Научная статья на тему 'Ислам в Адыгее: особенности интеграции в народную культуру1'

Ислам в Адыгее: особенности интеграции в народную культуру1 Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
930
49
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСЛАМ / АДЫГАГЪЭ / РЕЛИГИЯ / НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА / ИНТЕГРАЦИЯ / АДЫГИ / СОЦИАЛЬНЫЙ РЕГУЛЯТОР / МОРАЛЬНО-ЭТИЧЕСКИЙ ВЕКТОР / ЦЕННОСТИ / ПОРЯДОК / ISLAM / ADYGAGE / RELIGION / NATIONAL CULTURE / INTEGRATION / ADYGHES / SOCIAL REGULATOR / MORAL AND ETHICAL VECTOR / VALUES / ORDER

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Ильинова Надежда Александровна, Чистякова Ольга Александровна, Авагимян Ани Владимировна

В статье разрабатывается тема включенности ислама в народную культуру адыгов. Религиозное сознание адыгов характеризуется синкретичностью. Синтез языческих культов, христианских и мусульманских практик, адыгагъэ оказывает неоднозначное влияние на духовную составляющую народной культуры адыгского этноса. Исламизация Адыгеи включает в себя несколько этапов, но сочетание различных религиозных начал так и не было преодолено окончательно. Ислам в Адыгее не приобрел статус единственного социального регулятора, его распространение и укоренение постоянно сдерживалось морально-этическим комплексом адыгов, выработанным в течение многовековой истории этого свободолюбивого народа. Духовная жизнь современных адыгов и сегодня регулируется разновекторными основами, что в известной степени можно рассматривать как специфику этнической идентичности.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Islam in Adyghea: features of integration into national culture

The paper develops the subject of inclusiveness of Islam in the national culture of the Adyghes. Religious consciousness of the Adyghes is noted for syncreticity. Synthesis of pagan cults, Christian and Muslim practices, Adygage has an ambiguous impact on a spiritual component of national culture of the Adyghe ethnos. Islamization of Adyghea includes several stages, but the combination of various religious bases was not overcome finally. Islam in Adyghea did not acquire the status of the only social regulator, its distribution and rooting were constantly restrained by the moral and ethical complex of the Adyghes developed during centuries-old history of these freedom-loving people. Today spiritual life of the modern Adyghes is regulated by multi-vector bases, which to a certain extent can be considered as specifics of ethnic identity.

Текст научной работы на тему «Ислам в Адыгее: особенности интеграции в народную культуру1»

УДК [316.74:28](470.621) ББК 86.38(2Рос.Ады) И 46

Н.А. Ильинова,

доктор философских наук, доцент, заведующий кафедрой философии и социологии Адыгейского государственного университета, г. Майкоп, тел.: + 79184926097, e-mail: nady_i@bk.ru

О.А. Чистякова,

соискатель кафедры философии и социологии Адыгейского государственного университета, г. Майкоп, тел.: +79251474471, e-mail: olga_Melnikova08@ mail.ru

А.В. Авагимян,

студентка 4 курса филологического факультета Адыгейского государственного университета, г. Майкоп, тел.: +79094693314, e-mail: avagimyan. ani@bk.ru

ИСЛАМ В АДЫГЕЕ: ОСОБЕННОСТИ ИНТЕГРАЦИИ В НАРОДНУЮ КУЛЬТУРУ1

(Рецензирована)

Аннотация. В статье разрабатывается тема включенности ислама в народную культуру адыгов. Религиозное сознание адыгов характеризуется син-кретичностью. Синтез языческих культов, христианских и мусульманских практик, адыгагъэ оказывает неоднозначное влияние на духовную составляющую народной культуры адыгского этноса. Исламизация Адыгеи включает в себя несколько этапов, но сочетание различных религиозных начал так и не было преодолено окончательно. Ислам в Адыгее не приобрел статус единственного социального регулятора, его распространение и укоренение постоянно сдерживалось морально-этическим комплексом адыгов, выработанным в течение многовековой истории этого свободолюбивого народа. Духовная жизнь современных адыгов и сегодня регулируется разновекторными основами, что в известной степени можно рассматривать как специфику этнической идентичности.

Ключевые слова: ислам, адыгагъэ, религия, народная культура, интеграция, адыги, социальный регулятор, морально-этический вектор, ценности, порядок.

N.A. Ilyinova,

Doctor of Philosophy, Associate Professor, Head of Department of Philosophy and Sociology, Adyghe State University, Maikop,ph.: +79184926097, e-mail: na-dy_i@bk.ru

O.A. Chistyakova,

Applicant for Candidate's Degree of Department of Philosophy and Sociology, Adyghe State University, Maikop,ph.: +79251474471, e-mail: olga_Melnikova08@mail.ru

A.V. Avagimyan,

Four-Year Student of Philological Faculty, Adyghe State University, Maikop, ph.: +79094693314, e-mail: avagimyan.ani@bk.ru

1 Исследование проводится в рамках гранта Президента РФ для поддержки ведущих научных школ НШ-6738.2018.6 «Ислам в региональном социокультурном пространстве России: диагностика состояния и трансформаций (на примере Республики Адыгея)».

ISLAM IN ADYGHEA: FEATURES OF INTEGRATION INTO NATIONAL CULTURE

Abstract. The paper develops the subject of inclusiveness of Islam in the national culture of the Adyghes. Religious consciousness of the Adyghes is noted for syn-creticity. Synthesis of pagan cults, Christian and Muslim practices, Adygage has an ambiguous impact on a spiritual component of national culture of the Adyghe eth-nos. Islamization of Adyghea includes several stages, but the combination of various religious bases was not overcome finally. Islam in Adyghea did not acquire the status of the only social regulator, its distribution and rooting were constantly restrained by the moral and ethical complex of the Adyghes developed during centuries-old history of these freedom-loving people. Today spiritual life of the modern Adyghes is regulated by multi-vector bases, which to a certain extent can be considered as specifics of ethnic identity.

Keywords: Islam, Adygage, religion, national culture, integration, Adyghes, social regulator, moral and ethical vector, values, order.

Изучение влияния религии на социально-политическую жизнь общества занимает все большее место в современной социально-гуманитарной науке. Объясняется это тем, что без учета религиозного фактора затруднительно глубоко познать и прогнозировать сложные многообразные социально-политические процессы. С. Хантингтон предлагает смотреть на религию как на главную силу, мотивирующую и мобилизующую современного человека [1]. Позиция Хантингтона оттеняет отношение к религии в рамках циви-лизационного подхода к изучению истории, где религия рассматривается как один из важнейших элементов цивилизации, включающий в себя культурную преемственность и духовное единение человечества. Тогда как формационный подход трактует религию как пережиток прошлого.

В переводе с латинского языка религия означает «связывать, соединять» [2]. То есть одним из величайших предназначений религии выступает консолидация определенной социальной группы. Однако наличие в современном мире достаточного религиозного разнообразия заставляет людей, объединяясь в рамках одной конфессии, противостоять представителям иных конфессий. Глобализационные процессы также неоднозначно воздействуют на актуализацию религиозного фактора,

так как активируют локализацию, углубляют дифференциацию частных интересов, в глубине которых сокрыто противостояние ассимиляции культур и народов.

Российская Федерация является поликонфессиональным государством, на территории которого проживают представители всех мировых религий. Республика Адыгея - один из субъектов России, расположена в северо-западной части Кавказа и занимает левобережье рек Кубани и Лабы (север республики - на Прикубанской низменности, юг - на склонах Большого Кавказа). Территория Адыгеи составляет 7,8 тыс. кв. км, население, по данным Управления Федеральной службы государственной статистики по Краснодарскому краю и Республике Адыгея [3], - 453,4 тыс. чел. В республике проживают более 80 национальностей. По данным Всероссийской переписи населения 2010 г. [4], структура населения представлена такими наиболее многочисленными этносами, как: 61,5%

- русские, 24,3% - адыгейцы, армяне - 3,5%. Титульный этнос - адыги, которые по преимуществу исповедуют ислам. Ислам у адыгейцев

- суннитского толка. В VI-XVI вв. народ Адыгеи переживал поверхностную христианизацию, сначала со стороны византийцев, а позднее -со стороны генуэзцев и венецианцев.

В целом христианской религии не удалось закрепиться в сознании адыгов, хотя они и были приобщены к культурным традициям христиан. С XVI до XVIII вв. начался процесс исламизации адыгского общества, а по мнению С.Б. Филатова [5]: «Христианство было выкорчевано практически полностью...». Однако ислам также не пустил глубоких корней, хотя и занял более основательную позицию в верованиях адыгов, по сравнению с христианством, но все же не оказал такого определяющего воздействия на сознание рассматриваемого этноса, как фундаментальная система морально-нравственных и этических норм. История организации жизнедеятельности адыгского общества свидетельствует о том, что народная культура, базирующаяся на принципах адыгагъэ (адыгства) и адыгэ хабзэ, на протяжении веков выступает морально-этическим вектором социального бытия адыгов. Народная культура представляет собой достаточно специфичный феномен, так как преломляет универсальные нормы и ценности на локальном уровне. Народная культура отражает особенные способы восприятия окружающей действительности и взаимодействия с ней, выработанные в ходе существования какого-либо народа. Народная культура находит свое выражение как в нормах, ценностях и традициях, так и в различных социальных практиках - социализации, моделях поведения, верованиях и т.д. Адыгская народная культура характеризуется ярко выраженными этническими особенностями, базирующимися на адыгагьэ - социокультурной системе, выступающей нравственным регулятором, идентифицирующим адыгов в качестве этноса и определяющим поведение индивида в определенной ситуации. С.А. Ляушева языческие ритуалы классифицирует в качестве структурных компонентов рассматриваемого этнофено-мена [6; 10]. Определенный интерес

вызывает мнение К.Х. Унежева, который рассматривает адыгский этикет чуть ли не в качестве панацеи от всех бед, решающей практически все нравственно-регуляционные вопросы социума и выполняющей социальные функции морального ориентира даже в большей степени, чем религия [7; 35]. Также считаем допустимым адыгагьэ рассматривать в качестве преграды укоренению ислама в адыгской среде. Ученые-адыги, которые не понаслышке знают об адыгыгъэ, говорят о том, что адыги, взяв курс на мусульманство, не адаптировались к нему, а, напротив, приспособили ислам к своему мировоззрению. Ислам так и не стал национальной идеологией адыгского народа (А.Ю. Шадже) [8; 98]. Сохранялись и транслировались из поколения в поколение только те религиозные догмы, которые вписывались в свод правил адыга-гьэ - сохранение адыгского народа с высокой нравственно-этикетной и традиционной культурой. Господство в культуре народа самобытных элементов адыгагьэ препятствовало выработке у адыгов фанатизма по отношению к какой бы то ни было религии. Верующие и неверующие адыги всегда относились друг к другу в соответствии с духом и буквой адыгагьэ (С.А. Ляушева) [6; 20].

Носителями народной культуры в прошлом выступали самые простые люди, выходцы из крестьянской среды, городские низы, низшее духовенство. Сегодня же, по мнению таких авторов, как И.С. Бочарнико-ва, Н.А. Калюжная, С.И. Кулибаба [9; 12], в качестве носителей народной культуры выступают представители всех социально-стратификационных уровней общества. На наш взгляд, народная культура в современном ее прочтении аккумулирует в себе знания, нормы, ценности, образцы поведения, отражающие этническую картину мира и определяющие специфический способ бытия какого-либо народа, позволяющие отличать своего от чужого.

В качестве ключевого свойства народной культуры хотелось бы отметить ее анонимность, которая проявляется в мифах, эпосе, песнях и танцах. Народная культура вобрала в себя такие элементы идентификации, как ценностные установки, образно-мифологические и обрядо-во-поэтические представления людей. Одним их базовых оснований народной культуры выступает традиция, обобщающая культурный и социальный опыт, обеспечивающая ретрансляцию культурного опыта от поколения к поколению.

Конструктивное воздействие народной культуры на интеграцию социальной общности и общества трудно переоценить. Народная культура способствует формированию комфортного духовно-культурного климата этнической общности, формированию разноуровневой идентичности у ее представителей, что, в свою очередь, обеспечивает беспрепятственное их включение в общество. Исторически сложилось, что народная культура, базируясь на этнических традициях, обеспечивала этническую идентичность представителей различных этнических сообществ.

Процесс становления монотеистического, религиозного сознания представляется поступательным и ступенчатым, так как за каждой идеологической конструкцией

встают более старые конструкции. На каждой стадии этого сложного процесса всякая идеологическая конструкция видоизменяется под воздействием существующих социально-политических, социально-экономических и социокультурных обстоятельств.

Согласно позиции Л.Н. Фроловой [10; 129], социально-нормативная система классического ислама нацелена главным образом на осуществление функций религиозной системы, прежде всего, регулятивной и интеграционной. Понятно поэтому, что в исламскую систему соци-онормативного регулирования не

включаются нормы, противоречащие религиозным установкам и целям религиозной системы ислама. Это относится, в частности, к неисламским правилам поведения, применяющимся населением, исповедовавшим ранее другие религии, а также к традиционным обрядовым нормам. Таким образом, ислам, исповедующийся в Адыгее как одна из разновидностей бытующих форм мусульманской религии, является эндогенной религией, которая генетически связана с предшествовавшими родоплеменными культами, этническими традициями и обычаями, в итоге он имеет адаптированную форму к адыгским социокультурным реалиям и является частью традиционной культуры.

У адыгов мусульманское сознание вписалось в народную культуру, но не стало ее доминантой. Н.А. Нефляшева пишет:

«В обрядовой сфере, за исключением похоронного ритуала, преобладали языческо-христианские традиции. Разные слои адыгского общества являлись носителями разной религиозности. В адыгском фольклоре - благопожеланиях, здравицах и проклятиях - имя Аллаха стало употребляться наряду с упоминанием верховного в адыгском пантеоне божества Тхьэ. Практически не претерпело изменений традиционное представление адыгов о судьбе -новая вера не привела к господству исламских представлений о предопределенности Аллахом личной судьбы. Этические принципы ады-гагъэ (адыгства) способствовали гармоничному освоению и воспроизводству мусульманской этики, в свою очередь дополняющей уже существующие нравственные категории, прежде всего, идею псапе - спасения души через благодеяние; представления об адыгстве, которые были дарованы Создателем, типологически сходны с мироощущением многих народов Кавказа» [11; 148-149]. Таким образом, мы констатируем наличие синкретизма в религиозных

представлениях адыгов, обусловленное устойчивостью народной культуры и языческих верований.

Возникает вопрос - не препятствует ли описанный нами религиозный синкретизм адыгского общества установлению социального порядка? Ответ однозначный - нет. Адыги ограничивают спектр действия шариатских норм таким элементом народной культуры, как адат, который веками отождествлялся ими с социальным порядком. Также для адыгского религиозного сознания характерны обряды, обычаи, воззрения, заимствованные из предыдущей стадии развития культуры, которой они были свойственны, и перенесены в более позднюю ее версию, оставаясь живым свидетельством прошлого. Таким образом, до XIX в. адыги считают себя мусульманами, но религиозные практики идут в разрез с основами указанного вероучения. Толчком к консолидации адыгов вокруг исламского вероучения становится Кавказская война, и это объединение выступает необходимостью в сложившихся условиях. Но в то же время личная свобода для адыга была выше всякой религии, что позволяет нам сделать вывод о том, что Кавказская война детерминировала этническую консолидацию и рост этнической идентификации на основе новой идеологии, базирующейся на исламской духовно-религиозной платформе.

Конец XIX в. характеризуется противоречивым процессом принятия ценностей ислама адыгами, который даже на фоне освободительного движения протекал вяло и длительно. Относительное равнодушие адыгского населения к исламским религиозным практикам, да и к самой религии, объясняется, в первую очередь, актуализацией норм народной культуры, и в частности - устойчивостью таких ее компонентов, выступающих в качестве социальных регуляторов, складывающихся веками, как адыгагъэ и адыгэ хабзэ. Вторым по значимости

фактором поверхностности распространения ислама можно рассматривать нехватку религиозно-образованных этнических кадров в сфере служения в мечети.

После окончания Кавказской войны российские власти существенно ограничили влияние норм шариата, что нивелировало политическое влияние ислама в Адыгее. Сфера деятельности исламского духовенства охватывала только вопросы духовного характера. Российское государство в начале ХХ в. принципиально пересматривает свою конфессиональную политику, и, помимо православия, другие религии признаются высшим государственным интересом России [12; 5, 16]. Что способствует построению быта мусульман на основе принципов веротерпимости.

Следует отметить, что атеистическое советское прошлое также не способствовало укоренению ислама в адыгской среде. Став элементом народной культуры, ислам выступил одним из компонентов семейных отношений и некоторых архаичных языческих культов, фактором этнической религиозной принадлежности. Как отмечает Л.Н. Фролова: «.исламский образ жизни испытал на себе сильное воздействие со стороны веками сложившихся традиционных, институциональных связей, норм и ценностей...» [10; 112]. Таким образом, веками продолжавшаяся интеграция ислама в народную культуру адыгов тормозилась спецификой исторической преемственности, приматом традиционной народной культуры и разрушением религиозного сознания в период советского прошлого нашего государства.

90-е гг. ХХ в. характеризуются слабой религиозностью преобладающей части титульного этноса Республики Адыгея. В дисперсно расположенных среди русских деревень и сел адыгейских аулах существуют значительные различия и в понимании религиозных догм, и

в реализации религиозных практик. Новый толчок в деле актуализации ислама в адыгской среде был получен благодаря мигрантам, этническим адыгам из Косово, различных стран ближнего Востока. Руководство республики в конце ХХ - начале XXI веков предпринимает усилия по консолидации малочисленного адыгского этноса, стремясь разрозненных в культурном и духовном плане адыгов объединить на основе монотеистической религии. «При президенте Джаримове руководство Адыгеи, проводившее политику консолидации адыгейской нации, во многом поддерживало и направляло исламское возрождение. При финансовой поддержке правительства и давлении на предпринимательские структуры, побуждающем их к спонсорству, в 1991-1997 гг. в аулах на территории Адыгеи было построено более 20 мечетей и одна

- в Лазаревском Краснодарского края...», - говорит С.Б. Филатов [5; 164].

Однако исламская религиозность адыгов невысока и сегодня. В то же время глобализационные процессы, поглощающие различные этносы и народную культуру, не могли не оказать ассимиляционное воздействие и на такой социальный институт, значимый для социокультурной традиции адыгов, как ады-гагъэ. Морально-этический кодекс адыгов также не является ведущим регулятором социальных практик представителей рассматриваемого этноса. Вектором духовного развития адыгов, на наш взгляд, выступает синтез ислама и адыгагъэ, отдельные компоненты которых не противоречат друг другу и выступают своеобразным ориентиром нравственного развития адыгского общества.

Примечания:

1. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М., 2005. 576 с.

2. Религия // Википедия. Свободная энциклопедия. URL: https://ru.wikipedia. org/wiki/Религия. (дата обращения: 20.11.2018).

3. Динамика численности постоянного населения по Республике Адыгея / Управление Федеральной службы государственной статистики по Краснодарскому краю и Республике Адыгея. URL: http://krsdstat.gks.ru/wps/wcm/connect/ rosstat_ts/krsdstat/resources/0ef1968040581fb08375efc7692f4691/Динамика+чис ленности+постоянного+населения.Ыт (дата обращения: 10.12.2018).

4. Национальный состав населения Республики Адыгея по наиболее многочисленным национальностям / Управление Федеральной службы государственной статистики по Краснодарскому краю и Республике Адыгея. URL: http://krsdstat. gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/krsdstat/resources/c43361804f7790189499d68 250d62a05/Национальный+состав+населения.htm (дата обращения: 10.12.2018).

5. Филатов С.Б. Религиозное становление адыгейского народа // Вестник Института востоковедения РАН. 2018. № 1. С. 162-168.

6. Ляушева С.А. Религиозные аспекты феномена «адыгагьэ»: (история и современность): автореф. дис. ... канд. филос. наук. М., 1997.

7. Унежев К.Х. Феномен адыгской (черкесской) культуры. Нальчик, 1997.

8. Шадже А.Ю. Национальные ценности и человек. Майкоп, 1996.

9. Бочарникова И.С., Калюжная Н.А., Кулибаба С.И. Народная культура в современных условиях: стратегия сохранения национальной идентичности: монография. Астрахань, 2010. 265 с.

10. Фролова Л.Н. «Народный» ислам и мечеть: социологический анализ (На материалах Республики Адыгея): дис. . канд. социол. наук. Майкоп, 2006.

11. Нефляшева Н. Ислам в Адыгее: от традиции к модернизации // Ислам в Европе и России / сост. и отв. ред. Е.Б. Деминцева. М., 2009. 240 с.

12. Матвеев В.А. Российское мусульманство на Северном Кавказе. Армавир, 2004.

References:

1. Huntington S. The Clash of Civilizations. M., 2005. 576 pp.

2. Religion // Wikipedia. Free encyclopedia. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/ Religion. (date of access: 20.11.2018).

3. Dynamics of the number of the permanent population in the Republic of Adygheya / Department of the Federal State Statistics Service for the Krasnodar Territory and the Republic of Adygheya. URL: http://krsdstat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ ts/krsdstat/resources/0ef1968040581fb08375efc7692f4691/Dynamics+number + of permanent + population.htm (access date: 10.12.2018).

4. National composition of the population of the Republic of Adygheya by the most numerous nationalities / Department of the Federal State Statistics Service for the Krasnodar Territory and the Republic of Adygheya. URL: http://krsdstat.gks.ru/ wps/wcm/connect/rosstat_ts/krsdstat/resources/c43361804f7790189499d68250d6 2a05/National + composition + population.htm (access date: 10.12.2018).

5. Filatov S.B. The religious formation of the Adyghe people // Bulletin of the Institute of Oriental Studies of the Russian Academy of Sciences. 2018. No. 1. P. 162-168.

6. Lyausheva S.A. Religious aspects of the phenomenon "Adyghaghe": (history and modernity): Diss. abstract for the Cand. of Philosophy degree. M., 1997.

7. Unezhev K.Kh. The phenomenon of the Adyghe (Circassian) culture. Nalchik, 1997.

8. Shadzhe A.Yu. National values and a person. Maikop, 1996.

9. Bocharnikova I.S., Kalyuzhnaya N.A., Kulibaba S.I. Folk culture in modern conditions: a strategy for preserving national identity: a monograph. Astrakhan, 2010. 265 pp.

10. Frolova L.N. "Folk" Islam and the mosque: a sociological analysis (based on the materials of the Republic of Adygheya): Diss. for the Cand. of Sociology degree. Maikop, 2006.

11. Neflyasheva N. Islam in Adygheya: from tradition to modernization // Islam in Europe and Russia / comp. and executive ed. by E.B. Demintsev. M., 2009. 240 pp.

12. Matveev V.A. Russian Islam in the North Caucasus. Armavir, 2004.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.