Научная статья на тему 'Интеллектуальная миграция: зарубежный и Российский опыт регулирования'

Интеллектуальная миграция: зарубежный и Российский опыт регулирования Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
4659
675
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МИГРАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА / ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ МИГРАЦИЯ / УТЕЧКА УМОВ / ВЫСОКОКВАЛИФИЦИРОВАННЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ / ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ МИГРАЦИЯ / НАУКА / ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ / MIGRATION POLICY / INTELLECTUAL MIGRATION / HIGH-SKILLED INTERNATIONAL MIGRATION / BRAIN DRAIN / HIGHLY QUALIFIED PROFESSIONALS / EDUCATIONAL MIGRATION / SCIENCE / HUMAN CAPITAL

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Воронина Наталия Александровна

Процессы интеллектуальной миграции в условиях глобализации принимают все больший размах, оказывая существенное влияние на политику и экономику государств. В новых условиях государственные границы перестают быть препятствием для перемещений участников мирового рынка научно?технических кадров, ученых, высококвалифицированных специалистов и студентов. Соответственно возрастает роль эффективного управления этими процессами. В зарубежной и отечественной науке интеллектуальная миграция рассматривается с позиций оценки ее последствий как для отдающих, так и принимающих стран. Изначально большинство ученых рассматривали отток интеллектуальных ресурсов как негативное явление для стран эмиграции. Для обозначения этого явления был введен термин «утечка умов». Позднее, с ростом масштабов интеллектуальной миграции, эти процессы стали обозначаться новым термином «циркуляция умов», под которым подразумеваются краткосрочные перемещения в целях занятости (получения образования) по странам. На современном этапе развития мировой экономики страны ведут острую конкурентную борьбу за квалифицированные трудовые ресурсы. Обладание научным и творческим потенциалом становится стратегической ценностью государств. Это особенно актуально для России, потерявшей в начале 1990-х гг. почти половину своего интеллектуального капитала. Разрыв между Россией и ведущими державами мира в социально-экономическом развитии, в оплате труда квалифицированных специалистов и ученых, а также низкий уровень обеспечения жизненного комфорта, минимальный уровень престижа самой науки и другие факторы способствуют росту миграционных намерений российской интеллектуальной элиты. В этих условиях в России начинают предприниматься меры по сдерживанию оттока квалифицированных кадров за рубеж и наращиванию интеллектуально? го капитала. Большая роль в этом отводится повышению роли науки и развитию образовательной иммиграции (привлечение в российские вузы иностранных граждан). Вносятся изменения в миграционное законодательство и административные процедуры, облегчающие иностранным гражданам въезд и пребывание в стране в целях получения образования, ведения преподавательской и научно?исследовательской деятельности. Вопросам повышения доступности образовательных услуг для иностранных граждан уделено большое внимание в Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на 2019-2025 гг. В то же время нуждается в серьезной проработке проблема воз? вращения на родину российских ученых и студентов, окончивших зарубежные учебные учреждения. Борьба за интеллектуальные ресурсы планеты имеет долговременной характер и в значительной мере будет определять политику государств на перспективу. Это обстоятельство усиливает значение эффективного управления процессами интеллектуальной миграции и требует выделения специального на? правления государственной миграционной политики в данной сфере.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Воронина Наталия Александровна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

INTELLECTUAL MIGRATION: FOREIGN AND RUSSIAN EXPERIENCE OF MANAGEMENT

In the context of globalization, the processes of intellectual migration are becoming more widespread, having a significant impact on politics and economics of states. Under new conditions, the state borders cease to be a restriction for inter?state movements of participants of the world labour market of scientific and technical personnel, scientists, highly qualified specialist and students. Accordingly, the role of effective process management is increasing. In foreign and domestic science intellectual migration is viewed from the perspective of assessment of its consequences for both sending and receiving countries. Initially the majority of scientists considered outflow of intellectual resources as a negative phenomenon for countries of emigration. The term "brain drain" was introduced to denote this concept. Later, with increasing scale of intellectual migration these processes began to be denoted by the new term "brain circlulation", by which is meant short?term country movements for employment or education. At the present stage of development of the world economy countries compete fiercely over high?skilled labour resources. Possession of scientific and creative potential becomes a strategic value of states. This is especially true for Russia, which lost at the beginning of 1990s almost half of its intellectual capital. The gap between Russia and the leading world powers in socio?economic development, in the remuneration of qualified specialists and scientific researchers, as well as a low level of life comfort, minimum level of prestige of science itself and other factors contribute to the growth of migration intentions of the Russian intellectual elite. In these conditions, measures are beginning to be taken in Russia to curb the outflow of qualified personnel abroad and to build up intellectual capital. Large role in it is given to increasing the role of science and to developing educational immigration (attracting foreigners to Russian universities). There are introduced changes in migration legislation and administrative procedures facilitating for foreign citizens entry into and stay in the country for learning purposes and to conduct teaching and research activities. Great attention in the Conception of the State Migration Policy of the Russian Federation for 2019-2025 years is given to issues of increased availability of educational services for foreigners. At the same time, issues of homecoming of Russian scientists and graduates of foreign universities need more state concern. Struggle over world intellectual resources is long lasting and to a large extent will determine future states’ policy. This circumstance reinforces the role and importance of effective management of processes of intellectual migration and requires creating a special direction within the state migration policy.

Текст научной работы на тему «Интеллектуальная миграция: зарубежный и Российский опыт регулирования»

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ МИГРАЦИИ

НАТАЛИЯ АЛЕКСАНДРОВНА ВОРОНИНА

Институт государства и права Российской академии наук

119019, Российская Федерация, Москва, ул. Знаменка, д. 10

E-mail: natalia.a.voronina@gmail.com

ORCID: 0000-0001-5182-7532

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ МИГРАЦИЯ: ЗАРУБЕЖНЫЙ И РОССИЙСКИЙ ОПЫТ РЕГУЛИРОВАНИЯ

Аннотация. Процессы интеллектуальной миграции в условиях глобализации принимают все больший размах, оказывая существенное влияние на политику и экономику государств. В новых условиях государственные границы перестают быть препятствием для перемещений участников мирового рынка научно-технических кадров, ученых, высококвалифицированных специалистов и студентов. Соответственно возрастает роль эффективного управления этими процессами.

В зарубежной и отечественной науке интеллектуальная миграция рассматривается с позиций оценки ее последствий как для отдающих, так и принимающих стран. Изначально большинство ученых рассматривали отток интеллектуальных ресурсов как негативное явление для стран эмиграции. Для обозначения этого явления был введен термин «утечка умов». Позднее, с ростом масштабов интеллектуальной миграции, эти процессы стали обозначаться новым термином — «циркуляция умов», под которым подразумеваются краткосрочные перемещения в целях занятости (получения образования) по странам.

На современном этапе развития мировой экономики страны ведут острую конкурентную борьбу за квалифицированные трудовые ресурсы. Обладание научным и творческим потенциалом становится стратегической ценностью государств. Это особенно актуально для России, потерявшей в начале 1990-х гг. почти половину своего интеллектуального капитала.

Разрыв между Россией и ведущими державами мира в социально-экономическом развитии, в оплате труда квалифицированных специалистов и ученых, а также низкий уровень обеспечения жизненного комфорта, минимальный уровень престижа самой науки и другие факторы способствуют росту миграционных намерений российской интеллектуальной элиты.

В этих условиях в России начинают предприниматься меры по сдерживанию оттока квалифицированных кадров за рубеж и наращиванию интеллектуального капитала. Большая роль в этом отводится повышению роли науки и развитию

образовательной иммиграции (привлечение в российские вузы иностранных граждан). Вносятся изменения в миграционное законодательство и административные процедуры, облегчающие иностранным гражданам въезд и пребывание в стране в целях получения образования, ведения преподавательской и научно-исследовательской деятельности. Вопросам повышения доступности образовательных услуг для иностранных граждан уделено большое внимание в Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на 2019-2025 гг. В то же время нуждается в серьезной проработке проблема возвращения на родину российских ученых и студентов, окончивших зарубежные учебные учреждения.

Борьба за интеллектуальные ресурсы планеты имеет долговременной характер и в значительной мере будет определять политику государств на перспективу. Это обстоятельство усиливает значение эффективного управления процессами интеллектуальной миграции и требует выделения специального направления государственной миграционной политики в данной сфере.

Ключевые слова: миграционная политика, интеллектуальная миграция, утечка умов, высококвалифицированные специалисты, образовательная миграция, наука, человеческий капитал

NATALIA A. VORONINA

Institute of State and Law, Russian Academy of Sciences 10, Znamenka str., Moscow 119019, Russian Federation E-mail: natalia.a.voronina@gmail.com ORCID: 0000-0001-5182-7532

INTELLECTUAL MIGRATION: FOREIGN AND RUSSIAN EXPERIENCE OF MANAGEMENT

Abstract. In the context of globalization, the processes of intellectual migration are becoming more widespread, having a significant impact on politics and economics of states. Under new conditions, the state borders cease to be a restriction for inter-state movements of participants of the world labour market of scientific and technical personnel, scientists, highly qualified specialist and students. Accordingly, the role of effective process management is increasing.

In foreign and domestic science intellectual migration is viewed from the perspective of assessment of its consequences for both sending and receiving countries. Initially the majority of scientists considered outflow of intellectual resources as a negative phenomenon for countries of emigration. The term "brain drain" was introduced to denote this concept. Later, with increasing scale of intellectual migration these processes began to be denoted by the new term "brain

circlulation", by which is meant short-term country movements for employment or education.

At the present stage of development of the world economy countries compete fiercely over high-skilled labour resources. Possession of scientific and creative potential becomes a strategic value of states. This is especially true for Russia, which lost at the beginning of 1990s almost half of its intellectual capital.

The gap between Russia and the leading world powers in socio-economic development, in the remuneration of qualified specialists and scientific researchers, as well as a low level of life comfort, minimum level of prestige of science itself and other factors contribute to the growth of migration intentions of the Russian intellectual elite.

In these conditions, measures are beginning to be taken in Russia to curb the outflow of qualified personnel abroad and to build up intellectual capital. Large role in it is given to increasing the role of science and to developing educational immigration (attracting foreigners to Russian universities). There are introduced changes in migration legislation and administrative procedures facilitating for foreign citizens entry into and stay in the country for learning purposes and to conduct teaching and research activities. Great attention in the Conception of the State Migration Policy of the Russian Federation for 2019-2025 years is given to issues of increased availability of educational services for foreigners. At the same time, issues of homecoming of Russian scientists and graduates of foreign universities need more state concern.

Struggle over world intellectual resources is long lasting and to a large extent will determine future states' policy. This circumstance reinforces the role and importance of effective management of processes of intellectual migration and requires creating a special direction within the state migration policy.

Keywords: migration policy, intellectual migration, high-skilled international migration, brain drain, highly qualified professionals, educational migration, science, human capital

1. Введение

В условиях глобализации интеллектуальные ресурсы являются одним из важнейших факторов, определяющих конкурентные преимущества стран на мировых рынках. Дефицит научно-технических кадров, наблюдаемый сегодня во всех развитых странах, и усиление борьбы за зарубежных ученых, высококвалифицированных специалистов и талантливую молодежь выдвинули интеллектуальную миграцию в число ключевых факторов, обеспечивающих национальную и интеллектуальную безопасность государства.

Зарубежные страны используют различные механизмы регулирования рынка высококвалифицированной рабочей силы, приспосабли-

вая свою иммиграционную и визовую политику под нужды экономического развития.

Масштабная эмиграция наиболее образованных и перспективных кадров в условиях отсутствия должного внимания государства к этим процессам приводит к обеднению человеческого и интеллектуального капитала страны, отрицательно сказывается на перспективах ее экономического роста. Это особенно актуально для России, перед которой стоит задача создания наукоемкой инновационной экономики, что потребует помимо инвестиций в образование и науку также квалифицированного человеческого капитала — трудовых ресурсов.

2. Концептуализация понятия «интеллектуальная миграция»

Термин «интеллектуальная миграция» или «утечка умов» ("brain drain") появился в 60-е гг. прошлого века в связи с массовым переездом ученых и инженерно-технических работников, имеющих высокую квалификацию и обладающих исключительными профессиональными навыками, из Великобритании в США1. Целью такого перемещения являлся поиск нового места применения их профессиональной квалификации и интеллектуальных возможностей, приносящего желаемый доход и социальный статус.

Межгосударственная миграция ученых и высококвалифицированных специалистов происходит в различных формах, среди которых принято выделять:

— отток из страны высококвалифицированных мигрантов; выезд ученых за рубеж на постоянное жительство (brain drain);

— «приток умов» (brain gain);

— «утрата или растрата умов» — потери высококвалифицированной рабочей силы для страны — донора интеллектуальных кадров (brain waste);

— обоюдный обмен высококвалифицированными кадрами, знаниями и опытом между странами (brain exchange);

— «циркуляция умов» — преимущественно краткосрочные циклические перемещения ученых и высококвалифицированных специалистов по странам для обучения или работы с последующим возвращением на родину или страну прежней занятости (brain circulation);

1 Позднее этот термин получил широкое распространение и стал обозначать также миграцию из бедных регионов в страны Запада.

— «обратная утечка умов» — возвращение ученых на родину (reverse brain drain)2.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Несмотря на то что миграция квалифицированных специалистов и ученых вот уже почти пять десятилетий является предметом всесторонних научных исследований зарубежных авторов, остается много дискуссионных вопросов, касающихся в том числе содержания и определения основных понятий. Строго говоря, называть межгосударственные миграционные перемещения квалифицированных специалистов, студентов и некоторых других категорий лиц термином «интеллектуальная миграция» можно лишь с определенной долей условности, отдавая дань сложившейся среди российских ученых терминологической традиции3.

В Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) высококвалифицированными лицами считаются те, кто завершил высшее образование или формально его не завершил, но трудится в таких сферах науки и технологий, где обычно требуется данная квалификация4. Особые вопросы у зарубежных исследователей вызывает отнесение к категории квалифицированных мигрантов студентов. Согласно их аргументации, студент еще не является квалифицированным специалистом, и его эмиграция не лишает страну происхождения требуемых рабочих кадров 5. Тем более что обучение за рубежом часто финансируется из личных средств, за счет принимающей страны или самих образовательных учреждений (посредством грантов, стипендий, программ студенческого обмена и т.д.).

В российском научном сообществе нет единства мнений относительно трактовки образовательной и интеллектуальной миграции. Например, В. Леденева разграничивает интеллектуальную миграцию в узком (миграцию научно-технических специалистов и творческой интеллигенции) и в широком понимании (миграционные потоки квалифицированных кадров, более одного года работающих за рубежом)6.

2 См.: Соболевская А. А., Попова А.К. Постиндустриальная революция в сфере труда. М., 2009. С. 151-152.

3 В английском языке ее чаще называют миграцией «высококвалифицированных кадров», а не «интеллектуальной миграцией».

4 Подробнее см.: AuriolL., Sexton J. Human Resources in Science and Technology: Measurement Issues and International Mobility // International Mobility of the Highly Skilled. P., 2002. P. 14-15.

5 См.: Freitas A., Levatino A., Pecoud A. New Perspectives on Skilled Migration // DIVERSITIES. 2012. Vol. 14. Iss. 1. P. 1.

6 См.: Леденева В. Миграция российских специалистов — сдерживающий фактор социально-экономического развития // Альманах «Этнодиалоги». 2011. № 1. С. 53-54.

Ю. Рощин под образовательной миграцией понимает один из видов миграции — пространственные перемещения людей, непосредственно участвующих в процессе интеллектуальной эмиграции. Согласно его трактовке, образовательная миграция становится «утечкой молодых мозгов», если приобретает характер невозвратной7.

Другие исследователи под «утечкой умов» подразумевают интеллектуальную эмиграцию (отъезд из страны) научно-технических и других высококвалифицированных специалистов на постоянное (как правило, с изменением гражданства) или на временное (на длительный срок по контрактам) проживание; своеобразный вид международной миграции8.

Часть ученых, соглашаясь с утверждением, что интеллектуальная миграция — это особый вид миграционных процессов, подразумевающих отъезд за рубеж более чем на год образованных и квалифицированных специалистов, ученых, представителей творческой интеллигенции, а также студентов, разграничивают миграцию населения, обладающего высоким уровнем человеческого интеллектуального капитала, и миграцию интеллектуального капитала. Последнее происходит, по их мнению, когда носитель человеческого капитала мигрирует, имея не только накопленный трудовой опыт интеллектуальной деятельности, но и интеллектуальные разработки, ноу-хау, патенты и т.д9.

В данной статье мы будем исходить из того, что интеллектуальная миграция является более общим понятием, включающим образовательную миграцию как одну из составных частей.

3. Зарубежный опыт регулирования интеллектуальной миграции

Потоки студентов, ученых и квалифицированных специалистов с самого начала были направлены преимущественно в экономически развитые страны, в которых произошло смягчение миграционного и трудового законодательства для этих категорий иностранных граждан и стали применяться механизмы привлечения образовательных мигрантов и квалифицированных специалистов.

7 См.: Рощин Ю.В. Эмиграция населения. М., 2010. С. 143.

8 См.: Проблемы согласования интересов страт современного гражданского общества России. Научно-практический словарь-справочник / Под ред. М.Л. Га-лас. М., 2017. С. 125.

9 См.: Интеллектуальный капитал и интеллектуальная миграция в условиях глобализации: Монография / Под ред. А.В. Должиковой. М., 2017. С. 3—12.

Если в 1980-1990-х гг. политика европейских государств в области миграции носила ограничительный характер, то с начала 2000-х гг. многие страны Европейского союза в ответ на демографические вызовы и растущую потребность в квалифицированных работниках привели свое законодательство в соответствие с требованиями времени.

В Германии с 1 января 2000 г. вступили в силу изменения в Законы о гражданстве10 и об иностранцах11; был облегчен въезд высококвалифицированных мигрантов из государств, не входящих в ЕС. Для высококвалифицированных специалистов, работающих в сфере компьютерных технологий, предусматривалась облегченная процедура получения вида на жительство и возможность получения бессрочного вида на жительства по приезде в страну. Параллельно были ужесточены правила въезда в Германию иностранцам с низкой квалификацией и неквалифицированным рабочим.

С 1 июля 2013 г. в стране была упрощена процедура трудоустройства иностранных специалистов, проживающих за пределами ЕС. Для подтверждения своего диплома о соответствии немецким стандартам потенциальному работнику предоставлялось право сделать это по почте или через Интернет. Согласно новым миграционным правилам право получить работу в Германии предоставлялось не только лицам с высшим образованием наивысшей квалификации, но и квалифицированным работникам, имеющим профессиональное образование (техники, механики, медсестры)12.

В 2007 г. Еврокомиссия приняла решение о введении так называемой голубой карты для обеспечения притока высококвалифицированных специалистов из третьих стран. Государства — члены Европейского союза для высококвалифицированных специалистов из третьих стран установили заработную плату, в 1,5 раза превышающую среднестатистическую национальную ставку труда.

В целях привлечения квалифицированных кадров применяются также экономические и административные методы: иммиграционные

10 См.: Nationality Act. URL: https://www.gesetze-im-internet.de/englisch_stag/ index.html (дата обращения: 12.10.2018).

11 См.: Aliens Act. URL: https://germanlawarchive.iuscomp.org/?p=274 (дата обращения: 12.10.2018).

12 См.: Кузнецов А. Ю, Вершинина Е. В., Попова Е.В. Проблемы современной миграции в Германии // Миграционные мосты в Евразии: модели эффективного управления миграцией в условиях развития евразийского интеграционного проекта. Материалы IX международного научно-практического Форума. Т. 1 / Под ред. С.В. Рязанцева, М.Н. Храмовой. М., 2017. С. 199.

квоты, отбор в соответствии с балльной системой. Так, в Великобритании в рамках системы балльного отбора высококвалифицированных специалистов предусмотрены следующие критерии: образование, опыт работы, доход за год, предшествующий подаче заявления, наличие достижений в выбранной области, средств, достаточных для оплаты жилья и проживания для самого специалиста и его семьи, а также готовность считать Великобританию своей родиной. В данной стране действует программа «Новые таланты» (Freshtalents13), ориентированная на трудоустройство особо выдающихся специалистов из-за рубежа.

Страны — реципиенты интеллектуального капитала (США, Канада, Австралия, некоторые страны ЕС) в отношении вопросов интеллектуальной миграции придерживаются так называемой концепции невмешательства, формально отрицающей всякое государственное вмешательство в эти процессы и считающие такое вмешательство несовместимым с реализацией прав и свобод человека в современном интегрирующемся мире.

Страны — доноры интеллектуального капитала, претерпевающие существенные потери от «утечки умов» (Бразилия, Индия, Пакистан и др.), напротив, проводят концепцию активного государственного регулирования вопросов интеллектуальной эмиграции, руководствуясь экономическими, правовыми, административными и иными методами, а также внедряя механизмы удержания интеллектуального капитала в стране14.

Так, например, Португалия в соответствии с Национальным планом технологического развития в рамках политики «циркуляции умов» ставит перед собой три главные задачи:

— вернуть обратно высококвалифицированных граждан Португалии, которые уехали из страны в поисках лучших условий занятости;

— привлечь в страну иностранных высококвалифицированных специалистов, которые могут содействовать прогрессу в сфере технологий и науки;

— предотвратить потерю находящихся в настоящее время в стране высококвалифицированных специалистов, как граждан Португалии, так и иностранцев15.

13 См. официальный сайт программы. URL: https://www.freshminds.co.uk (дата обращения: 12.09.2018).

14 См.: Бондарь М. Механизм управления международной интеллектуальной миграцией // Ekonomia i Zarz^dzanie. 2013. T. 5. No 4. С. 198.

15 См.: CarvalhaisI.E. Brain Drain/Brain Gain from the Perspective of a Semi-Peripheral State: Portugal // DIVERSITIES. 2012. Vol. 14. No. 1. P. 105.

При этом исследования свидетельствуют о том, что во многих случаях высококвалифицированные иммигранты не находят в принимающей стране рабочие места, соответствующие уровню их квалификации, и вынуждены соглашаться на менее престижные условия. Большинство квалифицированных специалистов — выходцев из стран за пределами ЕС, сталкиваются с такой проблемой. Так, например, исследование положения 50 женщин из стран Латинской Америки, Юго-Восточной Европы и Азии, обладающих высоким уровнем образования и квалификации в области /Г-технологий, архитектуры и инженерного дела, которые приехали в Швейцарию по линии воссоединения семей, выявило, что ни одна из них не нашла себе работу16.

На мировом рынке интеллектуального труда все явственнее проявляется тенденция перемещения высококвалифицированной рабочей силы не только из развивающихся стран в развитые, но и в иных направлениях. Это явление — следствие того, что страны третьего мира начали субсидировать целевые программы привлечения высококвалифицированных специалистов, увеличивая тем самым спрос на данные категории работников в своих сегментах мирового рынка труда.

Движение высококвалифицированных кадров из развитых стран в развивающиеся, как правило, связано с расширением деятельности и рынков сбыта транснациональных корпораций (ТНК). Крупнейшие ТНК в области информатики (Microsoft, Apple и др.) обладают широкими возможностями осуществления своей деятельности без учета географических и политических границ. При непосредственном участии транснациональных корпораций университеты мира, имеющие факультеты информатики, вычислительной математики и кибернетики, фактически объединились в единую глобальную сеть подготовки специалистов в области информационных технологий и сопутствующих отраслей для мирового рынка труда. Профессионалы этого сектора в настоящее время составляют наиболее мобильную часть временной квалифицированной рабочей силы, используемой в развитых странах. При этом, квалификационные сертификаты некоторых наиболее крупных компаний ценятся не ниже, чем ученые степени и дипломы лучших университетов мира.

Помимо международных корпораций и зарубежных компаний в борьбу за «лучшие и светлейшие мировые умы» активно включи-

16 См.: Riano Y. The Invisibility of Family in Studies of Skilled Migration and Brain Drain // DIVERSITIES. 2012. Vol. 14. No. 1. P. 35.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

лись и международные образовательные учреждения (университеты), создавая легальные институциональные каналы миграции для квалифицированных кадров, «соревнуясь» с государствами и их возможностями регулировать и контролировать допуск в страну иностранных работников.

В настоящее время более 3,5 млн человек обучается вне страны своего постоянного проживания. Если в 1975 г. за границей обучалось более 600 тыс. человек, то, по прогнозам ОЭСР, к 2025 г. количество обучающихся вне страны своего постоянного проживания достигнет 7,2 млн человек17.

В условиях глобальных изменений масштабов образовательной мобильности с начала XXI в. стали формироваться и новые тенденции в политике государств по привлечению иностранных студентов. Прежде всего это административно-правовые меры: смягчение визового режима для субъектов образовательной миграции; упрощение процедур натурализации в стране по окончании высшего учебного заведения; принятие законодательных актов, регламентирующих возможности занятости иностранных студентов и интернационализация учебных планов. К ним также относятся финансовые механизмы: снижение стоимости обучения для иностранных студентов; предоставление кредитов на обучение; финансовая поддержка наиболее талантливых студентов и проч.

Так, в США был упрощен доступ в страну по учебным визам, заключены соглашения со странами (Китай, Индия, страны Латинской Америки), касающиеся обменной учебной миграции и предоставления соответствующих преференций по въезду в США.

В 2004 г. Евросоюз принял директиву, регулирующую правила приема иностранцев из третьих стран, приезжающих в ЕС для получения образования, которая предусматривала упрощенный механизм выдачи виз иностранным студентам, возможность их передвижения по территории ЕС и условия занятости в период обучения18.

В последние годы программы по поддержке экспорта образования были приняты во многих странах (Великобритания, Дания, Япония и др.). Так, например, правительство Новой Зеландии в сентябре 2011 г. выступило с заявлением о развитии экспорта новозеланд-

17 См.: Цапенко И.П. Управление миграцией: опыт развитых стран. М., 2009. С. 34.

18 Council Directive 2004/114/EC of December 2004 on the condition of admission of third-country nationals for the purposes of studies, pupil exchange, unremunerated training or voluntary service // OJ. L 375. Vol. 47. 23 December 2004. P. 12-18.

ского образования до 2025 г.19 Согласно заявлению, в ближайшие 15 лет Новая Зеландия должна удвоить число иностранных студентов по программам послевузовского образования с 10 до 20 тыс. человек, увеличить число иностранных студентов в филиалах за рубежом с 3 до 10 тыс. человек и повысить ежегодный доход от экспорта транснационального образования до 0,5 млрд долл. США20.

В настоящее время в борьбу за лучшие умы активно включился и Китай. В стране действует множество программ привлечения в страну ведущих иностранных ученых, а также программ возвращения ученых из-за рубежа. Согласно статистике Министерства образования КНР, в 2017 г. за границей —преимущественно в США — обучалось около 600 тыс. студентов из Китая. Если в предыдущие годы более 95% китайских студентов, получивших степень магистра или соответствующее научное звание в университетах развитых стран, по окончании курса там и оставались, то к концу 2017 г. более 83% вернулись в Китай21. Одним из механизмов привлечения китайских ученых, уже зарекомендовавших себя за рубежом, обратно на родину явилось повышение уровня заработной платы и материально-технического обеспечения, а также предоставление научным работникам государственной поддержки в виде крупных грантов.

Другой особенностью в области развития образовательной миграции явилось создание в этих целях международных консорциумов (объединений) из наиболее крупных европейских университетов. С 1987 г. в течение 30 лет действовала программа Европейского союза «Эразмус» (Erasmus)22 по обмену студентами и преподавателями между университетами стран — членов ЕС, а также Исландии, Лихтенштейна, Македонии, Норвегии и Турции, насчитывающая 9 млн выпускников из 33 стран. Новая программа ЕС «Эразмус+», объединяющая входящие в нее европейские университеты, направлена на поддержку сотрудничества в сфере высшего образования, профессионально-

19 См.: Leadership Statement for International Education. Version One. New Zealand Government. 2011. 20 September. URL: https://enz.govt.nz/assets/Uploads/ Leadership-Statement-for-InternationaI-Education.pdf (дата обращения: 12.10.2018).

20 См.: Краснова Г.А. Экспорт образования становится приоритетом // Независимая газета. 2017. 8 июня.

21 См.: СкосыревВ. Китай остановил утечку мозгов за границу // Независимая газета. 2018. 7-8 сент.

22 Erasmus — аббревиатура от англ. "European Region Action Scheme for the Mobility of University Students" («Схема действия европейского сообщества для повышения мобильности студентов университетов»).

го обучения, молодежи и спорта на период 2014—2020 гг.23 Основная ее цель — повышение качества образования, поддержка инноваций, снижение безработицы и развитие мобильности студентов24 и преподавателей.

4. Основные характеристики российской интеллектуальной миграции и пути совершенствования ее регулирования

Интеграция России в мировую экономику и предоставление гражданам РФ права покидать свою страну привели к активизации процесса обмена трудовыми ресурсами высшей квалификации между странами. Высококвалифицированные специалисты из России стали уезжать в поисках работы в страны ЕС, США, Канаду и другие государства, где уровень заработной платы значительно превосходил существовавший в России25.

Наиболее активно процесс «утечки умов» происходил в России в начале 90-х гг. прошлого века — в условиях инфляции, отсутствия или скудного финансирования научных разработок и оплаты труда, падения общественного престижа научной деятельности и социального статуса ученого. Согласно разным источникам, потери занятых в науке специалистов составили от одной трети до 50%. Если в начале 1990-х гг. в стране насчитывалось 878 500 ученых, то к 2000 г. научно-исследовательской деятельностью в России занимались лишь 386 800 человек26.

В последующие годы, по оценкам Центра исследований и статистики, эмиграция из сферы науки и научного обслуживания составляла около 1—2 тыс. человек в год. Другие источники приводят количественную оценку в 3,5—4 тыс. эмигрантов. Такой разброс связан, в первую очередь, с отсутствием достоверной государственной ста-

23 В новую Программу вошли также страны Восточного партнерства, Южного Средиземноморья, Западные Балканы и Российская Федерация.

24 Мобильность студентов предполагает возможность учебы или стажировки за границей в вузе-партнере сроком от трех до 12 месяцев.

25 Востребованными за рубежом оказались высококвалифицированные российские специалисты в сфере космических технологий, прикладной и теоретической физики, математики, биохимии, микробиологии, генетики, информационных технологий, а также перспективные молодые ученые, выдающиеся деятели культуры, искусства, спортсмены. Часть из них, получив гражданство страны занятости, оставались там на постоянное жительство.

26 См.: Обучение и карьера. 2011. Сентябрь, № 9 (181). С. 30.

тистики. Официальная статистика учитывает только тех специалистов, которые выезжают за рубеж на постоянное место жительства. Неучтенными оказываются временно работающие за границей лица. В 2011 г. в систему учета иностранных граждан в Российской Федерации были внесены изменения, в статистику об эмиграции стали автоматически попадать сведения об истечении срока регистрации иностранных граждан, в результате чего чистая статистика об эмигрантах из России стала серьезно искажаться27.

В период 2002—2010 гг. реальные потери от утечки умов в страны дальнего зарубежья составили до 1 млн человек с высшим образованием, в том числе 1,2—1,6 тыс. докторов и кандидатов наук. Согласно американским оценкам, с 1994 по 2015 г. из России в США на постоянное место жительства выехало примерно 38 тыс. человек по трудовым контрактам, которые заключаются с высококвалифицированными специалистами28. В области высоких технологий и программирования в США числится 130 тыс. выходцев из России, в том числе в компаниях Силиконовой долины (штат Калифорния) работает около 50 тыс. русскоговорящих высококвалифицированных специ-

алистов29.

Человеческий капитал является сегодня одним из важнейших с точки зрения инновационного развития сохраняющихся у России конкурентных преимуществ. По доле населения с высшим и дополнительным профессиональным образованием (22,8% численности населения в возрасте от 25 до 64 лет) Россия находится на уровне ведущих зарубежных государств, таких как Великобритания, Швеция и Япония, опережает Германию, Италию и Францию30.

Пять лет реформы системы организаций науки в России не привели к каким-либо положительным результатам в данной сфере. По последним данным Института статистических исследований и эконо-

27 См.: Рязанцев С. «Русскоязычная экономика» за рубежом как механизм адаптации мигрантов из России в принимающих странах // Диаспоры в современном мире: региональный контекст и потенциал для устойчивого развития страны происхождения. Международная научная конференция. Кишинев, 2018. С. 146.

28 Silicon Valley's Skilled Immigrants: Generating Jobs and Wealth for California // Public Policy Institute of California. Research Brief. 1999. Iss. 21. P. 2. URL: https://www. ppic.org/content/pubs/rb/RB_699ASRB.pdf (дата обращения: 25.11.2018)

29 См.: Рязанцев С.В., Письменная Е.Е. Эмиграция ученых из России: «циркуляция» или «утечка» умов // Социологические исследования. 2013. № 4. С. 27.

30 См.: Василенко И.А. Современная российская политика. 2-е изд. М., 2018. С. 223.

мики знаний НИУ ВШЭ, в 2017 г. численность персонала, занятого исследованиями и разработками в России, уменьшилась на 2%, а относительно уровня 2008 г. — на 7%31.

В соответствии с Указом Президента РФ от 7 мая 2018 г. № 204 в редакции от 19 июля 2018 г. «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года»32 перед отечественной наукой поставлена задача добиться вхождения России в пятерку ведущих научных держав мира к 2024 г.

В последние годы в России делаются определенные шаги по увеличению финансирования фундаментальной науки и прикладных разработок за счет средств государства, в том числе через механизм федеральных целевых программ и государственные фонды финансирования науки. Государством также предпринимается ряд мер по возврату квалифицированных ученых обратно в Россию. В настоящее время такая программа осуществляется на базе инновационного цен-тра33 «Сколково». Исследовательская деятельность Центра включает также и коммерциализацию ее результатов по направлениям, определенным в Федеральном законе от 28 сентября 2010 г. № 244-ФЗ «Об инновационном центре "Сколково"»34. Пакет законов, обеспечивающих развитие инновационного центра, стал первой серьезной законодательной основой для развития в стране прикладного научного бизнеса.

Решение о создании инновационных центров на базе университетов и НИИ — российских аналогов Силиконовой долины — было принято в 2017 г. В соответствии с Федеральным законом от 30 октября 2018 г. № 373-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об инновационных научно-технологических центрах и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"»35 организации, занимающиеся научно-технологической деятельностью на территории инновационных центров и получившие статус участника проекта, переходят на специальный порядок уплаты налогов — в первые 10 лет своей работы либо до до-

31 См.: Независимая газета. 2018. 15 окт.

32 СЗ РФ. 2018. № 20. Ст. 2817.

33 Инновационные центры представляют собой территории с особым правовым режимом и развитой инфраструктурой для ведения исследований и реализации прорывных проектов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

34 СЗ РФ. 2010. № 40. Ст. 4970.

35 СЗ РФ. 2018. № 45. Ст. 6828.

стижения окупаемости освобождаются от уплаты налога на прибыль, от налога на имущество и от налога на добавленную стоимость.

Другие льготы и преференции включают: не облагаемые госпошлинами выдачу разрешений на работу, приглашений на въезд в Россию, оформление или продление срока действия виз иностранным гражданам, заключившим трудовой или гражданско-правовой договор с резидентами инновационных центров; пониженные тарифы страховых взносов — 14% вместо 22% для участников проектов в течение 10 лет.

Государственное регулирование международной интеллектуальной профессионально-образовательной миграции в России осуществляется на законодательном уровне по трем основным направлениям: образовательная эмиграция (обучение за рубежом российских граждан); образовательная иммиграция (обучение иностранных граждан в России); привлечение в страну высококвалифицированных специалистов.

Долгие годы в России управление интеллектуальной миграцией не было отнесено к приоритетам миграционной политики. Как отмечали исследователи, политика России в данной сфере фрагментарна, представляет собой набор разрозненных мер, практически не объединенных единым замыслом, целями и задачами, не оформлена концептуально, организационно и нормативно36.

В отличие от Советского Союза, только принимавшего иностранных студентов, Россия является страной, принимающей и посылающей образовательных мигрантов. Основными каналами выезда российской молодежи за рубеж являются поездки в целях обучения, программы обмена студентами, стажировки специалистов, поездки в целях временного трудоустройства и др. Определенная часть учебных мигрантов попадает за рубеж по туристическим визам 37. Регулирование образовательной миграции происходит также посредством различных косвенных механизмов. К ним можно отнести социальные программы, гранты, стипендиальные программы, программы академического обмена, двойного диплома, постдокторантуры и др.

Присоединение России к Болонским соглашениям дало возможность увеличить мобильность студентов и ученых. Основной страной академической мобильности по программам высшего и после-

36 См.: Леденева В. Указ. соч. С. 58.

37 См.: Ефименко О. Потери России в результате эмиграции молодежи // Социально-демографические проблемы молодежи в условиях кризиса. Материалы международного научно-практического семинара для молодых исследователей. М., 2009. С. 17.

вузовского образования россиян является Германия, куда ежегодно на учебу уезжает около 10 тыс. человек (11,5 тыс. — согласно данным Германской службы академических обменов). В настоящее время свыше 4 тыс. россиян учится в Великобритании, 3,6 тыс. — во Франции, 2,8 тыс. — в Финляндии. Около двух третей уехавших обучаются за рубежом на программах послевузовского образования (магистратура и аспирантура). По данным американского Института международного образования (Institute of International Education), в 2016/17 учебном году число обучающихся в США россиян составило 5,4 тыс. человек. Примерно такое же число россиян учится в Чехии38.

Согласно данным опроса ВЦИОМ, каждый десятый молодой россиянин хочет учиться за рубежом39. При этом студенты едут за рубеж не столько за лучшим образованием, сколько за возможностями карьерного роста, получения более высокой заработной платы. Поэтому сегодня особенно важно поднять престиж отечественной науки, экономики и производств.

Обучающиеся в Великобритании студенты из России в 2017 г. основали Альянс русскоговорящих студенческих сообществ Британии, в который входят четыре десятка английских вузов. Это студенческое объединение ставит целью создать единую информационную площадку для наиболее успешных русскоговорящих учащихся различных специальностей и помочь им в установлении контактов с российскими предприятиями. В качестве следующего шага планируется разработать конкретную программу по возвращению российских студентов из-за рубежа, а также заключить рамочные соглашения с предприятиями о прохождении практики студентами, обучающимися в Великобритании, во время каникул.

К сожалению, в России отсутствует комплексная система мер социально-экономической поддержки возвращения на родину молодых россиян, получивших образование за рубежом. Ни в Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на 2019-2025 годы, утвержденной Указом Президента РФ от 31 октября 2018 г. № 62240, ни в Основах государственной молодежной политики Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденных распоряжением Правительства РФ от 29 ноября 2014 г. № 2403-р 41,

38 См.: Независимая газета. 2018. 10-11 авг.

39 См.: Парламентская газета. 2017. 2-8 июня.

40 СЗ РФ. 2018. № 45. Ст. 6917.

41 СЗ РФ. 2014. № 50. Ст. 7185.

данная проблема не упоминается. В рамках государственной программы «Глобальное образование»42 в 2017 г. в Россию вернулось более ста выпускников зарубежных вузов, которым государство оплатило учебу за рубежом и которые должны по возвращении проработать в России не менее трех лет.

Несмотря на то что уже несколько лет реализуется утвержденная Указом Президента РФ от 22 июня 2006 г. № 637 Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом43, в ней не предусмотрены меры по стимулированию переселения в Россию молодежи44. И доля молодежи в этом миграционном потоке крайне незначительна.

Больше внимания уделяется на государственном уровне вопросам экспорта российского образования, так как Правительство РФ рассматривает данное направление как приоритетное. В рамках проекта «Экспорт образования» ставится амбициозная задача увеличить количество иностранных учащихся, обучающихся по очной форме в российских вузах и учреждениях среднего профессионального образования, в три раза: с 220 тыс. человек в 2017 г. до 710 тыс. в 2025 г.45

В отличие от СССР, долгие годы занимавшего одно из ведущих мест по количеству иностранных студентов, Россия частично утратила свои позиции на мировом рынке образования. В начале 90-х гг. прошлого века в течение нескольких лет вообще не проводился набор иностранцев на обучение по государственной линии.

Получение образования иностранными гражданами и лицами без гражданства в российских образовательных организациях осуществляется за счет бюджетных ассигнований в соответствии с международны-

42 «Глобальное образование» — это государственная программа финансирования обучения граждан РФ, поступивших в магистратуру, аспирантуру или ординатуру в ведущие зарубежные вузы, а также их трудоустройства согласно полученной квалификации. Программа реализуется в рамках Указа Президента РФ от 28 декабря 2013 г. № 967 «О мерах по укреплению кадрового потенциала Российской Федерации» (СЗ РФ. 2013. № 52 (ч. 2). Ст. 7147), она утверждена постановлением Правительства РФ от 20 июня 2014 г. № 568 (СЗ РФ. 2014. № 26 (ч. 2) Ст. 3568). Официальный сайт программы: URL: http://educationglobal.ru/ (дата обращения: 24.10.2018).

43 СЗ РФ. 2006. № 26. Ст. 2820.

44 Нижняя возрастная граница для возврата соотечественников в соответствии с Программой составляет 18 лет.

45 См.: Официальный сайт Правительства РФ. URL: http://government.ru/ info/27864/ (дата обращения: 28.10.2018).

ми договорами РФ, федеральными законами или установленной Правительством РФ квотой на образование иностранных граждан в РФ, а также за счет средств физических и юридических лиц в соответствии с договорами об оказании платных образовательных услуг (ст. 78 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»46). Ежегодная квота обучения за счет средств федерального бюджета составляет не более 15 тыс. иностранных студентов (постановление Правительства РФ от 8 октября 2013 г. № 89147).

Эффективными мерами привлечения иностранных студентов являются: предоставление им права на работу в период обучения; облегчение натурализации иностранным выпускникам; предоставление права на поиск работы в стране после окончания вуза в течение определенного времени48. К таким мерам следует также отнести и создание развитой инфраструктуры образовательной миграции (университетские городки, общежития, библиотеки, центры досуга, спорта и проч.). Немаловажным фактором является рейтинг российских вузов на мировой арене, а также увеличение количества образовательных программ на иностранных языках.

С 1 января 2014 г. в российское законодательство были внесены поправки, дающие возможность иностранным студентам, обучающимся в российских вузах, заниматься трудовой деятельностью в течение всего периода обучения; была упрощена процедура и ускорен период выдачи разрешения на работу без учета установленных квот49. Кроме того, в настоящее время разрабатываются поправки в миграционное законодательство, предусматривающие определенные послабления в отношении занятости иностранцев — выпускников российских государственных вузов, окончивших их с отличием.

Как отмечается в Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на 2019—2025 годы, проведение

46 СЗ РФ. 2012. № 53 (ч. 1). Ст. 7598.

47 СЗ РФ. 2013. № 41. Ст. 5204.

48 См.: Информационно-методические материалы Семинара для учреждений системы высшего профессионального образования по созданию и деятельности филиалов российских образовательных учреждений, функционирующих в странах СНГ. М., 2008. С. 157-158.

49 См.: Федеральный закон от 23 июля 2013 г. № 203-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях создания дополнительных условий для обучения в Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства» // СЗ РФ. 2013. № 30 (ч. 1). Ст. 4036.

в 2012—2017 гг. оптимизации правил пребывания обучающихся в Российской Федерации иностранных граждан способствовало росту их числа с 153,8 тыс. человек в 2010/11 учебном году до 291 тыс. человек в 2017/18 учебном году (пп. «б» п. 11).

Учебная миграция способствует укреплению взаимовыгодных экономических и научных связей между посылающими и принимающими странами. Важная роль здесь отводится заключению соглашений на уровне как государств, так и университетов (программы партнерства высшей школы), а также созданию зарубежных филиалов университетов.

Традиционно Россия считается региональным образовательным центром для граждан государств СНГ, однако сегодня «система российского образования хоть и обладает значительным интеграционным потенциалом для соседних по региону СНГ стран, но уже не является в достаточной степени конкурентоспособной, проигрывая странам ЕС и "остального мира" в борьбе за "иностранные умы"»50. Этому способствовало: упрочение позиций зарубежных вузов на образовательном пространстве СНГ; активная политика зарубежных стран по привлечению потенциальных студентов из стран Содружества; вступление шести стран СНГ (Азербайджан, Армения, Беларусь, Казахстан, Молдова и Украина) в Болонский процесс.

Осуществляя сотрудничество в области высшего образования с другими государствами, Россия участвует в так называемых межгосударственных образовательных альянсах по линии ЕС, СНГ, ЕАЭС, что подразумевает установление преференций для граждан стран, входящих в альянс. К числу преференций может относиться признание документов об образовании; облегченный визовый режим для академической мобильности студентов и профессорско-преподавательского состава; открытие филиалов учебных заведений и возможность занятости/трудоустройства в государствах альянса в течение срока обучения и (или) по его окончании. Как показало исследование, проведенное Российской академией народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС), наиболее высокий уровень преференций в отношении доступа к образовательному и трудовому рынку характерен для Евразийского экономического союза51.

50 Интеграционный барометр ЕАБР — 2017. Доклад № 46. Санкт-Петербург, 2017. С. 69.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

51 См.: Краснова Г. Каково место России в образовательных альянсах // НГ Наука. 2017. 11 янв.

Сотрудничество в сфере образования в рамках СНГ продвигается путем реализации отдельных программ с небольшим числом студентов, в основном за счет двусторонних связей между университетами стран СНГ52. До настоящего времени в рамках СНГ отсутствуют программы академической мобильности, действует фактически устаревшее Соглашение государств — участников СНГ о взаимном признании документов о высшем/высшем профессиональном образовании от 31 мая 2013 г.,53 противоречащее в ряде случаев национальному законодательству стран СНГ в сфере образования. В частности, это касается признания документов об образовании при приеме на обучение на следующий уровень образования, что негативно влияет на развитие образовательной/академической мобильности между государствами Содружества.

Сегодня на государственном уровне осознается важность привлечения в страну интеллектуальных мигрантов. В Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на 2019—2025 годы определены основные направления миграционной политики в области содействия свободному перемещению обучающихся, научных и педагогических работников:

а) повышение доступности образовательных услуг для иностранных граждан, включая совершенствование правил въезда в Российскую Федерацию и пребывания на ее территории иностранных граждан, в целях обучения в российских образовательных организациях;

б) обеспечение открытости Российской Федерации для обучающихся, научных и педагогических работников, в том числе создание для них комфортного режима въезда в Российскую Федерацию, пребывания, получения образования и осуществления профессиональной деятельности на ее территории;

в) расширение возможностей для приглашения преподавателей из иностранных образовательных организаций в целях обучения российских граждан;

52 См.: Краснова Г., Полушкина Е. Студенческая мобильность — только в мечтах // Независимая газета. 2017. 17 янв.

53 Текст Соглашения см.: Национальный информационный центр по информационному обеспечению признания в Российской Федерации образования и (или) квалификации, ученых степеней и ученых званий, полученных в иностранном государстве. URL: https://nic.gov.ru/ru/docs/foreign/confirmation/agreem_recog_CIS_2013 (дата обращения: 12.11.2018). Республика Узбекистан к Соглашению не присоединилась; ее гражданам приходится проходить дополнительные процедуры по признанию документов об образовании.

г) совершенствование механизмов отбора талантливой иностранной молодежи для поступления в российские образовательные организации в пределах выделяемых квот (п. 24).

Федеральный закон от 19 мая 2010 г. № 86-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" и отдельные законодательные акты Российской Федерации»54 облегчил процедуры въезда, пребывания и осуществления трудовой деятельности в России для высококвалифицированных иностранных специалистов (ст. 13.2). Для них были отменены квотирование и согласование выдачи разрешения на работу с органами занятости населения; срок разрешения на работу увеличен с одного до трех лет с возможностью неоднократного продления на такой же срок в течение времени действия трудового договора. Однако предусмотренный уровень оплаты труда не являлся достаточно привлекательным для высококвалифицированных специалистов.

Остались неурегулированными и вопросы правового статуса и пребывания в стране членов семей иностранных высококвалифицированных специалистов, въезжающих в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы. Согласно п. 1 ст. 5 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» срок их пребывания определяется сроком действия разрешения на работу, выданного самому высококвалифицированному специалисту. Однако отсутствие у членов его семьи документов, подтверждающих их правовой статус, не позволяет идентифицировать их при въезде в РФ и выезде из страны.

Существующий подход к регулированию вопросов, связанных с миграцией квалифицированных специалистов, нуждается в дальнейшей детализации. Весьма показательно, что в Концепции миграционной политики на 2019—2025 годы фактически содержится признание того, что поставленной задачи — сделать Россию привлекательной страной для профессионалов «высшей лиги» — добиться не удалось55.

54 СЗ РФ. 2010. № 21. Ст. 2524.

55 Как отмечается в п. 8 Концепции, «среди иностранных граждан, привлекаемых российскими работодателями, значительную долю составляют низкоквалифицированные работники, востребованность которых определяется зачастую меньшими по сравнению с использованием труда граждан Российской Федерации издержками, так и недостаточно высоким в некоторых отраслях экономики уровнем технологического развития и организации труда, сокращением рабочих мест, требующих средней и высокой квалификации труда».

5. Заключение

Снижение активности государства в вопросах регулирования интеллектуальной эмиграции чревато негативными последствиями: потерей интеллектуальной элиты, в том числе и потенциальной; усилением несбалансированности профессиональной структуры высококвалифицированных специалистов; ростом масштабов потерь национальной интеллектуальной собственности; недоиспользованием в национальных целях профессиональных знаний, приобретенных интеллектуалами на родине.

Представляется необходимым предотвратить дальнейшее интеллектуальное обнищание Российской Федерации посредством скорейшего перехода экономики на инновационный цифровой путь развития, создания передовых научно-инновационных центров на базе крупнейших университетов страны, поддержки развития наукоградов, создания благоприятных условий для закрепления квалифицированных кадров.

Нуждается в более взвешенном подходе и политика в отношении российской интеллектуальной элиты, работающей на Западе. Представляется заслуживающим рассмотрения предложение А. Коробко-ва, профессора Университета штата Теннесси (США), о том, что политика Российской Федерации не должна быть нацелена на ограничение интеллектуальной эмиграции, а ориентироваться на максимальное использование таких ее положительных черт, как установление долгосрочных академических контактов и формирование российских элитных диаспор за рубежом, продвигающих российские интересы и активно сотрудничающих с академическими организациями Российской Федерации56.

Новые вызовы, связанные с изменениями в глобальном мире, новые цели социально-экономического развития требуют системного обновления и развития задач и механизмов регулирования внешней образовательной и академической мобильности. При этом следует учитывать, что образовательная иммиграция — это источник интегрированных в стране иностранных граждан, которые могут рассматриваться в качестве будущих высококвалифицированных потенциальных граждан России.

56 См.: Коробков А. Российская интеллектуальная диаспора: масштаб, структура, динамика и перспективы сотрудничества с Российской Федерацией // Диаспоры в современном мире: региональный контекст и потенциал для устойчивого развития страны происхождения. С. 347.

В условиях возросшей конкурентной борьбы во всем мире за студентов-мигрантов необходимо проведение активной государственной политики продвижения российского образования за рубежом, включая проведение масштабных информационных кампаний в мировых средствах массовой информации.

Заслуживает поддержки и идея создания сообществ русскоговорящих студентов за рубежом. Это поможет им «не отрываться от корней» и будет способствовать возвращению их на родину.

Положительное воздействие на приход иностранных студентов в российские вузы окажет уровень образовательной интеграции — осуществление межгосударственного образовательного сотрудничества, распространение на новые страны и регионы интеграционных моделей сотрудничества, увеличивающих число соглашений о признании документов об образовании и проч.

Борьба за распределение и перераспределение интеллектуальных ресурсов планеты имеет долговременной характер и в значительной мере будет определять политику государств на перспективу. Это обстоятельство усиливает роль и значение эффективного управления процессами интеллектуальной миграции и требует выделения данной сферы в качестве специального направления государственной миграционной политики.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Бондарь М. Механизм управления международной интеллектуальной миграцией // Бкопош1а 1 гаи^аше. 2013. Т. 5. N0 4. С. 187-204. Б01: 10.12846/]. em.2013.04.13

Василенко И.А. Современная российская политика. 2-е изд. М.: Международные отношения, 2018.

Ефименко О. Потери России в результате эмиграции молодежи // Социально-демографические проблемы молодежи в условиях кризиса. Материалы международного научно-практического семинара для молодых исследователей. М.: Изд-во Экономическое образование, 2009. С. 15-21.

Интеллектуальный капитал и интеллектуальная миграция в условиях глобализации / Под ред. А.В. Должиковой. М.: Проспект. 2017.

Коробков А. Российская интеллектуальная диаспора: масштаб, структура, динамика и перспективы сотрудничества с Российской Федерацией // Диаспоры в современном мире: региональный контекст и потенциал для устойчивого развития страны происхождения. Международная научная конференция. Кишинев: Международная организация по миграции, миссия в Молдове, 2018. С. 347-357.

Кузнецов А.Ю., Вершинина Е.В., Попова Е.В. Проблемы современной миграции в Германии // Миграционные мосты в Евразии: модели эффективного управ-

ления миграцией в условиях развития евразийского интеграционного проекта. Материалы IX Международного научно-практического форума. Т. 1 / Под науч. ред. С.В. Рязанцева, М.Н. Храмовой. М.: Экономическое образование, 2017. С. 197-202.

Леденева В.Ю. Миграция российских специалистов — сдерживающий фактор социально-экономического развития // Альманах «Этнодиалоги». 2011. № 1. С. 53-60.

Проблемы согласования интересов страт современного гражданского общества России: научно-практический словарь-справочник / Под. ред. М.Л. Галас. М: Русайнс М, 2017.

РощинЮ.В. Эмиграция населения. М.: Изд. дом ГУУ, 2010.

Рязанцев С. «Русскоязычная экономика»за рубежом как механизм адаптации мигрантов из России в принимающих странах // Диаспоры в современном мире: региональный контекст и потенциал для устойчивого развития страны происхождения. Международная научная конференция. Кишинев: Международная организация по миграции, миссия в Молдове, 2018. 144-154.

Рязанцев С.В., Письменная Е.Е. Эмиграция ученых из России: «циркуляция» или «утечка» умов // Социологические исследования. 2013. № 4. С. 24-35.

Соболевская А.А., Попова А.К. Постиндустриальная революция в сфере труда. М.: ИМЭМО РАН, 2009.

Цапенко И.П. Управление миграцией: опыт развитых стран. М.: Academia, 2009.

Auriol L., Sexton J. Human Resources in Science and Technology: Measurement Issues and International Mobility // International Mobility of the Highly Skilled. Paris: Organization for Economic Co-operation and Development, 2002. P. 1-33.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Carvalhais I.E. Brain Drain/Brain Gain from the Perspective of a Semi-Peripheral State: Portugal // DIVERSITIES. 2012. Vol. 14. No. 1. P. 99-116.

Freitas A., Levatino А., PecoudA. Introduction: New Perspectives on Skilled Migration // DIVERSITIES. 2012. Vol. 14. No. 1. P. 1-7.

Riano Y. The Invisibility of Family in Studies of Skilled Migration and Brain Drain // DIVERSITIES. 2012. Vol. 14. No. 1. P. 34-37.

Silicon Valley's Skilled Immigrants: Generating Jobs and Wealth for California // Public Policy Institute of California. Research Brief. 1999. Iss. 21. P. 1-2. URL: https:// www.ppic.org/content/pubs/rb/RB_699ASRB.pdf (дата обращения: 25.11.2018).

REFERENCES

(1999). Silicon Valley's Skilled Immigrants: Generating Jobs and Wealth for California. Public Policy Institute of California. Research Brief, (21) [online]. Available at: https://www.ppic.org/content/pubs/rb/RB_699ASRB.pdf [Accessed 25 November 2018].

Auriol, L. and Sexton, J. (2002). Human Resources in Science and Technology: Measurement Issues and International Mobility. In: International Mobility of the Highly Skilled. Paris: Organization for Economic Co-operation and Development, pp. 1-33.

Bondar, M. (2013).Mekhanizm upravleniya mezhdunarodnoi intellektual'noi migra-tsiei [The Mechanism of Management of International Intellectual Migration]. Ekonomia

i Zarzqdzanie [Economics and Management], 5(4), pp. 187-204. (in Russ.). DOI: 10.12846/j.em.2013.04.13

Carvalhais, I. (2012). E. Brain Drain/Brain Gain from the Perspective of a Semi-Peripheral State: Portugal. DIVERSITIES, 14(1), pp. 99-116.

Dolzhikova, A.V. (2017). Intellektual'nyi kapital i intellektual'naya migratsiya v uslo-viyakh globalizatsii [Intellectual Capital and Intellectual Migration in the Context of Globalization]. Moscow: Prospekt. (in Russ.).

Efimenko, O. (2009). Poteri Rossii v rezul'tate emigratsii molodezhi [Losses of Russia as a Result of Youth Emigration]. In: Sotsial'no-demograficheskie problemy molodezhi v usloviyakh krizisa. Materialy mezhdunarodnogo nauchno-prakticheskogo seminara dlya molodykh issledovatelei [Socio-Demographic Problems of Youth in a Crisis. The Materials of the International Scientific-Practical Seminar for Young Researchers]. Moscow: Ekonomicheskoe obrazovanie, pp. 15-21. (in Russ.).

Freitas, A., Levatino, А. and Pecoud, A. (2012). Introduction: New Perspectives on Skilled Migration. DIVERSITIES, 14(1), pp. 1-7.

Galas, M.L. ed. (2017). Problemy soglasovaniya interesov strat sovremennogo grazh-danskogo obshchestva Rossii: nauchno-prakticheskii slovar'-spravochnik [The Problem of Coordination of Interests of the Stratums of Modern Civil Society in Russia: Scientific-Practical Reference Dictionary]. Moscow: Rusains M, 2017. (in Russ.).

Korobkov, A. (2018). Rossiiskaya intellektual'naya diaspora: masshtab, struktura, dinamika i perspektivy sotrudnichestva s Rossiiskoi Federatsiei [Russian Intellectual Diaspora: Scale, Structure, Dynamics and Prospects for Cooperation with the Russian Federation]. In: Diaspory v sovremennom mire: regional'nyi kontekst i potentsial dlya ustoichivogo razvitiya strany proiskhozhdeniya. Missiya v Moldove. Mezhdunarodnaya nauchnaya konferentsiya [Diasporas in Modern World: Regional Context and Potential for Sustainable Development of the Country of Origin. International Scientific Conference]. Chisinau: Mezhdunarodnaya organizatsiya po migratsii, missiya v Moldove, pp. 347-357. (in Russ.).

Kuznetsov, A. Yu., Vershinina, E.V. and Popova, E.V. (2017). Problemy sovremennoi migratsii v Germanii [Problems of Modern Migration in Germany]. In: S.V. Ryazantsev and M.N. Khramova, eds. Migratsionnye mosty v Evrazii: modeli effektivnogo upravleniya migratsiei v usloviyakh razvitiya evraziiskogo integratsionnogo proekta. Materialy IXmezhdunarodnogo nauchno-prakticheskogo Foruma [Migration Bridges in Eurasia: Models of Effective Migration Management in the Context of the Development of the Eurasian Integration Project. The Materials of the IX International Scientific and Practical Forum]. Volume I. Moscow: Ekonomicheskoe obrazovanie, pp. 197-202. (in Russ.).

Ledeneva, V.Y. (2011). Migratsiya rossiiskikh spetsialistov — sderzhivayushchii faktor sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya [Migration of Russian Experts — A Depressive Factor of Social and Economic Development]. Al'manakh "Etnodialogi" [Almanac "Etnodialogues"], (1), pp. 53-60. (in Russ.).

Riano, Y. (2012). The Invisibility of Family in Studies of Skilled Migration and Brain Drain. DIVERSITIES, 14(1), pp. 34-37.

Riasantsev, S.V. and Pis'mennaya, E.E. (2013). Emigratsiya uchenykh iz Rossii: "tsirkulyatsiya" ili "utechka" umov [Emigration of Scientists from Russia: "Circulation"

or "Brain-Drain"]. Sotsiologicheskie issledovaniya [Sociological Studies (Socis)], (4), pp. 24-35. (in Russ.).

Roshchin, Yu.V. (2010). Emigratsiya naseleniya [The Population Emigration]. Moscow: Izdatel'skii dom GUU. (in Russ.).

Ryazantsev, S.V. (2018). "Russkoyazychnaya Ekonomika" za rubezhom kak mekha-nizm adaptatsii migrantov iz Rossii v prinimayushchikh stranakh ["Russian-Speaking Economy" Abroad as a Mechanism for the Adaptation of Migrants from Russia to Host Countries]. In: Diaspory v sovremennom mire: regional'nyi kontekst ipotentsial dlya ustoichivogo razvitiya strany proiskhozhdeniya. Missiya v Moldove. Mezhdunarodnaya nauchnaya konferentsiya [Diasporas in Modern World: Regional Context and Potential for Sustainable Development of the Country of Origin. International Scientific Conference]. Chisinau: Mezhdunarodnaya organizatsiya po migratsii, missiya v Moldove, pp. 144-154. (in Russ.).

Sobolevskaya, A.A. and Popova, A.K. (2009). Postindustrial'naya revolyutsiya v sfe-re truda [Post-Industrial Revolution in the World of Work]. Moscow: IMEMO RAN. (in Russ.).

Tsapenko, I.P. (2009). Upravlenie migratsiei: opyt razvitykh stran [Migration Management: The Experience of the Developed Countries]. Moscow: Academia. (in Russ.).

Vasilenko, I.A. (2018). Sovremennayarossiiskayapolitika [Modern Russian Politics]. 2nd ed. Moscow: Mezhdunarodnye otnosheniya. (in Russ.).

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ:

Воронина Наталия Александровна — кандидат юридических наук, старший научный сотрудник сектора прав человека Института государства и права РАН.

AUTHOR'S INFO:

Natalia A. Voronina — Candidate of Legal Sciences, Senior Research Fellow of the Human Rights Department, Institute of State and Law, Russian Academy of Sciences.

ДЛЯ ЦИТИРОВАНИЯ:

Воронина Н.А. Интеллектуальная миграция: зарубежный и российский опыт регулирования // Труды Института государства и права РАН / Proceedings of the Institute of State and Law of the RAS. 2018. Т. 13. № 6. С. 158-183.

CITATION:

Voronina, N.A. (2018). Intellectual Migration: Foreign and Russian Experience of Management. Trudy Instituta gosudarstva i prava RAN — Proceedings of the Institute of State and Law of the RAS, 13(6), pp. 158-183.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.