Научная статья на тему 'Информационное взаимодействие в системе борьбы с "отмыванием" преступных доходов: риск-ориентированный подход'

Информационное взаимодействие в системе борьбы с "отмыванием" преступных доходов: риск-ориентированный подход Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
148
27
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
"ОТМЫВАНИЕ" НЕЛЕГАЛЬНЫХ ДОХОДОВ / ИНФОРМАЦИОННОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ / ФИНАНСОВЫЙ МОНИТОРИНГ / МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ РОССИЙСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ / РИСКИ / МЕТОДЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ / ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ КРИЗИС / LAUNDERING OF ILLEGAL INCOMES / INFORMATION INTERACTION / FINANCIAL MONITORING INTERNATIONAL ASSOCIATIONS / RUSSIAN ORGANIZATIONS / RISKS / COUNTERMEASURES / FOREIGN POLICY CRISIS

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Ващекин Андрей Николаевич, Ващекина Ирина Викторовна

Цель: исследование информационного взаимодействия в системе противодействия «отмыванию» преступных доходов и финансированию терроризма (ПОД/ФТ), задачей которой является осуществление финансового мониторинга с целью предотвращения функционирования «теневого» сектора экономики, формирования организованной преступности и осуществления террористической деятельности в мировом сообществе. Методы: аналитический и экспертный методы системного анализа и математическое моделирование. Результаты: определены основные уровни функционирования системы ПОД/ФТ, первый из которых формируется международными объединениями, второй общенациональными структурами ПОД/ФТ, третий отдельными финансовыми и коммерческими организациями, взаимодействующими с первыми двумя уровнями и в пределах полномочий контролируемыми ими. Российская национальная система ПОД/ФТ опирается на взаимодействие Росфинмониторинга, Банка России и других организаций, перечень которых определяется российским законодательством. Они обеспечивают соответствие деятельности российских кредитных организаций рекомендациям ФАТФ, Вольфсбергским принципам, взаимодействие с ЕАГ и Эгмонт, меры по снижению Базельского AML-индекса России. Обоснована необходимость международного информационного взаимодействия в борьбе с «отмыванием» нелегальных доходов как одной из задач обеспечения конкурентоспособности отечественной экономики, способствующей созданию позитивного инвестиционного климата, повышающей международный авторитет страны в целом, усиливающей ее политические позиции. Рекомендовано применение риск-ориентированного подхода как методологической основы при организации финансового мониторинга на основе освоения зарубежной практики ПОД/ФТ. Оценку риска предложено проводить с опорой на модернизированные вероятностные методы и метод нечетких множеств.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Ващекин Андрей Николаевич, Ващекина Ирина Викторовна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

INFORMATION INTERACTION IN THE SYSTEM OF LEGAL ORGANIZATIONS FOR COMBATING CRIMINAL INCOME "WASHING": RISK-ORIENTED APPROACH

Purpose: a study of information interaction in the system of countering the laundering of criminal proceeds and the financing of terrorism (AML / CFT), whose task is to carry out financial monitoring in order to prevent the functioning of the “shadow” sector of the economy, the formation of organized crime and the implementation of terrorist activities in the global community. Methods: analytical and expert methods of system analysis and mathematical modeling. Results: the main levels of the AML / CFT system functioning are defined, the first of which is formed by international associations, the second by national AML / CFT structures, the third by separate financial and commercial organizations interacting with the first two levels and within the powers controlled by them. The Russian national AML / CFT system relies on the interaction of Rosfinmonitoring, the Bank of Russia and other organizations, the list of which is determined by Russian law. They ensure compliance of the activities of Russian credit organizations with the FATF recommendations, the Wolfsberg principles, interaction with EAG and Egmont, measures to reduce the Basel AML index of Russia. The necessity of international information interaction in the fight against the laundering of illegal income as one of the tasks of ensuring the competitiveness of the domestic economy, creating a positive investment climate that enhances the international authority of the country as a whole and strengthens its political position, is substantiated. The use of a risk-based approach as a methodological basis in the organization of financial monitoring based on the development of foreign AML / CFT practices was recommended. It is proposed to conduct a risk assessment based on upgraded probabilistic methods and the method of fuzzy sets.

Текст научной работы на тему «Информационное взаимодействие в системе борьбы с "отмыванием" преступных доходов: риск-ориентированный подход»

ИНФОРМАЦИОННОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В СИСТЕМЕ БОРЬБЫ С «ОТМЫВАНИЕМ» ПРЕСТУПНЫХ ДОХОДОВ: РИСК-ОРИЕНТИРОВАННЫЙ ПОДХОД

Ващекин А. Н., ВащекинаИ. В.*

Ключевые слова:«отмывание» нелегальных доходов, информационное взаимодействие, финансовый мониторинг, международные объединения российские организации, риски, методы противодействия, внешнеполитический кризис.

Аннотация.

Цель: исследование информационного взаимодействия в системе противодействия «отмыванию» преступных доходов и финансированию терроризма (ПОД/ФТ), задачей которой является осуществление финансового мониторинга с целью предотвращения функционирования «теневого» сектора экономики, формирования организованной преступности и осуществления террористической деятельности в мировом сообществе.

Методы: аналитический и экспертный методы системного анализа и математическое моделирование.

Результаты: определены основные уровни функционирования системы ПОД/ФТ, первый из которых формируется международными объединениями, второй - общенациональными структурами ПОД/ФТ, третий - отдельными финансовыми и коммерческими организациями, взаимодействующими с первыми двумя уровнями и в пределах полномочий контролируемыми ими. Российская национальная система ПОД/ФТ опирается на взаимодействие Росфинмониторинга, Банка России и других организаций, перечень которых определяется российским законодательством. Они обеспечивают соответствие деятельности российских кредитных организаций рекомендациям ФАТФ, Вольфсбергским принципам, взаимодействие с ЕАГ и Эгмонт, меры по снижению Базельского АМ1-индекса России.

Обоснована необходимость международного информационного взаимодействия в борьбе с «отмыванием» нелегальных доходов как одной из задач обеспечения конкурентоспособности отечественной экономики, способствующей созданию позитивного инвестиционного климата, повышающей международный авторитет страны в целом, усиливающей ее политические позиции. Рекомендовано применение риск-ориентированного подхода как методологической основы при организации финансового мониторинга на основе освоения зарубежной практики ПОД/ФТ. Оценку риска предложено проводить с опорой на модернизированные вероятностные методы и метод нечетких множеств.

001:10.21681/1994-1404-2018-4-04-14 Введение

Непрерывный процесс глобальной информатизации, развитие международного сотрудничества в разнообразных областях, деятельность транснациональных корпораций, распространение международных торговых и финансовых операций вызвали в последние десятилетия значительное увеличение трансграничных переводов. Количественное их увеличение уже само по себе затрудняет контроль за легальностью и прозрачностью операций, а вследствие формирования новых взаимно сопряженных структур и развития информационных технологий, активно при-

меняющихся в финансовой сфере вследствие информационной природы платежных средств, эти трудности увеличиваются многократно [13].

Государственные и финансовые организации развитых стран, учитывая потенциальную общественную опасность вовлечения национальных финансовых рынков и банковских структур в процессы легализации преступных доходов и формирования теневой экономики, ещё в конце прошлого века стали обмениваться необходимой информацией и вырабатывать организационно-правовые меры по предотвращению отрицательного влияния преступных финансовых операций, как на национальные экономики, так и на мировую хозяйственную систему в целом.

* Ващекин Андрей Николаевич, кандидат экономических наук, доцент, профессор кафедры информационного права, информатики и математики Российского государственного университета правосудия, Российская Федерация, г. Москва. Email: vaschekin@mail.ru

Ващекина Ирина Викторовна, кандидат экономических наук, доцент, доцент кафедры информационного права, информатики и математики Российского государственного университета правосудия, г. Москва, Россия. E-mail: vaschekinа@mail.ru

В последние десятилетия значение международных организаций, действующих в целях контроля и противодействия «отмыванию» доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма (ПОД/ ФТ) постоянно возрастает [9]. При этом сложилась многоуровневая система обмена информацией, мониторинга и взаимного контроля, образуемая организациями на трех уровнях, первый из которых формируется международными объединениями, второй - общенациональными структурами ПОД/ФТ, третий - отдельными финансовыми и коммерческими организациями, взаимодействующими с первыми двумя уровнями и в пределах полномочий контролируемыми ими.

1. Международные объединения ПОД/ФТ

Первые шаги по контролю за финансовым «отмыванием» денег были сделаны в 1974 г., когда для выработки рекомендаций по правилам и методам контроля за банковскими операциями был образован Базельский комитет. Сейчас членами комитета являются представители 10 государств: Бельгии, Великобритании, Германии, Италии, Канады, США, Франции, Швеции, Швейцарии, Японии. В 1988 г. комитет опубликовал Базельскую декларацию, направленную на защиту банковской системы от использования при «отмывании» доходов от наркоторговли - наиболее значимой составляющей доходов в сфере организованной преступности (задачи комитета впоследствии были расширены).

В 1989 г. по инициативе стран «большой семерки» образовалась группа по разработке рекомендаций, направленных на противодействие «отмыванию» преступных доходов (Financial Action Task Force on Money Laundering - FATF). ФАТФ является межправительственной организацией, определяющей общие стандарты в сфере противодействия «отмыванию» преступных доходов и финансированию терроризма, а также оценивающей соответствие национальных систем ПОД/ФТ отдельных стран своим стандартам. ФАТФ стала самым значительным объединением в этой сфере, включающей 35 стран и две международные организации (Евро-комиссия и Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива, а в ранге наблюдателей - ещё 20 организаций и две страны - Израиль и Саудовская Аравия). ФАТФ тесно взаимодействует с МВФ, Всемирным банком, Управлением ООН по наркотикам и преступности, реализующими собственные программы, нацеленные на противодействие «отмыванию» денег.

Основной целью ФАТФ видит установление стандартов и содействие эффективному осуществлению правовых, нормативных и оперативных мер по борьбе с «отмыванием» денег, финансированием терроризма и другими связанными с ними угрозами целостности международной финансовой системы. Организацией подготовлен список из сорока рекомендаций, которые не носят обязательного характера и не содержат жестких требований, поскольку признают различия в законодательствах разных стран. Тем не менее, они со-

ставлены с учетом максимального территориального охвата без потери информационной составляющей. С 2000 г. рекомендации ФАТФ распространяются в том числе и на страны, не входящими в эту организацию в ранге действительных членов. В мире функционирует также несколько региональных групп, функционально напоминающих ФАТФ и осуществляющих с ней тесное информационное взаимодействие, с другими ключевыми международными институтами, а также между собой. По мере накопления опыта в разработке рекомендаций в области ПОД/ФТ, а также с ростом интенсивности безналичного оборота в международных финансовых расчетах, авторитет ФАТФ возрастает.

Первый список рекомендаций ФАТФ был предложен еще в 1990 г. для защиты финансовых систем от лиц, «отмывающих» денежные средства, полученные от наркоторговли. В 1996 г. список получил развитие на основе изучения новых тенденций, приемов «отмывания», а также расширения сферы применения этих приемов за пределы сферы торговли наркотиками. П стал осле использования резонансных терактов в США в 2001 г. ФАТФ существенно расширила сферу своей деятельности, распространив ее на предупреждение финансового обеспечения террористических организаций.

В результате возникли восемь дополнительных рекомендаций по борьбе с финансированием терроризма (позднее добавили девятую). В последующие годы борьба ФАТФ с финансовой поддержкой международного терроризма вышла на передний план и информационное взаимодействие с национальными институтами с целью предупреждения использования легализованных доходов для финансирования терроризма заметно возросло.

Рекомендации ФАТФ со временем стали более целенаправленными. В настоящий момент число государств, которое ими руководствуется, приближается к двум сотням. Наиболее важные рекомендации для финансовых учреждений выглядят следующим образом:

• следует избегать ведения анонимных (или открытых на вымышленные имена) счетов;

• нужно уделять особое внимание любым возможным способам «отмывания» доходов, порождаемым новыми или разрабатываемыми информационными технологиями, повышающих степень анонимности;

• нужно обращать внимание на все сложные и крупные сделки, а также необычные схемы их совершения, имеющие неясную экономическую или законную цель;

• имеет смысл внедрять собственные программы по борьбе с «отмыванием» денег и финансированием терроризма;

• следует уделять особое внимание деловым отношениям и сделкам с лицами (компаниями и учреждениями), зарегистрированными в странах, игнорирующих выполнение рекомендаций ФАТФ.

Также отмечается, что государственным органам необходимо быстро, и конструктивно осуществлять широкую взаимопомощь в связи с проведением расследований, судебным преследованием и сопутствующими процедурами ПОД/ФТ.

Приоритетом ФАТФ на протяжении всего периода деятельности остается обеспечение прозрачности и своевременного доступа к информации о бенефициарном. В 2014 г. ФАТФ выпустила Руководство по прозрачности и бенефициарной собственности, выполнение которого позволяет получить доступ к актуальной информации о корпоративных структурах и установить процедуры для облегчения обработки информационных запросов от зарубежных коллег.

В 2017 г. ФАТФ разработала консолидированные стандарты по обмену информацией, где определены гарантии и меры защиты при взаимном обмене информацией между странами, организациями и предприятиями.

Шесть изложенных выше рекомендаций (всего их сорок) дают достаточное представление о направленности указаний ФАТФ. Они полностью согласуются с деятельностью российских организаций, и прежде всего - Рос-финмониторинга, а изложенные в них принципы, прослеживаются в Федеральном законе № 115-ФЗ от 7 августа 2001 г. «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансирования терроризма». Основные цели этого закона видны из его разделов: предупреждение ОД/ФТ, организация ПОД/ФТ, международное сотрудничество в сфере ПОД/ФТ.

С момента принятия указанного закона на фоне постоянно развивающихся преступных методов в него были внесено пятьдесят поправок в рамках единого систематического подхода к созданию препятствий для совершения экономических преступлений на мировом уровне. В результате Российская Федерация получила возможность не просто эффективно координировать силы уполномоченных организаций, но и действовать в тесном информационном контакте со всеми экономическими системами заинтересованных стран [4].

К ключевым изменениям, внесенным ФАТФ, относятся: риск-ориентированный подход; прозрачность; международное сотрудничество; операционные стандарты; новые угрозы и новые приоритеты (рис. 1).

Рис. 1. Эволюция рекомендаций ФАТФ

Применение рекомендаций ФАТФ способствует решению трех важнейших функциональных задач: идентификация участников потенциально нелегальной финансовой операции, фиксирование сведений о подозрительной операции и информирование специального официального органа об этой операции. Однако практические способы выполнения этих процедур международными стандартами четко не регламентируются, поэтому на своем уровне каждая страна формирует собственные подходы к реализации каждого стандарта [14].

В указаниях ФАТФ отмечено, что риски ОД/ФТ нередко сложно четко описать или измерить количественно, однако приблизительную оценку уровня риска можно произвести, исходя из вероятности осуществления рисков и из анализа их последствий. Кроме того, ФАТФ констатирует различия в оценках национального риска ОД/ФТ в разных странах, где применяются как формальные методы (статистический анализ, математическое моделирование и др.), так и экспертные (выводы и заключения по итогам групповых обсуждений). Заметим, что в отечественной науке вероятностные методы оценки рисков существенно модернизированы и позволяют успешно формализовать экспертные оценки - например, используются копула-функции в многомерных моделях Монте-Карло [11]. Наряду с вероятностными применяются по виду схожие, а по сути принципиально иные математические методы, успешно обеспечивающие представление качественных характеристик информации в количественном виде - методы нечётких множеств [5].

ФАТФ приводит примеры проведения оценок риска на национальном уровне лишь для некоторых стран (США, Австралия, Нидерланды).

Страны, в которых риски наиболее высоки, перечислены в «черном списке ФАТФ», который составляют три группы государств:

• игнорирующие ФАТФ (Иран, Северная Корея), которые характеризуются наибольшим уровнем риска и подвергаются ограничительным мерам;

• взаимодействующие с ФАТФ, но вследствие различных причин обладающие высоким уровнем риска, против которых меры не принимаются (Куба, Боливия, Пакистан, Сирия, Турция);

• декларирующие готовность к сотрудничеству, но не имеющие возможности для полноценного участия в борьбе с экономическими преступлениями (Алжир, Ангола, Камбоджа, Намибия, Туркменистан).

Международные электронные операции, в которых участвуют представители «черного списка ФАТФ», автоматически считаются подозрительными.

В современных условиях наиболее значимым для нашей страны наднациональным институтом контроля стало институциональное подразделение ЕврА-зЭС - Евразийская группа по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма (ЕАГ), образованная девятью государствами (Бе-

лоруссия, Индия, Казахстан, Китай, Кыргызстан, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан). ЕАГ является ассоциированным членом ФАТФ и действует в соответствии с его методологией. Эти страны - надежные экономические партнеры, настроенные на сотрудничество в торговой и финансовой сфере. С учетом роста товарооборота и взаимопроникновения капитала,

представляется обоснованным инициировать разработку стандартизованных средств и методов взаимного обмена информацией в платежном и кредитном секторах, не ограничиваясь лишь общими рекомендациями по типу ФАТФ, чтобы получить в рамках ЕврАзЭС действенный инструмент ПОД/ФТ на основе собственных оценок риска.

В качестве ориентира можно обратиться к изучению опыта специалистов Базельского института управления, оценивающими уязвимость страны к проведению на ее территории нелегальных операций по ОД/ ФТ на меры базе «антиотмывочного» индекса (The Basel AML Index). Индекс рассчитывается с 2012 г. Риски оцениваются по десятибалльной шкале: чем выше значение индекса, тем больше уязвимость страны к «отмыванию» преступных доходов. Он учитывает риски ОД/ ФТ (весовой коэффициент в совокупной оценке составляет 65%), подверженность страны коррупции (10%), прозрачность функционирования государственного и финансового секторов (5% и 15%, соответственно), а также политические риски (5%).

В свою очередь, оценка фактора «риски ОД/ФТ» складывается из результатов взаимной оценки национального режима ПОД/ФТ государства, проведенной ФАТФ или региональной группой, ее заменяющей (30%), индекса финансовой секретности, публикуемого Tax Justice Network (25%), и выводов ежегодного доклада Государственного департамента США «О стратегии контроля за международным оборотом наркотиков».

При составлении рейтинга учитывается также информация Transparency International, Всемирного Банка и Всемирного экономического форума.

На протяжении шести лет список стран с наиболее высоким индексом (табл. 1) не претерпевал существенных изменений, а отдельные государства являются его

постоянными фигурантами1. Стоит, однако, заметить, что AML Index оценивает не фактически зафиксированные объемы нелегальных операций, а потенциальную уязвимость страны к ОД/ФТ.

Самый высокий (негативный) балл присвоен Ирану (8,60), самый низкий - Финляндии (3,04). Наша страна в рейтинге 2017 г. находится на 64 месте, имея 6,22 балла. В 2016 г. Россия занимала 58 место (с той же оценкой - 6,22 балла).

Другим положительным для нашей страны примером успешно действующей системы реального информационного обмена служит группа Эгмонт - неформальное объединение подразделений финансовой разведки (ПФР), ставшее в последние годы эффективным межправительственным объединением по борьбе с ОД/ФТ. В центре внимания этой группы находится «отмывание» денег, при этом она выполняет важную роль в международных усилиях по борьбе с финансированием терроризма. Финансовая информация, доступная ПФР, распространяется среди национальных ведомств, которые занимаются конкретными расследованиями.

Основная цель группы Эгмонт в настоящее время -информационное взаимодействие ПФР во всем мире в целях борьбы с ОД/ФТ, а также для реализации внутренних программ, в том числе расширения и систематизации международного сотрудничества в области

1 Basel Committee on Banking Supervision. Oficial'nyj sajt [jelektronnyj resurs] - http://www.bis. org/publ/bcbs275.pdf

Таблица 1

Базельский индекс AML

2012 2013 2014 2015 2016 2017

Иран Афганистан Иран Иран Иран Иран

Кения Иран Афганистан Афганистан Афганистан Афганистан

Камбоджа Камбоджа Камбоджа Таджикистан Таджикистан Гвинея-Бисау

Гаити Таджикистан Таджикистан Гвинея-Бисау Уганда Таджикистан

Таджикистан Ирак Гвинея-Бисау Мали Гвинея-Бисау Лаос

Мали Гвинея-Бисау Ирак Камбоджа Камбоджа Мозамбик

Уганда Гаити Мали Мозамбик Мозамбик Мали

Парагвай Мали Свазиленд Уганда Мали Уганда

Белиз Свазиленд Мозамбик Свазиленд Судан Камбоджа

обмена информацией, обмена кадрами, внедрения современных информационных технологий (глобальная защищенная сеть Эгмонт, ESW) и др. Учитывая позитивный опыт, рекомендуется при разработке отечественных информационных систем, обеспечивающих ПОД/ ФТ, обеспечивать технологическую совместимость с подобными сетями, а в перспективе - расширить действие этих систем на страны ЕАГ.

И, наконец, немаловажным институтом первого уровня является Вольфсбергская группа (Wolfsberg group). Это международное объединение крупнейших мировых банков, которые в 2000 г. выработали собственные принципы противодействия легализации преступных доходов в частном банковском секторе. Всеобщие директивы по противодействию «отмыванию» доходов в частном банковском секторе (Воль-фсбергские принципы) подписали ведущие на тот момент банки мира.

Эти принципы включают приоритетные направления политики банков по предотвращению использования банковской системы для легализации преступных доходов. Опираясь на них, банки устанавливают отношения только с теми клиентами, законное происхождение доходов которых может быть отметить подтверждено. Включение конкретного механизма противодействия остается на усмотрение банка.

Письмом ЦБ РФ №24-Т от 15 февраля 2001 г. кредитным организациям Российской Федерации было предложено придерживаться Вольфсбергских принципов, и это обеспечило выход России из «черного списка ФАТФ» (2003 г). Некоторых конкретные банки принимали соответствующие решения даже ранее указаний ЦБ, поскольку при установлении корреспондентских отношений иностранные банки часто устанавливали российским партнерам условия по неукоснительному следованию Вольфсбергским принципам. Несмотря на несогласованность и сохранение индивидуальных трактовок, на территории Российской Федерации эти принципы определяли политику отечественных кредитных организаций до формирования Росфинмонито-ринга, а добросовестные участники рынка придерживаются их без дополнительных указаний [8].

Нетрудно заметить, что принципы, выработанные этой банковской группой во многом схожи с подходами ФАТФ. В них отдельно рассматривается порядок идентификации клиентов, действия при выявлении подозрительных операций, а также механизм формирования отдельных внутрибанковских структур, специализирующихся на ПОД/ФТ. Основная разница состоит в том, что ФАТФ разработала рекомендации на уровне стран, делая упор на работу государства в целом как системы ПОД/ФТ, в то время Вольфсбергская группа ориентируется на отдельные банки. Из этого следует, что для России, в которой банковская система централизована в высокой степени, этот подход вполне применим, и его внедрение может обеспечить высокую степень безопасности банковских операций и надежного противодействия «отмыванию» нелегальных доходов.

2. Национальные организации ПОД/ФТ

Национальные системы ПОД/ФТ обычно включают разнообразные государственные органы, фскн осуществляющие контроль и надзор в осуществляющие области положение ПОД/ФТ. В Российской Федерации это, прежде легализации всего актов, Федеральная служба по финансовому мониторингу (Росфинмони-торинг) - федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по противодействию легализации преступных доходов, финансированию терроризма и распространения оружия массового уничтожения, по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в указанной сфере, по координации соответствующей деятельности других федеральных органов исполнительной власти, иных организаций. Росфинмониторинг также является государственным центром по оценке угроз национальной безопасности, возникающих в результате совершенствования операций (сделок) с денежными средствами или иным имуществом, и по выработке мер противодействия этим угрозам.

На том же уровне находятся и Банк России, производящий контроль и надзор в области ПОД/ФТ в банковской сфере и на финансовых рынках, а также Федеральная налоговая служба (ФНС полученных), Федеральная таможенная служба (ФТС), Пенсионный Фонд России (ПФР), Генеральная прокуратура. Они решают основные задачи по предупреждению, выявлению случаев легализации преступных доходов, недопущению операций по финансированию терроризма.

Позитивным следствием освоения зарубежной практики ПОД/ФТ стало широкое распространение риск-ориентированного подхода, ставшего методологической основой при организации финансового планирования в различных сферах экономики. Эта методология заложена в Международные стандарты по противодействию «отмыванию» денег, финансированию терроризма и распространения оружия массового уничтожения ФАТФ, а также отражена в документе «Актуальные вопросы оценки рисков отмывания денег, применения санкций, взяточничества и коррупции», изданном в сентябре 2015 г.

Банк России в своем Информационном письме от 27 декабря 2017 г. № ИН-014-12/64 рекомендует кредитным организациям опираться на риск-ориентированный подход, учитывая, что он позволяет гибко применять меры ПОД/ФТ, с тем, чтобы более эффективно распределить имеющиеся ресурсы и направлять усилия на предупредительные меры в области высокого риска.

Большинство финансовых организаций успешно использует оценки кредитных или рыночных рисков. Специфика оценки финансового преступления состоит в том, что она сосредоточена на оценке «косвенного» риска, отражающего внутреннюю и внешнюю среду финансовой организации, в том числе инструменты контроля, направленные на снижение риска. Тем не

менее, при проведении обоих видов оценки методологии количественной и качественной оценки рисков помогают организациям в оценке рисков, понимании изучаемого явления, анализе источников и влияния риска финансового преступления и разработке инструментов и методов управления этими рисками.

В январе 2014 г. Базельским комитетом были обнародованы рекомендации, в которых отмечено, что эффективное управление риском предусматривает проведение идентификации и анализа рисков «отмы-

вания» денег и финансирования терроризма в банке, а также разработку и эффективное внедрение политики и процедур, соразмерных выявленным рискам. При проведении всесторонней оценки для выявления риска «отмывания» денег и финансирования терроризма, банк должен учитывать все существенные факторы присущего и остаточного риска, чтобы определить соответствующий необходимый уровень их снижения.

Проведение оценки рисков стало привычной практикой во многих странах. Например, в США руководство банка обязано выстраивать банковскую программу в соответствии с профилем риска, идентифицированного по результатам его оценки, разрабатывать соответствующие политику, процедуры и процесс мониторинга и контроля рисков «отмывания» денег2.

Системы мониторинга банка по выявлению, изучению и направлению сообщений о подозрительной деятельности также должны разрабатываться с учетом риска; при этом особое внимание должно уделяться продуктам, услугам, клиентам, лицам и географическим регионам с высоким уровнем риска, идентифицированным банком при проведении оценки. Подобным же образом в Великобритании, Руководство Совместной координационной группы противодействия «отмыванию», опирается на практику применения риск-ориентированного подхода.

Другие подходы к оценке рисков, такие как использование сценариев риска, в рамках которой оцениваются вероятность реализации сценариев ОД/ФТ и сте-

2 Federal Financial Institutions Examination Council. Официальный сайт [электронный ресурс] https://www.ffiec.gov/financial.htm.

пень их воздействия, а также метод расчета присущего риска финансовой организации, также эффективно используются финансовыми организациями [7]. Риск ОД/ФТ тесно связан с другими типами рисков, прежде всего - с репутационным и регуляторным рисками [2].

Так, в 2016 г Центробанк произвел 557 проверок кредитных организаций, по результатам которых за нарушения в сфере ПОД/ФТ были отозваны лицензии на осуществление банковских операций у 35 банков (всего в 2016 г отозвано 97 лицензий), а также у одной

некредитной финансовой организации (НФО). Динамика мер воздействия по результатам проверок за 2014 -2016 гг. представлена в табл. 23.

За последнее десятилетие произошло значительное смещение ожиданий регуляторов в отношении стандартов ПОД/ФТ: если ранее приемлемым считалось следование «хорошей» или «общепринятой» практике, то теперь нормой стало применение наивысших стандартов. По мере роста ожиданий все сложнее становится внедрить действенные процедуры риск-ориентированного подхода, если суждения о нем выносятся на основе нормативного правового регулирования. Издержки, связанные с приведением систем внутреннего контроля в соответствие со стандартами и осуществлением ретроспективного анализа до возникновения нареканий со стороны регулятора, могут быть значительными. За нарушения все чаще применяются санкции, причем нередко со стороны нескольких регулирующих органов, которые инициируют расследования по одним и тем же либо схожим нарушениям.

В отношении российских коммерческих банков оценка риска ОД/ФТ осуществляется на основании «Положения о требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» Центрального банка Российской Федерации от 2 марта 2012 г. № 375-П. В соответствии с ним риск ОД/ФТ складывается из следующих компонентов:

3 Банк России. Годовой отчет за 2016 г. Официальный сайт [электронный ресурс] http://www.cbr.ru/publ/God/ar_2016.pdf.

Таблица 2

Меры воздействия, примененные в отношении кредитных организаций

Меры в отношении кредитных Организаций (КО) 2014 г. 2015 г. 2016 г.

Количество проверок КО, 690 626 557

из них в т. ч. по вопросам ПОД/ФТ - 42% 40%

Отозваны лицензии, в т. ч. в рамках ПОД/ФТ 36 34 35

Предупредительные меры воздействия (кол-во мер/кол-во КО) 133/- 330/- 385/287

Принудительные меры воздействия (кол-во мер/кол-во КО) 1014/- 524/- 1351/560

• риск совершенияклиентомопераций в целяхОД/ ФТ (или рис к клиента) я данной ряся связан, ере-жде всего, с орущесивлением клиента-я тдаезит-ных операций, предшяпевуюдии Е^^^^оайу денежных средств за рубеж или их обналичиванию;

• риск вовлеченности кредитной организации и ее сотрудников в использование услуг кредитной организации аценрхОД/ФТ(или (эние еепольза-вания услуг кродирной ярьяизацна а целеяОД/ ФТ) - данны Янинкхвяеан сослгеетвсениам ерар-зита повышен^(^1^/н риска - едим номееиельных операций (прежде всего, выводу дене за рубеж или их обналичивани ю).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Нижний уровень системы ПОД/ФТ

Его в нашей страиеобраеуют фин-онрадн-жи т ер-ганизации, осуществоиющид одарацие с денажеы ми средствами или иным имуществом. Их перечень определяется (и при необходимости дополняется) российским законодательствоми в настоящее время включает: кредитные организации; профессионал ных участников рынка ценных бумаг; страховые орга низации и лизинговые компании; организации федеральной почтовой связи; ломбарды; организации, занимающиеся скупкой и куплей-продажей драгоценных металлов, драгоценных камней , ю велирных изделий илома на-ких изделий; организации, осуществляющие управление инвестиционными или негосударственными пенсионными фондами; кредитные потребительские кооперативы; микрофинансовые организации.

Все эти организации в обязательном или инициативном порядке информируют Росфинмониторинг о проводимых их клиентами подозрительных операциях с денежными средствдми и иныю ле^естаом, вотодва с высокой долей вероятности уиазывеюи не «отмыав-ние» денег.

В России законодательяииуе^^нев;^я^н^й(рй(/ яишдаз кредитная организация разра/атишаен няедр-а1му управления риском ОД/ФТ, которая является обязательным составным элементом правил внутреннего контроля, включает методику выявления и оценки ОД/ ФТ в отношении рисеаелиянда и в отноменва риска использования услуг кредитной организации в целях ОД/ФТ. При этом подразумевается, что методика выявления и оценки операций на предмет ОД/ФТ формируется каждой организацией самостоятельно, регулятором лишь определены с разной степенью детализации методические рекомендации для его оценки [10].

В отношении НФО действует аналогичный документ Банка России - «Положение о требованиях к правилам внутреннего контроля НФО в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» от 15 декабря 2014 г. № 445-П, основополагающие тезисы которого идентичны тезисам Положения для кредитных организаций.

Дтсуиинеее чдзаой регламдотздии и едиьых подаа-еее коценсо рдоие ШДаФа кдедотяяюи еиганизиедуиш и-1ФО,с ыдной стороны, создает дополнительные ри-еки т дхдддтeойеoеыи,еЦыыгоыжeетoиoилl,едютнaиBо-лее ответственным участникам рынка организов ывать свою деятельность с учетом собственных, повышенных требований, позволяющих сохранить репутацию и из-беждть аиоможне!, (/аырюнеовныд мер со атороны юоз-трохо°уфще><оргаиох [1ен

4. Резфвьтьиы и перспективы развития системы ПОД/ФТ

Таким образом, система противодействия легализации («отмыванию») преступных доходов и финансированию терроризма с участием Российской Федерации дмеедтри уыеынн де°>архин (рис Д.

Между народные организации (ФАТФ, ЕАГ, Эгмонт и др.)

3 уровень

Оациональные организации (Банк России, Росф онмониторинг, ФНС, ФТС, Прокуратура и др)

2 уровень

1 уровень

Рис.2.Структурамеждународнойсистемы противодействиялегализациипреступныхдоходов и финансированию терроризма

Всеэтообусловливаетнеобходимость:

• совершенствования законодательства, регулирующего российскую систему ПОД/ФТ, в том числе в части расширения набора критериев, свидетельствующих о повышенном риске клиента в части легализации («отмывания») доходов;

• изучения и применения лучшего международного опыта такой практик предупреждения в данной уровень области;

• постоянной актуализации и совершенствования системы ПОД/ФТ на первом уровне (на уровне организаций, в том числе кредитных организаций и НФО, являющихся агентами Федерального закона №115-ФЗ), а также осуществления непрерывного мониторинга операций клиентов в рамках действующей системы ПОД/ФТ;

• разработки и внедрению единых подходов к оценке риска легализации («отмывания») доходов и финансирования терроризма, в том числе

на основании сегментации по типу организации и ее бизнес-модели.

Российская Федерация стремится обеспечить полное соответствие международным рекомендациям по выполнению стандартов ПОД/ФТ. Однако международное сотрудничество в этой области осложняется разворачивающимся в последние четыре года внешнеполитическим кризисом, толчком к которому послужил украинский переворот. Тогда США и их сателлитами в отношении России были введены и непрерывно продолжают вводиться все новые санкции экономической направленности. Санкции препятствуют свободному перемещению российских граждан, в том числе бизнесменов, имеющих деловые связи за рубежом. Они предполагают ограничения в распространении технологий и поставок комплектующих в отношении многих предприятий перед которыми вследствие этого возникла проблема импортозамещения. В отношении банков и других организаций они запрещают доступ к получению финансовых ресурсов.

Россия вынуждена реагировать и принимать ответные меры к государствам, вводящим эти ограничения. Маховик кросс-санкций все более раскручивается, их количество все возрастает, они охватывают все новые сферы международного экономического взаимодействия. Эта кампания, по сути, лишена смысла, однако ее чрезвычайно трудно остановить. Сами политические группировки, вводящие санкции, признают невозможность получения с их помощью декларируемых конечных результатов. Однако она заметно осложняет международные связи в целом и согласованные действия по борьбе с ОД/ФТ, в частности.

Периодически возникающие затруднения при проведении расчетных операций с использованием платежных систем Visa и Mastercard, угроза отключения России от финансовой системы SWIFT (что уже ранее применялось в отношении других стран) очевидно, затрудняют выполнение требований и рекомендаций международных организаций в отношении ПОД/ФТ.

Имеющиеся экспертные оценки [7 - 9] позволяют отобразить графически степень мер противодействия ОД/ФТ в России с учетом совокупных усилий различных участников системы (рис. 3, по горизонтали отложены годы: 2001 - 2016; по вертикали - количественно и объем нелегальных операций). Степень влияния компонентов системы противодействия указана графиками в нижней полуплоскости, а потенциальный и фактический рост нелегальных операций - в верхней. Видно, что наибольшее влияние на обстановку оказывают организации второго (национального) уровня, хотя значение международных организаций для сдерживания ОД/ФТ также немаловажно. Затруднения, возникшие в организации сотрудничества, не только негативно влияют на меры противодействия, но и способны нарушить устойчивость системы [6].

Как видно (см. рис. 3), фактически рост ОД/ФТ существенно уступает потенциальному, но в полной мере ограничить его пока не удается. Это происходит по-

тому, что «отмывочная» деятельность характеризуется постоянным усложнением противозаконных схем, ускорением проведения нелегальных операций, использованием транзитных счетов, что приводит к большим финансовым и репутационным потерям.

-Соответствие Бэзрльскнм принципам -рлггслодовэння о з™о«г

—--СотрудничмТЮВ рлЫИа* ФАТ ф I» ЕДГ — Мероприятии Р0(:фккМ0китарингл ИЦ6Р

_~ ~ ПтрщшдльныйуроириьпцАРТ__а^ктичргкий уровни ПЛ/'Л_ '_

Рис. 3. Противодействие «отмывочной» деятельности в России

Масштабы этой угрозы для банковского сектора сопряжены с возрастающим числом лицензий на осуществление банковской деятельности, отозванных у кредитных организаций (за период 2006 - 2013 гг. за соучастие в противоправных операциях лишилось лицензий более 130 банков). Важным фактором, определяющим развитие ПОД/ФТ, является развитие информационных технологий, доступных обеим противодействующим сторонам, которые активно ими пользуются [3]. Вследствие этого рекомендуется наращивать информационное взаимодействие между уровнями системы ПОД/ФТ как по вертикали (стандарты - сверху, отчеты - снизу), так и по горизонтали (информационный обмен между заинтересованными участниками), тем более что противная сторона (группировки, характеризуемые условным термином «преступное сообщество») по сути своей сообщества не составляет, ее компоненты разобщены, законспирированы и не имеют возможности, да и желания обмениваться накапливаемым опытом «отмывочных» операций.

В результате совокупного воздействия организационных и технических факторов деятельность по «отмыванию» денежных средств превратилась в самостоятельный, сверхприбыльный и быстро растущий теневой сектор, и ущерб, наносимый ею экономике (в материальном плане) и обществу в целом (в плане моральном), очевидно, существеннее, чем наблюдаемая и фиксируемая его часть. «Отмывочные» схемы присутствуют во многих экономических преступлениях, а в условиях нарастающей глобальной информатизации бороться с этими преступлениями можно только согласованными действиями в рамках международных организаций. К тому же в России нелегальная деятельность по ОД/ФТ опирается на традиции взяточниче-

ства, сложившуюся практику откатов, устойчивый настрой бизнеса на бегство капитала, отработанные приемы использования офшорных юрисдикций с целью завуалировать источники происхождения доходов и обеспечить уход от налогов [15]. Важным фактором, сдерживающим меры противодействия, остается уровень развития информационного пространства в России, не вполне достаточный для выполнения подобных масштабных задач [1].

В связи с этим механизмы контроля в кредитных организациях нуждаются в постоянном развитии, чтобы оказываться способными анализировать возрастающие объемы поступающей финансовой информации,

своевременно выявлять в общем её потоке сведения об операциях, связанных с «отмыванием» нелегальных доходов, гарантировать экономическую безопасность банков, обеспечивать рациональное использование финансовых ресурсов. Представленный график (см. рис. 3) приводит нас к однозначному выводу, что свертывание международного сотрудничества в этой области ПОД/ФТ - верный путь к поражению в борьбе с организованной финансовой преступностью. Напротив, дальнейшая структурная оптимизация и повышение степени взаимной информационной открытости партнеров на всех уровнях позволит добиться существенных успехов в ограничении ОД/ФТ.

Рецензент: Марков Алексей Сергеевич, доктор технических наук, доцент, профессор МГТУ им. Баумана, Главный редактор журнала «Вопросы кибербезопасности», г. Москва, Россия. E-mail: a.markov@npo-echelon.ru

Литература

1. Бегларян М. Е., Пичкуренко Е. А. Проблемы формирования информационно-правового пространства России // Экономика. Право. Печать. Вестник КСЭИ. 2014. № 3-4 (63-64). С. 68-73.

2. Бектенова Г. С. Риск как основной фактор, определяющий цену на рынке проектного финансирования в современном банковском менеджменте // Труды XVI Междунар. науч.-практ. конф. «Новая модель экономического роста на основе структурной модернизации в России» (22-23 апреля 2015 г.) / РЭУ им. Г. В. Плеханова. М. : РЭУ, 2015. С. 288-291.

3. Беркетов Г. А., Микрюков А. А., Федосеев С. В. Направления развития информационных технологий в экономической сфере // Труды Междунар. симпозиума «Надежность и качество» (25 мая - 2 июня 2011 г.), т. 1 / ПГУ. Пенза : ПГУ, 2011. С. 113-114.

4. Бондаренко Т. Г. Основные трудности банковской системы при переходе на международные стандарты финансовой отчетности // Известия Тульского гос. ун-та «Экономические и юридические науки». 2012. № 3. С. 315-323.

5. Ващекин А. Н. Применение математических методов теории нечетких множеств при моделировании принятия решений в экономической и правовой сфере // Экономика. Статистика. Информатика. Вестник УМО. 2013. № 6. С. 18-21.

6. Ващекин А. Н., Хрусталёв М. М. Исследование устойчивости экономико-математической модели неантагонистической игры субъектов оптового рынка // Автоматика и телемеханика. 2005. № 10. С. 161-174.

7. Ващекина И. В., Ващекин А. Н. Применение риск-ориентированного подхода при организации противодействия отмыванию нелегальных доходов в российской практике // Наука и практика. 2018. № 3 (31). С. 61-69.

8. Ващекина И. В. Деятельность банков в рамках национальных моделей концепции социальной ответственности // Вестник РЭУ им. Г. В. Плеханова. 2015. № 5(83). С. 59-65.

9. Ващекина И. В. Международное сотрудничество в области противодействия легализации преступных доходов и финансового терроризма на фоне внешних негативных воздействий // Международная торговля и торговая политика. 2018. № 2(14). С. 113-126.

10. Ващекина И. В. Российские кредитные организации в международной системе противодействия легализации (отмыванию) доходов и финансированию терроризма // Вестник РЭУ им. Г.В. Плеханова. 2018. № 5(101). С. 26-36.

11. Катаргин Н. В. Оценка рисков при произвольном распределении вероятности дохода и риска // Вестник научно-технического развития. 2015. № 4 (92). С. 12-19.

12. Кондратенко И. А., Ващекина И. В. Противодействие легализации доходов, полученных преступным путем, в кредитных организациях Российской Федерации // Наука и практика. 2017. № 1(25). С. 109-113.

13. Ловцов Д. А. Проблема эффективности международно-правового обеспечения глобального информационного обмена // Наука и образование: хозяйство и экономика, предпринимательство, право и управление. 2011. № 11(17). С. 24-31.

14. Терентьева Л. В. Концепция суверенитета государства в условиях глобализационных и информационно-коммуникационных процессов // Право: Журнал Высшей школы экономики. 2017. № 1. С. 187-200.

15. Vashchekin A. N. The development of new organization forms of wholesale trade enterprises in Russia // Экономика, статистика и информатика. Вестник УМО. 2015. № 2. С. 29-33.

INFORMATION INTERACTION IN THE SYSTEM OF LEGAL ORGANIZATIONS FOR COMBATING CRIMINAL INCOME "WASHING": RISK-ORIENTED APPROACH

Andrey Vashchekin, Pn. D. in Economic, Docent, Professor of the Chair of Information Law, Informatics and Mathematics of the Russian State University of Justice, Russian Federation, Moscow.

Email: vaschekin@mail.ru

Irina Vashchekina, Pn. D. in Economic, Docent, associate Professor of the Chair of Information Law, Informatics and Mathematics of the Russian State University of Justice, Russian Federation, Moscow. Email: vaschekina@mail.ru

Abstract.

Purpose: a study of information interaction in the system of countering the laundering of criminal proceeds and the financing of terrorism (AML / CFT), whose task is to carry out financial monitoring in order to prevent the functioning of the "shadow" sector of the economy, the formation of organized crime and the implementation of terrorist activities in the global community.

Methods: analytical and expert methods of system analysis and mathematical modeling.

Results: the main levels of the AML / CFT system functioning are defined, the first of which is formed by international associations, the second by national AML / CFT structures, the third by separate financial and commercial organizations interacting with the first two levels and within the powers controlled by them. The Russian national AML / CFT system relies on the interaction of Rosfinmonitoring, the Bank of Russia and other organizations, the list of which is determined by Russian law. They ensure compliance of the activities of Russian credit organizations with the FATF recommendations, the Wolfsberg principles, interaction with EAG and Egmont, measures to reduce the Basel AML index of Russia.

The necessity of international information interaction in the fight against the laundering of illegal income as one of the tasks of ensuring the competitiveness of the domestic economy, creating a positive investment climate that enhances the international authority of the country as a whole and strengthens its political position, is substantiated. The use of a risk-based approach as a methodological basis in the organization of financial monitoring based on the development of foreign AML / CFT practices was recommended. It is proposed to conduct a risk assessment based on upgraded probabilistic methods and the method of fuzzy sets.

Keywords: laundering of illegal incomes, information interaction, financial monitoring international associations, Russian organizations, risks, countermeasures, foreign policy crisis.

References

1. Beglarian M. E., Pichkurenko E. A. Problemy formirovaniia informatsionno-pravovogo prostranstva Rossii, Ekonomika. Pravo. Pechat'. Vestnik KSEI, 2014, No. 3-4 (63-64), pp. 68-73.

2. Bektenova G. S. Risk kak osnovnoi faktor, opredeliaiushchii tsenu na rynke proektnogo finansirovaniia v sovremennom bankovskom menedzhmente, Trudy XVI Mezhdunar. nauch.-prakt. konf. "Novaia model' ekonomicheskogo rosta na osnove strukturnoi modernizatsii v Rossii" (22-23 aprelia 2015 g.), REU im. G. V. Plekhanova, M. : REU, 2015, pp. 288291.

3. Berketov G. A., Mikriukov A. A., Fedoseev S. V. Napravleniia razvitiia informatsionnykh tekhnologii v ekonomicheskoi sfere, Trudy Mezhdunar. simpoziuma "Nadezhnost' i kachestvo" (25 maia -- 2 iiunia 2011 g.), t. 1, PGU, Penza : PGU, 2011, pp. 113-114.

4. Bondarenko T. G. Osnovnye trudnosti bankovskoi sistemy pri perekhode na mezhdunarodnye standarty finansovoi otchetnosti, Izvestiia Tul'skogo gos. un-ta "Ekonomicheskie i iuridicheskie nauki", 2012, No. 3, pp. 315-323.

5. Vashchekin A. N. Primenenie matematicheskikh metodov teorii nechetkikh mnozhestv pri modelirovanii priniatiia reshenii v ekonomicheskoi i pravovoi sfere, Ekonomika. Statistika. Informatika. Vestnik UMO, 2013, No. 6, pp. 18-21.

6. Vashchekin A. N., Khrustalev M. M. Issledovanie ustoichivosti ekonomiko-matematicheskoi modeli neantagonisticheskoi igry sub"ektov optovogo rynka, Avtomatika i telemekhanika, 2005, No. 10, pp. 161-174.

7. Vashchekina I. V., Vashchekin A. N. Primenenie risk-orientirovannogo podkhoda pri organizatsii protivodeistviia otmyvaniiu nelegal'nykh dokhodov v rossiiskoi praktike, Nauka i praktika, 2018, No. 3 (31), pp. 61-69.

8. Vashchekina I. V. Deiatel'nost' bankov v ramkakh natsional'nykh modelei kontseptsii sotsial'noi otvetstvennosti, Vestnik REU im. G. V. Plekhanova, 2015, No. 5(83), pp. 59-65.

9. Vashchekina I. V. Mezhdunarodnoe sotrudnichestvo v oblasti protivodeistviia legalizatsii prestupnykh dokhodov i finansovogo terrorizma na fone vneshnikh negativnykh vozdeistvii, Mezhdunarodnaia torgovlia i torgovaia politika, 2018, No. 2(14), pp. 113-126.

10. Vashchekina I. V. Rossiiskie kreditnye organizatsii v mezhdunarodnoi sisteme protivodeistviia legalizatsii (otmyvaniiu) dokhodov i finansirovaniiu terrorizma, Vestnik REU im. G.V. Plekhanova, 2018, No. 5(101), pp. 26-36.

11. Katargin N. V. Otsenka riskov pri proizvol'nom raspredelenii veroiatnosti dokhoda i riska, Vestnik nauchno-tekhnicheskogo razvitiia, 2015, No. 4 (92), pp. 12-19.

12. Kondratenko I. A., Vashchekina I. V. Protivodeistvie legalizatsii dokhodov, poluchennykh prestupnym putem, v kreditnykh organizatsiiakh Rossiiskoi Federatsii, Nauka i praktika, 2017, No. 1(25), pp. 109-113.

13. Lovtsov D. A. Problema effektivnosti mezhdunarodno-pravovogo obespecheniia global'nogo informatsionnogo obmena, Nauka i obrazovanie: khoziaistvo i ekonomika, predprinimatel'stvo, pravo i upravlenie, 2011, No. 11(17), pp. 24-31.

14. Terent'eva L. V. Kontseptsiia suvereniteta gosudarstva v usloviiakh globalizatsionnykh i informatsionno-kommunikatsionnykh protsessov, Pravo: Zhurnal Vysshei shkoly ekonomiki, 2017, No. 1, pp. 187-200.

15. Vashchekin A. N. The development of new organization forms of wholesale trade enterprises in Russia, Ekonomika, statistika i informatika. Vestnik UMO, 2015, No. 2, pp. 29-33.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.