Научная статья на тему 'Государственная национальная политика в 20-е годы ХХ века в сфере народного образования'

Государственная национальная политика в 20-е годы ХХ века в сфере народного образования Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
350
69
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ОБРАЗОВАНИЕ / ПОВЫШЕНИЕ ГРАМОТНОСТИ / ЛИКПУНКТ / ВЫПУСКНИКИ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ВУЗОВ / ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ КАДРЫ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Ханмурзаева Айна Каирхановна

В статье проанализированы процессы становления и функционирования народного образования Дагестана в условиях реформ 20-х годов ХХ века. В ней, с учетом специфических особенностей многонациональной республики, исследованы формы, методы руководства органов государственной власти и общественных организаций («Долой неграмотность»), рассмотрены основные принципы и направления государственной политики в области образования.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Ханмурзаева Айна Каирхановна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Государственная национальная политика в 20-е годы ХХ века в сфере народного образования»

УДК 94(470.67) «192»:37

Ханмурзаева Айна Каирхановна

аспирантка. Дагестанский государственный университет aina.649@mail.ru

Государственная

НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА В 20-Е ГОДЫ XX ВЕКА В СФЕРЕ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Aina K. Khanmurzaeva

graduate student.

Dagestan State University aina.649@mail.ru

The state national policy in

THE 20-1ES YEARS OF THE XX CENTURY IN THE SPHERE OF EDUCATION

Аннотация. В статье проанализированы процессы становления и функционирования народного образования Дагестана в условиях реформ 20-х годов XX века. В ней, с учетом специфических особенностей многонациональной республики, исследованы формы, методы руководства органов государственной власти и общественных организаций («Долой неграмотность»), рассмотрены основные принципы и направления государственной политики в области образования.

Ключевые слова: образование, повышение грамотности, ликпункт, выпускники педагогических вузов, педагогические кадры.

Annotation. The article analyses the processes of formation and functioning of national education of Dagestan in the conditions of reforms of the 20-ies of the XX century. In it, forms and methods of management of bodies of state authorities and public organizations («Down with illiteracy») are investigated with due account of specific features of the multinational Republic; the main principles and directions of state policy in the field of education are considered.

Keywords: education, literacy, link bunch, graduates of pedagogical higher education institutions, teaching staff.

Повышение грамотности населения - это крупное достижение, но оно лишь начало культурной революции. Надо добиться, писал ВИ. Ленин, «... чтобы умение читать и писать служило повышению культуры ...» [1] .

Тормозом развития Советской страны и ее отдельных регионов была неграмотность взрослого населения.

Перепись 1920 г. установила, что среди трудоспособных граждан Российской Федерации в возрасте от 15 до 50 лет было 46,8 % неграмотных [2]. Советское государство рассматривало как приоритетное направление осуществление социально-культурных преобразований в национальных регионах страны.

26 декабря 1919 г. был опубликован декрет СНК РСФСР «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР». В этом историческом документе говорится: «3 целях предоставления всему населению республики возможности сознательного участия в политической жизни страны, Совет Народных комиссаров постановил: все население республики в возрасте от 8 до 50 лет, не умеющее читать или писать, обязано обучаться грамоте на родном или русском языках по желанию»[3]. Этот декрет сыграл огромную роль в деле преодоления культурной отсталости всех народов нашей страны, в том числе народов Дагестана.

В августе 1921 г. декретом Дагревкома в составе Наркомпроса ДАССР было утверждено Главное

управление политико-просветительной работы, а при нем - Дагестанская чрезвычайная комиссия по ликвидации неграмотности. В комиссию входили представители Дагревкома, Главполитпросвета, Рабоче-Крестьянской инспекции, Дагсове-та профессиональных союзов и обкома комсомола. Вслед за республиканской комиссией чрезвычайные комиссии по борьбе с неграмотностью были созданы в округах. На эти комиссии возлагались руководство всей работой по обучению грамоте населения на местах.

В соответствии с решением второго Вседагестанского съезда Советов, в начале 1923 г. по всей республике прошли «двухнедельники» и «недели» по оказанию помощи школьному строительству, что способствовало активности общественности в вопросах народного образования, в том числе ликвидации безграмотности взрослого населения.

В 1924-1925 учебном году сеть ликпунктов и количество обучающихся в них увеличились по сравнению с предыдущим годом более чем в 2,8 раза. Свою неграмотность ликвидировали 3050 человек [4].

Дальнейшему оживлению работы в области ликвидации неграмотности населения способствовало создание в 1924 году республиканского общества «Долой неграмотность» (ОДН). Общество являлось широкой массовой добровольной организацией, ставившей задачу: оказать помощь партии и государству в кратчайший срок

86

полностью ликвидировать неграмотность и малограмотность среди населения. В городах и селениях республики организовывались ячейки этого общества, которые помогали создавать ликпункты и налаживать их работу. По данным 7 округов, с июля 1924 года по март 1925 года было создано 73 ячейки ОДН, в которых состояло 3757 членов [5].

В Дагестане, как и в других мусульманских регионах страны, исключительно острой проблемой являлось приобщение к грамоте, знаниям жен-щин-горянок. К концу 1923 г. было создано 17 ликпунктов для женщин-членов артелей в Буйнакске, Цудахаре, Левашах, Чохе, Уичукатле, Кумухе, Дербенте, Хунзахе, Ботлихе, Андах, Ка-сумкенте, Хасавюрте, Аксае и Ахтах. Ликпункты посещало 490 женщин-горянок. В 1926/27 г. преимущественно в сельской местности республики насчитывалось 20 специальных женских ликпунктов, в которых обучалось 1154 горянок [6]. Партийные, советские органы усилили внимание к ликвидации неграмотности и малограмотности среди взрослого населения. Именно в этот период начинается ее систематическое финансирование из государственного бюджета, которое неуклонно возрастало. В 1926/27 г. на проведение работы по ликвидации неграмотности и малограмотности среди взрослого населения в республике было ассигновано 67,2 тыс. руб., в 1927/28 г. - 69,3 тыс. руб., в 1928/29 - 131,6 тыс. рублей [7]. В 1929/30 г. на ликвидацию неграмотности из государственного бюджета было затрачено 405,3 тыс. руб. Этот год оказался переломным в плане участия населения в финансировании ликпунктов и школ малограмотных. На их содержание общественными организациями было выделено 158,5 тыс. рублей [8].

В том же году Наркомпросом РСФСР была создана специальная комиссия по культурному шефству над ликпунктами и школами малограмотных Дагестана. Прибывшая из Москвы бригада культармейцев помогала организовывать в горах ликпункты и школы малограмотных, оказала методическую помощь преподавателям[9]. В 1929/30 г. в 1900 ликпунктах республики обучалось 61,3 тыс. неграмотных, из которых более 44 тыс. человек являлись представителями коренных народностей Дагестана. Через ликпункты было пропущено 16,3 тыс. горянок. План обучения неграмотных и малограмотных впервые за многие годы был перевыполнен [10].

Для непосредственного руководства народным образованием и другими отраслями культурного строительства при Дагестанском ревкоме в апреле 1920 г. был организован Отдел просвещения и печати. Соответствующие отделы были созданы также в городах и округах Дагестана.

Для подготовки учителей из местных народностей в Дербенте и Темир-Хан-Шуре были открыты педагогические курсы. Дербентские педагогические курсы, например, уже в сентябре 1920 г. выпустили 93 учителей для округов южного Дагестана: Кайтаго-Табасаранского - 35 учителей, Кюринского - 25, Самурского - 13 и для г. Дербента -20 учителей [11].

Большое значение в начальный организационный период сыграло постановление Наркомпро-са РСФСР от 31 октября 1918 г. «О школах национальных меньшинств». В нем говорилось: «Все национальности, населяющие РСФСР, пользуются правом организации обучения на своем родном языке, на обеих ступенях единой трудовой школы и в высшей школе [12]. К весне 1922 г., по данным Народного комиссариата просвещения ДАССР, созданного в августе 1921 г., в республике работало 144 школы, в которых обучалось 8900 учащихся [13].

В 1923-24 бюджетном году выросли и бюджетные ассигнования со стороны центральных органов власти РСФСР на нужды народного образования. Их сумма по линии местного и государственного бюджета достигла 562 164 рублей [14].

Все это способствов ало расширению школьной сети и вовлечению в существующие школы новых учащихся. В 1923/24 учебном году в Дагестане насчитывалась 151 школа с 10721 учащимися [15].

Ассигнования на школьное образование по охвату детей-сирот, по созданию школ-интернатов, по укреплению материальной базы, поступавшие из бюджета Российской Федерации, росли из года в год. Если Правительством РСФСР на просвещение в 1923-24 году было выделено 334 тыс. руб., то в 1926 г. она увеличилась до 642 тыс. рублей [16]. Постепенно стали открываться интернаты для горцев и горянок. Уже в 1923 г. в Дагестане насчитывалось 11 интернатов с 560 воспитанниками [17]. Эти интернаты позволяли охватить обучением детей из сельской местности в городских школах, а затем - юных дагестанцев - в техникумах.

VI съезд Советов Дагестана (апрель 1927 г.), исходя из указаний директивных органов, поставил перед органами народного образования задачу скорейшего введения всеобщего начального обучения подрастающего поколения. Это потребовало новых усилий по расширению сети школ, укреплению их учебно-материальной базы, подготовке педагогических кадров. С учетом этого было увеличено финансирование народного образования. Бюджет Наркомпроса ДАССР на 1927/28 учебный год был определен в сумме 3,4 млн. руб., что на 453 % больше чем в предыдущем учебном году. Бюджетными ассигнованиями не ограничивались возможности Наркомпроса республики. Правительством РСФСР на социально-экономическое развитие горных,

наиболее отстающих районов Дагестана, на 1926/27-1927/28 бюджетные годы было выделено 2,5 млн руб., в том числе на нужды просвещения 627 тыс. рублей [18]. В директивах XV съезда ВКП (б) (декабрь 1927 г.) по составлению пятилетнего плана развития народного хозяйства указывалось на необходимость «развития национальных культур народностей СССР», «постепенной ликвидации экономической и культурной отсталости бывших колониальных окраин», предусматривались более быстрые темпы развития их экономики и культуры [19]. В первом пятилетием плане развития

87

народного хозяйства ДАССР в качестве одной из важнейших задач выдвигалось «подтягивание культурного уровня Дагестана к культурному уровню передовых частей СССР» [20]. Для решения этой задачи пятилетним планом предусматривалось соответствующее финансовое обеспечение.

Расходы на нужды народного просвещения были предусмотрены пятилетним планом в объеме 42021800 руб. против 8987021 руб., выделенных по бюджету за предыдущие 5 лет.

В 1928/29 г. в Дагестане насчитывалось 475 общеобразовательных школ, в которых обучалось 36520 учащихся, из них 435 школ и 26590 учащихся в сельской местности [21], что свидетельствует о росте школьной сети и охвате детей обучением.

Установление Советской власти позволило приступить к планомерной и целенаправленной подготовке специалистов народного хозяйства из среды рабочего класса и беднейшего крестьянства. Преобладающее большинство людей умственного труда, работающего в школах, гимназиях, в больницах, на почте и телеграфе, на железной дороге и в морском порту составляли приезжие специалисты из центральных районов России. В начале 20-х годов в Дагестане работало более 30 русских учителей, имеющих педагогический стаж свыше 25 лет [22]. Правительство РСФСР приняло ряд мер по подготовке молодежи из Дагестана в высших учебных заведениях и техникумах страны в таких городах, как Москва, Ленинград, Харьков, Ростов-на-Дону, Баку, Владикавказ. В 1920-1924 гг. за пределы республики было послано 245 человек. В 1924/25 учебном году только в северокавказских вузах российским правительством было выделено 112 стипендий для дагестанской молодежи [23]. В 1925/26 г. в различных учебных заведениях страны и за рубежом обучалось 329 студентов из Дагестана [24].

Для улучшения отбора молодежи в учебные заведения в 1925 г. по инициативе Наркомпроса РСФСР была создана Центральная вербовочная комиссия, а также создан стипендиальный фонд, который в 1927/28 учебном году составлял более 100 тыс. рублей [25]. В 1929/30 учебном году в 23 вузах страны насчитывалось около 400 студентов, получающих стипендию российского правительства, из них более 80 % являлись выходцами из местных народностей Дагестана [26].

Большая роль в подготовке кадров для народного хозяйства Дагестанской АССР и абитуриентов в высшие учебные заведения из числа рабочей и крестьянской молодежи принадлежала рабфа-

Литература:

1. Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 44. С. 171.

2. Информационный бюллетень Центрального правления общества «Долой неграмотность». 1924. № 4/5. С. 6.

кам, которые открылись в начале 20-х годов в Москве, Петрограде, Ростове-на-Дону, Екатери-нодаре, Владикавказе. В 1925 г. Дагестанская АССР направила на учебу в рабфаки 227 человек, а в 1930 г. - 365 человек [27].

В Дагестане в 1929/30 учебном году функционировало 15 техникумов и профшкол, где обучалось около 1800 учащихся. Вслед за Буйнакским и Дербентским пед.техникумами в Дагестане открылся Дербентский техникум южных культур, землеустроительный и ветеринарно-зоотехнический, акушерский и музыкальный техникумы. При создании в 1929 г. индустриально-экономического техникума в целях укрепления материально-технической и учебной базы, оснащения оборудованием из фонда субсидирования вузов Российской Федерации было специально отпущено 9,9 тыс. рублей [28].

В Дагестане развернулась работа по созданию и развитию учреждений культуры, периодических изданий и т.д. В 1920-1921 гг. в республике начато издание газет «Пролетарий», «Советский Дагестан» на русском языке, «Красный Дагестан» - на аварском, «Советский Дагестан» - на тюркском, «Дагестанская беднота» - на кумыкском и «Красный Дагестан» на лакском языках. В 1930 г. издавалось уже 20 газет, в том числе 17 газет на местных языках [29].

Систематическое научное изучение истории и культуры Дагестана начинается с создания в республике научных учреждений. В 1924 г. в Махачкале при Народном комиссариате просвещения ДАССР был открыт Дагестанский научноисследовательский институт. Перед институтом были поставлены задачи организации научных исследований и подготовки научных кадров, оказания содействия развитию краеведческой работы. Существовавший до революции в Темир-Хан-Шуре Народный музей в 1922 г. был реорганизован в Музей революции. В 1924 г. в Махачкале был открыт музей дагестановедения. К началу 1924 г. музей располагал 6328 экспонатами [30].

Благодаря материально-технической и финансовой помощи из России в Дагестане за короткий срок была создана сеть светских школ с необходимым оборудованием, подготовлены школьные учебники, в том числе на местных языках. В Дагестан из России ежегодно направлялись выпускники педагогических вузов и училищ.

Дагестанская республика не смогла бы своими силами справиться с задачей подготовки национальной советской интеллигенции, поэтому русский и другие братские народы оказали ей в этом необходимую помощь.

Literature:

1. Lenin V.I. Complete works. Vol. 44. P. 171.

2. Newsletter of the Central Board of the society «Down with illiteracy». 1924. № 4/5. P. 6.

88

3. Правда. 1919, 30 декабря. 3. True. 1919, december 30.

4. Каймаразов Г.Ш. Борьба за ликвидацию неграмотности взрослого населения Дагестана в 1928-1940 гг. // Уч. зал. ИИЯЛ. Махачкала, 1961. С. 116. 4. Kaimarazov G.Sh. Fight for the eradication of illiteracy among the adult population in Dagestan, 1928-1940 // Scient. notes of IFLL. Makhachkala, 1961. P. 116.

5. Там же. 5. Ibid.

6. Мирзабеков МЛ. Культура дагестанского села. С. 91. 6. Mirzabekov M.Ya. Culture of the Dagestan village. P. 91.

7. Там же. 7. Ibid.

8. Культурное строительство в Дагестанской АССР 1918-1941 гг. Махачкала, 1984. С. 354. 8. Cultural construction in the Dagestan ASSR, 1918-1941. Makhachkala, 1984. P. 354.

9. Мирза беков МЛ. У каз. работ. С. 93. 9. Mirzabekov M.I. Pointer of works. P. 93.

10. Там же. 10. Ibid.

11. История Дагестана. Махачкала, 2005. Т. 2. С. 105. 11. History of Dagestan. Makhachkala, 2005. Vol. 2. P. 105.

12. Народное образование в СССР. М., 1974. С. 145. 12. Public education in the USSR. M., 1974. P. 145.

13. ЦГА РД. Ф. 34-р. Оп. 1. Д. 100. Л. 38. 13. CSA RD. F. 34-R. Inv. 1. File 100. L. 38.

14. Каймаразов Г.Ш. Указ. работа. С. 89. 14. Kaimarazov G.Sh. Pointer of works. P. 89.

15. Там же. С. 90. 15. Ibid. P. 90.

16. Красный Дагестан. 1926, 21 февраля. 16. Red Dagestan. 1926, 21 February.

17. Каймаразов Г.Ш. У каз. работа. С. 40. 17. Kaimarazov G.Sh. Pointer of works. P. 40.

18. Мирза беков МЛ. Указ. работа. С. 75. 18. Mirzabekov M.I. Pointer of works. P. 75.

19. КПСС в резолюциях. Т. 4. С. 15. 19. The CPSU in resolutions. Vol. 4. P. 15.

20. Основные тезисы перспективного плана на пятилетие 1928-1932 гг. Махачкала, 1928. С. 27. 20. The main points of the perspective plan for five years 1928-1932. Makhachkala, 1928. P. 27.

21. Мирза беков МЛ. У каз. работа. С. 77. 21. Mirzabekov M.I. Pointer of works. P. 77.

22. Каймаразов Г.Ш. Формировалие социалистической интеллигенции на Северном Кавказе. М., 1985. С. 44. 22. Kaimarazov G.Sh. Formation of the socialist intelligentsia in the North Caucasus. M., 1985. P. 44.

23. Каймар азов Г.Ш. Формировали е социалистической интеллигенции на Северном Кавказе. М., 1985.С. 142. 23. Kaimarazov G.Sh. Formation of the socialist intelligentsia in the North Caucasus. M., 1985. P. 142.

24. Там же. С. 143. 24. Ibid. P. 143.

25. ЦГА РД. Ф. 37-р. Оп. 19. Д. 113. Л. 115. 25. CSA RD. F. 37-R. Inv. 19. File 113. L. 115.

26. ЦГА РД. Ф. 59-р. Оп. 9. Д. 1. Л. 88. 26. CSA RD. F. 59-R. Inv. 9. File 1. L. 88.

27. Красный Дагестан. 1930. 18 марта. 27. Red Dagestan. 1930, 18 March.

28. ЦГА РД. Ф. 37-р. Оп. 23. Д. 117. Л. 54. 28. CSA RD. F. 37-R. Inv. 23. File 117. L. 54.

29. Каймаразов Г.Ш. У каз. работа. С. 149. 29. Kaimarazov G.Sh. Pointer of works. P. 149.

30. ЦГА РД. Ф. 37-р. Оп. 21. Д. 14. Л. 17. 30. CSA RD. F. 37-R. Inv. 21. File 14. L. 17.

89

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.