Научная статья на тему 'Хронология городища Искер (анализ имеющихся материалов)'

Хронология городища Искер (анализ имеющихся материалов) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
58
8
Поделиться
Журнал
Манускрипт
ВАК
Ключевые слова
СТОЛИЦА СИБИРСКОГО ХАНСТВА / ИСКЕР / ПОТЧЕВАШСКАЯ КУЛЬТУРА / КИНТУСОВСКИЙ ЭТАП / БРОНЗОВАЯ ПЛАСТИКА / ХРОНОЛОГИЯ / CAPITAL OF THE SIBERIAN KHANATE / ISKER / POTCHEVASH CULTURE / KINTUSOVO PERIOD / BRONZE CASTING / CHRONOLOGY

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Адамов Александр Александрович

Статья посвящена остро дискуссионной проблеме вопросу о ранних культурных слоях (дотатарских) на городище Искер столице Сибирского ханства. От решения этого вопроса зависит датировка большого количества находок, хранящихся в музейных собраниях, полученных в результате сборов и археологических раскопок XIX-XXI вв. На основании анализа ряда находок, обнаруженных на городище Искер художником-краеведом М. С. Знаменским, а также автором, сделан вывод о многослойности памятника, выделено четыре хронологических комплекса артефактов.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Адамов Александр Александрович,

CHRONOLOGY OF ISKER SETTLEMENT (ANALYSIS OF AVAILABLE MATERIALS)

The article discusses a hotly debated issue the problem of early (pre-Tatar) cultural layers at Isker settlement, the capital of the Siberian khanate. An approach to this problem predetermines dating of a large number of findings discovered during archeological excavations of the XIX-XXI centuries and stored in museum collections. The analysis of findings discovered at Isker settlement by the painter regional ethnographer M. S. Znamensky and the author leads to the conclusion on the monument's multi-layer nature and allows identifying four chronological artifact complexes.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Хронология городища Искер (анализ имеющихся материалов)»

Адамов Александр Александрович

ХРОНОЛОГИЯ ГОРОДИЩА ИСКЕР (АНАЛИЗ ИМЕЮЩИХСЯ МАТЕРИАЛОВ)

Статья посвящена остро дискуссионной проблеме - вопросу о ранних культурных слоях (дотатарских) на городище Искер - столице Сибирского ханства. От решения этого вопроса зависит датировка большого количества находок, хранящихся в музейных собраниях, полученных в результате сборов и археологических раскопок Х1Х-ХХ1 вв. На основании анализа ряда находок, обнаруженных на городище Искер художником-краеведом М. С. Знаменским, а также автором, сделан вывод о многослойности памятника, выделено четыре хронологических комплекса артефактов. Адрес статьи: www.gramota.net/materials/372016/12-372.html

Источник

Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики

Тамбов: Грамота, 2016. № 12(74): в 3-х ч. Ч. 3. C. 16-20. ISSN 1997-292X.

Адрес журнала: www.gramota.net/editions/3.html

Содержание данного номера журнала: www .gramota.net/mate rials/3/2016/12-3/

© Издательство "Грамота"

Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www.gramota.net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: hist@gramota.net

УДК 903.1

Исторические науки и археология

Статья посвящена остро дискуссионной проблеме - вопросу о ранних культурных слоях (дотатарских) на городище Искер - столице Сибирского ханства. От решения этого вопроса зависит датировка большого количества находок, хранящихся в музейных собраниях, полученных в результате сборов и археологических раскопокХ1Х-ХХ1 вв. На основании анализа ряда находок, обнаруженных на городище Искер художником-краеведом М. С. Знаменским, а также автором, сделан вывод о многослойности памятника, выделено четыре хронологических комплекса артефактов.

Ключевые слова и фразы: столица Сибирского ханства; Искер; потчевашская культура; кинтусовский этап; бронзовая пластика; хронология.

Адамов Александр Александрович, к.и.н.

Тобольская комплексная научная станция Уральского отделения Российской академии наук adamowaa@yandex.ru

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ХРОНОЛОГИЯ ГОРОДИЩА ИСКЕР (АНАЛИЗ ИМЕЮЩИХСЯ МАТЕРИАЛОВ)

Исследование выполнено в рамках Государственной программы Республики Татарстан «Сохранение национальной идентичности татарского народа (2014-2016 годы)».

Археологическое изучение городища Искер - столицы самостоятельного ханства в Сибири - имеет, пожалуй, первостепенное значение для всей позднесредневековой археологии Зауралья. Историография изучения этого памятника весьма обширна. Искер стоит и у истоков зарождения в России интереса к памятникам старины. Первое описание Искера было составлено уже в 1675 г. [21, с. 45], а в 1703 году впервые в России был снят и подробный план археологического памятника [7]. Весьма значительна и коллекция артефактов, происходящих с Искера.

Впервые находки стал собирать М. С. Знаменский - тобольский художник и краевед. По крайней мере, два года в середине 1880-х гг. Знаменский производил раскопки, но большую часть огромной коллекции, которая насчитывала до 2736 предметов, была им собрана на отмели Иртыша, после спада воды [3, с. 18]. Эта коллекция после смерти М. С. Знаменского была продана и попала в Финский национальный музей. Справедливости ради нужно отметить, что не все вещи из этой коллекции были собраны на Искере.

Другая коллекция археологических предметов стала формироваться в Тобольском губернском музее почти сразу же после постройки специального здания для музея. Сюда передавали и продавали свои небольшие сборы тобольские краеведы [2]. Последним значительным пополнением коллекции Тобольского музея в дореволюционный период стали 334 находки, полученные в результате раскопок на Искере в мае 1915 г., проведенных под руководством В. Н. Пигнатти [18, с. 19]. Василий Николаевич организовал исследования на собственные средства, а все находки пожертвовал в музей. По подсчетам В. Н. Пигнатти, коллекция Тобольского губернского музея с Искера в 1915 году насчитывала 1218 предметов. Небольшая коллекция из 76 предметов, собранных на городище Искер И. Н. Бутаковым, была продана последним в Омский музей; а еще одна небольшая коллекция, собранная студентом М. Д. Субботиным, хранилась в Казанском университете [Там же].

Следующий этап в формировании научного представления о городище связан с археологическими исследованиями Б. Б. Овчинниковой в 1968 г. [16; 17] и в 1988 г., 1993 г. А. П. Зыковым [10]. Ими была исследована основная часть сохранившейся площадки городища. Правда, полученный археологический материал был весьма скромным по сравнению со сборами конца XIX - начала XX в.: в раскопе Б. Б. Овчинниковой был обнаружен совсем не многочисленный вещевой комплекс [17, с. 183]; а в Тобольский музей из раскопок А. П. Зыкова поступило 52 единицы хранения.

В 2007 г. и 2008 г. работы на городище Искер производил и автор, исследуя, в основном, склоны и подошву оврага, отделяющие площадку городища с напольной стороны. Здесь были обнаружены мощные слои культурных отложений и получен материал из почти 400 индивидуальных находок. Столь разительное отличие в количестве находок, по сравнению с количеством артефактов, обнаруженных на самой площадке городища в раскопах Б. Б. Овчинниковой и А. П. Зыкова, объясняется тем, что здесь интенсивно скапливался мусор (возможно, его сюда намеренно сбрасывали), а также использованием металлоискателя, который позволил обнаружить большое число медных и железных изделий. Нашими работами были выявлены и остатки укреплений, шедших по дну и склонам оврага [1].

С 2006 г. нами был применен металлоискатель для обнаружения изделий из металла на отмели р. Иртыш. В результате этого были собраны не менее пяти сотен артефактов (не считая множества фрагментов медных пластин), значительно пополнившие коллекцию вещей с городища Искер. Эти сборы позволили выявить новые категории находок, которые не встречались прежде или представлены в других коллекциях единичными экземплярами.

Несмотря на достаточно солидную историографию, представительные коллекции артефактов, хранящихся в разных музеях, загадок не только не становится меньше, но количество их, пожалуй, наоборот, увеличивается. Остановимся в этой работе только на одной из них - на хронологии городища Искер. О чудских вещах,

обнаруженных на городище, писал в свое время В. Н. Пигнатти, и рисунки сузгунской, потчевашской керамики, некоторых металлических и глиняных изделий вполне подтверждали правоту исследователя [18, с. 20, табл. I, V].

Развернутую статью посвятил хронологии городища Искер В. А. Могильников [15]. На основании статьи В. Н. Пигнатти В. А. Могильников выделяет на городище находки, относящиеся к сузгунской, богочанов-ской, потчевашской, усть-ишимской культурам [Там же, с. 114, 115]; находки, датирующиеся XIII-XIV вв. [Там же, с. 115]; группу находок, связанных с существованием столицы Сибирского ханства [Там же, с. 115, 116]; а также с присутствием на городище казаков дружины Ермака [Там же, с. 117].

Столь развернутая хронология хорошо объясняется расположением памятника на удобном мысу, со всех сторон защищенном естественными преградами, что делало это место весьма удобным для проживания и устройства здесь городища. Однако в конце XX века вдруг возникла проблема, сформулированная А. П. Зыковым [10]. Исследователь, опираясь на выявленную им стратиграфию памятника, выделил шесть хронологических слоев, которые, по его мнению, относятся ко времени существования Сибирского ханства. Ранние, «дотатарские», культурные напластования отсутствуют [Там же, с. 23]. Правда, слои свидетельствуют только об относительной хронологии. Определить период формирования самих напластований можно только опираясь на хорошо датированные вещи или с помощью методов естественных наук. Однако вопросов обоснования времени образования культурных напластований А. П. Зыков в своей работе не касается. Нет данных о датировках слоев и в новой статье А. П. Зыкова, призванной решить проблему более ранних, чем XVI в., находок в коллекции Искера [9].

Но рисунки с ранними артефактами в статье В. Н. Пигнатти - это весомый аргумент в пользу много-слойности памятника, их нельзя проигнорировать. Поэтому А. П. Зыков выдвигает предположение об ошибках В. Н. Пигнатти, которые тот совершил, поспешно подготавливая доклад [Там же, с. 147, 149]. Исследователь подтверждает свою уверенность тем, что в современной коллекции с Искера, хранящейся в Тобольском музее-заповеднике, нет вещей, опубликованных В. Н. Пигнатти. Это касается керамики, где из 40 фрагментов только один относится к потчевашской культуре [Там же, с. 148], нет в коллекции музея и двух тиглей и коньковой шумящей подвески [Там же, с. 149].

То, что в рисунках, опубликованных В. Н. Пигнатти, содержатся серьезные ошибки, сомневаться не приходится. Об этом свидетельствует прямой факт. Два тигля, опубликованные В. Н. Пигнатти в статье [18, табл. V: 16], на самом деле были собраны С. Н. Мамеевым и Н. А. Лыткиным на Потчевашском городище еще в 1889 году и сразу же поступили в Тобольский губернский музей [14, с. 9, фото 6: 1, 2]. Этот факт ставит под сомнение и место находок других ранних артефактов, опубликованных в статье В. Н. Пигнатти. Так как же объяснить столь серьезную ошибку В. Н. Пигнатти: его дилетантизмом или небрежностью к материалам своих раскопок? Прежде всего, В. Н. Пигнатти использовал не столько материалы своих исследований, а все доступные находки с Искера, хранящиеся в Тобольском губернском музее. А таких находок к 1915 году в музее хранилось почти в три раза больше, чем было получено В. Н. Пигнатти в результате своих работ. И здесь нужно отметить, что хранение фондов музея было достаточно небрежным с самого основания музея, и продолжалось это и в годы советской власти. Следствием этого и стали ошибки в статье по Искеру.

Итак, к выводу В. Н. Пигнатти о ранних «дотатарских» напластованиях нужно относиться очень осторожно. Но о том, что городище Искер - памятник многослойный, свидетельствуют и рисунки вещей в альбоме М. С. Знаменского, посвященном столице сибирского ханства, который хранится в Тобольском музее-заповеднике. Ознакомившись с ним, А. П. Зыков пришел к выводу, что среди «большого числа рисунков поздней татарской керамики есть несколько изображений раннесредневековой» [9, с. 148]. Однако и в этом случае А. П. Зыков выразил уверенность, что эта керамика происходит не с Искера, а с Потчевашского городища, на котором М. С. Знаменский собрал представительную коллекцию, «и нет ничего удивительного в том, что археолог-любитель М. С. Знаменский, слабо разбираясь в керамическом материале, мог перепутать хранящиеся годами у него дома находки с двух разных памятников» [Там же, с. 149].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Да, при работах М. С. Знаменского на Чувашском мысу было обнаружено значительное количество изделий и фрагментов керамической посуды с Потчевашского городища (правда, последние он фактически не собирал). Но, во-первых, значительные сборы Знаменский вел на городище в конце 1870-х годов, и уже в 1881 г. собранная коллекция была приобретена для Томского университета и одно время хранилась у А. П. Дмитрия-Мамонова, а в 1885 г. передана в университет [3, с. 8, 9]. Искерскую коллекцию М. С. Знаменский стал собирать позже, и вместе они у него не хранились.

А теперь обратимся к фактам. В альбоме акварельных рисунков М. С. Знаменского находок с городища Искер, хранящихся в Тобольском музее-заповеднике, керамические изделия сведены в одну иллюстрацию [12, цв. вкл. 20]. На большом листе, в центре, на светлом фоне показаны фрагмент неорнаментирован-ного сосуда с глиняной ручкой № 17, половину сосуда без орнамента № 13, два то ли тигля, то ли светильника № 14, 15, одиннадцать пряслиц и две фишки из фрагментов сосудов № 2, 12. По краям рисунка, на светло-голубом фоне, изображены 22 фрагмента раннесредневековой и сузгунской керамики (и где тут большое число рисунков поздней татарской керамики по А. П. Зыкову?). Фон, окаймляющий рисунок, имеет разрывы, разделяющие фрагменты керамики на 4 части. Рукой М. С. Знаменского тушью сделаны подписи, с каких мест и происходит керамика. Основная часть, 17 фрагментов, относящихся к потчевашской культуре, подписаны как «Искер». Один сузгунский фрагмент позднего бронзового века подписан как «Сузгун» (именно там находился памятник Сузгун II, давший название культуре), один фрагмент как «Савинский курган» и три потчевашских фрагмента как «Чувашский мыс» (Потчевашское городище). По этому рисунку, да и по всему альбому ясно, что М. С. Знаменский предельно внимательно относился к своим сборам, не валя

все в кучу. О том, что и на Искере когда-то существовал потчевашский слой (кроме 17 керамических фрагментов), свидетельствует по крайне мере и одно из пряслиц, орнаментированное гребенчатым штампом (под № 9). Близкое пряслице было найдено М. С. Знаменским на Потчевашском городище [Там же, рис. 21: 5]. Похожие пряслица были обнаружены автором при археологических исследованиях в потчевашском слое городища Долговское 1 и на самом Потчевашском городище. Не приходится сомневаться, что на Искере существовал потчевашский слой, тем более что и в коллекции Тобольского музея-заповедника есть находки, датирующиеся в рамках существования потчевашской культуры [9, с. 148].

Однако потчевашский слой не был единственным. Посмотрим альбом М. С. Знаменского внимательно, может быть мы обнаружим в нем кроме фрагментов керамики и другие ранние артефакты, а также сравним их с теми, что были найдены нами при сборах на берегу р. Иртыш, под городищем Искер.

Рис. 1. Находки М. С. Знаменского с городища Искер. Материал: 1-7- бронза

В альбоме М. С. Знаменского есть рисунок обломка биякорьковой подвески (Рис. 1: 1), которые широко представлены в вымских могильниках XI-XIV вв. [19, рис. 30: 18, 21]. В тех же вымских могильниках наряду с биякорьковыми подвесками представлены и якорьковые шумящие подвески [Там же, рис. 30: 17, 22]. А обломок якорьковой шумящей подвески (Рис. 2: 1) был обнаружен нами при сборах на берегу у Искера. В Сибири две якорьковые подвески были обнаружены в «кладе» на Ликинском могильнике Х-ХШ вв. [8, с. 205, № 381, 382]. На основании исследований Рождественского комплекса в Прикамье А. М. Белавин и Н. Б. Крыласова выявили, что большинство типов одноякорьковых подвесок датируются X-XI вв. [6, с. 392], однако наша подвеска ближе к тем типам, которые датируются более поздним периодом [Там же, рис. 190: 30, 31].

Остатки двух арочных шумящих подвесок (Рис. 1: 2, 3) были найдены М. С. Знаменским на Искере, еще одна арочная подвеска (Рис. 2: 2) была обнаружена нами. Из сборов происходят и два звена цепочки (Рис. 2: 8) от шумящей подвески, аналогичной звеньям подвески, найденной М. С. Знаменским. Арочные подвески представлены в вымских могильниках [19, рис. 31: 4-12, 45], в Ликинском могильнике [8, рис. 155: 230, 231, 163: 309, 168: 362], восемь арочных подвесок найдены на Рождественском археологическом комплексе [6, рис. 188: 1-8].

Бронзовая полая зооморфная пронизка, представляющая собой сильно стилизованную фигуру животного, стоящего на плоском основании, была обнаружена М. С. Знаменским (Рис. 1: 6), еще одна подобная бронзовая фигурка обнаружена нами (Рис. 2: 3). Близкие полые подвески известны по материалам Сайгатинского III могильника, где обнаружены в погребении XШ-XIV вв. [11, с. 141, рис. 140], и Барсовского IV могильника, где датируется XIV-XV вв. [Там же, с. 142, рис. 141]. В. И. Семенова выделяет их в тип 10-2 и считает, что более стилизованные датируются в пределах XШ-XIV вв. [20, с. 75]. Как отмечают исследователи, полые зооморфные подвески начиная с XII века теряют присущий им ранее реализм, постепенно превращаясь в сильно стилизованные колоковидные украшения [22, с. 140].

Все эти подвески, найденные и М. С. Знаменским, и нами, можно предварительно датировать в пределах ХП^^ вв. К этому же периоду относятся еще две подвески, обнаруженные нами на Искере. Это небольшая бронзовая стилизованная полая подвеска в виде уточки (Рис. 2: 4). Близкие аналогии известны в Сайгатинском III могильнике, где датируется в пределах XШ-XIV вв. [11, с. 142, № 143]. В. И. Семенова относит близкие изделия к первому типу и считает, что они датируются XIII - началом XVI в., однако подвески XIV-XV вв. отличаются большей схематичностью [20, с. 73]. Другая подвеска - это лунница (Рис. 2: 5). Полные аналогии представлены в Ликинском могильнике [8, рис. 58] и в средневековых могильниках Юганско-го Приобья, где В. И. Семенова выделяет их в вариант 2, группы 1, подгруппы 2 [20, табл. 44]. Близкая подвеска представлена в вымских могильниках [19, рис. 31: 24], где Э. А. Савельева, опираясь на мнение А. В. Успенской, датирует ее в пределах XI - первой половиной XII в. [Там же, с. 111]. В Сургутском Приобье подобные лунницы и уточки встречаются в погребениях второй половины XIII - первой половины XIV в. [13, рис. 1].

Рис. 2. Городище Искер. Предметы металлопластики. Материал: 1-9 - бронза

Судя по всему, XII-XIV вв. мы можем датировать и три шумящих пронизки из коллекции М. С. Знаменского (Рис. 1: 4, 5, 7). Такие пронизки известны в памятниках усть-ишимской культуры [3, рис. 22: 19], в Ликинском могильнике [8, рис. 140: 60, 162: 302, 303], в могильниках Юганского Приобья [20, табл. 48: 17-1 - 17-5]. В Прикамье подобные шумящие пронизки связаны с родановской культурой, в вымских могильниках они встречаются в погребениях XIII-XIV вв. [19, с. 93, рис. 37].

При сборах на городище Искер были обнаружены и изделия из бронзы более раннего времени. Крупная пятиугольная накладка, орнаментированная растительным побегом в центре и противостоящими полумесяцами, внешние из которых орнаментированы ложной зернью (Рис. 2: 6). Аналогичные накладки известны на Рождественском языческом некрополе X-XI вв. [6, рис. 199: 54], на могильниках этого же времени Барсов Городок [4, рис. 131], в Басандайских курганах [5, табл. 30], в курганах усть-ишимской культуры [3, рис. 22: 16]. Полая подвеска из белой бронзы выполнена в виде фигурки зайца, стоящего на плоском основании. На спине -полая сквозная трубочка для подвешивания (Рис. 2: 7). Полые подвески в виде фигур различных животных и птиц наиболее характерны для IX-XI вв. [23, с. 52].

Еще одна бронзовая подвеска - это обломок плоской двухсторонней отливки, на которой полностью сохранилась фигурка зайца, а от фигурки птицы сохранилась только голова с мощным клювом (Рис. 2: 9). Точные аналогии нашей подвески не известны, но вряд ли приходится сомневаться, что подобные сценки «терзания» отливались одновременно с высокохудожественными отливками IX-XI вв.

Характер сборов М. С. Знаменского, В. Н. Пигнатти, собранные нами коллекции - все это свидетельствует о том, что мыс, на котором располагалась столица Сибирского ханства, с древности неоднократно заселялся человеком. И причем в некоторые периоды здесь образовывался достаточно мощный культурный слой, весьма насыщенный находками. Правда, не вся территория останца была заселена. Ранние слои располагались ближе к воде, а именно к Иртышу. В процессе естественного обрушения террасы, а это, как представляется, не одна сотня метров (только с начала XVIII в. обрушилось около 120 метров), более ранние напластования оказались смытыми, и только отдельные вещи с окраин поселений попадали в руки исследователей конца XIX - XXI в.

Таким образом, материалы М. С. Знаменского, В. Н. Пигнатти, наши сборы с городища Искер свидетельствуют о том, что памятник многослойный. Культурный слой складывался из разновременных напластований. Конечно, самый значительный слой образовался в XVI веке и связан существованием столицы Сибирского ханства. Выделяются и более ранние слои, которые представлены материалами второй половины I тыс. н.э. (потчевашской культуры), возможно, слоем одновременным кинтусовскому этапу нижнеобской культуры и слоем XII-XIV веков. Причем последний был, пожалуй, самым мощным из ранних напластований. Сложную хронологию памятника необходимо учитывать при анализе многочисленных коллекций, хранящихся в разных музеях. Другой вывод, который следует сделать из приведенных фактов, что сомневаться в научной скрупулезности пусть и любителей-археологов М. С. Знаменского и В. Н. Пигнатти не приходится.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Хотим обратить внимание и на досадные неточности, встречающиеся в статье А. П. Зыкова [9]. Не понято, откуда взялись сведения о продаже частей Искерской коллекции М. С. Знаменского после его смерти в музеи Томска и Омска [Там же, с. 146]. Не соответствует действительности и то, что «искерская коллекция предметов Тобольского музея с учетом раскопок 1915 г. вдвое превысила объем утраченной для него коллекции М. С. Знаменского» [Там же, с. 147]. Все как раз наоборот. Коллекция М. С. Знаменского, каталог которой был опубликован [24], включала 2736 предметов, а в Тобольском музее в 1915 году хранилось 1218 находок [18, с. 19].

Список литературы

1. Адамов А. А. Археологические исследования 2007-2008 гг. на городище Искер // Историческая судьба Искера: материалы всероссийской научно-практической конференции «Историческая судьба Искера». Тобольск: Принт-экспресс, 2013. С. 39-44.

2. Адамов А. А. История археологических исследований в Тобольском музее // Ежегодник-2002 Тобольского музея-заповедника. Тобольск, 2003. С. 138-156.

3. Адамов А. А., Балюнов И. В., Данилов П. Г. Город Тобольск. Археологический очерк. Тобольск, 2008. 114 с.

4. Арнэ Т. Й Барсов Городок. Западносибирский могильник железного века. Екатеринбург - Сургут: Уральский рабочий, 2005. 84 с.

5. Басандайка. Томск: Изд-во ТГУ. 1948. 308 с.

6. Белавин А. М. Древняя Афкула: археологический комплекс у с. Рождественск. Пермь: Изд-во Перм. гос. пед. ун-та, 2008. 608 с.

7. Белич И. В. Чертеж «Кучюмово городище и Старая Сибирь» из «Хорографической чертежной книги» С. У. Ремезова. К 300-летию составления первого русского географического атласа Сибири // Вестник археологии, антропологии и этнографии. 2010. № 1 (12). С. 141-155.

8. Викторова В. Д. Древние угры в лесах Урала (страницы ранней истории манси). Екатеринбург: Квадрат, 2008. 208 с.

9. Зыков А. П. Археологические исследования городища Искер // Уральский исторический вестник. 2012. № 3 (36). С. 145-153.

10. Зыков А. П. Городище Искер: исторические мифы и археологические реальности // Сибирские татары: материалы I Сибирского симпозиума «Культурное наследие народов Западной Сибири». Омск, 1998. С. 22-24.

11. Зыков А. П., Кокшаров С. Ф., Терехова Л. М., Федорова Н. В. Угорское наследие. Древности Западной Сибири из собрания Уральского университета. Екатеринбург, 1994. 159 с.

12. История и культура сибирских татар (с древнейших времен до начала XXI века): краеведческое пособие для студентов и учашцхся старших классов общеобразовательных школ. Казань: Артифакт, 2014. 440 с.

13. Карачаров К. Г. Погребальная керамика Сургутского Приобья XIII-XV вв. // Исследования по средневековой археологии лесной полосы Восточной Европы. Ижевск: Изд-во Удмурт. ИИЯЛ УрО АН СССР, 1991. С. 205-218.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14. Лыткин Н. А. Археологический отдел Тобольского губернского музея. Тобольск, 1890. 17 с.

15. Могильников В. А. О времени заселения городища Искер // Тобольский хронограф. Екатеринбург: Изд-во Уральский рабочий, 2004. Вып. 4. С. 113-119.

16. Овчинникова Б. Б. Загадки столицы Сибирского юрта // Древности Урала. Очерки истории Урала. Екатеринбург, 1996. С. 101-109.

17. Овчинникова Б. Б. Искер - Кучумово городище (археологические исследования 1968 года) // Поволжская археология. 2015. № 4 (14). С. 166-193.

18. Пигнатти В. Н. Искер (Кучумово городище) // Ежегодник Тобольского губернского музея. Тобольск, 1915. Вып. XXV. С. 1-43.

19. Савельева Э. А. Вымские могильники XI-XIV вв. Л.: Изд-во ЛГУ, 1987. 200 с.

20. Семенова В. И. Средневековые могильники Юганского Приобья. Новосибирск: Наука, 2001. 296 с.

21. Спафарий Н. Путешествие через Сибирь от Тобольска до Нерчинска и границ Китая русского посланника Николая Спафария в 1675 году. СПб., 1882. Т. X. Вып. 1. 214 с.

22. Федорова Н. В., Зыков А. П., Морозов В. М., Терехова Л. М. Сургутское Приобье в эпоху Средневековья // Вопросы археологии Урала. Екатеринбург: Изд-во УрГУ, 1991. Вып. 20. С. 126-145.

23. Чемякин Ю. П., Карачаров К. Г. Древняя история Сургутского Приобья // Очерки истории традиционного землепользования хантов (материалы к атласу). Екатеринбург, 1999. С. 9-67.

24. Tallgren A. M. Catalogue de la collection de M. Znamenski: Antiquités de la Sibéria occidentale conservées au Musée national de Finlande // Suomen Muinaismuistoyhdistyksen aikakauskirja. Helsinki - Helsinfors, 1922. XXIX. P. 2-29. Pl. I-VI.

CHRONOLOGY OF ISKER SETTLEMENT (ANALYSIS OF AVAILABLE MATERIALS)

Adamov Aleksandr Aleksandrovich, Ph. D. in History Tobolsk Complex Scientific Station of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

adamowaa@yandex. ru

The article discusses a hotly debated issue - the problem of early (pre-Tatar) cultural layers at Isker settlement, the capital of the Siberian khanate. An approach to this problem predetermines dating of a large number of findings discovered during ar-cheological excavations of the XIX-XXI centuries and stored in museum collections. The analysis of findings discovered at Isker settlement by the painter - regional ethnographer M. S. Znamensky and the author leads to the conclusion on the monument's multi-layer nature and allows identifying four chronological artifact complexes.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Key words and phrases: capital of the Siberian khanate; Isker; Potchevash culture; Kintusovo period; bronze casting; chronology.