Научная статья на тему 'Имена существительные религиозной семантики на -ств/о/ в русском языке XVIII В. (на материале лексикографических произведений гражданской печати)'

Имена существительные религиозной семантики на -ств/о/ в русском языке XVIII В. (на материале лексикографических произведений гражданской печати) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
289
31
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
RELIGIOUS STYLE / RELIGIOUS VOCABULARY / NOUN / SUFFIX -STV/О/ / RUSSIAN LEXICOGRAPHY / ORTHODOXY / 18TH CENTURY / РЕЛИГИОЗНЫЙ СТИЛЬ / РЕЛИГИОЗНАЯ ЛЕКСИКА / ИМЕНА СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ / СУФФИКС -СТВ/О/ / РУССКАЯ ЛЕКСИКОГРАФИЯ / ПРАВОСЛАВИЕ / XVIII ВЕК

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Феликсов Сергей Владимирович

Данное исследование находится в русле проблем истории формирования религиозного стиля русского языка. Предметом рассмотрения являются имена существительных религиозной семантики на -ств/о/, зафиксированные в отечественных лексикографических произведениях гражданской печати XVIII в., наиболее полно описывающих конфессиональную лексику: «Церковном словаре» протоиерея Петра Алексеева (1773-1794 гг.), «Кратком словаре славянском» игумена Евгения (Романова) (1784 г.) и «Словаре Академии Российской» (1789-1794 гг.). Охарактеризованы словообразовательные и семантические особенности религионимов-субстантивов на -ств/о/, описаны их лексико-грамматические разряды и тематические группы, в рамках этих групп выявлены новообразования XVIII века. Установлены и проанализированы словообразовательные параллели имен существительных религиозной семантики на -ств/о/, возникшие в русском языке связи с активным развитием различных словообразовательных моделей. Показано, что, несмотря на ощутимую конкуренцию, обусловленную наличием синонимичных дериватов, религионимы-субстантивы на -ств/о/ широко представлены в словарной системе русского языка XVIII в., образуя особый лексический пласт конфессиональной лексики. Отмечено, что данный класс слов, как и в целом русский религиозный стиль, находился в XVIII в. в состоянии активного формирования.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

NOUNS OF RELIGION SEMANTIC FIELD WITH SUFFIX -STV/О/IN THE RUSSIAN OF 18th CENTURY (EXAMPLIFIED BY LEXICOGRAPHIC WORKS OF THE CIVIL PRESS)

The article deals with the history of religious style formation in the Russian language. The research considers nouns of religion semantic field with a suffix -stv / о /, recorded in the 18th century Russian lexicographic works of civil press, which provide detailed representation of confessional vocabulary The Church Dictionary byarchpriest Peter Alekseev (1773-1794), The Short Slavic Dictionary byabbot Evgeny(Romanov) (1784) and The Dictionary of the Russian Academy (1789-1794). The paper features peculiarities in word-formation and semantic structure ofnouns with a suffix -stv / о / belonging to religion semantic field.Their lexical andgrammatical categories as well as thematic groupsare described. The neologisms that appeared in the 18th century within these groups are revealed. Active development of word-formation models, arising in Russian in that period, has contributed to emerging word-formation patternsfor the nouns of religion semantic field with a suffix -stv / о / , which have been established and analyzed. It is shown that despite the notable competition caused by existence of synonymous derivatives, nouns of religion semantic field with a suffix -stv / о / have sufficient representation in the dictionary system of the Russian language of the 18th century, forming a special layer of confessional vocabulary. It should be noted that the above mentioned word class, as well as Russian religious style as a whole, was going through the process of active formation in the 18th century.

Текст научной работы на тему «Имена существительные религиозной семантики на -ств/о/ в русском языке XVIII В. (на материале лексикографических произведений гражданской печати)»

www.volsu.ru

DOI: https://doi.Org/10.15688/jvolsu2.2019.4.5

UDC 811.161.1'04:81'367.622 Submitted: 06.02.2019

LBC 81.411.2-03 Accepted: 03.09.2019

NOUNS OF RELIGION SEMANTIC FIELD WITH SUFFIX -STV/О/ IN THE RUSSIAN OF 18th CENTURY (EXAMPLIFIED BY LEXICOGRAPHIC WORKS OF THE CIVIL PRESS)

Sergey V. Feliksov

Perervinsky Theological Seminary, Moscow, Russia;

Saint Tikhon's Orthodox University, Moscow, Russia; Moscow State University of Medicine and Dentistry named after A.I. Evdokimov, Moscow, Russia

Abstract. The article deals with the history of religious style formation in the Russian language. The research considers nouns of religion semantic field with a suffix -stv/о/, recorded in the 18th century Russian lexicographic works of civil press, which provide detailed representation of confessional vocabulary - The Church Dictionary by archpriest Peter Alekseev (1773-1794), The Short Slavic Dictionary by abbot Evgeny (Romanov) (1784) and The Dictionary of the Russian Academy (1789-1794). The paper features peculiarities in word-formation and semantic structure of nouns with a suffix -stv/о/ belonging to religion semantic field.Their lexical and grammatical categories as well as thematic groups are described. The neologisms that appeared in the 18th century within these groups are revealed. Active development of word-formation models, arising in Russian in that period, has contributed to emerging word-formation patternsfor the nouns of religion semantic field with a suffix -stv/о/, which have been established and analyzed. It is shown that despite the notable competition caused by existence of synonymous derivatives, nouns of religion semantic field with a suffix -stv/о/ have sufficient representation in the dictionary system of the Russian language of the 18th century, forming a special layer of confessional vocabulary. It should be noted that the above mentioned word class, as well as Russian religious style as a whole, was going through the process of active formation in the 18th century.

Keywords: religious style, religious vocabulary, noun, suffix -stv/о/, Russian lexicography, Orthodoxy, the 18th century.

Citation. Feliksov S.V. Nouns of Religion Semantic Field with Suffix -stv/о/ in the Russian of 18th Century (Examplified by Lexicographic Works of the Civil Press). Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya 2, Yazykoznanie [Science Journal of Volgograd State University. Linguistics], 2019, vol. 18, no. 4, pp. 5874. (in Russian). DOI: https://doi.org/10.15688/jvolsu2.2019.4.5

УДК 811.161.1 '04:81'367.622 Дата поступления статьи: 06.02.2019

ББК 81.411.2-03 Дата принятия статьи: 03.09.2019

ИМЕНА СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ РЕЛИГИОЗНОЙ СЕМАНТИКИ НА -СТВ/О/

В РУССКОМ ЯЗЫКЕ XVIII в. (НА МАТЕРИАЛЕ ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ГРАЖДАНСКОЙ ПЕЧАТИ)

Сергей Владимирович Феликсов

Перервинская духовная семинария, г. Москва, Россия; а\ Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, г. Москва, Россия;

Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова, pqr г. Москва, Россия

О

о Аннотация. Данное исследование находится в русле проблем истории формирования религиозного стиля русского языка. Предметом рассмотрения являются имена существительных религиозной семантики на -ств/о/, зафиксированные в отечественных лексикографических произведениях гражданской печати XVIII в., наиболее полно описывающих конфессиональную лексику: «Церковном словаре» протоиерея Петра Алек-

о

сеева (1773-1794 гг.), «Кратком словаре славянском» игумена Евгения (Романова) (1784 г.) и «Словаре Академии Российской» (1789-1794 гг.). Охарактеризованы словообразовательные и семантические особенности религионимов-субстантивов на-ств/о/, описаны их лексико-грамматические разряды и тематические группы, в рамках этих групп выявлены новообразования XVIII века. Установлены и проанализированы словообразовательные параллели имен существительных религиозной семантики на -ств/о/, возникшие в русском языке связи с активным развитием различных словообразовательных моделей. Показано, что, несмотря на ощутимую конкуренцию, обусловленную наличием синонимичных дериватов, религионимы-субстан-тивы на -ств/о/ широко представлены в словарной системе русского языка XVIII в., образуя особый лексический пласт конфессиональной лексики. Отмечено, что данный класс слов, как и в целом русский религиозный стиль, находился в XVIII в. в состоянии активного формирования.

Ключевые слова: религиозный стиль, религиозная лексика, имена существительные, суффикс -ств/о/, русская лексикография, Православие, XVIII век.

Цитирование. Феликсов С. В. Имена существительные религиозной семантики на -ств/о/ в русском языке XVIII в. (на материале лексикографических произведений гражданской печати) // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 2, Языкознание. - 2019. - Т. 18, №2 4. - С. 58-74. - DOI: https:/ /doi.Org/10.15688/jvolsu2.2019.4.5

Введение

Научная проблема, связанная с изучением истории словообразовательного типа имен существительных с древнейшим словообразовательным формантом -ств/о / 1 применительно к русскому языку, была поставлена в отечественном языкознании еще в 1946 г. в программной статье академика В.В. Виноградова «О задачах истории русского литературного языка, преимущественно XVII-XIX вв.» [Виноградов, 1946]. Наиболее значимыми откликами на нее стали работы Э.М. Ножкиной [1961], Ю.Г. Кадькалова [1967], В.В. Веселитского [1972], И.М. Мальцевой, А.И. Молоткова, З.М. Петровой [1975], Э.В. Алексеевой [1977], Л.В. Калининой [2009], О.И. Дмитриевой и О.Ю. Крючковой [2010], И.В. Ерофеевой [2010], Г.А. Николаева [2010]. Однако, несмотря на теоретико-практическую значимость трудов указанных авторов, необходимо констатировать, что имена существительные религиозной семантики на -ств/о/ не стали в них предметом специального лингвистического анализа. Учитывая данное положение дел, а также тот факт, что рассматриваемые религионимы-субстантивы 2 - значительный по своему составу и важный в коммуникативном отношении пласт конфессиональной лексики русского языка XVIII в., в предлагаемой статье делается попытка заполнить в определенной мере существующую в науке лакуну.

Источниками для исследования стали словарные труды гражданской печати, явив-

шиеся первыми масштабными опытами лексикографического описания религиозной лексики русского языка не только в XVIII в., но и в целом в истории отечественной лексикографии: «Церковный словарь» протоиерея П.А. Алексеева (1773-1794 гг.)3, «Краткой словарь славянской» игумена Евгения (Романова) (1784 г.); «Словарь Академии Российской» (1789-1794 гг.)4.

Методы исследования

В связи с поставленной целью - дать комплексную лингвистическую характеристику ре-лигионимам-субстантивам на -ств/о/, выявленным в обследуемых словарных источниках, - в работе были использованы разные методы исследования. Описывая их прежде всего необходимо отметить, что выбор лексикографических произведений для языкового анализа, а также дифференциация содержащегося в них лексического материала в соответствии с его принадлежностью к религиозному стилю5 и семантическому полю «религия» осуществлялись на основе методов стилистического анализа и семантического поля. При выявлении особенностей словообразовательной структуры рассматриваемых дериватов на -ств/о/, а также анализе их словообразовательных параллелей, существовавших в русском языке к концу XVIII в., были применены методы морфемного и словообразовательного анализа. Для описания религионимов-суб-стантивов в соответствии с лексико-грамма-тическими разрядами и тематическими груп-

пами использованы методы грамматического и тематического анализа. Особенности семантики изучаемых лексем, характерные для рассматриваемого периода, были выявлены посредством методов компонентного анализа словарных дефиниций и их сопоставления. Помимо этого, важнейшим методом исследования при анализе религионимов-субстантивов на -ств/о/ в аспекте времени их возникновения в русском языке стал историко-этимологический анализ. В связи с этим необходимо отметить, что приведенные в работе выводы, касающиеся выявленных лексических новообразований XVШ в., анализа обследуемых лексикографических источников с точки зрения полноты отражения в них состава имен существительных религиозной семантики на -ств/о/, а также словообразовательного анализа дериватов на -тельств/о/, были сделаны с опорой на историко-лингвистические данные, представленные в «Словаре древнерусского языка XI-XIV вв.», «Материалах для словаря древнерусского языка по письменным памятникам» И.И. Срезневского, «Словаре русского языка XI-XVII вв.», «Словаре русского языка XVIII века», а также в «Хронологическом словнике», помещенном в коллективной монографии «Лексические новообразования в русском языке XVIII в.» [Мальцева, Молотков, Петрова, 1975, с. 305-343].

Особенности словообразовательной структуры религионимов-субстантивов на -ств/о/

Мономотивированные религионимы-субстантивы на -ств/о/

I. Отсубстантивные образования.

Самую многочисленную группу среди рели-гионимов-субстантивов на -ств/о/, зафиксированных в исследуемых лексиконах, составляют дериваты, образованные от имен существительных. В соответствии со своими словообразовательными особенностями они могут быть разделены на две группы: 1) дериваты, образованные от личных субстантивов; 2) дериваты, произведенные от неличных имен существительных.

1. Образования от личных имен существительных. Анализ рассматриваемых словарей свидетельствует, что для русского

языка XVIII в. высокопродуктивным является функционирование религионимов-субстан-тивов на -ств/о/, образованных от непроизводных и производных основ имен существительных славянского и иноязычного происхождения со значением лица.

Образования от непроизводных личных имен существительных. Образования на -ств/о/ от непроизводных имен существительных составляют значительную группу религионимов-субстантивов, фиксируемых в словарных источниках. Большая часть этих дериватов создана на базе иноязычных (по преимуществу греческих) основ: апостолъ (греч. апоахоХо;) ^ апостольство; аскитъ (греч. аощтц;) ^ аскитство; диаконъ (греч. Згакоуо;) ^ диаконство; игуменъ (греч. цуоЬ^еуо;) ^ игуменство; епископъ (греч. ¿п/акопо;) ^ епископство; параклитъ (греч. паракХцто;) ^ параклитство; царь (лат. cаеsаr) ^ царство (бож/е)6 и др.; реже регистрируются образования от основ славянского происхождения: братъ ^ братство; господь ^ господство; мужъ ^ мужество и др.

Образования от производных личных имен существительных. Другая значительная часть религионимов-субстантивов на -ств/о/, отмеченных лексикографами, образована от производных основ имен существительных, различных с точки зрения морфемной структуры.

Образования от суффиксальных основ. Основную часть слов этой группы составляют дериваты, произведенные от простых основ имен существительных славянского происхождения, включающих в свой состав суффикс со значением лица -ник-: муче-никъ ^ мученичество; постникъ ^ постничество; пустынникъ ^ пустынничество и др. В единичных случаях в лексиконах отмечаются образования от славянских и иноязычных основ с суффиксами названия лица -ец-, -ыр-, -ык-, -ик-, -ин-, -ок-, -ух-, -ей, -иан-, -ар-: старецъ ^ старчество; пастырь ^ пастырство; владыка ^ владычество; еретик (греч. а'ртко;) ^ еретичество; воинъ ^ воинство (бож/е); инокъ ^ иночество; пастух ^ пастусство; иудей (иврит. jehudi) ^ иудейство; христиманъ (греч. Хргатгауо;) ^ христ/анство; мытарь (древ-ненем. тМап или слав.) ^ мытарство и др.

Образования от префиксальных основ. Для дериватов этой группы характерно образование от славянских простых основ имен существительных, включающих в свой состав приставки славянского происхождения без-, про-: безв^ръ — безв^рство; пророк — пророчество и др. Помимо этого, отмечаются образования от иноязычных основ с заимствованными префиксами, такими как архи- и про-то-: арх1ерей (греч. архгереЬд) — арх1ерей-ство; протопресвитеръ (греч. жрожожреорЬ-терод) — протопресвитерство и др.

Образования от сложных основ. Данные дериваты созданы на базе сложных основ (именных и глагольных корневых морфем) славянского происхождения: гр^ховодъ — гр^ховодство; злодей — злодейство; ли-хоимъ — лихоимство; любодей — любодейство; мшелоимъ — мшелоимство; пустос-вятъ — пустосвятство; святотатъ — святотатство; см^хотворъ — см^хотворство и др. Исключения из этого правила немногочисленны: ¡ерод/аконъ (греч. l£роSldкоvоg) — /ерод/аконство; иконоборъ (греч. siкдva) — иконоборство и др.

2. Образования от неличных имен существительных. Непродуктивным для русского языка XVIII в. является функционирование религионимов-субстантивов на -ств/о/, произведенных от неличных основ имен существительных славянского и иноязычного происхождения. В исследуемых словарях зафиксированы единичные случаи таких образований: бракъ — брачество; блудъ - блуд-ство; пустыня — пустынство; суббота (арам. —> субботство; торгъ —>

торжество.

II. Отадъективные образования. Вторую по численности группу среди имен существительных религиозной семантики на -ств/о/, отмеченных в анализируемых лексиконах, составляют дериваты, образованные от имен прилагательных разных лексико-граммати-ческих разрядов.

1. Образования от качественных и относительных имен прилагательных. Религионимы-субстантивы на -ств/о/, произведенные от простых славянских основ качественных и относительных имен прилагательных, составляют основную часть отадъектив-ных образований, зафиксированных в анали-

зируемых словарях. Для данных дериватов характерно образование от основ, включающих в свой состав суффиксы -н- (коварный — коварство; преподобный — преподобство и др.), -енн- (блаженный — блаженство; священный — священство; преосвященный — преосвященство и др.), а также (в единичных случаях) -ав-, -ив-, -лив- (лукавый — лукавство; оплазивый — оплаз-ство; прозорливый — прозорливство). Образования от сложных основ имен прилагательных указанных лексико-грамматических разрядов встречаются в исследуемых словарях реже: высокопреосвященный — высокопреосвященство; злохитрый — злохитрство; присносущ1й — присносущество и др.

2. Образования от притяжательных имен прилагательных. В рассматриваемых словарях фиксируются единичные случаи ре-лигионимов-субстантивов на -ств/о/, образованных от основ притяжательных имен прилагательных (кумовъ — кумовство, поповъ — поповство, сыновъ — сыновство)1.

Полимотивированные религионимы-субстантивы на -ств/о/

Особых комментариев требуют широко представленные в изучаемых словарных источниках XVIII в. религионимы-субстантивы на -ств/о/, содержащие в своей структуре элемент -тель-: благод^тельство, иконописа-тельство, лжесвидетельство, настоятельство, паствительство, первосвятитель-ство, предстательство, священнограби-тельство, святительство, сострадатель-ство, чистительство и др. Имея в большинстве случаев полную трехкомпонентную словообразовательную цепочку (мотивирующий глагол — существительное с суффиксом действующего лица -тель — существительное на -тельств/о/), они могли сохранять тесную семантическую и словообразовательную связь как с глагольными основами, так и с основами личных имен существительных на -тель. Вследствие этого словообразовательные связи данных слов могут быть интерпретированы более точно в зависимости от того, какое значение - глагольное или именное - в них будет «выдвигаться» на первый план. Если на первый план «выдвигается» значение гла-

гольное, то в словообразовательной структуре данных дериватов возможно выделение словообразовательного «протяженного суффикса» -тельств/о/ и их словопроизводство от глагольных основ, а если более обнаруживает себя именное значение, то необходимо выделение словообразовательного суффикса -тель и словопроизводство рассматриваемых лексических единиц от личных имен существительных [Пацюкова, 2014, с. 155-162; Шанский, 1968, с. 68-69]. Таким образом, данные дериваты характеризуются как «полимотивированные образования», лежащие «в точке пересечения двух словообразовательных типов» [Па-цюкова, 2014, с. 161], то есть, по мнению ученых, словообразовательная структура в пределах одного и того же подобного образования может быть интерпретирована двояко [Пацюкова, 2014, с. 157].

В свете сказанного необходимо отметить, что глагольный компонент у зафиксированных в исследуемых словарях религиони-мов-субстантивов на -ств/о/, содержащих в своей структуре элемент -тель-, в большинстве случаев превалировал. Это соответствовало общей тенденции XVIII в., характерной для данного класса слов [Мальцева, Молотков, Петрова, 1975, с. 78-79, 84], например: настояти ^ настоятельство - «начальство надъ монахами, управлеше братш»; ико-нописати ^ иконописательство - «изоб-ражеше лицъ» (ЦС)8. Другая часть из отмеченных в лексиконах религионимов-субстан-тивов рассматриваемого типа соотносилась с основами имен существительных, так как в их семантике на первый план «выдвигается» именное, а не глагольное значение: перво-святитель ^ первосвятительство «санъ первосвященническш»; ругатель ^ ругательство «брань, поносительные слова», «язвительные насмешки, шутки» (САР) и др.

Лексико-грамматические разряды и тематические группы религионимов-субстантивов на -ств/о/

Результаты проведенного лингвистического анализа словарей XVIII в. показывают, что суффикс -ств/о/ мог оформлять как неконкретные (абстрактные и собирательные), так и конкретные имена суще-

ствительные религиозной семантики среднего рода.

I. Абстрактные религионимы-суб-стантивы на -ств/о/. Пласт отвлеченной лексики, представленный существительными религиозной семантики на -ств/о/, широко отражен в анализируемых словарных источниках. Оформляя данную группу дериватов, суффикс -ств/о/ реализовал следующий спектр абстрактных лексико-семантических значений: значение отвлеченного признака; значение отвлеченного действия; значение отвлеченного состояния; отвлеченное понятие, которое существует только в человеческом сознании и ко-

о

торое нельзя представить наглядно .

1. Образования со значением отвлеченного признака. Согласно историко-лингви-стическим исследованиям, значение отвлеченного признака с древнейшей поры являлось основным значением существительных на -ств/о/, которые образовались главным образом от основ имен прилагательных. Однако к XVIII в. количество таких производных заметно сократилось [Мальцева, Молотков, Петрова, 1975, с. 80]. В связи с этим зафиксированные в рассматриваемых словарях религионимы-субстантивы данной группы не столь многочисленны. В семантическом плане они являются названиями свойств Триединого Бога (всемогущество, присносуще-ство, сыновство) и духовных свойств человека (в^жество 10, прозорливство), а также его положительных (мужество, препо-добство, сострадательство) и отрицательных качеств (коварство, лукавство, нев^жство, пронырство). Для данных дериватов характерно образование преимущественно от адъективов славянского происхождения, называющих духовные свойства или качества лица.

2. Образования со значением отвлеченного действия. Акциональные субстан-тивы образуют самую многочисленную группу среди существительных религиозной семантики на -ств/о/, зафиксированных в анализируемых лексиконах. Они являются наименованиями действий человека, связанных с его аскетическими трудами и христианскими подвигами (аскитство, богомольство, благодательство, молебство, мученичество, параклитство, постничество, пус-

тынство и др.), в том числе обусловленных требованиями его церковно-иерархического положения (настоятельство, пастырьство, паствительство, святительство и др.); отрицательных (греховных) действий человека (блудство, гр^ховодство, гр потворство, еретичество, зложелательство, идолоне-истовство, иконоборство, кознод^йство, лжесвидетельство, лихоимство 11, любодейство, обжирство, опийство, потворство, прелюбод^йство, пустосвятство, р^зоимство, самоубийство, святотатство, священнограбительство, смертоуб1йство, студоложество, чревонеистовство и др.); действий злых духов на душу человека (мытарство).

Приведенные дериваты, как видно, в большинстве своем произведены от основ имен существительных славянского происхождения, обозначающих лицо, характеризующееся определенным образом в духовно-нравственном аспекте.

3. Образования со значением отвлеченного состояния. Религионимы-субстан-тивы данной группы характеризуют состояние человека в духовно-нравственном аспекте. Они называют, с одной стороны, положительные духовные (благодатные) состояния человека (благогов^инство, блаженство, субботство и др.), с другой - его отрицательные (греховно-безблагодатные) духовные состояния (безбожство, безв^рство, без-стыдство, злов^рство, злонырство, злоко-варство, опальство, студоложество, тунеядство и др. ). Помимо этого, в словарях зафиксирован ряд лексем, обозначающих состояние лица, связанное с его социальным -церковным - статусом (духовенство, иночество, ¡ераршество, кумовство, монашество, чернечество и др.). Для дериватов этой группы характерно образование от имен прилагательных славянского происхождения, называющих духовные свойства или качества лица, а также имен существительных, обозначающих лицо, характеризующееся определенным образом в духовно-нравственном аспекте.

4. Образования, обозначающие отвлеченное понятие, которое существует только в человеческом сознании и которое нельзя представить наглядно. Обширную

тематическую группу имен существительных религиозной семантики на -ств/о/ составляют дериваты, являющиеся наименованиями степеней священной и правительственной иерархии, церковных должностей и званий, установленных в православной церкви, а также у римокатоликов: апостольство, арх1ерейство, высокопреосвященство, дiаконство, епископство, игуменство, ¡ераршество, ¡ерей-ство, /ерод/аконство, ключарство, монашество, папежство, патр1аршество, перво-святительство, первосвященство и др. Значительное количество таких лексем образовано от иноязычных субстантивов, называющих лиц в соответствии с их церковным саном, званием, должностью.

Помимо этого, в словарях представлены единичными примерами религионимы-суб-стантивы на -ств/о/, являющиеся названиями религиозных течений и учений (арганство, блаженство, ¡удейство, христ1анство); видов церковной профессиональной деятельности (иконописательство); церковных календарных периодов (попразднство, пред-празднство); церковных священнодействий (таинство); христианских добродетелей (странноприемство); чинов бесплотных духов (господство).

Важно отметить, что, несмотря на широкую представленность абстрактных имен существительных религиозной семантики на -ств/о/ в анализируемых лексиконах, ряд употребительных и зафиксированных в письменных источниках XVIII в. дериватов данного лексико-грамматического разряда оказался вне поля зрения лексикографов (см., например, зафиксированные в СлРЯ XVIII производные богоотступничество, злод^ятельство, высоком ерство, малов^рство, б^совство, дьявольство и др.

II. Собирательные религионимы-субстантивы на -ств/о/. Собирательные ре-лигионимы-субстантивы на -ств/о/, зарегистрированные в исследуемых словарях, немногочисленны. Среди них такие слова, как братство , воинство (Бож1е), духовенство, пресвvтерство, священничество. Приведенные лексемы, обладая семантикой собирательности, составляют тематическую группу слов, именующих совокупность членов земной и небесной Церкви Христовой. В слово-

образовательном отношении для данных дериватов характерно образование от существительных славянского (реже - иноязычного) происхождения, именующих церковных лиц.

Примечательно, что значение собирательности в изучаемых словарях не зафиксировано у таких слов, как apxiepeücmeo, dia-конство, iepeücmeo, iepodiaKOHcmeo, епископство и др., несмотря на тот факт, что некоторые из них были отмечены в собирательном значении в письменных источниках XVIII в., например: архиерейство, иерейство и др. (СлРЯ XVIII). Приведенные словарные данные свидетельствуют о том, что значение собирательности у религионимов-субстантивов на -ств/о/ в XVIII в. не было еще в достаточной мере развито. Такое положение дел полностью соответствует общей тенденции, связанной с формированием лек-сико-грамматического значения собирательности у имен существительных в русском языке в данный исторический период [Мальцева, Молотков, Петрова, 1975, с. 91].

III. Конкретные религионимы-суб-стантивы на -ств/о/. Наряду с неконкретными религионимами-субстантивами на -ств/о/, в рассматриваемых лексикографических источниках зафиксирован ряд существительных религиозной семантики с указанным формантом, относящихся к лексико-грамматическо-му разряду конкретных имен.

Данные дериваты созданы на базе суб-стантивов как иноязычного, так и славянского происхождения, называющих лиц в соответствии с их церковным саном, званием, должностью. Характеризуя их в тематическом аспекте, отметим, что они являются наименованиями церковно-богослужебных книг (dia-конство, пророчество, старчество); цер-ковно-богослужебных молитвословий (diamH-ство); церковных учреждений и владений по чину или сану их носителя (игуменство, наместничество). Семантика конкретности у приведенных лексем вторична (развилась на основе неконкретных значений).

В исследуемых словарях, как видно, рели-гионимы-субстантивы с суффиксом -ств/о/, имеющие конкретное значение, представлены единичными примерами. В связи с этим важно констатировать, что из поля зрения составителей лексиконов выпала значительная груп-

па конкретной конфессиональной лексики на -ств/о/, являющаяся названием церковных учреждений и владений по чину или сану их носителя, которая была зафиксирована в письменных памятниках русского языка XVIII в., например: архиерейство, викариатство, епископство, ексаршество, пастырство и др. (СлРЯ XVIII). Данное положение дел, как представляется, свидетельствует о том, что семантика конкретности у рассматриваемого класса слов в русском языке XVIII в. не была еще в достаточной мере сформирована.

Религионимы-субстантивы на -ств/о/ в аспекте времени их появления в русском языке

Большая часть имен существительных религиозной семантики на -ств/о/, помещенная в исследуемых словарях, в историко-лин-гвистическом отношении представляет собой пласт лексики, сложившийся в русском языке до XVIII века. В то же время важно отметить, что на страницах данных лексиконов зафиксированы и некоторые религионимы-суб-стантивы на -ств/о/, являющиеся новообразованиями XVIII в.: словообразовательными (безбожничество, богопропов 'Ьдничество, отшельничество, раболепство, первосвященство, сострадательство, суев^рство, хвастовство, первосвященство) и семантическими (1Ыаконство, монашество, христ1-анство) (см. табл. 1).

Из приведенных примеров видно, что большинство новообразований в области дериватов религиозной семантики на -ств/о/ относится к лексико-грамматическому разряду абстрактных имен существительных, образованных по продуктивной для XVIII в. словообразовательной модели, в соответствии с которой производящей базой выступает личный субстантив славянского происхождения.

Отметим также, что, несмотря на стремление составителей словарей фиксировать новые явления, происходящие в области лексики, некоторая часть религионимов-субстан-тивов на -ств/о/, вошедшая в русский язык в XVIII в., не была зарегистрирована. См., например: апостатство, добротворство, затворничество, жадничество, каноничество и др. (СлРЯ XVIII).

Таблица 1

Новообразования среди религионимов-субстантивов на -ств/о/, зафиксированные в лексикографических произведениях XVIII в.

Религионимы-субстантивы на -ств/о/

Неконкретные Конкретные

Абстрактные Собирательные

Отсубстантивные

Безбожничество Монашество Дгаконство

«Безбожше, нечеспе» (САР) «Во образ4 собирательнаго «особая книга, в кою собрано

имени. Вс4 монахи» (САР) все то, что надлежитъ до

Богопропов4дничество дшконской должности въ

«малоупотр. Христiанство священнослуженш и

Зваше Богопропов4дника» (САР) «Собрате в4рующихъ во прочихъ потребахъ

Христа» (САР) церковныхъ» (ЦС)

Отшельничество

«Пустынножительство, 6езмолв1е» (САР)

Рабол 4пство

«Приличное рабам повиновете» (САР)

Сострадательство

«Жалость, чувствительность

къ несчастаямъ другаго» (САР)

Суев4рство

«То же что и Суев4р1е» (САР)

Хвастовство 12

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

«Похвальба, тщеславность» (САР)

Отадъективные

Первосвященство - -

«Санъ первосвященнеческш» (САР)

Особенности семантики религионимов-субстантивов на -ств/о/

Анализ историко-лингвистических данных свидетельствует, что к началу XVIII в. религионимы-субстантивы на -ств/о/ в значительной своей части были полисемантич-ны, например: архидиаконство, архиманд-ритство, добротворство, каноничество, лукавство, пастырство и др. (СлРЯ XVIII). В этой связи важно отметить, что в исследуемых словарях весь объем значений указанных лексем не описывается. В большинстве случаев лексикографами фиксируется одно значение многозначного деривата религиозной семантики на -ств/о/: пресвvтерство -«собраше старших, то есть священников» (ЦС); iерейство - «Зваше, должность iереевъ» (САР) и др., реже приводится два и более значений.

В отдельных случаях составители словарей не только фиксируют разные значения имен

существительных на -ств/о/, но и различают их лексико-семантические варианты в зависимости от светской и религиозной сфер их функционирования: в начале словарной статьи описывается значение слова, характерное для светского контекста употребления данной лексической единицы, а затем - для религиозного, например: братство - «собраше или союзъ братш... Особенно же значить: общество мо-нашествующихъ» (ЦС); господство и господ-ств/е - «1) Владычество, верховная власть, начальство... 2) Царство, владеше, государство, область. 3) Вь церк: книгахь: Единый изь степеней Ангельскихь» (САР) и др.

В рамках словарных статей обьединяют-ся, как правило, абстрактные значения религи-онимов-субстантивов на -ств/о/: папеж-ство - «чинъ и зваше епископа Римскаго... а инд^ значить отступлеше Римской церкви оть восточной» (ЦС). Однако в ряде случаев под одной вокабулой приводятся собирательное и

абстрактное (сана, звания, должности и состояния) значения: священничество - «собраше священников, или старшихъ въ духовенства Епископовъ... Инд^ значить должность или зваше священническое» (ЦС); монашество -«1) состояше монашеское... 2) Во образ^ со-бирательнаго имени. Вс^ монахи» (САР), а также абстрактное (сана, звания, должности) и конкретное значения: игуменство - «1) Сань, достоинство, зваше игумна... 2) Обитель, которою управляеть игуменъ» (САР).

Примерами наиболее богатых и разработанных по смысловому содержанию словарных статей, описывающих значения многозначного имени существительного религиозной семантики на -ств/о/, могут служить таинство (ЦС), божество, пророчество (САР).

В ряде словарных статей изучаемых лексиконов сведения о семантике дериватов на -ств/о/, обозначающих религиозные понятия, представлены крайне скупо, что затрудняет однозначную интерпретацию их лексического значения: чистительство - «свящеше, священство» (ЦС); лихоимство - «взятки, скупы» (КСС); чародейство - «волшебство, ворожба» (САР) и др. Подобное упущение со стороны составителей словарей обусловливается главным образом недостаточной семантической дифференцированностью лексикогра-

фируемых единиц в русском языке XVIII века. У некоторых дериватов на -ств/о/ в исследуемых словарях не фиксируется значение, характерное для религиозного контекста, несмотря на его регистрацию как в письменных источниках XVIII в., так и более ранних, например: настоятельство - «начальство, власть надь другимь» (САР); «настоятельство, начальство надъ монахами, управлеше братш» (ЦС).

В то же время важно констатировать, что сопоставление обьема сведений, приведенных в исследуемых словарях при лексикографирова-нии существительных религиозной семантики на -ств/о/, с соответствующими данными, содержащимися в предшествующих лексикографических сочинениях («Лексиконъ славеноросскш» Памвы Берынды, 1653 г., «Ле^конъ треАзыч-ный» Федора Поликарпова, 1104 г.), свидетельствует о том, что первые (главным образом САР, ЦС) значительно превосходят последние как в количестве толкуемых единиц, так и в разработанности словарных статей в семантическом аспекте (табл. 2).

Религионимы-субстантивы на -ств/о/

и их словообразовательные параллели

В связи с активным формированием словообразовательных моделей в русском язы-

«Лексиконъ» П. Берынды «Ле^иконъ» Ф. Поликарпова «Словарь Академiи Россiйской»

Блаженство

Блаженство, счастли-вость, фортуна Блаженство, такарютг|?, beatitudo, beatitas Блаженство... Благополуч1е, счастае, благосостояше, совершенное удовольств1е... Иногда пр1емлется за то учете Христово, которымъ онъ ублажаеть своихь последователей нищихъ духомъ, кроткихъ, алчущихъ правды и проч.

«Лексиконъ» П. Берынды «Ле^иконъ» Ф. Поликарпова «Церковный словарь» П.А. Алексеева

Таинство

Таинство, священнодейство, урядъ,або справа священ-нод4йственника Тайна, mu~/piov, musterium, arcanum. Таинство тоже Таинство, или тайна... I. значить воплощеше слова Бож1я... II. Евангельское учете... III. Таинство в4ры Христаансюя... IV. Воскресеше, вознесете Христово, такь же и второе его на судь пришеств1е. V. таинство церковное, которое по описашю Гавршла Филадель-фийскаго есть вещь н4кая священная чувствами пости-заемая, силу же сокровенную божественную им4ющая, которою подаеть спасете и потребная ко спасетю человеческому.

Таблица 2

Примеры толкования религионимов-субстантивов на -ств/о/ в лексикографических произведениях XVH-XVШ вв.

ке XVIII в. в исследуемых лексикографических произведениях гражданской печати того времени широко представлены словообразовательные параллели у славянских и некоторых заимствованных имен существительных религиозной семантики на -ств/о/. Данные словообразовательные ряды возникают в результате, с одной стороны, вовлечения в словопроизводство при номинации религиозного понятия разных однокорневых производящих основ, а с другой - использования синонимичных по отношению к форманту -ств/о/ суффиксов славянского происхождения (-стви]-, -ени]-, -ни]-, -и]-, -ость), присоединяемых к одним и тем же или разным однокорневым основам.

I. Одноосновные однокоренные словообразовательные параллели.

1. Словообразовательные параллели на -ств/о/ и -ствие. Несмотря на то что для XVIII в. был характерен «всплеск» имен существительных на -ствие [Попова, 2008, с. 100], данные дериваты, по сравнению с однокорневыми образованиями на -ств/о/, гораздо реже встречаются на страницах изучаемых словарей. Это свидетельствует о том, что в рассматриваемой дублетной паре дериват на -ств/о/ закреплялся в религиозном стиле того времени в качестве основного: господств о - господ ствi Цэ ]; лукав ств о -лукавств^э]; молебство - молебств^э]; нев^рство - нев^рств^э]; пророчество -пророчеств^э] и др.

Данные дериваты чаще всего приводятся составителями словарей в качестве заголовочных слов в рамках одной словарной статьи как тождественные по своей семантике лексемы: лукавство и лукавств1е - «Коварство, хитрость, пронырство» (САР). Выражая абстрактное значение, указанные тождесловы различались тем, что в именах на -ствие значение отвлеченности было вследствие «редупликации суффикса» представлено с большей степенью усиления по сравнению с именами на -ств/о/ [Попова, 2008, с. 101]. По этой причине, думается, дериваты на -ствие могли восприниматься по отношению к образованиям на -ств/о/ в русском языке XVIII в. как лексические единицы, в которых «книжность» ощущалась более отчетливо.

Подобная стилистическая маркированность рассматриваемых параллельных словообразовательных форм в отдельных случаях

обусловливала их различие в семантическом отношении: за формами на -ствие закреплялось религиозное значение слова, а за вариантами на -ств/о/ - нерелигиозное, свойственное не только церковной, но и светской сферам употребления: господствге - «есть одинъ изъ чиновъ ангельскихъ»; господство - «...власть отъ Бога установленная» (ЦС).

2. Словообразовательные параллели на -ств/о/ и -ие. Словообразовательные параллели имен существительных на -ств/о/ и -ие одни из наиболее частотных в русском языке XVIII в. [Мальцева, Молотков, Петрова, 1975, с. 61]: безбожство - безбож^э]; безв^рство - безв^р^э]; богомольство -богомол^э]; многобожство - многобожЩэ]; празнолюбство - празнолюб^э]; преподоб-ство - преподобЩэ]; сквернословство -сквернословЩэ\, славолюбство - славолюб^э] и др. Объединение в данный синонимический ряд происходило на основе общих абстрактных значений (качества, состояния и др.), которые были характерны как для имен на -ств/о/, так и для дериватов на -ие.

При фиксации параллельных образований подобного типа составители лексиконов указывали на их семантическую эквивалентность: преподобство - «тоже что преподобiе... святость, честность, святыня» (ЦС); многобож-ство - «Зри Многобожiе» (САР). В то же время важно отметить, что данные словообразовательные пары могли различаться в русском языке в XVIII в. стилистически, о чем свидетельствуют нормативные пометы, имеющиеся в словарях: имена существительные на -ие были характерны для высокого стиля, а дериваты на -ств/о/ - разговорного: богомолге -«...просто же Богомольство» (САР).

Важно констатировать, что в количественном отношении субстантивы религиозной семантики на -ие преобладают над дериватами на -ств/о/ в составе словников исследуемых лексиконов, отражая тем самым общую языковую тенденцию XVIII в., связанную с вытеснением слов со значением отвлеченного признака на -ств/о/ синонимичными им образованиями на -ие.

3. Словообразовательные параллели на -ств/о/ и -ение. В рассматриваемых лексиконах зафиксировано незначительное количество словообразовательных пар религио-

нимов-субстантивов на -ств/о/ и -ение: идо-лопоклон ство - идолопоклоненi[¡э]; кровомешство - кровом^шешЦэ]; смирен-ств о - смир енi [¡э ]; священ ств о -священЩэ] и др. Появление данных конкурентных образований обусловлено наличием общего значения, связанного с выражением отвлеченного процессуального признака, свойственного и производным на -ств/о/, и дериватам на -ение [Сандуца, 2016, с. 94-96]. Выявленные словообразовательные параллели указанного типа фиксируются в словарях чаще как полностью равнозначные по своему значению: кровомешство - «тоже, что кровосм^шеше... телесное совокуплеше въ близкомъ сродств^» (ЦС). Однако в отдельных случаях они семантически дифференцируются: за дериватами на -ств/о/ закрепляется только значение отвлеченного признака, а за дериватами на -ение, помимо данного значения, - значения отвлеченного действия и отвлеченного понятия (которое существует только в человеческом сознании и которое нельзя представить наглядно), например: смиренство - «скромность, кроткость нрава»; смирете - «1) Унижеше, уничижеше себя; приведете въ покорность. <...> 3) Кроткость, униженность; добродетель хриспанская, производящая въ насъ внутреннее чувствiе въ разсужденш нашей слабости» (САР).

4. Словообразовательные параллели на -ств/о/ и -ость. Существительные на -ость, имея основное значение, связанное с выражением отвлеченного признака, образовывали параллельные ряды с именами на -ств/о/, вступая с ними в прямую конкуренцию, поскольку для последних это значение также издревле являлось основным [Мальцева, Молотков, Петрова, 1975, с. 80], например: свирепство - свирепость; смиренство -смиренн ость; учтив ство - учтив ость; храбрство - храбрость и др. Как правило, фиксируемые в словарях данные одноосновные дериваты семантически эквивалентны: смиренность - «смиренство... скромность, кроткость нрава» (САР); святство - «то же что святость, святыня» (ЦС).

II. Разноосновные однокоренные словообразовательные параллели на -ств/о/.

1. Словообразовательные параллели на -ств/о/ и -ние. Возникновение данных

словообразовательных параллелей обусловлено наличием общего значения - отвлеченного процессуального признака, характерного как для имен на -ств/о/, так и для дериватов на -ние [Сан-дуца, 2016, с. 94-96], например: иконописатель-ство - иконописаш^э]; лихоимство - лихо-имат^э]; благоговеинство - благоговен']; благодательство - благодеянЩэ] и др. Как правило, указанные дериваты являются эквивалентными в семантическом плане: лихоимаше и лихоимство - «...взимание лихвы; мздоимство» (САР), однако важно отметить, что в отдельных случаях они не обнаруживают в своем значении полного тождества: иконопиство - «... искусство, художество иконописное»; иконописате - «...писаше обра-зовъ» (САР). Конкуренция данных форм на протяжении ХУШ в. в русском языке, как свидетельствуют словарные данные, является одной из наиболее ярко выраженных.

2. Словообразовательные параллели на -ств/о/ и -ость. Разноосновные параллели имен существительных религиозной семантики на -ств/о/ и -ость, как и одноосновные, объединялись в словообразовательные ряды на основе способности выражать отвлеченный признак. При этом количество разноос-новных конкурирующих дериватов указанного типа значительно превосходит количество одноосновных пар: безпутство - безпут-ность; враждебство - враждебность; вероломство - вероломность; жадниче-ство - жадность; покорство - покорли-вость; пронырство - пронырливость; раболепство - раболепность; сострада-тельство - сострадательность; стропот-ств о - стропотн ость; суевер ств о -суеверность; хвастливость - хвастовство; щедротство - щедрость и др.

Во многих случаях отмеченные дериваты семантически эквивалентны, например: святство - «то же что святость, святыня» (ЦС). При этом количество зафиксированных в анализируемых словарях религионимов на -ость, имеющих значение отвлеченного признака, значительно превосходит количество религионимов на -ств/о/ с тем же значением. Этот факт позволяет сделать вывод о слабой позиции последних в рассматриваемой оппозиции. В то же время некоторая часть данных однокорневых параллелей выявляет

отсутствие тождества в семантике: за дериватами на -ость закрепляется значение отвлеченного признака, а за образованиями на -ств/о/ - значение отвлеченного действия: враждебство - «д^йсгае т^хъ, кои вражду-ють»; враждебность - «склонность кь враж-дованда, къ злобствовашю» (САР). Данное обстоятельство позволяет говорить о проходящем в XVIII в. процессе семантической дифференциации лексем с рассматриваемыми формантами.

3. Словообразовательные параллели на -ств/о/. В изучаемых словарях фиксируются словообразовательные параллели существительных религиозной семантики, образованных от разных однокорневых производящих основ, но при помощи одного суффикса -ств/о/. Данные словообразовательные ряды по своим структурным особенностям могут быть разделены на две группы. Первую группу составляют пары, где в качестве одного из вариантов выступает производная лексема, образованная от существительного с суффиксом -ник-, например: безбожни-чество - безбожство; пустынничество -пустынство; священничество - священство. Вторую группу образуют пары, в которых в качестве одного из конкурирующих дериватов выступает слово, созданное на базе существительного на -тельств/о/, например: иконописательство - иконописство; па-ствительство - пастырьство. Анализ словарных статей, толкующих значение данных словообразовательных параллелей, свидетельствует о том, что среди них в равной степени фиксируются как сходные по своему значению производные: пустынство - «жита въ пустыни» (ЦС); пустынничество - «...пустынное, безмолвное жита» (САР), так и образования, различные по своей семантике: пастырьство - «зваше пастырьское»; па-ствительство - «попечеше о паств^» (ЦС).

Отметим также, что среди регистрируемых в исследуемых лексиконах религиони-мов-субстантивов на -ств/о/, -ствие и др., образующих словообразовательные параллели, основную часть составляют дериваты, вошедшие в русский язык до XVIII в., однако в отдельных случаях лексикографами зафиксированы словообразовательные ряды 13, включающие в качестве конкурирующих про-

изводных и новообразования XVIII века14: безбожничество - безбожство - безбо-ж\е; безстыдство - безстыдность; раболепство - рабол^пность - рабл^те; суев^рство - суев^рств/е - суеверность -суев^р/е; усердство - усердность - усердiе; покорство - покорливость - покорность -покорствованiе; смиренство - смиренность - смиренiе; сострадательство - сострадательность - сострадан1е. Приведенные примеры свидетельствуют о том, что составители рассматриваемых лексикографических произведений, оказавшись в ситуации противоборства различных словообразовательно-орфографических начал, не пошли по пути «умолчания» или предельного сокращения вариантов производных слов, а избрали путь осмысления живых явлений, происходящих в русском языке в XVIII веке.

Заключение

Несмотря на то что словарные источники, по словам В.В. Веселитского, «сами по себе не в состоянии дать полной картины истории слов» [Веселитский, 1972, с. 14], поскольку, во-первых, как отмечал В.В. Весе-литский, с определенным отставанием описывают словарный состав языка [Веселитский, 1972, с. 14], а во-вторых, по мнению А.И. Бов-суновской, «предполагают влияние субъективного языкового сознания составителя, представленного как в специфике отбора материала, так и в его толковании» [Бовсуновская, 2010, с. 315], тем не менее они представляют «особую ценность, поскольку призваны фиксировать определенный этап в формировании языка» [Бовсуновская, 2010, с. 315]. В этой связи представленный выше анализ рассматриваемых словарных источников XVIII в. на предмет лексикографического описания в них имен существительных религиозной семантики на -ств/о/ позволяет сделать следующие выводы.

1. Языковой анализ словообразовательного типа на -ств/о/ выявил разнообразие основ, с которыми к концу XVIII в. мог соединяться данный суффикс при образовании существительных религиозной семантики. При этом наиболее продуктивной словообразовательной моделью, в соответствии с которой

образовывалась большая часть религиони-мов-субстантивов на -ств/о/, является модель, где производящей базой выступает основа нарицательного имени существительного славянского или иноязычного (по преимуществу греческого) происхождения со значением лица.

2. Представленные результаты свидетельствуют, что суффикс -ств/о/ мог оформлять как неконкретные, так и в редких случаях конкретные имена существительные среднего рода, выражающие религиозную семантику. При этом основным значением у данных дериватов к концу XVIII в. является не собирательное, а абстрактное значение, связанное главным образом с обозначением отвлеченного действия или сана, звания, должности. В целом же необходимо отметить, что семантика религионимов-субстантивов на -ств/о/ в данный период находилась в стадии своего активного развития.

3. В анализируемых словарных источниках среди религионимов-субстантивов на -ств/о/ было выделено в общей сложности 11 лексем, являющихся новообразованиями в русском языке XVIII века. Большинство из них составляют абстрактные дериваты отсуб-стантивного происхождения.

4. Наличие значительного количества словообразовательных параллелей у имен существительных религиозной семантики на -ств/о/ к концу XVIII в. было обусловлено не только активизацией в этот период альтернативных словообразовательных моделей, вовлеченных в процесс формирования пласта конфессиональной лексики русского языка по причине отсутствия сложившегося узуса, но и культурными противоречиями, проявлявшимися на семиотическом уровне в виде конкуренции церковнославянских и русских словообразовательных моделей. Само же обьедине-ние имен существительных на -ств/о/ в синонимические ряды с дериватами на -ствие, -ение, -ние, -ие, -ость было возможным на основании общности их значения, связанного с выражением семантики абстрактности.

5. Несмотря на ощутимую конкуренцию, обусловленную наличием синонимичных дериватов, имена существительные религиозной семантики на -ств/о/ закрепились в словарной системе русского языка XVIII в., обра-

зуя особый лексический пласт конфессиональной лексики, что подтверждается самим фактом их широкой кодификации в исследуемых лексикографических произведениях. Однако нельзя не отметить и то, что данный класс слов, как и в целом русский религиозный стиль, находился в XVIII в. в состоянии своего активного формирования.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 В современной лингвистической науке на происхождение суффикса -ств/о/, как справедливо отмечает И.В. Ерофеева, «существуют разные точки зрения. Некоторые исследователи считают его старославянским, другие - общеславянским» [Ерофеева, 2010, с. 342]. По мнению В.И. Дягтерева, суффикс -ств/о/ - результат «сочетания» суффикса «относительных прилагательных -ьск- (от лично-именных основ) и суффикса *-1уо (и.-е. *-/уат)» [Дегтярев, 2014, с. 89]. «Алломорфами морфемы -(е)ств» являются в русском языке «морфы -ств- и -еств-», которые «находятся в отношении дополнительной дистрибуции» [Никитинская, 1911, с. 5-6].

2 В статье в качестве классифицирующего именования для лексических единиц, служащих для обозначения религиозных понятий, используется термин «религионим». Данный термин, насколько нам известно, был введен в научный оборот Р.И. Горю-шиной и Ю.Н. Михайловой [Горюшина, 2002; Михайлова, 2004]. Помимо этого, в указанном значении данный термин был неоднократно использован нами при описании результатов проводимых исследований (см., например: [Феликсов, 2009а]).

3 В работе к исследованию привлечены издания «Церковного словаря», вышедшие при жизни его автора: 1) первое издание: «Церковный словарь» (1113 г.), «Дополнеше кь Церковному словарю» (1116 г.), «Продолжгте Церковнаго словаря» (1119 г.); 2) второе издание: «Церковный словарь» (1194 г.). Подробнее о «Церковном словаре» П.А. Алексеева см.: [Феликсов, 2009б].

4 Материалом для исследования послужили более 200 лексических единиц (имен существительных религиозной семантики на -ств/о/), извлеченных из указанных словарных источников.

5 Культурный конфликт, проявлявшийся в оппозиции церковнославянского и русского языков, ощущается общественным языковым сознанием ко второй половине XVIII в. не так остро, нежели в первой, поскольку образовавшееся к этому времени «гражданское наречие» получает «отсутствовавший у него прежде престиж», постепенно «захватывая» область богословской литературы [Живов,

2017, с. 954, 1087]. Указанное обстоятельство обусловило возможность издания словарей, описывающих религиозную лексику, в типографиях гражданской печати, что, свою очередь, во многом способствовало формированию религиозного стиля русского языка.

6 Здесь и далее этимологические сведения приводятся на основе словарных материалов, представленных на портале «Этимология и история слов русского языка» ИРЯ РАН (http://etymolog.ruslang.ru/).

7 Полагаем, вслед за Э.М. Ножкиной, что данные дериваты имеют отадъективное происхождение, так как в семантическом отношении у них наблюдается более тесная связь с притяжательными именами прилагательными, нежели с личными именами существительными [Ножкина, 1961].

8 Поскольку в семантическом отношении приведенные из ЦС существительные в отмеченном значении обнаруживают тесную связь с глаголом, обозначая отвлеченное действие, можно предположить, что они были произведены не от именных, а от глагольных форм.

9 При анализе в статье использована классификация лексических значений абстрактных имен существительных, представленная в работе Л.В. Калининой [2007].

10 Под «в^жествомъ» понимается «мудрость, благоразумность», связанная с познанием Бога (САР).

11 Лихоимство рассматривается как отрицательное (греховное) действие, поскольку оно связанно с совершением поступков, обусловленных «излишней алчностью к приобретению имения» (Дьяч.), мздоимством (САР). На этом же основании к данной тематической группе отнесено слово р^зоимство -«лихоимство, браше роста» (САР).

12 Данное слово образовано при помощи суффикса -овств- [Мальцева, Молотков, Петрова, 1975, с. 78].

13 С одной стороны, семантика отвлеченного признака способствовала объединению существительных на -ств/о/ (-ствие) с лексемами на -ие и с формами на -ость, обусловив появление многочленных синонимических рядов на -ств/о/ (-ствие) и -ие, -ость; с другой стороны, благодаря существительным на -ство происходило объединение в один синонимический ряд дериватов, выражающих качественность и глагольность [Мальцева, Молотков, Петрова, 1975, с. 67], вызвав появление многочленных словообразовательных рядов на -ств/о/, -ость, -ние / -ение.

14 В статье новообразования XVIII в. среди ре-лигионимов-субстантивов, входящих в рассматриваемые словообразовательные параллели, отмечены знаком

СПИСОК ЛИТЕРА ТУРЫ

Алексеева Э. В., 1977. О морфологической структуре имен существительных с суффиксом -ств(о) // Филологические науки. № 3. С. 98-100.

Бовсуновская А. И., 2010. Nomina agentis в двуязычных лексиконах XVII века // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия: Филология. Искусствоведение. № 1. С. 315-320.

Веселитский В. В., 1972. Отвлеченная лексика в русском литературном языке XVIII - начала XIX в. М. : Наука. 319 с.

Виноградов В. В., 1946. О задачах истории русского литературного языка преимущественно XVII-XIX вв. // Известия АН СССР. Отд. литературы и языка. Т. 5, вып. 3. С. 223-238.

Горюшина Р. И., 2002. Лексика христианства в русском языке (системное отношение прямых конфессиональных и производных светских значений слов) : автореф. дис. ... канд. филол. наук. Волгоград. 20 с.

Дегтярев В. И., 2014. Категория числа в славянских языках (историко-семантическое исследование). Ростов н/Д : Изд-во Юж. федер. ун-та. 344 с.

Дмитриева О. И., Крючкова О. Ю., 2010. Динамика словообразовательных процессов: семантико-когнитивный, жанрово-стилистический, структурный аспекты. Саратов : Науч. кн. 364 с.

Ерофеева И. В., 2010. Производные образования с суффиксом -ьство в номинации явлений средневековой действительности // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия: Филология. № 4 (1). С. 341-348.

Живов В. М., 2017. История языка русской письменности : в 2 т. М. : Рус. фонд содействия образованию и науке. Т. 2. C. 817-1297. В томах принята сквозная нумерация страниц.

Кадькалов Ю. Г., 1967. Отвлеченные существительные на -ие, -ье в русском языке и их взаимодействие с именами существительными других суффиксальных типов : автореф. дис. ... канд. филол. наук. М. 17 с.

Калинина Л. В., 2007. К вопросу о критериях выделения и отличительных приметах лекси-ко-грамматических разрядов имен существительных // Вопросы языкознания. № 3. С. 55-70.

Калинина Л. В., 2009. Лексико-грамматический потенциал имен существительных с суффиксом -ств(о) // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия: Филология. Искусствоведение. № 1. С. 249-254.

Мальцева И. М., Молотков А. И., Петрова З. М., 1915. Лексические новообразования в русском языке XVIП в. Л. : Наука. 311 с.

Михайлова Ю. Н., 2004. Религиозная православная лексика и ее судьба (по данным толковых словарей русского языка) : автореф. дис. ... канд. филол. наук. Екатеринбург. 20 с.

Никитинская Р. П., 1911. Отвлеченные суффиксальные существительные среднего рода в русском литературном языке первой трети XVIII в. : автореф. дис. ... канд. филол. наук. М. 21 с.

Николаев Г. А., 2010. Русское историческое словообразование. М. : ЛИБРОКОМ. 184 с.

Ножкина Э. М., 1961. Образование отвлеченных имен существительных с суффиксом -ьство в древнерусском языке // Вопросы русского языкознания : сб. ст. Саратов : Изд-во Сарат. ун-та. С. 31-50.

Пацюкова О. А., 2014. Переразложение и закономерности развития протяженных аффиксов в русском языке : дис. ... д-ра филол. наук. Н. Новгород. 365 с.

Попова Т. Н., 2008. Книжные словообразовательные типы в диалектном словопроизводстве (суффикс -ствие) // Вестник Челябинского государственного университета. Серия: Языкознание. №№ 3. С. 99-101.

Сандуца А. А., 2016. Русские отглагольные существительные XVIII века (словообразовательный и функциональный аспекты) // Вестник Тюменского государственного университета. Гуманитарные исследования. Humanitates. Т. 2, №> 3. С. 93-106.

Феликсов С. В., 2009а. П.А. Алексеев как лексикограф : дис. ... канд. филол. наук. М. 240 с.

Феликсов С. В., 2009б. «Церковный словарь» протоиерея Петра Алексеева // Русская речь. №2 3. С. 80-81.

Шанский Н. М., 1968. Очерки по русскому словообразованию. М. : Изд-во МГУ 312 с.

ИСТОЧНИКИ И СЛОВАРИ

Дьяч. - Дьяченко Г. Полный церковно-славянский словарь. М. : Отчий дом, 2013. 1120 с.

Берында П. Лекаконь славенороссшй // Сахаровь И. П. Сказашя русскаго народа. СПб. : Тип. Сахарова, 1849. Т. 2, кн. 5. С. 5-118.

КСС - Романовь Е. Краткой словарь славянской. СПб. : В тип. Императ. сухопут. шляхет. кадет. корпуса, 1184. 111 с.

Поликарповь Ф. Ле^конь треАзычный. М. : Синод. тип., 1104. 403 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

САР - Словарь Академш Россшской : в 6 ч. СПб. : Вь тип. Императ. Акад. наукь, 1189-1194.

СДРЯ XI-XIV - Словарь древнерусского языка XI-XIV вв. Т. 1-11. М. : Рус. яз. ; Азбуковник, 19882016.

СлРЯ XI-XVII - Словарь русского языка XI-XVII вв. Вып. 1-30. М. : Наука, 1975-2015.

СлРЯ XVIII - Словарь русского языка XVIII века. Вып. 1-6. Л. : Наука, 1984-1991 ; Вып. 7-19. СПб. : Наука, 1992-2011. URL: http://feb-web.ru/ feb/sl18/ slov-abc/0slov.htm (дата обращения: 01.02.2019).

Срезн. - Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам : в 3 т. Репр. изд. 1893-1912 гг. М. : Знак, 2003.

ЦС - Алекс^евъ П. А. Церковный словарь. М. : При Императ. Моск. ун-те, 1773. 396 с. ; Алекс^евъ П. А. Дополнеше къ Церковному словарю. М. : При Императ. Моск. ун-те, 1776. 324 с. ; Алекс^евъ П. А. Продолжеше Цер-ковнаго словаря. М. : Тип. Императ. Моск. унта, 1779. 299 с. ; Алекс^евъ П. А. Церковный словарь : в 3 т. СПб. : При Императ. Акад. наук, 1794. Т. 1. 359 с. ; Т. 2. 412 с. ; Т. 3. 304 с.

REFERENCES

Alekseeva E.V., 1977. O morfologicheskoy strukture imen sushchestvitelnykh s suffiksom -stv(o) [About Morphological Structure of Nouns with Suffix -stvo (o)]. Filologicheskie nauki, no. 3, pp. 98-100.

Bovsunovskaya A.I., 2010. Nomina agentis v dvuyazychnykh leksikonakh XVII veka [Nomina Agentis in Bilingual Lexicons of the 17th Century]. Vestnik Nizhegorodskogo universiteta im. N.I. Lobachevskogo. Seriya: Filologiya. Iskusstvovedenie [Vestnik of Lobachevsky University of Nizhni Novgorod. Philology. Art Criticism], no. 1, pp. 315-320.

Veselitskiy V.V., 1972. Otvlechennaya leksika v russkom literaturnom yazyke XVIII - nachala XIXv. [Abstract Lexicon in the Russian Literary Language of the 18th - Early 19th c.]. Moscow, Nauka Publ. 319 p.

Vinogradov V.V., 1946. O zadachakh istorii russkogo literaturnogo yazyka preimushchestvenno XVII-XIX vv. [About Problems of History of the Russian Literary Language of Mainly the 17th - 19th Centuries]. IzvestiyaANSSSR. Otd. literatury i yazyka, vol. 5, iss. 3, pp. 223-238.

Goryushina R.I., 2002. Leksika khristianstva v russkom yazyke (sistemnoe otnoshenie pryamykh konfessionalnykh i proizvodnykh svetskikh znacheniy slov): avtoref. diss. ... kand. filol. nauk [Vocabulary of Christianity in

Russian (System Relation of Direct Confessional and Derived Secular Meanings of Words). Cand. Philol. Sci. Abs. Diss.]. Volgograd, 20 p.

Degtyarev VI., 2014. Kategoriya chisla v slavyanskikh yazykakh (istoriko-semanticheskoe issledovanie) [Category of Number in Slavic Languages (Historical and Semantic Research)]. Rostov-on-Don, Izd-vo Yuzhnogo federalnogo universiteta. 344 p.

Dmitrieva O.I., Kryuchkova O.Yu. 2010. Dinamika slovoobrazovatelnykh protsessov: semantiko-kognitivnyy, zhanrovo-stilisticheskiy, struktur-nyy aspekty [Dynamics of Word-Forming Processes: Semantico-Cognitive, Genre-Stylistic, Structural Aspects]. Saratov, Nauchnaya kniga Publ. 364 p.

Erofeeva I.V., 2010. Proizvodnye obrazovaniya s suffiksom -stvo v nominatsii yavleniy srednevekovoy deystvitelnosti [Derivative Structures with Suffix -stvo (-berao) in the Nomination of the Phenomena of Medieval Reality]. VestnikNizhegorodskogo universiteta im. N.I. Lobachevskogo. Seriya: Filologiya. [Vestnik of Lobachevsky University of Nizhni Novgorod. Philology], no. 4 (1), pp. 341-348.

Zhivov V.M., 2017. Istoriya yazyka russkoy pismennosti: v 2 t. [History of Language of the Russian Writing]. Moscow, Russkiy fond sodeystviya obrazovaniyu i nauke, vol. 2, pp. 817-1297

Kadkalov Yu.G., 1967. Otvlechennye sushchestvitelnye na -ie, -be v russkom yazyke i ikh vzaimodeystvie s imenami sushchestvitelnymi drugikh suffiksalnykh tipov: avtoref. diss. ... kand. filol. nauk [Distracted Nouns on -ie, -be in Russian and Their Interaction with Noun Names of Other Suffixal Types. Cand. Philol. Sci. Abs. Diss.] Moscow. 17 p.

Kalinina L.V, 2007. K voprosu o kriteriyakh vydeleniya i otlichitelnykh primetakh leksiko-grammaticheskikh razryadov imen sushchestvitelnykh [On the Criteria of Determining Lexico-Grammatical Classes of Nouns and Their Distinguishing Marks]. Voprosy yazykoznaniya, no. 3, pp. 55-70.

Kalinina L.V, 2009. Leksiko-grammaticheskiy potencial imen sushhestvitelnykh s suffiksom -stv(o) [Lexico-Grammatical Potential of the Nouns with the Suffix -stv(o)]. Vestnik Nizhegorodskogo universiteta im. N.I. Lobachevskogo. Seriya: Filologiya. [Vestnik of Lobachevsky University of Nizhni Novgorod. Philology], no. 1, pp. 249-254.

Maltseva I.M., Molotkov A.I., Petrova Z.M., 1975. Leksicheskie novoobrazovaniya v russkom yazyke XVIII v. [Lexical New Growths in Russian of the 18th Century]. Leningrad, Nauka Publ. 371 p.

Mikhaylova Yu.N., 2004. Religioznaya pravoslavnaya leksika i ee sudba (po dannym tolkovykh slovarey russkogo yazyka): avtoref. diss. ... kand. filol. nauk [Religious Orthodox Vocabulary and Its Fate (According to the Strong Dictionaries of the Russian Language). Cand. Philol. Sci. Abs. Diss.]. Yekaterinburg. 20 p.

Nikitinskaya R.P., 1977. Otvlechennye suffiksalnye sushchestvitelnye srednego roda v russkom literaturnom yazyke pervoy treti XVIII v.: avtoref. dis. ... kand. filol. nauk [Distracted Suffixal Nouns of the Neuter Gender in the Russian Literary Language of the First Third of the 18th Century : Cand. Philol. Sci. Abs. Diss.]. Moscow. 21 p.

Nikolaev G.A., 2010. Russkoe istoricheskoe slovoobrazovanie [Russian Historical Word Formation]. Moscow, LIBROKOM Publ. 184 p.

Nozhkina E.M., 1961. Obrazovanie otvlechennykh imen sushchestvitelnykh s suffiksom -bstvo v drevnerusskom yazyke [Formation of Abstract Nouns with Suffix -bstvo in Old Russian Language]. Voprosy russkogo yazykoznaniya [Issues of Russian Linguistics. Collected Articles. Saratov]. Saratov, Izd-vo Saratovskogo universiteta, pp. 31-50.

Patsyukova O.A., 2014. Pererazlozhenie i zakonomernosti razvitiya protyazhennykh affiksov v russkom yazyke: dis. ... d-ra filol. nauk [Redecomposition and Regularities of Development of Extended Affixes in Russian. Dr. Philol. Sci. Diss.]. Nizhny Novgorod. 365 p.

Popova T.N., 2008. Knizhnye slovoobrazovatelnye tipy v dialektnom slovoproizvodstve (suffiks -stvie) [Book Word-Formation Types in a Dialect WordFormation (Suffix -stviye)]. Vestnik Chelya-binskogo gosudarstvennogo universiteta. Philologiya. Iskusstvovedenie [Bulletin of Chelyabinsk State University. Philology. Art Criticism], no. 3, pp. 99-107.

Sandutsa A.A., 2016. Russkie otglagolnye sushchestvitelnye XVIII veka (slovoobrazovatelnyy i funktsionalnyy aspekty [Russian Verbal Nouns of the 18th Century: Derivational and Functional Aspects]. Vestnik Tyumenskogo gosudarstvennogo universiteta. Gumanitarnye issledovaniya. Humanitates [Tyumen State University Herald. Humanities Research. Humanitates], vol. 2, no. 3, pp. 93-106.

Feliksov S.V., 2009a. P.A. Alekseev kak leksikograf: dis. ... kand. filol. nauk [P.A. Alekseyev as a Lexicographer. Cand. Philol. Sci. Diss.]. Moscow. 240 p.

Feliksov S.V., 2009b. «Tserkovnyy slovar» protoiereya Petra Alekseeva [Church Dictionary of Archpriest Petr Alekseev]. Russkaya rech, no. 3, pp. 80-87.

Shanskiy N.M., 1968. Ocherki po russkomu slovoobrazovaniyu [Sketches on the Russian Word Formation]. Moscow, Izd-vo MGU. 312 p.

SOURCES AND DICTIONARIES

Dyachenko G. Polnyy tserkovno-slavyanskiy slovar [Unabridged Church Slavonic Dictionary]. Moscow, Otchiy dom Publ., 2013. 1120 p.

Berynda P. Leksikon slavenorosskiy [Slavic Russian Lexicon]. Sakharov I.P. Skazaniya russkago naroda [Legends of the Russian People]. Saint Petersburg, Tipografiya Sakharova, 1849, vol. 2, book 5, pp. 5-118.

Romanov E. Kratkoy slovar slavyanskoy [Short Dictionary Slavic]. Saint Petersburg, V tipografii Imperatorskogo sukhoputnogo shlyakhetnogo kadetskogo korpusa, 1784. 171 p.

Polikarpov F. Leksikon treyazychnyy [Three Language Lexicon]. Moscow, Sinodalnaya tipografiya, 1704. 403 p.

Slovar Akademii Rossiyskoy: v 6 ch. [Dictionary of Russian Academy. In 6 Parts]. Saint Petersburg, V tipografiii Imperatorskoy Akademii nauk, 17891794.

Slovar drevnerusskogo yazyka XI-XIV vv. T. 1-11 [Dictionary of the Old-Russian Language of the 11th - 14th Centuries. Vol. 1-11]. Moscow, Russkiy yazyk Publ., Azbukovnik Publ., 1988-2016.

Slovar russkogo yazyka XI-XVII vv. Vyp. 1-30 [Dictionary ofthe Russian Language ofthe 11th- 17th Centuries. Iss. 1-30]. Moscow, Nauka Publ., 1975-2015. Slovar russkogo yazyka XVIII veka [Dictionary of the Russian Language ofthe 18th Century]. Iss. 1-6. Leningrad, Nauka Publ., 1984-1991; Iss. 7-19. Saint Petersburg, Nauka Publ., 1992-2011. URL: http: // feb-web. ru/feb/sl 18/slov-abc/0slov. htm (accessed 1 February 2019). Sreznevskiy I.I. Materialy dlya slovarya drevnerusskogo yazyka po pismennym pamyatnikam: v 3 t. Repr. izd. 1893-1912 gg. [Materials for the Old Russian Language Dictionary According to Manuscripts. In 3 Vols. Reproduction Edition of 1893-1912]. Moscow, Znak Publ., 2003. Alekseev P.A. Tserkovnyy slovar [Church Dictionary]. Moscow, Pri Imperatorskom Moskovskom universitete, 1773. 396 p. Alekseev P.A. Dopolnenie k Tserkovnomu slovaryu [Addition to the Church Dictionary]. Moscow, Pri Imperatorskom Moskovskom universitete, 1776. 324 p.

Alekseev P.A. Prodolzhenie Tserkovnago slovarya [Continuation of the Church Dictionary]. Moscow, Tipografiya Imperatorskogo Moskovskogo universiteta, 1779. 299 p. Alekseev P.A. Tserkovnyy slovar: v 3 t. [Church Dictionary. In 3 Vols.]. Saint Petersburg, Pri Imperatorskoy Akademii nauk, 1794, vol. 1. 359 p.; Vol. 2. 412 p.; Vol. 3. 304 p.

Information about the Author

Sergey V. Feliksov, Candidate of Sciences (Philology), Head of the Department of Philology, Perervinsky Theological Seminary, Shosseynaya St., 82, Bld. 1, 109383 Moscow, Russia; Associate Professor, Department of Pedagogics and Methodology of Primary Education, Saint Tikhon's Orthodox University, Novokuznetskaya St., 23, Bld. 5A, 115184 Moscow, Russia; Lecturer, Preparatory Office Moscow State University of Medicine and Dentistry named after A.I. Evdokimov, Staromonetny Lane, 5, 119017 Moscow, Russia, svfeliksov@gmail.com, https://orcid.org/0000-0002-5928-3311

Информация об авторе

Сергей Владимирович Феликсов, кандидат филологических наук, заведующий кафедрой филологии, Перервинская духовная семинария, ул. Шоссейная, 82, стр. 1, 109383 г. Москва, Россия; доцент кафедры педагогики и методики начального образования, Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, ул. Новокузнецкая, 23, стр. 5А, 115184 г. Москва, Россия; преподаватель подготовительного отделения, Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова, пер. Старомонетный, 5, 119017 г. Москва, Россия, svfeliksov@gmail.com, https://orcid.org/0000-0002-5928-3311

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.