Научная статья на тему 'Идеологические основы радикального исламизма'

Идеологические основы радикального исламизма Текст научной статьи по специальности «Религия. Атеизм»

CC BY
354
77
Поделиться
Журнал
Философия права
ВАК
Область наук
Ключевые слова
ИДЕОЛОГИЯ / IDEOLOGY / ИСЛАМИЗМ / ISLAMISM / РАДИКАЛИЗМ / RADICALISM / ЭКСТРЕМИЗМ / EXTREMISM / ТЕРРОРИЗМ / TERRORISM

Аннотация научной статьи по религии и атеизму, автор научной работы — Добаев Игорь Прокопьевич, Круглова Анна Юрьевна

Статья посвящена выявлению сущности и основных конструктов идеологии радикального исламизма. Авторы показывают эволюцию идеологических доктрин религиозно-политических экстремистов и террористов, оправдывающих свою деятельность исламским вероучением

IDEOLOGICAL FOUNDATIONS OF RADICAL ISLAM

The article is devoted to revealing of essence and the main constructs of ideology of radical Islamism. Is revealed the content and evolution of ideological doctrines of the religious, political extremists and terrorists hiding behind Islamic dogma.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Идеологические основы радикального исламизма»

если он пойман будет и украденное найдется у него в руках живым, вол ли то или осел, или овца, пусть заплатит за них вдвое» (Исх. 22:3-4).

Ветхий Завет провозглашает равенство людей перед законом, делая исключение только для иноплеменных рабов. Ответственность не зависит от социального и имущественного положения человека. Вообще, неприкосновенность личности, разделение преступлений на преступления против личности, каравшиеся смертью, и преступления против имущества, за которые назначался штраф и компенсация ущерба, и многое другое говорит о выдающемся прогрессе права. Оппоненты могут спросить: почему так жесток и суров Бог Ветхого Завета на фоне Нового Завета? Ведь согласно православному богословию Ветхий Завет - неотъемлемая часть Священного Писания. Бог патриархов и пророков - Тот же Самый, что и Бог апостолов и евангелистов, и что не только Новый Завет, но «все Писание бого-духновенно и полезно для научения» (2-е Послание к Тимофею 3:16).

Во-первых, для того чтобы быть услышанными, проповедникам Единого Бога нередко приходится убеждать людей в Его силе, Его безусловной способности одерживать верх над языческими божествами, которые «соревновались» в своем могуществе. Иными словами, время было такое, что люди иного, евангельского голоса вразумления не поняли бы. Во-вторых, и Библия, и археологические находки, и древ-

ние историки свидетельствуют о том, что языческие традиции предполагали принесение в жертву собственных детей, не говоря уже о сексуальных оргиях, связанных с культами плодородия. Древние римляне вовсе не были сентиментальным народом, но жертвоприношения детей карфагенян (народа, близко родственного хананеям) вызывали у них омерзение; именно они стали одним из главных аргументов, почему «Карфаген должен быть разрушен». Поэтому требовалось весьма жесткое ограничение на все контакты и общение с язычниками, а также уголовное преследование за преступления против веры в единого Бога. Иудеи могли бы быстро развратиться, общаясь с язычниками, что привело бы к окончательной утрате и разрыву с Богом иудейской веры.

Литература

1. Гринберг М. Некоторые постулаты библейского уголовного права // Библейские исследования / сост. Б. Шварц. М., 1997.

2. Законы Хаммурапи // Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран: в 2-х т. / отв. ред. Н. А. Крашенинников. М., 2007.

3. Акимов В. В. Правовые памятники Древней Месопотамии и Библия // Труды Минской духовной семинарии. Жировичи, 2006.

4. Черниловский З. М. Всеобщая история государства и права. М., 1996.

УДК 322 ББК 66

И. П. Добаев, А. Ю. Круглова

ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РАДИКАЛЬНОГО ИСЛАМИЗМА

Статья посвящена выявлению сущности и основных конструктов идеологии радикального исламизма. Авторы показывают эволюцию идеологических доктрин религиозно-политических экстремистов и террористов, оправдывающих свою деятельность исламским вероучением. Ключевые слова: идеология, исламизм, радикализм, экстремизм, терроризм.

IDEOLOGICAL FOUNDATIONS OF RADICAL ISLAM

The article is devoted to revealing of essence and the main constructs of ideology of radicalIslamism. Is revealed the content and evolution of ideological doctrines of the religious, political extremists and terrorists hiding behind Islamic dogma.

Keywords: ideology, islamism, radicalism, extremism, terrorism.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Исламизм выступает крайней формой политизации ислама и не совпадает в своих границах ни с одним из направлений, толков или идейных

течений этой религии. Исламизм не тождественен исламу. Тем не менее между ними существует сложная и напряженная связь, которую авторитет-

ный отечественный исламовед А. А. Игнатенко определил так: «Каждый исламист - мусульманин, но не каждый мусульманин - исламист» [ 1].

Следует отметить, что идеологемы исламизма базируются на положениях радикального фундаментализма (салафизма). В учении исламистов, которое они расценивают как единственно правильную трактовку ислама, присутствуют два главных, системообразующих положения - о такфире (обвинение в неверии тех, кто с ними не согласен) и джихаде. Для того чтобы выявить концептуальные расхождения во взглядах между представителями традиционного ислама и исламистами, рассмотрим доктрины исламских ортодоксов и идеологов радикального исламизма, в первую очередь С. Кутба и А. аз-Завахири.

Аяты Корана, созданные в раннюю эпоху ислама (в мединский период), отражали опыт борьбы мусульман, прежде всего, с язычниками (многобожниками). Вместе с тем за «людьми Писания» («ахль аль-Китаб»), к которым преимущественно относили христиан и иудеев, в Коране признавались определенные права [2, с. 34]. В этот же период появились термины «отступник» и «лицемер», которыми называли мусульман, отступивших от ислама или верящих неправильно, неискренне.

По мнению исламских традиционалистов, уважительные и добрые отношения между мусульманами и «людьми Писания» сложились еще в мекканский период, когда мусульмане, спасаясь от преследований и нападок со стороны мно-гобожников, покинули Мекку и нашли убежище в Эфиопии. Христианский царь Неджаши отклонил все требования и угрозы мекканских язычников, настаивавших на выдаче и расправе над мусульманами, заявив, что они могут жить в мире и покое на его землях. Милосердие, справедливость и уважительность христиан по отношению к первым мусульманам подчеркивается в некоторых аятах Корана, например: «.. .и, несомненно, ты найдешь, что ближе всех к любви, к уверовавшим те, кто говорит: "Мы - христиане". И это потому, что среди них есть иереи и монахи, которые гордыни лишены (и не возносятся в высокомерии перед другими)» (сура «Трапеза», аят 5:82). Однако в Коране обнаруживаются и другие аяты, которые резко отличаются в смысловом отношении от процитированного. О них речь пойдет при описании идеологических постулатов радикальных исламистов.

Что касается собственно мусульман, то согласно традиционалистскому подходу обвинение в неверии (такфир) представляет собой шариатское

решение, которое следует принимать на основании Корана и Сунны, как и решение о дозволенности, запретности или обязательности тех или иных дел. Человека можно считать неверным лишь в том случае, если на то имеются ясные указания в вышеназванных сакральных источниках. В спорной ситуации установленные шариатом наказания не применяются, хотя их использование повлекло бы менее серьезные последствия, чем обвинение в неверии, а это значит, что если дело внушает сомнения, от обвинений в неверии тем более следует воздержаться [3, с. 114].

Пророк предупреждал: «Когда человек называет своего брата (в исламе) неверующим, это возвращается (по меньшей мере) к одному из них» [4, с. 62]. Из этого следует, что ни один мусульманин не может назвать другого неверующим (независимо от совершенных им греховных дел) до того момента, пока тот сам публично не признается в этом. Данное положение специально оговаривалось, так как вероотступничество считалось одним из самых тяжких грехов и каралось смертью (при этом людям предоставлялась возможность трижды отречься от неверия).

Для вынесения шариатского решения о неверии, как настаивают традиционалисты, необходимо наличие определенных причин и отсутствие соответствующих препятствий. Так, например, согласно некоторым аятам Корана и хади-сам то или иное слово, действие или убеждение можно считать проявлением неверия, однако «того, кто произносит такие слова, совершает такие действия или придерживается таких убеждений, нельзя обвинять в неверии в силу наличия определенных препятствий» [3, с. 115].

Совсем по-другому подходят к вопросу так-фира радикальные исламисты. Например, главный идеолог египетских «Братьев-мусульман» в 50-60-е годы ХХ века С. Кутб прямо говорил о том, что «.на Земле существуют лишь две партии: партия Аллаха и партия шайтана. Партия Аллаха состоит из тех, кто стоит под знаменем Аллаха, а к партии шайтана относится каждая секта, группа, народ или отдельный человек из числа тех, кто под этим знаменем не находится» [5, с. 174-175]. Любое неисламское общество С. Кутб называл джахилистским (доисламское общество в Аравии составляли много-божники, язычники).

К джахилистским Кутб относил не только языческие, но и «христианские и иудейские общества. прежде всего потому, что они исповедуют извращенное вероисповедальное мировоззрение, в соответствии с которым Аллах .не наделяется таким атрибутом, как божественность.

Можно сказать больше: они придают ему сотоварищей в одной из форм многобожия, как называя сына Божия, так и причисляя Троицу». Свои тезисы при этом он аргументирует многочисленными аятами из Корана: «И сказали иудеи: "Узайр - сын Аллаха". И сказали христиане: "Мессия - сын Аллаха". Эти слова похожи на слова тех, которые не веровали раньше. Пусть поразит их Аллах! До чего они отвращены!» (сура «Покаяние», аят 30); «Не веровали те, которые говорили: "Ведь Аллах - третий из трех", - тогда как нет никакого божества, кроме единого Аллаха, а если они не удержатся от того, что говорят, то коснется тех из них, которые не уверовали, мучительное наказание» (сура «Трапеза», аят 77); «И сказали иудеи: "Рука Аллаха привязана!" У них руки связаны, и прокляты они за то, что говорили. Нет! Руки у Него распростерты: расходует Он, как желает...» (сура «Трапеза», аят 69); «И сказали иудеи и христиане: "Мы - сыны Аллаха и возлюбленные Его". Скажи, тогда почему Он вас наказывает за ваши грехи? ...вы только люди из тех, кого Он создал» (сура «Трапеза», аят 21) [5, с. 269-270].

Таким образом, христианские и иудейские общества С. Кутб относит к языческим: «.все их системы и законоположения не основываются на поклонении Аллаху. с древних времен Аллах заклеймил их позором причастности к многобожию, потому что они передавали это право своим священнослужителям и монахам, правили и издавали законы для них по собственному усмотрению и сами принимали как должное, что те, в свою очередь, узаконивали: "Они взяли своих священнослужителей и монахов за господ себе, помимо Аллаха, и Мессию, сына Марйам. А им было повелено поклоняться только единому Богу, помимо которого нет божества. Хвала Ему, превыше Он того, что они придают Ему в соучастники! "» (сура «Покаяние», аят 31) [5, с. 270].

Исходя из таких посылов, Кутб относит «людей Писания» к «врагам ислама», подтверждая этот тезис вырванными из контекста Корана ая-тами: «И никогда не будут довольны тобой ни иудеи, ни христиане, пока ты не последуешь за их учением. Скажи: "Поистине путь Аллаха есть настоящий путь!" ...а если ты последуешь за их страстями после пришедшего к тебе истинного знания, то не будет тебе от Аллаха ни близкого, ни помощника» (сура «Корова», аят 120); «О вы, которые уверовали! Если вы будете повиноваться какой-либо группе из тех, кому даровано Писание, они обратят вас после того, как вы уверовали, опять в неверных» (сура «Семейство Им-рана», аят 100) и так далее [5, с. 308-309].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Лидер «Аль-Каиды» Айман аз-Завахири в разработанной им в 90-е годы ХХ века идеологической концепции «Симпатии и антипатии» (Аль-валяа ва-ль-бараа) развивает человеконенавистническое учение С. Кутба. Однако человечество он делит не на «партию Аллаха» и «партию шайтана», а на три группы: 1) тех, кого следует только любить, не испытывая к ним никакой враждебности; 2) тех, кого следует ненавидеть, с кем надо враждовать, не испытывая к ним ни любви, ни дружеских чувств; 3) тех, кто, с одной стороны, заслуживает любви, а с другой - ненависти [6]. Ко второй группе автор концепции причисляет всех немусульман, включая христиан и иудеев. Действительно, такфириты считают всех христиан и иудеев неверующими (между тем, как уже отмечалось выше, ортодоксальный ислам называет их «людьми Писания», считает такими же верующими). На этом основании такфириты наделяют себя правом убивать их [4, с. 63], впрочем, как и всех немусульман, а также тех мусульман, кого радикалы относят к «врагам ислама» (отступников и лицемеров). Последних А. аз-За-вахири объединяет в третью группу.

Радикальный исламизм - это не только человеконенавистническая идеологическая доктрина, но и базирующаяся на ней политическая практика неадекватного насилия, которую радикалы оправдывают общемусульманским понятием «джихад».

Однако джихад совершенно по-разному трактуется традиционалистами и радикальными са-лафитами. Первые джихад делят на «большой» (борьба за самоусовершенствование мусульманина) и «малый» («джихад в форме меча», или газават). «Священная война» в «форме меча» может быть объявлена, если жизни мусульман угрожает опасность и их земли подверглись нападению. Джихад в данном контексте - это священная война, которую может объявить только законный правитель, для того чтобы защитить жизнь мусульман, их потомков и их земли. При этом священным долгом каждого мужчины-мусульманина является участие в джихаде.

В случае, если джихад объявлен, мусульмане должны соблюдать установленные правила поведения и военных действий, независимо от того, как поступает враг. В частности, Абу Бакр изложил законы Пророка о джихаде для мусульманской армии следующим образом: «Не предавай, не завидуй, не обманывай, не калечь, не убивай детей, не убивай пожилых, не убивай женщин. Не уничтожай и не сжигай ульи пчел, не руби деревья, приносящие плоды, не забивай овец, скот или верблюдов, кроме как для пропи-

тания. Когда придешь к людям, проживающим в монастырях (то есть к христианским монахам), оставь их делать то, чему они посвятили свою жизнь. Иди вперед во имя Всевышнего» [4, с. 7]. Эти правила считаются авторитетными для суннитов-традиционалистов и подкреплены высказываниями Пророка: «Нападайте во имя Аллаха, но не преступайте, не убивайте ни ребенка, ни женщину...» [4, с. 65]. Более того, верующие должны искать мирного решения и соглашения с конфликтующей стороной, предпочитать мир войне, вступать в войну только для обороны в случае агрессии с противоположной стороны, при отсутствии альтернативы военному решению конфликта. Это положение объясняется в Коране так: «Если же они остановят [войну], то и вы [остановите] .ведь Аллах - Прощающий, Милосердный!» (сура «Корова», аят 2:192) [7, с. 32].

Однако такфириты-джихадисты не признают правила объявления джихада и его ведения, при этом основываются на идеологических посылах своих агитаторов, нередко цитирующих труды салафитов. Так, С. Кутб в своей книге «Вехи на пути Аллаха», опираясь на воззрения известного средневекового идеолога салафизма А. ибн Таймийи имама ибн аль-Кайима, изложенные в «Заадд аль-Маад», резюмирует концепцию джихада в исламе: «Сражение было сначала запрещено, потом дозволено, затем было повелено сражаться против тех, кто выступает против мусульман с оружием в руках, а потом уже было повелено сражаться против всех мно-гобожников» [5, с. 248].

В этой же работе Кутб утверждает, что в течение мекканского периода своего проповедничества Мухаммед «увещевал людей исламским призывом, не прибегая ни к каким военным действиям и не налагая никакого налога. Аллах повелел ему быть воздержанным, проявлять терпение и прощать». После переселения из Мекки в Медину «всевышний наказал ему вести военные действия против того, кто выступает против него с мечом, и оставить в покое того, кто поддерживает Пророка .и не ведет против него военных действий. .Далее Он наказал Мухаммеду .вести военные действия против всех многобожни-ков с тем, чтобы вся религия принадлежала Аллаху» [5, с. 235]. Он же заявлял, что джихад «.нельзя назвать оборонительным движением в том узком смысле, в котором понимают сегодня термин "оборонительная война" .Если мы неизбежно должны назвать движение джихада в исламе оборонительным движением, то мы непременно должны изменить смысл слова "оборона" и понимать под ним "защиту человека" от

угрозы всех тех факторов, которые ограничивают его свободу и препятствуют его освобождению. Эти факторы олицетворяются в убеждениях и представлениях так же, как они воплощаются в политических системах, основывающихся на расистских, классовых и экономических препонах. Эти системы господствовали на всей земле к моменту прихода ислама. Некоторые из форм этой системы продолжают господствовать и в наше время в условиях современного языческого невежества. .Ислам, устремляясь к миру, не имеет в виду тот дешевый мир, суть которого сводится лишь к тому, чтобы обезопасить территорию, на которой проживает население, воспринявшее исламское вероучение. Ислам желает такого мира, под сенью которого вся религия полностью бы принадлежала Аллаху, то есть чтобы люди, все люди под сенью этого мира поклонялись только Аллаху.» [5, с. 245-246].

Свои интерпретации С. Кутб подкрепляет ая-тами, буквально вырванными из коранического текста, призванными подтвердить правоту автора: «Пусть же сражаются на пути Аллаха те, которые покупают за ближайшую жизнь будущую! И если кто сражается на пути Аллаха и будет убит или победит, Мы дадим ему великую награду. И почему вы не сражаетесь на пути Аллаха за слабых из мужчин и женщин и детей, которые говорят: "Господи наш! Выведи нас из этого селения, жители которого тираны, и дай нам от Тебя покровителя и дай нам от Тебя помощника". "Те, которые уверовали, сражаются на пути Аллаха, а те, которые не веруют, сражаются на пути тагу-та. Сражайтесь же с друзьями сатаны, ведь козни сатаны слабы!" (сура «Женщины», аяты 76-78); «Скажи тем, которые не веровали: "И сражайтесь с ними, пока не будет многобожия, и религия вся будет принадлежать Аллаху" (сура «Добыча», аят 39); «Сражайтесь с теми, кто не верует в Аллаха и в последний день не запрещает того, что запретил Аллах и Его посланник, и не подчиняется религии истины, - из тех, которым ниспослано Писание, пока они не дадут откупа своей рукой, будучи униженными» (сура «Покаяние», аяты 29-32).

Аналогичные расхождения во взглядах можно обнаружить в подходах традиционалистов и радикальных исламистов к решению других важных вопросов, в частности, их отношению к политической власти и законным правителям, терроризму и так далее. Одновременно радикальный исламизм существует не только как некая система идеологических представлений, он требует от своих адептов активной жизненной позиции, личного участия в достижении поставленных целей, осуществления ими специфической политической практики.

Сторонники традиционного ислама в этой связи подчеркивают, что такфириты-джихадисты «себе предоставили право объявлять людей вероотступниками (шире - "врагами ислама". -Авт.), отвергать традиционную политическую власть, поскольку они не только санкционировали самоубийство, но и подстрекали к нему, а также игнорировали все правила джихада, им очень легко совершать убийства и террористические акции» [4, с. 63]. При этом они нередко обращаются к Корану, а там, в частности, можно обнаружить такие аяты: «И когда закончатся запретные месяцы, то убивайте многобожников, где их найдете, захватывайте их, осаждайте и ведите против них разведывательные маневры.» (сура «Покаяние», аят 5); «Вот внушил Господь твой ангелам: "Я - с вами, укрепите тех, которые уверовали! Я брошу в сердца тех, которые не веровали, страх: бейте же их по шеям, бейте их по всем пальцам"» (сура «Добыча», аят 12); «А когда вы встретите тех, которые не уверовали, то - удар мечом по шее, а когда произведете великое избиение их, то укрепляйте узы» (сура «Мухаммад», аят 4) и другие.

Таким образом, методика аргументации радикальных исламистов основана, как правило, на подтверждении ими тех или иных выдвигаемых положений, идей, а порой и просто домыслов, той или иной цитатой, буквально вырванной из Ко-

рана или Сунны. Нередко они подкрепляют свои идеи трудами салафитов прошлого. Безусловно, такой подход способствует радикализации ислама в определенные, переломные этапы истории. В рамках этого процесса фиксируется развитие религиозно-политического экстремизма и даже терроризма, мотивированного идеологемами радикального исламизма.

Литература

1. Игнатенко А. А. Эндогенный радикализм в исламе // Центральная Азия и Кавказ. 2000. № 2 (8).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Авксентьев А. В. Ислам на Северном Кавказе. Ставрополь, 1973.

3. Мухаммад бин Хусейн бин Саид аль-Суф-ран аль-Кахтани. Ислам против терроризма. Фет-вы имамов по вопросам, касающимся тяжких бедствий / пер. с араб. В. А. Ниршы. М., 2003.

4. Мухаммад Хасан. Источник террора: идеология ваххабизма-салафизма. М., 2005.

5. Кутб С. Будущее принадлежит исламу. Эта религия // Вехи на пути Аллаха. Махачкала, 1997.

6. Салех бин Фаузан аль-Фаузан. Дружба и непричастность в исламе. Баку, 1997.

7. Харун Яхья. Ислам проклинает террор. Астана, 2002.

УДК 340.15 (091) (470) ББК 67

К. В. Казарян

ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА В КОНТЕКСТЕ УЧЕНИЙ Л. И. ПЕТРАЖИЦКОГО

Статья посвящена анализу категории «политика права», разрабатываемой Л. И. Петражиц-ким в рамках его психологической теории права. Автор приходит к выводу, что правовая политика является одним из условий формирования правового государства и связана с определенным уровнем правового воспитания, правового сознания, правовой культуры и идеологии общества.

Ключевые слова: правовая политика, психологическая теория права, политика права, правовая культура, правовое воспитание.

LEGAL POLICY IN THE CONTEXT OF L. I. PETRAZHITSKY'S STUDIES

Article is devoted the analysis the category of «thepolicy of the right», design by L. I. Petrazhitsky in the tramework ofphychological theory of the right. The author comes to a conclusion that a legal policy is one of conditions of formation of a lawful state as the legal policy, is connected with certain level of legal education, legal consciousness, legal culture and ideology.

Keywords: legal policy, psychological theory of the right, policy of the right, legal culture, legal education.

В настоящее время вопросы правовой политики вызывают особый интерес у многих ученых-правоведов. Н. И. Матузов справедливо

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

отмечает: «Русские дореволюционные юристы (Б. А. Кистяковский, С. А. Муромцев, Н. М. Кор-кунов, Г. Ф. Шершеневич, П. И. Новгородцев,