Научная статья на тему 'Гудошники по дворцовым записям Петровской эпохи (начало XVIII века)'

Гудошники по дворцовым записям Петровской эпохи (начало XVIII века) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
180
21
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Гудок / гудошники / гудошницы / музыкальная жизнь Петровской эпохи / женская игра на гудке. / Gudok / Gudoshnic / musical life of the Petrine era / female instrumental performance

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Устюгова Александра Викторовна

В настоящей статье предпринята попытка реконструкции образа гудошника на основании документов дворцовых записей эпохи Петра Великого. В результате проведенного исследования мы выделили группу придворных гудошников, определили круг их основных обязанностей, а также восстановили их внешний облик и особенности исполнительства на гудке. Несмотря на характерные для Петровской эпохи преобразования и ориентацию на западноевропейскую музыкальную культуру, гудок по‑прежнему сохранил свою популярность в дворцовом музыкальном быту первой половины XVIII века.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

GUDOSHNICS ON THE PALACE RECORDS OF THE PETROVSKY EPOCH (THE BEGINNING OF THE XVIII CENTURY)

This article is devoted to reconstruct the image of the Gudoshnic on the basis of the documents of the palace records of the era of Peter the Great. As a result of the study, we managed to identify a group of the Gudoshnic, to determine the range of their main functions, as well as to restore their appearance and features of the performance on the Gudok. Despite the typical transformation of the Petrine era and the orientation towards the West European musical culture with its musicians and instruments, the Gudok still retained its popularity in the palace musical life of the first half of the 18th century.

Текст научной работы на тему «Гудошники по дворцовым записям Петровской эпохи (начало XVIII века)»

RAR УДК 7.01 ББК 71

ГУДОШНИКИ ПО ДВОРЦОВЫМ ЗАПИСЯМ ПЕТРОВСКОЙ ЭПОХИ (НАЧАЛО XVIII ВЕКА)

Устюгова Александра Викторовна,

кандидат искусствоведения, преподаватель теоретических дисциплин, КГБПОУ «Красноярский педагогический колледж № 1

им. М. Горького», ул. Урицкого, 106, Красноярск, 660049, e-mail: uav80@mail.ru

Аннотация

В настоящей статье предпринята попытка реконструкции образа гудошника на основании документов дворцовых записей эпохи Петра Великого. В результате проведенного исследования мы выделили группу придворных гудошников, определили круг их основных обязанностей, а также восстановили их внешний облик и особенности исполнительства на гудке. Несмотря на характерные для Петровской эпохи преобразования и ориентацию на западноевропейскую музыкальную культуру, гудок по-прежнему сохранил свою популярность в дворцовом музыкальном быту первой половины XVIII века.

Ключевые слова

Гудок, гудошники, гудошницы, музыкальная жизнь Петровской эпохи, женская игра на гудке.

54

Ценные сведения о гудке и о музыкантах, играющих на нем, — «гудошниках» сохранились в дворцовых документах Петровской эпохи: в «Расходных записках» Екатерины I, в «Походных журналах» («Юрналы»1) и материалах из Кабинета2 Петра Великого. В этих источниках отражены факты повседневной придворной жизни, отчеты о расходах на содержание царского двора и о военных деяниях. Во всех указанных материалах обнаруживаются повторяющиеся (одни и те же) имена музыкантов, играющих на гудке. В записях неоднократно фигурируют гудошни-ки: Алексей Сорока, Яков Олончанин, Яков Кирилов Конев, солдат Филат Исаев Владимирского полка полковника Блеклова, крестьянин Шуйского погоста3 Ульян Иванов и крестьянка На-

1 От фр. journal — дневник.

2 Кабинет Его Императорского Величества — административное учреждение, ведавшее имуществом царской семьи с 1704 по 1917 год. Основан Петром I как орган, являвшийся царской канцелярией.

3 Шуйский погост располагался на реке Шуе недалеко от Петрозаводска.

стасья Игнатьева. Сохранившиеся свидетельства о гудошниках подтверждают то, что некоторые из них находились на постоянной придворной службе. Обязанности гудошников не ограничивались только увеселением дворцовой знати, они также сопровождали императора и императрицу в военных походах и путешествиях. П. И. Вары-паев, исследуя финансовую сторону работы Кабинета Петра Великого, отмечает, что «некоторые лица, состоявшие при Государе, получали, видимо, не жалованье, а задельную плату» [3, с. 256]. Возможно, к ним относилась часть придворных гудошников, которые получали разовые выплаты за игру на гудке или на свои нужды. Помимо них, были гудошники, которые получали жалованье: «гудошнице дано на 723 годъ жалованья 6 руб.» [8, с. 149].

«Расходные записки» и «Походные журналы» — это одни из первых источников, в которых содержатся данные о женщинах-исполнительницах на гудке. Наиболее часто встречается имя гудошницы Настасьи Игнатьевой, крепостной крестьянки князя Н. И. Репина. Можно предпо-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ложить, что она была одной из основных придворных гудошниц. В «Расходных записках» есть заметки о покупке для нее различных предметов одежды: «дано гудошнице Настасье на башмаки, на чулки, на рубашки 2 р.» [4, с. 777]. Она сопровождала Екатерину I во время ее разъездов. Если же Настасья не участвовала в поездках, ее отпускали на время отсутствия императрицы домой. В 1725 г. гудошница вышла замуж за слугу Мишку — любимого денщика его величества Василья Поспелова. На этой свадьбе присутствовали «его императорское величество и ея великая государыня императрица и многия разные особы; и для той свадьбы собраны были все гу-дошники» [4, с. 775].

Расходные документы в период с 1721 г. по 1725 г. фиксируют выплаты за игру на гудке. Из этих материалов мы узнаем о величине вознаграждения гудошников: «дано солдату Фила-ту, который играл в Преображенском в доме его величества на гудке 3 р.» [4, с. 768], «крестьянину Ульяну Иванову, который был взят для игра-нья на гудке — рубль» [4, с. 775] и «гудошнице Настасье 5 р.» [4, с. 774]. Подобных записей достаточно много. На наш взгляд, эти документы как раз позволяют отделить придворных музыкантов от гудошников, приглашавшихся эпизодически ко двору.

Если гудошник приходил разово потешить придворных и царя, то им, как правило, за игру давалось от 1 до 3 рублей. Такие же небольшие суммы денег обычно шли на подаяние бедным крестьянам и рабочим. В расходных книгах также около наименования гудошников указывалось, к какому социальному сословию они относятся и откуда прибыли. Например, крестьянин Шуйского погоста. Или и вовсе имя гудошников не прописывали: «крестьянину, который на гудке играл, 2 р.» [4, с. 769].

Более крупные выплаты — 5-10 рублей давали гудошникам, служащим при дворе. Придворными музыкантами, кроме Настасьи, были Алексей Сорока, Яков Олончанин и Яков Кирилов Конев, им выделялись значительные попечения на одежду и обувь. П. И. Варыпаев, проанализировав денежные суммы дворцовских расходов, пришел к выводу о том, что «немало денег тратилось Кабинетом на шитье и покупку для служащих платья» [3, с. 252]. В «Расходах у подъячего Гаврилы Замятнина 1722 г.» отмечены покупки в преддверии Персидского похода

Петра I для гудошников Алексея Сороки и Якова Олончанина: «на дело имъ платья русского: сукна темнозеленаго на кафтанъ, и на штаны 13 арш. по 85 к. арш., итого 11 руб. 5 коп.; китайки темнолазоревой на полукафтанья и на опушки подъ кафтаны 27 арш. съ четвертью по 13 коп. арш., итого 3 р. 54 к.; крашенины на подкладку подъ полукафтанья 26 ар., по 4 к. аршинъ, итого рубль 4 к.; пуговицъ медныхъ по полтора пор-тища, итого обоимъ три портища, дано 20 коп.; снурку шолковаго зеленаго и темнолазорева-го 50 арш., дано 20 алт.; холста подъ штаны 10 арш., дано по 10 алт.; 2 шапки красныя сукон-ныя русюя съ овчинками даны 20 алт» [9, с. 102].

Архивные записи о шитье платьев и покупках для музыкантов позволяют составить представление о внешнем виде придворного гудош-ника эпохи Петра Великого. Гардероб гудошника состоял из темно-красного или зеленого цвета суконного кафтана и штанов, полукафтана китайчатого, холстинной рубахи и красной суконной шапки, отделанной овчинкой. Головной убор отражал принадлежность к определенному социальному слою. Мужчины из средних слоев и бедняки носили суконные шапки с овчиной или недорогим мехом, которые мы встречаем в описании покупок для гудошников. Холщовая рубаха и суконный кафтан также являлись основой крестьянского мужского костюма. На лубочных картинках из собрания Д. Ровинского есть изображение гудошника, которое схоже с описаниями музыкантов, играющих на гудке, в дворцовых записях (см. рис. 1).

В то время как простой наряд гудошника сохраняет черты одежды крестьянина, для дворянства был издан специальный указ Петра I от 4 января 1700 г., предписывающий запрет на ношение старого русского костюма. «Вместо него были установлены следующие формы: для мужчин — короткий прилегающий кафтан и камзол, кюлоты, длинные чулки и башмаки с пряжками, белый парик или напудренные волосы, бритое лицо» [5, с. 97]. Европеизация русского костюма в меньшей степени коснулась придворных гудошников, чем представителей дворянства.

Придворных гудошников для развлечения брали в путешествия и военные походы. Сопоставив расходные записи вышеобозначенных источников за 1722 год, мы выявили трех гудошников, участвовавших в походе в Персию: Настасья Игнатьева, Алексей Сорока и Яков Олончанин.

55

56

Гудошник на лубочной картинке «Семик и Масляница» XVIII век [7, Стб. 351]

В «Расходных записках» Екатерины I за октябрь 1722 года есть отметки о музыкантах, сопровождавших императрицу в этом походе: «кроме свиты и разного звания служителей, два бандуриста, Данила да Семен, гудошница Настастья, дурачок и карлик Андрей Поляк» [4, с. 773].

В этих же архивных материалах содержатся заметки о том, что Настасье было выделено 5 руб. на «всякую покупку въ Нижнемъ» [8, с. 140]. Сведения об Алексее Сороке и Якове Олончанине сохранились в документах, отражающих пребывание Петра I в Нижнем Новгороде во время его путешествия на Каспий. Д. Н. Смирнов приводит состав свиты царской четы: «взяли в поход, кроме чужеземных плясунов, шутов и арапов, еще руссских гудошников Алексея Сороку, Якова Олончанина да бандуриста украинца Данилу, одетых в тёмно-зелёные суконные кафтаны с золочеными пуговицами и пышными шелковыми кистями» [9, с. 209]. По прибытии в Нижний Новгород придворные артисты и гудошники

дали выступление совместно с местными музыкантами [6, с. 16].

Относительно звучания гудка и его воздействия на слушателя весьма показательна запись об игре гудошника солдата Филата Исаева: «Марта 16 изволили их величества столовое кушанье кушать у Ландрата Муравьева; играл на гудке и плакал господина полковника Блеклова человек его Филат, которому дано рубль с полтиною за его слезы» [4, с. 775]. Это одно из свидетельств сольной игры на гудке. Судя по записи, можно предположить, что ассоциативные сравнения со «слезами» в отношении игры гудошника Филата возникли в связи с эмоциональным и прочувствованным исполнением музыканта. Возможно, он применял игру на отдельных струнах гудка.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ю. А. Васильев и А. С. Широков пишут о грандиозном оркестре, созданном по указанию Петра I, в котором было задействовано огромное количество самых разнообразных музыкальных инструментов. В их книге дан полный перечень инструментов, входивших в оркестр: «4 барабана, 5 «игра рыле» (имеются в виду колесные лиры), 5 дудочек простых, да пять черных, 5 рогов больших, 2 тарелки медные, 2 цитры и 6 скрипок, 9 флейт, да два верха от флейт (то есть пикколо), 3 сурны, 3 гудка, 6 трещоток, 8 набатов и тулумбасов (разновидности литавр), 8 варганов, 4 балалайки, 2 таза (!!!), 5 перепёлочных дудочек, 3 пикульки (?), 4 «собачьи свисты» (???), пастушьих рога да два почтовых рожка, 3 гобоя, 3 трубы, 3 колокольчика, 3 артиллерийских рога, новгородских трещотки, 3 свирели черные (в черный цвет почему-то выкрашивались парные свирели), 3 пузыря с горохом, 3 дудочки глиняные, 3 горшка хивинские, 2 сиповки старинные, 3 волынки, затем бесчисленное число литавр, накр и валторн»[1, с. 97]. Этот список музыкальных инструментов воспроизведен по «Реестру» Петра I от 12 декабря 1714 года по случаю свадьбы тайного советника Никиты Зотова.

Сложно согласиться с утверждениями Ю. А. Васильева, А. С. Широкова и других исследователей о том, что на основании «Реестра» можно сделать выводы об особом размахе инструментальной музыки при дворе и о существовании «грандиозных оркестров» Петровской эпохи.

Как известно, Пётр I был большим любителем маскарадов, которые он впервые ввел в двор-

цовый быт, заимствовав из опыта европейской карнавальной культуры. Маскарады проходили в честь определенного события, обставлялись очень пышно и торжественно, но непременно с шутовскими затеями Петра Великого. К таковым и относится задумка маскарадного «оркестра», где каждому участнику была дана роль и музыкальный или шумовой инструмент. В соответствии с «Реестром» в шествии принимали участие вся придворная знать и служивые люди. Гудки представляли офицеры «Лутковской, Киселев, Федор Синявин» [2, с. 241].

На наш взгляд, рассматривать «Реестр» как источник сведений об оркестре эпохи Петра Великого нельзя, поскольку данный документ отражает «кому господам на свадьбе тайного советника Никиты Моисеевича Зотова быть в каком платье и с какими играми» [2, с. 238]. Цель этого документа — организовать потешное театрализованное шествие с инструментами, а не музицирование на них. Очевидно, что светлейший князь Меньшиков, генерал Апраксин и другие высокопоставленные лица не умели играть на рыле, дудочках и сурнах. Анализ «Реестра» позволяет установить, какие именно музыкальные инструменты были известны в данный период.

Наряду с иностранными музыкантами и инструментами, гудок по-прежнему был распространен в дворцовом музыкальном быту первой половины XVIII века. По-видимому, Петр I находил гудок наиболее подходящим инструментом для дружеских увеселений. Ни до него, ни после его правления мы не встречаем у царственных особ такого интереса к гудку. Согласно административным документам, гудошниками были в основном представители крепостного крестьянства. Впервые в архивных документах Екатерины I зафиксировано женское инструментальное исполнительство на гудке. В обязанности гудошников при дворе входило сопровождение и развлечение императора и знати. «Расходные записки» отражают применение как ансамблевой, так и сольной игры на гудке. Причем

значительно чаще в записях встречаются заметки об игре одного гудошника. К музицированию на гудке добавлялись и другие музыкальные инструменты. Наиболее употребительным при дворе было ансамблевое сочетание гудка и бандуры. Ряд материалов также свидетельствует о наличии инструментального ансамбля гудошников, которые привлекались для потехи императора. Основываясь на данных дворцовых записей, можно сделать вывод о том, что в Петровскую эпоху были искусные народные умельцы игры на гудке, а также были инструменты отличной выделки и звучания.

Список литературы

1. Васильев Ю. А., Широков А. С. Рассказы о русских народных инструментах. М.: Сов. композитор, 1976. 78 с.

2. Голиков И. И. Дополнение к Деяниям Петра Великаго. Т. 10. М.: Унив. тип., 1792. 479 с.

3. Двухсотлетие Кабинета Его Императорского Величества. 1704-1904. Историческое исследование. СПб.: т-во Р. Голике и А. Вильберг, 1911. 526 с.

4. Забелин И. Е. Домашний быт русского народа в XVI и XVII ст. Т. 2. М.: Типография А. И. Мамонтова, 1901. 788 с.

5. Каминская Н. М. История костюма. М.: Легкая индустрия, 1977. 128 с.

6. Коллар В. А. Музыкальная жизнь Нижнего Новгорода — города Горького. Горький: Волго-Вят. кн. изд.-во, 1976. 176 с.

7. Ровинский Д. А. Русские народные картинки: [В 2-х томах]/Собрал и описал Д. А. Ровинский. Посмертный труд печатан под наблюдением Н. П. Собко. Т. II. С.-Петербург: Издание Р. Голике, 1900. Стб. 289-520

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Сборник выписок из архивных бумаг о Петре Великом: Т. 2. М.: Университетская типография, «Катковъ и К» на Страстном бульваре, 1872. 405 с.

9. Смирнов Д. Н. Новгородская старина. Нижний Новгород: издательство «Книги», 2007. 720 с.

57

GUDOSHNICS ON THE PALACE RECORDS OF THE PETROVSKY EPOCH (THE BEGINNING OF THE

XVIII CENTURY)

Ustyugova Alexandra Viktorovna,

PhD (Art Studies), lecturer of theoretical disciplines, Regional State Budget Educational Institution of Secondary Vocational Education «Krasnoyarsk Pedagogical College № 1 named. M. Gorky», Uritsky st., Krasnoyarsk, 106,660049, e-mail: tuav80@mail.ru

Abstract

This article is devoted to reconstruct the image of the Gudoshnic on the basis of the documents of the palace records of the era of Peter the Great. As a result of the study, we managed to identify a group of the Gudoshnic, to determine the range of their main functions, as well as to restore their appearance and features of the performance on the Gudok. Despite the typical transformation of the Petrine era and the orientation towards the West European musical culture with its musicians and instruments, the Gudok still retained its popularity in the palace musical life of the first half of the 18th century.

Keywords

Gudok, Gudoshnic, musical life of the Petrine era, female instrumental performance.

58

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.