Научная статья на тему 'Индустрия сервиса и туризма - модус глобального общества потребления'

Индустрия сервиса и туризма - модус глобального общества потребления Текст научной статьи по специальности «Философия»

CC BY
704
69
Поделиться

Аннотация научной статьи по философии, автор научной работы — Шалаев В. П.

В статье исследованы процессы глобализации, ее сущность, тенденции развития, последствия. Также рассмотрены являющиеся мировоззренческим основанием глобализации процессы постмодернизма как фактор формирования адекватного глобализации базового типа личности. Индустрия сервиса и туризма рассмотрена в качестве модуса (глубинного свойства) глобализации как базисное общественное отношение, общественная структура, призванная адаптировать человека к новой среде существования.

Service and Tourism Industry - a Modus of Global Consumer Society

The paper focuses on the processes of globalization, its fundamental nature, the development trends, and implications. The author analyses postmodernism processes, which serve as the philosophical foundation of globalization--a factor shaping the basic personality type for globalization. In this study, the service and tourism industry is a modus of globalization and the basic public relations public structure with a mission to adapt people to the new global environment of human existence.

Текст научной работы на тему «Индустрия сервиса и туризма - модус глобального общества потребления»

УДК 378.662

ИНДУСТРИЯ СЕРВИСА И ТУРИЗМА -модус глобального общества потребления

Шалаев В.П.,

Марийский государственный технический университет, г. Йошкар-Ола

The paperfocuses on the processes of globalization, its fundamental nature, the development trends, and implications. The author analyses postmodernism processes, which serve as the philosophicalfoundation of glo-balization--a factor shaping the basic personality type for globalization. In this study, the service and tourism industry is a modus of globalization and the basic public relations — public structure with a mission to adapt people to the new global environment of human existence.

В статье исследованы процессы глобализации, ее сущность, тенденции развития, последствия. Также рассмотрены являющиеся мировоззренческим основанием глобализации процессы постмодернизма как фактор формирования адекватного глобализации базового типа личности. Индустрия сервиса и туризма рассмотрена в качестве модуса (глубинного свойства) глобализации как базисное общественное отношение, общественная структура, призванная адаптировать человека к новой среде существования.

На фоне происходящих в современном обществе глобализационных сдвигов, проявляющихся в противоречивой тенденции: с одной стороны, происходит рост уязвимости, кри-зисности, конфликтности бытия человека, а с другой стороны, — рост его индивидуализма, потребительства; социальная наука и практика, являясь инструментами общественной саморегуляции, не могут не претерпевать соответствующих изменений, фиксируемых в понятии неклассического и постнеклассического знания и социальной практики, отрицающих предыдущие классические ценности и подходы в понимании и организации общественной жизни народов. В соответствии с проявившими себя в новейшее время процессами современное социально-гуманитарное знание и практика, в том числе в сфере сервиса и туризма, не могли не пойти по пути следующих основных тенденций развития.

1. Социально-гуманитарные науки и социальная практика становятся во все большей степени человеко-ориентированы или, точнее говоря, приобретают характер индивидуальноличностных ориентаций. Такова дань растущей

индивидуализации нашего общества, являющейся следствием влияния западных образа мышления и стиля жизни, их тиражирования и переноса на связанные с ними какими-либо отношениями незападные культуры и цивилизации. Тиражирование западных образцов жизни является сущностью того, что мы называем глобализацией, по сути своей являющейся процессом «западофикации» мира на основе общих унифицированных культурных представлений, ценностей, потребностей и образцов, лежащих в основе стиля мышления и поведения. Героем формируемой массовой культуры повсеместно выступает индивидуализированный и унифицированный человек. Отдельный человек как генеральный потребитель становится объектом пристального внимания все больших секторов и направлений социально-гуманитарного знания и практики. Это проявляется в стремительном росте многоотраслевой сферы услуг во всех странах, втянутых в процессы глобализации.

В системе социально-гуманитарного научного знания и практики появились и интенсивно развиваются науки и социальные практики помогающе-альтруистического пози-

тивного характера — социальная психология, социальная педагогика, социальное право, социальная экономика, социальная медицина, социальная политика, социальная работа и т.д.

2. Эти науки и практики развиваются дуальным образом. В соответствии с противоречивым характером глобализации в системе социально-гуманитарного научного знания и практики появились и интенсивно развиваются, с одной стороны науки и практики, связанные со сферой социальной помощи человеку в решении его социальных проблем (социально-помогающие науки и практики), а с другой стороны, связанные со сферой развлечений, ориентированные на удовлетворение растущих утилитарных потребностей человека как представителя потребительской, гедонистической, индивидуализированной формы культуры и цивилизации (сервиснопотребительские науки и практики). Таким образом, можно говорить о дуализме новых наук и социальных практик, нашедших отражение в помогающем блоке (социальная медицина, социальное право, социальная экономика, социальная политика, социальная психология, социальная работа и т.д.), связанных с социальной помощью страждущему человеку и сервисно-потребительским блоком (от парикмахерских и салонов красоты до ресторанов, шоу-бизнеса, туризма и т.д.), связанном с развлечением и отдыхом.

3. Эти науки и социальные практики становятся все более индивидуальны, в особенности в стремительно развивающейся сфере разнообразных услуг. Можно также говорить о все большей проблематизации знаний и практик, о все более тонких технологиях работы с населением по формированию и удовлетворению потребностей современного человека, носящих проблемный характер. Социальная сфера и сфера услуг сервиса выполняют социальный заказ общества по социальной реабилитации различных групп населения, составляющих ядро глобализирующегося общества.

4. Естественным образом, все эти науки и практики становятся во все большей степени междисциплинарными, образуя научные предметные поля, составленные, как правило, из понятий, законов, принципов, образов, используемых в самых различных секторах социально-гуманитарного научного знания и практики. К ним можно отнести все

социально-гуманитарные науки и практики помогающе-альтруистического характера (например, в сфере социальной медицины, социального права, психологического консультирования, социальной работы) и сервиснопотребительского характера (различные формы соцкультбыта — от парикмахерских и салонов красоты до новых форм киноиндустрии, музеев, театров, общепита, туризма, шоу-бизнеса). И, если первые имеют ярко выраженный социально-помогающий, реабилитирующий характер, то вторые выполняют ответственную функцию социального развлечения современного человека, отдавая дань генеральному свойству современного общества как общества потребления.

Таковы две стороны современной нам бурно развивающейся глобальной цивилизации — растущая беззащитность и уязвимость людей и стремительный рост их потребностей в различного рода развлечениях. Обе стороны глобальной цивилизации непосредственным образом связаны с ее сущностью. Глобализация разрушает сложившиеся до нее традиционные формы хозяйствования и культуры, являющиеся основой традиционных цивилизаций и выступающие препятствием на пути тиражирования западной системы и образцов организации общественной жизни народов в сфере производства и потребления.

Разрушая традиционные формы культуры и хозяйствования, глобализация превращает миллионы людей — носителей традиционных культур и ценностей (национальных культур) в интеркультурных индивидов, маргиналов, выступающих основой базой сохранения, восстановления и расширения трудовых ресурсов своего победного шествия в мире. В этих процессах индустрия сервиса и туризма есть инициация Запада, которая посредством потребительского, развлекательного образа жизни выступает в качестве механизма универсальной социальной реабилитации этого маргинального трудового ресурса, носителями которого в структуре населения любой втянутой в эти процессы страны, являются, прежде всего, лица трудоспособного возраста. Поэтому индустрию сервиса и туризма можно определить в качестве модуса, или неотъемлемой составной части, одной из сущностных форм общества потребления, проявившего себя в эпоху глобализации в качестве его сущности.

Дальнейший рост потребления в экономически развитых странах Запада был поставлен в конце ХХ столетия под сомнение из-за возникшего дефицита человеческих и природных ресурсов, необходимых для потребления. Положение удалось исправить с помощью оперативной реабилитации и привлечения трудовых ресурсов (интеллектуальных и физических) в привлекательной для людей форме. Этой формой и стали ценности потребительского общества — больше и качественнее потреблять, получая удовольствие. Поэтому с философской точки зрения глобализация есть механизм потребительского общества, а сохранение и распространение ценностей потребительского общества являются причиной глобализации.

Такова диалектика этого процесса. Но направленность его развития, его стрела времени воплощена совсем в другой системе ценностей, скрытой от постороннего взгляда. Эта система ценностей заключается в превращенной форме западного общества, тайна которого — в получении все большей прибыли правящими сословиями общества, в создании условий стабильного роста потребления в своих странах как смысла жизни человека, понимаемого в западных странах в форме утилитарной философии прагматизма и позитивизма — ядра всей современной западной культуры. Однако, в конечном счете, с философской точки зрения, все упирается в противоречивую сущность самого человека, заключающуюся в вечной борьбе его телесных и духовных потребностей и мотивов. Сегодня побеждает телесность. Человечество устремлено к чувственной форме культуры, выступающей сегодня в качестве главного мотива развития человека и общества нашей эпохи.

Всем этим сервис и туризм может быть определен в качестве сущностной формы общества потребления, являясь необходимой и объективной составной частью той системы организации общественной жизни народов, без которой сам процесс глобализации или тиражирования западных образцов жизни на пространство мира, становится невозможен, в силу недостаточности его трудовых ресурсов (и интеллектуальных, и физических в равной мере).

Создаваемое обществом потребления глобальное сообщество, является, как мы установили, условием сохранения и развития общества потребления, возглавляемое экономи-

чески лидирующей группой западных стран мира. Поэтому развитая форма сервиса и туризма есть условие доминирования западных стран и получения ими ренты от стран остального мира в качестве их трудовых (интеллектуальных и физических) ресурсов, без которых благополучие испытывающих старение и дефицит трудовых и природных ресурсов стран западного мира и его населения становится невозможным.

Итак, круг замыкается. Потребительское общество рождает глобализацию, глобализация как тиражирование западного образа жизни во всемирном масштабе есть условие сохранения и развития потребительского общества за счет потребления все новых и во все большем масштабе ресурсов мира. Но, в конечном счете, все упирается в сущность самого человека, которому «ничто человеческое не чуждо», и который на данном этапе его развития подался в сторону доминирования своих телесных потребностей и связанных с ними телесных, гедонистических ценностей жизни, по словам русского философа и социолога П. Сорокина, такова судьба человеческой истории. Человек в своей общественной жизни обречен попеременно переживать и проживать, бросаясь из крайности в крайность, чувственные и духовные ценности. Маятник удовлетворения человеческих сущностных потребностей есть внутренний скрытый механизм смены культурных форм общества, выступающих в качестве основы создаваемой им цивилизации.

В этом смысле индустрия сервиса и туризма является естественной составляющей жизни современного общества потребления в его глобализационной форме. Цели и задачи этой индустрии еще на долгие годы определяются не ею самой, но ее заказчиком — обществом потребления. Мы обречены быть свидетелями долгих десятилетий торжества эпохи потребления.

На онтологическом уровне, с позиций философского знания, объективность востребованности индустрии сервиса и туризма в ближайший исторический период времени основана на той исторической необходимости, которая сложилась сегодня и воплощена в понятии маргинального типа личности, порождаемого современной цивилизацией в качестве массового типа глобализации, и в качестве ее творца, и в качестве ее продукта одновременно.

Одним из первых мыслителей в европейской философии и социологии, зафиксировавшим этот новый феномен в понятиях массовой культуры и массового типа человека на заре ХХ века был испанский философ Х. Ортега-и-Гассет. Он полагал, что человеку массовой культуры в значительной степени свойственны культурные ценности и установки жизни, присущие ему на протяжении всей истории как служителю (обслуживате-лю) аристократии. Ему свойственны в гораздо большей степени эмоциональность, но не рациональность, подражание, но не истинное служение ценностям; это больше человек насыщения, удовлетворения телесных потребностей, чем человек аскезы и служения духовному. Таковы типы буржуа и пролетария, пришедшие на смену аристократу и воину.

Пришедший к власти в эпоху смены ценностей с аристократических, традиционных на демократические, новационные, маленький человек, человек массы, осознал себя движителем, целью и центром нового, созидаемого им цивилизационного и культурного мира. Очутившись на вершине власти, он не мог не создать служащую ему, соответствующую его пониманию либеральную культуру, том числе культуру массового производства и массового потребления, воплощенную в многообразных формах индустрии сферы услуг.

Важно отметить, что понятие массового человека не связано с классовыми свойствами как, например, их понимал К. Маркс. Это скорее мировоззренческая, социальнопсихологическая характеристика личности, непосредственным образом не связанная с отношением к средствам производства. Массовый человек, к какой бы он профессиональной или классовой группе ни принадлежал, это человек уверенный в том, что в сложившихся условиях развития цивилизации и культуры, он есть человек, доминирующий по своим ценностям, названным им демократическими, то есть служащими на благо народа, широких масс.

Наступление этой новой массовой культуры, (начиная с либеральных реформ в западных странах мира, особенно сильно проявляющейся примерно с 70-х годов), мы сегодня фиксируем в новом, соответствующем духу глобализации, понятии — постмодерн. Постмодерн, первоначально феномен протестно-го искусства (против классических канонов

творчества), проявивший себя в экспериментировании с материалами, образами и целями искусства, к нашему времени уже давно перерос свои начальные формы и истоки, стал достоянием всех сфер культурной жизни современных народов.

Постмодерн как смешение понятий, ценностей, установок, стилей мышления и деятельности, в форме всеохватывающей творческой игры, эксперимента, проник в науку, образование, политику, экономику, юриспруденцию, архитектуру, религию, все сектора социокультурной жизни народов, объективным образом выступив дополнением, культурным обрамлением современной технической, технологической цивилизации. В конечном счете, постмодерн проявил себя как дополнительный инструмент цивилизационной экономической глобализации мира, подчинившей себе сознание и мировоззрения народов. В сфере сознания получили бурное развитие процессы смешения или миксиризации понятий, установок, ценностей, стилей поведения и жизни людей, стремящихся адаптироваться в новых социокультурных, цивилизационных условиях. В значительной степени этому способствует именно массовая культура со свойственной ей мифологизацией, мистификацией, натурализацией и абстрагированием от истории, реальных социокультурных явлений и процессов, рождающая феномен всезнайства, которому содействует, например и Интернет как феномен миксиризации, существующей в самых невероятных соотношениях, знаний, установок и ценностей.

Постмодерн стимулировал создание самой невероятной из лабораторий социокультурного «скрещивания», экспериментирования и селекции, объектом которого стали самые различные социокультурные субстраты, до сих пор не ведавшие о существовании друг друга. Наступила эпоха всеобщего «социокультурного кровосмешения», свидетелями которой мы сегодня стали, прежде всего, как потребители благ. Это невиданные формы искусства и пищи, одежды, обуви, бытовой техники, строительных материалов и конструкций и т.д.

При этом мы становимся носителями миксированного сознания, в том смысле, что в сознании этом (при достаточно большом и разнообразном объеме информации) нет четких организующих структур, нет изначально введенного правила экспертизации и

проверки информации, основанных на классических основах (научных критериях). Например, в Интернет господствует совершенно другой принцип — допустимо все, и сама личность выбирает те знания, что ей необходимы. Основанное на этом личностном фундаменте общество не может не считаться массовым, а его мировоззрение миксированным, как и политика, право, экономика, искусство, мораль и т.д. В этом смысле современный нам человек — это человек супермаркета и Интернета, выступающих факторами приближения к человеку потребляемых ценностей, но отдаляющих его от проверки их качества и влияния на него.

Какофония научных, философских, религиозных, этнокультурных, экономических, политических, технических, изотерических и других знаний и ценностей, в виде многообразной по своим формам информации, не может не способствовать такому же поверхностному, какофоничному, миксированному и некритичному их освоению потребителями, с формированием у них соответствующих миксированных представлений о мире, обществе, человеке, своем предназначении в мире. Все это с неизбежностью содействует формированию в сознании широких кругов населения образа ирреального мира, своеобразной мифологизированной истории и картины мира, вытесняющих из сознания людей связь с реальными событиями.

С этим новым сознанием к нам приходит и совершенно новая реальность — жизнь в пограничном, нестабильном мире. Люди в складывающейся ситуации не сознают себя уже больше носителями традиционных социальных институтов — этноса, нации, общества, языка, какой-либо конкретной культурной формы. Они во все большей степени живут реальностью нарисованного (созданного) новой культурой, новыми культурными средствами иллюзорного мира, за которым просматривается диктующее новую объективность влияние глобальной цивилизации. В своем сознании граждане этого нового глобального мира — это люди нового мира ценностей — мира постмодерна.

Складывающаяся ситуация постмодерна в сознании необычным образом соответствует тому, что в современном обществознании и философии принято называть маргинальным типом личности. Чрезвычайно адекватным

в этом случае оказывается опыт социальной синергетики, оперирующей понятием бифуркации — особенного состояния систем, отличительными свойствами которого является крайние нестабильность и неустойчивость, а также чрезвычайно высокая степень чувствительности к внешним и внутренним воздействиям, малым флуктуациям, способным изменить общую направленность развития системы в сложившейся среде существования.

Применительно к сознанию человека и общества это означает, что бифуркационным является сознание, находящееся, во-первых, в ситуации крайней степени неустойчивости, нестабильности. Во-вторых, оно принципиально неопределенно в путях своего дальнейшего развития. В-третьих, такое сознание чрезвычайно чувствительно к внешним, идущим от общества и внутренним, идущим от чувств и эмоций, малым воздействиям. Тем самым, объективно сознание в этом состоянии оказывается игрушкой в руках внешнего, пусть малого, но организованного воздействия.

Человек с бифуркационным сознанием чрезвычайно управляем, в значительной степени подвержен внешним манипуляциям своим сознанием и поведением в обществе. Этой повышенной управляемостью и подверженно -стью манипуляциям человек обязан, прежде всего, своему смешанному, миксированному сознанию. У него развита культура потребления, направленная на самоудовлетворение, насыщение самых простых потребностей и инстинктов, однако система знаний и ценностей жизни неустойчива, ей сопутствуют беспринципность, индивидуализм, прагматизм.

Высшей ценностью индустриальноинформационного общества стала не этика и этическая система ценностей, а профессиональная принадлежность, способность быть квалифицированной рабочей силой в условиях глобализирующегося сообщества, в наибольшей степени требующего из всей многообразной совокупности человеческих качеств профессионализма и способности быть рабочей силой, трудовыми ресурсами. Сознание индивида этого общества, впитавшее идеи массовой культуры, не имеет четких политических, экономических, этических ценностей и установок. Высшей ценностью и установкой жизни стало привитое цивилизацией чувство собственной исключительности, жажды са-

моутверждения и насыщения отдельного индивида, независимого от других индивидов, соединенное с устремленностью к финансовому успеху и благополучию, становящегося его главной ценностью.

Такой тип человека готов для сохранения достигнутого уровня удовлетворения своих сформированных потребностей поддержать любую идею, систему ценностей, даже аморальную, но гарантирующую ему стабильное существование. Таким образом, это в некотором смысле эгоистичный, беспринципный, но цивилизованный в своих потребностях человек: это больше человек цивилизации, чем культуры, если под цивилизацией понимать социальные достижения человечества (промышленность, городской образ жизни, высокий уровень потребления и т.д.), а под культурой понимать этические ценности и ориентацию на них. Цивилизация служит, преимущественно, удовлетворению потребностей отдельно взятого человека как индивида, и по преимуществу охватывает материальную систему ценностей, а культура — удовлетворению потребностей отдельно взятого человека как семейного, родового, общественного существа, по преимуществу как человека духовного.

Бифуркационный человек — это человек с пластичным индивидуально ориентированным, эгоистическим сознанием, потребитель и прагматик в своих отношениях с окружающим обществом и людьми. Этот человек стал главным субъектом наблюдающейся сегодня глобализации, главным строительным материалом и одновременно инструментом экономической цивилизации общепланетарного масштаба. Здесь цели человека и цивилизации совпали. Не национальная, а интернациональная экономика, не монокультурная, а интеркультурная общность, не общество, а глобальное сообщество, в котором теряются рамки национальной культуры и традиции, не этика, а потребление. Чтобы строить такую цивилизацию, необходим совершенно новый тип человека, человека вне своей традиции, вне своей культуры, необходим наднациональный человек.

Современный мир — это мир техники и новых технологий: теле-радио-коммуникаций, интернет-систем связи, мобильных воздушного, железнодорожного и автомобильного транспорта. Развитие всей совокупности

сферы услуг подкреплено мощным экономическим, политическим и техническим влиянием западной цивилизации, начавшей свой очередной цивилизационный, техно-технологический, политико-экономический, но отнюдь не культурный поход на страны и народы мира. Мотивацией такого похода отнюдь не является стремление к равноправию, справедливости, гармонии стран и народов мира, но к равноправию, справедливости, гармонии как она понимается в западной системе организации общественной жизни, в системе производства и потребления как движущей силы этой цивилизации, через дифференциацию и специализацию общественной жизни.

Западными народами определена система культурно-цивилизационных статусов, присвоенных прочим народам (например, в понятиях запад-восток, север-юг, страны развитые и развивающиеся, страны победившей демократии и тоталитарные, страны безопасные и небезопасные для проживания и деятельности, страны с прозрачной и с непрозрачной экономикой, страны со стабильной и нестабильной политической и экономической системами, страны сырьевые и промышленно развитые и т.д.). Во всех этих понятиях звучит ярко выраженный западно-центристский стиль оценки отношений.

Человек, осознавший свои интеллектуальные и духовные силы, не способен остановиться в своем развитии, не дойдя до крайности своего мышления и поведения. Этот абсурд, хорошо представленный в мифе о Сизифе, отразил в динамическом виде сущность самого человека, страдающего гордыней борца за свою самореализацию. Быть человеком — значит не только быть обреченным на сомнения, на познание и развитие во всем. Глобализация и постмодерн как отрицание и де-каденс классической культуры и основанной на ней классической цивилизации — культуры и цивилизации, целями которых было развитие общества как условия формирования личности, а также становление общественных условий жизни народов как главных целей человечества.

Человек, находящийся в центре внимания новой эпохи, понимаемый как бифуркационный человек, — плата классической духовной культуры и общественно-ориентированной цивилизации за тот прессинг, который она применяла в своей истории против этого

обычного, маленького человека, который никогда не переставал быть личностью, стремящийся к самореализации, по определению человеческой сизифовой сущности. Маленький человек, осознавший себя в пору высшей стадии развития классической духовной культуры и общественно-ориентированной цивилизации как личность свободная, получил на основе классической культуры и цивилизации условия для своей самореализации (в период буржуазной демократии). Эта личность не могла не выступить в качестве повсеместного интеллектуально-духовного бунтаря за самореализацию, в форме экзистенциализма, персонализма, психоанализа, футуризма, постмодернизма и т.д. — и в том числе — бунтаря в форме массового производства и потребления, осуществившего таким образом свои колоссальные ожидания, скопившиеся во весь предшествующий период классической культуры и цивилизации, с ее разделением на аристократов и служителей. Господство маленького человека, стоящего в истоках «восстания масс» (Х.Ортега-и-Гассет) — это плата за многовековой прессинг личности со стороны классической формы культуры и цивилизации, реализация застоявшихся простейших потребностей человека, в их массовом (по разнообразию и количеству) потреблении благ.

Глобализация и ее мировоззренческое основание — постмодернизм — могут считаться двумя необходимыми условиями построения нового мирового общества потребления, как одновременно и более сложной (по организации) и более простой (по сути, в своих ценностях) материально приземленной цивилизации, освобожденной от скрижалей духовности и общечеловеческой морали.

В этих условиях индустрия сервиса, туризма и гостеприимства, являясь акциденцией глобального общества потребления, получает колоссальные возможности для своего развития. Растущая потребность общества, основанного на бифуркационном типе личности, такова, что роль индустрии сферы услуг будет только расти. Существование данной тенденции подтверждает непрерывно меняющаяся пропорция числа занятых в профессиональной сфере людей в сторону сферы услуг, развивающуюся сегодня семимильными шагами. До тех пор, пока будет доминировать бифуркационный тип личности (а он будет доминировать, пока господствует мировая тенденция

следовать за Западом по сценарию глобализационного развития, а значит по сценарию роста сферы потребления), успехом будет пользоваться сфера услуг, важнейшей составной частью которой является индустрия туризма и гостеприимства, охватывающая сферу ресторанного, гостиничного, курортного, анимационного, шоу-бизнеса, туризма. Жаждущий психофизической и духовно-культурной реабилитации (средствами массовой культуры) тип личности, являющийся главным производителем (главным эксплуатируемым субъектом как рабочая сила), и одновременно главным потребителем этих благ, всегда будет заказчиком этих услуг.

Цель теории индустрии туризма и гостеприимства, заключается не только в том, чтобы определить сущность этой индустрии в системе общества, но и в том, чтобы помочь этой индустрии организовать свою деятельность на принципах адекватности обществу, в котором она существует. С нашей точки зрения, на основе проведенного философско-теоретического анализа сущности указанной сферы, наиболее перспективными вложениями в индустрию туризма и гостеприимства в ближайшие десятилетия станут области, связанные с проблемами общества массового производства и потребления.

С одной стороны, это области, связанные с психофизической, культурной реабилитацией основной части трудоспособного населения стран, находящихся в кильватере процессов глобализации и включенных в процессы чрезмерной трудовой деятельности и, следовательно, повышенной эксплуатации, стремящегося заработать на свое место под материальным солнцем (в особенности в сферах управления, тяжелых физических и интеллектуально емких видов деятельности). И здесь речь может идти о рекреационном туризме и гостеприимстве, в особенности для жителей крупных индустриальных городов. С другой стороны, перспективы развития туризма и гостеприимства наблюдаются в сферах непрерывно нарастающих социальных проблем человека, связанных с социальной работой, психофизической реабилитацией детей, инвалидов, пожилых людей и др. С этим могут быть связаны активно развивающиеся социальный туризм и гостеприимство, выполняющие функцию социальной реабилитации слабозащищенных категорий населения.

Оба направления чрезвычайно важны для современных государств мира из-за тесной связи с вопросами национальной безопасности стран. Сохранение, устойчивое воспроизводство и реабилитация человеческих трудовых ресурсов становится главной целью предстоящих десятилетий конкурентной борьбы стран и народов на фоне беднеющей трудовыми ресурсами планеты, в том числе со странами — экономическими лидерами современного нам мира. В эти процессы, безусловно

включена и Россия. Восстановление трудовых ресурсов общества и создание стабильной социальной ситуации — два главных направления, с которыми связаны индустрия туризма и гостеприимства в современной России, находящейся сейчас в поиске своих национальных проектов. Сфера услуг все в большей степени становится одним из них — проектом, в успешной реализации которого заинтересованы и государство, и его граждане.

Литература

1. Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество.— М.: Политлит, 1992.— 544 с.

2. Тойнби А. Постижение истории.— М.: Прогресс, 1991.—736 с.

3. Хосе Ортега-и-Гассет. Дегуманизация искусства. — М.: Радуга, 1991.— 640 с.

4. Шалаев В.П. Глобализация, постмодерн, бифуркационный тип личности — модусы переходной эпохи человеческой истории: синергетический аспект // Социальная синергетика: безопасность и глобализация в парадигме современного научного знания и практики: Сб. научных трудов / Под общ. ред. проф. В.П. Шалаева.— Йошкар-Ола: МарГТУ, 2006.— С. 269—287.

5. Шалаев В.П. Социально-культурный сервис и туризм в системе научного знания и практики общества эпохи потребления // Туризм и региональное развитие. Вып. 4. Сб. научных статей.— Смоленск: Универсум, 2006.— С. 42—50.

6. Шалаев В.П. Экономическая глобализация и вопросы национальной безопасности в ХХ! веке (взгляд из России) // Теме. Часопис за друшневе науке.— № 3.— 2005.—Ниш, Университет у Нишу, СВЕН (Югославия).— С. 51—67.

7. Шалаев В.П. Синергетика социального управления.— Йошкар-Ола: МарГТУ, 2006.— 260 с.

8. Социально-экологическая безопасность государства: управленческий аспект / Ю.П. Демаков, В.П. Шалаев. — Йошкар-Ола: МарГТУ, 2006.— 344 с.

УДК 008

| ПОТРЕБНОСТИ - ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ КАЧЕСТВО ЖИЗНИ

Шиповская Л.П.,

ФГОУВПО «Российский государственный университет туризма и сервиса», г. Москва

This paper reviews the concepts which define personality and its system of values; describes the content of Lifestyle category and shows the major goal for human existence; the study analyses human needs serving as human interests, consumption culture, the correlation between human needs and means, abd the consumption standards. In addition, the paper outlines the characteristics of consumerism and asceticism as opposite extremes of consumption, identifies their generating causes, investigates the satisfaction characteristics of human needs in a modern society, including in the area of service.

В докладе в лаконичной форме рассмотрены понятия, характеризующие личность и ее ценностные ориентации, определен смысл категории «образ жизни», выявлена главная цель человеческого существования. Особое внимание уделено вопросам потребностей человека, выступающих в качестве