Научная статья на тему 'Именования врага в письмах фронтовиков первых месяцев Великой Отечественной войны 1941-1945 гг'

Именования врага в письмах фронтовиков первых месяцев Великой Отечественной войны 1941-1945 гг Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
66
19
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
ИМЕНОВАНИЕ / ВРАГ / ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА / ИНДИВИДУАЛЬНОЕ / МАССОВОЕ СОЗНАНИЕ

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы —

Именования врага в письмах фронтовиков первых месяцев Великой Отечественной войны сформированы риторикой государственной идеологии и опосредованы газетной публицистикой, средствами кино и агитационной графики. Неясные образы вероятного противника в годы, предшествующие военному конфликту, с началом войны обретают свою конкретику в лексических единицах экспрессивного ряда фашист, фриц, зверь, изверг, гадина, уточняются определениями коварный, вероломный, озверелый и др. Модели поведения граждан, выступивших на защиту Отечества, выражены глаголами разбить, разгромить, уничтожить, убить и словосочетаниями стать грудью на защиту Отечества, отдать жизнь за Родину, сражаться до последней капли крови. Уверенность в победе над врагом внушается успехами былых сражений с иноземными агрессорами. Вербальная картина начавшейся войны, оценки происходящего, отношение к врагу и задачи по его уничтожению присвоены, на языке психологии интериоризованы, массовым и индивидуальным сознанием и затем многократно воспроизведены в письмах солдат и офицеров с фронта. Анализ фронтовых писем первых месяцев войны, речевых средств именования врага фашистской Германии и ее вооруженных сил свидетельствует об усвоении советскими солдатами и офицерами тех оценок войны и противника, которые были даны 3 июля 1941 И.В. Сталиным в его обращении к народу. В текстах фронтовых писем их авторы воспроизводят и дополняют речевые средства эмоциональной оценки происходящего. Выборочный анализ именований врага в письмах с фронта свидетельствует о корреляции содержания индивидуального сознания с содержанием массового сознания, которое задано извне и опосредовано текстами пропаганды и агитации. На лексическом уровне они уходят корнями в общий фонд русской словесной образности. Для «овнешнения» образов сознания, отвечающих потребности выразить свое отношение к врагу, к текущим событиям войны, к задачам по уничтожению врага, человек обращается к речевому опыту социума.

Naming of the enemy in the letters of front-line Soldiers in the first Months of the great Patriotic war

Naming of the enemy in the letters of front line soldiers in the early months of the great Patriotic war have been formed by the rhetoric of the state ideology and mediated by newspapers, motion pictures and agitprop figures. upon the beginning of the war unclear images of a potential enemy that existed before the conflict gained specifics in lexical expressive units fascist, fritz, beast, monster, viper, and were clarified through such attributes as insidious, treacherous, brutal, etc. the verbs such as smash, destroy, defeat and colocations such as go through fire and ice for the Fatherland, give life for the Motherland, fight up to the last ditch show the patterns of citizens’ behavior when defending the fatherland. the confidence in victory over the enemy is inspired by the success of the previous fights against invaders. the verbal picture of the war, the assessment of what is happening, the attitude towards the enemy and the tasks for its destruction are appropriated, in the language of psychology internalized, by mass and individual consciousness and then repeatedly reproduced in the letters of soldiers and officers from the front. an analysis of the front letters of the early months of the war, of the verbal means to name the enemy fascist germany and its armed forces, testifies to the assimilation by Soviet soldiers and officers of the assessments of the war and the enemy by J. V. Stalin in his address to the people on 3 July 1941. In the texts of front-line letters, their authors reproduced and supplemented the verbal means of emotional evaluation of what was happening. a selective analysis of the naming of the enemy in the front-line letters testifies to the correlation of the content of individual consciousness with the content of mass consciousness, which was created from the outside and mediated by the agitprop texts. at the lexical level, they are rooted in the general fund of Russian verbal imagery. a person turns to the speech experience of the society to «extinguish» the images of consciousness that meet the need to express their attitude towards the enemy, to the current events of the war, to the tasks of destroying the enemy.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Именования врага в письмах фронтовиков первых месяцев Великой Отечественной войны 1941-1945 гг»

УДк 81'23

именования врага в письмах Фронтовиков первых месяцев великой отечественной воЙны 1941-1945 гг.

Бойко Борис леонидович

доктор филологических наук, профессор, Военный университет МО РФ 123001, Москва, Б. Садовая, 14 borisboiko@gmail.com

Именования врага в письмах фронтовиков первых месяцев Великой Отечественной войны сформированы риторикой государственной идеологии и опосредованы газетной публицистикой, средствами кино и агитационной графики. Неясные образы вероятного противника в годы, предшествующие военному конфликту, с началом войны обретают свою конкретику в лексических единицах экспрессивного ряда - фашист, фриц, зверь, изверг, гадина, уточняются определениями коварный, вероломный, озверелый и др. Модели поведения граждан, выступивших на защиту Отечества, выражены глаголами разбить, разгромить, уничтожить, убить и словосочетаниями стать грудью на защиту Отечества, отдать жизнь за Родину, сражаться до последней капли крови. Уверенность в победе над врагом внушается успехами былых сражений с иноземными агрессорами. Вербальная картина начавшейся войны, оценки происходящего, отношение к врагу и задачи по его уничтожению присвоены, на языке психологии - интериоризованы, массовым и индивидуальным сознанием и затем многократно воспроизведены в письмах солдат и офицеров с фронта. Анализ фронтовых писем первых месяцев войны, речевых средств именования врага - фашистской Германии и ее вооруженных сил свидетельствует об усвоении советскими солдатами и офицерами тех оценок войны и противника, которые были даны 3 июля 1941 И.В. Сталиным в его обращении к народу. В текстах фронтовых писем их авторы воспроизводят и дополняют речевые средства эмоциональной оценки происходящего. Выборочный анализ именований врага в письмах с фронта свидетельствует о корреляции содержания индивидуального сознания с содержанием массового сознания, которое задано извне и опосредовано текстами пропаганды и агитации. На лексическом уровне они уходят корнями в общий фонд русской словесной образности. Для «овнешнения» образов сознания, отвечающих потребности выразить свое отношение к врагу, к текущим событиям войны, к задачам по уничтожению врага, человек обращается к речевому опыту социума.

Ключевые слова: именование, враг, Великая Отечественная война, индивидуальное / массовое сознание.

Отношение человека к событиям внешнего мира носит социальный характер. В своих оценках происходящих событий человек опирается не только на собственный индивидуальный опыт, который в основе своей социален, но и на те установки, которые ему диктуются от имени социума представителями правящей

элиты. Если взять последний, наиболее доступный для понимания и массовый способ идеологического воздействия, каким было в первой половине ХХв. кино, то уже неполная выборка наименований кинофильмов, выпущенных в период 1937-1941гг., свидетельствует о целенаправленной подготовке народа к войне. В частности, это кинофильмы «Александр Невский» (1938 г.) о победе новгородцев над посягнувшими на русские земли псами-рыцарями Тевтонского Ордена, «Минин и Пожарский» (1939 г.) об отражении польской интервенции 1611-1612 гг., «Суворов» (1940 г., на экраны вышел в 1941 г.) о победе русского оружия в зарубежном походе.

Концептуальный образ неназванного врага, начала войны как нападения на Советский Союз извне, успешного отражения агрессии и стремительного и победоносного завершения войны на чужой территории был дан в агитационном фильме «Если завтра война» (1938). Некоторую определенность с точки зрения идентификации неназванного противника в эту картину для тех, кто в какой-то мере владел немецким языком, вносила легко опознаваемая на слух немецкая речь вражеских солдат и офицеров, пусть и одетых в военную форму без определенных признаков принадлежности к вооруженным силам конкретного государства.

В обращении И.В. Сталина к народу 3 июля 1941 года слово с обобщенным значением враг будет применено исключительно к Германии и ее вооруженным силам и конкретизировано в словосочетаниях, где в качестве определения используются прилагательные немецкий, фашистский, гитлеровский:

- гитлеровская Германия, фашистская Германия,

- войска Германии, немецкие войска, немецко-фашистские войска, немецко-фашистская армия, фашистские войска, немецко-фашистская армия Гитлера, гитлеровские войска, гитлеровская фашистская армия.

Идеология Германии определяется в обращении словосочетанием германский фашизм, а ее носители - германские фашисты. Для именования войны Советского Союза с фашистской Германией используются словосочетания всенародная Отечественная война, великая война, война всего советского народа, война за свободу нашего Отечества, Отечественная война с германским фашизмом, война с фашистской Германией, война с напавшим врагом, война против фашистских поработителей, война против немецко-фашистских войск, смертельная схватка. Определение вероломный встречается в словосочетаниях вероломное военное нападение, вероломные действия, вероломные люди.

Действия советского народа в целом и каждого отдельного гражданина в ходе начавшейся войны в тексте обращения подсказаны семантикой глагола с обобщенным значением защищать и в развитии его семантики - глаголами биться, драться (процесс) и уничтожать, разбить (результат):

- защищать - грудью защищать свою свободу, честь, Родину,

- биться - биться с врагом, самоотверженно биться за каждую пядь

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

земли,

- драться - драться до последней капли крови,

- уничтожать - уничтожать врага и его пособников.

- разбить - фашистская армия может быть разбита и будет разбита.

Оценки противника и нападения гитлеровской Германии на Советский Союз, содержащиеся в обращении, будут многократно воспроизведены в советской печати, пересказаны в устных выступлениях командиров и политработников. Призывы, завершающие текст обращения и вдохновляющие советских людей на борьбу с врагом, предпосланы тексту обращения в качестве своеобразного эпиграфа. С этой целью они расположены на первой полосе газеты «Правды» от 3 июля 1941 года справа от наименования газеты: «Все наши силы - на поддержку нашей героической Красной Армии, нашего славного Красного Флота! Все силы народа - на разгром врага! Вперед, за нашу победу!».

На митингах, проведенных по всей стране, в текстах газет и по радио зазвучит тема ненависти к агрессору, усиленная метафорами, основанными на сравнении врага с псами (псы-рыцари), сформируется обобщенный образ врага-зверя, изверга, твари, подлежащей уничтожению. Эти образы в последующем будут конкретизированы (дополнены и развиты) средствами политической графики (перевод семантики слова в семантику изображения), насыщены экспрессивной лексикой разговорной речи. Известнейшие плакаты первых месяцев войны «Беспощадно разгромим и уничтожим врага!» (художники Кукрыниксы1), «Родина-мать зовет!» (Ираклий Тоидзе), «Смерть фашистской гадине!» (Алексей Кокорекин) созданы и растиражированы в конце июня 1941 г.

Война, по Клаузевицу, в отношении господствующих в ней тенденций представляет собой сочетание трех элементов - насилия, ненависти и вражды, игры вероятностей и случая [Клаузевиц 2002: 50].2 Задача внушения ненависти к врагу рассматривалась как одна из первоочередных задач идеологической работы в войсках и среди населения. Это, например, отчетливо видно в известной песне «Священная война», ставшей своеобразным гимном Великой Отечественной войны:

Вставай, страна огромная, Вставай на смертный бой С фашистской силой темною, С проклятою ордой! Припев:

Пусть ярость благородная Вскипает как волна! Идет война народная, Священная война! 3

Вербальная картина начавшейся войны, оценка происходящего, отношение к агрессору и задачи по его уничтожению присвоены, на языке психологии -интериоризованы массовым и индивидуальным сознанием и затем многократно

1 Кукрыниксы - аббревиатура, составленная из фрагментов имен и фамилий художников-сатириков Михаила Куприянова, Порфирия Крылова и Николая Соколова.

2 Мысль об обращению к трудам Клаузевица в связи с изложением необходимости воспитания вражды и ненависти к противнику как составной части подготовки к ведению войны подсказана Е.Ф. Тарасовым.

3 «Священная война», музыка А. Александрова на слова В. Лебедева-Кумача. Текст песни опубликован в газете «Известия» 24 июня 1941 г.

воспроизведены в письмах солдат и офицеров с фронта. Анализ фронтовых писем первых месяцев войны, с точки зрения речевых средств именования противника -Германии, ее вооруженных сил, ее солдат и офицеров, свидетельствует об усвоении тех оценок войны и противника, которые были даны в обращении к народу И.В. Сталина, воспроизводят и дополняют речевые средства эмоциональной оценки происходящего. В целях систематизации материала вербальные именования противника в письмах фронтовиков выстроим вокруг тем, заданных в тексте обращения.

Тема 1. Именования немцев как представителей страны, совершившей нападение на Советский Союз, включают обобщенные понятия - враг, враги. Нейтральные этнонимы - немец, немцы заменяются на именования негативной оценки - фашисты, гитлеровцы, захватчики, бандиты. Этноним немец относится к немецким солдатам и офицерам, к вооруженным силам фашистской Германии в целом.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

...На аэродроме приходится быть очень мало. Немец нажимает, уже занят г. Остров, теперь пытается овладеть Псковом. - Лейтенант П.М. Булькач, 8 июля 1941 г. // Последние письма, с. 107.

...Нахожусь около Ленинграда - от города километров 25. И, наверное, сегодня еще ближе передвинут, потому что очень напирает немец. - Г. Л. Чистяков, предположительно конец июня - начало июля 1941 г. // Последние письма, с. 406.

...Недалек тот день, когда немцы начнут удирать без оглядки... -Красноармеец М.М. Крылов, 18 июля 1941. // Последние письма, с. 222.

...Часто приходится вылетать на бомбежку врага. Достается и нам от огня немецких зениток и атак вражеских летчиков - Майор В.Э. Меладзе, июнь 1941 г. // Последние письма, с. 68.

...Гитлеровцы бросили в бой семь дивизий на южном участке обороны, но мы их основательно потрепали и отогнали на юг. - Капитан И.К. Бородин, 21 августа 1941 г. // Последние письма, с. 135.

Тема 2. Именования немцев, основанные на метафорах «звериного» ряда и связанные с фактами сражений с иноземными захватчиками в прошлом, отсылают читателя писем главным образом к памяти о победе новгородцев и владимирцев под предводительством Александра Невского над псами-рыцарями на Чудском озере: немецко-фашистские псы, озверелые орды, фашистский гад:

...На нашем участке фронта немецко-фашистских псов помаленьку вышибаем из занятых ими сел и деревень. Наступило время, когда их будут гнать по всему фронту... - А.Н. Ацин, 12 сентября 1941 г. // Последние письма, с. 404.

...Мама, ты не беспокойся обо мне. Свою жизнь не отдам озверелым ордам. - Старший лейтенант В.С. Белов, 17 сентября 1941 г. // Последние письма, с. 405.

...Желаю больше бодрости, помогать фронту, и общими усилиями фронта и тыла сомнем фашистского гада, обломаем ему рога, потом уничтожим. -Комиссар И.И. Мясников. Первые месяцы войны // Последние письма, с. 409.

...Скоро содрогнется земля, и встанет русский воин-богатырь и скажет: «Ну, кто еще хочет земли русской? Кто придет на землю русскую, тот неминуемо найдет в ней могилу». - Старший политрук Ф.Н. Дубовой // Последние письма, с.

179-180.

тема 3. Именования этой темы продолжают и развивают ассоциативный и метафорический ряд враг - зверь и намечают одновременно тему ненависти к врагу, которая усиливается инвективами кровопийцы, изверги рода человеческого, гады, фашистская сволочь:

...Борьба идет не на жизнь, а на смерть. Борьба с фашизмом - борьба с кровопийцами, извергами рода человеческого. - Младший сержант Е.И. Терехин, 27 июня 1941 г. // Последние письма, с. 57.

...26 июня в одном из воздушных боев мой самолет подожгли. Пришлось выброситься на парашюте ... 20 июля вернулся в часть. Дали боевую машину. Вместе с друзьями снова начал бить гадов. До чего ненавижу немецких солдат! - Анатолий Климов. 7 сентября 1941 г. // Последние письма, с. 254.

...Одна мысль, одно желание - бить фашистскую сволочь. Нельзя придумать столь скверного слова, чтобы выразить то, чем является эта гадина. Насилия, до которых никогда не додумается зверь, смерть и пожары несет он с собой... О гады! Хочется плакать и убивать, когда слышишь о том, что они делают с нашими попавшими в плен. - А.А. Лебедев, 16 июля 1941 г. // Последние письма, с. 261.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

тема 4. В рамках этой темы объединены разнообразные именования врага и образы действия по уничтожению врага подсказаны глаголами с семантикой борьбы с врагом в диапазоне от глагола с обобщенной семантикой защищать, глаголами с семантикой видов борьбы драться, бить, громить до содержащего в своей семантике конечную цель процесса борьбы - уничтожать:

.Наша часть продолжает находиться на отдыхе. Собираемся с новыми силами. А там снова в бой - громить фашистскую нечисть. - Лейтенант А.А. Костянов, 26 июля 1941 г. // Последние письма, с. 91-92.

... Фашисты от нас за несколько сотен метров, к земле нашей родимой прижались, поганят ее. Бьем их и будем бить. - Лейтенант Владимир Баженов, конец августа 1941 г. // Последние письма, с. 145.

. Буду драться до последней капли крови за то, чтобы ты и мои любимые дети были свободными и имели счастливую жизнь. - Н.Н. Местман, 29 июня 1941 г. // Последние письма, с. 404.

...Буду до последней капли крови защищать свою родную землю... Я уверен в победе над проклятым врагом. Пока моя жизнь теплится в моем теле, буду безжалостно уничтожать врага. - Лейтенант А. Кобыльницкий, 9 сентября 1941 г. // Последние письма, с. 183.

тема 5. Именования врага различной ассоциативной природы - изверги, фашистская банда, фашистское чудовище, фашистские стервятники и именование с обобщенной семантикой враг связываются в рамках этой темы с уверенностью в окончательной над ним победе: победить, верить в победу, до победного конца, в победе никто не сомневается:

... Но недолго извергам этим гулять по нашим полям. Нет и не будет вовек силы, которая могла бы победить Красную Армию. - Младший лейтенант Д.В. Кокорев, 22 июня 1941 г. // Последние письма, с. 66.

...Обо мне не беспокойтесь, верьте в нашу победу. Помогайте всеми силами нам, фронтовикам, в борьбе с фашистским чудовищем. - Младший политрук А.И. Тамбаков, 24 июня 1941 г. // Последние письма, с. 113.

.Недалек тот час, когда мы разгромим эту фашистскую банду, снова увидимся и будем жить вместе, а пока борьба до победного конца. У нас все по-старому. Бьем неплохо фашистских стервятников. - Старший батальонный комиссар И.А. Яновский, 24 августа 1941. // Последние письма, с. 130.

...Все мы готовы обрушиться на врага со своими бомбами и уничтожить его раз и навсегда. В победе никто не сомневается. - Капитан В.И. Лахонин. 3 июля 1941 г. // Последние письма, с. 195.

Таким образом, выборочный анализ именований врага в фронтовых письмах начального периода войны свидетельствует о корреляции содержания индивидуального сознания с содержанием массового сознания, которое задано извне, опосредовано текстами пропаганды и агитации и на лексическом уровне уходят корнями в общий фонд русской словесной образности. Для «овнешнения» образов сознания, отвечающих потребности выразить свое отношение к врагу, к событиям войны, к задачам по уничтожению врага, человек обращается к речевому опыту социума.

Выступление по радио Председателя Государственного Комитета Обороны И.В. Сталина 3 июля 1941 года // Правда. 3 июля 1941.

Клаузевиц К. фон. О войне. В 2 т. Т. 1. М.: ООО «Издательство АСТ»; СПб.: Terra Fantastica, 2002. 558 [2] c. (Классическая военная мысль).

Плакаты Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. - http://tehvov.ru/ plakat/1240-plakaty-velikoj-otechestvennoj-vojny-1941-1945-gg.html

Последние письма с фронта. 1941. Сборник. Том 1. М.: Воениздат, 1991.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Священная война. Песня. Музыка А. Александрова, слова В. Лебедева-Кумача // «Известия», 24 июня 1941 г.

ТарасовЕ.Ф. Актуальные проблемы анализа языкового сознания // Языковое сознание и образ мира / отв. ред. Н.В. Уфимцева. М.: ИЯ РАН, 2000. С. 24-32.

литература

416 с.

NAMING oF THE ENEMY IN THE LETTERs of FRoNT-LINE

soldiers in the first months of the great patriotic war

Boris L. Boyko

Professor Military University Russian Federation Ministry of Defense

borisboiko@gmail.com

Naming of the enemy in the letters of front line soldiers in the early months of the Great Patriotic War have been formed by the rhetoric of the state ideology and mediated by newspapers, motion pictures and agitprop figures. Upon the beginning of the war unclear images of a potential enemy that existed before the conflict gained specifics in lexical expressive units - fascist, fritz, beast, monster, viper, - and were clarified through such attributes as insidious, treacherous, brutal, etc. The verbs such as smash, destroy, defeat and colocations such as go through fire and ice for the Fatherland, give life for the Motherland, fight up to the last ditch show the patterns of citizens' behavior when defending the Fatherland. The confidence in victory over the enemy is inspired by the success of the previous fights against invaders. The verbal picture of the war, the assessment of what is happening, the attitude towards the enemy and the tasks for its destruction are appropriated, in the language of psychology - internalized, by mass and individual consciousness and then repeatedly reproduced in the letters of soldiers and officers from the front. An analysis of the front letters of the early months of the war, of the verbal means to name the enemy - fascist Germany and its armed forces, testifies to the assimilation by Soviet soldiers and officers of the assessments of the war and the enemy by J. V. Stalin in his address to the people on 3 July 1941. In the texts of front-line letters, their authors reproduced and supplemented the verbal means of emotional evaluation of what was happening. A selective analysis of the naming of the enemy in the front-line letters testifies to the correlation of the content of individual consciousness with the content of mass consciousness, which was created from the outside and mediated by the agitprop texts. At the lexical level, they are rooted in the general fund of Russian verbal imagery. A person turns to the speech experience of the society to «extinguish» the images of consciousness that meet the need to express their attitude towards the enemy, to the current events of the war, to the tasks of destroying the enemy.

Keywords: naming of the enemy, Great Patriotic War, individual / mass consciousness.

References

KlauzevitsK. fon. О voyne [Clausewitz, Carl von. On war]. V 2 t. T. 1. - M.: ООО «Izdatel'stvo AST»; SPb.: Terra Fantastica, 2002. 558 [2] p. - (Klassicheskaya voyenna-ya mysl').

Posledniye pis'ma s fronta. 1941 [The last letters from the front. 1941]. Sbornik. Tom 1. - M.: Voyenizdat, 1991. 416 р., il.

Plakaty Velikoj Otechestvennoj Vojny.1941-1945 [Posters of the Great Patriotic War 194-1945]. http://tehvov.ru/plakat/1240-plakaty-velikoj-otechestvennoj-vojny-1941-1945-gg.html

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Svyashchennaya voyna. Pesnya [The Sacred War. Song]. Muzyka A. Aleksandro-va, slova V Lebedeva-Kumacha. «Izvestiya», 24 iyunya 1941.

Tarasov Ye. F. Aktual'nyye problemy analiza yazykovogo soznaniya [Actual problems of the analysis of language consciousness]. Yazykovoye soznaniye i obraz mira / otv. red. N. V. Ufimtseva. M.: IYA RAN, 2000. pp. 24-32.

Vystupleniye po radio Predsedatelya Gosudarstvennogo Komiteta Oborony I.V. Stalina 3 iyulya 1941 goda [Radio address by the Chairman of the State Defense Committee - I.V. STALIN" (Pravda. 3 July 1941)]. Pravda. 3 iyulya 1941.