Научная статья на тему 'Государственное управление использованием отходов горнопромышленного производства: новый этап и инструменты'

Государственное управление использованием отходов горнопромышленного производства: новый этап и инструменты Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
68
8
Поделиться
Ключевые слова
ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ / STATE MANAGEMENT / ГОРНОПРОМЫШЛЕННЫЕ ОТХОДЫ / MINING PRODUCTION WASTES / ЭФФЕКТИВНОСТЬ УПРАВЛЕНИЯ / MANAGEMENT EFFICIENCY / ФУНКЦИИ И ИНСТРУМЕНТЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ / FUNCTIONS AND TOOLS OF REGULATION / МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВЫЕ ЦЕНТРЫ / MINERAL RESOURCE CENTRES / АРКТИКА / THE ARCTIC

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Харитонова Галина Николаевна, Иванова Людмила Викторовна

Показано, что реформа обращения с отходами затронула деятельность по размещению, учету и контролю, хранению и захоронению горнопромышленных отходов и не повлияла на их накопление, минимизацию и использование. Решение проблем уменьшения накопления и их использования остается прерогативой компаний и слабо стимулируется со стороны государства. Обосновываются предложения по переходу на новую систему обращения с горнопромышленными отходами, при которой государственные органы управления начнут осуществлять функции планирования и прогнозирования и применять программно-целевой метод.

Похожие темы научных работ по экономике и экономическим наукам , автор научной работы — Харитонова Галина Николаевна, Иванова Людмила Викторовна,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Государственное управление использованием отходов горнопромышленного производства: новый этап и инструменты»

8. Крашенинников О. Н. Способ получения вермикулита с пониженной температурой вспучивания // Вестник МГТУ. 2006. Т. 9, no. 2. С. 344-346.

9. Бобров Б. С., Горбатый Ю. Е., Эпельбаум М. Б. Рентгенографические исследования изменений фазового состава вермикулита при нагревании // Вермикулит. М.: Стройиздат, 1965. С. 13-24.

10. Каталог минералов.ру: сайт. URL: http://www.catalogmineralov.ru/mineral.html (дата обращения: 02.03.2018).

11. Федосеева В. И., Миронова А. А. Влияние активации бентонита на его адсорбционные свойства // Вестник СВФУ. 2017. № 4 (60). С. 59-65.

12. Структурно-химические изменения нерудных минералов при измельчении и их влияние на вяжущие свойства / А. М. Калинкин и др. // Проблемы рационального использования природного и техногенного сырья Баренцева региона в технологии строительных и технических материалов: мат-лы международ. науч. конф. Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2005. C. 90-93.

13. Внутских Ж. А. Взаимодействие политетрафторэтилена с оксидами и гидроксидами щелочноземельных металлов: автореф. дис. ... канд. хим. наук. Пермь, 2000.

Сведения об авторах

Федосеева Валентина Ивановна

доктор химических наук, Северо-Восточный федеральный университет им. М. К. Аммосова, г. Якутск, Россия;

Институт мерзлотоведения им. П. И. Мельникова СО РАН, г. Якутск, Россия

vifgoreva@gmail.com

Иванова Марианна Иннокентьевна

Северо-Восточный федеральный университет им. М. К. Аммосова, г. Якутск, Россия

vifgoreva@gmail.com

Кременецкая Ирина Петровна

кандидат технических наук, Институт химии и технологии редких элементов и минерального сырья

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

им. И. В. Тананаева ФИЦ КНЦ РАН, г. Апатиты, Россия

kremen@chemy.kolasc.net.ru

Fedoseeva Valentina Ivanovna

Dr. Sc. (Chemistry), M. K. Ammosov North-Eastern Federal University, Yakutsk, Russia; P. I. Melnikov Permafrost Institute

of the SB of the RAS, Yakutsk, Russia

vifgoreva@gmail.com

Ivanova Marianna Innokent'evna

M. K. Ammosov North-Eastern Federal University, Yakutsk, Russia

vifgoreva@gmail.com

Kremenetskaya Irina Petrovna

PhD (Engineering), I. V. Tananaev Institute of Chemistry and Technology of Rare Elements and Mineral Raw Materials of the Federal Research Centre "Kola Science Centre of the Russian Academy of Sciences", Apatity, Russia kremen@chemy.kolasc.net.ru

РСН: 10.25702/КБС.2307-5252.2018.9.1.905-910 УДК 504.064.4 : 34

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ОТХОДОВ ГОРНОПРОМЫШЛЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА: НОВЫЙ ЭТАП И ИНСТРУМЕНТЫ

Г. Н. Харитонова, Л. В. Иванова

Институт экономических проблем им. Г. П. Лузина ФИЦ КНЦ РАН, г. Апатиты, Россия Аннотация

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Показано, что реформа обращения с отходами затронула деятельность по размещению, учету и контролю, хранению и захоронению горнопромышленных отходов и не повлияла на их накопление, минимизацию и использование. Решение проблем уменьшения накопления и их использования остается прерогативой компаний и слабо стимулируется со стороны государства. Обосновываются предложения по переходу на новую систему обращения с горнопромышленными отходами, при которой государственные органы управления начнут осуществлять функции планирования и прогнозирования и применять программно-целевой метод. Ключевые слова:

государственное управление, горнопромышленные отходы, эффективность управления, функции и инструменты регулирования, минерально-сырьевые центры, Арктика.

STATE MANAGEMENT OF MINING PRODUCTION WASTES: THE NEW STAGE AND TOOLS

G. N. Kharitonova, L. V. Ivanova

G. P. Luzin Institute for Economic Studies of the Federal Research Centre "Kola Science Centre of the Russian Academy of Sciences", Apatity, Russia

Abstract

The article shows that the reform of waste management affected the activities related to placement, registration and control, storage and disposal of mining wastes and did not affect their accumulation, minimization and use. Solving the problems of reducing accumulation and their use remains the prerogative of companies and is weakly stimulated by the state. Proposals for the transition to a new mining waste management system under which the state management bodies will start planning and forecasting, and applying the program-target method, are justified. Keywords:

state management, mining production wastes, management efficiency, functions and tools of regulation, mineral resource centres, the Arctic.

Государственное управление природопользованием является одним из самых сложных видов регулирования по нескольким причинам сразу. Во-первых, это новый вид относительно, например, управления государственными финансами. Во-вторых, объекты и субъекты управления сравнительно более многочисленны и разнообразны, к тому же объекты управления еще и подчиняются малоизученным наукой и малопонятным управленцам объективным законам природы.

Также государственному управлению природопользованием присущи несколько внутренних противоречий, которые снижают его эффективность. Прежде всего, следует указать на не изжившее себя противоречие, которое базируется на сложившейся структуре управляющей системы, при которой одно министерство отвечает и за использование природных ресурсов, и за их охрану. Особенно это ярко проявляется в управлении минерально-сырьевыми ресурсами. Сегодня одно министерство (Министерство природных ресурсов и экологии РФ) разрабатывает и реализует программы по развитию минерально -сырьевого комплекса страны и по воспроизводству минерального сырья и одновременно осуществляет контроль и надзор за рациональным использованием как добываемого сырья, так и отходов его добычи и первичной переработки с целью снижения негативного воздействия на природу. Противоречие заключается в том, что для обеспечения национальной безопасности государство заинтересовано в увеличении добычи стратегических видов минерального сырья, особенно дефицитных, а как собственник недр также в росте добычи его, прежде всего экспортно ориентированных видов, для получения бюджетных доходов.

Поэтому на всех уровнях государственного управления приоритетной признана политика, направленная на привлечение частных инвесторов для освоения новых месторождений, что ведет к росту горнопромышленных отходов. На практике зачастую федеральный регулятор выдает частной компании лицензию на разработку новых месторождений даже при отсутствии народнохозяйственной потребности в конкретном виде минерального сырья, пренебрегая негативными последствиями для окружающей среды региона. Одним из таких примеров является строительство ГОКа «Олений ручей» АО «Северо-Западная фосфорная компания» (СЗФК) в Мурманской области. Потребность в разработке месторождения возникла у компании «СЗФК», дочернего предприятия АО «Акрон», в результате неурегулирования спора на цену апатитового концентрата на внутреннем рынке с АО «Апатит», которое является монополистом по его добыче в стране, обеспечено сырьем на 80 лет вперед и имеет мощности для увеличения его переработки в несколько раз. В 2012 г., когда на АО «СЗФК» был получен первый апатитовый концентрат, Федеральная антимонопольная служба РФ ввела переходный период на рынке апатитового концентрата, что означало отсутствие либерализации цен на него, а для АО «Акрон» — потерю ожидаемой выгоды от вложения инвестиций в разработку месторождения Олений Ручей [1]. Между тем, на территории Мурманской области появился еще один глубокий карьер, два отвала горных пород и хвостохранилище [2]. Кроме того, были пересмотрены в сторону уменьшения границы планируемого Хибинского национального парка, а угроза негативного воздействия на его территорию теперь существует со стороны уже двух горно-химических предприятий.

Вопрос об отказе от применения открытого способа добычи полезных ископаемых, в результате использования которого и появляются многомиллиардные отвалы горных пород и глубокие карьеры, могли бы поставить жители горнопромышленного района, как это уже осуществляется в некоторых зарубежных странах [3].

Однако в настоящее время российское законодательство в сфере обращения с отходами и федеральный закон об экологической экспертизе не наделяют муниципалитеты такими полномочиями [4, 5]. «Проектная документация объектов, используемых для размещения и обезвреживания отходов I-V классов опасности, в том числе проектная документация на строительство, реконструкцию объектов, используемых для обезвреживания и размещения отходов I-V классов опасности, а также проект ликвидации горных выработок с использованием отходов производства черных металлов IV и V классов опасности» отнесены к объектам государственной экологической экспертизы [5]. Но полномочия органов исполнительной власти горнопромышленных регионов,

несмотря на то что они являются субъектами государственного управления, ограничены участием в экспертизе только объектов государственной экологической экспертизы регионального уровня [4]. К этим объектам относятся так называемые «участки недр местного значения», т. е. участки недр, содержащие общераспространенные полезные ископаемые [6]. В связи с тем что частные инвесторы сами заказывают оценку негативного воздействия на окружающую среду (ОВОС) от реализации инвестиционного проекта, а в действующей системе управления недропользованием их проекты находятся фактически в полной безопасности от мнения субъекта Федерации или местного сообщества, почти всегда предпочтение отдается открытому способу разработки месторождения.

По нашему мнению, отсутствие экосистемного подхода в практике государственного управления недропользованием, т. е. учета негативных последствий открытого способа добычи, менее затратного для инвестора, но более разрушительного для окружающей среды, является основной причиной накопления огромной массы горнопромышленных отходов и одним из изъянов государственного управления горнопромышленными отходами.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Следует также признать, что государственное стимулирование разработки так называемых техногенных месторождений остается второстепенной задачей регулирования как на федеральном, так и на региональном уровне. Процедура технико-экономического обоснования этих месторождений, необходимая для разработки инвестиционного проекта, до сих пор фактически аналогична той, которая применяется для новых месторождений и занимает в среднем 3 года. Она включает все стадии геологического изучения техногенного месторождения, разработку и экспертизу технологий. Нельзя отрицать необходимость геологических и горнопромышленных исследований техногенных месторождений, так как состав полезных ископаемых в них и другие их свойства подверглись изменениям за годы захоронения. Однако эта инициатива полностью перекладывается на потенциального частного инвестора, т. е. федеральный регулятор недропользования никак не стимулирует этот процесс. Практика использования горнодобывающими компаниями техногенных месторождений для рециклинга, т. е. процесса возвращения отходов в процессы техногенеза, очень мала. В частности, в Мурманской области единственным примером использования техногенного месторождения по инициативе крупной горнопромышленной компании является переработка техногенных отходов обогащения апатит-бадделеит-магнетитовых руд 1-го и 2-го поля хвостохранилища Ковдорского ГОКа [7].

В стратегической перспективе на процесс образования и накопления новых объемов горнопромышленных отходов повлияет реализация государственной программы РФ «Социально- экономическое развитие Арктической зоны РФ», утвержденной в августе 2017 г. и конкретно ее подпрограммы «Формирование опорных зон развития и обеспечение их функционирования, создание условий для ускоренного социально-экономического развития Арктической зоны РФ» [8]. Задачами подпрограммы являются повышение инвестиционной активности на территории Арктической зоны РФ (АЗ РФ) и обеспечение реализации проектов хозяйственного освоения арктических территорий, а также континентального шельфа РФ в Арктике.

Приоритетными проектами для большинства опорных зон развития АЗ РФ являются минерально -сырьевые центры, представляющие собой «совокупность разрабатываемых и планируемых к освоению месторождений и перспективных площадей, связанных общей существующей и планируемой инфраструктурой и имеющих единый пункт отгрузки добываемого сырья или продуктов его обогащения в федеральную или региональную транспортную систему (железнодорожный, трубопроводный и морской транспорт) для доставки потребителям» [8]. В двух предыдущих программах социально-экономического развития АЗ РФ на добычу и переработку полезных ископаемых приходилось почти 50 % всех проектов и 7 % — на геологоразведку и шельфовые проекты, т. е. почти две трети всех проектов напрямую связаны с разработкой минерально-сырьевой базы АЗ РФ. Поэтому начиная с 2016 г., когда у федерального правительства появилась идея новой территориальной организации Арктики в форме опорных зон, губернаторы арктических субъектов Федерации связывают перспективу развития своих регионов только с освоением месторождений полезных ископаемых.

В новой редакции проекта федерального закона «О развитии Арктической зоны РФ» (2017 г.) идея комплексного социально-экономического развития Арктики посредством формирования и обеспечения функционирования опорных зон развития не только превалирует, но и в нем детально регламентирована ее реализация [9]. В соответствии с проектом закона и неожиданно для органов власти субъектов Федерации им впервые на практике предоставляется право реализовать полномочие федерального закона «О недрах» по «участию в разработке и реализации государственных программ геологического изучения недр, развития и освоения минерально-сырьевой базы РФ», т. е. месторождений полезных ископаемых, находящихся в федеральной собственности.

Другими словами, высший исполнительный орган власти субъекта Федерации будет являться «заявителем» якорного проекта для включения его в опорную зону. Ознакомление с условиями формирования и предоставления заявки позволяет сделать вывод, что для субъекта Федерации эта миссия невыполнима. Прежде всего, устанавливаемая в проекте закона общая стоимость планируемого якорного проекта должна составлять грандиозную величину — не менее 100 млрд руб. Для неякорных проектов, т. е. для тех, от реализации которых, не зависят иные проекты, планируемые в опорной зоне, стоимость проекта не указывается, но заявка на включение их в опорную зону должна содержать тот же комплект документов, что и для якорных проектов. В обязательный комплект документов входят 14 видов: от обоснования целесообразности и эффективности создания опорной зоны для решения задач развития Арктической зоны и арктических субъектов РФ и

прогнозного анализа социально-экономических последствий создания опорной зоны до бизнес-плана каждого проекта и нотариально заверенных копий учредительных документов потенциальных участников опорной зоны. Кроме того, высший исполнительный орган государственной власти субъекта РФ должен найти потенциального участника опорной зоны и составить с ним «Соглашение о подготовке заявки о создании опорной зоны», в котором субъект Федерации должен указать порядок предоставления информации потенциальному участнику для целей оценки им своего участия в инвестиционном проекте, а также в нем должен быть определен порядок распределения расходов между сторонами по подготовке заявки [9]. При этом формы взаимодействия федерального органа управления недропользованием и органов исполнительной власти субъекта Федерации не определены, зато федеральные органы наделяются функциями экспертизы заявок на нескольких ее этапах.

Можно предположить, что если проект федерального закона «Об Арктической зоне» будет одобрен в существующем варианте или даже с небольшими отклонениями от него, например, будет снижена до реальной стоимость якорного проекта, то вероятность создания минерально-сырьевых центров в опорных зонах АЗ РФ все равно остается очень низкой на всем этапе реализации государственной программы развития Арктики, т. е. до 2025 г. Однако арктические субъекты Федерации, несомненно, будут пытаться обосновать заявки на включение в опорные зоны своих проектов, так как привлечение инвесторов остается одним из основных показателей эффективности деятельности высших должностных лиц региона. В связи с этим субъекты Федерации должны будут изыскать средства на финансирование научных исследований, необходимых для технико-экономического и экологического обоснования целесообразности освоения месторождений полезных ископаемых. Конечно, эта задача будет стоять и перед потенциальными участниками опорных зон, но, хочется подчеркнуть, что теперь не только перед ними.

В настоящее время горнопромышленные компании несут расходы на научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы или на покупку патентов, но часто эти расходы представляют собой просто уловку для создания положительного имиджа при получении лицензий на развитие минерально-сырьевой базы или на размещение отходов. Поэтому они не всегда достаточны для завершения научно-исследовательских работ или для внедрения их результатов в производство. Развитие АЗ РФ посредством формирования опорных зон можно рассматривать как предпосылку увеличения финансирования комплексных научных исследований в сфере недропользования, включая проблему использования горнопромышленных отходов, хотя бы за счет появления нового его источника — средств субъекта Федерации.

Нельзя не напомнить о высокой степени наступления важного события в государственном управлении природопользованием: о переходе промышленных компаний на принципы наилучших доступных технологий (НДТ). Этот переход, который состоится после 2022 г., будет иметь принудительный и обязательный характер, т. е. государственные органы управления природопользованием и охраной окружающей среды усиливают свое воздействие на компании и, в первую очередь, на экологически опасные или причисленные к I категории [10]. Для этих предприятий нормативы образования отходов и лимиты на их размещение будут действовать до дня получения комплексного экологического разрешения (КЭР), которое будет выдаваться на принципах НДТ с установлением для них технологических нормативов. Заявку на получение КЭР надо подать в срок с 1 января 2019 г. по 31 декабря 2022 г. Горизонтальные информационно-технические справочники НДТ «Утилизация и обезвреживание отходов» и «Горнодобывающая промышленность. Общие процессы и методы», предназначенные для выбора технологии и сравнения НДТ с применяемой на предприятии, были разработаны еще в 2016 г.; составление «вертикальных» (отраслевых) справочников по добыче и обогащению угля, золота, руд черных и цветных металлов по графику должно было завершиться в 2017 г.

Если применяемые ныне технологии добычи руды, ее первичной переработки и использования горнопромышленных отходов не соответствуют НДТ, то компании придется разработать программу модернизации. В связи с этим можно ожидать, что компании будут финансировать новые научные исследования, приобретать патенты и внедрять уже полученные результаты, многие из которых годами лежат «мертвым грузом». В частности, к ним можно отнести многочисленные исследования по использованию горнопромышленных отходов хибинских месторождений апатит-нефелиновых руд, оленегорских месторождений железорудного сырья, ковдорского месторождения комплексных руд, сопчеозерского месторождения хромовых руд для доизвлечения ценных компонентов и применения в строительстве, которые выполнены учеными Института химии и технологии редких элементов и минерального сырья им. И. В. Тананаева ФИЦ КНЦ РАН [11].

Если рассмотренные внутренние противоречия в государственном управлении недропользованием разрешаются медленно или задача по их устранению вовсе не стоит на повестке дня у федерального регулятора, то уже сегодня с удовлетворением можно отметить, что самое известное политэкономическое противоречие между экономическим ростом и затратами на охрану окружающей среды опровергается практикой последних десятилетий развития экономики в разных странах мира. Другими словами, все больше появляется доказательств того, что обществу выгодно выделять различные ресурсы для охраны окружающей среды, в частности, на решение проблемы использования отходов производства и потребления.

В настоящее время активно осуществляется теоретическое обоснование производственной модели, в которой использование сырья уменьшается, а отходы сводятся к нулю, получившей название «циркулярная» или «круговая экономика». В странах Европейского союза уже создана финансовая платформа для ее развития на базе Европейского инвестиционного банка (European Investment Bank) и нескольких других, что позволило

только в 2016 г. привлечь в Европейскую программу инвестиций 164 млрд евро [12]. В нашей стране идеи «круговой экономики» также все больше овладевают как научной и экологической общественностью, так и органами государственного управления экономикой и сферой природопользования.

Реформа государственного управления обращением с отходами производства и потребления была запущена в 2014 г., что потребовало принятия трех федеральных законов, которые внесли в законы «Об отходах производства и потребления» и «Об охране окружающей среды» изменения, способствующие развитию всех видов деятельности по сокращению, повторному использованию и рециркуляции, осуществляемые в процессе производства, обращения и потребления, т. е. созданию «круговой» экономики [13-15]. Например, направления государственной политики в области обращения с отходами в новой редакции федерального закона «Об отходах производства и потребления», признанные приоритетными, и их последовательность: максимальное использование исходных сырья и материалов; предотвращение образования отходов; сокращение образования отходов и снижение класса опасности отходов в источниках их образования; обработка отходов; утилизация отходов; обезвреживание отходов — полностью соответствуют Директиве 2008/98/ЕС «Об отходах» [16].

Суть управленческих инноваций заключается в том, что органы государственного управления теперь будут выполнять функции планирования и прогнозирования, а не ограничиваться только функцией контроля и надзора за размещением отходов в окружающей среде и сбором платежей за него. Выполнение функции планирования означает установление нормативов накопления и утилизации отходов и использованных товаров, утверждение основ ценообразования на отходы, включая вторичное сырье, и территориальных схем обращения с отходами.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Также будет применяться программно-целевой метод в управлении отходами производства и потребления на федеральном и региональном уровнях, включая разработку инвестиционных программ. Это позволит возложить ответственность за достижение программных целей и показателей непосредственно на органы государственного управления отходами, а не распределять ее, как было прежде, среди многочисленных организационных подразделений государственных органов управления природопользованием.

Таким образом, можно констатировать значительный прогресс в совершенствовании функций, форм и инструментов в деятельности органов государственного управления по обращению с отходами производства и потребления. Однако эти изменения мало затронули проблему обращения с горнопромышленными отходами, так как основным предметом регулирования на современном этапе реформы государственного управления являются твердые коммунальные отходы и использованные товары.

Решение проблем образования и использования горнопромышленных отходов по-прежнему почти целиком возложено на компании, производящие эти отходы. Нововведения коснулись в основном системы надзора за размещением отходов и платы за него с целью стимулирования снижения объемов образования отходов и их утилизации. Согласно п. 7 ст. 16.3 федерального закона № 7-ФЗ плата за размещение отходов не взимается при размещении отходов на объектах размещения отходов ((полигон, шламохранилище, в том числе шламовый амбар, хвостохранилище, отвал горных пород и др.), которые не оказывают негативного воздействия на окружающую среду, и это может быть подтверждено данными мониторинга и при накоплении отходов в целях утилизации или обезвреживания в течение 11 месяцев со дня образования этих отходов. При размещении отходов V класса опасности добывающей промышленности посредством закладки искусственно созданных полостей в горных породах при рекультивации земель и почвенного покрова к ставкам платы за негативное воздействие применяется коэффициент 0; при размещении отходов производства и потребления, которые образовались в собственном производстве на объектах размещения отходов, принадлежащих юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю, на праве собственности при размещении отходов IV, V классов опасности — коэффициент 0,3; при утилизации ранее размещенных отходов перерабатывающей и добывающей промышленности — коэффициент 0,5 [10]. Также предприятия будут поощрять, снижая плату за уменьшение объемов образования отходов посредством их захоронения в горных выработках и за строительство новых объектов их размещения за собственные средства.

Стимулирование комплексного использования минерального сырья, извлечения из него ценных компонентов и использования отходов в качестве вторичного сырья перенесено во времени на начало перехода экологически опасных предприятий на принципы НДТ, т. е. не будет применяться еще 5 лет.

По нашему мнению, в переходный период на принципы НДТ государственный регулятор может восстановить функции планирования и прогнозирования в обращении с горнопромышленными отходами, которые до сих пор являются прерогативой горнодобывающих компаний. Планы компаний по модернизации для получения комплексного экологического разрешения могут составить основу комплекса мероприятий государственных федеральной и региональных программ по управлению горнопромышленными отходами. Финансирование мероприятий этих программ должно быть дополнено за счет средств государственных бюджетов, прежде всего, по направлениям: информационное обеспечение и научные исследования по максимальному извлечению ценных компонентов из горнопромышленных отходов и использованию их в качестве вторичного сырья. Государственные органы управления уже сегодня могут решить проблему использования техногенных месторождений, которые находятся в собственности компаний, по аналогии с неиспользованными земельными участками. Многие меры государственного регулирования, уже включенные в новую систему обращения с твердыми коммунальными отходами и отслужившими свой срок товарами, можно применить и в отношении управления горнопромышленными отходами.

Литература

1. Либерализация рынка апатита откладывается на три года URL: http://faswalk.fas.gov.ru/fas-in-press/?curPos=18550.

2. Объекты размещения отходов (ОРО), внесенные в государственный реестр объектов размещения отходов. URL: http ://eco-profi.info/index.php/groro/list/35-.

3. Филиппины объявили о запрете новых открытых горных работ. URL: https://bcs-express.ru/novosti-i-analitika/filippiny-obieiavili-o-zaprete-novykh-otkrytykh-gornykh-

rabot.groro.html?filter123[0]=0JzRg9GA0LzQsNC90YHQutCw0Y8g0L7QsdC70LDRgdGC0Yw%3D&start=50

4. Федеральный закон от 24.06.1998 № 89-ФЗ (ред. от 31.12.2017) «Об отходах производства и потребления» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2018). URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_19109/.

5. Федеральный закон от 23 ноября 1995 г. № 174-ФЗ «Об экологической экспертизе» (с изменениями и дополнениями). URL:http://base.garant.ru/10108595/9d78f2e21a0e8d6e5a75ac4e4a939832/#ixzz54AJ2ZdIa.

6. Иванова Л. В. Роль общераспространенных полезных ископаемых в социально-экономическом развитии регионов: проблемы и перспективы // Бизнес. Наука. Образование: проблемы, перспективы, стратегии: мат-лы российской научно-практической конференции с международным участием. Вологда: Вологодский институт бизнеса, 2015. С. 56-61.

7. Экономическая эффективность утилизации отходов обогащения и подготовки резервной сырьевой базы предприятия / И. В. Мелик-Гайказов и др. // Труды Карельского научного центра РАН. 2012. № 6. С. 172-181.

8. Постановление Правительства РФ от 31 августа 2017 № 1064 «Государственная программа Российской Федерации "Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации"». URL: http://government.ru/programs/236/events/.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Проект федерального закона «О развитии Арктической зоны РФ». URL: http://docs.cntd.ru/document/555622319.

10. Федеральный закон № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды». URL: http://ipipip.ru/zakon-ob-ohrane-okrujayuschey-sredy/16.3/.

11. Отчет о научно-исследовательской работе «Подготовка информационной базы для привлечения инвестиций в реальный сектор экономики и разработки «Концепции промышленной политики Мурманской области на 2010-2014 годы». Договор № 04-05/125 от 09.12.2009 / испол.: О. В. Буч, Г. Н. Харитонова. Мурманск, 2009.

12. Никуличев Ю. В. Управление отходами. Опыт Европейского союза: аналит. обзор / РАН. ИНИОН. Центр науч. -информ. исслед. глоб. и регионал. пробл.; Отд. проб. европ. безопасности. М., 2017. 55 с.

13. Федеральный закон от 29 декабря 2014 г. № 458-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "Об отходах производства и потребления"». URL: http://docs.cntd.ru/document/420242990.

14. Федеральным законом от 29 декабря 2015 г. № 404-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "Об охране окружающей среды"». URL: http://docs.cntd.ru/document/420326695.

15. Федеральным законом от 31 декабря 2017 г. № 503-Ф3 «О внесении изменений в Федеральный закон "Об отходах производства и потребления"». URL: http://docs.cntd.ru/document/556185214.

16. Директива № 2008/98/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского союза "Об отходах и отмене ряда Директив". URL: http://narodirossii.ru/?p=15667.

Сведения об авторах

Харитонова Галина Николаевна

кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник, Институт экономических проблем им. Г. П. Лузина ФИЦ КНЦ РАН, г. Апатиты, Россия kharitonova@iep .kolasc. net. ru Иванова Людмила Викторовна

кандидат экономических наук, старший научный сотрудник, Институт экономических проблем им. Г. П. Лузина ФИЦ КНЦ РАН,

г. Апатиты, Россия

Ivanova@iep.kolasc.net.ru

Kharitonova Galina Nikolaevna

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

PhD (Economics), Leading Researcher, G. P. Luzin Institute for Economic Studies of the Federal Research Centre "Kola Science Centre of the Russian Academy of Sciences", Apatity, Russia kharitonova@iep.kolasc. net. ru Ivanova Ludmila Victorovna

PhD (Economics), Senior Researcher, G. P. Luzin Institute for Economic Studies of the Federal Research Centre "Kola Science Centre

of the Russian Academy of Sciences", Apatity, Russia

Ivanova@iep.kolasc.net.ru