуя Ватикан — Городом Ватикан. Финансовая конвенция предусматривала выплату Италией Святому Престолу 750 млн. лир в 5%-ных ценных бумагах. Взамен Святой Престол отказывался от финансовых претензий к Италии, появившихся в результате образования итальянского государства. Конкордат определял права и привилегии католической церкви в Италии. Другие статьи предусматривали широкое привлечение духовенства в систему просвещения Италии. - Прим. ред.

296 Н

nacional-sindicalistas (1931-1938) // Fascismo en España.. Ensayos sobre los orígenes sociales y culturales del franquismo / Eds. por F. Gallego y F. Morente. -[Mataro], 2005. - P. 44-55.

8. Детальный анализ тактики и стратегии, а также восприятия понятия лидерства см. в работе: Gallego, F. Op. cit. - P. 292-305.

9. Morente, F. Rafael Sanchez Mazas y la esencia catolica del fascismo español // Falange. Las culturas políticas del fascismo en la España de Franco / Ed. por M.Á. Ruiz Carnicer. - Zaragoza, 2013.

10. Payne, S. Falange. Á History of Spanish Fascism. -Stanford, 1961. - P. 86-87.

11. Gonzalez Calleja, E. Contrarrevolucionarios. Radicalizacion violenta de las derechas durante la Segunda Republica, 1931-1936. - Madrid, 2011. -P. 210-226.

12. Rodríguez Jiménez, J.L. Op. cit. - P. 213.

13. Gonzalez Cuevas, P.C. La trayectoria de un recien llegado. El fracaso del fascismo español // Palabras como puños. La intransigencia política en la Segunda Republicaespañola / Ed. por F. del Rey. - Madrid, 2011. -P. 487.

14. Традиционалистская община была сформирована в 1931 г. различными течениями карлизма и католицизма. Это была монархическая, ультракатолическая и контрреволюционная организация. Ее сторонники называли себя «карлистами» или «традиционалистами».

15. Lazo, A. Una familia mal avenida. Falange, Iglesia y Ejercito. - Madrid, 2008. - P. 48-49; Lowe, S. Catholicism, War and the Foundation of Francoism: The Juventud de Acción Popular in Spain, 1931-1939. -Eastbourne, 2010. - P. 147-149,151-153; Gonzalez Calleja, E. Op. cit. - P. 358.

16. См.: Gallego, F. El Evangelio fascista. La formation de la cultura política del franquismo (1930-1950). -Barcelona, 2014. - P. 387-388 (о Маэсту) и 438-439 (о Кальво Сатело).

17. Gallego, F. Sobre heroes y tumbas. La guerra civil y el proceso constituyente del fascismo españo // España en la crisis europea de entreguerras. Republica, fascismo y guerra civil / Ed. por F. Morente Madrid, 2011. - P. 254256; Morente, F. Op. cit. - P. 116-119.

18. Ugarte Tellería, J. La nueva Covadonga insurgente. Orígenes sociales y culturales de la sublevacion de 1936 en Navarra y el País Vasco. - Madrid, 1998; Núñez Seixas, X.M. ¡Fuera el invasor! Nacionalismos y movilizacion belica durante la guerra civil española (1936-1939). - Madrid, 2006; Cruz, R. Old symbols, new meanings: mobilising the rebellion in the summer of 1936 //, The Splintering of Spain. Cultural History and the Spanish Civil War, 1936-1939 / Eds. by C. Ealham and M. Richards. - Cambridge, 2005.

19. Gallego, F. Fascistization and fascism: Spanish dynamics in a European process // International Journal of Iberian Studies. - 2012. - No. 25/3; Ibem. El Evangelio fascista.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

20. Botti, A. Cielo y dinero. El nacional-catolicismo en España (1881-1975). - Madrid, 1992. Примеры создания воен-

ного образа, который разделялся всеми мятежниками и который вращался вокруг концепции крестового похода, описаны в: Rodrigo, J. Cruzada, paz, memoria. La guerra civil en sus relatos. - Granada, 2013; Idem. Guerreros y teólogos. Guerra santa y martirio fascista en la literaturade la cruzada del 36 // Hispania. - 2014. - Vol. LXXIV, No. 247.

21. Saz, I. España contra España. Los nacionalismos franquistas, Madrid, 2003; Idem. Mucho mаs que crisis políticas : el agotamiento de dos proyectos enfrentados // Ayer. Revista de Historia Contemporánea. - 2007. -Vol. 68.

22. Sánchez Recio, G. Sobre todos Franco. Coalicion reaccionaria y grupos políticas : . - Barcelona, 2008.

23. Saz, I. Españacontra España...; Lazo, A. Una familia mal avenida ...; Box, Z. España, Año Cero. La construccion simbolica del franquismo. - Madrid, 2010. В статье Cobo, F. El franquismo y los imaginarios míticos del fascismo europeo de entreguerras // Ayer. Revista de Historia. - 2008. - No. 71 автор также описывает сосуществование двух разных политических культур, больше фокусируясь на их сходствах. О том же см. в работе: Sesma Landrin, N. De la elite intelectual a la aristocracia política : El discurso de la renovacion ideologica y generacional en «Gerarchia. Rassegna mensile della rivoluzione fascista» y «Jerarquía. La Revista Negra de la Falange» // España en la crisis europea de entreguerras. Republica, fascismo y guerra civil / Ed. por F. Morente. - Madrid, 2011. - P. 282.

24. Morente, F. Op. cit.; Gallego, F. El Evangelio fascista.

25. Tusell, J. Franco en la guerra civil. Una biografía política : - Barcelona, 1992. - P. 103-109; Thomas, J.M. El gran golpe. El «caso Hedilla» o como Franco se quedo con Falange. - Barcelona, 2014. - P. 44-47.

26. Payne, S. Op. cit. - P. 123-125; Rodríguez Jiménez, J.L. Op. cit. - P. 232-234.

27. Ellwood, S. Prietas las filas. Historia de Falange Española , 1933-1983. - Barcelona, 1984. - P. 93-94.

28. Ibid. - P. 95.

29. Rodríguez Jiménez, J.L. Op. cit. - P. 278-281; Thomas, J.M. El gran golpe ... - P. 36-44.

30. Tusell, J. Op. cit. - P. 34.

31. Thomas, J.M. Serrano Suñer,el personaje real y el personaje inventado // Ramon SerranoSuñ er,/ Eds. por A. Gomez Molina y J.M.Thomks Barcelona, 2003. -P. 229.

32. Thomas, J.M. Lo que fue la Falange ... - P. 140-143.

33. Речь идет о ключевом моменте кризиса фалангистов в 1937 г. Этот вопрос был хорошо изучен. Одной из версий была перестрелка Эдильи и Давилы во время переговоров (см.: Payne, S. Op. cit. - P. 165-166; García Venero, M. Falange en la guerra de España: la Unificacion y Hedilla, [Paris], 1967. - P. 372), что полностью опровергнуто в исследовании: Southworth, H.R. Antifalange. Estudio crítico de "Falange en la guerra deEspañ a: la Unificacion y Hedilla" de Maximiano García Venero. - [París], 1967. - P. 8, по мнению автора, перестрелка произошла при попыт-

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

- W - 297

тамР -

ке задержания Давилы по приказу Эдильи. Это мнение разделяют: Rodríguez Jiménez, J.L. Op. cit. - P. 294 и Thomàs, J.M. El gran golpe ... - P. 71-73).

34. Tusell, J. Op. cit. - P. Ш.

35. В последнем, 27 пункте речь шла о соглашениях, которые может заключать партия. После объединения необходимость в этом пункте отпала. (Cw.: Chueca, R. El fascismo en los comienzos del regimen de Franco: Un estudio sobre FET-JONS. - Madrid, 19S3. - P. 149)

36. Saz, I. Fascism at War in Spain II «If you tolerate this...» - The Spanish Civil War in the Age of Total War I Eds. by M. Baumeister and S. Schuler-Springorum. -FrankfurtINew York, 200S; Thomàs, J.M. El gran golpe.

37. Gentile, E. Le rôle du parti dans le laboratoire totalitaire italien II Annales. Economies, Societes, Civilisations. -19SS. - Año 43. - P. 571-574; Broszat, M. L'Etat hitlerien. L'origine et revolution des structures du IIIe Reich, Paris, 19S5. - P. 2991-293; Benz, W. Geschichte des Dritten Reiches. - München, 2003. - S. 75

3S. В сентябре 193б г. Aльфонсо Карлос де Бурбон, претендент на трон Испании от партии карлистов, погиб в Вене в результате несчастного случая. C его смертью оборвалась династическая линия и возник вопрос о законном наследнике. В итоге в качестве регента на трон взошел Франсиско Xàвьер де Бурбон-Парма.

39. O противоречиях среди карлистов до объединения см.: Tusell, J. Op. cit. - P. 11б-120, 134, 153-159; Canal, J. El carlisme, la guerra civil i la unificacio II FranquismeI feixisme I Ed. por J.M. Thomаs. - Reus, 2001. - P. 112-11б.

40. Эдилья был освобожден в 1941 г., с тех пор он не вел активной общественной деятельности. Подробнее о «деле Эдильи» см.: Thombs, J.M. El gran golpe.

41. Thomcis, J.M. Serrano Suñer, el personaje real y el personaje inventado II Ramon Serrano SuñerI Ed. por A. Gomez Molina y J.M. Thomаs. - Barcelona, 2003. -P. 225.

42. Gallego, F. El Evangelio fascista ... - passim.

43. Morente, F. Los falangistas de Escorial y el combate por la hegemonía cultural y política en la España de la posguerra II Ayer. Revista de Historia. - 2013. - No. 92.

44. Международные масштабы, которые приобрела гражданская война в Испании, привлекли внимание многих авторов. Лучшие работы по этой теме: Alpert, M. A New International History of the Spanish Civil War. -Houndmills - Basingstoke - Hampshire - London, 1994; Berdah, J.-F. La democratie assassine. La Republique Espagnole et les grandes puissances 1931-1939. - Paris, 2000; Moradiellos, E. El reñidero de Europa. Las dimensiones internacionales de la guerra civil española . -Barcelona, 2001. Интересное рассмотрение международных аспектов войны в Viñas, А . La soledad de la Republica. El abandono de las democracias y el viraje hacia la Union Sovietica. - Barcelona, 200б; Idem. El escudo de la Republica. El oro de España, la apuesta sovietica y los hechos de mayo de 1937. - Barcelona, 2007; Idem. El honor de la Republica. Entre el acoso

fascista, la hostilidad británica y la política de Stalin. -Barcelona, 2009.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

45. Вопрос о вмешательстве правительств Италии и Германии был хорошо изучен. О Германии см.: Merkes, M. Die deutsche Politik im spanischen Brngerkrieg 19361939. - Bonn, 1969 [1959]; Abendroth, H.-H. Hitler in der spanischen Arena. Die deutsch-spanischen Beziehungen im Spannungsfeld der europaischen Interessenpolitik vom Ausbruch des Burgerkrieges bis zum Ausbruch des Weltkrieges 1936-1939. - Paderborn, 1973; Whealey, R. Hitler and Spain. The Nazi Role in the Spanish Civil War 1936-1939. - Lexington, 1989; Viñas, Á. Franco, Hitler y el estallido de la guerra civil. Antecedentes y consecuencias. - Madrid, 2001. О действиях Италии лучшие работы: Coverdale, J.F. Italian Intervention in the Spanish Civil War. - Princeton, 1975; Saz, I. Mussolini contra la II Republica. Hostilidad, conspiraciones, intervención (1931-1936). - Valencia, 1986; Centro superior de investigaciones científicas (C.S.I.C.). Italia y la guerra civil española (Simposio celebrado en la Escuela Española de Historia y Arqueología de Roma). - Madrid, 1986; Heiberg, M. Emperadores del Mediterráneo. Franco, Mussolini y la guerra civil española, Barcelona, 2003. Также важную помощь оказала Португалия, не в военном отношении, а в деле упрощения доступа мятежников к военному снаряжению, поступавшему из других фашистских стран: Gomez de las Heras Hernandez, S. Portugal ante la guerra civil española // Espacio, Tiempo y Forma. Historia Contemporanea. - 1992. - Tomo V. - P. 275; также см.: Delgado, I. Portugal e a guerra civil d'Espanha. - Lisboa, 1980; De Oliveira, C. Salazar e a Guerra Civil de Espanha. - Lisboa, 1987; Portugal e a guerra civil de Espanha: coloquio internacional / Coord. F. Rosas. - Lisboa, 1998.

46. О позиции французов в отношении гражданской войны см.: Avilés Farré, J. Pasion y farsa. Franceses y britanicos ante la guerra civil española, - Madrid, 1994; Pike, D. W. France Divided. The French and the Civil War in Spain. - Eastbourne, 2011. О позиции Великобритании см.: Little, D. Malevolent Neutrality. The United States, Great Britain, and the Origins of the Spanish Civil War. - Ithaca, 1985; Moradiellos, E. La perfidia de Albion. El gobierno británico y la guerra civil española , -Madrid, 1996; Buchanan, T. Britain and the Spanish Civil War. - Cambridge, 1997.

47. О политике Рузвельта в связи с испанским конфликтом см.: Traina, R.P. American Diplomacy and the Spanish civil War. - Bloomington-London, 1968; Taylor, F.J. The United States and the Spanish Civil War. - New York, 1971; Tierney, D. FDR and the Spanish Civil War. Neutrality and Commitment in the Struggle that Divided America. - Durham-London, 2007; Bosch, A. Miedo a la democracia. Estados Unidos ante la Segunda Republica y la guerra civil española . - Barcelona, 2012.

48. Smyth, D. «We Are with You». Solidarity and Self-interest in Soviet Policy towards Republican Spain, 1936-1939 // The Republic Besieged: Civil War in Spain 1936-1939 /

Eds. by P. Preston and A.L. Mackenzie. - Edinburgh, 1996; Viñas, A.La soledad de la Republica; Rybalkin, Y. Stalin y España. La ayuda militar a la Republica. -Madrid, 2007.

49. Предложение о политике «невмешательства» было сформулировано правительством Франции совместно с Великобританией в начале 1936 г. В течение недели к ней присоединились все европейские державы, за исключением нейтральной Швеции. 9 сентября 1936 г. в Лондоне был создан «Комитет по невмешательству». См. об этом: Moradiellos, E. El reñidero de Europa ... - P. 92-100.

50. Подробнее см.: Viñas, A .Los apoyos exteriores, palancas de la victoria y de la derrota // En el combate por la historia. La Republica, la guerra civil, el franquismo / Ed. porÁ. Viñas.- Barcelona, 2012. - P. 256-262.

51. Schuler-Springorum, S. Krieg und Fliegen. Die Legion Condor im Spanischen Burgerkrieg,. - Paderborn, 2010.

52. Alcofar Nassaes, J.L. C.T.V. Los legionarios italianos en la Guerra Civil Española 1936-1939. - Barcelona, 1972. О вкладе итальянских военных, вопросах идеологии и символики см.: Vaquero Pelaez, D. Creer, obedecer, combatir... y morir. (Credere, obbedire, combattere) Fascistas italianos en la guerra civil española : - Zaragoza, 2006. Обобщенные выводы о значимости итальянской помощи для Франко представлены в монографии: Campo Rizo, J.M. La ayuda de Mussolini a Franco en la Guerra civilespañola . - Madrid, 2009.

53. Keene, J. Fighting for Franco: International Volunteers in Nationalist Spain during the Spanish Civil War, 19361939. - New York, 2001; Othen, C. Franco's International Brigades: Adventurers, Fascists, and Christian Crusaders in the Spanish Civil War. - New York, 2013.

54. Skoutelsky, R. Novedad en el frente. Las Brigadas Internacionales en la guerra civil. - Madrid, 2006; Puigsech, J. Claves sobre la presencia militar y diplomаtica sovietica. El Kremlin nunca quiso dominar España // En el combate por la historia. La Republica, la guerra civil, el franquismo / Ed. por Á. Viñas.- Barcelona, 2012.

55. В историографии велись острые дискуссии по вопросу о причинах, побудивших Германию оказывать помощь испанским мятежникам. В ранних работах (Merkes, M. Op. cit. и Abendroth, H.-H. Op. cit.) приоритет отдавался вопросам политической идеологии,

a конкретно - интересу Гитлера остановить распространение коммунизма. В исследованиях: Schieder, W. Spanischer Bürgerkrieg und Vierjahresplan. Zur Struktur nationalsozialisticher Aussenpolitik // Der Spanische Burgerkrieg in der internationalen Politik / Hrsg. von W. Schieder und C. Dipper. - Munchen, 1976 или Leitz, C. Economic Relations Between Nazi Germany and Franco's Spain, 1936-1945. - Oxford, 1994, напротив основными считаются экономические мотивы. Ряд историков (напр., Whealey, R. Hitler and Spain или Viñas, Á. Franco, Hitler y el estallido de la guerra civil) предпочитают говорить о совокупности всех факторов. В случае Италии единодушно рассматриваются геостратегические факторы, подтолкнувшие Муссолини откликнуться на призывы мятежников о помощи, а идеологические или экономические факторы присоединились позднее- (См.: Tusell, J. Op. cit. -P. 53-54; Preston, P. Franco «Caudillo de España». -Barcelona, [электронная версия: Franco. A Biography. -London, 1993], 1994. - P. 228-234.

56. Об отношениях между фашистской Германией и республиканским правительством Испании в первые месяцы войны см.: Morente, F. Diplomacia bajo las bombas. La Segunda Republica y el Tercer Reich en los inicios de la guerra civil //España en la crisis europea de entreguerras. Republica, fascismo y guerra civil / Ed. por F. Morente. - Madrid, 2011.

57. Parejo Fernandez, J.A. De puños y pistolas. Violencia falangista y violencias fascistas // Ayer. Revista de Historia Contemporánea. - 2012. - No. 88. - P. 142.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

58. Создание мифа о Главнокомандующем Франко началось еще во время войны, основываясь на его военных успехах, такое обращение закрепилось за Франко уже в первые годы войны и сопровождало его на протяжении всей диктатуры, благодаря широкой пропаганде. См.: Reig Tapia, A. Franco. El Cesar superlativo. - Madrid, 2005. - P. 87-101; 185-207; Sevillano, F. Franco. «Caudillo» por la gracia de Dios, 1936-1947. - Madrid, 2010; Zenobi, L. La construcción del mito de Franco. De Jefe de la Legion a Caudillo de España. - Madrid, 2011; Saz, I. Franco, ¿caudillo fascista? Sobre las sucesivas y contradictorias concepciones falangistas del caudillaje franquista", en Historia y Política // 2012. - No. 27; Gallego, F. El Evangelio fascista ... - P. 615-631.

299