Научная статья на тему 'Институциональная экономико-правовая характеристика феодализма как специфической разновидности аграрной цивилизации'

Институциональная экономико-правовая характеристика феодализма как специфической разновидности аграрной цивилизации Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
211
43
Поделиться
Ключевые слова
АГРАРНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ / МНОГОУКЛАДНАЯ ЭКОНОМИКА / ФЕОДАЛИЗМ / ЛИЧНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ / ИНСТИТУТЫ / СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТРАКТ

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Киреев Николай Владимирович, Леднева Татьяна Владимировна

Данная статья посвящена комплексному экономико-правовому анализу феодализма как уникальной разновидности аграрной цивилизации, который проводится с помощью аналитического инструментария современной институциональной экономики. Подчеркивается обусловленность феодализма специфическими и даже уникальными историческими обстоятельствами и доказывается тезис, что феодализм отнюдь не является обязательной и неизбежной ступенью социально-экономической эволюции. Отличительной особенностью статьи является одинаковое акцентирование юридических и экономических характеристик феодализма в их тесной взаимосвязи и взаимной обусловленности.

The institutional economics and law characteristic of feudalism as specific type of agrarian civilization

This essay is dedicated to the complex economics and law characteristic of feudalism as specific type of agrarian civilization. This analysis is make by the instruments of modern institutional economics. Asserted that feudalism was formed by specific historical factors and feudalism considered not as universal stage of social and economic evolution. The distinctive feature of essay is equal accentuation of economic and law peculiaritys of feudalism in their close interrelation and complex interactions.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Институциональная экономико-правовая характеристика феодализма как специфической разновидности аграрной цивилизации»

УДК 33:34

Киреев Николай Владимирович Kireev Nickolay Vladimirovich

кандидат экономических наук, старший преподаватель кафедры экономики и экономической безопасности

Нижегородская академия МВД России (603950, Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, 3)

candidate of sciences (economics), senior lecturer of the department of economics and economic security Nizhniy Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia (3 Ankudinovskoye shosse, Nizhniy Novgorod, 603950)

E-mail: lastsubmarine@rambler.ru

Леднева Татьяна Владимировна Ledneva Tat'ana Vladimirovna

кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского (603950, Нижний Новгород, пр. Гагарина, 23)

candidate of sciences (law), senior lecturer of the department of civil law and process Lobachevsky state university of Nizhny Novgorod (23 Gagarina av., Nizhniy Novgorod, 603950)

E-mail: lastsubmarine@rambler.ru

Институциональная экономико-правовая характеристика феодализма как специфической разновидности аграрной цивилизации

The institutional economics and law characteristic of feudalism as specific type of agrarian civilization

Данная статья посвящена комплексному экономико-правовому анализу феодализма как уникальной разновидности аграрной цивилизации, который проводится с помощью аналитического инструментария современной институциональной экономики. Подчеркивается обусловленность феодализма специфическими и даже уникальными историческими обстоятельствами и доказывается тезис, что феодализм отнюдь не является обязательной и неизбежной ступенью социально-экономической эволюции. Отличительной особенностью статьи является одинаковое акцентирование юридических и экономических характеристик феодализма в их тесной взаимосвязи и взаимной обусловленности.

Ключевые слова: аграрная цивилизация, многоукладная экономика, феодализм, личная зависимость, институты, социальный контракт.

This essay is dedicated to the complex economics and law characteristic of feudalism as specific type of agrarian civilization. This analysis is make by the instruments of modern institutional economics. Asserted that feudalism was formed by specific historical factors and feudalism considered not as universal stage of social and economic evolution. The distinctive feature of essay is equal accentuation of economic and law peculiaritys of feudalism in their close interrelation and complex interactions.

Keywords: agrarian civilization, mixed economy, feudalism , personal dependence, institutions, social contract.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Ни один учебник истории государства и права не обходится без главы, посвященной феодальной эпохе. Однако определения, даваемые феодальной системе общественной организации, не всегда отражают ее суть. В частности, нередко феодальная

Если дворец роскошен, то поля покрыты сорняками и хлебохранилища совершенно пусты.

Дао Дэ Цзин Древнекитайская философия

система ошибочно отождествляется с крепостным правом. Другая распространенная ошибка — трактовка феодализма как неизбежной стадии общественного развития, «обязательной» для исторической эволюции любого социума. Данная статья

ставит своей целью, во-первых, дать точное сжатое определение феодальной системе. Во-вторых, дать ей развернутую и комплексную характеристику и продемонстрировать тесную взаимосвязь и взаимную обусловленность ее правовых и экономических особенностей. В-третьих, увязать феодализм с доминирующими в науке классификациями социальных и экономических систем, трактуя его как специфическую разновидность аграрной цивилизации и многоукладной экономики и тем самым устраняя возможную путаницу. В-четвертых, акцентировать обусловленность феодализма специфическими и даже уникальными историческими обстоятельствами и как следствие — доказать, что феодализм отнюдь не является обязательной и неизбежной ступенью социально-экономической эволюции (как до сих пор считают многие). Достичь этих целей позволит аналитический инструментарий современной институциональной экономики, с достижениями которой мы уже знакомили читателей «Вестника» в ряде предыдущих номеров [1, с. 7—15; 2, с. 50—54; 3, с. 91—95].

Прежде чем дать определение и характеристику феодализму как специфической социально-экономической системе, необходимо рассмотреть общее понятие экономической системы и ее основные классификации.

Как известно, любая система — это совокупность взаимосвязанных элементов, образующих определенную целостность. Экономическая система (economic system) — это совокупность экономических агентов (единиц), производственных ресурсов и технологий (технологических знаний), а также механизмов, институтов, культурных особенностей и идеологий, в рамках которых распределяются ограниченные ресурсы, принимаются и координируются решения «что?», «кто?», «как?» и «для кого?» производить. Перечисляя в этом определении структурные элементы экономической системы, мы считаем важным выделить идеологию как самостоятельный элемент. «Системный подход к исследованию общества определяет естественность и необходимость наличия идеологии в функционировании социальных структур» [4, с. 29]. Как указывал Вальтер Ойкен, концептуальное понятие экономической системы основано на разграничении экономического процесса и форм этого процесса [5, с. 76—77].

Разные экономические системы отличаются друг от друга, в частности, тем, какие координационные институты и механизмы в них доминируют. Другое различие между экономическими системами — в преобладающих производственных технологиях и отраслях экономики.

Поэтому в современных социально-экономических исследованиях доминируют две основные классификации экономических систем:

— производственная (технократическая) классификация — доиндустриальное, индустриальное и постиндустриальное общества (цивилизации);

— институциональная классификация — традиционная экономика, командная, рыночная и

многоукладная экономики в их различных разновидностях.

При этом, как не трудно заметить, производственная (технократическая) классификация представляет собой классификацию не чисто экономических систем как таковых, а социально-экономических систем, то есть — обществ, цивилизаций. Но акцент в этой классификации делается на экономику как на базис социально-экономических отношений.

В основу производственной классификации социально-экономических систем положены три взаимосвязанных критерия: доминирующие технологии и отрасли экономики, лимитирующий фактор экономического роста и господствующая социальная группа (класс, страта). По этим (отчасти «технократическим») критериям У. Ростоу, Д. Белл, О. Тоффлер в своих историко-стадиальных исследованиях выделили следующие типы общества/цивилизации [6, с. 5]:

— аграрное (доиндустриальное) общество/цивилизация;

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

— промышленное (индустриальное) общество/ цивилизация;

— информационное (постиндустриальное) общество/цивилизация.

Интересующее нас в данной статье доиндустриальное общество (аграрная цивилизация, agrarian civilization) — тип социально-экономической системы, при котором основной отраслью является сельское хозяйство, соответственно земля (природные ресурсы) является лимитирующим фактором экономического роста, а господствующей социальной группой являются землевладельцы. Как правило, аграрная цивилизация — общество с примитивным сельскохозяйственным производством, иерархической социальной структурой и властью, принадлежащей земельным собственникам, церковью и армией как главными социальными институтами.

Выделяют следующие экономические особенности аграрной цивилизации:

— низкая производительность сельского хозяйства, являющегося доминирующей отраслью (примерно 90% занятого населения);

— многоукладность экономики, когда в тех или иных пропорциях могут сочетаться традиционное натуральное хозяйство и рыночные отношения, а иногда — доминировать командная экономика;

— масштабное использование принудительного — рабского или крепостного — труда;

— несимметричность экономического процветания и военной мощи;

— структура прав собственности ориентирована на максимизацию ренты властью и совершенно не соответствует задаче минимизации трансакци-онных издержек.

Классификация экономических систем по институциональной природе является чисто экономической. С некоторой долей условности можно выделить четыре фундаментальных институциональных типа экономических систем — традиционная эко-

номика, командная, рыночная и многоукладная. Интересующая нас многоукладная экономика (часто именуемая «смешанной экономикой» — mixed economy) — одновременное сосуществование элементов двух или даже всех трех вышеуказанных институциональных типов экономической системы, когда каждый из них является значимым и трудно один из них считать доминирующим. Экономический уклад — набор родственных экономических институтов с определенным принципом координации решений. Безусловно, в широком смысле почти любая экономика является многоукладной, но в данном случае имеется в виду, что:

— одновременно сосуществуют крупные сектора экономики с разными укладами;

— ни один принцип экономической координации и ни один из существующих укладов не являются доминирующими.

Выделяют три исторические разновидности многоукладной экономики: патриархальная многоукладная экономика, рыночный социализм и переходная экономика (экономика с развивающимися рынками). Для интересующей нас в данной статье патриархальной многоукладной экономики характерна относительная изоляция друг от друга секторов экономики с различными укладами, своего рода «внутренняя автаркия», а кроме того — относительная стабильность. Патриархальная многоукладная экономика — одна из форм существования аграрной цивилизации. Ярким примером патриархальной многоукладной экономики является феодализм.

Феодализм (от лат. feudum — лен, феодальное землевладение) — специфическая разновидность аграрной цивилизации и многоукладной экономики; экономическая и социальная система, основанная на личной зависимости одних индивидов от других, которая представляет собой либо экономическую повинность (крепостное право с феодальными повинностями крепостных крестьян) либо воинскую повинность (сеньориальная/вассальная система). «Нет человека без сеньора» — таков главный принцип социальной организации феодального общества. Другие характерные экономико-правовые особенности феодализма — многоукладность экономики и децентрализация государства, функции которого «распылены» и выполняются военной элитой.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Таким образом, феодализм — понятие не сугубо экономическое, а экономико-правовое и политическое: в этом общественном устройстве тесно и неразрывно переплетаются его экономическая основа и политическая организация. При этом нет оснований считать феодализм (как это делали марксисты) универсальной общественно-экономической формацией, неизбежным и обязательным этапом любой социально-экономической эволюции: исторические условия его возникновения весьма специфичны и многие общества феодализма никогда не знали. Например, Россия никогда не знала феодализма. В этой связи термин «феодаль-

ная раздробленность», используемая для описания средневековой Руси, представляется ошибочным. На самом деле речь должна идти не о феодальной организации Руси (каковой никогда не быто), а о политической раздробленности, когда каждое княжество являлось, по сути, самостоятельным государственным образованием.

Феодализм наблюдался в Средние века в Западной и Центральной Европе, а также в ряде других регионов (средневековая Япония, Китай).

Рассмотрим подробно характерные черты феодализма.

1. Феод/домен (feudum) — ключевое понятие феодальной системы; земельный надел с прикрепленными к нему крестьянами во главе с феодалом, на который предъявляют «пересекающиеся» права собственности крестьянская община, феодал и его сеньор. Феодализм в узком (и первоначальном) смысле — это наличие феодов. Институт феода (домена) можно разделить на два элемента — крепостное право и феодальное право собственности:

а) крепостное право для крестьян — принудительное прикрепление крестьян к земле (принципы «нет земли без людей» и «нет земли без сеньора») с наличием у крестьянской общины натуральных (неденежных) феодальных повинностей перед сеньором в виде барщины или оброка. При этом «налоговым агентом» является крестьянская община, действует принцип «круговой поруки». В целом феодальные обязанности и права несет именно крестьянская сельская община, а не отдельная крестьянская семья или крестьянин как индивид. Субъектом права является в первую очередь община, а не индивид.

Крепостное право — экономическая основа феодализма и один из его важнейших атрибутов, но не его суть, поскольку может сочетаться не только с феодализмом, но и с централизованным государством (история России — прекрасный тому пример). Таким образом, крепостное право ни в коем случае не тождественно феодализму;

б) феодальное право собственности на землю — это причудливым образом расщепленные и «пересекающиеся» права собственности крестьян (крестьянской общины), феодала и верховной (центральной) власти, закрепленные обычным правом. Таким образом, феодальная собственность не есть частная собственность феодала на землю.

Из прикрепления крестьян к феодам (доменам) вытекают многие другие черты феодализма, в том числе децентрализация государства (государственных функций).

2. Имплицитные «квазиконтрактные» «вертикальные» отношения между членами феодального общества, имеющие две разновидности:

а) имплицитный «вертикальный» социальный контракт (в некотором смысле — «квазиконтрактные» отношения) между феодалами и крепостными крестьянами. По крайней мере на первоначальном этапе феодализм часто имел добровольный характер, представляя собой своеобразные кон-

трактные отношения между крестьянской или городской общиной и группой вооруженных людей во главе с феодалом. Альтернативой феодализму как модели социально-политической организации средневекового общества было централизованное государство;

б) сеньориальная/вассальная/ленная система — «квазиконтрактные» вассальные (ленные) отношения между феодалом (вассалом, ленником) и его сеньором (милордом) по принципу «военная обязанность в обмен на землю». В качестве вознаграждения за верную службу сеньоры раздавали земли (феоды с прикрепленными к ним крестьянами) своим вассалам. При этом каждый вассал мог одновременно быть сеньором для другого феодала (или безземельного рыцаря), при этом действовало правило «вассал моего вассала — не мой вассал». Европейская средневековая традиция вассальной службы королю составляла 40 дней в год. Никаких налогов феодальная аристократия королю или иному сеньору не платила. «Свободный человек налогов не платит» — один из принципов феодального общества (унаследованный им от античности).

Имплицитные «вертикальные» «квазиконтрактные» отношения между феодалами и крепостными крестьянами и самими феодалами обеспечивали (не всегда эффективно) защиту личности и собственности членов общества в условиях, когда иные механизмы защиты отсутствовали. В частности, в ситуации, когда государство было почти не в состоянии защищать своих подданных ни от внешних угроз, ни от внутренних посягательств.

3. Слабое положение государственной власти, представленной при феодализме королем и его свитой:

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

— отсутствие как таковой налоговой системы. «Король живет за свой счет», поскольку у него тоже есть свой феод (как и у остальной феодальной аристократии), который его и кормит. Ни феодалы, ни крестьяне налогов королю не платят;

— соответственно отсутствие какого-либо чиновничества, профессиональной бюрократии.

Итак, король — всего лишь «первый (феодал) среди равных». Государственные функции децентрализованы, «распылены» по феодальным поместьям. «Понятие государственной власти сохранялось, оно воспринималось как доминирующее над множеством мелких властей, но при этом государство было крайне ослаблено и не могло исполнять своих функций, в частности — функций защиты» [7, с. 431].

4. Правящий класс, элита общества — феодальная аристократия, которая является одновременно военной аристократией. «Отличительной чертой феодальных обществ было почти полное совмещение сословия господ-сеньоров с сословием профессиональных воинов, тяжело вооруженных конных рыцарей» [7, с. 432]. Специализация на насилии — исключительная прерогатива феодальной элиты.

Соответственно феодальная армия — это, по сути, феодальное ополчение, рыхлая сиюминутная коалиция «разнокалиберных» феодалов, которые обеспечивают себя сами (оружием, лошадьми, амуницией, питанием) и не спаяны общей присягой. Каждый участник феодального ополчения связан присягой лишь перед своим сеньором и не присягает никому другому. Королю присягают лишь его непосредственные вассалы, а присяга государству как таковая вообще отсутствует. В феодальной армии нет жалованья воинам, воинских званий и специальных воинских наград, отсутствуют правила продвижения по службе.

5. Доминирование натурального хозяйства, атрофия денежного обращения, неразвитость даже потребительского рынка. Феодальное хозяйство (крестьянские хозяйства и хозяйство сеньора) представляет собой традиционную экономику и является преимущественно натуральным (немонетарным). Именно атрофия денежного обращения объясняет невозможность создания при феодализме централизованной налоговой системы и оплачиваемого чиновничества (вторым по важности фактором сложности создания при феодализме централизованной налоговой системы была крайне низкая грамотность населения, острая нехватка людей, владеющих грамотой и счетом и способных быть налоговыми или иными чиновниками).

6. Специфичный средневековый феодальный менталитет: «переключение сознания на чувственное восприятие непосредственно близкого» [7, с. 431], узкий социальный кругозор, психологическая привязанность к земле и сакрализация земли, патриархальная и «местечковая» психология, доминирование сельских (деревенских, общинных) представлений.

Подытоживая характерные черты феодализма, отметим характерную для него тесную связь подчиненного со своим непосредственным господином. «И так, снизу вверх, от узелка к узелку, цепляясь друг за друга, как звенья цепочки, самые бессильные в обществе были соединены с самыми могущественными» [7, с. 432]. При этом, как указывает тот же М. Блок, отношения личной зависимости, характерные для феодализма, были чем-то вроде искусственных родственных уз. «Феодальные связи, собственно, и возникли потому, что родственные связи ослабли» [7, с. 431].

Неизбежен вопрос — как возникает и при каких условиях исчезает такая своеобразная форма общественной организации, как феодализм? Вообще говоря, современная институциональная экономика усматривает основные причины социальных изменений в изменении относительных цен, в новых технологических знаниях и в меняющейся идеологии [8, с. 14]. В свете этого подхода следует выделить следующие исторические факторы возникновения феодализма, настолько же специфичные, как сама феодальная система:

— ослабление центральной власти, в том числе развал и последующее отсутствие эффективной

налоговой системы (яркий пример — быстрое возникновение феодальной системы на территории Западной Римской империи после ее падения). Невозможность создания эффективной налоговой системы при феодализме объясняется двумя факторами — атрофией денежного обращения (см. выше) и крайний дефицит элементарно образованных людей (умеющих читать, писать и считать), способных заняться налоговым администрированием (составление земельных кадастров, регулярная перепись населения и т. д.);

— потребность городов и крестьянских общин в децентрализованной защите в силу децентрализованного характера угроз — нападений «мобильных бандитов» (в раннем Средневековье — норманнов, венгров и кочевников);

— несовместимость (до появления огнестрельного оружия) статусов крестьянина и воина. Такая несовместимость объяснялась, с одной стороны, доминированием в сельском хозяйстве трудоемких зерновых культур и низкой производительностью используемых примитивных аграрных технологий, с другой — спецификой овладения навыками использования холодного оружия. Отметим, что в отличие от предыдущих исторических факторов несовместимость статусов крестьянина и воина в эпоху холодного оружия является фактором возникновения не только феодализма, но и аграрной цивилизации в целом.

Соответственно, можно выделить следующие исторические факторы исчезновения феодальной системы:

— изобретение огнестрельного оружия, позволяющего совмещать статусы работника и воина. В 1260 году монах Роджер Бэкон записал первый в Европе рецепт изготовления пороха, и это событие подводит черту под феодальной эпохой и производит настоящий переворот в дальнейшей истории Европы и всей Западной цивилизации. Отдаленными последствиями изобретения огнестрельного оружия стали появление крупных мобилизационных армий и принципа всеобщей воинской обязанности, формирование современной налоговой системы и возникновение представительной демократии в лице парламентов, с которыми европейские монархи, нуждавшиеся в финансировании военных расходов, были вынуждены согласовывать размеры налогового бремени. Неискушенному читателю может показаться странной и неожиданной связь между появлением огнестрельного оружия и возникновением современной представительной демократии, но эта связь убедительно доказана представителями «новой экономической истории». «Новшества в организации военного дела и военной технологии часто становятся важнейшим стимулом к социальным инновациям» [9, с. 241];

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

— постепенное исчезновение набегов викингов и одновременно рост угрозы крупномасштабного наступления с Востока (кочевники, наступление Оттоманской империи, экспансия монголов). В силу этого (а также в силу возникновения осадной ар-

тиллерии) средневековые замки перестали быть неприступными, феодалы со своими рыцарями были уже неспособны защитить ни крестьян, ни самих себя. Потребность в централизованной защите в силу централизованного крупномасштабного характера угроз порождает спрос на централизованное государство — только оно способно аккумулировать крупные средства (посредством налоговой системы) и создавать большие армии. В этом отношении крайне интересно сравнение средневековой Европы со средневековым Китаем, где периодическое изменение «баланса» между централизованными и децентрализованными угрозами приводило к чередованию феодализма и централизованного государства.

Главный экономический недостаток феодализма — отсутствие так называемой динамической эффективности: институт феода и круговая порука в крестьянских общинах убивали какие-либо стимулы к аграрным инновациям. В результате со времен Римской империи до XVIII века сельскохозяйственные технологии почти не изменились. Вся феодальная эпоха в истории Европы — это несколько столетий экономической стагнации и почти нулевых темпов экономического роста, все большего отставания от других очагов цивилизации. В XII веке (на излете европейского средневековья) в странах арабского халифата эпохи Абассидов и в Китае эпохи династии Сунь среднедушевой ВВП превышал аналогичный европейский показатель приблизительно в 2 раза [9, с. 225]. Только исчезновение феодальной системы позволило Европе постепенно вырваться вперед и со временем (XVII—XIX века) стать мировым экономическим лидером.

В современной индустриальной экономике иногда могут (в специфических политических условиях) наблюдаться черты феодализма. В этой связи иногда используют термин «индустриальный феодализм». Ярким примером являются отдельные регионы и города России 1990-х годов: слабость центральной власти и фактическая децентрализация государства, слабое действие федеральных законов. Предприниматели не столько платили налоги в государственную казну, сколько «отстегивали» регулярную дань «крышевавшим» их организованным преступным группировкам, в которых криминальные авторитеты и «братки» были аналогичны средневековым феодалам и их рыцарям. Экономические (да и не только) взаимодействия регулировались не столько писаным официальным законодательством, сколько криминальными «понятиями» и спонтанно возникшими неписанными «правилами игры», игравшими роль «обычного права» — еще одна очевидная аналогия с феодальным средневековьем.

Хочется надеяться, что проведенный в данной статье комплексный экономико-правовой анализ феодальной системы общественной организации представляет ценность как для учебно-педагогического процесса, так и для научных исследований, участником которых является и сам автор.

Примечания

Notes

1. Баранов В.М., Киреев Н.В. Институциональные реформы в ракурсе юридического плюрализма и контексте перспектив междисциплинарного экономико-правового подхода // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2012. № 20.

2. Киреев Н.В., Шох М.А. Парадигма экономической теории права // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2013. № 22.

3. Киреев Н.В. Моделирование преступного поведения в экономической теории // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2013. № 21.

4. Конев А.Н. Операционализация понятия «идеология» при анализе состояния юридической науки // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2014. № 1 (25).

5. Ойкен В. Основы национальной экономии / пер. с нем. М., 1996.

6. Бродель Ф. Грамматика цивилизаций / пер. с фр. М., 2008.

7. БлокМ. Феодальное общество / пер. с фр. М., 2003.

8. Норт Д.С., Уоллис Дж., Вайнгаст Б. Насилие и социальные порядки. Концептуальные рамки для интерпретации письменной истории человечества / пер. с англ. М., 2011.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

9. Гайдар Е.Т. Долгое время. Россия в мире: очерки экономической истории. М., 2005.

1. BaranovV.M., KireevN.V. Institutional reforms from the perspective of legal pluralism and in the context of prospects of interdisciplinary economic and legal approach // Legal science and practice: Journal of Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia. 2012. № 20.

2. Kireev N.V., Shoh M.A. Paradigm of the economic theory of law // Legal science and practice: Journal of Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia. 2013. № 22.

3. Kireev N.V. Modeling of the criminal behavior in economic theory // Legal science and practice: Journal of Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia. 2013. № 21.

4. KonevA.N. Operationalization of the concept of «Ideology» in analyzing the state of legal science // Legal science and practice: Journal of Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia. 2014. № 1 (25).

5. Oiken V. Foundations of national economy. Moscow, 1996.

6. BraudelF. Grammar civilizations. Moscow, 2008.

7. BlockM. Feudal society. Moscow, 2003.

8. North D.C., Wallis J., Vaingast B. Violence and social orders. A conceptual framework for interpreting recorded human history. Moscow, 2011.

9. GaidarE. For a long time. Russia in the world: essays in economic history. Moscow, 2005.