Научная статья на тему 'Инвективная лексика в политическом медиадискурсе: англоязычные и русскоязычные эмоциональные проявления политиков'

Инвективная лексика в политическом медиадискурсе: англоязычные и русскоязычные эмоциональные проявления политиков Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
773
122
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДИСКУРС / ТВИТТЕР / МЕДИАДИСКУРС / ИНВЕКТИВНАЯ ЛЕКСИКА / СКВЕРНОСЛОВИЕ / НЕНОРМАТИВНАЯ ЛЕКСИКА / POLITICAL DISCOURSE / TWITTER / MEDIA DISCOURSE / INVECTIVE VOCABULARY / FOUL LANGUAGE / PROFANITY

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Пономаренко Елена Борисовна, Желтухина Марина Ростиславовна

В статье рассматриваются методы и приемы инвективного языкового преобразования в политическом дискурсе. В работе описаны психологические и лингвистические подходы к анализу нецензурной лексики. В статье раскрываются вербальные особенности инвективной лексики в современном политическом дискурсе. Данное исследование, основанное на материале американского, британского и российского политического дискурса последних лет, позволяет сделать выводы относительно некоторых особенностей в современном политическом дискурсе. Используются следующие методы исследования: функциональный и семантический анализ, контекстный анализ, элементы дискурса и компонентный анализ, общенаучное концептуальное моделирование, описательный (наблюдение, интерпретация и обобщение) и сравнительный метод. Установлено, что инвективная лексика применяется для выражения речевой агрессии и установления успешной межличностной интеракции в ситуациях бесконтактного общения, где оно может выражать отрицательные и положительные эмоции и оценки. Инвективная лексика имеет ряд функциональных и прагматических особенностей, которые необходимо учитывать в межкультурной коммуникации и теории перевода. Сфера реализации нецензурной лексики в английской лингвокультуре шире, чем в русской, что раскрывается в высокой допустимости и степени толерантности к ее использованию, в том числе и в политическом дискурсе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Пономаренко Елена Борисовна, Желтухина Марина Ростиславовна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Invective language in political media discourse: English-language and Russian-language emotional manifestations of politicians

The article is devoted the study of methods and techniques of invective language transformation in political discourse. The paper describes psychological and linguistic approaches to the analysis of profanity. The article deals with the verbal features of invective vocabulary in modern political discourse. This study, based on the material of the American, British and Russian political discourse of recent years and allows us to draw conclusions about some of the features in the modern political discourse. The following research methods are used: functional and semantic analysis, contextual analysis, elements of discourse and component analysis, general scientific conceptual modeling, descriptive (observation, interpretation and generalization) and comparative method. It is established that invective vocabulary is used as a means of speech aggression and of establishment of successful interpersonal interaction in situations of contactless communication, where it can express negative and positive emotions and assessments. Invective vocabulary has a number of functional and pragmatic features that should be considered in intercultural communication and translation theory. The sphere of realizing of obscene language in English linguoculture is wider than in Russian, which is revealed in the high tolerance and degree of tolerance to its use, including in political discourse.

Текст научной работы на тему «Инвективная лексика в политическом медиадискурсе: англоязычные и русскоязычные эмоциональные проявления политиков»

актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики, 2019, № 3

Оригинальная статья УДК 811.112.2

DOI: 10.29025/2079-6021-2019-3-120-130

Инвективная лексика в политическом медиадискурсе: англоязычные и русскоязычные эмоциональные проявления политиков

Е.Б. Пономаренко1 ■

Российский университет дружбы народов (РУДН), г. Москва, Российская Федерация ORCID ID: 0000-0003-3181-507Х,

Researcher ID: D-8088-2019, Scopus Author ID: 57191415307; e-mail: ponomar_elena@mail.ru

М.Р. Желтухина

Волгоградский государственный социально-педагогический университет, г. Волгоград, Российская Федерация ORCID ID: 0000-0001-7680-4003;

Researcher ID: A-7301-2015; Scopus Author ID: 56669701900; e-mail: zzmr@mail.ru

Получена: 25.05.2019 /Принята: 21.06.2019 /Опубликована онлайн: 25.09.2019

Резюме: В статье рассматриваются методы и приемы инвективного языкового преобразования в политическом дискурсе. В работе описаны психологические и лингвистические подходы к анализу нецензурной лексики. В статье раскрываются вербальные особенности инвективной лексики в современном политическом дискурсе. Данное исследование, основанное на материале американского, британского и российского политического дискурса последних лет, позволяет сделать выводы относительно некоторых особенностей в современном политическом дискурсе. Используются следующие методы исследования: функциональный и семантический анализ, контекстный анализ, элементы дискурса и компонентный анализ, общенаучное концептуальное моделирование, описательный (наблюдение, интерпретация и обобщение) и сравнительный метод. Установлено, что инвективная лексика применяется для выражения речевой агрессии и установления успешной межличностной интеракции в ситуациях бесконтактного общения, где оно может выражать отрицательные и положительные эмоции и оценки. Инвективная лексика имеет ряд функциональных и прагматических особенностей, которые необходимо учитывать в межкультурной коммуникации и теории перевода. Сфера реализации нецензурной лексики в английской лингвокультуре шире, чем в русской, что раскрывается в высокой допустимости и степени толерантности к ее использованию, в том числе и в политическом дискурсе.

Ключевые слова: политический дискурс, твиттер, медиадискурс, инвективная лексика, сквернословие, ненормативная лексика.

Для цитирования: Пономаренко Е.Б., Желтухина М.Р. Инвективная лексика в политическом медиадискурсе: англоязычные и русскоязычные эмоциональные проявления политиков // Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики. 2019; 3: 120-130. DOI: 10.29025/2079-6021-20193-120-130.

Original Paper

DOI: 10.29025/2079-6021-2019-3-120-130

Invective language in political media discourse: English-language and Russian-language emotional manifestations of politicians

[X]

Elena B. Ponomarenko

Peoples' Friendship University of Russia (RUDN University), Moscow, Russian Federation ORCID ID: 0000-0003-3181-507Х, Researcher ID: D-8088-2019; e-mail: ponomar_elena@mail.ru

Marina R. Zheltukhina

Volgograd State Socio-Pedagogical University Volgograd, Russian Federation ORCID ID: 0000-0001-7680-4003,

Researcher ID: A-7301-2015, Scopus Author ID: 56669701900; e-mail: zzmr@mail.ru

Received: 25.05.2019 /Accepted: 21.06.2019 /Published online: 25.09.2019

Abstract: The article is devoted the study of methods and techniques of invective language transformation in political discourse. The paper describes psychological and linguistic approaches to the analysis of profanity. The article deals with the verbal features of invective vocabulary in modern political discourse. This study, based on the material of the American, British and Russian political discourse of recent years and allows us to draw conclusions about some of the features in the modern political discourse. The following research methods are used: functional and semantic analysis, contextual analysis, elements of discourse and component analysis, general scientific conceptual modeling, descriptive (observation, interpretation and generalization) and comparative method. It is established that invective vocabulary is used as a means of speech aggression and of establishment of successful interpersonal interaction in situations of contactless communication, where it can express negative and positive emotions and assessments. Invective vocabulary has a number of functional and pragmatic features that should be considered in intercultural communication and translation theory. The sphere of realizing of obscene language in English linguoculture is wider than in Russian, which is revealed in the high tolerance and degree of tolerance to its use, including in political discourse.

Keywords: political discourse, twitter, media discourse, invective vocabulary, foul language, profanity.

For citation: Ponomarenko E.B., Zheltukhina M.R. Invective language in political media discourse: English-language and Russian-language emotional manifestations of politicians. Current Issues in Philology and Pedagogical Linguistics. 2019; 3: 120-130. DOI: 10.29025/2079-6021-2019-3-120-130 (In Russ.).

Введение

Политический дискурс представляет собой центральный объект исследования политической лингвистики. Политическая лингвистика и политический дискурс непосредственно связаны с завоеванием и удержанием политической власти в обществе. Анализ политического дискурса позволяет раскрыть, каким образом осуществляется речевое воздействие на общественное сознание, какие речевые приемы и тактики использует политик для достижения своих собственных целей, каким образом происходит манипуляция сознанием людей.

По мнению исследователя Е. Левенковой, политический дискурс как языковое явление реализует профессиональное применение языка, опредмечивающего национально, социально и исторически обусловленные ментальные картины мира его носителей [5].

Сегодня мы сталкиваемся с различными языковыми тенденциями в политическом дискурсе. Политические медиатексты характеризуются разнообразием лексических средств экспрессивной и эмоциональной передачи оценки, раскрывающейся в контексте. Авторы подобных текстов воздействуют на адресата, высказывая субъективное мнение о происходящих политических событиях, их участниках (партиях и политических деятелях), для их популяризации или дискредитации в глазах потенциального избирателя. Несовпадение интенций политического медиаадресанта и ожиданий медиаадресата при порождении и восприятии политического медиатекста способствует увеличению степени экспрессивности, которая наделяет сообщение убедительностью и способствует запоминаемости и воспроизводимости массовым адресатом [8].

Политический дискурс традиционно относится к официальному типу коммуникации, однако в современном политическом дискурсе наблюдается переход от официального стиля общения к неформальному.

Лексику, которая считалась неприличной, стали все чаще употреблять не только журналисты, но и политики. Особенно это видно во время проведения выборов. Политические дебаты между кандидатами в массмедиа превращаются в политическое шоу, где можно услышать, к сожалению, не только грубость, но и ненормативную лексику. Следует подчеркнуть, что в наши дни сквернословят в конфликтных и бесконфликтных ситуациях. Обсценная лексика выступает маркером агрессивности и ин-тенсификатором эффективности и убедительности передаваемой информации.

Хотя современное общество стало терпимее относиться к сквернословию, степень толерантности к ненормативной лексике различна в американском и русском политическом медиадискурсе. Несмотря на то, что частота употребления ненормативной лексики в повседневном общении в российском обществе увеличилась, необходимо отметить, что в России существуют строгие ограничения на ее использование в СМИ. В американском обществе нецензурная лексика звучит не только с экранов телевидения и кино, но и во время предвыборных дебатов, в выступлениях политиков в СМИ и социальных сетях.

Цель статьи

Целью данного исследования является изучение особенностей инвективной лексики в англоязычном и русскоязычном политическом медиадискурсе и влияния нецензурной лексики на политический процесс в современном обществе в разных лингвокультурах.

Обзор литературы

Феномен сквернословия отмечается во многих странах, и везде оно имеет свои особенности. Представители различных культур по-разному относятся к сквернословию, и это отношение зависит от степени толерантности социума той или иной лингвокультуры к использованию инвективной лексики.

Проведенный анализ специальной литературы [2-4; 6-7; 10; 16; 17; 20-21; 24; 26; 27; 30-32; 33-34; 40; 43] и фактического материала показал, что сквернословие в настоящее время включает в себя множество разнообразных и развитых форм. Отмечается религиозное происхождение английской табуи-рованной лексики, например, в значениях глаголов процесса произнесения брани to swear и to curse зафиксированы компоненты «клясться» и «проклинать». Словарь Cambridge Dictionary дает следующее значение глагола to swear: rude or offensive «ругаться», to make a serious promise «клясться» и глагол to curse (rude words): to use rude or offensive words «ругаться», to express anger towards someone or something «проклинать» [22]. Лингвист Дж. Хьюз [26] подчеркивает, что существуют различные способы использования глагольной основы. Например, to swear by some higher force or somebody «класться чем-либо или кем-либо», to swear to do something «клянемся что-то сделать», to swear at something or somebody «обругать к.-л.» to swear in «приводить к присяге при вступлении в должность». Также существуют различные классические термины: asseveration «клятвенное заверение», invocation «заклинание, мольба», imprecation «проклятие», malediction «проклятие», blasphemy «богохульство», profanity «сквернословие», obscenity «непристойность». Дж. Хьюз [26] приводит таблицу иерархического разделения противоположных оттенков значений sacred «святой», profane «осквернять», taboo «запрет», разделенных «линией приемлемости», на которой стоит q, поскольку они могут быть либо священными, либо оскверняющими.

Категории obscenity «непристойности», foul language «нецензурной брани» и ethnic slurs «этнических оскорблений» стоят ниже этой черты, поскольку они являются чисто светскими и не имеют сакрального эквивалента. Хотя сейчас мы знакомы с большинством из этих способов инвективизации, необходимо отметить их диахроническое развитие. Раньше люди в основном клялись и бранились, а

сейчас преимущественно ругаются [26]. Например, T. May: Why British politicians keep swearing on the campaign trail [29]; 4 British Swear Words That Are Slowly Creeping into The American Vernacular [19].

Д. Кристал отметил, что необходимо проводить четкое различие между the language of taboo «языком табу», the language of abuse «языком оскорблений» и the language of swearing «языком ругани». Они могут совпадать частично или полностью. Так, например, чтобы назвать кого-то "shit" - «дрянь, дермо», используется оскорбительный термин. Произнесение его с достаточной эмоциональной силой добавляет эмотивную нагрузку, поэтому декодируется как ругательство. Слово "piss" - «моча» -это слово-табу, которое обычно не используется в качестве инвектива. Слово "wimp" - «слабак, зануда» - оскорбление, но оно не является ни табуированным, ни ругательным. "Heck" - «подонок» - это ругательство, которое не является ни табуированным, ни инвективным. Однако в английском языке, несмотря на эти различия, слово "swearing" часто используется как общее значение для всех типов нецензурной лексики, независимо от ее назначения [24].

И.А. Стернин [10] справедливо указывает на необходимость уточнения стилистической характеристики лексики для понимания сквернословия. Он отмечает, что языковое сознание носителей языка дифференцирует не более трех стилистических разрядов лексики по условиям употребления: литературная, разговорная и ненормативная лексика [10].

Ненормативная лексика рассматривается как оскорбляющая адресата и негативно характеризующая адресанта. Она разделяется на вульгарную, грубую и нецензурную лексику. Незначительное количество нецензурных слов в любом языке при употреблении их в речи привлекают внимание и воздействуют на адресата. Например, русский язык содержит только четыре варианта нецензурного обозначения мужского и женского половых органов, акта совокупления и обозначение женщины-проститутки. Многочисленные производные от них тоже приобретают обсценный характер. По мнению И.А. Стернина, нецензурная и бранная (инвективная) имеет цель оскорбить адресата, но иногда такая интенция может отсутствовать [10].

В.И. Жельвис [4] констатирует невозможность составления единого для всех лингвокультур списка запрещенных слов, поскольку в одной культуре что-то может осуждаться, а в другой считаться приемлемым. Например, именно поэтому буквальный перевод, английского слова "fuck" на русский язык может ввести в заблуждение носителя русского языка, так как в русской лингвокультуре табуируется, при этом в английской лингвокультуре слово "fuck" очень часто встречается в письменной и устной речи, хотя и осуждается, обозначая «черт побери», "аfucking" - «хреновый» или «чертов» [4].

Методы исследования

В рамках психологического и лингвистического подходов к анализу нецензурной лексики она рассматривается как «эмоциональная грамматика речи» (по Мымрину А.В.) [7]. В работе применялись следующие методы исследования: описательный метод (наблюдение, интерпретация и обобщение), сравнительно-сопоставительный метод, функционально-семантический анализ, контекстный анализ, элементы дискурс-анализа, компонентный анализ, прием сплошной выборки материала.

Материалом исследования послужили фрагменты медиатекстов на английском и русском языках из выступлений американских, британских и русских политиков за 2016-2019 гг. В ходе исследования были проанализированы медиатексты «Твиттера» Д. Трампа (более 500 примеров), опубликованные в англоязычных источниках, а также опубликованные в английской версии «Твиттера» Д. Трампа -DonaldJ.Trump@realDonaldTrump. (с января 2016 г. по сентябрь 2019 г.).

Результаты и дискуссия

Ненормативная лексика представляет собой широкое понятие, в состав которого входят вульгарная, бранная и нецензурная лексика [9]. Сквернословием, объединяющим бранную лексику, осуждаемую общественным сознанием, и нецензурную лексику, запрещенную на публике, называют экспрессивные слова с неодобрительным значением, которые применяются с намерением или без намерения оскорбить слушающего [9]. Сквернословие не содержит вульгарную лексику, сигнализирующую о низкой культуре и невоспитанности говорящего [4; 9].

Обсценная лексика (obscene language, profanity, socially offensive language, bad language, strong language, offensive language, crude language, coarse language, vulgar language) включает в себя непечатную брань, нецензурные выражения, ненормативную лексику, пришедшую из низовых страт языка. Сквернословие, инвективная лексика и фразеология часто произносятся спонтанно как реакция на неожиданную и неприятную вербальную или невербальную интенцию, или ситуацию. К обсценным

словам в русском языке причисляют также слова, не являющиеся матерными и значительно менее табу-ированными, но считающиеся «неприличными», унижающими человеческое достоинство.

Как неоднократно подчеркивал ученый-психолингвист А.А. Леонтьев [6], жесткий запрет на публичное употребление обсценной лексики и фразеологии, идеографически и семантически связанное с запретной темой секса, сексуальной сферы, «телесного низа», сложился у восточных славян - предков русских, украинцев, белорусов - еще в языческую эпоху как прочная традиция народной культуры и строго поддерживался и поддерживается Православной церковью. Так что данное табу имеет в русской лингвокультуре давнюю традицию, освященную не одним тысячелетием.

Однако традиция эта в СМИ сейчас слишком часто нарушается, отмечает М.В. Горбаневский [1], причем не в запале, не в состоянии аффекта, а сознательно, как собственный и продуманный выбор того или иного медиаадресанта (репортера, редактора, комментатора и др.). Если раньше СМИ являлись в языковом сознании неким ориентиром литературных норм, то теперь абсолютная вседозволенность и безнаказанное использование в публичной речи бранной, нецензурной, обидной лексики, хуления становятся нормой языкового поведения, влияют на формирование языковой культуры молодого поколения и, соответственно, жизненной этики [1].

Согласно данным пресс-службы Роскомнадзора, нецензурная брань в российских масс-медиа встречается в пять раз реже, чем до 2015 года. Отмечается, что положительная динамика в данной области свидетельствует о повышении ответственности редакций СМИ по исполнению норм и требований профильного законодательства, что в значительной степени стало следствием активной профилактической работы ведомства в области массовых коммуникаций [31]. Ненормативная лексика, мат или скабрёзные высказывания в СМИ недопустимы, это закон. Негласное правило соблюдается и на телевидении, и в прессе, и на радио. Сегодня ситуация с матом на ТВ менее категорична - наказание телеканала ограничится крупным штрафом, но при систематическом злоупотреблении телеканал может лишиться вещательной лицензии. В официальной прессе ненормативная лексика практически исключена, чаще используются эвфемизмы, либо замещающие символы. Из бранного слова исключается хотя бы один символ, который может заменяться на «звездочку» или нижнее подчеркивание. Тем не менее ненормативная лексика в СМИ сегодня, к сожалению, присутствует - телеканалы используют крепкие высказывания, успешно избегая юридического преследования. Аналогично действуют радиостанции. Мат в соцсетях, в том числе написанный рядовыми пользователями, также может считаться нарушением закона.

Вызывает общественный и научный интерес тот факт, что активное употребление инвективной лексики предлагают даже федеральные телевизионные каналы. Ярким примером служит коммуникация политиков во время президентской избирательной кампании в 2018 году. Лидер ЛДПР В. Жириновский грубо обругал К. Собчак во время дебатов кандидатов в президенты на канале «Россия 1» 28 февраля 2018 г. К. Собчак сделала В. Жириновскому замечание, когда он спорил с С. Бабуриным. Лидер ЛДПР использовал эпитеты и экспрессивную лексику, характеризующую К. Собчак. После этого Собчак плеснула ему воды в лицо. В пылу дебатов он заявил: «...Замолчи, замолчи, дура... Она тупая... Идиотка... Отвратительная баба, б**** последняя... Сумасшедшая.». Важно подчеркнуть, что трансляция дебатов велась в прямом эфире [25]. Инвективная лексика часто встречается в интервью, размещенных на YouTube, которые проводят известные журналисты. Так, например, российский журналист и видеобло-гер Ю. Дудь, лауреат премии популярного в России еженедельного журнала GQ (Gentlemen's Quarterly) в номинациях «Человек года 2016» и «Лицо с экрана 2017», ведет авторскую передачу на YouTube-кана-ле «вДудь». Он берет интервью у известных музыкантов, журналистов, бизнесменов, деятелей культуры, политиков и по состоянию на июль 2019 года уже имеет более пяти с половиной миллионов подписчиков. Однако Дудь и его гости часто применяют в разговорах нецензурные выражения. Как утверждает А. Успенский, самыми популярными стали слова, образованные от «х*й» (251 упоминание), «б**дь» (231) и «п**да» (150 упоминание), и всего за 2017 год было найдено 716 нецензурных слов из 37 передач, проведенных Ю. Дудь [11]. Ведущий Ю. Дудь в беспринципной манере общается с известными людьми, свободно используя обсценную лексику, что обусловливает утверждение в современных медиа новой формы коммуникации - инвективной коммуникации как нормы публичного общения. Нарушение морально-нравственных и коммуникативных норм не может не вызывать серьезную тревогу за подрастающее поколение, которое неосознанно на эмоциональном уровне воспринимает инвективное общение как норму, ориентируясь на видеокумиров.

Современное американское общество тоже обеспокоено обилием ругательств и непристойной лексики в Интернете, в социальных сетях, в газетах и на телевидении.

По данным недавнего опроса, проведенного Центром исследований по связям с общественностью Associated Press-NORC [13], поведение и речь американцев ухудшились за последние несколько десятилетий. Однако большинство американцев считают, что неуважительный тон политических кампаний в наши дни превосходит уровень грубости в повседневной жизни. В целом общественность не одобряет любые отклонения от нормы в поведении, начиная от использования мобильных телефонов в ресторанах и заканчивая публичными заявлениями о сексизме. В то же время подавляющее большинство считает, что политические лидеры должны соответствовать более высоким стандартам, чем среднестатистические американцы, и многие полагают, что кандидаты должны обладать большим тактом, чтобы не ущемлять чувства людей во время предвыборной кампании [13].

Так, автор статьи "Is it ever Okay for Politicians to swear" Matthew Ryan подчеркивает, что американская культура изменилась за последние тридцать лет и обеспокоен использованием инвективной лексики политиками в Твиттере, призывая изгнать с политической арены грязный язык. "Potty mouth should be banished from the political arena."

"The fact is that our culture has changed over these last thirty years and while I once thought that politicians should be role models for the youth of today, I no longer feel that is the role ofpoliticians in twenty-first century America. Today, a politician must be real and authentic above every consideration if he wants to spearhead a political cause and he needs to mirror the times we live in. I admit that I find it personally sad that the era of cussing being negatively perceived is a fact of a bygone time, but I recognize that politicians are a mere reflection of our American culture in the modern era... Potty mouth should be banishedfrom the political arena. Leave it out of speeches. Zip your lip during impromptu media appearances and don't blurt it out in an effort to look cool in late night talk shows. And for heaven's sake, ditto in the Twitter sphere" [36].

Ни для кого не секрет, что наша национальная политика резко отвернулась от порядочности и вежливости в сторону грубости и пошлости, отмечает Дж. Бранстеттер, что в горячо оспариваемых республиканских первичных выборах кандидаты нападали на жен друг друга, называли друг друга непристойными именами и даже издевались над размером гениталий друг друга [18].

Анализ употребления инвективной лексики в газетах США показал их широкое использование в цитатах и заголовках статей. Например, "The Profanity President: Trump's Four-Letters Vocabulary" [14]; "Swearing in politics is as American as apple f***ing-pie" [23]; "Anthony Scaramucci, the new director of communications in the White House, phoned Ryan Lizza of The New Yorker to demand the name of an alleged White House leaker. Scaramucci was quoted (and later re-quoted in The Times) saying the following: Of the now former White House chief of staffReince Priebus: "Reince is a fucking paranoid schizophrenic."; Of the White House's chief strategist: "I'm not Steve Bannon, I'm not trying to suck my own cock."; Of the Beltway "swamp" that wants to undermine Donald Trump: "They're going to have to go fuck themselves" [39]; Did Hillary Clinton mutter 'f***you' to Donald Trump during the debate? [32].

Речь президента США Д. Трампа перед Национальной ассоциацией в мае 2019 г. в Вашингтоне содержала ненормативную лексику. Это президентство ненормативной лексики, полное четырехбуквенных обвинений его врагов: «His is the profanity presidency, full of four-letter denunciations of his enemies», подчеркивает P. Baker, "In a single speech on Friday alone, he managed to throw out a "hell," an "ass" and a couple of "bullshits" for good measure...". Однако многие американцы считают, что его ругань - это часть его обращения. Это помогает создать впечатление, что он говорит то, что думает, и что жесткая лексика - это часть шоу (14). Согласно публичной базе Fastba.se, в которой отслеживаются все выступления Д. Трампа, он публично использовал слово «bullshit» всего 33 и 6 раз только в этом году, «fuck» - 48 раз, «shit» - 53 (41).

Особенно много инвективной лексики в твитах Трампа [42]. Например: @realDonaldTrump: Spare me? First you have never created a job in your life. Second, our great city has gone to shit under your leadership. (May 14/2019@ 12:48pm); @realDonaldTrump: Sick!!! This country is going to shit! We need real people to run this country. So get moving! (Oct 31 '14 @ 2:16 pm); @realDonaldTrump: So sad that the Democrats are putting wonderful Hope Hicks through hell, for 3 years now, after total exoneration by Robert Mueller & the Mueller Report.... (Jun 19 '19 @ 4:48 am); @realDonaldTrump.: ..If Republicans ever did that to the Democrats, there would be all hell to pay. It would be a scandal like no other! (Jun 16 '19 @ 5:36 am) [42].

NYT опубликовала подробный список журналистов, политиков и мест, которых президент Д. Трамп оскорбил с момента объявления его кандидатуры: «459 человек, мест и вещей, которые Дональд Трамп оскорбил в Twitter: полный список» [28].

Журнал "Time" сообщает, что президент уже известен своим грубым языком и бесцветными замечаниями, унижающими другие страны, но описание Д. Трампом Гаити, Сальвадора и некоторых частей Африки как "shithole countries" - «стран-говнюков» [12; 15; 38] вызвало беспрецедентное международное возмущение. В пятницу утром он, казалось, отрицал использование этих слов в твите. "Düring a discussion on a potential immigration deal, Trump grew frustrated at the suggestion that he restore protections for immigrants from countries who had temporaryprotected status, which he had revoked. "Why are we having all thesepeople from shithole countries come here?" he said" [15]. / «Трамп встречался с законодателями в Белом доме в четверг, чтобы обсудить двухпартийную иммиграционную сделку, когда он, как сообщается, разочаровался в предположении, что иммигранты с защищенным статусом нуждаются в восстановлении этого статуса. - Почему все эти люди из дерьмовых стран приезжают сюда? -сказал он». Осуждение сказанного мировым сообществом, включая названные страны, последовало быстро после первоначального доклада, и в некоторых случаях не менее «соленым» языком, чем слова, выбранные самим президентом.

Британская предвыборная кампания 2017 года принесла немало непарламентских высказываний от политиков и от людей, которые их поддерживают. Языковая ненормативность объясняется конкретными причинами до и во время выборов. Например, политик Махари Блэк стала первым депутатом парламента, которая использовала слово «с***» в палате общин, хотя в парламенте действуют строгие правила этикета. Это слово рассматривается многими в Британии как одно из самых непристойных. Во время предвыборной кампании Тереза Мэй в своем интервью демонстративно назвала себя "bloody difficult women"- «чертовски сложная женщина». Она говорила в контексте предстоящих переговоров по Брекситу, чтобы подчеркнуть ее решительный и упорный характер. Хотя слово "bloody" - «кровавый» сейчас теряет оскорбительный характер из-за смещения языковых нормативных границ в сторону разговорности и инвективизации, нужно помнить, что еще совсем недавно оно относилось к нецензурной лексике в британском английском языке [37].

Следует отметить, что английская инвективная лексика в некоторых случаях может выражать как негативные, так и позитивные эмоции. Например, "fuck off' - «отвали», "you look so fucking beautiful today" - «ты невероятно красива сегодня». В русском языке инвективная лексика употребляется только с отрицательной коннотацией.

Заключение

Анализ фактического материала показывает, что нецензурная лексика используется преимущественно для экспликации речевой агрессии. Отмечаются случаи применения сквернословия для установления успешной с точки зрения адресанта межличностной интеракции в ситуациях бесконтактного общения, для передачи позитивных и негативных эмоций и оценок. Английская и русская инвективная лексика имеет ряд функциональных и прагматических особенностей, которые необходимо учитывать в межкультурной коммуникации, теории перевода, психо- и социолингвистике. Сфера реализации об-сценной лексики в английской лингвокультуре шире, чем в русской, о чем свидетельствуют «последовательная узуализация» и степень толерантности к ее использованию, в том числе в политическом дискурсе. Установлено, что российские масс-медиа все реже используют нецензурную лексику. Расширение сферы распространения и функционирования нецензурной лексики отрицательно сказывается на литературной форме существования языка. Сегодня мы наблюдаем относительную этическую коммуникативную свободу в онлайн-новостях и на информационных сайтах.

Список литературы

1. Горбаневский М. «Я не политик и не политолог, а только лингвист...». 12.04.2006. URL: https:// www.ippnou.ru/article.php?idarticle=002210

2. Желтухина М.Р., Гавриш А.Д. Политический медиареслинг: целеполагание и дискурсивные манипуляции (на примере президентских предвыборных дебатов 2016 года в США) // Политическая лингвистика. 2018a. № 5 (71). С. 27-31.

3. Желтухина М.Р., Гавриш А.Д. Эмоциогенность современных медиатекстов // Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики. 2018б. № 4 (32). С. 120-125.

4. Жельвис В.И. «Грубость»: проблемы классификации лексики // Вопросы психолингвистики. М.: Институт языкознания РАН, «Парадигма», 2008. С. 109-113.

5. ЛевенковаЕ.Р. Британский и американский политический дискурс: контрастивный анализ: дис. ... д-ра филол. наук: Самара, 2011. 423 с.

6. Леонтьев А.А. Язык, речь, речевая деятельность. М.: УРСС, 2014. 214 с.

7. МымринА.В. Эмоциональный язык нецензурной речи // Инициативы XXI века. 2014. N° 3. С. 95-98.

8. Пономаренко Е.Б. Лингвостилистические особенности предвыборного политического дискурса в США // 25 лет внешней политике России: сб. материалов X Конвента РАМИ: в 5 т. Т. 5: Социально-гуманитарные аспекты международных отношений: в 2 ч. Ч. 1. М.: МГИМО-Университет, 2017. 389 с. (С. 261-273).

9. Пономаренко Е.В. Политический дискурс: человек в коммуникативном пространстве // Человек и его дискурс - 5: театр - масс-медиа - политика - бизнес: коллективная монография. ВГСПУ; ИЯ РАН. М., Волгоград: ИЯ РАН; Прин Терра-Дизайн, 2017. 248 с. (С. 90-133).

10. Стернин И.А. Проблема сквернословия. М.-Берлин: Директ-Медиа, 2015. 29 с.

11. Успенский А. «Самые нецензурные выпуски шоу Дудя: статистика». 29.12.2017 URL: https://me-dium.com/kartinkamaciya/dud-statistika-mata-72ae584e28ca

12. AFP. A 'shithole' by any other name: how world media translated Trump. 2018-01-13. URL: https:// www.news24.com/World/News/a-shithole-by-any-other-name-how-world-media-translated-trump-20180112

13. APNORC. All AP-NORC Center Projects + Programs 2011-2018. URL: http://www.apnorc.org/proj-ects/Pages/Projects%20and°/o20Programs/projects-and-programs-all.aspx#k=

14. Baker P. «The Profanity President: Trump's Four-Letters Vocabulary» 05.19.2019.URL:https://www. nytimes.com/2019/05/19/us/politics/trump-language.html.

15. Beckwith R.T. President Trump Called El Salvador, Haiti 'Shithole Countries': Report. 11.01.2018. URL: http://time.com/5100058/donald-trump-shithole-countries/?xid=homepage

16. Bergen K.B. What the F: What Swearing reveals about our language, our brains and ourselves. New York: Basic Books, 2016. 288 p.

17. Bernstein D.S. Fear of Finding. In: IEEE Control Systems, vol. 28, по 3, 2008, pp. 6-6.

18. Branstetter G. Is the Internet making us curse more? 19.04.2016. In: dailydot.com. URL: https://www. dailydot.com/via/is-internet-making-us-curse-more/

19. Brown L. 4 British Swear Words That Are Slowly Creeping into The American Vernacular. Thursday, September 12, 2013. URL: http://www.lostinthepond.com/2013/09/4-british-swear-words-that-are-slowly.ht-ml#more

20. Bryson B. The Mother Tongue: English and How it Got that Way. New York: Harper Collins, Perennial, 2001. 271 p.

21. Byrme E. Swearing is good for you: The amazing science of bad language. Profile books LTD. London, 2017. 145 p.

22. Cambridge Dictionary [Электронный ресурс]. URL: https://dictionary.cambridge.org/ru. (дата обращения: 30.07.2019).

23. CrillyR. «Swearing in politics is as American as apple f***ing-pie» 01.0672019. URL: https://specta-tor.us/swearing-politics-american/

24. Cristal D. The Cambridge Encyclopedia of the English Language. 2nd ed. Cambridge: Cambridge Univ. Press., 2003. 506 p. ISBN 978-0521530330.

25. Debaty. Zhirinovsky and Sobchak. 2/28/2018. URL: https://www.youtube.com/watch?v=G6NGeD_ sHSM

26. Hughes G. The Encyclopedia of Swearing, The social history of oaths, profanity, foul language, and ethnic slurs in the English-speaking world. Armonk, New York: M.E. Sharpe, 2006. 573 p.

27. Jamieson K.H., Cambell K.K. The Interplay of Influence: News, Advertising, Politics and Mass Media. Belmont: Wadsworth Publishing Company, 1997. 349 p.

28. Lee J.C., Quealy K. The 487 People, Places and Things Donald Trump Has Insulted on Twitter: A Complete List. 10.07.2018. URL: https://www.nytimes.com/interactive/2016/01/28/upshot/donald-trump-twit-ter-insults.html

29. May T. Why British politicians keep swearing on the campaign trail. 30.05.2017. URL: https://thecon-versation.com/why-british-politicians-keep-swearing-on-the-campaign-trail-78124

актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики, 2019, № 3

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

30. McEner T. Swearing in English: Bad language, purity and power from 1586 to the present. London: Routledge, 2006. 276 p.

31. Muzykant V.L, Ponomarenko E.B., Barabash V.V., Denisenko V.N., Shlykova J.V New media: invective language transformation of global communication // XLinguae Journal. 2019. Vol. 12, i. 1. Pp. 80-90. DOI: 10.18355/XL.2019.12.01.06.

32. O'Connor R. Did Hillary Clinton mutter 'f*** you' to Donald Trump during the debate? 20.10.2016. URL: https://www.indy100.com/article/presidential-debate-who-won-donald-trump-hillary-clinton-7370971

33. Ponomarenko E.B., Vasilkova N.N., Volkova N.N., Kasperova L.T., Nikolaeva A.V Female political media discourse in American and English linguocultures: speach strategies and tactics // XLinguae Journal. 2018. Vol. 11, i. 2. Pp. 625-638. DOI: 10. 18355/XL.2018.11.02.50.

34. Ponomarenko E.B., Zheltukhina M.R., Slyshkin G.G., Borzykh L.A., Garsia Caselles C. Markers of the Affecting Model in Contemporary Political Media Communication // XLinguae Journal. 2017. Volume 10, issue 4. Pp. 58-68. DOI: 10.18355/XL.2017.10.04.06.

35. Roskomnadzor. 2017. URL: http://www.tass.ru/17.09.2017

36. Ryan M. Is it ever Okay for Politicians to swear? 14.04.2019. URL: https://www.thebipartisanpress. com/politics/is-it-ever-okay-for-politicians-to-swear/

37. SeargeantP. Unparliamentary language: the benefits of swearing in politics.3.07.2018.URL.:https://www. open.edu/openlearn/languages/english-language/unparliamentary-language-the-benefits-swearing-politics/

38. Shear M.D. - Hirschfeld Davis J. Stoking Fears, Trump Defied Bureaucracy to Advance Immigration Agenda. 23.12.2017. URL: https://www.nytimes.com/2017/12/23/us/politics/trump-immigration.html

39. StephensB. The 'No Guardrails' Presidency. July 28, 2017. URL: https://www.nytimes.com/2017/07/28/ opinion/trump-vulgarity-scaramucci-conservatives.html

40. Thompson J. The Media and Modernity. Cambridge: Polity Press, 1995. 324 p.

41. Trump D. Speeches.Tweets.Policy.Unedited, Unfiltered,Instantly.Total Words. 30.07.2019. URL: https://factba.se/trump

42. Trump, D. Twitter. URL:https://twitter.com/realdonaldtrump (access at 11.05.2019).

43. Zheltukhina M.R., Ukrainskaya A.V, Ponomarenko E.B., Fanyan N.YU., Talybina E.V. Stylistic means of Influence in the contemporary Chinese sports media advertising // XLinguae Journal. 2018. Vol. 11, issue 1. Pp. 152-162. DOI: 10.18355/XL.2018.11.01.14.

References

1. Gorbanevsky, M. (2006). «I am not a politician or a political scientist, but only a linguist ...». 04/12/2006. URL: https://www.ippnou.ru/article.php?idarticle=002210 (access at 05.03.2019) (In Russ.).

2. Zheltukhina, M.R, Gavrish, A.D. (2018a). Political media wrestling: goal-setting and discursive manipulation (on the example of the 2016 US presidential election debate): Political linguistics, no 5 (71), pp. 27-31 (In Russ).

3. Zheltukhina, M.R., Gavrish, A.D. (2018b). Emotiogenicity of modern media texts: Current Issues in Philology and Pedagogical Linguistics, no 4 (32), pp. 120-125. DOI: 10.29025/2079-6021-2018-4(32)-120-125 (In Russ.).

4. Zhelvis, V.I. (2008). "Roughness": Problems of vocabulary classification: Questions of psycholinguistics, Moscow: Institute of Linguistics, Russian Academy of Sciences, Paradigm, pp. 109-113 (In Russ.).

5. Levenkova, E.R. (2011). British and American political discourse: contrastive analysis. dis. ... doc. philol. science: 10.02.04 / Elena Romanovna Levenkova, Samara, 423 p. (In Russ.).

6. Leontiev, A.A. (2014). Language, speech, speech activity, Moscow: URSS, 214 p. (In Russ.).

7. Mymrin, A.V. (2014). Emotional Language of the Unprintable Language: Initiatives of the 21st century, 3, pp. 95-98 (In Russ).

8. Ponomarenko, E.B. (2017). Linguistic-stylistic features of the pre-election political discourse in the USA: In a collection of 25 years of Russian foreign policy. The collection of materials X of the Convention RAMI in 5 volumes, V. 5: Social and humanitarian aspects of international relations. In 2 parts, part 1, Moscow: MGIMO-University, pp. 261-273 (In Russ.).

9. Ponomarenko, E.B. (2017). Political discourse: a person in the communicative space: Person and his Discourse - 5: Theater - Mass media - Politics - Business: Collective monograph. VSSPU, IL RAS, Moscow-Volgograd: IL RAS; PrinTerra- Design, 248 p., pp. 90-133 (In Russ.).

10. SSternin, I.A. (2015). The problem of foul language, Moscow-Berlin: Direct Media, 29 p. (In Russ.).

11. Uspensky, A. (2017). "The obscenest issues of the Dude show: statistics". URL: https://medium.com/ kartinkamaciya/dud-statistika-mata-72ae584e28ca. (In Russ.).

12. AFP. (2018). A 'shithole' by any other name: how world media translated Trump. 2018-01-13. URL: https://www.news24.com/World/News/a-shithole-by-any-other-name-how-world-media-translated-trump-20180112 (access at 05.05.2019).

13. APNORC (2018). All AP-NORC Center Projects + Programs. 2011-2018. URL: http://www.apnorc. org/projects/Pages/Projects°/o20and%20Programs/projects-and-programs-all.aspx#k= (access at 06.03.2019).

14. Baker, P. "The Profanity President: Trump's Four-Letters Vocabulary". 05.19.2019.URL:https://www. nytimes.com/2019/05/19/us/politics/trump-language.htmI.

15. Beckwith, R.T. (2018). President Trump Called El Salvador, Haiti 'Shithole Countries': Report. 11.01.2018. URL: http://time.com/5100058/donald-trump-shithole-countries/?xid=homepage (access at 12.03.2019).

16. Bergen, K.B. (2016). What the F: What Swearing reveals about our language, our brains and ourselves, New York: Basic Books, 288 p.

17. Bernstein, D.S. (2008). Fear of Finding: IEEE Control Systems, vol. 28, no 3, pp. 6-6.

18. Branstetter, G. (2016). Is the Internet making us curse more? 19.04.2016. In: dailydot.com. URL: https://www.dailydot.com/via/is-internet-making-us-curse-more/ (access at 06.03.2019).

19. Brown, L. (2013). 4 British Swear Words That Are Slowly Creeping Into The American Vernacular Thursday, September 12, 2013. URL: http://www.lostinthepond.com/2013/09/4-british-swear-words-that-are-slowly.html#more (access at 8.03.2019).

20. Bryson, B. (2001). The Mother Tongue: English and How it Got that Way, New York: HarperCollins, Perennial, 271 p.

21. Byrme, E. (2016). Swearing is good for you: The amazing science of bad language, London: Profile books LTD, 145 p.

22. Cambridge Dictionary. URL: https://dictionary.cambridge.org/ru. (access at 30.07.2019).

23. Crilly, R. (2019). "Swearing in politics is as American as apple f***ing-pie" 01.06.2019. URL: https:// spectator.us/swearing-politics-american/(access at 30.07.2019).

24. Cristal, D. (2003). The Cambridge Encyclopedia of the English Language, 2nd ed., Cambridge: Cambridge Univ. Press, 506 p.

25. Debaty (2018). Zhirinovsky and Sobchak. 2.28.2018. URL: https://www.youtube.com/watch?v =G6NGeD_sHSM (access at 12.03.2019).

26. Hughes, G. (2006). The Encyclopedia of Swearing, The social history of oaths, profanity, foul language, and ethnic slurs in the English-speaking world. M.E. Sharpe, Armonk, New York, 573 p.

27. Jamieson, K.H., Cambell, K.K. (1997). The Interplay of Influence: News, Advertising, Politics and Mass Media, Belmont: Wadsworth Publishing Company, 349 p.

28. Lee, J.C., Quealy, K. (2018). The 487 People, Places and Things Donald Trump Has Insulted on Twitter: A Complete List. 10.07.2018. URL: https://www.nytimes.com/interactive/2016/01/28/upshot/don-ald-trump-twitter-insults.html (access at 20.03.2019).

29. May, T. (2017). Why British politicians keep swearing on the campaign trail. 30.05.2017. URL: https://theconversation.com/why-british-politicians-keep-swearing-on-the-campaign-trail-78124 (access at 19.03.2019).

30. McEner, T. (2006). Swearing in English: Bad language, purity and power from 1586 to the present, London: Routledge, 276 p.

31. Muzykant, V.L, Ponomarenko, E.B., Barabash, V.V., Denisenko, V.N., Shlykova, J.V. (2019). New media: Invective language transformation of global communication: XLinguae Journal, Volume 12, issue 1, pp. 80-90. DOI: 10.18355/XL.2019.12.01.06.

32. O'Connor, R. (2016). Did Hillary Clinton mutter 'f*** you' to Donald Trump during the debate? 20.10.2016. URL: https://www.indy100.com/article/presidential-debate-who-won-donald-trump-hillary-clin-ton-7370971 (access at 13.03.2019).

33. Ponomarenko, E.B., Vasilkova, N.N., Volkova, N.N., Kasperova, L.T., Nikolaeva, A.V. (2018). Female political media discourse in American and English linguocultures: speash strategies and tactics: XLinguae Journal, volume 11, issue 2, pp. 625-638. DOI: 10. 18355/XL.2018.11.02.50.

актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики, 2019, № 3

34. Ponomarenro, E.B., Zheltukhina, M.R., Slyshkin, G.G., Borzykh, L.A., Garsia Caselles, C. (2017). Markers of the Affecting Model in Contemporary Political Media Communication: XLinguae Journal, volume 10, issue 4, pp. 58-68. DOI: 10.18355/XL.2017.10.04.06.

35. Roskomnadzor (2017). URL: http://www.tass.ru/17.09.2017. (access at 15.03.2019).

36. Ryan, M. (2019). Is it ever Okay for Politicians to swear? 14.04.2019. URL: https://www.thebipartisan-press.com/politics/is-it-ever-okay-for-politicians-to-swear/ (access at 15.04.2019).

37. Seargeant, P. (2018). Unparliamentary language: the benefits of swearing in politics.3.07.2018. URL.:https://www.open.edu/openlearn/languages/english-language/unparliamentary-language-the-bene-fits-swearing-politics/ (access at 15.03.2019).

38. Shear, M.D., HirschfeldDavis, J. (2017). Stoking Fears, Trump Defied Bureaucracy to Advance Immigration Agenda. 23.12.2017. URL: https://www.nytimes.com/2017/12/23/us/politics/trump-immigration.html (access at 10.03.2019).

39. Stephens, B. (2017). The 'No Guardrails' Presidency. July 28, 2017. URL: https://www.nytimes. com/2017/07/28/opinion/trump-vulgarity-scaramucci-conservatives.html (access at 11.03.2019).

40. Thompson, J. (1995). The Media and Modernity, Cambridge: Polity Press, 324 p.

41. Trump, D. (2017). Speeches. Tweets. Policy. Unedited, Unfiltered, Instantly. Total Words. URL: https:// factba.se/trump (access at 30.07.2019).

42. Trump, D. (2017). Twitter. URL:https://twitter.com/realdonaldtrump (access at 11.05.2019).

43. Zheltukhina, M.R., Ukrainskaya, A.V., Ponomarenko, E.B., Fanyan, N.YU., Talybina, E.V. (2018). Stylistic means of Influence in the contemporary Chinese sports media advertising: XLinguae Journal, vol. 11, issue 1, pp. 152-162. DOI: 10.18355/XL.2018.11.01.14.

Пономаренко Елена Борисовна, кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных языков филологического факультета, Российский университет дружбы народов; 117198, ул. Миклухо-Маклая, 6, г. Москва, Российская Федерация; e-mail: ponomar_elena@mail.ru

Elena B. Ponomarenko, PhD in Philology, associate professor, Department of foreign language, Faculty of Philology, Peoples' Friendship University of Russia; 117198, 6 Miklukho-Maklaya Str., Moscow, Russia; e-mail: ponomar_elena@mail.ru

Желтухина Марина Ростиславовна, доктор филологических наук, профессор, профессор кафедры английской филологии, Волгоградский государственный социально-педагогический университет; 400131, проспект Ленина, 27, г. Волгоград, Российская Федерация; e-mail: zzmr@mail.ru

Marina R. Zheltukhina, Doctor of Philology, professor, Chair of English Philology, professor, Volgograd State Socio-Pedagogical University; 400131, 27 Lenin Avenue, Volgograd, Russia; e-mail: zzmr@mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.