Научная статья на тему 'Ханами Коэцу: гений трех эпох'

Ханами Коэцу: гений трех эпох Текст научной статьи по специальности «Искусство. Искусствоведение»

CC BY
26
5
Поделиться
Ключевые слова
ХАНАМИ КОЭЦУ / КАРЛ ЯСПЕРС / ЭПОХА МУРОМАТИ / ЭПОХА МОМОЯМА / ЭПОХА ТОКУГАВА / КЕРАМИКА / КАЛЛИГРАФИЯ / HANAMI KOETSU / KARL JASPERS / MUROMACHI EPOCH / MOMOYAMA EPOCH / TOKUGAWA EPOCH / CERAMIC / CALLIGRAPHY

Аннотация научной статьи по искусству и искусствоведению, автор научной работы — Данилова Юлиана Николаевна

Эпоха Токугава сложная и противоречивая эпоха в истории средневековой Японии: нищета и роскошь, вероломство правителей и угодничество подданных. Но именно тогда происходит расцвет многих национальных искусств чайной церемонии, каллиграфии, керамики, живописи, декоративно-прикладного искусства. В эту эпоху начали работать многие выдающиеся мастера, прославившие японскую культуру и искусство на много веков вперед. К таким мастерам можно отнести и Ханами Коэцу.

HANAMI KOETSU: GENIUS OF THREE EPOCHS

In the Tokugawa epoch is the complicated and contradictory period in the history of medieval Japan: poverty and luxury, governors’ perfidy and nationals’ servility. But in that time was the blossom of many national arts: tea ceremony, calligraphy, ceramics, painting, decorative and applied arts. In this epoch many outstanding masters glorified japan culture and art for centuries to come began to work. Hanami Koetsu can be designated as such a master.

Текст научной работы на тему «Ханами Коэцу: гений трех эпох»

ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ И КУЛЬТУРОЛОГИЯ

УДК 304

Ю.Н. Данилова

Курганский государственный университет

ХАНАМИ КОЭЦУ: ГЕНИЙ ТРЕХ ЭПОХ

Аннотация. Эпоха Токугава - сложная и противоречивая эпоха в истории средневековой Японии: нищета и роскошь, вероломство правителей и угодничество подданных. Но именно тогда происходит расцвет многих национальных искусств - чайной церемонии, каллиграфии, керамики, живописи, декоративно-прикладного искусства. В эту эпоху начали работать многие выдающиеся мастера, прославившие японскую культуру и искусство на много веков вперед. К таким мастерам можно отнести и Ханами Коэцу.

Ключевые слова: Ханами Коэцу, Карл Ясперс, эпоха Муромати, эпоха Момояма, эпоха Токугава, керамика, каллиграфия.

Yu. N. Danilova

HANAMI KOETSU: GENIUS OF THREE EPOCHS

Annotation. In the Tokugawa epoch is the complicated and contradictory period in the history of medieval Japan: poverty and luxury, governors' perfidy and nationals' servility. But in that time was the blossom of many national arts: tea ceremony, calligraphy, ceramics, painting, decorative and applied arts. In this epoch many outstanding masters glorified japan culture and art for centuries to come began to work. Hanami Koetsu can be designated as such a master.

Keywords: Hanami Koetsu, Karl Jaspers, Muromachi epoch, Momoyama epoch, Tokugawa epoch, ceramic, calligraphy.

В начале ХХ в. Карл Ясперс выдвинул концепцию осевого времени [1], согласно которой в истории человечества существовала некая эпоха

(предположительно она длилась с 800 г. до н.э. -до 200 г. до н.э.), в течение которой происходило становление духовных и интеллектуальных основ человеческой цивилизации. В это время одновременно и независимо друг от друга в древних Китае, Индии, Персии, Палестине и Греции начали доносить до слушателей свои учения Будда, Заратустра, пророки Илия и Исайя, начали развивать свои философские учения Лао-цзы и Кун-цзы, Парменид, Платон и Аристотель. Значение этого давнего периода для историии культуры трудно переоценить.

Но были ли в истории человечества, в истории культуры другие подобные эпохи? Были ли периоды, когда в одно и то же время в разных концах земли работали гениальные мыслители, поэты, живописцы?

Эпоха Возрождения в Европе. Сразу же вспоминаются имена Леонардо, Рафаэля, Микеланджело, Тициана и многих других великих итальянских мастеров того времени. В непростое историческое время (правление Медичи и Борджиа) они создавали свои лучшие произведения, прославившие их на века! Мы восторгаемся гением мастеров Возрождения, считая, что ни одна эпоха, ни одна культура не создала ничего подобного. Но, оказывается, на другом конце Земли, в далекой Японии, в это же время создавал свои уникальные произведения человек, чье имя по праву можно поставить в один ряд с именами титанов Возрождения. Звали его Ханами Коэцу.

Период Муромати - период в истории Японии, на протяжении которого страну сотрясали непрекращающиеся войны и мятежи. Атмосферой времени были проникнуты большинство художественных произведенийэтой неспокойной эпохи: в них звучат безнадежность и разочарование действительностью, идея бренности всего сущего, непостоянства бытия. Но все это не могло уничтожить того неистребимого для японской культуры преклонения и восторга перед красотой природы, «воспитанного» синтоизмом. Именно в период Муромати появился поэтический жанр рэнга, главной темой которого была природа, богатый животный и растительный мир японских островов. Был создан театр Но, главной тематикой которого были старинные предания.

В конце этой эпохи родился Коэцу - человек, которому будет суждено объединить вокруг себя лучших художников, керамистов, каллиграфов, поэтов двух последующих периодов - Момояма и Токугава. Именно ему в атмосфере роскоши, которой славились дворы Ода Нобунага и Тоётоми Хидэёси, удалось воссоздать утонченный, легкий, поэтический дух давно ушедшей эпохи Хэйан. Как и у Леонардо да Винчи, талант Коэцу проявился во многих направлениях японского искусства: в

поэзии, живописи, каллиграфии, лаковой миниатюре и керамике - в каждой области своего творчества он достиг столь высокого совершенства, что его произведения и сегодня продолжают считаться шедеврами. Также Коэцу оказал влияние на формирование художественных стилей ряда выдающихся мастеров последующих эпох.

В период Момояма, или, как его иначе называли, Эпоха воюющих провинций (Сэнгоку Дзидай -ШШЙТС),страх заставил людей тонко подмечать красоту самых обычных вещей. В период Токугава чувство неуверенности за завтрашний день пробудило в художниках стремление передавать красоту каждого мгновения, красоту скрытую, неявленную (югэн - Щ|£), одухотворенную вечностью, но сопричастную каждому - и творцу, и зрителю. К таким художникам принадлежал и Коэцу. Он создает несколько чашек для чайной церемонии в стиле Раку (Раку-яки - ШЙ), каждая из которых имела свое название: «Минэюки», «Акисамэ», «Фудзи», «Отогодзё» (рисунок 1).

Рисунок 1 - Чашка Фудзи-сан

Чашка «Фудзи» - вершина керамики Коэцу и стиля югэн. Кажется, сквозь туманную дымку проглядывают очертания горы, а может быть, гору скрывают за собою хлопья снега - недосказанность скрытой красоты! Форма, цвет, фактура поверхности - все должно было рождать ассоциации, вдохновлять на со-творчество (вместе с мастером) человека, держащего в руках эту чашку: «Коэцу относился к чашке как к скульптуре, и не только потому, что лепил её пластический объём и добивался её индивидуальной выразительности. Она была для него как бы живым существом, готовым вступить в диалог с человеком, открыть ему свою "душу", свою скрытую красоту» [2]. Керамика Раку, особенно чашки Коэцу, помогала художнику тонко и ненавязчиво донести до каждого суть чайного ритуала, была воплощением вечного в отдельном мгновении.

Не менее значимый вклад внес мастер и в искусство лаковых изделий, например, шкатулок для письменных принадлежностей. На их поверхности, украшенной перламутром, можно прочесть строки известных стихотворений, выполненных серебром. Хотя техника лаков была заимствована из Китая очень давно, японские мастера привнесли в нее свой особенный колорит: большая сдержанность в выборе форм и цвета, в использовании серебра и инкрустаций (рисунок 2).

Рисунок 2 - Лакированная шкатулка для письменных принадлежностей

Лаковая шкатулка «Мост в Сако», созданная Коэцу, была посвящена известному стихотво-рениюиз поэтической антологии Х в. «Кокинсю». Художник обратился к лучшим лаковым произведениям XII в., таким как «Волны и колеса жизни». Ассиметричная композиция придает динамику квадратной шкатулке, а свинцовая основа, положенная им под лак, создает неровную фактуру моста и лодок (техника хирамаки-э): «Коэцу добивается впечатления законченности и монументальности. Главным контрастом остается отношение темного, тяжелого моста и золотого фона, они объединяются изысканной каллиграфией... Композиция открытая, крайние лодки выходят за рамки изображения. широкие, грубые контуры деревянных лодок контрастируют с тонкими, округлыми линиями волн. Масштабы форм взаимодействуют так, что волны кажутся невесомыми и зыбкими под тяжелыми лодками, а лодки, перекрывая друг друга и стремясь в разные стороны, кажутся лёгкими, изящными инепостоянными по сравнению со статичным мостом. Создается впечатление, что лодки покачиваются на воде и всё изображение куда-то плывёт» [3]. Если керамика Коэцу обращалась к недосказанному, таящемуся в душе человека, затрагивающему его сокровенную связь с природой, то лаковые шкатулки - к его знанию поэтической традиции: каждый, взявший в руки одно из его произведений, должен был без труда назвать не только автора стихотворения, но и антологию, в которой она была издана. Благодаря мастерам периодов Момояма и Токугава, к которым принадлежал Коэцу, человек вовлекался в особую временно-пространственную среду: мир вокруг него и вековую традицию.

Ханами Коэцу не только сам был автором ряда уникальных работ, но также оказал огромное влияние на формирование художественных стилей своих современников - мастеров керамики, лака, живописи. Например, в его время, как и ранее, большое распространение имели росписи на ширмах - во времена Коэцу почти не было живописцев, которые бы не занимались декоративными росписями. К ним принадлежал и такой выдающийся художник, как Таварая Сотацу. Он возглавлял мастерскую Таварая, где изготовлялись веера, копии древних свитков, бумага для стихов, ширмы. Большое влияние на творчество Сотацу оказала встреча с его выдающимся современником Хонами Коэцу, совместно с которым им были исполнены многие произведения. Именно благодаря Коэцу в работах Сотацу были возрож-

36

Вестник КГУ, 2017. № 1

дены утонченность и изысканность, присущие когда-то произведениям эпохи Хэйан. Великий керамист Огата Кэндзан также не избежал влияния гения Коэцу: динамизм то монохромных, то ярких цветовых пятен, гармония рисунка и формы чашки, искренность и эмоциональность - все это в его работах было от Коэцу. Возможно, благодаря примеру Коэцу, его смелости в использовании новых композиционных приемов Кэндзан решился применить новую технику росписи - он начал писать красками по сырой глине, из-за чего роспись приобрела особую живость.

Не все в стране были довольны сложившейся политической ситуацией.

Важную роль в борьбе против токугавского режима сыграла национальная школа кокугаку («национальная наука» - ). Ученые этой школы занялись поиском подлинно японских ценностей (в противовес насаждаемому Токугава конфуцианству) в отечественной литературе и истории далекого прошлого, они стремились путем философского анализа произведений древности выяснить, в чем состоит «путь Японии» - исследуя тексты «Манъёсю», «Кокинсю» и«Кодзики», они-пытались раскрыть суть японской традиции.

В искусстве каллиграфии Коэцу не уступал двум прославленным мастерам своего времени - Сёкадо Сёдзё и Коноэ Нобутаде, все трое были удостоены звания «Три кисти эры Канъэй» (рисунки 3, 4).

Рисунок 3 - Поэма Камо-но Тёмэй на фоне вишен

Рисунок 4 - Волны

Поэтические шедевры из «Кокинсю» и «Синкокинсю» побудили Коэцу совместно с художником Таварая Сотацу создать удивительные по живописности произведения: Таварая рисовал на бумаге изображения птиц, зверей и цветов, а Коэцу каллиграфической вязью писал поверх них стихи из поэтических антологий. Коэцу был автором серии ксилографий по мотивам «Исэмоногатари» и «Ходзёки»: для них он создал специальную бумагу, украсил ее рисунками в стиле Хэйани своей знаменитой каллиграфией, тем самым положив начало новому направлению в живописи - «картинам-стихам».Известно, что художник не только прекрасно умел чувствовать поэтический стиль старых мастеров, но и сам был автором ряда стихотворений.

Подозрительный и скрытный Токугава Иэясу оказывал покровительство талантливому художнику, наверняка понимая всю степень его дарования. В 1615 г. он подарил Коэцу земельное владение в Такагаминэ у Осаки, где художник создал деревню художников, которую назвал Коэцу-мура -именно там им совместно со многими другими мастерами того времени было создано немало шедевров живописи, каллиграфии и керамики.

Трудно переоценить то влияние, которое оказывал Ханами Коэцу на своих современников. Его работы, несколько нетрадиционные для своего времени, экспрессивные, эмоциональные, определили стиль в керамике, живописи и других видах японского искусства на многие десятилетия вперед. Он сумел в такие неспокойные периоды японской истории, каковыми были эпохи Муромати, Момояма и Токугава, вернуть людям веру в красоту, сказать о ценности каждого мгновения, возродить интерес к истории и культуре страны. И сегодня произведения Коэцу не оставляют равнодушными никого, кто видит их или держит в руках.

Творческий гений Ханами Коэцу сопоставим с гением Леонардо, Микеланджело и многими другими творцами европейского Возрождения, и поэтому мы вполне можем предположить существование некой осевой эпохи в XV-XVI вв. Это было время поиска новых тем и стилей в искусстве, поиска синтеза различных жанров и техник, союза мастеров различных форм искусства. Этот поиск нового объединил между собой мастеров таких разных стран и культур, как Италия и Япония.

Список литературы

1 Ясперс К. Смысл и назначение истории /пер. с нем.

М. : Политиздат, 1991. 527 с. (Мыслители XX в.). URL. http:// filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000655/st000.shtml

2 Николаева Н.Чайная чашка - элемент художественной культуры Японии. URL. http://beta.diary.ru/~mirna4/p43164208. htm?oam (дата обращения 04.10.2016)

3 Николаева Н. Искусство Японии с древности до начала XIX века. Художественный альбом. М. : Диллер, 2006. 342 с.