Научная статья на тему 'Холодная война как элемент системы противостояния Запада и России'

Холодная война как элемент системы противостояния Запада и России Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1339
52
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ХОЛОДНАЯ ВОЙНА / ПРОТИВОСТОЯНИЕ ЗАПАД - РОССИЯ / КРИЗИС В ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ / КАРИБСКИЙ КРИЗИС

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Штоль Владимир Владимирович

Автор рассматривает противостояние Запада и России в исторической ретроспективе, показывая, что геополитический фактор является его основным элементом. Анализируются итоги Второй мировой войны и международные кризисы биполярной системы. Делается вывод о том, что холодная война в 90-х годах не могла закончиться и продолжается, так как Россия всегда была и будет антитезой Западу и защищает своё право быть самой собой.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Cold War as a member of the West-Russia confrontation system

The author examines the confrontation between the West and Russia in a historical perspective, showing that the geopolitical factor is its main element. The results of the Second World War and the international crises of the bipolar system are analyzed. The conclusion is that the Cold War in the 90’s could not end and still continues, as Russia has always been and will be the antithesis of the West and protects its right to be itself.

Текст научной работы на тему «Холодная война как элемент системы противостояния Запада и России»

УДК 355.4(4+73+47)

Холодная война как элемент системы противостояния Запада и России*

Владимир ШТОЛЬ

Явление, которое вошло в международный политологический словарь в середине XX в. как холодная война, в действительности существует многие столетия и выражается в противостоянии Востока и Запада на Евразийском континенте. Просто в разные времена оно имело различные названия, при этом не меняя своей сути.

Противостояние, переходящее время от времени в военные действия, включает различные геополитические аспекты, но основные - это конфессиональный, культурно-ментальный и территориальный.

Конфессиональный аспект связан прежде всего с внутренними конфликтами в христианстве. После падения Западной Римской империи в V в.** под натиском варваров и внутренних противоречий Древний Рим стал исходной точкой «великой схизмы», завершившейся в 1054 г. расколом христианства на католицизм и православие, которое уже с IV в. было официальной религией Восточной Римской империи - Византии. Восточное православие не имеет единого церковного центра (как католицизм), а состоит из нескольких автокефальных церквей, каждая из которых обладает своей спецификой, но придерживается общей системы догматов и обрядов.

ШТОЛЬ Владимир Владимирович - доктор политических наук, профессор, заведующий кафедрой регионального управления ИГСУ РАНХиГС при Президенте РФ. E-mail: v.shtol@gmall.com

Ключевые слова: холодная война, противостояние Запад - Россия, кризис в Восточной Европе, Карибский кризис.

* Основные тезисы данной статьи были изложены автором на выступлении в Крыму на международном молодёжном форуме «Таврида» в июле 2016 г. (URL: https://www.youtube.com/ watch? v=jzp1IlwcJcY)

** Римская империя распалась на Западную и Восточную в конце IV в.

На Руси православие появилось в X в., а после падения Константинополя (1453 г.) именно Московская православная Русь встала на пути католического прозелитизма, на пути пап римских (как «делателей королей»), стремившихся распространить свою власть и на восточнославянские земли.

Можно указать в качестве примера политики Ватикана образование на территории Речи Посполитой и Великого княжества Литовского грекокатолической церкви как результат объединения православной и католической церквей (Брестская уния 1596 г.) под эгидой папы римского. Униатская церковь приняла католическую догматику, но сохранила богослужения на славянском языке и православную обрядность. Брестская уния была расторгнута в 1946 г. (т. е. после окончания Второй мировой войны), но вновь начала действовать на территории Украины после распада СССР, агрессивно захватывая православные приходы Русской православной церкви (РПЦ).

Кроме того, с поддержкой Ватикана и при непосредственном участии Константинопольского патриархата в 90-е годы часть православных приходов в Эстонии были выведены из состава Русской православной церкви. В настоящее время то же самое пытаются осуществить с православной церковью в Киеве, входящей в РПЦ, но пользующейся определённой автономностью.

Защита своих границ -основная задача России

Вопросы защиты своей территории от нашествия иностранных полчищ, в частности с Запада, перед восточными славянами стояли всегда.

Как пример можно взять Германию, которая в Средние века, когда власть императора Священной Римской империи была чисто номинальной, представляла собой множество княжеств, враждовавших между собой и с соседями. Немецкие князья вели захваты славянских земель к востоку от Эльбы, затем Одера и дальше вдоль побережья Балтийского моря до Финского залива.

В 1202 г. для завоевания Прибалтики был учреждён духовно-рыцарский орден меченосцев. Примерно тогда же начали возвращаться на родину из крестовых походов рыцари Тевтонского ордена, умевшие только воевать и грабить, но не привезшие особых богатств с мусульманского Востока. В Германии, раздираемой междоусобицей, они были не нужны. Именно в это время польские князья выделили ордену земли литовского племени пруссов, захват которых сопровождался порабощением коренного населения, изгнанием его со своей земли.

В 1237 г. меченосцы (после поражения в 1236 г. от литовцев и зем-галов) объединились с Тевтонским орденом, став Ливонским (12371561 гг.), который владел Прибалтикой от устья Вислы до Финского залива. На завоёванные земли орден приглашал обедневших рыцарей и переселенцев из немецких княжеств.

Немцы пробовали продвинуться ещё дальше на восток и захватить русские земли вместе со шведами. Но последние потерпели поражение в 1240 г. от Александра Невского, а немецкие рыцари в 1242 г. - на Чудском озере (Ледовое побоище).

С конца XIII в. Ливонский орден стремился распространить свою власть и на Литву даже после объединения её с Польшей (1385 г.) под властью литовской династии Ягел-лонов, но в Грюнвальдской битве (1410 г.) польско-литовско-русские (смоленские) войска и чехи одержали победу и этим положили конец немецким захватам в Прибалтике. В 1466 г. орден уступил часть своих владений польско-литовскому государству и признал свою вассальную зависимость от польского короля. Дальше агрессию на восток от немецких псов-рыцарей перехватила польская шляхта.

После Куликовской битвы (1380 г.) и ослабления монголо-татарского ига возросла роль Москвы и на Руси начало складываться единое государство, а притязания захватчиков только возросли, и среди них польско-литовские были самыми активными и крикливыми. Нападения на русские земли превратились в основу политики Речи Посполитой (образована на основе Люблинской унии 1569 г.). При этом поляки на протя-

жении XVII-XVШ вв. никак не могли выбрать себе правителя: то приглашали представителей французской и шведской династий, в том числе Карла XII, то саксонских королей. И с какими только союзниками польские войска не приходили на земли Московского государства, пытаясь распространить свою власть от Балтики до Чёрного моря! Это и шведы, и немцы, и австрийцы, и турки. Наверное, в том числе именно из-за непредсказуемости власти в Польше все русские самодержцы стремились создать кордон на западных границах империи. В этом русле надо рассматривать русскую политику во второй половине XVIII в., когда в результате военных действий, завершившихся разделом Речи Посполитой (1772 г., 1793 г. и 1795 г.), большая часть польских земель при Екатерине II вошла в Российскую империю. Правда, при этом Петербург сохранил для этой территории, в отличие от Австрии и Пруссии, и национальный язык, и законодательство, и вероисповедание.

Лишь после Венского конгресса (1814-1815 гг.) с образованием Царства Польского в составе Российской империи, и особенно после подавления восстания польской элиты (30-40-е годы XIX в.) при Николае I Российская империя обрела определённый покой на своих западных границах. Это было как раз то, к чему Россия всегда стремилась - к незыблемости своих границ.

Чтобы закончить вопрос с Польшей, нужно проанализировать её антирусскую политику и в XX в.

Два раза Польша пропустила через свою территорию немецкие войска, правда, и сама пострадала, но

характер своих отношений с Россией не изменила. Это доказывают и все события уже XXI в.

Лишь отрезок времени с 1945 г. по 1991 г. можно считать нормальным. В современной Варшаве совершенно забыли, что Польша была спасена СССР от исчезновения с политической карты мира. Для этого Гитлер провёл раздел страны: наиболее промышленно развитые западные территории присоединил к Рейху, а на восточных - создал генерал-губернаторство. Его глава -Ганс Франк, вступая в должность, заявил: «Отныне политическая роль польского народа закончена... Мы добьёмся того, чтобы стёрлось навеки самое понятие Польша. Никогда уже не возродится Речь Посполитая или какое-либо иное польское государство» [1].

В Варшаве забыли, что её современные границы, значительно увеличившие территорию страны, - тоже заслуга Москвы.

На Тегеранской и Потсдамской конференциях именно Советский Союз отстаивал их, считая, что сильное Польское государство сможет себя защитить, избавиться от многовекового комплекса неполноценности и тем самым обеспечить спокойствие на советско-польской границе и в отношениях двух стран.

Но Польша хоть и яркое, но лишь частное проявление отношения Запада к России.

В XIX в. можно вспомнить и Крымскую войну (1853-1856 гг.), поводом для которой послужили

разногласия между Францией и Россией по вопросу «святых мест», т. е. о храмах Иерусалима и Вифлеема, когда турецкий султан подтвердил, что Католическая церковь имеет права и преимущества в храмах Иерусалима и Вифлеема. Со стороны русской дипломатии последовал протест с указанием на преимущества Православной церкви перед Католической на основании условий Кючук-Кайнарджийского мира (1774 г.).

В спор вмешалась Британская империя, и как результат - на побережье Крыма в районе Севастополя высадились английские, турецкие и французские войска, а также войска Сардинского королевства. Спор о «святых местах», конечно, важен, но главным было -вытеснить Россию из Чёрного моря, чтобы она забыла хотя бы на время о проливах.

Если посмотреть на историю войн на Евразийском континенте, и в частности в Европе, то Российская империя никогда не была инициатором захватнических походов в Западную Европу, военные действия с выходом на территорию противника практически всегда провоцировались Пруссией, Францией, Австрией, а позже Австро-Венгрией, Швецией, Польшей, Великобританией. Можно как отдельный эпизод вспомнить лишь Итальянский поход Суворова (1799 г.), в который его отправил император Павел I воевать за чуждые австрийские интересы, вдохновившись рыцарской этикой Мальтийского ордена.

1 Цит. по: История Польши. М.: Изд. АН СССР, 1958. Т. III. С. 531.

Фашизм в Европе против СССР

Наши западные партнёры (как теперь часто говорят) всегда старались покончить с Россией как сильным и независимым государством. Самым близким примером является ещё совсем недавняя история ХХ столетия.

В Первую мировую войну Российская империя по большому счёту вступилась за чужие интересы, запутавшись в англо-французских и австро-германских интригах. И в Парижских переговорах она не участвовала. Союзники по Антанте всё решили без неё, хотя их победа -это заслуга в значительной степени действий русских армий, хоть и с переменным успехом, на Восточном фронте (1914-1916 гг.).

Версальский мир не принёс долгосрочного мира континентальной Европе, он оставил слишком много вопросов, обострив борьбу между союзниками (Англия - Франция, США -Англия, США - Япония, Италия -державы Антанты). Версальский мир не покончил с войной, а превратил её в постоянную угрозу существующему миропорядку.

К Версальскому миру вполне можно отнести слова К. Маркса, сказанные о Франкфуртском мирном договоре (1871 г.) между Францией и Германией: его условия - «это вернейший способ превратить... войну в европейскую институцию... Это

безошибочный способ превратить будущий мир в простое перемирие» [2].

Трагические и сложные события, произошедшие в Российской империи с начала XX в. (поражение в Русско-японской войне 19041905 гг.*, революционные выступления 1905 г., столыпинские реформы, военные неудачи в Первой мировой войне, революции 1917 г., приведшие к победе большевиков, Гражданской войне и интервенции), которые, казалось бы, должны были покончить с Россией как державой, обладавшей к концу XIX - началу XX в. потенциалом, сопоставимым с потенциалом крупнейших европейских стран вместе с их колониями.

Но даже послереволюционная разруха и интервенция против молодого государства стран Запада (Великобритания, США, Япония, Польша, Франция), эмбарго, установка Л. Троцкого и К0 на «мировую революцию», бесконечные конфликты в руководстве страны в борьбе за власть, за выбор пути развития и т. п. не привели к желаемому результату: Россия ушла из той системы европейских ценностей, которая и была причиной Первой мировой войны, и стала опорной государственностью коммунистического (советского) проекта, основанного на принципиально иных идеологических началах.

2 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М.: Политиздат, 1935. Т. XXVI. С. 68.

* Поражение в войне и заключённый Портсмутский мир (1905 г.) соответствовали англоамериканской политике, направленной на ослабление влияния Российской империи на Дальнем Востоке. Токио заручился поддержкой Лондона и Вашингтона, которые содействовали передаче Японии Порт-Артура и Ляодунского полуострова. В принципе, это соответствовало и интересам Германии. Кроме того, заключив секретные соглашения с США и Великобританией, Япония добилась признания своих «прав» на Корею.

Теперь Западу пришлось искать новые силы в противовес не только России, но и её общественному строю. Ими оказался фашизм.

Своё наступление на коммунизм не только как на общественный строй, но и как идею Европа начала с Испании и Италии при активной поддержке Ватикана. Святой престол предложил Западу в качестве идейного стержня вечное противостояние двух христианских конфессий - католицизма и православия. При определённых условиях европейским лидером при поддержке Ватикана должна была бы стать Италия. Но ни Франция, ни Великобритания на это никогда бы не согласились, а военно-экономический потенциал Италии не воспринимался другими странами Старого Света всерьёз как самостоятельная сила возможного лидера. Поэтому для Великобритании и Франции итальянский проект по разным причинам был недопустим. Кризис в борьбе за лидерство грозил новой войной в Европе, но она могла не достичь главной цели -ликвидации России как оплота коммунистической идеологии и носителя совершенно иной духовности.

Именно поэтому приемлемым оказался нацистский проект. Фашизм там обрёл германский колорит, апеллирующий к исконно немецким ценностям, эпосу, к униженной Версальским договором национальной гордости, и опирался на эзотерику в современной интерпретации и характерную для германской ментальности мистику.

По существу, нацизм и идеология Третьего рейха были логическим продолжением определённой части немецкой философской мысли, а вся

фашистско-немецкая проблематика основывалась на специфике немецкого национализма, зародившегося ещё до наполеоновских войн и получившего новый импульс в виде различных течений романтического национализма в XIX в.

Германская империя, образовавшаяся на формальной базе общего языка, была внутренне слабой как государство, но с большими агрессивными амбициями по отношению к соседним европейским странам с многовековой историей.

Сделав опорной государственностью фашистского проекта Германию, а Италию - её первой союзницей, ведущие европейские игроки «притормозили» католический проект и связанные с ним конфликты в Старом Свете. Выбор пал на Германию и потому, что там была велика вероятность прихода к власти коммунистов, что означало бы полную катастрофу как западного (протестантского), так и католического проектов. Только этим можно объяснить, что Франция терпела усиление Германии, а Великобритания приложила немало сил, чтобы убедить французов в том, что опасности в этом нет.

Приход Гитлера к власти стимулировал фашистские маргинальные партии в странах Западной Европы и на Американском континенте. К середине 30-х годов в 20 из 26 стран Европы существовало около полусотни фашистских партий, ставших во многих государствах (Венгрия, Австрия, Албания, Финляндия и т. д.) влиятельной силой. Не обошли идеи фашизма и властную элиту Великобритании, Франции, Норвегии, США, а в Венгрии, Греции и Албании их представите-

ли возглавили государственную власть. Во всех европейских странах хотя модели фашизма были разные, но агрессивные цели созвучны.

Захватив лидерство в фашистском проекте, Гитлер получил власть под то, что составляет суть общеевропейского консенсуса - «уничтожение России как исторической данности».

Немецкий философ В. Шубарт писал в 1938 г.: «Я сейчас ставлю вопрос не о том, что значит большевизм для России, а о том, что он значит для Европы... речь идёт о мировом историческом конфликте между частью света Европой и частью света Россией, между западноевропейским и евразийским континентами» [3].

Соглашательская политика Великобритании и Франции при попустительстве США и их усилия, чтобы направить агрессию Третьего рейха по пути Drang nach Osten, увенчались успехом.

При этом, как утверждал американский сенатор А. Ванденберг (правда, в 1949 г.), «...когда Гитлер планировал Вторую мировую войну, он никогда бы не начал её, если бы имел сколько-нибудь серьёзные основания полагать, что в ней он столкнётся с Соединёнными Штатами. Я думаю, что его уверенность в том, что это не произойдёт, основывалась на нашем тогдашнем законодательстве о нейтралитете» [4].

Установка на победную войну на Востоке соответствовала идеям самого фюрера. С момента прихода к власти он твердил о «расширении жизненного пространства (Lebensraum)», необходимости его завоевания и решительного онемечивания. Даже заключение договора с СССР он так обосновал в разговоре с верховным комиссаром Лиги Наций (11 августа 1939 г., Данциг): «... мне нужна Украина, чтобы мы не гибли, как в последней войне, от голода» [5].

Таким образом, в вопросе ликвидации России совпадали взгляды всех ведущих мировых игроков в конце 30-х годов XX в., а борьба с «большевистской чумой», или коммунизмом, была только предлогом.

И вновь вся Европа воевала с Россией или как союзники Германии, или как добровольцы. Исключений не было. Об этом говорит и национальный состав военных пленных, оказавшихся на территории СССР [6].

Но опять получилось не совсем так, как хотелось: СССР, хотя и понёс огромные человеческие и материальные потери, вышел из войны с технической базой, превосходящей довоенный уровень, научный потенциал был на уровне стран-победительниц, а вот моральное состояние общества, его патриотизм и сплочённость позволяли говорить о том, что страна вышла из войны победительницей не только на полях войны.

3 Шубарт В. Европа и душа Востока. М.: ЭКСМО, 2003. С. 49.

4 The Private Papers of Senator Vandenberg. L., 1953. P. 479-480.

5 Цит. по: ЧервовН. Ф. Провокации против России. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003. С. 236.

6 Штоль В. В. Цена Второй мировой войны // Обозреватель-Observer. 2014. № 6.

Великая Отечественная война была испытанием как самой страны, так и прочности её государственности. Именно это помогло в послевоенные годы в тяжелейших условиях нехватки буквально всего самого необходимого восстановить экономику на мировом научно-техническом уровне.

Символично, что после подписания в Берлине Акта о безоговорочной капитуляции вооружённых сил Германии (8 мая 1945 г.*) Маршал Советского Союза Г. К. Жуков сказал генерал-фельдмаршалу В. Кей-

телю: «Исторический спор славян и тевтонов окончен» [7].

В этой фразе заключался метафизический смысл победы СССР в Великой Отечественной войне и его решающий вклад в победу во Второй мировой войне. Победы добра над вселенским злом. Но к сожалению, эта борьба вечна. И неслучайно, что после исторически весьма краткого периода союзнических отношений практически сразу, уже в Потсдаме, обозначаются новые контуры известного противостояния Запада и России.

Антигитлеровская коалиция: от борьбы с общим врагом к конфронтации

И во время войны, и при подписании Потсдамского соглашения Западу, учитывая большую роль Советского Союза в одержании победы над Третьим рейхом, приходилось считаться с ним. Правда, в антигитлеровской коалиции среди союзников всегда существовали идеи о сепаратном мире с Германией, а уже в конце войны - использовать сдавшиеся англо-американским войскам немецкие части и их вооружение против Советской армии.

Идея принадлежала У. Черчиллю. В апреле 1945 г. он отдал приказ разработать план операции с возможным началом военных действий 1 июля 1945 г.

Черчилль писал в своей книге «Вторая мировая война»: «Уничтожение военной мощи Германии повлекло за собой коренное изменение от-

7 www.iarex.ru/articles/45094.html

* По московскому времени - 9 мая 1945 г.

ношений между коммунистической Россией и западными демократиями. Они потеряли своего общего врага, война против которого была почти единственным звеном, связывавшим их союз. Отныне русский империализм и коммунистическая доктрина не видели и не ставили предела своему продвижению и стремлению к окончательному господству.

Решающие практические вопросы стратегии и политики... сводились к тому, что:

во-первых, Советская Россия стала смертельной угрозой для свободного мира;

во-вторых,, надо немедленно создать новый фронт против её стремительного продвижения;

в-третьих, этот фронт в Европе должен уходить как можно дальше на Восток;

в-четвёртых, главная и подлинная цель англо-американских армий - Берлин;

в-пятых, освобождение Чехословакии и вступление американских войск в Прагу имеет важнейшее значение;

в-шестых, Вена, и по существу вся Австрия, должна управляться западными державами, по крайней мере, на равной основе с русскими Советами;

в-седьмых, необходимо обуздать агрессивные притязания маршала Тито в отношении Италии;

наконец - и это главное - урегулирование между Западом и Востоком по всем основным вопросам, касающимся Европы, должно быть достигнуто до того, как армии демократии уйдут или западные союзники уступят какую-либо часть германской территории, которую они завоевали, или, как об этом вскоре можно будет писать, освободили от тоталитарной тирании» [8].

Учитывая складывающуюся для Запада обстановку, Черчилль дал указание Имперскому Генеральному штабу начать планировать операцию против Красной армии, определив её начало 1 июля 1945 г. Цель - заставить СССР выполнить принятые США и Великобританией договорённости и «справедливо» решить польский вопрос. Британские генералы вполне трезво оценили не только соотношение сил в центре Европы, но и военный потенциал сторон. Их вывод сводился к тому, что если даже англо-американские союзники на первом этапе и дос-

тигнут успеха, но развить его не смогут. Поэтому операция «Немыслимое» обречена.

Как отметил начальник штаба А. Брук, «идея, конечно, фантастическая, но шансов на успех не имеет. Без сомнения, отныне Красная армия станет главной военной силой в Европе».

При этом отношения между У. Черчиллем и Г. Трумэном нельзя было назвать тёплыми.

Премьер-министра раздражала неосведомлённость нового американского президента в европейских делах, а англичане одни ничего не могли предпринять.

Трумэн же считал Черчилля «махровым империалистом». Он уже отверг предложения премьер-министра о захвате Праги и Берлина, сделанные в последние дни войны, чтобы улучшить англо-американские позиции при обсуждении послевоенного устройства Европы с СССР. Именно поэтому в потсдамских документах были закреплены предыдущие договорённости между союзниками: страны Восточной Европы будут находиться в сфере влияния СССР, Австрия и Финляндия станут нейтральными, в Греции сохранится английское влияние, через три месяца после капитуляции Германии Советский Союз начнёт военные действия против Японии.

Но подписав соглашение в Потсдаме, судя по последующим событиям, англосаксонский Запад остался неудовлетворён: с одной стороны, у него атомная бомба, взорванная накануне Потсдама, но с другой -

8 Черчилль У. Вторая мировая война. Т. VI. Триумф и трагедия. М.: Воениздат, 1955. С. 574-575.

высокий авторитет СССР, подкреплённый потенциалом частей Советской армии, расквартированных в Европе.

Прошло всего несколько месяцев после войны, и Черчилль произносит (5 марта 1946 г.) свою известную речь в Фултоне (штат Миссури), где впервые прозвучали выражения

«особые отношения», «мускулы мира», «железный занавес» [9].

Этой речью был задан тон взаимоотношениям между Вашингтоном -Лондоном и Москвой. Противник установлен - это СССР. Средства определены - это военный потенциал Запада, опирающийся в том числе и на атомное оружие США.

Холодная война в трактовке XX века

Фултонская речь Черчилля - это реперная точка отсчёта начала очередного этапа противостояния Запада и Востока в новой форме холодной войны.

Термин «холодная война» вошёл в политический лексикон в 1947 г. с лёгкой руки известного американского журналиста У. Липпмана. Но в художественной литературе он появился ещё осенью 1945 г. в очерке Дж. Орруэла «Ты и атомная бомба», где он писал о противостоянии двух супержержав, обладающих атомным оружием. В результате начнётся, по его мнению, эпоха страшной стабильности, когда мирное время не будет мирным, а мир будет поддерживаться постоянной холодной войной.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Имеет смысл рассмотреть как само понятие «холодная война», так и её причины в понимании специалистов и учёных.

По утверждению А. Шлезингера, «в своём первоначальном виде термин „холодная война" обозначал, по-видимому, смертельный антагонизм, в котором сочеталось соперничество великих держав, идеологи-

ческая борьба, военная отстранённость, т. е. участие (или поддержка какой-либо из сторон) в чужих войнах и постоянная угроза взаимного ядерного уничтожения» [10].

Среди политологов, особенно западных, идут споры об истоках холодной войны.

Одна точка зрения господствовала в 50-е и 60-е годы. Её возникновение связывают с послевоенным крахом союзнических отношений, а причины видят в распространении после войны идей коммунизма и советского влияния в Европе, в том числе в образовании стран народной демократии, авторитете коммунистических партий и влиянии социалистической идеологии в Западной Европе и мире, росте национально-освободительных движений в Африке, Азии, Латинской Америке, испытании СССР своей атомной бомбы (1949 г.), что позволило ему стать второй атомной державой мира. Сюда же относят провозглашение Китайской Народной Республики на огромной материковой части Китая (1949 г.) и неудачи

9 Черчилль У. Речь в Вестминстерском колледже I // Мускулы мира. М.: ЭКСМО, 2006.

10 Schlesinger A. The Origins of the Cold War // Forein Affairs. 1967. Vol. 46. P. 22.

США в Корейской войне (19501953 гг.).

В 60-е годы, во время Вьетнамской войны, появилась иная точка зрения, а именно: политика США -основная причина холодной войны, а русские зачастую просто действуют в ответ на агрессивные американские притязания на рынки и политический диктат в условиях большой асимметрии в балансе сил.

Интересны взгляды на виновных в возникновении холодной войны К. Типпельскирха, бывшего начальника главного разведывательного управления сухопутных войск Третьего рейха. Он обвиняет в близорукости западных лидеров, а всю ответственность за международную напряжённость возлагает на СССР: «Главная вина в этом (холодной войне. - Авт.) падает, конечно, на Советский Союз. Но значит ли это, что государственные деятели западных держав по этой причине ни в чём не виноваты? Разве трудно было предугадать, что так будет? Разве ответственные государственные деятели Запада не были по крайней мере легковерны, когда пытались сверх военного союза добиться политической реорганизации мира рука об руку с державой, недвусмысленно показавшей ещё в 1939 году, что она понимает под демократией и освобождением народов? Только трудно объяснимая близорукость могла привести к той обстановке, от которой сейчас страдает и ещё неопределённо долго будет страдать весь мир» [11]. Это было напрасно в 50-е годы прошлого века, когда ещё были совсем свежи воспоминания об ужасах войны.

Конечно, появились и высказывания, в которых утверждалось, что обе стороны виноваты в создании международной напряжённости, так как и США и СССР преследуют свои собственные цели, защищают свои интересы и поэтому ошибочно трактуют действия другой стороны, а «структурная асимметрия в приложении к силе и политическим системам затрудняет взаимопонимание». Отсюда делался вывод, что русские, в частности И. В. Сталин, больше беспокоились о своей безопасности (так, как они это понимали), что и послужило поводом создания советской сферы влияния в Восточной Европе (об этом говорят и материалы Ялтинской и Потсдамской конференций), чем о мировом господстве. Однако даже пассивная забота Советского Союза о собственной безопасности рассматривалась как угроза западным интересам.

Таким образом, это ещё одно подтверждение исторического опыта: противостояние СССР/Россия - Запад неизбежно.

Возвращаясь к проблеме межсоюзнических отношений в антигитлеровской коалиции, надо отметить, что в плане подготовки новой войны США не слишком отставали от своих английских единомышленников. Прежде всего были разработаны программы экономической помощи европейским странам (план Маршалла) и развивающимся странам (четвёртый пункт программы Трумэна «Мир и свобода»). Последний план был ориентирован на то, чтобы через оказание технической помощи помешать развитию отношений

11 ТиппельскирхК. История Второй мировой войны. М.: ИЛ, 1956. С. 105-106.

стран третьего мира с СССР и странами народной демократии.

Параллельно с экономическими планами поддержки Европы и стран третьего мира США разрабатывали начиная с 1946 г. военные планы против СССР (Dropshot, Totality и др.), которые опирались на тотальное применение ядерного оружия.

Так, в течение всего президентства Эйзенхауэра военная политика США строилась на доктрине «массированного ядерного удара». Президент даже уволил в отставку начальника штаба армии М. Тэйлора, когда тот предложил её дополнить и видоизменить, чтобы адаптировать внешнюю и военную американскую политику к реалиям 60-х годов, когда США в случае ядерной агрессии против стран соцлагеря не могли избежать ответного возмездия. А генерал М. Тэйлор, не отрицая важности ядерного оружия, предлагал увеличение обычных во-

оружений. В дальнейшем это оформилось в стратегию «гибкого реагирования», полностью поддержанную президентом Дж. Кеннеди.

Всё это означало полномасштабную холодную войну, силовым компонентом которой стала Организация Североатлантического договора (4 апреля 1949 г.), создание которой явилось осознанным шагом Запада, закрепившим окончательный раскол мира на два лагеря.

Первый генсек Североатлантического альянса лорд Исмей говорил: «НАТО создана для того, чтобы обеспечить присутствие США в Европе, не допустить Советский Союз в Европу и контролировать Германию». (Последнее утверждение, когда Германия стала основной опорой американской военной политики в Европе, приобрело особое значение.)

Важно отметить, что и сегодня, по прошествии почти 70 лет, эти цели не изменились.

Кризисы биполярной системы

Как утверждал У. Черчилль, весьма недовольный союзниками, особенно генералом Шарлем де Гол-лем, хуже плохих союзников может быть только война совсем без союзников.

То же самое можно сказать и о восточноевропейских союзниках СССР, входивших в ОВД и СЭВ. Но при всех издержках они были нужны и к каждому из них требовался свой индивидуальный дипломатическо-силовой подход. (С этим советская дипломатия, как показали события 50-90-х годов, справлялась не всегда достаточно эффективно.)

Народно-демократические силы, пришедшие к власти на волне антифашистских настроений и чувствуя за спиной Советскую армию, не имели по большому счёту надёжной опоры среди населения с мелкобуржуазной психологией и «бюргерскими» традициями. И это при мощной информационной и в ряде случаев материальной поддержке с Запада оппозиционных режиму настроений. Против стран социалистического лагеря, особенно восточноевропейских, Запад проводил политику, направленную на его разрушение.

Итак, стремясь избежать потенциальной военной опасности и установления «санитарного кордона», как в 20-е годы, на своих западных границах, СССР способствовал приходу к руководству в восточноевропейских странах, освобождённых Советской армией, дружественных правительств. Кстати, о распределении там влияния между СССР и Великобританией была известная договорённость, которую предложил У. Черчилль И. В. Сталину. Однако рост политического влияния Советского Союза в самом центре Европы после войны не устраивал прежде всего именно Великобританию, которая пыталась вернуть свои довоенные позиции с помощью США, поддерживая прозападно настроенные политические силы в этих странах.

Во многом поэтому кризисные проблемы в восточноевропейских странах народной демократии начались уже через несколько лет после провозглашения народной власти и прихода к руководству государством коммунистических партий и примкнувших в ним в некоторых странах социал-демократов и подобных весьма ненадёжных попутчиков, как по доброй воле, так и в силу сложившихся обстоятельств.

Если перечислять такие события по хронологии, то это ГДР (июнь 1953 г.), Польша (октябрь 1956 г.), Венгрия (октябрь 1956 г.), Чехословакия (январь - апрель 1968 г.).

В основе этих событий лежали в основном социально-экономические причины. После окончания Второй мировой войны в этих странах началась перестройка экономической, социальной и политической сфер по советскому образцу: плановая экономика с упором на уско-

ренное развитие тяжёлой промышленности, что приводило порой к проблемам в производстве товаров народного потребления; коллективизация в сельском хозяйстве; установка на однопартийность и т. д.

При соответствующей идеологической обработке с Запада и отсутствии гибкости со стороны руководства стран социально-экономические проблемы послужили толчком к вспышке недовольства (особенно среди молодёжи), быстро принявшим политическую окраску.

Германская Демократическая Республика. Начавшиеся в июне 1953 г. в Берлине волнения быстро распространились по территории Восточной Германии и были вызваны прежде всего экономическими причинами (высокие цены, нехватка предметов первой необходимости, политика в сельском хозяйстве и т. п.). Всё большее число жителей ГДР переезжало в Западную зону оккупации. В ответ правительство ввело чрезвычайное положение с привлечением частей Советской армии.

Волнения были подавлены, но недовольство осталось, при этом западные спецслужбы свою работу среди населения не прекращали ни на миг.

А дальше был ХХ съезд КПСС и весьма неожиданный для многих наших союзников доклад Н. Хрущёва о культе личности.

Это, конечно, подорвало авторитет Советского Союза не только в восточноевропейских странах, но в мировом масштабе, о коммунистическом движении говорить даже не приходится. К тому же борьба с одним культом (как отметил М. Шоло-

хов на съезде советских писателей после ХХ съезда партии, «был культ, была и личность») сопровождалась созданием в темпе другого культа -самого Хрущёва в достаточно специфическом виде (кукуруза, развал структуры управления экономикой, неоднозначные поступки на международной арене, усиление роли партии во всех сферах жизни страны и т. п.).

Скорее всего, разоблачение культа личности в качестве внешнего фактора ускорило кризисные события в Польше и Венгрии.

Польша. В стране в 1955 г. объём промышленного производства в четыре раза превысил довоенный уровень, но основные проблемы были в лёгкой промышленности и сельском хозяйстве, где крестьянство было поголовно недовольно планами сплошной коллективизации. Руководство страны показало свою полную неспособность не только элементарно просчитать последствия проводимой политики, но и справиться с ними. Для разрешения ситуации ЦК ПОРП (октябрь 1956 г.) отправил в отставку почти всё руководство партии, а срочно реабилитированный В. Гомулко объявил о проведении реформ, направленных на «спасение и обновление» социализма с учётом польских условий, а также нормализации отношений с Католической церковью.

В целом октябрьский кризис в Польше завершился мирно, хотя и существовала угроза силового внешнего вмешательства.

Венгрия. Причины кризиса были такими же, как и в Польше, при этом надо отметить, что СССР, проявив

добрую волю, отказался от репараций со стороны бывших союзников фашистской Германии (Венгрии, Румынии, Болгарии) практически сразу после создания СЭВ (1949 г.). Кстати, ФРГ завершила выплату своих репараций западным союзникам только в 2010 г.

Венгерские события стали итогом обострения ситуации в стране, подогретые ещё волнениями в Польше. Но и здесь не обошлось без Запада. США обещали новому венгерскому кабинету Имре Надя военную и экономическую поддержку, хотя в критический момент и отказались. В Будапешт были введены бронетанковые войска СССР и ГДР. Жертвы были с обеих сторон, и это наложило отпечаток на дальнейшие взаимоотношения стран.

Чехословакия. То, что произошло в стране, было подготовлено в определённой степени реформистски настроенными силами внутри КПЧ и повлекло смену руководства в партии, так как изменение позиций КПЧ могли привести в перспективе даже к выходу страны из ОВД, а это означало бы подрыв и всей восточноевропейской системы безопасности.

Возможность распространения «цепной реакции» от Праги на другие страны соцлагеря, что могло спровоцировать социальные потрясения, аналогичные ГДР и Венгрии, вызвала отрицательную реакцию со стороны руководителей ГДР, Польши, Болгарии и СССР. Более сдержанную позицию заняли Венгрия и Румыния. Последняя в дальнейшем не участвовала и в вводе войск стран ОВД.

В СССР, после событий в Венгрии, достаточно долго определялись

с принятием решительных мер относительно происходящего в ЧССР. В конце концов к политическому нажиму на Прагу прибавился и военно-психологический: вблизи границ Чехословакии проводились крупномасштабные учения войск ОВД, а затем в июне-июле 1968 г. войска пяти стран Варшавского договора (СССР, ГДР, Польша, Болгария и Венгрия) даже после учений остались на территории ЧССР.

Но во всех случаях недовольство среди населения (особенно молодёжи), любые реформистские настроения в руководстве стран, идущие в противовес политике СССР, как открыто, так и тайно, поддерживались Западом. Это была и информационная, и политическая, и материальная помощь, не говоря уже о том, что все категории перебежчиков (от футболистов и других спортсменов до деятелей культуры и политиков) встречались на Западе с распростёртыми объятиями.

В ряду таких событий несколько отдельно стоят Берлинский (август

1961 г.) и Карибский (октябрь

1962 г.) кризисы.

Берлинский кризис. В 1961 г. СССР передал управление своим Восточным сектором Берлина ГДР и сделал предложения США, Великобритании и Франции по нормализации положения в Центральной Европе. Это касалось и демилитаризации Западного Берлина, где находились оккупационные войска США, Великобритании и Франции и где была высокая концентрация западных спецслужб, работавших

против соцлагеря. (Это даже нашло отражение в книгах известных зарубежных авторов детективов, таких как Ян Флеминг, Джон Ле Кар-ре, Б. Райнов.)

Советские предложения были направлены на признание двух германских государств и закрепление границ между ними, а также придание международного статуса Западному Берлину как самостоятельной административно-политической единицы. Поэтому закрепление германским мирным договором сложившихся границ должно было оказать благотворное влияние на ослабление напряжённости в самом центре Европы.

Но в США на это был совершенно иной взгляд, который подкреплялся бесконечными просьбами ФРГ об усилении американской военной помощи. Избранный президентом США в 1960 г. Дж. Кеннеди, с одной стороны, достаточно дозированно увеличивал помощь ФРГ, а с другой - не собирался принимать предложения Москвы по Западному Берлину, заявляя: «Говорят, что в военном отношении Западный Берлин удержать нельзя. Да, так считали и с Бастонью, так считали и со Сталинградом. Но любое уязвимое место удержать можно, были бы смелые люди» [12].

В ответ на действия ФРГ и западной оккупационной администрации была создана система ограждений (Берлинская стена), прикрывающая границу ГДР, что вызвало «озабоченность» в Вашингтоне. В Белом доме заседания шли круглосуточно и вероятность термоядерной войны

12 Sidney H. J. Kennedy: a Portrait of a President. N. Y., 1964. P. 276.

оценивалась в 20%. Сделанный из ситуации вывод был чисто американский, а именно: необходимо увеличение военной мощи США, включая возобновлённые испытания ядерного оружия. При этом отмечалось, что любые «конкретные акции» при существующем паритете сил приведут к большой войне.

По утверждения Р. Макнамары, «мы не можем выиграть термоядерную войну, стратегическую термоядерную войну, в принятом смысле слова „выиграть"» [13].

Вот так и «законсервировался» Берлинский кризис на целых 30 лет, с промежуточным решением - подписанием четырёхстороннего соглашения по Западному Берлину (3 сентября 1971 г.) союзниками по антигитлеровской коалиции.

Карибский кризис имеет свою предысторию. После свержения на Кубе режима Батисты, креатуры Вашингтона, и прихода к власти в Гаване Ф. Кастро и его команды администрация Д. Эйзенхауэра начала подготовку к восстановлению на острове статус-кво. Наиболее активную роль в разработке плана вторжения играло ЦРУ, от которого не отставали Госдепартамент, Пентагон.

Сначала хотели организовать на острове «партизанское движение», но поняли, что для него нет социальной основы. Поэтому остановились на идее внезапного вторжения. По утверждению готовивших вторжение, «положение на Кубе созрело для восстания». Однако вы-

садка кубинских контрреволюционеров провалилась. Американские военные требовали от президента приказа о высадке на Кубе морской пехоты.

Дж. Кеннеди не дал на это согласие и потом долго отрицал вообще участие американских ВВС в кубинской авантюре. Но впоследствии уже без всяких оговорок ближайший советник президента Т. Сорен-сел признал, что агрессия на Плайя-Хирон была с начала и до конца операцией правительства США. В своих воспоминаниях о Кеннеди он отметил, что десант наёмников был «организован, подготовлен, вооружён, доставлен до места высадки и руководим Центральным разведывательным управлением США» [14].

А сам Карибский кризис начался с очередного нарушения американскими разведывательными самолётами суверенитета Кубы (сентябрь 1962 г.).

Расшифровка аэрофотоснимков показала, что кубинцы усиливают свою обороноспособность, размещая на своей территории ракеты среднего радиуса действия советского производства. Американцы отлично понимали, что эти ракеты не могут изменить военного баланса сил между СССР и США, базирующегося на межконтинентальных стратегических ракетах, но решили использовать ситуацию. Хотя всем было ясно, что ракеты на острове появились лишь тогда, когда возросла вероятность повторной американской агрессии и в ка-

13 МакнамараР. От ошибок к катастрофе: как выжить в первый век ядерной эры. М.: Прогресс, 1987.

14 SorensenT. Kennedy. N. Y., 1966. P. 293.

честве ответных мер СССР против действий США в Европе *.

В Вашингтоне начались обсуждения. Запросили военных. Следует отметить, что в Пентагоне после фиаско на Плайя-Хирон работа над планом вторжения на Кубу не прекращалась.

На запрос президента генералы ответили, что обнаруженные объекты разбить можно, необходимо 500 боевых самолёто-вылетов. На уточняющий вопрос Кеннеди, а могут ли быть использованы в ответ ракеты, военные вполне профессионально ответили: через несколько минут после первого налёта, ещё до подавления объектов, ракеты, безусловно, могут стартовать. Вопрос о нанесении США ракетного удара быт снят.

Ответ генералов как-то прояснил проблему для президента, но не для ЦРУ и военных. Кеннеди (23 октября 1962 г.) в качестве паллиатива подписал указ о введении военно-морской блокады острова. При этом страны ОАГ и европейские союзники всё-таки не слишком активно поддерживали антикубинскую политику США.

Осенью 1962 г. постоянно шли советско-американское переговоры. Было даже обращение Генерального секретаря ООН У Тана к главам СССР и США. В результате переговоров было достигнуто соглашение: США получили возможность наблюдать за выводом с Кубы ракет и бом-

бардировщиков, а взамен должны снять блокаду, а также вывести свои ракеты из Турции.

А. Шлезингер в своей книге о Кеннеди приводит такое его признание: «Республиканцы будут нападать на нас за то, что мы имели возможность разделаться с Кастро, вместо этого дали ему гарантию против вторжения. Я попросил Макнамару дать мне примерный подсчёт потерь в случае вторжения (оказалось 40-50 тыс. человек)... вторжение было бы ошибкой. Военные рассвирепели. Им так хотелось вторжения» [15].

Р. Кеннеди, которому пришлось непосредственно объясняться с военными, вспоминал: «Один из членов комитета начальников штабов как-то заметил мне, что он считает необходимым пойти на превентивную войну против Советского Союза... В другом случае, когда русские сообщили, что они выведут свои ракеты, некий высокопоставленный военный советник заявил мне, что нам нужно в любом случае напасть (на Кубу)...» [16].

Всё это - и Куба, и Берлин, и Прага - острые проявления холодной войны, к которым с полным правом надо отнести и Корейскую и Вьетнамскую войны, Суэцкий и Панамский кризисы, события в Никарагуа, Чили, Анголе, Мозамбике, Конго, Гане и во многих других точках планеты. А в латентной форме по законам жанра «плаща и кинжала» она шла и идёт постоянно.

15 Schlesinger А. 1000 Days. John F. Kennedy in White House. Boston, 1965. P. 541.

16 Kennedy R. Thirteen Days. A Memoir of the Cuban Missile Crisis. N. Y., 1969. P. 33.

* В 1961 г. США разместили в Турции (стране - члене НАТО) свои ракеты средней дальности «Юпитер», которые могли достигать городов в западной части СССР, включая Москву и другие промышленные центры страны. В качестве ответной меры СССР разместил свои баллистические и тактические ракеты на Кубе, в непосредственной близости от США.

Si vis pacem, para bellum

Для страны под названием СССР её конечной точкой была встреча М. Горбачёва и Дж. Буша-ст. на Мальте (2-3 декабря 1989 г.).

Эта встреча зафиксировала то, что готовилось несколько десятилетий. Конечно, у Горбачёва была «перестроечная бригада», которую в основном готовил и формировал Запад, а цель её работы заключалась в том, как проговорился в одном своём интервью главный идеолог перестройки член Политбюро ЦК КПСС и участник встречи на Мальте А. Н. Яковлев, чтобы ликвидировать не только СССР и коммунизм, а тысячелетнюю модель русской истории, т. е. он признал (как и Бжезин-ский), что «перестройщики» боролись не с коммунизмом и СССР, а с Россией и русским духом.

А дальше была сдача Германии, вывод Западной группы Советских войск и т. д.

А. И. Фурсов, директор Центра русских исследований Московского гуманитарного университета, утверждает: «Послемальтийская история показала: США, Великобритания, североатлантическая верхушка в целом ведут борьбу не против какой-то конкретной структуры русской истории, идеологии, а против исторической России, как бы она ни называлась, против России как культурно-исторического типа...» [17].

Итак, всё было предельно ясно. Советский Союз, как раньше Российская империя, а сейчас Россий-

ская Федерация, стремились и стремятся защитить свой государственный суверенитет. А вот это Запад определённо не устраивает.

В Ялте и Потсдаме советская делегация, делегации США и Великобритании выработали на условиях компромисса принципы послевоенного устройства мира. СССР, освободив Восточную Европу от власти Третьего рейха, создал кордон для защиты своих западных рубежей. Советский Союз действительно освободил восточноевропейские территории от фашизма, но большинство этих стран воевали на стороне Германии вполне добровольно за обещания Гитлера поделиться с ними плодами своей победы. Можно вспомнить и Л. Толстого, который писал в «Войне и мире», что и в 1812 г. вся Европа воевала на стороне Наполеона против Российской империи [18].

Конечно, продавали и предавали народы своих стран элиты, но великодушие победителя тоже надо уметь принять, а то в памяти остаётся неприятный осадок. К этому добавляются исторические обиды, мнимые или реальные. Всё это используется манипуляторами человеческих душ -политиками, церковью, СМИ. И вот уже комплекс ущербности готов, нужно только направить его в соответствующее русло. Что и было сделано весьма успешно в конце 80-х -начале 90-х годов. Как следствие -прежние союзники в Восточной

17 http://www.rlfinfo.ru/news/38676

18 Толстой Л. Н. Собрание сочинений в 14 томах. М.: Художественная литература, 1951. Т. 6. Война и мир. С. 5.

Европе превратились в заклятых врагов, а Запад ещё использовал и приманку, утверждая, что наконец-то они вернулись в лоно своей цивилизации и уже почти «настоящие европейцы». Против этого аргумента не могла устоять никакая «братская» дружба народов.

И лагерь открытых русофобов пополнился. Но в целом западная тотальная антирусская политика никогда не прекращалась: то это были разнообразные ландскнехты и рыцарские ордена, направляемые Ватиканом, то интервенция, то изоляция, то диссидентствующая интеллигенция и «шестидесятники», а теперь ещё и Болотная площадь вместе с санкциями и упрёками в нарушении «прав человека». Да и антидопинговая кампания в преддверии и ходе Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро не выпадает из общей картины.

И всё из-за того, что кроме ментальной несовместимости СССР (Россия), обладатель почти одной шестой части суши, представлял для современных неоколонизаторов огромный интерес в части ресурсов. Поэтому была разработана схема для ликвидации СССР: сначала надо было разложить власть (удалось), затем разделить страну (удалось) и уже по частям разбираться с тем, что получилось (почти удалось). Дальше пошла борьба за важнейшие ресурсы XXI в. - плодородные земли (Украина, южная часть России), недра (Россия, Украина, среднеазиатские республики, в том числе Туркмения и Казахстан), геополитические преимущества (весь периметр СССР), питьевая вода (Россия).

Таким образом, поводов много, а цель всегда одна - любым способом

уничтожить страну или заставить её забыть свои корни, забыть, что ты русский, отречься от своей веры, своих традиций, и прибрать себе все богатства её территории.

В 90-х годах вопрос холодной войны - в контексте кончилась ли она с ликвидацией социалистического лагеря или нет - обсуждался достаточно широко в среде политиков и учёных.

Ельцинско-козыревская линия как продолжение пораженческой дипломатии Горбачёва - Шеварднадзе считала, что противостояние СССР и его правопреемницы Российской Федерации с Западом себя исчерпало, наступает эра «общеевропейского дома», куда Россию примут «тепло и нежно». Это было не так, и это не могло произойти просто по определению. Россия как государство, как самобытная независимая страна Западу не нужна, и при этом он испытывает перед её потенциальной мощью хронический, на уровне подсознания, страх.

Дальнейшие события во взаимоотношениях России и Запада только ещё раз подтвердили, что противостояние как было, так и есть и конца ему в обозримом будущем не видно.

Ещё в 40-е годы ХХ в. русский религиозный философ И. А. Ильин утверждал, что войну против России ведут её хорошо всем известные враги. По его убеждению, у нашего народа есть «давние религиозные недруги, не находящие себе покоя от того, что русский народ упорствует в своей „схизме", или „ереси", не приемлет „истины" и „покорности" и не поддаётся церковному поглощению.

А так как крестовые походы против него невозможны и на костёр

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

его не поведёшь, то остаётся одно: повергнуть его в глубочайшую смуту, разложение и бедствия, которые будут для него или „спасительным чистилищем" или же „железной метлой", выметающей Православие в мусорную яму истории».

При этом у России есть и такие враги, «которые не успокоятся до тех пор, пока им не удастся овладеть русским народом через малозаметную инфильтрацию его души и воли, чтобы привить ему под видом „терпимости" - безбожие, под видом „республики" - покорность закулисным мановениям и под видом „федерации" - национальное обезличение. Это зложелатели - закулисные, идущие „тихой сапой"» [19].

В иных терминах, но о той же самой угрозе для самого существования России как самостоятельного государства и её народа говорил и историк церкви митрополит Иоанн (Иван Матвеевич Снычёв): «Оглянемся вокруг: какие ещё доказательства нужны нам, чтобы понять, что против России, против русского народа ведётся подлая, грязная война, хорошо оплачиваемая, тщательно спланированная, непрерывная и беспощадная.

Борьба эта - не на жизнь, а насмерть, ибо по замыслу её дьявольских вдохновителей уничтожению подлежит страна целиком, народ как таковой - за верность своему историческому призванию и религиозному служению, за то, что через века, исполненные смут, мятежей и войн, он пронёс и сохранил святы-

ни религиозной нравственности, сокровенное во Христе понимание Божественного смысла мироздания, твёрдую веру в конечное торжество добра» [20, с. 73].

После ликвидации социалистической системы в лице СССР и восточноевропейских стран народной демократии во взаимоотношениях новой либеральной России и Запада, особенно в эпоху Ельцина, появилась новая лексика. Она наполнилась либеральными терминами-поучениями о том, как жить, как приватизировать, что делать с социальной сферой, что есть, пить и смотреть, каким богам молиться и как забыть своё прошлое; в последнее время это особенно коснулось итогов Второй мировой войны и той роли, которую сыграл Советский Союз в достижении Победы.

Запад, используя временную слабость России в 90-е годы, не только подчинил её своим экономическим интересам, укрепив союз с новой российской олигархией, но и придвинул свой военный альянс вплотную к нашей границе: сначала были поглощены бывшие союзники СССР по Организации Варшавского договора, затем республики Прибалтики, входившие в состав Советского Союза. Потом начались манёвры вокруг Грузии и Украины, завершившиеся «цветными революциями». Конечной целью было вовлечение в НАТО и этих республик, но жёсткая позиция, занятая Россией, примером которой может служить знаменитая мюнхенская речь президента

19 Ильин И. А. О грядущем России. М.: Воениздат, 1993. С. 169.

20 Митрополит Иоанн.. Одоление смуты. Слово к русскому народу. СПб.: Изд. «Царское дело», 1995.

В. В. Путина (февраль 2007 г.)*, посеяла у европейских союзников США сомнения в целесообразности дальнейших шагов в этом направлении.

В результате на Бухарестском саммите НАТО (апрель 2008 г.) Грузия и Украина приглашения пока не получили. А после саммита в Варшаве (июль 2016 г.) вопрос о приёме Украины повис в воздухе на неопределённое время, а сам Североатлантический альянс будет продолжать «дружить» с Россией, увеличивая контингент своих войск и их потенциал в Прибалтике и Польше.

Североатлантический альянс на наших границах - это не единственная военная угроза национальной безопасности страны. Не без прямой поддержки Запада были организованы конфликты в постсоветских республиках, непосредственно затрагивающие российские интересы.

Примерами последних 25 лет являются и приднестровский конфликт, и военная агрессия Грузии против Южной Осетии (2008 г.), и Абхазия, и современные непрекращающиеся провокации на юго-востоке Украины, несмотря на все инициированные Россией Минские договорённости, формально поддержанные также руководством Германии и Франции.

При этом за современным кризисом на Украине стоит, как всегда, политика США и НАТО, и их стремление реализовать старую как мир

«стратегию анаконды», изобретённую ещё адмиралом А. Мэханом: окружить Россию, выдавив её из Европы на северо-восток, и тем самым создать условия для её полного распада [21]. Об этом мечтали все американские и западные стратеги - от советника президента США В. Вильсона полковника Хауса, который ещё в 1918 г. сказал: «...остальной мир будет жить спокойнее, если вместо огромной России в мире будут четыре России. Одна - Сибирь, а остальные - поделённая европейская часть страны», до Гитлера и Бжезинского.

Вот эта неизменность целей и задач, рассчитанных на уничтожение нашей страны, и есть главное, что определяет внутреннюю логику поведения Запада: Россия должна прекратить существование. Сегодня киевским властям отводится в этом проекте роль внешнего тарана, а российской «болотной оппозиции» - внутреннего. Расчёт на то, что Россия завязнет в украинском кризисе, конечно же, присутствует. Но не только.

Более важным представляется стремление напугать Европу российской угрозой, укрепив над ней уже существующий с 40-х годов американский контроль, прежде всего в сфере военной безопасности с помощью Североатлантического блока. Конечно, НАТО, принимая новых партнёров, порою весьма проблемных, может превратиться

21 MahanA. T. The Influence of Sea Power Upon History, 1660-1783. Cambridge University Press, 2010.

* Ужесточение позиций России по отношению к Западу произошло после визита правящего князя Монако Альбера II в Москву (2006 г.) и озвученных им предложений о расчленении России для её последующей интеграции с Европой.

в малоуправляемую организацию. Но даже признавая сложности кооптации новых членов, американцы не отступают, придумывая всё новые и новые формы и расширяя географические границы, на которые распространяется сфера ответственности альянса. За счёт новых членов американцы решают целый комплекс задач.

Так, бывший глава Пентагона Д. Рамсфелд утверждал, что есть «старая» Европа, а есть «новая». И «новая» Европа нужна для того, чтобы не допустить сближения и координации между Россией, Германией и Францией. Или по крайней мере, чтобы управлять этим процессом из «вашингтонского обкома», опираясь на амбиции новоиспечённых сателлитов, вроде Польши, которые, как любые неофиты, готовы за одобрение Вашингтона буквально рыть землю.

Самое главное: в евро-атлантических отношениях на первом месте стоит военно-политическая зависимость Европы от США, причём абсолютная. Это касается отношений в рамках НАТО и целого ряда международных институтов так называемого «интегрированного Запада». Тем не менее ограничения у НАТО существуют и сегодня, их создаёт объективная реальность. США сильнее всех и могут, условно говоря, уничтожить любого оппонента, скажем, десять раз. Или двадцать. А конкурент, например, может сделать это только два раза. Но ведь и Америке этого достаточно, и будет рассматриваться как «неприемлемый ущерб». (В своё время именно к такому же выводу пришёл президент Дж. Кеннеди, удержавшись от открытого вмешательства США на

Кубе.) Так что вероятность многократного уничтожения не гарантирует безопасности.

В этих условиях и начинает действовать другая логика, в частности логика холодной войны, подкреплённая диверсиями в идеологической сфере. Ещё в конце 40-х годов А. Даллесом были сформулированы принципы, взятые впоследствии на вооружение западными спецслужбами и не утратившие своей актуальности и спустя много десятилетий, а именно разрушать страну изнутри, формируя управляемую «пятую колонну». Даллес так определил цель и результат: «И мы бросим всё, что имеем... всё золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей... Будем... опошлять и уничтожать основы народной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением... Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет, будем всегда главную ставку делать на молодёжь, станем разлагать, развращать, растлевать её. Мы сделаем из них шпионов, космополитов. Вот так мы это и сделаем» [20, с. 72-73].

И как во все исторические времена, Россия сначала глухо сопротивлялась агрессии Запада, а затем стала постепенно, хотя и очень медленно, возвращать себе позиции на международной арене. На Западе это было расценено в том смысле, что она вновь вспомнила о своём прошлом, прочно связанном с традиционными имперскими инстинктами, с которыми в настоящее время невозможно справиться якобы из-за авторитарной трансформации современной политической системы.

Отсюда следует вывод, что какой бы Россия ни была - самодержавной, социалистической, либерально-капиталистической, «с человеческим лицом» или без - Запад будет недоволен.

Поэтому холодная война не может ни начаться заново, ни пережить некую «вторую волну» по той причине, что она никогда не прекращалась, в том числе и в последние почти четверть века, которые прошли после распада Советского Союза. Прекращались разговоры о ней и то в основном со стороны наших либералов.

Ведь задача, которую ставил перед собой Запад, начав очередной этап векового противостояния в виде холодной войны против нашей страны в XX в., с разрушением СССР не была решена: преемницей Советского Союза стала Российская Федерация.

Поэтому задача, стоящая перед современной Россией, всё та же: выстоять и сохранить себя. При

этом помнить и понимать, что «ни одна страна в мире за свою историю не перенесла столько тяжелейших испытаний, как Россия. Русские одолели девять наиболее крупных нашествий: хазар, половцев, монголо-татар, поляков, шведов, осман, французов, дважды - немцев. Но в 90-е годы объединённый Запад в сговоре с предателями, захватившими в стране власть, разгромил Советский Союз, уничтожил социалистический строй и, перегруппировав силы, приготовился к решающему броску против русского государства.

Смертельная схватка с врагом уже идёт. Россия стоит перед дилеммой: либо отстоять свободу, либо быть порабощённой агрессивными силами Запада и Востока, намеревающимися расширить своё „жизненное пространство" за счёт нашей страны. Свобода или несвобода - другой альтернативы у русских и других народов России нет» [22].

Итак, холодная война против Московского государства - Российской империи - Советского Союза - Российской Федерации не прекращалась ни на одно мгновение, она была многовариантна.

Но если рассматривать в ретроспективе те решения, которые благодаря твёрдой и последовательной позиции руководства СССР были приняты и образовали Ялтинско-Потсдамскую систему международных отношений, то можно с уверенностью сказать, что они обеспечили мир в Европе на протяжении 50 лет (до югославской трагедии 90-х годов).

Для Российского государства в лице СССР Ялтинско-Потсдамское соглашение представляет собой не только итог Второй мировой войны, но и продолжение российской политики на протяжении всей истории существования Руси/России как самостоятельного государства. Основная её цель - это обезопасить свои границы, в первую очередь на западе. Так что СССР в данном случае был абсолютным политическим правопреемником Российской империи.

22 Шутов А. Д. Последнее испытание России. М.: Onebook.ru, 2014. С. 354.

Развивая идеи традиционной внешней российской политики, следует идти по пути дальнейшего укрепления России, нашей национальной, в том числе и военной, безопасности, чему будет способствовать выстраивание глобальной альтернативы - мировой системы, объединяющей ведущие незападные страны. ОДКБ, ШОС, БРИКС - это зарождающиеся элементы данной системы.

Самое опасное сегодня - отстать от жизни, динамики её развития и застыть на неизменном уровне кругозора, оценки и анализа. Распад СССР -результат именно такого отставания, вызванного неспособностью советской политической элиты выйти за рамки устаревшей и потерявшей актуальность идеологической догматики.

Библиография • References

Ильин И. А. О грядущем России. М.: Воениздат, 1993. - 368 с.

[Il'inI. А. G grjadushhem Rossii. M.: Voenizdat, 1993. - 368 s.]

История Польши М.: Изд. АН СССР, 1958. Т. III. - 668 с.

[Istorija Pol'shi M.: Izd. AN SSSR, 1958. T. III. - 668 s.]

МакнамараР. От ошибок к катастрофе: как выжить в первый век ядерной эры. М.: Прогресс, 1987. - 154 с.

[Maknamara R. Gt oshibok k katastrofe: kak vyzhit' v pervyj vek jadernoj jery. M.: Progress, 1987. - 154 s.]

Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М.: Политиздат, 1935. T. XXVI. - 536 с.

[Marks K., Jengel's F Sochinenija. M.: Politizdat, 1935. T. XXVI. - 536 s.]

Митрополит Иоанн.. Одоление смуты. Слово к русскому народу. СПб.: Изд. «Царское дело», 1995. - 349 с.

[Mitropolit Ioann. Gdolenie smuty. Slovo k russkomu narodu. SPb.: Izd. «Carskoe delo», 1995. - 349 s.]

Типпельскирх К. История Второй мировой войны. М.: ИЛ, 1956. - 608 с.

[Tippel'skirhK. Istorija Vtoroj mirovoj vojny. M.: IL, 1956. - 608 s.]

Толстой Л. H. Собрание сочинений в 14 томах. Т. 6. Война и мир. М.: Художественная литература, 1951. - 406 с.

[TolstoJ L. N. Sobranie sochinenij v 14 tomah. T. 6. Vojna i mir. M.: Hudozhestvennaja literatura, 1951. - 406 s.]

Червов H. Ф. Провокации против России. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003. - 637 с.

[ChervovN. F Provokacii protiv Rossii. M.: GLMA-PRESS, 2003. - 637 s.]

Черчилль У. Вторая мировая война. T. VI. Триумф и трагедия. М.: Воениздат, 1955. - 742 с.

[CherchilV U. Vtoraja mirovaja vojna. T. VI. Triumf i tragedija. M.: Voenizdat, 1955. -742 s.]

Черчилль У. Речь в Вестминстерском колледже I // Мускулы мира. М.: ЭКСМО, 2006. - 528 с.

[CherchilV U. Rech' v Vestminsterskom kolledzhe I // Muskuly mira. M.: JeKSMG, 2006. - 528 s.]

Штоль В. В. Цена Второй мировой войны // Обозреватель-Gbserver. 2014. № 6. С. 6-27.

[Shtol' V. V. Cena Vtoroj mirovoj vojny // Gbozrevatel'-Gbserver. 2014. № 6. S. 6-27]

Шубарт В. Европа и душа Востока. М.: ЭКСМО, 2003. - 480 с. [Shubart V. Evropa i dusha Vostoka. M.: JeKSMO, 2003. - 480 s.] Шутов А. Д. Последнее испытание России. М.: Onebook.ru, 2014. - 372 с. [Shutov А. D. Poslednee ispytanie Rossii. M.: Onebook.ru, 2014. - 372 s.] Kennedy R. Thirteen Days. A Memoir of the Cuban Missile Crisis. N. Y., 1969. P. 33. MahanA.. T. The Influence of Sea Power Upon History, 1660-1783. Cambridge University Press, 2010. - 640 p. Schlesinger A.. 1000 Days. John F. Kennedy in White House. Boston, 1965. - 1087 р.

Schlesinger A. The Origins of the Cold War // Forein Affairs. 1967. Vol. 46. P. 22. Sidney H. J. Kennedy: a Portrait of a President. N. Y., 1964. P. 276. SorensenT. Kennedy. N. Y., 1966. P. 293.

The Private Papers of Senator Vandenberg. L., 1953. P. 479-480. http://www.rifinfo.ru/news/38676 http://www.iarex.ru/articles/45094.html https://www.youtube.com/watch?v=jzp1IlwcJcY

Пример оформления библиографических ссылок по стандартам транслитерации

Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации» // URL: http://www.kremlin.ru/events/ president/news/15256

[Ukaz Prezidenta RF ot 7 maia 2012 g. «O merakh po realizatsii vneshne-politicheskogo kursa Rossiiskoi Federatsii» // URL: http://www.kremlin.ru/events/ president/news/ 15256]

Пономарева Е. Г., Рудов Г. А. «Цветные революции»: природа, символы, технологии // Обозреватель-Observer. 2012. № 3. С. 36-48.

[Ponomareva E.G., Rudov G.A. «Tsvetnye revoliutsii»: priroda, simvoly, tekh-nologii // Obozrevatel'-Observer. 2012. № 3. С. 36-48]

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.