Научная статья на тему 'Иоганн Бланкенфельд и Мисюрь мунехин. К истории ливонско-русских отношений в 1520-е гг'

Иоганн Бланкенфельд и Мисюрь мунехин. К истории ливонско-русских отношений в 1520-е гг Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
463
130
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Studia Slavica et Balcanica Petropolitana
WOS
Scopus
ВАК
Область наук
Ключевые слова
ЛИВОНИЯ / РОССИЯ / ТАРТУ / ПСКОВ / ВАСИЛИЙ III / РЕФОРМАЦИЯ / ПАПСТВО / LIVONIA / RUSSIA / TARTU / PSKOV / VASILI III / REFORMATION / PAPACY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Селарт Анти

Архиепископ рижский и епископ тартуский Иоганн Бланкенфельд искал в 1525 г. в России помощь против его соперников в политической борьбе внутри Ливонии. Бланкенфельд (умер в 1527) происходил из Берлина и занял свое место в Ливонии благодаря близким отношениям с папской курией и представителями династии Гогенцоллернов. Он был аутсайдер в ливонской политике и вступил в острый конфликт с местной знатью и городами. Противники Бланкенфельда воспользовались его дипломатическими контактами с Россией. Они искусно преподнесли политику епископа как опасные и вероломные тайные связи с «не-христианами». Бланкенфельд некоторое время находился под домашним арестом в своем замке Рауне и покинул Прибалтику в 1526 г. из-за проблем во внутренних ливонских делах. Сам епископ отрицал тайные контакты с Россией и утверждал, что он выполнял поручение римского папы. Он был посредником в дипломатических отношениях между Василием III, великим князем московским, и Альбрехтом, герцогом Пруссии, который получал от России финансирование в его войне с королем Польши. О поручении папы для Бланкенфельда мы не обладаем подробной информацией. Он переписывался со знаменитым псковским дьяком Мисюрем Мунехиным. Не является невероятной их личная встреча.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Johann Blankenfeld and Misyur Munekhin. On the history of Livonian-Russian relations in the 1520s

The archbishop of Riga and bishop of Tartu Johann Blankenfeld asked 1525 Russia for help against his Livonian opponents. Blankenfeld (†1527) originated from Berlin and acquired his positions in Livonia due to his close relations to the papal curia and the Hohenzollern dynasty. He was an outsider in Livonian policy and come into acute conflict with local nobility and towns. Simultaneously, it was the time, when the reformation ideas became popular in Livonia. The adversaries of Blankenfeld made use of his diplomatic contacts with Russia. They could effectively represent the bishop's policy as dangerous and perfidious conspiracy with non-Christians. Blankenfeld stood some time under arrest in his residence castle Rauna and left then Baltics in 1526 being eliminated from Livonian internal affairs. Blankenfeld himself denied the conspiracy and claimed that he contacted Russians on behalf of the Pope. The bishop intermediated also the diplomacy between Vasili III of Moscow and Albrecht of Prussia; the latter gained in 1521 Russian funding for his war against the King of Poland. Thus Blankenfeld in point of fact asking Muscovian support acted like his patron some years earlier. There is no detailed information about the claimed papal mandate for Blankenfeld. He indeed had correspondence with the famous Pskov dyak Misyur Munekhin. It is not impossible, that they even could meet personally.

Текст научной работы на тему «Иоганн Бланкенфельд и Мисюрь мунехин. К истории ливонско-русских отношений в 1520-е гг»

ББК 63.3(2)44; УДК 94(47).042+94(474.2)

А. Старт

ИОГАНН БЛАНКЕНФЕЛЬД И МИСЮРЬ МУНЕХИН. К ИСТОРИИ ЛИВОНСКО-РУССКИХ ОТНОШЕНИИ в 1520-е годы'

Иоганн Бланкенфельд происходил из берлинской патрицианской семьи. Его карьера духовного лица закончилась кафедрой рижского архиепископа (1524—1527)1. Он является одной из выдающихся, но одновременно и противоречивых фигур в истории Ливонии XVI века. Бланкенфельд учился в Вене и Болонье, получил ученые степени доктора церковного и римского права. Он служил семье бранденбургских курфюрстов2 в качестве дипломата при Имперском камеральном суде и папской курии, был генеральным прокуратором Тевтонского ордена3 в 1512-1519 гг.

* Работа выполнена при поддержке проекта ETF № 7744.

1 Schnoring W. Johannes Blankenfeld. Ein Lebensbild aus den Anfangen der Reformation (Schriften des Vereins fur Reformationsgeschichte. Bd. 86). Halle, 1905; Schuchard Ch. Johann Blankenfeld (f1527) — eine Karriere zwischen Berlin, Rom und Livland // Berlin in Geschichte und Gegenwart. Jahrbuch des Landesarchivs Berlin 2002. Berlin, 2002. S. 27-56.

2 Schulte A. Die Fugger in Rom 1495-1523: Mit Studien zur Geschichte des kirchlichen Finanzwesens jener Zeit. Leipzig, 1904. Bd. 1. S. 92-141; Beuttel J.-E. Der Generalprokurator des Deutschen Ordens an der Romischen Kurie. Amt, Funktionen, personeller Umfeld und Finanzierung. Marburg, 1999. S. 76-77, 146. (Quellen und Studien zur Geschichte des Deutschen Ordens. Bd. 55); SachM. Hochmeister und GroBfurst. Die Beziehungen zwischen dem Deutschen Orden in PreuBen und dem Moskauer Staat um die Wende zur Neuzeit. Stuttgart, 2002. S. 203-205. (Quellen und Studien zur Geschichte des ostlichen Europa. Bd. 62).

3 Курфюрст бранденбургский Йоахим I Нестор и кардинал Альбрехт II, архиепископ магдебургский и майнцский были братьями. Последний великий магистр Тевтонского ордена и первый герцог Пруссии Альбрехт Бранденбург-Ансбахский являлся их двоюродным братом. Йоахим I жил в 1525-1529 гг. в прелюбодеянии с сестрой Иоанна Бланкенфельда Екатериной.

Miscellanea

Личные связи в курии и княжеское покровительство обеспечили ему должность таллиннского (ревельского) (1514-1524) и тартуского (дерптского) (1518-1527) епископа. С точки зрения ливонцев, он был человеком со стороны, который не всегда желал принимать во внимание существующие привилегии местных сословных групп, отстаивал свою княжескую власть в Тарту и в Риге. Более того, на период его правления выпало распространение Реформации в городах Ливонии4, которое объединило властно-политические и религиозно-политические конфликты в единый клубок противоречий между епископом и городами Тарту и Ригой, а также сословными корпорациями (рыцарством) этих епископств. Преимущественно пролютеранская историография Ливонии видела в Бланкенфельде, как правило, властолюбивого сторонника папы, политическое поражение которого было победой тех, кто занимался «правильным» делом — лютеран и магистра ордена Вальтера фон Плеттенберга (1494-1535).

Для истории русско-ливонских отношений личность Бланкенфельда представляет особый интерес в связи с тем обстоятельством, что в 1525-1526 гг. он обвинялся недругами в тайном, предательском союзе с великим князем Московским. Под предлогом этого в 1525-1526 гг. противники архиепископа держали его под арестом в его Раунаском (Роннебургском) замке. В июне 1526 г. Вольмарский ландтаг отказался от этого обвинения, но ценой существенных политических уступок Бланкенфельда.

Впрочем, этот временный успех был последним в жизни Бланкенфельда. Он должен был представлять Плеттенберга5 при обсуждении вопроса, кто станет главой Тевтонского ордена после его секуляризации в Пруссии в 1525 г. Архиепископ направился из Ливонии через Вильнюс в Италию, где встретился с папой Климентом VII. В Испании по дороге к императору Карлу V Иоганн Бланкенфельд умер в 1527 г. в городке Торквемада, по всей вероятности, от дизентерии6.

С русской тематикой Бланкенфельд, несомненно, сталкивался еще до своей карьеры в Ливонии. В тогдашней политике «латинской» Европы относительно великого князя Московского сталкивались между собой два основных направления. Мечтой пап было найти в лице России союзника в войне против османов и одновременно добиться признания примата папы Русской церковью. Приграничные с Московией страны — Швеция, Ливония, Польско-Литовское государство — находились, напротив, с соседями часто в состоянии войны или видели в России потенциальный

4 Arbusow L. Die Einfuhrung der Reformation in Liv-, Est- und Kurland (Quellen und Forschungen zur Reformationsgeschichte. Bd. 3). Leipzig, 1921; Heyde J. “Das Wort Gottes und das Heilige Evangelium so zu predigen..., dass daraus Liebe, Eintracht, Friede und kein Aufruhr erwachse”. Stadtische Reformation und Landesherrschaft in Livland // Nordost-Archiv. Zeitschrift fur Regionalgeschichte. 2004. Bd. 13. S. 267-287; Kuhles J. Die Reformation in Livland. Religiose, politische und okonomische Wirkungen (Hamburger Beitrage zur Geschichte des ostlichen Europa. Bd. 16). Hamburg, 2007.

5 Herrmann A. Der Deutsche Orden unter Walter von Cronberg (1525-1543). Zur Politik und Struktur des “Teutschen Adels Spitale” im Reformationszeitalter (Quellen und Studien zur Geschichte des Deutschen Ordens. Bd. 35). Bonn, 1974. S. 4-5, 55-69; Dopkewitsch H. Die Hochmeisterfrage und das Livlandproblem nach der Umwandlung des Ordenslandes PreuBen in ein weltliches Herzogtum durch den Krakauer Vertrag vom April 1525 // Zeitschrift fur Ostforschung. 1967. Bd. 16. S. 232-246.

6 Herzog Albrecht von PreuBen und Livland (1534-1540). Regesten aus dem Herzoglichen Briefarchiv und den ostpreuBischen Folianten / Bearb. v. S. Hartmann. Koln, 1999. S. 318. (Veroffentlichungen aus den Archiven PreuBischer Kulturbesitz. Bd. 49).

источник опасности7. В то же время они экстенсивно и успешно утилизировали тему русской опасности в своей политической риторике, подчеркивая свою особую роль защитника всего праведного христианства8. Так и Бланкенфельд, ссылаясь на героическую борьбу Тевтонского ордена против русских и татар, добился в 1514 г. от папы Льва Х подтверждения привилегий для ордена, и в 1515 г. разрешения на проведение трехлетней кампании по продаже индульгенций на благо Прусского ордена9.

Великий магистр ордена, Альбрехт фон Бранденбург на самом деле заключил в то же время союз с Василием III. Правителей объединял общий противник — король Польши и великий князь литовский Сигизмунд I10. С 1515 г. между Кёнигсбергом и Москвой происходил обмен письмами и посольствами, в марте 1517 г. был подготовлен союзный договор против Польши. Задачей Бланкенфельда было в то время опровергать в Риме слухи, будто бы Альбрехт собирается вместе с великим князем воевать против Сигизмунда (хотя на самом деле Альбрехт именно это и собирался сделать)11.

В поддержку Альбрехта в прусско-польской войне 1519-1521 гг. Василий уплатил магистру ордена в виде субсидии 1627 прусских марок12. Великий магистр Альбрехт общался с Москвой через Ливонию и при содействии ливонских должностных лиц, причем последние относились к этому сотрудничеству скорее с опаской13, боясь, что сближение великого князя и великого магистра может произойти и за счет интересов Ливонии. Тем не менее, сотрудничество России и Пруссии оборвалось в 1522 г.

Будучи ландесгерром Ливонии, Иоганн Бланкенфельд осуществлял свою политическую деятельность в системе русско-ливонских отношений, сложившейся в течение столетий. Присоединение Новгорода и Пскова к Великому княжеству Московскому (1471/1478-1510) ликвидировало средневековое равновесие сил на восточной границе Ливонии. То, что военная сила была на стороне русских, выяснилось в русско-ливонской войне 1501-1503 гг. В то же время конец XV и начало

7 UebersbergerH. Osterreich und Russland seit dem Ende des 15. Jahrhunderts (Veroffentlichungen der Kommission fur Neuere Geschichte Osterreichs). Wien, 1906; Шмурло Е. Ф. Рим и Москва. Начало сношений Московского государства с Папским престолом 1462-1528 // Записки Русского Исторического Общества в Праге. 1937. Т. 3. С. 91-136; Wijaczka J. Die moskovitische Frage in den diplomatischen Beziehungen Polen-Litauens zum Reich in der Zeit Kaiser Karls V. (1519-1556) // 450 Jahre Sigismund von Herbersteins Rerum Moscoviticarum Commentarii 1549-1999 / Hrsg. v. F. Kampfer, R. Frotschner. (Schriften zur Geistesgeschichte des ostlichen Europa. Bd. 24). Wiesbaden, 2002. S. 293-310; Яковенко С. Рим и Москва: Дипломатические и церковные отношения (вторая половина XV - начало XVII в.) // Archivio russo-italiano. 2005. Vol. 4. С. 95-146.

8 Tazbir J. The Bulwark Myth // Acta Poloniae Historica. 2005. Vol. 91. P. 73-97; SelartA. Political rhetoric and the edges of Christianity: Livonia and its evil enemies in the fifteenth century // The Edges of the Medieval World. Ed. G. Jaritz, J. Kreem. Budapest, 2009. (CEU Medievalia. Vol. 11; The Muhu Proceedings. Vol. 1). P. 55-69.

9 Кампания не состоялась. См.: Schulte A. Die Fugger in Rom. Bd. 1. S. 127-133; Bd. 2. Leipzig, 1904. S. 144; PaulusN. Geschichte des Ablasses im Mittelalter. Paderborn, 1923. Bd. 3: Geschichte des Ablasses am Ausgange des Mittelalters. S. 175; SchuchardCh. Johann Blankenfeld... S. 36.

10 Forstreuter K. PreuBen und Russland von den Anfangen des Deutschen Ordens bis zu Peter dem Grossen. Gottingen, 1955. (Gottinger Bausteine zur Geschichtswissenschaft. Bd. 23). S. 80-102.

11 Дополнения к актам историческим, относящимся к России. Собраны в иностранных архивах и библиотеках. СПб., 1848. С. 367-369; SachM. Hochmeister und GroBfurst... S. 215-216.

12 SachM. Hochmeister und GroBfurst... S. 417.

13 ArbusowL. Die Einfuhrung der Reformation... S. 396; ForstreuterK. PreuBen und Russland... S. 82.

Miscellanea

XVI вв. был периодом, когда на политику Ливонии стало влиять серьезное опасение возможной агрессии со стороны великого князя Московского14.

Поскольку границы Тартуского епископства и Рижского архиепископства с землями Пскова не были точно зафиксированы, то здесь в XIV-XVI вв. возникали частые споры о границе, которые нередко становились причиной военных столкновений. В Ливонии не позже, чем с последней четверти XV в. было заявлено, что русские самовольно завладели территорией Пурново (Purnau) в Латгалии. Между Тарту и Псковом вызывали споры воды рыбного промысла в Псковско-Чудском озере. Самое позднее, с 1470-х гг. в договорах между Тарту и Псковом содержался пункт о некой дани неизвестного размера, которую епископ должен был вносить Пскову. По всей видимости, происхождением этой дани была плата за использование крестьянами Вастселийна бортей, расположенных на территории Пскова15.

В 1522 г. Бланкенфельд искал поддержки ливонских сословий и других лан-десгерров в пограничном конфликте, когда плотина сооруженной русскими близ пограничной Выыпсу мельницы нанесла ущерб рыболовству в его епископстве и затопила покосы16.

Но, несмотря на все эти эпизоды, в целом Бланкенфельд поддерживал с Псковом и Москвой добрососедские отношения. В марте 1519 г. великий князь Василий III подтвердил по просьбе Альбрехта Прусского, что епископ находится под его особой защитой, так что на его земли и воды нельзя посягать, «а бискуп бы нам служил»11. Имеется, вероятно, в виду его роль посредника в дипломатических переговорах. Прочем, на Вольмарском ландтаге в июне 1526 г. город Тарту пожаловался, что епископ расширил, в ущерб городу, права русских на рыбную ловлю18.

Внутренняя обстановка Ливонии существенно обострилась в середине 1520-х годов. В марте 1524 г. имело место иконоборчество в Риге, в начале января 1525 г. в Тарту, где разгрому подвергались не только церкви, но и жилища каноников, и город оккупировал епископский замок на холме Тоомемяги (Domberg)19. В феврале 1525 г. Тартуский магистрат распространил в Ливонии информацию, что архиепископ Бланкенфельд вел с русскими переговоры, попросив у великого князя и псковского воеводы (hergreve) помощи и поддержки против города, причем посредником являлся некий Герт Рингенберг20. Хотя архиепископ продолжал отрицать свои тай-

14 БессудноваМ. Б. История Великого Новгорода конца XV - начала XVI века по ливонским источникам. Великий Новгород, 2009.

15 Назарова Е. Л. Из истории псковско-латгальского порубежия // Псков в Российской и Европейской истории (к 1100-летию первого летописного упоминания). М., 2003. Т. 1. С. 194-195; Selart A. 1) Der “Dorpater Zins” und die Dorpat-Pleskauer Beziehungen im Mittelalter // Aus der Geschichte Alt-Livlands. Festschrift fur Heinz von zur Muhlen zum 90. Geburtstag / Hrsg. v. B. Jahnig, K. Militzer. Munster, 2004. S. 11-37. (Schriften der Baltischen Historischen Kommission. Bd. 12); 2) Vastseliina mesilased Setumaal // Setumaa kogumik. 2005. Kd. 3. Lk. 170-195.

16 Akten und Rezesse der livlandischen Standetage. Bd. 3 / Hrsg. v. L. Arbusow. Riga, 1910. S. 382, 405.

17 Памятники дипломатических сношений Московского государства с Немецким орденом в Пруссии 1516-1520 гг. / Сб. РИО. СПб., 1887. Т. 53. С. 96, 100, 107. Ср. ArbusowL. Die Einfuhrung der Reformation... S. 394-395.

18 Akten und Rezesse... S. 607.

19 Hausmann R. Die Monstranz des Hans Ryssenberg in der K. Ermitage zu St. Petersburg // Mittheilungen aus dem Gebiete der Geschichte Liv-, Est- und Kurlands. 1900. Bd. 17. S. 25-30.

20 Akten und Rezesse... S. 483-484. Ср.: Akten und Rezesse... S. 482-485, 569-573, 615.

ные контакты21, обвинения против него не ослабевали22. В декабре уже ожидалось вооруженное нападение России на Ливонию в поддержку Бланкенфельда23, хотя архиепископ непрестанно отрицал, будто он конспирировался с русскими и литовцами во вред Ливонии. Своей переписки с вильнюсским епископом Яном — внебрачным сыном короля Сигизмунда — он все-таки не отрицал. Однако Бланкенфельд заявил также, что такие обвинения происходят из Риги и Тарту и являются, тем самым, преднамеренными24. Герт Рингенберг, неоднократно упоминавшийся в деле, являлся в начале XVI в. действительно знаменитой личностью в русско-ливонских отношениях. Это был гражданин города Кампен на реке Эйссел25, который уже в 151526 и 1517-151827 гг. выступал посредником в переговорах между Пруссией и Москвой.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Несмотря на оправдания Бланкенфельда, 22 декабря 1525 г. рыцарство Рижского архиепископства при поддержке Тевтонского ордена Ливонии подвергло своего ландесгерра в его Раунаском замке аресту28. К этому времени было уже известно, что Бланкенфельд отправлял представителей в Россию29 и письма Вильнюсскому епископу, королю Польши и герцогу Пруссии30. Рыцарство обвиняло Бланкенфельда еще и в том, что он вел свои переговоры с русскими в Вастселийне в присутствии только своих близких родственников и советников, без привлечения представителей местных рыцарств31. В начале следующего, 1526 года многие в Ливонии были убеждены в том, что не будь великий князь Василий III занят расторжением своего брака с Соломонией Сабуровой, то в январе он бы вторгся с войском в Ливонию32.

В июне 1526 г. на Вольмарском ландтаге Бланкенфельд лично опроверг все обвинения33. Его письмо Вильнюсскому епископу было якобы безвредным для страны. Он, дескать, не обещал своих замков великому князю Московскому в награду за помощь принудить город Тарту и епископства к послушанию. С Рингенбергом

21 Akten und Rezesse... S. 485-486.

22ArbusowL. Die Einfuhrung der Reformation... S. 445-446, 481-482; Herzog Albrecht von PreuBen und Livland (1525-1534). Regesten aus dem Herzoglichen Briefarchiv und den ostpreuBischen Folianten / Bearb. v. U. Muller. Koln, 1996. S. 17. (Veroffentlichungen aus den Archiven PreuBischer Kulturbesitz. Bd. 41). — Ср. Hanserecesse / Dritte Abtheilung. Munchen, 1913. Bd. 9 / Bearb. v. D. Schafer, Fr. Techen. S. 189, 228.

23 Akten und Rezesse... S. 544-545.

24 Akten und Rezesse... S. 548-549.

25 Liv-, est- und kurlandisches Urkundenbuch. Zweite Abteilung. Riga, 1905. Bd. 2 / Hrsg. v. L. Arbusow. S. 613.

26 Russisch-livlandische Urkunden / Hrsg. v. K. E. Napiersky. St.-Petersburg, 1868. S. 310-311; Joachim E. Die Politik des letzten Hochmeisters in PreuBen Albrecht von Brandenburg. Leipzig, 1892. Bd. 1. S. 240-241. (Publicationen aus den k. PreuBischen Staatsarchiven. Bd. 50); Arbusow L. Die Einfuhrung der Reformation... S. 397.

27 Памятники дипломатических сношений Московского государства с Немецким орденом. С. 41.

28 Herzog Albrecht von PreuBen und Livland (1525-1534). S. 23.

29 Akten und Rezesse. S. 551-553.

30 Akten und Rezesse... S. 555-557, 561-565; Herzog Albrecht von PreuBen und Livland (1525-1534). S. 17-19, 25; Arbusow L. Die Einfuhrung der Reformation... S. 448; Monumenta Livoniae antiquae. Riga, 1847. Bd. 5 / Hrsg. v. E. Frantzen. S. v-vii.

31 Akten und Rezesse... S. 553-554, 561-565, 595; Arbusow L. Die Einfuhrung der Reformation... S. 476; SchuchardCh. Johann Blankenfeld... S. 43.

32 Akten und Rezesse... S. 561-565, 589, 595-596.

33 BerendtsA. Der Landtag von Rujen-Wolmar 1526 // Baltische Monatsschrift. 1907. Bd. 63. S. 385-402; Misans I. Wolter von Plettenberg und der livlandische Landtag // Wolter von Plettenberg und das mittelalterliche Livland / Hrsg. v. N. Angermann, I. Misans. Luneburg, 2001. (Schriften der Baltischen Historischen Kommission. Bd. 7). S. 66-69.

Miscellanea

он, мол, десять лет не встречался, напротив, он отказался от помощи псковских господ Мисюря Мунехина и Александра, которая предлагалась в двух посланиях Рингенберга. Ценные подарки великому князю делались для установления хороших взаимоотношений соседствующих государств34.

В своей хронике трактовку событий архиепископом поддерживает служащий города Риги Иоганн Ломюллер (Johann Lohmuller), который будучи рьяным протестантом, на самом деле состоял в партии, находящейся в политической оппозиции с Бланкенфельдом, но лично же, видимо, находился в его ближайшем окружении. По его словам, Бланкенфельд только почтенно угощал русских посланников, как подобает порядку и сословию, в своем замке Вастселийна; показания у Рингенберга, дескать, Тевтонский орден вымогал под пыткой35.

На самом деле Иоганн Бланкенфельд все же искал помощи у Пскова. Псковская первая летопись сообщает:

В лето 7031 [1523]. Просиша арцыпискуп ровеньский у великого князя силе на своего князя местера Ливоньские земли и послов своих посылаше во Псков к Мисюрю диаку Мунехину, и Мисюрь посылал к великому князю. И князь великии не да ему силе, а великому князю своя бысть кручина о своеи великои княгине36.

Подразумевается именно Рижский архиепископ, топоним ровеньский указывает, видимо, на замок Рауна (древнерусское Ровной, латвийское Rauna, немецкое Ronneburg)37, где в то время епископ в основном проживал. Затем летопись упоминает развод великого князя с бесплодной великой княгиней Соломонией (состоялся 28 ноября 1525 г.)38. Под той же неправильной датой (7031)39 упоминает расторжение брака и Псковская третья летопись40. Тем самым обе редакции пользовались каким-то одним источником41.

Более поздние источники о тартуском иконоборчестве, жертвой которого стала и Никольская церковь псковского купечества42, тоже косвенно подтверждают переговоры Бланкенфельда с Россией в начале 1525 г. Впервые в 1564 г. опубликованная

34 Herzog Albrecht von PreuBen und Livland (1525-1534). S. 29. — Л. Арбузов датирует переговоры временем беспорядков в Тарту в январе 1525г. (Arbusow L. Die Einfuhrung der Reformation... S. 477-478). Ср.: Herzog Albrecht von PreuBen und Livland (1525-1534). S. 19-20; Russisch-livlandische Urkunden. S. 356-358.

35 Muller U. Johann Lohmuller und seine livlandische Chronik “Warhaftig Histori”: Biographie des Autors, Interpretation und Edition des Werkes. Luneburg, 2001. (Schriften der baltischen historischen Kommission. Bd. 10). S. 227-231, 291-292. — См. также: Bartholomaus Grefenthals Livlandische Chronik // Monumenta Livoniae antiquae. Bd. 5. S. 52; Stavenhagen O. Fortsetzung einer livlandischen Bischofschronik // Mittheilungen aus dem Gebiete der Geschichte Liv-, Est- und Kurlands. 1900. Bd. 17. S. 92; SchuchardCh. Johann Blankenfeld... S. 44.

36 ПСРЛ. Т. 5/1. С. 102.

37 AngermannN. Studien zur Livlandpolitik Ivan Groznyjs. Marburg, 1972. (Marburger Ostforschungen. Bd. 32). S. 27.

38 ПСРЛ. Т. 5/1. С. 102-103.

39 Arbusow L. 1) Die Einfuhrung der Reformation... S. 531-532; 2) Wolter von Plettenberg und der Untergang des Deutschen Ordens in PreuBen. Leipzig, 1919. (Schriften des Vereins fur Reformationsgeschichte. Bd. 131). S. 24; Зимин А. А. Россия на пороге нового времени. М., 1972. С. 295-296.

40 ПСРЛ. Т. 5/2. С. 227.

41 Ср.: Андреев Н. Е. О характере Третьей псковской летописи // The religious world of Russian culture. Russia and Orthodoxy. Vol. 2. The Hague, 1975. (Slavistic printings and reprinting. Vol. 260/2). С. 146, 148-151.

42 Selart A. Orthodox Churches in Medieval Livonia // The Clash of Cultures on the Medieval Baltic Frontier / Ed. A. V. Murray. Farnham, 2009. P. 285-286.

католическая повесть о реформации в Тарту упоминает угрожающую реакцию великого князя Василия III на разрушение православной церкви43.

На самом деле власти Московии, как известно, со своей стороны не среагировали на случившееся, возможно потому, что по данному вопросу они находились в одном лагере с тартуским ландесгерром Бланкенфельдом44. Уничтожение икон горожанами являлось аргументом, который епископ мог предъявить русским против непослушных граждан Тарту. Ливонский магистр Тевтонского ордена воспользовался противостоянием города Риги архиепископу и в 1525 г. взял под свой контроль город Ригу, поделенный до сих пор между епископом и орденом.

Наряду с использованием ливонскими соперниками Бланкенфельда в пропагандистских целях его российских связей, данный аспект в более широком плане отражал общую «внешнеполитическую ориентацию» Ливонии. Уже с XIII в. более или менее постоянно сохранявшееся острое противостояние между двумя сильнейшими ландесгеррами Ливонии, магистром ордена и архиепископом, позволяло стране оставаться только в неустойчивом политическом равновесии. Предпосылкой этого служило то, что никто из сторон конфликта не хотел слишком сильно связывать себя с каким-нибудь иностранным правителем. Тем самым сообщения о связях архиепископа с королем Польши были для его противников, по меньшей мере, столь же тревожными, как и слухи об обращении за помощью к великому князю Московскому.

Бланкенфельд, однако, оставался связанным с папой45 и с русской политикой Альбрехта фон Бранденбурга46. Со времен своей деятельности в Риме он мог считать своим другом кардинала Джулио Медичи, будущего папу Климента VII (1523-1534)47. Взятый под стражу и допрошенный Тевтонским орденом тартуский каноник Лоренц фон Волкерсам признал, что переговоры Бланкенфельда с русскими в Вастселийне состоялись по поручению папы Льва X (1513-1521), чтобы убедить великого князя Московского признать папский примат. Папа дал это поручение Бланкенфельду в присутствии Джулио Медичи48, что могло иметь место в 1514 или 1516-1517 гг.49. Посредниками в переписке пап с Василием III являлись прусские

43 Tilemanni Bredenbachii et Philippi Olmeni Belli livonici historia // Historiae ruthenicae scriptores exteri saeculi XVI / Ed. A. de Starczewski. Berolini, 1841. Vol. 1. P. 7.

44 Ср.: Kelch Ch. Lieflandische Historia, oder Kurtze Beschreibung der Denkwurdigsten Kriegs- und Friedens-Geschichte. Reval, 1695. S. 174.

45 ForstreuterK. PreuBen und Russland... S. 88; Kivimae J. Piiskop ja hansakaupmees: Reinhold von Buxhovdeni ja Johann Selhorsti kaubasuhetest 1530. aastate algul // Sonasse puutud minevik in honorem Enn Tarvel / Koost. P. Raudkivi, M. Seppel. Tallinn, 2009. Lk. 141; PreuBen und Russland 142. Ср.: Acta tomiciana. Poznan, 1860. Vol. 8 / Ed. T. Dzialynski. S. 136.

46 Памятники дипломатических сношений Московского государства с Немецким орденом. С. 221; Schnoring W. Johannes Blankenfeld... S. 50, 54.

47 Beuttel J.-E. Der Generalprokurator des Deutschen Ordens... S. 43; ArbusowL. Ambrosius von Gumppenbergs Bericht uber eine Mission des Erzbischofs Johann Blankenfeld von Riga vor der Eroberung Roms 1527 // Sitzungsberichte der Gesellschaft fur Geschichte und Altertumskunde der Ostseeprovinzen Russlands aus dem Jahre 1912. 1914. S. 346-366.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

48 Akten und Rezesse... S. 553-554.

49 Ср.: ArbusowL. Die Einfuhrung der Reformation... S. 392.

Miscellanea

дипломаты50. В 1520-х гг., правда, роль посредника в отношениях папы с Москвой играла уже, скорее, Польша51.

Круг лиц в России, с которыми Бланкенфельд косвенно или даже напрямую находился в контакте, привлекает также внимание с точки зрения истории связей Западной Европы и Московской Руси. Первое место в нем занимает видный чиновник в Пскове с 1510 г., дьяк Мисюрь (Михаил Григорьевич) Мунехин (f1528). Будучи выдающейся личностью, он играл в то время в Пскове более значительную роль, чем часто сменявшиеся великокняжеские наместники или воеводы.52 С 1518-1519 гг. сохранились данные, согласно которым именно он был посредником в дипломатических сношениях между Альбрехтом фон Бранденбургом и Василием III53, и с Бланкенфельдом он находился в прямом контакте54. В 1520-е гг. Мунехин стоял за преобразование находившегося на самой границе с Ливонией Псково-Печерского монастыря в важнейший религиозный, политический и экономический центр. Прибалтийский историк Леонид Арбузов выдвинул гипотезу, что высокий русский сановник, которого архиепископ принимал в Вастселийна, был сам Мунехин, который неоднократно лично пребывал в расположенных поблизости Печерах55.

В политике Бланкенфельда, несомненно, присутствовало стремление сыграть определенную роль во взаимоотношениях Римской курии и великого князя Московского. Находясь в Ливонии и оказавшись связанным с внутренними проблемами Ливонии, он остался в стороне от «большой» европейской политики. Ища поддержки у короля Польши56, архиепископ поступал, как и многие его предшественники. Король, как известно, являлся официальным покровителем (protector) Рижского архиепископства57. В полемике против Бланкенфельда в Ливонии обвинение в связи с Литвой и Польшей было, по существу, столь же весомым, как и поддерживание контактов с Москвой, хотя и имело меньший пропагандистский отголосок. Ибо со-

50 ШмурлоЕ. Ф. Рим и Москва... С. 131-132; SachM. Hochmeister und GroBfurst... S. 329-338.

51 Fiedler J. Ein Versuch der Vereinigung der russischen mit der romischen Kirche im sechzehnten Jahrhundert // Sitzungsberichte der philosophisch-historischen Classe der kaiserlichen Akademie der Wissenschaften (Wien). 1862. Bd. 40. S. 27-123; ArbusowL. Die Einfuhrung der Reformation... S. 533-538; ШмурлоЕ. Ф. Рим и Москва... С. 133-134; ШарковаИ. С. Заметки о русско-итальянских отношениях XV - первой трети XVI в. // СВ. 1971. Т. 34. С. 201-212; ГлушаковаЮ. П. Неопубликованные русские грамоты из ватиканского архива // ВИ. 1974. № 6. С. 128-130; Языкова В. Е. Папский престол и Московское государство (к истории дипломатических связей в первой половине XVI в.) // СВ. 1995. Т. 58. С. 201.

52МасленниковаН. Н. Присоединение Пскова к Русскому централизованному государству. Л., 1955. С. 135; Андреев Н. Е. О характере Третьей псковской летописи. С. 134; Дмитриева Р. П. Мунехин Михаил Григорьевич // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Л., 1989. Вып. 2. Часть 2. С. 120.

53 Памятники дипломатических сношений Московского государства с Немецким орденом. С. 71, 120, 148, 157, 158.

54 Описи царского архива XVI века и архива посольского приказа 1614 года. М., 1960. С. 24.

55 Arbusow L. Die Einfuhrung der Reformation... S. 480.

56 Codex diplomaticus regni Poloniae et magni ducatus Lituaniae. Vilnae, 1759. Vol. 5. S. 186-188; Acta tomiciana. Vol. 8. P. 53-55; Theiner A. Vetera monumenta Poloniae et Lithuaniae gentiumque finitimarum historiam illustrantia. Romae, 1861. Vol. 2. P. 442-444.; Monumenta saeculi XVI. historiam illustrantia / Ed. P. Balan. Oeniponte, 1885. Vol. 1. S. 357-359; Acta nuntiaturae polonae. Vol. 2: Zacahrias Ferreri (1519-1521) et nuntii minores (1522-1553) / Ed. H. D. Wojtyska. Romae, 1992. S. 271; ArbusowL. Die Einfuhrung der Reformation... S. 538.

57 Ilariene I. Kilka zrodel, dotycz^cych protektoratu Wielkiego Ksi^stwa Litewskiego nad arcybiskupstwem ryskim: Formalna podstawa prawa w stosunkach Litwy i Inflant w trzecim i czwartym dziesi^cioleciu XVI w. // Lietuvos Didziosios Kunigaikstystes istorijos saltiniai. Faktas. Kontekstas. Interpretacija. Vilnius, 2007. S. 213-246.

хранение политического равновесия между местными ландесгеррами предполагало, что никто из них не свяжет себя слишком сильно с монархами региона.

Прося поддержки у России, архиепископ поступил точно так же, как и несколько ранее Альбрехт фон Бранденбург. В силу иного политического контекста деятельность Альбрехта не вызвала в Ливонии выпадов, хотя магистр ордена Вальтер фон Плеттенберг знал, что верховный магистр получает от Василия III деньги58. В 1525-1526 гг. страх, что Бланкенфельд продаст Ливонию «вместе с женщинами и детьми <.. .> в руки нехристиан»59, коснулся самих ливонцев. И сыграл роковую роль в его ликвидации как ливонского политика.

Данные о статье:

Работа выполнена при поддержке проекта ETF № 7744.

Автор: Анти Селарт - Ph. D., Эстония, Тарту, профессор Тартуского университета (Эстония), anti. selart@ut.ee

Заголовок: Иоганн Бланкенфельд и Мисюрь Мунехин. К истории ливонско-русских отношении в 1520-е гг.

Резюме: Архиепископ рижский и епископ тартуский Иоганн Бланкенфельд искал в 1525 г. в России помощь против его соперников в политической борьбе внутри Ливонии. Бланкенфельд (умер в 1527) происходил из Берлина и занял свое место в Ливонии благодаря близким отношениям с папской курией и представителями династии Гогенцоллернов. Он был аутсайдер в ливонской политике и вступил в острый конфликт с местной знатью и городами. Противники Бланкенфельда воспользовались его дипломатическими контактами с Россией. Они искусно преподнесли политику епископа как опасные и вероломные тайные связи с «не-христианами». Бланкенфельд некоторое время находился под домашним арестом в своем замке Рауне и покинул Прибалтику в 1526 г. из-за проблем во внутренних ливонских делах. Сам епископ отрицал тайные контакты с Россией и утверждал, что он выполнял поручение римского папы. Он был посредником в дипломатических отношениях между Василием III, великим князем московским, и Альбрехтом, герцогом Пруссии, который получал от России финансирование в его войне с королем Польши.

О поручении папы для Бланкенфельда мы не обладаем подробной информацией. Он переписывался со знаменитым псковским дьяком Мисюрем Мунехиным. Не является невероятной их личная встреча. Ключевые слова: Ливония, Россия, Тарту, Псков, Василий III, реформация, папство.

Литература, использованная в статье:

Андреев, Николай Ефремович. О характере Третьей псковской летописи // The religious world of Russian culture. Russia and Orthodoxy / Ed. by Andrew Blane. Vol. 2. (Slavistic printings and reprinting. Vol. 260/2). The Hague: Mouton, 1975. P. 117-158.

Бессуднова, Марина Бoрисовна. История Великого Новгорода конца XV - начала XVI века по ливонским источникам. Великий Новгород: Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого, 2009. 244 с.

Глушакова, Юлия Петровна. Неопубликованные русские грамоты из ватиканского архива // Вопросы истории. 1974. № 6. С. 128-132.

Дмитриева, Руфина Петровна. Мунехин Михаил Григорьевич // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Ленинград: «Наука», 1989. Вып. 2. Часть 2. С. 120-122.

58 Дополнения к актам историческим, относящимся к России. Собраны в иностранных архивах и библиотеках. СПб., 1848. S. 369-370.

59 АЙеп und Rezesse... S. 562.

Miscellanea

Зимин, Александр Александрович. Россия на пороге нового времени. Москва: «Мысль», 1972. 451 с.

Масленникова, Наталья Николаевна. Присоединение Пскова к Русскому централизованному государству. Ленинград: Издательство Ленинградского университета, 1955. 195 с.

Назарова, Евгения Львовна. Из истории псковско-латгальского порубежия // Псков в Российской и Европейской истории (к 1100-летию первого летописного упоминания). Москва: Москвоский государственный университет печати, 2003. Т. 1. С. 189-197.

Шаркова, Инна Сергеевна. Заметки о русско-итальянских отношениях XV - первой трети XVI в. // Средние века. 1971. Т. 34. С. 201-212.

Шмурло, Евгений Францевич. Рим и Москва. Начало сношений Московского государства с Папским престолом 1462-1528 // Записки Русского Исторического Общества в Праге. 1937. Т. 3. С. 91-136;

Язькова, Вероника Евгеньевна. Папский престол и Московское государство (к истории дипломатических связей в первой половине XVI в.) // Средние века. 1995. Т. 58. С. 199-205.

Яковенко, Сергей Георгиевич. Рим и Москва: дипломатические и церковные отношения (вторая половина XV - начало XVII в.) // Archivio russo-italiano. 2005. Vol. 4. С. 95-146.

Angermann, Norbert. Studien zur Livlandpolitik Ivan Groznyjs / Marburger Ostforschungen. Bd. 32. Marburg, Herder-Institut, 1972. 134 S.

Arbusow, Leonid. Ambrosius von Gumppenbergs Bericht uber eine Mission des Erzbischofs Johann Blankenfeld von Riga vor der Eroberung Roms 1527 // Sitzungsberichte der Gesellschaft fur Geschichte und Altertumskunde der Ostseeprovinzen Russlands aus dem Jahre 1912. 1914. S. 346-366.

Arbusow, Leonid. Die Einfuhrung der Reformation in Liv-, Est- und Kurland. Leipzig: Heinsius, 1921. (Quellen und Forschungen zur Reformationsgeschichte. Bd. 3). 851 S.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Arbusow, Leonid. Wolter von Plettenberg und der Untergang des Deutschen Ordens in PreuBen. Leipzig, 1919. (Schriften des Vereins fur Reformationsgeschichte. Bd. 131).

Axel, Herrmann. Der Deutsche Orden unter Walter von Cronberg (1525-1543). Zur Politik und Struktur des „Teutschen Adels Spitale“ im Reformationszeitalter. Bonn: Wissenschaftliches Archiv, 1974. (Quellen und Studien zur Geschichte des Deutschen Ordens. Bd. 35). 306 S.

Berendts, Alexander. Der Landtag von Rujen-Wolmar 1526 // Baltische Monatsschrift. 1907. Bd. 63. S. 385-402.

Beuttel, Jan-Erik. Der Generalprokurator des Deutschen Ordens an der Romischen Kurie Amt, Funk-tionen, personeller Umfeld und Finanzierung. Marburg: Elwert, 1999. (Quellen und Studien zur Geschichte des Deutschen Ordens. Bd. 55). 717 S.

Dopkewitsch, Helene. Die Hochmeisterfrage und das Livlandproblem nach der Umwandlung des Orden-slandes PreuBen in ein weltliches Herzogtum durch den Krakauer Vertrag vom April 1525 // Zeitschrift fur Ostforschung. 1967. Bd. 16. S. 201-255.

Fiedler, Joseph. Ein Versuch der Vereinigung der russischen mit der romischen Kirche im sechzehnten Jahrhundert // Sitzungsberichte der philosophisch-historischen Classe der kaiserlichen Akademie der Wis-senschaften (Wien). 1862. Bd. 40. S. 27-123.

Forstreuter, Kurt. PreuBen und Russland von den Anfangen des Deutschen Ordens bis zu Peter dem Gros-sen. Gottingen: Musterschmidt, 1955. (Gottinger Bausteine zur Geschichtswissenschaft. Bd. 23). 257 S.

Hausmann, Richard. Die Monstranz des Hans Ryssenberg in der K. Ermitage zu St. Petersburg // Mit-theilungen aus dem Gebiete der Geschichte Liv-, Est- und Kurlands. 1900. Bd. 17. S. 165-212.

Heyde, Jurgen. „Das Wort Gottes und das Heilige Evangelium so zu predigen..., dass daraus Liebe, Eintracht, Friede und kein Aufruhr erwachse”. Stadtische Reformation und Landesherrschaft in Livland // Nordost-Archiv. Zeitschrift fur Regionalgeschichte. 2004. Bd. 13. S. 267-287.

Ilariene, Inga. Kilka zrodel, dotyczqcych protektoratu Wielkiego Ksi^stwa Litewskiego nad arcybisk-upstwem ryskim: formalna podstawa prawa w stosunkach Litwy i Inflant w trzecim i czwartym dziesi^cioleciu XVI w. // Lietuvos Didziosios Kunigaikstystes istorijos saltiniai. Faktas. Kontekstas. Interpretacija / Red. Darius Baronas. Vilnius: Lietuvos istorijos instituto leidykla, 2007. S. 213-246.

Joachim, Erich. Die Politik des letzten Hochmeisters in PreuBen Albrecht von Brandenburg. Leipzig: PreuBischen Staatsarchiven, 1892. Bd. 1 (Publicationen aus den k. PreuBischen Staatsarchiven. Bd. 50). 316 S.

Kivimae, Juri. Piiskop ja hansakaupmees: Reinhold von Buxhovdeni ja Johann Selhorsti kaubasuhetest 1530. aastate algul // Sonasse puutud minevik in honorem Enn Tarvel / Koost. Priit Raudkivi, Marten Seppel. Tallinn: Argo, 2009. S. 138-158.

Kuhles, Joachim. Die Reformation in Livland. Religiose, politische und okonomische Wirkungen. Hamburg: Kovac, 2007. (Hamburger Beitrage zur Geschichte des ostlichen Europa. Bd. 16). 363 S.

Misans, Ilgvars. Wolter von Plettenberg und der livlandische Landtag // Wolter von Plettenberg und das mittelalterliche Livland / Hrsg. v. Norbert Angermann, Ilgvars Misans (Schriften der Baltischen Historischen Kommission. Bd. 7). Luneburg: Nordost-Institut, 2001. S. 55-71.

Muller, Ulrich. Johann Lohmuller und seine livlandische Chronik “Warhaftig Histori”. Biographie des Autors, Interpretation und Edition des Werkes. Luneburg: Nordost-Institut, 2001. (Schriften der baltischen historischen Kommission. Bd. 10). 352 S.

Paulus, Nikolaus. Geschichte des Ablasses im Mittelalter. Paderborn, 1923. Bd. 3: Geschichte des Ablasses am Ausgange des Mittelalters. Paderborn: Schoningh, 1923. 558 S.

Sach, Maike. Hochmeister und GroBfurst. Die Beziehungen zwischen dem Deutschen Orden in PreuBen und dem Moskauer Staat um die Wende zur Neuzeit. Stuttgart: Steiner, 2002. (Quellen und Studien zur Geschichte des ostlichen Europa. Bd. 62). 488 S.

Schnoring, Wilhelm. Johannes Blankenfeld. Ein Lebensbild aus den Anfangen der Reformation. Halle: Ver-ein fur Reformationsgeschichte, 1905. (Schriften des Vereins fur Reformationsgeschichte. Bd. 86). 115 S.

Schuchard, Christiane. Johann Blankenfeld (f1527) — eine Karriere zwischen Berlin, Rom und Liv-land // Berlin in Geschichte und Gegenwart. Jahrbuch des Landesarchivs. Berlin 2002. Berlin: Mann, 2002. S. 27-56.

Schulte, Aloys. Die Fugger in Rom 1495-1523. Mit Studien zur Geschichte des kirchlichen Finanzwesens jener Zeit. Leipzig, 1904. Bd. 1. Leipzig: Duncker & Humblot, 1904, 308 S.; Bd. 2: Leipzig: Duncker & Humblot, 1904. 247 S.

Selart, Anti. Der “Dorpater Zins” und die Dorpat-Pleskauer Beziehungen im Mittelalter // Aus der Geschichte Alt-Livlands. Festschrift fur Heinz von zur Muhlen zum 90. Geburtstag / Hrsg. v. Bernhardt Jahnig, Klaus Militzer. Munster: Lit, 2004. (Schriften der Baltischen Historischen Kommission. Bd. 12). S. 11-37.

Selart, Anti. Orthodox Churches in Medieval Livonia // The Clash of Cultures on the Medieval Baltic Frontier / Ed. Alan V. Murray. Farnham: Ashgate, 2009. P. 273-290.

Selart, Anti. Political rhetoric and the edges of Christianity: Livonia and its evil enemies in the fifteenth century // The Edges of the Medieval World / Ed. by Gerhard Jaritz, Juhan Kreem. Budapest: CEU Press, 2009. (CEU Medievalia. Vol. 11; The Muhu Proceedings. Vol. 1). P. 55-69.

Selart, Anti. Vastseliina mesilased Setumaal // Setumaa kogumik. 2005. Kd. 3. Lk. 170-195.

Tazbir, Janusz. The Bulwark Myth // Acta Poloniae Historica. 2005. Vol. 91. P. 73-97.

Uebersberger, Hans. Osterreich und Russland seit dem Ende des 15. Jahrhunderts (Veroffentlichungen der Kommission fur Neuere Geschichte Osterreichs). Wien, 1906. 584 S.

Wijaczka, Jacek. Die moskovitische Frage in den diplomatischen Beziehungen Polen-Litauens zum Reich in der Zeit Kaiser Karls V. (1519-1556) // 450 Jahre Sigismund von Herbersteins Rerum Moscoviticarum Commentarii 1549-1999 / Hrsg. v. Frank Kampfer, Reinhard Frotschner. (Schriften zur Geistesgeschichte des ostlichen Europa. Bd. 24). Wiesbaden: Harrassowitz, 2002. S. 293-310.

Information about the article:

The Paper was written by the support of ETF, project № 7744.

Author: Selart, Anti, Ph. D. in History, Estonia, Tartu, Professor of the University of Tartu, anti.selart@ ut.ee

Title: Johann Blankenfeld and Misyur Munekhin. On the history of Livonian-Russian relations in the 1520s.

Miscellanea

Abstract: The archbishop of Riga and bishop of Tartu Johann Blankenfeld asked 1525 Russia for help against his Livonian opponents. Blankenfeld (f1527) originated from Berlin and acquired his positions in Livonia due to his close relations to the papal curia and the Hohenzollern dynasty. He was an outsider in Livonian policy and come into acute conflict with local nobility and towns. Simultaneously, it was the time, when the reformation ideas became popular in Livonia. The adversaries of Blankenfeld made use of his diplomatic contacts with Russia. They could effectively represent the bishop’s policy as dangerous and perfidious conspiracy with “non-Christians”. Blankenfeld stood some time under arrest in his residence castle Rauna and left then Baltics in 1526 being eliminated from Livonian internal affairs. Blankenfeld himself denied the conspiracy and claimed that he contacted Russians on behalf of the Pope. The bishop intermediated also the diplomacy between Vasili III of Moscow and Albrecht of Prussia; the latter gained in 1521 Russian funding for his war against the King of Poland. Thus Blankenfeld in point of fact asking Muscovian support acted like his patron some years earlier.

There is no detailed information about the claimed papal mandate for Blankenfeld. He indeed had correspondence with the famous Pskov dyak Misyur Munekhin. It is not impossible, that they even could meet personally.

Keywords: Livonia, Russia, Tartu, Pskov, Vasili III, Reformation, papacy.

References (Transliteration):

Andreev, Nikolaj Efremovich. O haraktere Tret’ej pskovskoj letopisi II The religious world of Russian culture. Russia and Orthodoxy I Ed. by Andrew Blane. Vol. 2. The Hague: Mouton, 1975. (Slavistic printings and reprinting. Vol. 260I2). P. 117-158.

Angermann, Norbert. Studien zur Livlandpolitik Ivan Groznyjs I Marburger Ostforschungen. Bd. 32. Marburg, Herder-Institut, 1972. 134 S.

Arbusow, Leonid. Ambrosius von Gumppenbergs Bericht uber eine Mission des Erzbischofs Johann Blankenfeld von Riga vor der Eroberung Roms 1527 II Sitzungsberichte der Gesellschaft fur Geschichte und Altertumskunde der Ostseeprovinzen Russlands aus dem Jahre 1912. 1914. S. 346-366.

Arbusow, Leonid. Die Einfuhrung der Reformation in Liv-, Est- und Kurland. Leipzig: Heinsius, 1921. (Quellen und Forschungen zur Reformationsgeschichte. Bd. 3). 851 S.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Arbusow, Leonid. Wolter von Plettenberg und der Untergang des Deutschen Ordens in PreuBen (Schriften des Vereins fur Reformationsgeschichte. Bd. 131). Leipzig, 1919.

Axel, Herrmann. Der Deutsche Orden unter Walter von Cronberg (1525-1543). Zur Politik und Struktur des „Teutschen Adels Spitale“ im Reformationszeitalter. Bonn: Wissenschaftliches Archiv, 1974. (Quellen und Studien zur Geschichte des Deutschen Ordens. Bd. 35). 306 S.

Berendts, Alexander. Der Landtag von Rujen-Wolmar 1526 II Baltische Monatsschrift. 1907. Bd. 63. S. 385-402.

Bessudnova, Marina Borisovna. Istorija Velikogo Novgoroda konca XV - nachala XVI veka po livonskim istochnikam. Velikij Novgorod: Novgorodskij gosudarstvennyj universitet imeni Jaroslava Mudrogo, 2009. 244 S.

Beuttel, Jan-Erik. Der Generalprokurator des Deutschen Ordens an der Romischen Kurie Amt, Funktionen, personeller Umfeld und Finanzierung. Marburg: Elwert, 1999. (Quellen und Studien zur Geschichte des Deutschen Ordens. Bd. 55). 717 s.

Dmitrieva, Rufina Petrovna. Munehin Mihail Grigor’evich II Slovar’ knizhnikov i knizhnosti Drevnej Rusi. Leningrad: «Nauka», 1989. Vyp. 2. Chast’ 2. S. 120-122.

Dopkewitsch, Helene. Die Hochmeisterfrage und das Livlandproblem nach der Umwandlung des Ordenslandes PreuBen in ein weltliches Herzogtum durch den Krakauer Vertrag vom April 1525 II Zeitschrift fur Ostforschung. 1967. Bd. 16. S. 201-255.

Fiedler, Joseph. Ein Versuch der Vereinigung der russischen mit der romischen Kirche im sechzehnten Jahrhundert II Sitzungsberichte der philosophisch-historischen Classe der kaiserlichen Akademie der Wissenschaften (Wien). 1862. Bd. 40. S. 27-123.

Forstreuter, Kurt. PreuBen und Russland von den Anfangen des Deutschen Ordens bis zu Peter dem Grossen. Gottingen: Musterschmidt, 1955. (Gottinger Bausteine zur Geschichtswissenschaft. Bd. 23). 257 S.

Glushakova, Julija Petrovna. Neopublikovannye russkie gramoty iz vatikanskogo arhiva // Voprosy istorii. 1974. № 6. S. 128-132.

Hausmann, Richard. Die Monstranz des Hans Ryssenberg in der K. Ermitage zu St. Petersburg // Mittheilungen aus dem Gebiete der Geschichte Liv-, Est- und Kurlands. 1900. Bd. 17. S. 165-212.

Heyde, Jurgen. „Das Wort Gottes und das Heilige Evangelium so zu predigen..., dass daraus Liebe, Eintracht, Friede und kein Aufruhr erwachse”. Stadtische Reformation und Landesherrschaft in Livland // Nordost-Archiv. Zeitschrift fur Regionalgeschichte. 2004. Bd. 13. S. 267-287.

Ilariene, Inga. Kilka zrodel, dotyczqcych protektoratu Wielkiego Ksi^stwa Litewskiego nad arcybiskupstwem ryskim: formalna podstawa prawa w stosunkach Litwy i Inflant w trzecim i czwartym dziesi^cioleciu XVI w. // Lietuvos Didziosios Kunigaikstystes istorijos saltiniai. Faktas. Kontekstas. Interpretacija / Red. Darius Baronas. Vilnius: Lietuvos istorijos instituto leidykla, 2007. S. 213-246;

Jakovenko, Sergej Georgievich. Rim i Moskva: diplomaticheskie i cerkovnye otnoshenija (vtoraja polovina XV-nachalo XVII v.) // Archivio russo-italiano. 2005. Vol. 4. S. 95-146.

Jaz’kova, Veronika Evgen’evna. Papskij prestol i Moskovskoe gosudarstvo (K istorii diplomaticheskih svjazej v pervoj polovine XVI v.) // Srednie veka. 1995. T. 58. S. 199-205.

Joachim, Erich. Die Politik des letzten Hochmeisters in PreuBen Albrecht von Brandenburg. Bd. 1. Leipzig: PreuBischen Staatsarchiven, 1892. (Publicationen aus den k. PreuBischen Staatsarchiven. Bd. 50). 316 S.

Kivimae, Juri. Piiskop ja hansakaupmees: Reinhold von Buxhovdeni ja Johann Selhorsti kaubasuhetest 1530. aastate algul // Sonasse puutud minevik in honorem Enn Tarvel / Koost. Priit Raudkivi, Marten Seppel. Tallinn: Argo, 2009. S. 138-158.

Kuhles, Joachim. Die Reformation in Livland. Religiose, politische und okonomische Wirkungen. Hamburg: Kovac, 2007. (Hamburger Beitrage zur Geschichte des ostlichen Europa. Bd. 16). 363 s.

Maslennikova Natal’ja Nikolaevna. Prisoedinenie Pskova k Russkomu centralizovannomu gosudarstvu. Leningrad: Izdatel’stvo Leningradskogo universiteta, 1955. 195 s.

Misans, Ilgvars. Wolter von Plettenberg und der livlandische Landtag // Wolter von Plettenberg und das mittelalterliche Livland / Hrsg. v. Norbert Angermann, Ilgvars Misans. Luneburg: Nordost-Institut, 2001. (Schriften der Baltischen Historischen Kommission. Bd. 7). S. 55-71.

Muller, Ulrich. Johann Lohmuller und seine livlandische Chronik „Warhaftig Histori“. Biographie des Autors, Interpretation und Edition des Werkes. Luneburg: Nordost-Institut, 2001. (Schriften der baltischen historischen Kommission. Bd. 10). 352 S.

Nazarova, Evgenija L’vovna. Iz istorii pskovsko-latgal’skogo porubezhija // Pskov v Rossijskoj i Evropejskoj istorii (K 1100-letiju pervogo letopisnogo upominanija). Moskva: Moskvoskij gosudarstvennyj universitet pechati, 2003. T. 1. S. 189-197.

Paulus, Nikolaus. Geschichte des Ablasses im Mittelalter. Paderborn, 1923. Bd. 3: Geschichte des Ablasses am Ausgange des Mittelalters. Paderborn: Schoningh, 1923. 558 S.

Sach, Maike. Hochmeister und GroBfurst. Die Beziehungen zwischen dem Deutschen Orden in PreuBen und dem Moskauer Staat um die Wende zur Neuzeit (Quellen und Studien zur Geschichte des ostlichen Europa. Bd. 62). Stuttgart: Steiner, 2002. 488 S.

Schnoring, Wilhelm. Johannes Blankenfeld. Ein Lebensbild aus den Anfangen der Reformation. Halle: Verein fur Reformationsgeschichte, 1905. (Schriften des Vereins fur Reformationsgeschichte. Bd. 86). 115 S.

Schuchard, Christiane. Johann Blankenfeld (f1527) — eine Karriere zwischen Berlin, Rom und Livland // Berlin in Geschichte und Gegenwart. Jahrbuch des Landesarchivs. Berlin 2002. Berlin: Mann, 2002. S. 27-56.

Schulte, Aloys. Die Fugger in Rom 1495-1523. Mit Studien zur Geschichte des kirchlichen Finanzwesens jener Zeit. Leipzig, 1904. Bd. 1. Leipzig: Duncker & Humblot, 1904, 308 S.; Bd. 2: Leipzig: Duncker & Humblot, 1904. 247 S.

Selart, Anti. Der “Dorpater Zins” und die Dorpat-Pleskauer Beziehungen im Mittelalter // Aus der Geschichte Alt-Livlands. Festschrift fur Heinz von zur Muhlen zum 90. Geburtstag / Hrsg. v. Bernhardt Jahnig, Klaus Militzer. Munster: Lit, 2004. (Schriften der Baltischen Historischen Kommission. Bd. 12). S. 11-37.

Miscellanea

Selart, Anti. Orthodox Churches in Medieval Livonia II The Clash of Cultures on the Medieval Baltic Frontier I Ed. Alan V. Murray. Farnham: Ashgate, 2009. P. 273-290.

Selart, Anti. Political rhetoric and the edges of Christianity: Livonia and its evil enemies in the fifteenth century // The Edges of the Medieval World / Ed. by Gerhard Jaritz, Juhan Kreem. Budapest: CEU Press, 2009. (CEU Medievalia. Vol. 11; The Muhu Proceedings. Vol. 1). P. 55-69.

Selart, Anti. Vastseliina mesilased Setumaal II Setumaa kogumik. 2005. Kd. 3. Lk. 170-195.

Sharkova Inna Sergeevna. Zametki o russko-ital’janskih otnoshenijah XV - pervoj treti XVI v. II Srednie veka. 1971. T. 34. S. 201-212.

Shmurlo, Evgenij Francevich. Rim i Moskva. Nachalo snoshenij Moskovskogo gosudarstva s Papskim prestolom 1462-1528 II Zapiski Russkogo Istoricheskogo Obwestva v Prage. 1937. T. 3. S. 91-136.

Tazbir, Janusz. The Bulwark Myth II Acta Poloniae Historica. 2005. Vol. 91. P. 73-97.

Uebersberger, Hans. Osterreich und Russland seit dem Ende des 15. Jahrhunderts (Veroffentlichungen der Kommission fur Neuere Geschichte Osterreichs). Wien, 1906. 584 S.

Wijaczka, Jacek. Die moskovitische Frage in den diplomatischen Beziehungen Polen-Litauens zum Reich in der Zeit Kaiser Karls V. (1519-1556) II 450 Jahre Sigismund von Herbersteins Rerum Moscoviticarum Commentarii 1549-1999 I Hrsg. v. Frank Kampfer, Reinhard Frotschner. Wiesbaden: Harrassowitz, 2002. (Schriften zur Geistesgeschichte des ostlichen Europa. Bd. 24). S. 293-310.

Zimin, Aleksandr Aleksandrovich. Rossija na poroge novogo vremeni. Moskva: «Mysl’», 1972. 451 s.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.