Научная статья на тему 'Государственно-правовые и религиозные взгляды М. А. Рейснера на нравственность (конец XIX В. )'

Государственно-правовые и религиозные взгляды М. А. Рейснера на нравственность (конец XIX В. ) Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
188
25
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
«ЕСТЕСТВЕННОЕ СОСТОЯНИЕ» / ЛИЧНОСТЬ / НРАВСТВЕННОСТЬ / «НРАВСТВЕННЫЙ ЗАКОН» / «ОБЩЕЕ БЛАГО» / ПРАВО / ХРИСТИАНСКОЕ ГОСУДАРСТВО / «NATURAL STATE» / PERSONALITY / MORALITY / «MORAL LAW» / «COMMON GOOD» / LAW / CHRISTIAN STATE

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Вышкварцев В. В.

На основе анализа учений немецких канонистов и теологов XIX столетия известный отечественный правовед М. А. Рейснер сформировал собственную систему взглядов на соотношение права и нравственности с точки зрения их существования в условиях христианского государства. Позиции М. А. Рейснера в начале его научного пути были далеки от социалистических и более близки к идеалам правового государства. В условиях данного типа государства предопределяющим социальным регулятором выступает «нравственный закон»; формируется концепт «альтруизма личности» как теоретического начала осмысления гражданского общества; право объясняется через его свойства нравственной и примиряющей силы; «естественное состояние» личности интерпретируется в контексте невозможности влияния христианских догматов на субъективную сторону человеческой воли. Несмотря на то что профессор Рейснер считал недостижимым существование христианского государства в правовом, тем не менее ученый определил вопросы их совместного ведения. Выводы, ́ сделанные на основании исследования трудов М. А. Рейснера с апеллированием отдельных его воззрений к философско-правовой мысли других представителей русских юридических школ (Б. А. Кистяковский, П. И. Новгородцев), позволяет установить общность и востребованность их нравственных идей в современный период времени.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

MIKHAIL A. RISNER’S STATE-LEGAL AND RELIGIOUS VIEWS ON MORALITY (THE END OF THE 19TH CENTURY)

On the basis of the analysis of the teachings of German canonists and theologians of the 19th century, a famous Russian jurist Mikhail A. Reisner elaborated his own system of views regarding the interrelationship between law and morality from the point of view of their existence in the Christian state. At the beginning of his academic life Mikhail A. Reisner was far from sharing socialist ideas and closer to the ideals of the rule-of-law State. Under the conditions of this type of the State «the moral law» acts as the predetermining social regulator; the concept of «personality altruism» is formed as the theoretical foundation for understanding of the civil society; law is explained through its properties of moral and conciliatory power; the «natural state» of the person is interpreted in the context of impossibility of influence of Christian dogmas on the subjective side of the human will. Despite the fact that Prof. Reisner considered unattainable the existence of a Christian State within the framework of the rule-of-law State, the scholar identified the issues of their joint jurisdiction. Conclusions drawn on the basis of the study of the works written by Prof. Reisner using his individual views concerning the philosophical and legal thought of other representatives of Russian law schools (B. A. Kistyakovsky, P. I. Novgorodtsev) allows the authors to reveal the commonality and relevance of their moral ideas for the modern period of time.

Текст научной работы на тему «Государственно-правовые и религиозные взгляды М. А. Рейснера на нравственность (конец XIX В. )»

В. В. Вышкварцев*

Государственно-правовые и религиозные взгляды М. А. Рейснера на нравственность (конец XIX в.)

Аннотация. На основе анализа учений немецких канонистов и теологов XIX столетия известный отечественный правовед М. А. Рейснер сформировал собственную систему взглядов на соотношение права и нравственности с точки зрения их существования в условиях христианского государства. Позиции М. А. Рейснера в начале его научного пути были далеки от социалистических и более близки к идеалам правового государства. В условиях данного типа государства предопределяющим социальным регулятором выступает «нравственный закон»; формируется концепт «альтруизма личности» как теоретического начала осмысления гражданского общества; право объясняется через его свойства нравственной и примиряющей силы; «естественное состояние» личности интерпретируется в контексте невозможности влияния христианских догматов на субъективную сторону человеческой воли. Несмотря на то что профессор Рейснер считал недостижимым существование христианского государства в правовом, тем не менее ученый определил вопросы их совместного ведения. Выводы, сделанные на основании исследования трудов М. А. Рейснера с апеллированием отдельных его воззрений к философско-правовой мысли других представителей русских юридических школ (Б. А. Кистяковский, П. И. Новгородцев), позволяет установить общность и востребованность их нравственных идей в современный период времени.

Ключевые слова: «естественное состояние», личность, нравственность, «нравственный закон», «общее благо», право, христианское государство.

001: 10.17803/1994-1471.2019.102.5.034-043

В современных научно-исследовательских работах, посвященных теоретическим проблемам философии права, продолжает оставаться актуальным мнение о том, что «учение немецких мыслителей по вопросу об отношении права и нравственности не исчерпало своего научного и духовного потенциала вплоть

до наших дней»1. Трудно переоценить это суждение. Известно, что еще со времен древнегреческих философов — Пифагора, Эмпедокла, Платона, Аристотеля, которые положили начало развитию психологического направления в философии2, и по настоящее время нравственность можно было рассматривать в качестве эфира

См., например: АльбовА. П. Нравственно-правовые проблемы в русской и немецкой философии права (теоретико-правовой анализ) : дис. ... д-ра юрид. наук. СПб., 1999. С. 250.

См. подробнее: Бобров Е. А. Психологические воззрения древних греческих философов. Изд. 3-е. М., 2012. 80 с.

2

© Вышкварцев В. В., 2019

* Вышкварцев Виталий Владиславович, кандидат юридических наук, депутат Совета депутатов городского округа Краснознаменск Московской области info@vyshkvartsev.ru

143090, Россия, Московская область, г. Краснознаменск, ул. Краснознаменная, д. 1

(аера) (Анаксимен), наполняющего человеческое тело, или «внутреннего невещественного человека, который живет внутри вещественной телесной фигуры»3. Затем от немецких философских школ Канта и Гегеля формируется дуализм взглядов на соотношение права и морали у Ф. Ю. Шталя, Г. М. Цопфля, Г. Лассона, а также у немецких канонистов, теологов и историков — К. фон Брандиса, Э. В. Клее, А. В. Дикгофа, Г. фон Мюлера, Г. В. И. Тирша и др.4 Изучению их научных религиозных парадигм об отношении церкви и государства посвятил свое творчество один их колоритных ученых-правоведов дореволюционного и советского периода России Михаил Андреевич Рейснер (1868—1928 гг.).

Неподдельный интерес у М. А. Рейснера к постижению нравственных граней христианского государства был вызван востребованностью этой проблематики, обсуждаемой в кругах русской ученой интеллигенции, среди которых выступали профессор А. Л. Блок и профессор Е. Н. Трубецкой, в разное время осуществлявшие научное руководство в период обучения М. А. Рейснера в Варшавском императорском университете и Императорском университете Святого Владимира в Киеве соответственно. Ученый, следует полагать, пытался вывести умозаключения из суждений уважаемых правоведов о том, что государство является нравственной силой и православие имеет нравственное преимущество, а также выражал намерение опровергнуть известную формулу соотношения права и нравственности Е. Н. Трубецкого как взаимно соприкасающихся сфер двух окружностей5, входящих друг в друга и составляющих общий сектор пересечения. Однако при разделении данного сектора на два сегмента важны изна-

чально равные по площади сегменты сектора, для чего необходимым условием является равенство площадей каждой из двух окружностей и равное расстояние от радиусов окружностей до хорды, разделяющей сектор, — область пересечений двух окружностей. Не является ли такая модель основой теоретической концепции «права-компромисса», или формальной адекватности права, согласно которой «цель правовой нормы — это практическая реализация нормы нравственной, путем компромисса между обеими характеристиками, каждая из которой, так сказать, урезается в пользу другой»?6 В этой связи немаловажно подчеркнуть тождественность взглядов М. А. Рейснера на право как систему компромиссов интересов и идеологий различных классов, выполняющую «медиативную», примиряющую функцию. В ином ракурсе следует рассматривать вышеобозначенную «этическую формулу» Е. Н. Трубецкого, когда, например, площади окружностей изначально различны либо при пересечении равных по площади окружностей площадь одного сегмента в области пересечения становится больше, а другого сегмента — меньше. В результате возникает фигура, модель, явление с наибольшим масштабом, степенью или возможностью своего влияния на другой подобный объект (материальный или нематериальный) в каком-либо процессе. Таким образом появилось основание для «вечных споров» о том, чего должно быть больше: правового начала в нравственном или нравственного начала в правовом. В 1872 г. немецкий профессор Георг Еллинек защитил диссертацию доктора права на тему «Социально-этическое значение права, несправедливости и наказания», кото-

Бобров Е. А. Указ. соч. С. 7.

См. подробнее: Вышкварцев В. В. Идеология и культура правового государства (к 150-летию со дня рождения Михаила Андреевича Рейснера (1868—1928 гг.)) // Культура: управление, экономика, право. 2018. № 1. С. 22 ; Щеглов В. Нравственность и право в их взаимных отношениях. Ярославль, 1888. С. 107.

См. подробнее: Сафронова Е. В., Кравченко Е. С. Александр Львович Блок. Биография ученого. М., 2013. С. 94 ; Блок А. Л. Государственная власть в европейском обществе. Взгляд на политическую теорию Лоренца Штейна и на французские политические порядки. СПб., 1880. С. 137 ; Трубецкой Е. Н. Энциклопедия права. М., 1907. С. 34.

Реймерс Н. А. Право и мораль. Опыт морфологии нравственного сознания. Париж, 1934. С. 12.

3

4

5

6

рая впоследствии стала монографией ученого и была дважды переиздана (в 1908 и 1910 гг.). В этом исследовании Г. Еллинек называет право «минимумом нравственной жизнедеятельности и нравственного настроения, требующегося от членов общества»7. По Еллинеку, право создается органами власти и учреждениями и призвано регулировать внешнее столкновение их интересов с внутренними интересами общества, диктуемыми нравственными императивами. И несмотря на то что точку зрения Г. Еллинека разделяли В. С. Соловьев и частично А. С. Ящен-ко, против политики «умеренного юридического позитивизма», прочно занявшего свои позиции в науке права, эти именитые ученые устоять не смогли. Проблема и сегодня вызывает тревогу «потери права» у современных правоведов: «...Слишком явный отрыв права от морально-нравственных регуляторов не только снижает эффективность его действия, но и чреват опасным подрывом фундаментальных основ человеческого общежития», — рассуждает В. Д. Зорькин8. Он же обратил внимание на восприятие права, нравственности и религии как триединого взаимосвязанного соционормативного комплекса. Положение личности в сфере взаимодействия государства и церкви в контексте осуществления ею права свободного вероисповедания, как мы указали выше, рассматривал М. А. Рейснер под определенным влиянием идей Г. Еллинека, который принимал участие в руководстве науч-

но-исследовательским процессом при подготовке М. А. Рейснером своей работы «Христианское государство (к вопросу об отношении государства и церкви)» в период 1897—1898 гг. Члены Совета Императорского Томского университета на заседании 12 декабря 1898 г. постановили разрешить М. А. Рейснеру напечатать указанную работу в «Известиях Императорского Томского университета» (в 1899 г. работа вышла в качестве самостоятельного печатного издания и получила свои первые научные отзывы).

Проведя сравнительный анализ учений немецких канонистов о христианском государстве, М. А. Рейснер пришел к следующим выводам:

— церковное учение и христианская нравственность не ведают нечестия в политическом строе и форме правления государств, следовательно, соглашаясь с Г. В. И. Тиршем, ученый полагал неактуальным вопрос о существовании специальной христианской формы государственного устройства, которое бы обязательно стало источником формирования нравственных установок в обществе и у индивида — в отдельности;

— христианская религия и христианская нравственность неприменимы в качестве норм государственной деятельности. Этот тезис имеет определенную степень преемственности и сегодня в системе сдержек от различных форм «настойчивого влияния» церкви на выполнение государством своих функций9;

7 Еллинек Г. Социально-этическое значение права, несправедливости и наказания. М. 1910. С. 48.

8 Зорькин В. Д. Суть права // URL: http://www.ksrf.ru/ru/News/Speech/Pages/ViewItem.aspx?ParamId=81 (дата обращения: 05.01.2018).

9 В ходе VI Рождественских парламентских чтений в Совете Федерации Патриарх Московский и всея Руси Кирилл впервые сделал заявление об ограничении стремления людей к торговле криптовалютой и другими аналогичными цифровыми активами: «Церковь видит свою задачу в воспитании человека таким образом, чтобы он не был порабощен страстями и стремился к праведному труду. Но и государство в такой ситуации призвано защитить человека от чрезмерных рисков и даже прямого обмана» (см.: URL: http://bankir.ru/novosti/20180125/patriarh-kirill-prizval-s-ostoroznostu-otnositsa-k kriptovalutam-10134818/ (дата обращения: 15.04.2018).) Прежде всего, уважаемые рассуждения его Святейшества следует дополнить мыслью о том, что в настоящее время Государственная Дума, Центральный банк РФ и Министерство финансов РФ уже разработали и представили для обсуждения ряд проектов федеральных законов, которые направлены на закрепление и регулирование институтов цифровых активов и сделок с ними. Однако, говоря о пагубности увлечения людей сделками с криптовалютой, не отмечаются и положительные стороны данного явления — возникновение таких новых институтов гражданского общества, как «биткоин-благотворительность»: «Согласно последним статистическим данным, представленным

— христианская нравственность опирается на понятие нравственно свободной личности и, в отличие от нравственности рациональной, гуманитарной, позволяет совершить акт издания своего нравственного закона, что стоит в основе свободы совести. По мнению современного исследователя О. А. Скиби-ной, смысл данной сентенции заключается в «свободе выбора своей веры», что впоследствии стало противоречием другим взглядам М. А. Рейснера о свободе атеистической пропаганды10. Вместе с тем, однако, важно отметить, что другой ученый-историк и философ, Н. А. Реймерс, акцентировал внимание на необходимости строгого следования своему закону (моральной идее), «как бы груба она ни была, принося в жертву свои интересы»11. Важна преданность своему нравственному закону — amicus Plato, sed magis amica veritas;

— «...Необходим еще постоянный подвиг труда для блага ближних и собственного усовершенствования; нужна деятельность верующего согласно данному от Бога таланту, не-

обходима живая помощь всем страдающим и обремененным», — утверждал М. А. Рейс-нер12. Эту мысль впоследствии интерпретирует В. С. Соловьев в контексте альтруизма, составляющего понятие нравственного добра — сочувствия к бедствиям других, побуждающего деятельно избавлять их от зла. У профессора Рейснера она ляжет в основу психологических подходов к формированию гражданского общества13;

— М. А. Рейснер определил и предметы совместного ведения государства и церкви:

а) брачные отношения. Любой брак может быть признан законным, если он удовлетворяет условиям общественной нравственности и здоровья и не совершен под угрозой обмана и (или) насилия. Особенное отношение у церкви имеется к институту гражданского брака, названный правоведом «недозволенным плотским союзом, в который не должен вступать ни один верующий»14;

б) народное образование. Профессор Рейснер считал, что воспитание по-прежнему остается делом семьи и родителей, однако полагал

организацией Fidelity Charitable 2017, благотворительность в биткоинах значительно возросла и вышла на новый уровень. Только за первое полугодие 2017 г. было собрано около 9 миллионов в ВТС, тогда как еще в 2016 году сумма пожертвований не доходила до отметки 2 миллиона. Интересно и то, что разработчики пошли еще дальше и занялись созданием цифровых валют с уже изначальным благотворительным предписанием» (см. подробнее: URL: https://bitcryptonews.ru/blogs/cryptocurrency/bitkojn-i-blagotvoritelnost (дата обращения: 15.04.2018)).

10 Скибина О. А. Государственно-правовые взгляды М. А. Рейснера : дис. ... канд. юрид. наук. Белгород, 2016. С. 60.

11 Реймерс Н. А. Указ. соч. С. 27.

12 Рейснер М. А. Христианское государство (к вопросу об отношении государства и церкви). Томск, 1899. С. 90.

13 См. подробнее: Вышкварцев В. В. Формирование психологического подхода к пониманию гражданского общества в России (на основе учений М. А. Рейснера) // Психология XXI века: системный подход и междисциплинарные исследования : сборник научных трудов участников международной научной конференции молодых ученых : в 2 т. СПб., 2017. Т. 2. С. 169—175.

14 Попытка нивелировать эту мысль сегодня предпринята в известной законодательной инициативе одного из членов Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации о приравнивании фактических брачных отношений к зарегистрированному в установленном порядке браку: «Фактические брачные отношения — не зарегистрированный в установленном порядке союз мужчины и женщины, проживающих совместно и ведущих общее хозяйство. Признаками фактических брачных отношений являются: совместное проживание в течение пяти лет; совместное проживание в течение двух лет и наличие общего ребенка (общих детей)» (см.: URL: https://www.znak.com/2018-01-22/v_gosdume_ predlagayut_priravnyat_grazhdanskiy_brak_k_oficialnomu (дата обращения: 15.04.2018)).

возможным и право церкви на учреждение своих духовных школ и академий, призывающих верующих к любви и служению общему делу нравственного совершенства. «В своей области церковь должна быть вполне самостоятельна и свободна», — констатировал ученый15;

в) социальное законодательство. Несмотря на то что концептуальные философско-пра-вовые взгляды М. А. Рейснера были изначально далеки от социалистических, с точки зрения социальной справедливости ученый представил оригинальный и отличный от трактовки П. И. Новгородцевым и В. С. Соловьёвым «борьбы общественных классов за существование и экономическое господство» аналогичный концепт «право на достойное существование»: профессор Рейс-нер предложил эгоистические корыстные интересы собственника имущества заменить нравственными и духовными побуждениями управителя имущества, которое ему дано Богом. «Только при таком полном единодушии богатого и бедного и возможно скорое и безболезненное разрешение социального вопроса», — заключил М. А. Рейснер. По убеждению ученого, посредством издания

и развития социального законодательства правовое государство идет сравнительно дальше христианского государства. Впоследствии один из выдающихся русских дореволюционных социологов и правоведов Б. А. Кистяковский назовет социалистическое государство высшим типом государства по отношению к правовому и в дальнейшем будет развивать концепцию правового социалистического государства16; г) благотворительность как добровольное пожертвование верующих во имя христианской любви. Положительная грань благотворительности — нравственного чувства заключается в одностороннем императивном акте волеизъявления человека, основанном на его добрых, искренних помыслах, исходя их чувств сострадания, милосердия, приобщения. Отрицательная грань благотворительности, которая зачастую не указывается, — и в этом усматривается упущение М. А. Рейснера, — выражается в отсутствии собственно нравственных намерений благотворения (тщеславие, самолюбование, корысть и т.п.) либо в совершении благотворительного акта под силой принуждения. Для восполнения этого фактологического пробела мы обраща-

15 В современной России, как известно, обеспечены условия для реализации права граждан на получение религиозного образования, семейного образования и самообразования; также в структуре федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования содержится учебный курс «Основы религиозных культур и светской этики». См.: Федеральный закон от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» // СЗ РФ. 1997. № 39. Ст. 4465 ; Федеральный закон от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2012. № 53 (ч. 1). Ст. 7598 ; приказ Минобрнауки России от 18.12.2012 № 1060 «О внесении изменений в федеральный государственный образовательный стандарт начального общего образования, утвержденный приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 6 октября 2009 г. № 373» // Российская газета. № 39. 22.02.2013.

16 Кистяковский Б. А. Государство правовое и социалистическое // Вопросы философии и психологии. Книга V (85). М., 1906. С. 469—508.

Нельзя обойти вниманием, что концепция правового социалистического государства была с интересом воспринята политическим руководством СССР после состоявшейся 28 июня — 1 июля 1988 г. XIX Всесоюзной конференции КПСС. В пункте 4 резолюции конференции «О демократизации советского общества и реформы политической системы», в частности, было сказано: «Конференция считает делом принципиальной важности формирование социалистического правового государства как полностью соответствующей социализму формы организации политической власти». Позднее в видоизмененной форме в ст. 7 Конституции Российской Федерации появилось созвучное словосочетание — «социальное государство».

емся к П. И. Новгородцеву и его работе «Право и нравственность», в которой именитый правовед сделал меткий и точный вывод: «Принуждение, внесенное в эту область в целях нравственного воздействия на людей, никогда не может достигнуть своей цели: милостыню оно превращает в вынужденную жертву, религиозный обряд — в пустую формальность»17. Справедливости ради следует подчеркнуть, что весьма актуальна и современная мысль В. С. Соловьева о свободе быть безнравственным, когда «общее благо» достигается вполне неправомерными и противоречащими внутреннему нравственному императиву способами принуждения «спешить делать добро» или «omnes quantum potes juva». Зачастую в область нравственности вмешиваются политические интересы, направленные, как однажды остро выразился профессор Л. И. Петражицкий, на «личные дела и делишки»18. И данная модель фактически нивелирует все мирные и добрые намерения и действия людей в сочетании с нравственными установками, сводя их в конечном счете под регулятор «вульгарного» юридического позитивизма; д) уголовное законодательство. М. А. Рейснер выступал противником увеличения составов преступлений в области религии и религиозной деятельности, оставляя место правовому регулированию защиты общественного порядка, нравственности и обеспечению беспрепятственного существования религиозных обществ (нравственных союзов). Правовед считал значительной необходимость смягчения или отмены уголовных наказаний в христианском государстве,

что, по его мнению, целиком и полностью соответствует идеалам христианской любви и всепрощения. Однако данный аспект нам кажется весьма спорным в свете современности, когда общественное мнение сформировало в государственной повестке дня России вопрос о защите религиозных чувств верующих. Если механизмы оправдания и прощения остаются бессильными, на их место вступает закон. Еще свежи воспоминания о попрании русских святынь в феврале 2012 г. в храме Христа Спасителя «радикальными представителями уличного либерализма, понимающими свободу как неконтролируемую возможность собственных действий, выражение неуважения к обществу и его нравственному состоянию»19. Подобные обстоятельства выступают катализаторами правового регулирования защиты религиозных чувств верующих20, которые готовы поступиться нравственными принципами, ибо куда безнравственнее смиренно созерцать картину оскорбления святынь и надругательства над ними, при этом ничего не предпринимать, особенно когда нарушитель не несет за данные деяния юридической ответственности. Таким образом, М. А. Рейснер резюмировал, что в современный ему период христианские нормы морали неприменимы в условиях нехристианского общественного строя. Сродни полицейским методам — уверен профессор Рейснер — христианское государство старается насаждать принудительными мерами путь к нравственному усовершенствованию общества, выполняя роль «всеобщего опекуна» народной совести. Ученый заключил, что

17 Новгородцев П. И. Право и нравственность // Сборник по общественно-юридическим наукам. Выпуск первый. СПб., 1899. С. 127.

18 Петражицкий Л. И. Речь профессора Петражицкого, депутата 1-й Государственной Думы. СПб., 1907. С. 12.

19 Вышкварцев В. В. Власть, общество, либерализм: политико-философское пророчество Б. Н. Чичерина и современность // История государства и права. 2015. № 10. С. 5.

20 См. подробнее: Федеральный закон от 29.06.2013 № 136-Ф3 «О внесении изменений в статью 148 Уголовного кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан» // СЗ РФ. 2013. № 26. Ст. 3209.

христианское государство при вышеназванных обстоятельствах не способно существовать в условиях правового государства. Однако на месте уважаемого правоведа мы не будем столь категоричны и резки в подобных формулировках итогов исследования. Мечта любого начинающего ученого — это выход в свет своего первого, фундаментального труда, который направлен на покорение «высоких умов», образование бурных и продолжительных дискуссий, получение преимущественно положительных и благоприятных отзывов и, как следствие, всеобщего признания концепций и выводов, которые бы запечатлели «на века» имя его (труда) создателя. Таковым являлся М. А. Рейснер, алкавший восхождения на пьедестал русской философии и правоведения и видевший в лучах солнца свое в нем достойное место21.

Итог исследования взглядов М. А. Рейснера на нравственное положение личности в условиях формирования христианского государства, основанных в некоторой мере на эклектичных идеях немецких канонистов и теологов XVIII—XIX столетий, позволяет сделать следующие выводы: — нравственная свобода и раскрепощение личности рассматриваются в свете снижения влияния христианского государства на внутреннюю и в ограниченной степени — внешнюю сторону человеческой воли. Образование так называемого «нравственного закона» провозглашает и предопределяет поступки человека сообразно своей доброй воле, по совести, раскрывает человеку пути к свободе совести и вероисповеданию;

— альтруизм личности ради общего блага — новая и перспективная нравственная концепция гражданского общества в христианском государстве, лежащего в его основе22;

— право в условиях христианского государства представляется в качестве нравственной и примиряющей силы, способной в рамках правового государства и совместно с ним обеспечивать условия для реализации гражданских, социальных и культурных прав человека;

— «естественное состояние» человека объясняется невозможностью вмешательства христианских догматов в сферу его жизнедеятельности, при этом допускается применение положительных законов там, где правовое государство функционирует в интересах защиты прав нравственной личности (цесси-онный аспект). Однако и в такой юридической конструкции М. А. Рейснер усматривал угрозу произвола полицейского государства. Идеи М. А. Рейснера сегодня могут восприниматься в качестве научного философско-пра-вового вектора к переосмыслению «естественно-правовой концепции», основ динамики институтов гражданского общества, соотношения статуса личности и современного государства. Прежде всего, правовед утверждал, что привилегированные духовные общества тоже могут стать государственными. В настоящее время эта тенденция наблюдается во многих институтах гражданского общества, финансирование которых осуществляется из бюджетов соответствующих уровней субъектов России и органов

21 Из биографических источников, посвященных личности М. А. Рейснера, можно узнать, что профессор всегда стремился к новым научным открытиям: как говорится в его автобиографии, «с юных лет искал рецепт спасения человечества». «Возбужденный ум Михаила Андреевича между тем достиг крепости и мощи, с перелома своих сорока лет он видел все тайны социального механизма и чувствовал в себе спокойную дерзость разрушителя, который весь в белом, с глазами, освобожденными от всякой лжи, с невозмутимой кровью и блестящим чистым скальпелем, стоит над своей эпохой и готовится к вскрытию и обозначению того, до чего не смеет коснуться ни один из современников...» (см.: Пржиборовская Г. А. Лариса Рейснер. М., 2008. С. 98).

22 В дальнейшем М. А. Рейснер как теоретик советской социальной психологии марксизма будет говорить о системе государственного психологизма, «которая исходила из того принципа, что нужно только найти в человеческой душе настоящую пружину, чтобы при ее помощи произвести все желательные перемены» (см.: Рейснер М. А. Социальная психология и марксизм // Психология и марксизм : сборник статей сотрудников Московского института экспериментальной психологии. Л. — М., 1925. С. 31).

местного самоуправления. Задача «обособления» и независимости гражданского общества от государства в связи с этим является пока нерешенной.

Итак, естественный человек связан правом в той мере, в какой в условиях правового культурного государства отсутствуют нравственные регуляторы социальных отношений. В опреде-

ленной степени личность должна сформировать соответствующий социальный запрос. Право не может мешать нравственному закону и его развитию, а государство призвано первым избавляться от нравственных пороков, чтобы подавать положительный пример в целях формирования современной моральной и культурной личности.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Альбов А. П. Нравственно-правовые проблемы в русской и немецкой философии права (теоретико-правовой анализ) : дис. ... д-ра юрид. наук. — СПб., 1999. — 379 с.

2. Блок А. Л. Государственная власть в европейском обществе. Взгляд на политическую теорию Лоренца Штейна и на французские политические порядки. — СПб., 1880. — 199 с.

3. Бобров Е. А. Психологические воззрения древних греческих философов. — Изд. 3-е. — М., 2012. — 80 с.

4. Вышкварцев В. В. Власть, общество, либерализм: политико-философское пророчество Б. Н. Чичерина и современность // История государства и права. — 2015. — № 10. — С. 3—7.

5. Вышкварцев В. В. Идеология и культура правового государства

(к 150-летию со дня рождения Михаила Андреевича Рейснера (1868—1928 гг.)) // Культура: управление, экономика, право. — 2018. — № 1. — С. 18—23.

6. Вышкварцев В. В. Формирование психологического подхода к пониманию гражданского общества в России (на основе учений М. А. Рейснера) // Психология XXI века: системный подход и междисциплинарные исследования : сборник научных трудов участников международной научной конференции молодых ученых : в 2 т. — СПб., 2017. — Т. 2. — С. 169—175.

7. Еллинек Г. Социально-этическое значение права, несправедливости и наказания. — М., 1910. — 148 с.

8. Зорькин В. Д. Суть права // URL: http://www.ksrf.ru/ru/News/Speech/Pages/ViewItem.aspx?ParamId=81.

9. Кистяковский Б. А. Государство правовое и социалистическое // Вопросы философии и психологии. Книга V (85). — М., 1906. — С. 469—508.

10. Новгородцев П. И. Право и нравственность // Сборник по общественно-юридическим наукам. Выпуск первый. — СПб., 1899. — С. 113—136.

11. ПетражицкийЛ. И. Речь профессора Петражицкого, депутата 1-й Государственной Думы. — СПб., 1907.

12. Пржиборовская Г. А. Лариса Рейснер. — М., 2008. — 486 с.

13. Реймерс Н. А. Право и мораль. Опыт морфологии нравственного сознания. — Париж, 1934. — 32 с.

14. Рейснер М. А. Социальная психология и марксизм // Психология и марксизм : сборник статей сотрудников Московского института экспериментальной психологии. — Л. — М., 1925. — С. 25—45.

15. Рейснер М. А. Христианское государство (к вопросу об отношении государства и церкви). — Томск, 1899. — 114 с.

16. Сафронова Е. В., Кравченко Е. С. Александр Львович Блок. Биография ученого. — М., 2013. — 152 с.

17. Скибина О. А. Государственно-правовые взгляды М. А. Рейснера : дис. ... канд. юрид. наук. — Белгород, 2016. — 222 с.

18. Трубецкой Е. Н. Энциклопедия права. — М., 1907. — 223 с.

19. Щеглов В. Нравственность и право в их взаимных отношениях. — Ярославль, 1888. — 232 с.

Материал поступил в редакцию 20 мая 2018 г.

MIKHAIL A. RISNER'S STATE-LEGAL AND RELIGIOUS VIEWS ON MORALITY (THE END OF THE 19th CENTURY)

VISHKVARTSEV Vitaliy Vladislavovich, PhD in Law, Deputy of the Council of Deputies of

Krasnoznamensk District of the Moscow Region

info@vyshkvartsev.ru

143090, Russia, Moskovskaya oblast, Krasnoznamensk, ul. Krasnoznamennaya, d. 1

Abstract. On the basis of the analysis of the teachings of German canonists and theologians of the 19th century, a famous Russian jurist Mikhail A. Reisner elaborated his own system of views regarding the interrelationship between law and morality from the point of view of their existence in the Christian state. At the beginning of his academic life Mikhail A. Reisner was far from sharing socialist ideas and closer to the ideals of the rule-of-law State. Under the conditions of this type of the State «the moral law» acts as the predetermining social regulator; the concept of «personality altruism» is formed as the theoretical foundation for understanding of the civil society; law is explained through its properties of moral and conciliatory power; the «natural state» of the person is interpreted in the context of impossibility of influence of Christian dogmas on the subjective side of the human will. Despite the fact that Prof. Reisner considered unattainable the existence of a Christian State within the framework of the rule-of-law State, the scholar identified the issues of their joint jurisdiction. Conclusions drawn on the basis of the study of the works written by Prof. Reisner using his individual views concerning the philosophical and legal thought of other representatives of Russian law schools (B. A. Kistyakovsky, P. I. Novgorodtsev) allows the authors to reveal the commonality and relevance of their moral ideas for the modern period of time.

Keywords: «natural state», personality, morality, «moral law», «common good», law, Christian State.

REFERENCES (TRANSLITERATION)

1. Al'bovA. P. Nravstvenno-pravovye problemy v russkoj i nemeckoj filosofii prava (teoretiko-pravovoj analiz) : dis. ... d-ra yurid. nauk. — SPb., 1999. — 379 s.

2. Blok A. L. Gosudarstvennaya vlast' v evropejskom obshchestve. Vzglyad na politicheskuyu teoriyu Lorenca Shtejna i na francuzskie politicheskie poryadki. — SPb., 1880. — 199 s.

3. Bobrov E. A. Psihologicheskie vozzreniya drevnih grecheskih filosofov. — Izd. 3-e. — M., 2012. — 80 s.

4. Vyshkvarcev V. V. Vlast', obshchestvo, liberalizm: politiko-filosofskoe prorochestvo B. N. Chicherina i sovremennost' // Istoriya gosudarstva i prava. — 2015. — № 10. — S. 3—7.

5. Vyshkvarcev V. V. Ideologiya i kul'tura pravovogo gosudarstva (k 150-letiyu so dnya rozhdeniya Mihaila Andreevicha Rejsnera (1868—1928 gg.)) // Kul'tura: upravlenie, ekonomika, pravo. — 2018. — № 1. — S. 18—23.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Vyshkvarcev V. V. Formirovanie psihologicheskogo podhoda k ponimaniyu grazhdanskogo obshchestva v Rossii (na osnove uchenij M. A. Rejsnera) // Psihologiya XXI veka: sistemnyj podhod i mezhdisciplinarnye issledovaniya : sbornik nauchnyh trudov uchastnikov mezhdunarodnoj nauchnoj konferencii molodyh uchenyh : v 2 t. — SPb., 2017. — T. 2. — S. 169—175.

7. Ellinek G. Social'no-eticheskoe znachenie prava, nespravedlivosti i nakazaniya. — M., 1910. — 148 s.

8. Zor'kin V. D. Sut' prava // URL: http://www.ksrf.ru/ru/News/Speech/Pages/ViewItem.aspx?ParamId=81.

9. Kistyakovskij B. A. Gosudarstvo pravovoe i socialisticheskoe // Voprosy filosofii i psihologii. Kniga V (85). — M., 1906. — S. 469—508.

10. Novgorodcev P. I. Pravo i nravstvennost' // Sbornik po obshchestvenno-yuridicheskim naukam. Vypusk pervyj. — SPb., 1899. — S. 113—136.

11. Petrazhickij L. I. Rech' professora Petrazhickogo, deputata 1-j Gosudarstvennoj Dumy. — SPb., 1907.

12. Przhiborovskaya G. A. Larisa Rejsner. — M., 2008. — 486 s.

13. Rejmers N. A. Pravo i moral'. Opyt morfologii nravstvennogo soznaniya. — Parizh, 1934. — 32 s.

14. Rejsner M. A. Social'naya psihologiya i marksizm // Psihologiya i marksizm : sbornik statej sotrudnikov Moskovskogo instituta eksperimental'noj psihologii. — L. — M., 1925. — S. 25—45.

15. Rejsner M. A. Hristianskoe gosudarstvo (k voprosu ob otnoshenii gosudarstva i cerkvi). — Tomsk, 1899. — 114 s.

16. Safronova E. V., Kravchenko E. S. Aleksandr L'vovich Blok. Biografiya uchenogo. — M., 2013. — 152 s.

17. Skibina O. A. Gosudarstvenno-pravovye vzglyady M. A. Rejsnera : dis. ... kand. yurid. nauk. — Belgorod, 2016. — 222 s.

18. Trubeckoj E. N. Enciklopediya prava. — M., 1907. — 223 s.

19. Shcheglov V. Nravstvennost' i pravo v ih vzaimnyh otnosheniyah. — Yaroslavl', 1888. — 232 s.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.