Научная статья на тему 'Государственное устройство Горской АССР'

Государственное устройство Горской АССР Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
250
167
Поделиться
Ключевые слова
ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО / НАЦИОНАЛЬНАЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ / ГОРСКИЕ НАРОДЫ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА / АВТОНОМНАЯ ОБЛАСТЬ / КОНСТИТУЦИЯ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Даудов Абдулла Хамидович

В национальной политике Советского государства важное место занимали право наций на самоопределение и формы государственного устройства народов Советской России. В статье рассматриваются особенности государственного устройства многонациональной Горской АССР единой автономии горских народов Северного Кавказа. Показан поиск наиболее целесообразных форм национально-государственного устройства народов Горской республики, переход в связи с этим к их государственному устройству в форме самостоятельных автономных единиц. Так на основе совершенствования государственного устройства народов Горской АССР в первой половине 1920-х годов в составе РСФСР образовались Кабардинская, Балкарская, Карачаевская, Чеченская, Ингушская, Осетинская автономные области и Сунженский (казачий) административный округ

The state structure of the Mountain ASSR

The right for self-determination of the nations of Soviet Russia took an important place in national policy of Soviet State. This article observes the features of the state structure of multinational Mountain ASSR united autonomy of mountain nations of Northern Caucasus. It reveals the ways to establish new state structure for the people of Mountain republic and transition to the form of independent autonomous units. Thus, development of the state structure of the nations in the Mountain ASSR in the early 1920-s resulted in establishing Kabardinian, Balkarian, Karachai, Chechen, Ingush, Ossetin autonomous regions and cossack administrative district of Sunzha.

Текст научной работы на тему «Государственное устройство Горской АССР»

УДК 94(47).084

Вестник СПбГУ. Сер. 2. 2012. Вып. 1

А. Х. Даудов

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО ГОРСКОЙ АССР

В многонациональной советской России, провозгласившей в своих первых декретах право наций на самоопределение, правильный выбор форм национально-государственного устройства населяющих ее народов имел огромное значение. Особую остроту данная проблема приобретала по мере установления советской власти на территории бывшей Российской империи и с переходом РСФСР к мирному строительству.

Первая сессия ВЦИК РСФСР VII созыва в феврале 1920 г. приняла постановление об образовании комиссии по разработке федеративного устройства РСФСР, в котором отмечалось, что «освобождение от белогвардейского ига Колчака и Деникина обширных областей Поволжья, Урала, Сибири, Средней Азии и Туркестана и предстоящее освобождение Крыма и Северного Кавказа вводит в состав РСФСР ряд малых национальностей со своеобразной культурой, историей и группировкой классов». В данном постановлении подчеркивалось, что «установление нормальных отношений между РСФСР и входящими в ее состав автономными советскими республиками и вообще нерусскими национальностями, своевременное удовлетворение их нужд и выработка форм государственных отношений между входящими в РСФСР частями составляют одну из важнейших задач ВЦИК» [1, с. 30-31].

По вопросу создания автономий для горских народов Северного Кавказа выявились разногласия в руководящих кругах Терской и Дагестанской партийных организаций. После восстановления советской власти среди части местных работников вынашивались идеи создания на Северном Кавказе независимой Горской советской республики в противовес существовавшей здесь в годы гражданской войны и иностранной военной интервенции независимой Демократической республике горцев Северного Кавказа (Горской Республике). Данная идея не была поддержана большинством местного актива, высказывавшегося за тесную связь с Советской Россией в качестве ее неотъемлемой части [2, с. 31]. Однако многие руководящие работники, главным образом приезжие, вначале выступили против автономии в принципе, ссылаясь на отсутствие у горских народов достаточного экономического и культурного потенциала, национальных кадров и т. д.

В сентябре 1920 г. Г. К. Орджоникидзе сообщал в Кавбюро ЦК РКП(б), что во Владикавказе им было устроено совещание всех национальных исполкомов, облисполкомов и парткомов для выяснения их отношения к автономии горцев. После длительного обсуждения автономия была отвергнута 18 голосами при 4 воздержавшихся [2, с. 32]. Многие руководящие работники Терской области считали, что «провозглашение горской автономии открывает двери для контрреволюции, для противников советского строя» [3].

Советская автономия горцев была проведена в жизнь после обстоятельных разъяснений партийного начальства — И. В. Сталина, Г. К. Орджоникидзе, С. М. Кирова, находившихся в то время на Северном Кавказе по поручению ЦК РКП(б). Г. К. Орджо-

© А. Х. Даудов, 2012

никидзе отмечал, что «пришлось повести борьбу с некоторыми (колонизаторскими) поползновениями некоторых коммунистов. Это зло удалось скоро искоренить, и наша работа завершилась организацией Горской и Дагестанской автономных Советских республик» [4, с. 193]

На съезде народов Терской области, открывшемся в торжественной обстановке в помещении Владикавказского театра 17 ноября 1920 г. (присутствовало более 500 делегатов от всех горских и других народов области), с докладом о советской автономии горских народов выступил И. В. Сталин, тогда народный комиссар по делам национальностей РСФСР. Он сказал: «Старый период в истории России, когда цари и царские генералы попирали ваши права, уничтожали ваши вольности, этот период угнетения и рабства канул в вечность» [5, с. 401], в частности, в докладе наркомнаца определялась структура государственного устройства Горской автономии. Составляющим автономию народам предлагалось создать в ее рамках свои национальные Советы и их исполкомы, управляющие делами соответствующих народов с учетом их быта и особенностей. Возглавлять национальные Советы должны были ЦИК и СНК Горской Советской Республики, избираемые съездом Советов и непосредственно связанные с ВЦИК и СНК РСФСР. «Давая вам автономию, — говорил И. В. Сталин, — Россия тем самым возвращает вам те вольности, которые украли у вас кровопийцы-цари и угнетатели царские генералы. Это значит, что ваша внутренняя жизнь должна быть построена на основе вашего быта, нравов и обычаев, конечно, в рамках общей Конституции России» [5, с. 401]. Поясняя цель и задачи предоставляемой горским трудящимся автономии, И. В. Сталин подчеркнул, что она «понимается так, чтобы во всех органах управления стояли ваши люди, знающие ваш язык, ваш быт. В этом смысл автономии. Автономия должна вас научить ходить на своих собственных ногах — в этом цель автономии» [5, с 406].

На съезде выступили руководящие партийные и советские работники Кавказа и Терской области [6;7]. Съезд одобрил провозглашение Горской республики. Каждая национальная фракция выдвинула по одному представителю в состав комиссии, которой предстояло совместно с центральными органами РСФСР разработать Конституцию ГАССР и проделать всю необходимую работу для претворения в жизнь советской автономии горцев. В состав делегации были избраны: от казаков — М. Томашевский, от чеченцев — Т. Эльдарханов, от кабардинцев — Н. Катханов, от осетин — С. Мамсу-ров, от балкарцев — М. Энеев, от карачаевцев — У Алиев, от горских евреев — Вениаминов [8; 9; 10]. Ингушская фракция выделила своего делегата позже.

В итоге ВЦИК РСФСР 20 января 1921 г. принял декрет «Об Автономной Горской Советской Социалистической Республике» [11; 12; 13; 14]. ГАССР образовывалась как составная часть РСФСР. Декрет предусматривал включение в ее состав территории, на которой проживали в то время балкарцы, ингуши, кабардинцы, карачаевцы, осетины, чеченцы, а также жившие между ними казаки и иногородние (некоренное население). Соответственно ГАССР делилась на шесть административных округов, каждый со своим окружным исполкомом: Балкарский, Ингушский, Кабардинский, Карачаевский, Осетинский, Чеченский.

Органами государственной власти и управления ГАССР объявлялись ЦИК и СНК, а также местные Советы, избираемые на основе Конституции РСФСР. Для управления делами ГАССР утверждались 11 народных комиссариатов: внутренних дел, юстиции, просвещения, здравоохранения, социального обеспечения, земледелия, продоволь-

ствия, финансов, рабоче-крестьянской инспекции, труда, Совета народного хозяйства с отделами путей сообщения, почты и телеграфа. Столица Горской АССР — Владикавказ и нефтепромышленный центр — Грозный выделялись в самостоятельные административные единицы, подчиняющиеся непосредственно ЦИК и СНК ГАССР. Для сохранения единства финансовой и хозяйственной политики РСФСР наркоматы Горской АССР (продовольствия, финансов, труда, рабоче-крестьянской инспекции, Совет народного хозяйства с отделами) были подчинены как соответствующим одноименным наркоматам РСФСР, так и СНК Горской АССР. Остальные наркоматы ГАССР были автономны в своих действиях и ответственны перед ВЦИК через ЦИК ГАССР.

Для того чтобы вовлечь горцев в советское государственное управление и создать для этого благоприятные условия, ВЦИК в декрете специально указал, что все делопроизводство ЦИК, СНК и окружных исполкомов ГАССР ведется на родном и русском языках. В составе окружных исполкомов были созданы отделы: управления, земледелия, народного образования, труда, социального обеспечения, продовольствия, здравоохранения, финансов. Окружные исполкомы имели свои отделы в округах, в их компетенцию входило рассмотрение всех вопросов хозяйственного и культурного строительства.

В декрете ВЦИК подчеркивалось, что в случае нарушения настоящей Конституции ЦИКом или СНК ГАССР исполкомы округов и городов Владикавказа и Грозного имеют право обращаться, уведомив ЦИК и СНК ГАССР, во ВЦИК и СНК РСФСР.

Иностранные дела и внешняя торговля оставались целиком в ведении центральных органов РСФСР. Всеми необходимыми средствами ГАССР снабжалась из средств РСФСР. При распределении продуктов местной промышленности запросы и нужды РСФСР удовлетворялись в первую очередь1.

Созыв Учредительного съезда Советов ГАССР поручалось обеспечить Терскому облисполкому. С этой целью предлагалось образовать специальную комиссию из представителей окружных исполкомов.

Учредительный съезд Советов Горской АССР работал с 16 по 22 апреля 1921 г. во Владикавказе. На съезде присутствовало 330 делегатов с решающим голосом. Среди делегатов были представлены все народности будущей республики. Съезд обсудил вопросы о текущем моменте, о Горской Советской Социалистической Республике, о шариатском судопроизводстве и доклады Терского облисполкома и его отделов.

Основное содержание доклада о Горской АССР, с которым выступил видный деятель революционного движения на Северном Кавказе К. Бутаев, составляло изложение декрета ВЦИК об образовании ГАССР. Декрет ВЦИК был назван в докладе Конституцией, поскольку устанавливал государственное устройство образуемой республики, систему органов власти и управления, определял ее взаимоотношения с РСФСР, административно-территориальное устройство2.

1 20 февраля 1924 г. Президиум ВЦИК внес следующее изменение к ст. 6 Декрета ВЦИК от 20 января 1921 г.: «При распределении продуктов местной промышленности запросы и нужды Горской Советской Социалистической Республики удовлетворяются в первую очередь».

2 Площадь Горской АССР составляла свыше 73 тыс. км2, население — около 800 тыс. человек, столица — Владикавказ. Декрет ВЦИК РСФСР предусматривал создание ГАССР в составе 6 административных округов. В 1921 г. решением Горского ЦИК были образованы еще 2 округа: Дигорский — для осетин-дигор-цев, и Сунженский — для казаков Сунженской линии.

22 апреля 1921 г. избранием ЦИК ГАССР в количестве 65 членов и 21 кандидата съезд закончил свою работу [15, с. 714]. Общее число членов ЦИК, а также депутатов от населения было утверждено Пленумом Горского комитета РКП(б) 20 апреля 1921 г. и предложено для утверждения Учредительному съезду. Было внесено предложение сформировать ЦИК из 66 человек (по одному депутату от 25 тыс. населения). Соответственно этому места в ГЦИК распределялись следующим образом: от Чеченской делегации — 18, Кабардинской — 10, Осетии — 7, Дигории — 2, Балкарии — 3, Ингушетии — 3, Карачая — 4, Грозного — 7, Владикавказа — 6, казаков — 3, армии — 3 [16, л. 7]. Как видим, высший орган государственной власти ГАССР строился на принципах равных прав всех национальностей, вошедших в состав ГАССР.

Учредительный съезд Советов ГАССР имел огромное значение. Решения съезда легли в основу советского национально-государственного строительства в ГАССР.

25 апреля 1921 г. состоялась первая сессия ГЦИК, на которой был избран его Президиум из 9 человек под председательством Т. Э. Эльдарханова [17]. ГорЦИК единогласно избрал своими почетными членами В. И. Ленина и М. И. Калинина. На этой же сессии был утвержден Горский СНК в составе 12 народных комиссаров. Председателем СНК был назначен С. А. Такоев, бывший председатель Тероблисполкома [18].

С тем, чтобы установить тесные контакты Горской АССР с РСФСР, при Народном комиссариате по делам национальностей РСФСР на правах его отдела было создано представительство ГАССР. Первый состав представительства был утвержден СНК ГАССР 2 мая 1921 г. В него вошли 5 человек под председательством С. Назарова [19; 20]. Представительство должно было «защищать интересы ГАССР и его народностей, живущих как в пределах Горреспублики, так и других местностях РСФСР» в политической, экономической и культурно-просветительной сферах, а также «способствовать сближению этих народностей с другими национальностями для общих задач государственного строительства» [21].

До образования данного представительства его полномочия были возложены на председателя Горской делегации по выработке Конституции ГАССР С. Мамсурова [22, л. 9]. Наличие таких представительств при Наркомнаце РСФСР характерно для всех автономных государственных образований того периода.

Сложившееся государственное устройство Горской АССР не нашло законодательного закрепления в собственной Конституции ГАССР. Созданные к данному времени на территории РСФСР многие автономные республики имели свои конституции, в их числе и Дагестанская АССР, провозглашенная одновременно с Горской АССР. Отсутствие Конституции ГАССР связано с тем, что республика, не успев должным образом закрепить свое государственное устройство, подверглась национально-государственному размежеванию. Уже в мае 1921 г., т. е. через месяц после Учредительного съезда Советов Горской АССР, Кабарда поставила вопрос о выходе из состава единой республики горцев Северного Кавказа и непосредственном вхождении в состав РСФСР. Процесс национально-государственного размежевания народов ГАССР продолжился.

В январе 1922 г. вслед за Кабардой на основе волеизъявления народов декретом ВЦИК РСФСР из состава ГАССР были выделены Карачай и Балкария. В 1921 г. по требованию трудящегося населения постановлением Горского ЦИК, как уже упоминалось, были созданы два административных округа: Дигорский — для осетин-ди-горцев, и Сунженский — для казаков Сунженской линии. Опыт существования Ди-горской округа оказался отрицательным, поскольку разъединял единый осетинский

народ. В августе-сентябре 1922 г. произошло слияние Осетинского и Дигорского округов в единый Осетинский округ ГАССР. 30 ноября 1922 г. постановлением Президиума ВЦИК РСФСР в автономную область в составе РСФСР была выделена Чечня с резиденцией в г. Грозном, не включая г. Грозный в состав автономной области Чечни. Постановлением от 4 января 1923 г. ВЦИК определил границы Чеченской автономной области и выделил Грозный в самостоятельную административную единицу.3 Комиссия по разработке Конституции Горской АССР из-за быстро проходившего размежевания народов республики не успевала внести в Основной закон согласованные на всех уровнях изменения, особенно относительно государственного устройства республики. Поэтому Конституция Горской АССР так и не была принята.

К 1924 г. Горская АССР имела в своем составе Владикавказский (Осетинский), Назрановский (Ингушский), Сунженский (Казачий) округа и г. Владикавказ как самостоятельную административную единицу. Изменения в связи с национально-государственным размежеванием народов Горской АССР не нашли отражения в государственном устройстве республики, что явилось одной из причин острой внутрире-спубликанской борьбы руководителей партийных и советских органов по вопросам реализации национальной политики Советской власти, государственного устройства республики и эффективности работы партийных и советских органов в условиях Горской АССР. В связи с этим в январе 1924 г. Оргбюро ЦК РКП(б) создало комиссию для обследования состояния партийной и советской работы в Горской республике. В нее вошли Г. К. Орджоникидзе — председатель, А. И. Микоян — секретарь Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б), Б. А. Ройземан — член Центральной контрольной комиссии ЦК РКП(б), С. Г. Мамсуров — председатель СНК Горской АССР [25, л. 19-19 об.].

Предметом острых дискуссий и разногласий явились вопросы реализации национальной политики и государственного устройства народов республики. Среди местных партийных и советских работников наиболее популярной была платформа сторонников сохранения Горской АССР при сокращении в ней республиканских учреждений и их штатов. Другая точка зрения предполагала «автономию до конца», т. е. разделение Горской АССР на автономные единицы осетинского и ингушского народов. Данная точка зрения широко поддерживалась дигорскими работниками, и большинство Осетии не раз ее отвергало. Третья группа партийных и советских работников выступала за автономию Осетии и Ингушетии внутри Горской республики с преобразованием последней [26].

Сторонники сохранения Горской АССР не учитывали сложившуюся к данному времени обстановку в Горской АССР. Подчиненность ее аппарата центру вплоть до мельчайших дел связывала инициативу округов республики, сосредотачивала как инициативу, так и хозяйственные, культурные силы в центре республики. Нужды и запросы округов удовлетворялись плохо, что сдерживало развитие горского села.

Вторая точка зрения отвергалась из-за Владикавказа — единого культурного и экономического центра осетинского и ингушского народов. И Осетия, и Ингушетия, беспокоясь, что в случае их выхода из состава Горской АССР они могут лишиться Владикавказа, выступали против автономии. Именно поэтому данная точка зрения не получила всеобщей поддержки. Идея полной автономии осетинского и ингушского на-

3 О национально-государственном строительстве и национально-государственном размежевании народов Горской АССР см.: [23;24].

родов не была поддержана и комиссией ЦК РКП(б), не нашедшей решения вопроса о Владикавказе. Она поддержала точку зрения сторонников «автономии внутри автономии».

Учитывая важность и остроту вопроса о форме государственного устройства народов Горской АССР, комиссия ЦК РКП(б) провела среди населения Владикавказа и округов республики массовые беспартийные конференции (сходы населения) для выявления мнения широких масс трудящихся [27, с. 159-172]. Но они единства горских масс не выявили. Так, на беспартийной конференции ингушей в селении Назрань 16 февраля 1921 г. (присутствовало 1500 человек) Г. К. Орджоникидзе отметил, что «в Осетии группа осетин, ссылаясь на необходимость улучшения школьного дела и проч., считает нужным отделение Осетии. Эти товарищи учитывают опыт отделения прежних частей Горской республики: Кабарды, Чечни и др., которые от выделения не только не проиграли, но получили во многих отношениях достижения». Выступавшие затем ораторы выражали сожаление и обиду в связи с намерением Осетии отделиться. Некоторые предлагали объединиться с Чечней и выселить «промежуточное» казачество [28, л. 94-94 об.]. В разговоре по прямому проводу с К. Е. Ворошиловым А. И. Микоян сообщил, что после объезда районов и устройства крестьянских съездов в четырех районах Горской АССР «лишь одна Дигория решительно высказалась за автономию, Беслан обошел вопрос молчанием, больше половины Ардона против разделения Гор-республики, боясь, что отнимут у них город» [цит. по: 2, с. 74].

После тщательного изучения наболевших вопросов Горской республики Комиссия ЦК РКП(б) пришла к выводу о необходимости совершенствования государственного устройства ГАССР и улучшения работы партийных и советских органов. Эти вопросы заняли центральное место в работе совместного заседания Комиссии ЦК РКП(б), Гороблпарткома и областной контрольной комиссии (17 февраля 1924 г.). Наиболее острый спор вызвал доклад А. И. Микояна и внесенный им по поручению Комиссии ЦК РКП(б) проект резолюции «О конструкции власти в Горской АССР» [29;30].

В докладе А. И. Микояна содержался развернутый анализ национальной политики в Горской АССР и ее государственного устройства. Среди 1404 сотрудников СНК и во всем республиканском аппарате управления насчитывалось всего 151 осетин и 29 ингушей, т. е. только 2% коренного населения. Такое положение комиссия сочла критическим.

Раскрывая государственное устройство республики, докладчик подробно остановился на ее бюджете. Бюджет был составлен с дефицитом, достигавшим 72%. При всех сложностях финансовой ситуации расходы на СНК достигали в 1922/1923 г. 60% всех расходов ГАССР, а на 1923/1924 г. намечались в размере 55%. «Это на 98 процентов русских чиновников, на их прокормление», — говорил А. И. Микоян и ставил вопрос: «Где здесь самоопределение? Где здесь Ингушетия и Осетия? Они подавлены республиканским аппаратом». Немаловажной деталью А. И. Микоян назвал и то, что до сих пор На-зрановский округ не переименован в Ингушский, а Владикавказский — в Осетинский. «Это мелочь, — отмечал А. И. Микоян, — но очень характерная» [28, л. 7].

Причины сложившейся ситуации Комиссия поясняла следующим образом. Территория и состав Горской АССР со времени ее создания существенно изменились. При своем образовании в ГАССР входила территория с более чем 900-тысячным населением. После выделения Кабарды, Карачая, Балкарии и Чечни ее территория значительно сократилась, и население составляло 295 тыс. человек, из них 150 тыс. осетин, 60 тыс.

ингушей, 25 тыс. казаков, 60 тыс. населения Владикавказа (в том числе 35 тыс. русских). Такие изменения не были учтены в государственном устройстве Горской АССР. Поэтому государственный аппарат управления стал громоздким, слабо связанным с местными партийными и государственными органами и населением. Существующая власть, по мнению Комиссии, отдаляла от себя народ. Обращаясь к республиканскому активу, Г. К. Орджоникидзе особо подчеркнул, что «при таком состоянии основной дефект вашей республики в том, что сущность автономии остается в стороне» [28, л. 13].

Комиссия ЦК РКП(Б) предложила совершенствовать саму автономию и ее органы управления. ГорЦИК упразднялся и заменялся союзным Советом Горской АССР, избираемым на съезде Советов республики. Назрановский и Владикавказский округа реорганизовывались соответственно в Ингушскую и Осетинскую автономные области. Сунженский округ входил в состав Горской АССР на прежних основаниях. Союзный Совет должен был регулировать, согласовывать и направлять деятельность автономных областей через их аппараты. Исполкомы Владикавказа и Сунженского округа подчинялись непосредственно союзному Совету [28, л. 34 об.].

Такое государственное устройство Горской АССР, как пояснил Г. К. Орджоникидзе, есть «некая копия Закавказской Федерации, только с той разницей, что Закавказский СНК имеет преимущество перед союзным Советом, поскольку республики все-таки называются независимыми, и у них больше прав. Мы же тут думаем создать Союз автономных областей» [28, л. 14]. Оратор считал, что в новой форме республика может послужить в будущем ядром федерации горских народов на Северном Кавказе. Примера создания республики автономных областей в СССР еще не было. Не было ясности и в отношении того, насколько такая форма окажется приемлемой. В связи с этим указывалось и на другой возможный путь — разъединение. «Единственный цемент, который вас стягивал, — говорил Г. К. Орджоникидзе, — Владикавказ, а его надолго не хватит» [28, л. 14].

Комиссия считала вопрос о Владикавказе особенно важным. Однако республика сохранялась в первую очередь во имя межнационального мира между ингушским и осетинским народами. Обращаясь к присутствующим, Г. К. Орджоникидзе отметил, что «это мы урезываем административные права СНК, но моменты национального мира и национального содружества ни в коей мере непоколебимы» [28, л. 14].

Выводы комиссии ЦК РКП(б) были убедительными и к концу заседания объединили всех присутствующих. Предложенный ею проект реорганизации Горской АССР был принят почти единогласно (один против) [28, л. 33].

Проект Комиссии не предусматривал подробной регламентации всех вопросов. Ряд вопросов, как, например, о взаимоотношениях между создаваемыми автономными областями и союзным Советом, о подчинении Владикавказского горисполкома вышестоящим органам и т. д., носил спорный характер и вызвал разногласия даже среди членов комиссии. Поэтому Юго-Восточное бюро ЦК РКП(б) 6 марта 1924 г., заслушав доклад о результатах работы Комиссии ЦК РКП(б), решило присоединиться к этим предложениям и просило ЦК РКП(б) привлечь к рассмотрению новой Конституции Горреспублики представителя Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б) [31, л. 130; 2, с. 75].

Для разработки Конституции ГАССР была создана комиссия под председательством наркома юстиции ГАССР Тогузова.

Свои предложения внес и Гороблпартком. Он предложил при союзном ЦИК оставить объединенные наркоматы: юстиции, РКИ, труда, военный, финансовый, а также

Статуправление и Государственное политическое управление (ГПУ), причем финансовому наркомату предлагалось предоставить право общего руководства автономными областями, определения их налоговой политики, он обязывался также давать заключения по бюджетам. Подчиняться обьединенные наркоматы должны были союзному ЦИК на прежних основаниях. Наркомзем, Наркомпрос, Наркомздрав и Центральное административное управление предлагалось упразднить. Для регулирования вопросов административного характера, возникающих на почве территориального соседства и разрешения земельных споров как внутри Горской республики, так и с соседними автономными областями и губерниями, при союзном ЦИК рекомендовалось создать административный отдел и федеральный земельный комитет. Не объединенные наркоматы автономных областей оставались подконтрольными союзному ЦИК.

Сунженскому округу планировалось предоставить права губернии, а во Владикавказе создать горисполком с подчинением его союзному ЦИК [32, л. 19].

Проект Конституции, подготовленный с учетом предложений Гороблпарткома, был обсужден на Пленуме Гороблпарткома, состоявшемся 5-7 апреля 1924 г. Пленум Гороблпарткома также внес свои предложения и поправки в проект Конституции ГАССР. 4

Переработанный проект Конституции Горской АССР был рассмотрен и утвержден Восьмой Горской областной партийной конференцией 27 апреля 1924 г., а затем и Юго-Восточным бюро ЦК РКП(б).

По Конституции в реорганизованной Горской АССР предусматривалось создание высшего органа власти, каковым должен был стать съезд Советов Горской АССР, образуемый из представителей областных съездов Советов автономных областей Осетии и Ингушетии, Сунженского округа и Владикавказского горсовета. В период между двумя съездами Советов высшим органом власти республики был Национальный Совет народов ГАССР, избираемый на съезде Советов из равного числа представителей от Осетии и Ингушетии, Сунженского округа и Владикавказа сроком на один год в количестве, определяемом съездом. Национальный Совет народов ГАССР координировал и направлял деятельность всех народов республики и нес полную ответственность за свои решения перед съездом Советов ГАССР и перед ВЦИК РСФСР. Национальный Совет народов ГАССР избирал из своего состава исполнительный орган — Президиум Национального Совета. При Национальном Совете по соглашению с соответствующими народными комиссариатами РСФСР образовывались отделы рабоче-крестьянской инспекции, ГПУ и прокуратуры. Через эти отделы Национальный Совет и его Президиум осуществляли контроль и надзор от имени ГАССР за деятельностью всех государственных органов автономных областей Осетии и Ингушетии, Сунженского округа и Владикавказа. Резиденцией Национального Совета и столицей автономных областей Осетии и Ингушетии провозглашался г. Владикавказ.

Автономные области управлялись областными исполнительными комитетами, избираемыми соответствующими съездами Советов, и подчинялись непосредственно ВЦИК по линии всех ведомств, за исключением рабоче-крестьянской инспекции, ГПУ и прокуратуры. Город Владикавказ управлялся горсоветом, избирающим свой исполнительный комитет, подчиненный непосредственно Национальному Совету.5

4 Проект Конституции ГАССР, подготовленный с учетом предложений Гороблпарткома, см.: [33].

5 См.: «Как и для чего реорганизуется Горская республика?» [34].

Решение комиссии ЦК РКП(б), Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б) и Гороблпарт-кома о реорганизации Горской АССР было поддержано орготделом ЦК РКП(б). Кроме того, орготдел предложил упразднить СНК, соединив его с аппаратом ЦИК (Национального Совета), образовать при ГорЦИК следующие отделы: финансовый, местного хозяйства, РКИ и ГПУ Ингушскую и Осетинскую автономные области предлагалось образовать на правах губисполкомов с отделами народного образования, здравоохранения, земледелия, социального обеспечения, труда, административно-организационного управления и военного комиссариата. ВЦИК поручалось в месячный срок разработать соответствующее положение и определить их территориальные границы, финансово-экономические взаимоотношения [28, л. 43].

Таким образом, образованная на переломном этапе развития советского государства, единая автономия горских народов к 1924 г. исчерпала свои преимущества. Создание более благоприятных условий для дальнейшего развития народов Горской АССР требовало перехода к новой, более близкой широким слоям трудящихся форме национальной государственности.

К 1924 г. в основном сформировались общие для всего Северного Кавказа краевые партийные и советские органы. Курс на создание единого административного района, взятый в 1920 г., завершился образованием Северо-Кавказского края. К середине 1924 г. на Северном Кавказе уже имелись краевые партийные и советские органы, способные руководить политическим, экономическим и культурным развитием не только края в целом, но и входящими в его состав автономными областями. Для этого были созданы при Крайкоме партии и Крайисполкоме соответствующие национальные отделы. В новых условиях не было необходимости сохранять Горскую АССР даже в реорганизованном виде. Ее сохранение могло создать дополнительные трудности в управлении и во взаимоотношениях областных, республиканских и краевых органов. Горская АССР превращалась для горских народов в дополнительное промежуточное звено во взаимоотношениях с РСФСР.

С учетом конкретной исторической обстановки в стране в целом и Северо-Кавказском регионе в частности 7 июля 1924 г. ВЦИК РСФСР принял постановление «Об упразднении автономной Горской Советской Социалистической Республики и расчленении ее по национальному признаку на две автономные области — Северную Осетию и Ингушетию, на автономную административную единицу — Сунженский округ с правами губернского исполнительного комитета и выделении города Владикавказа в самостоятельную административную единицу».6

Образуемые автономные области осетинского и ингушского народов вошли в состав РСФСР с единым административным центром — г. Владикавказом. Вся полнота власти в автономных областях передавалась областным съездам Советов, а также исполнительным комитетам, имевшим права губернских. До созыва учредительных съездов Советов автономных областей власть передавалась ревкомам, состав которых утверждался Президиумом ВЦИК.

Сунженский округ как автономная административная единица управлялся съездом Советов и исполнительным комитетом, действующим на правах губернского. Город Владикавказ как самостоятельная административная единица подчинялся

6 Постановление ВЦИК «Об упразднении автономной Горской Советской Социалистической Республики...» см.: [35; 36; 37].

непосредственно ВЦИК и управлялся горсоветом и горисполкомом, действовавшими также на правах губернских органов. Такое государственное устройство создавало для горских народов более тесную связь с центральными органами РСФСР и более благоприятные условия для политического, экономического и культурного развития.

Источники и литература

1. Из истории гражданской войны в СССР: сб. документов и материалов. 1918-1922: в 3 т. Т. 3 / ред. кол. Г. А. Белов и др. М: Советская Россия. 1961.

2. Летифов А.Л. Исторический опыт национально-государственного строительства на Северном Кавказе в переходный период к социализму. Махачкала: Дагестанск. кн. изд-во, 1972.

3. Коммунист. 1920. 26 дек.

4. Орджоникидзе Г. К. Статьи и речи. В 2 т. Т. 1. М: Госполитиздат, 1956.

5. Сталин И. В. Соч.: В 13 т. Т. 4. М.: Гос. изд-во политической литературы, 1947.

6. Коммунист. 1920. 23 сент.

7. Горская беднота. 1920. 20 нояб.

8. Жизнь национальностей. 1920. 15 дек.

9. Горская беднота. 1920. 20 нояб.

10. Известия ВЦИК. 1921. 26 янв.

11. Собрание узаконений рабочего и крестьянского правительства РСФСР. М.: Изд-во Наркомата юстиций, 1921. № 6. Ст. 41;

12. Известия ВЦИК. 1921. 26 янв.

13. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 5677. Оп. 2. Д. 267. Л. 34-35.

14. Государственный архив Северо-Осетинской республики (ГАСОР). Ф. Р. -82. Оп. 1. Д. 1. Л. 39-39 об.

15. Съезды Советов РСФСР и автономных республик РСФСР: сб. документов: в. 3 т. Т. 1. 1917-1922 гг. / гл. ред. М. П. Георгадзе. М: Госюриздат, 1959.

16. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 13. Д. 281.

17. ГАСОР. Ф. Р-83. Оп. 1. Д. 291. Л. 15;Ф. Р-41. Оп. 1. Д. 4. Л. 1.

18. ГАСОР. Ф. Р-41. Оп. 1. Д. 4. Л. 2; Ф. Р-83. Оп. 1. Д. 291. Л. 15.

19. ГАСОР. Ф. Р-81. Оп. 1. Д. 114. Л. 4.

20. ГАРФ. Ф. 1318. Оп. 6. Д. 15. Л. 16.

21. ГАСОР. Ф. Р-82. Оп. 1. Д. 1. Л. 6.

22. ГАРФ. Ф. 1318. Оп.6. Д. 4. Л. 9.

23. Даудов А.Х. Горская АССР (1921-1924 гг.). Очерки социально-экономической истории. СПб: Изд-во СПбГУ, 1997. С. 149-214.

24. Даудов А. Х., Месхидзе Д. И. Национальная государственность горских народов Северного Кавказа (1917-1924 гг.). СПб: Изд-во СПбГУ, 2009. С. 151-195.

25. РГАСПИ. Ф. 65. Оп. 1. Д. 143.

26. Бутаев К. Как должны быть построены автономии Осетии и Ингушетии? // Горская правда. 1924. 24 апр.

27. Нечипурнова Н. С. Беспартийные конференции трудящихся Горской АССР в феврале 1924 г. // Известия СОНИИ. Т. 28. Орджоникидзе: Изд-во «ИР», 1971.

28. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 11. Д. 278.

29. Доклад А. И. Микояна «О конструкции власти в ГАССР» // РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 11. Д. 278. Л. 3-12.

30. Постановление ЦК РКП(б) по данному докладу см.: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 11. Д. 278. Л. 3435 об.

31. РГАСПИ. Ф. 65. Оп. 1. Д. 103.

32. ГАСОР. Ф. 204. Оп. 1. Д. 41.

33. ГАСОР. Ф. Р-41. Оп. 1. Д. 197.

34. Горская правда. 1924. 13 июля.

35. СУ РСФСР. М.: Изд-во Наркомата юстиций, 1924. № 66. Ст. 656.

36. ГАРФ. Ф. 5677. Оп. 1. Д. 279. Л. 13.

37. ГАСОР. Ф. Р-41. Оп. 1. Д. 50. Л. 54.

Статья поступила в редакцию 13 октября 2011 г.