Научная статья на тему '\"гибель элиты\". Шведская гвардия в сражении под Полтавой 27 июня (8 июля) 1709 года'

\"гибель элиты\". Шведская гвардия в сражении под Полтавой 27 июня (8 июля) 1709 года Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
353
62
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОРОЛЬ / ОРГАНИЗАЦИЯ / ИСТОРИЯ / ГВАРДИЯ / СРАЖЕНИЕ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Беспалов А.В.

В данной статье на основе анализа ранее опубликованных документов, биографических справочников, полковых историй, научных монографий и статей рассматриваются действия шведской королевской гвардии в Полтавском сражении (1709 г.), а также потери её офицерского корпуса в ходе этой битвы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

\"THE DEATH OF THE ELITE\". THE SWEDISH GUARD IN THE BATTLE OF POLTAVA ON JUNE 27 (JULY 8), 1709

In this article, based on an analysis of previously published documents, biographical reference books, regimental histories, scientific monographs and articles, the actions of the Swedish Royal Guard in the Battle of Poltava (1709), as well as the loss of its officer corps during this battle, are considered.

Текст научной работы на тему «\"гибель элиты\". Шведская гвардия в сражении под Полтавой 27 июня (8 июля) 1709 года»

HISTORICAL SCIENCES

"THE DEATH OF THE ELITE". THE SWEDISH GUARD IN THE BATTLE OF POLTAVA ON JUNE

27 (JULY 8), 1709.

Bespalov A. V.

Associate Professor, PhD in History, Professor of the Department of History and Economic Theory, Academy of State Fire Service EMERCOM of Russia,

Moscow, Russia

"ГИБЕЛЬ ЭЛИТЫ". ШВЕДСКАЯ ГВАРДИЯ В СРАЖЕНИИ ПОД ПОЛТАВОЙ 27 ИЮНЯ (8 ИЮЛЯ) 1709 ГОДА.

Беспалов А. В.

доктор исторических наук, профессор кафедры истории и экономической теории, доцент, Академия государственной противопожарной службы МЧС России,

г. Москва, Россия

Abstract

In this article, based on an analysis of previously published documents, biographical reference books, regimental histories, scientific monographs and articles, the actions of the Swedish Royal Guard in the Battle of Poltava (1709), as well as the loss of its officer corps during this battle, are considered. Аннотация

В данной статье на основе анализа ранее опубликованных документов, биографических справочников, полковых историй, научных монографий и статей рассматриваются действия шведской королевской гвардии в Полтавском сражении (1709 г.), а также потери её офицерского корпуса в ходе этой битвы.

Keywords: king, organization, history, guard, battle.

Ключевые слова: король, организация, история, гвардия, сражение.

В июле 2019 года исполняется 310 лет Полтавскому сражению, изменившему баланс сил на севере Европы в пользу России. Именно на полтавском поле во многом решился исход Великой Северной войны (1700-1721 гг.).

Для России итогом участия в коалиции европейских стран, направленной против Швеции стало не только возвращение ранее утраченных земель, закрепление за собой широкого выхода к Балтийскому морю и превращение в великую державу, но и приобретение бесценного опыта в международных отношениях [10,С.4].

Для Швеции Полтава на долгое время оставалась незаживающей раной. На поле полтавской битвы погибла лучшая армия королевства, а вместе с ней и "элита элит" - королевская гвардия.

Задача автора статьи состоит в том, чтобы на основе анализа ранее опубликованных документов, биографических справочников, полковых историй, научных монографий и статей рассмотреть действия шведской королевской гвардии в Полтавском сражении (1709 г.), а также потери её офицерского корпуса в ходе этой битвы.

К 1709 году корпус королевской гвардии Швеции состоял из трех кавалерийских и одного пехотного соединения, общей численностью 5900 человек.

Своим появлением гвардия Швеции обязана первому королю Швеции из династии Васа- Густаву I (1523-1560). Старейшим подразделением гвардии является корпус личных телохранителей короля - драбантов. В 1521 году,скрываясь от преследований датского короля Кристиан II (1513-1523

гг.), претендент на шведский трон Густав Васа, перемещался в сопровождении четырех верных дворян. Они и стали прообразом корпуса драбантов. В июне 1523 г. король Швеции Густав I (1523-1560) официально подписал указ о создании корпуса телохранителей Его Величества, которые «будут сопровождать высокую особу во всех церемониях и походах, будут стоять на страже у его изголо-вья...»[33].

Численность корпуса драбантов определялась в 64 человека. При Карле IX (1604-1609 гг.) драбанты были развернуты в эскадрон, численностью в 200 человек[33]. В 1708 г. количество драбантов было сокращено до 150 человек. Традиционно главой корпуса был лично монарх.

Вплоть до 1618 г. корпус комплектовался исключительно из дворян шведского, финского и иностранного происхождения. Громкие победы в череде войн XVII века вывели Швецию в ряд «великих» европейских держав.

Территориальные приобретения в Северной Германии, Прибалтике и России сделали Шведское королевство многонациональным, что не могло не сказаться на составе корпуса драбантов.

В 1695 году в нем проходили службу 143 шведа, 29 финнов, 11 шотландцев, 4 лифляндца, 3 эстляндца и 10 немцев[45,Р.49].

Дворяне составляли около 56 % от общей численности корпуса. Остальные драбанты относились к выходцам из семей разночинцев.

К отбору в данное подразделение относились очень строго.

Во-первых, кандидат на службу должен был быть обязательно протестантом, умеющим читать, писать, считать. Следует отметить, что ряд телохранителей имел за плечами университетское образование.

Во-вторых, рост кандидата должен был составлять от 175 до 200 см.

В-третьих, будущий телохранитель должен был блестяще владеть холодным и огнестрельным оружием.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В-четвертых, его допускали в корпус только при представлении двух письменных рекоменда-ций[25, С. 28-32].

Предпочтение отдавали младшим офицерам, уже умеющим опыт участия в боевых действиях. Каждый драбант при зачислении на службу представлялся лично королю, и, он принимал окончательное решение в отношении его дальнейшей судьбы.

Карл XII ввел для своих телохранителей еще одно правило-он требовал, чтобы его «викинги» оставались холостяками.

В целом этот элитный корпус был предметом зависти для окружающих. Конкуренция была крайне высокой, но даже при таком положении вещей в корпусе служили целыми семьями, а зачастую и династиями. Это можно отнести к родам Ха-мильтонов, Врангелей из Адиналя, Хорнам, Дугласам и т.д.

Как мы уже указывали выше, капитаном корпуса лейб-драбантов являлся монарх. В данном случае речь идет о короле Карле XII.

Офицерами в корпусе состояли капитан-лейтенант (в чине генерал-майора), лейтенант (полковник), квартирмейстер (подполковник), шесть капралов (подполковников), шесть вице-капралов (майоров). Каждый рядовой драбант имел звание ротмистра (капитана). Кроме строевых чинов в корпус лейб-драбантов входили: аудитор, профос, пастор, цирюльник с помощником, два кузнеца, седельщик, оружейник и палочник[45,Р.46].

До 1702 г. драбанты имели защитное вооружение - нагрудные кирасы у унтер-офицеров, рядовых и двойные (т.е. защищавшие не только спину, но и грудь) у офицеров. В период Польской компании Карл XII упразднил кирасу в корпусе телохранителей. Король считал, что они являются малоэффективной защитой от пуль и только утомляют всадников и лошадей.

В период 1700-1709 гг. в корпусе сменилось четыре капитан-лейтенанта. Первым командиром драбантов при Карле XII стал граф Арвид Бернхард Хурн аф Экебюхольм. Он родился в семье полковника Густава Хурна и Анны Хелены фон Герттен 6 апреля 1664 года в усадьбе Вуорентака в Финляндии . 9 августа 1682 года был зачислен мушкетером в лейб-гвардии пеший полк. 9 июля 1683 года повышен в звании до сержанта. 7 марта 1685 года произведен в фенрихи. В 1686 году вышел в отставку и уехал в Венгрию. До 1693 года воевал под имперскими и нидерландскими знаменами. В 1693 году вернулся в Швецию. 31 декабря 1693 года произведен в капитаны гвардии. 7 февраля 1696 года пожалован чином лейтенанта корпуса лейб-драбантов Его Величества короля Швеции. Участник Великой

Северной войны (1700-1721). За отвагу, проявленную в сражении с датчанами при Гумлебеке 18 июля 1700 года произведен в звание капитан-лейтенанта. В тот же день получил звание генерал-майора кавалерии и был возведен в баронское достоинство. В сражении под Нарвой (1700) во главе драбантов, опрокинул, стоящие на валу русские армейские полки, но завяз в бою с русской гвардией. В сражении на Двине (1701) лихой атакой опрокинул саксонских кирасир и захватил шесть вражеских орудий. был ранен в руку пулей. Участник польского похода (1702-1706). В битве под Клишовым (1702) с польско-саксонскими войсками получил ранение копьем, но поле боя не оставил. 11 января 1704 года произведен в генерал-лейтенанты. Отправлен в качестве шведского представителя на сейм в Варшаву, на котором действовал в пользу Станислава Лещинского. После сдачи Варшавы (1704) войскам осадившего её Августа II попал в плен, но в 1705 году по обмену он был освобождён и вернулся в Швецию. 27 декабря 1705 года назначен королевским советником/78, С. 176-177].

Его сменил граф Карл Густав Врангель из Ади-наля, внук знаменитого шведского фельдмаршала графа Карла Густава Врангеля. Он родился 30 ноября 1667 года в Стокгольме. Высшее образование получил в Упсальском университете. Службу начал в лейб-гвардии пешем полку в звании фенриха 26 мая 1688 года. В составе шведского вспомогательного корпуса на нидерландской службе принял участие в войне за пфальцское наследство (1688-1697). В 1691 году перешел на французскую службу в звании лейтенанта полка королевской гвардии. 19 марта 1694 года произведен в капитаны гвардии. В 1694 году вышел в отставку и вернулся в Швецию. 15 января 1695 года назначен лейтенантом корпуса лейб-драбантов Его Величества (что равнялось армейскому званию полковника). С начала Великой Северной войны (1700-1721) при особе короля Карла XII. 2 июля 1706 года произведен в чин капитан-лейтенанта корпуса лейб-драбантов (генерал-майора кавалерии). Умер 29 мая 1707 года в Саксонии от полученных ранее ран/18, С.42-43].

Выбывшего из строя графа заменил его кузен-Отто Магнус Врангель из Адиналя. Отто Магнус Врангель, внучатый племянник фельдмаршала графа Карла Густава Врангеля, родился в 1670 году в Ревеле, в семье капитана Тавастгустского пехотного полка Рейнгольда Врангеля.Учился в Рижском университете. Службу начал в 1685 году в чине ротмистра Эстляндского адельсфана. С 1696 по 1700 гг. на саксонской службе. Воевал с турками в 16961697 гг. 18 июля 1700 года пожалован званием лейтенанта корпуса лейб-драбантов Его Величества.

С начала Великой Северной войны (1700-1721) при особе короля Карла XII. После смерти троюродного брата 12 августа 1707 года произведен в чин капитан-лейтенанта корпуса лейб-драбантов (генерал-майора кавалерии). Погиб в сражении при Головчино 4 июля 1708 года/18, С.43].

Новым командиром драбантов стал граф Карл Густав Хорд аф Сегестад. Именно он и выведет драбантов на полтавское поле.

Родился граф 11 июня 1674 года в имении Фо-гелас в Скараборгском лёне в семье обер-комен-данта Мальмё генерал-лейтенанта Юхана Хорда аф

Сегестад и баронессы Карин Стаке. 1 ноября 1684 года поступил в университет Лунда. Военную карьеру начал 7 февраля 1696 года в чине фенриха лейб-гвардии пешего полка. В том - же году в составе дипломатической миссии выехал в Нидерланды, где и поступил на службу во французскую армию. В 1699 году вернулся в Швецию. Участник Великой Северной войны (1700-1721). 5 июля 1700 года зачислен рядовым в корпус лейб-драбантов Его величества короля Швеции. 14 сентября 1700 года Хорд получил звание капрала драбантов. 12 декабря 1703 года был назначен генерал-адъютантом кавалерии, а 11 июня 1706 года произведен в полковники Ве-стгётландского сословного драгунского полка. Однако к новому месту службы так и не доехал, оставаясь при особе монарха. 8 ноября 1706 года Хорд получил чин лейтенанта корпуса лейб-драбантов. После гибели в сражении у Головчино 4 июля 1708 года капитан-лейтенанта барона Отто Магнуса Врангеля аф Адиналя, Хорд исполнял обязанности капитан-лейтенанта корпуса драбантов/78, С.185-192].

Второй по старшинству гвардейской частью являлся лейб-гвардии пеший полк, созданный в 1523 году.

Лейб-гвардии пеший полк (Livgarde till fot) в

отличие от полков индельты вербовался из добровольцев во всех ленах Швеции на постоянной основе. До 1703 г. полк состоял из трех, а с 1703 г. -из четырех батальонов. Три батальона (1-й, 2-й, 3-й) полностью состояли из мушкетеров и пикинеров, а 4-й батальон - из гренадеров. Всего в полку насчитывалось 24 роты (из них 6 - гренадерских). Одна рота постоянно находилась в Стокгольме, неся охрану королевского дворца. По своему штату гвардейские роты были меньше армейских. Они состояли из трех офицеров, 6 унтер-офицеров, 108 рядовых и 3 музыкантов. Рота делилась на 6 дивизионов по 18 рядовых, в том числе 2 дивизиона пики-неров (36 чел.) и 4 дивизиона мушкетеров (72 чел.). В батальоне насчитывалось 648 человек[32,Р.45].

К началу русского похода (август 1707 г.) гвардейский полк насчитывал 2592 рядовых, а включая унтер-офицеров, офицеров, музыкантов и нестроевых - 3000 человек. Лейб-гвардейский полк являлся офицерской школой, так как через него проходило до 40% всего офицерского состава шведской армии, производившегося в офицерские чины из состава рядовых и унтер-офицеров гвардии[32,Р.41].

Длительное время Лейб-гвардии пеший полк возглавлял граф Кнут Поссе, являвшийся одним из наставников наследного принца, а затем и короля Карла XII. Этот выпускник Упсальского университета начал свою карьеру в качестве пажа, а затем и камер-пажа короля Карла XI. В 1673 году начал свою службу в полку пешей гвардии в звании фен-риха. Участвовал в его составе в сражениях Скон-ской войны (1675-1679 гг.). Был ранен в битве при Лунде в 1676 году. 21 июня 1679 года повышен в звании до майора гвардии. 8 мая 1685 года произведен в подполковники. С 10 августа 1696 года полковник корпуса лейб-драбантов и лейб-гвардии пешего полка. 24 октября 1696 года возведен в баронское достоинство. 18 июля 1700 года получил звание генерал-майора. Участвовал в высадке в Зеландии (1700), сражениях при Нарве (1700), на

Двине (1701), при Клишове (1702) где был тяжело ранен. 5 апреля 1703 года произведен в генерал-лейтенанты. Участвовал в осаде Торна (1703). Назначен королевским советником и генерал-губернатором Стокгольма 5 декабря 1705 года. 25 июня 1706 года возведен в графское достоинство (№51)[18,С.115-116].

На посту командира полка его в 1706 году сменил племянник- Карл Магнус Поссе. За его плечами была длительная служба под французскими знаменами. С 1700 года Карл Магнус Поссе в рядах Лейб-гвардии пешего полка прошел все ступени службы, начиная с командира роты. Поэтому выбор короля был очевиден. В 1708 году граф был ранен в сражении при Головчино.

Третьей по старшинству гвардейской частью являлся Конный лейб-регемент Его Королевского величества (Livregementet till hast), сформированный в 1667 году.

Полк состоял из 3 эскадронов (12 рот)[1,Рр.400-407]. Относился к полкам "ин-дельты". Набирался из лёнов Вестманланд, Уп-планд, Сёдерманланд и Нёрке-Вермланд.

По штату каждая рейтарская рота состояла из 125 человек (124 рядовых и одного трубача). Организационно она делилась на 3 взвода: отборный, штандартный и замковый. Каждый взвод делился на 3 отделения, т.е. всего в роте было 9 отделений, которые состояли из рядов, причем 6 отделений имели по 5 рядов, а остальные 3 по 4 ряда. Всего в роте 42 ряда, в том числе 40 - по три рядовых и два - по два рядовых[1,Рр.103-105].

На каждую роту полагалось по два ротмистра, два лейтенанта, два корнета, штандарт-юнкер, два квартирмейстера и 5 капралов. В нестроевой состав роты входили: пастор, писарь, профос, кузнец. В первых трех ротах, как и в пехоте, командирами считались штаб-офицеры - полковник, подполковник, два майора. Назывались и нумеровались конные роты точно так же, как и в пехоте. В полку, кроме того, состояли: полковой квартирмейстер, полковой адъютант, штаб-трубач, литаврщик, фельдшер с двумя помощниками, оружейник и ма-стер-седельщик[1,Рр. 98-99].

Лейб-регимент имел по штату в 12 ротах 1500 человек (1488 рядовых и 12 трубачей)[32,Рр.33-34]. Кроме того, при каждом полку было 33 ротных денщика, 157 офицерских слуг и 200 обозников.

До 1706 года полком командовал граф Якоб Спенс. Якоб Спес родился в Эстгётерланде в 1656 году. 1 декабря 1662 года поступил в университет Упсалы. После окончания университета, продолжил обучение в Страсбурге с 26 апреля 1671 года. 22 июля 1674 года зачислен корнетом в конный лейб-регимент. 27 марта 1675 года повышен в звании до капитана. 10 сентября 1675 года назначен лейтенантом корпуса лейб-драбантов Его величества. Участник Сконской войны (1675-1679). 23 декабря 1676 года произведен в подполковники Шведско-Финляндского адельсфана. 18 февраля 1680 года произведен в капитан-лейтенанты корпуса лейб-драбантов с сохранением ранга подполковника. В 1688-1693 гг. воевал во Фландрии в составе шведского вспомогательного корпуса на нидерландской службе. 28 декабря 1693 года произведен в полковники и назначен командиром

Конного лейб-регимента. 4 июля 1698 года произведен в генерал-майоры. Участник Великой Северной войны (1700-1721). 11 мая 1701 года был произведен в генерал-лейтенанты. С 9 января 1704 года генерал от кавалерии и генерал-инспектор армии в Швеции. Вышел в отставку с военной службы в 1706 году [18,С.158].

На посту командира полка его заменил барон Карл Густав Крейтц. Он родился 25 января 1660 года в Фалуне в имении Таксхаммар. В двухлетнем возрасте зачислен лейтенантом в Лейб-гвардейский конный полк. В 1674 году стал студентом Уппсаль-ского университета. В 1675 году вступил камер-пажом на придворную службу и вместе с Карлом XI отправился в военный поход во время войны с Данией в 1675—1679 годах.. 1 сентября 1677 года произведен в капитан-лейтенанты Карельского кавалерийского полка фон Меллина. 12 сентября 1679 года пожалован ротмистром. После окончания войны вернулся в Конный лейб-регимент.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Когда вспыхнула Северная война, Крейц был ротмистром Седерманландской роты. В 1701 году участвовал в переходе Западной Двины, в том же году 6 августа стал майором. После боя Лаутенбур-гом в 1703 году, 12 декабря дослужился до подполковника Лейб-гвардейского конного полка, а 9 января в 1704 года — до полковника. За победу под Клёцком и Ляховичами в 1706 году получил звание генерал-майора с назначением на должность командира Лейб-гвардейским конным пол-ком[18,С.73-74].

В отличие от своих предшественников, не придававших большого значения драгунской коннице, Карл XII стал в Швеции ее подлинным создателем и учителем. До воцарения Карла XII, его предшественники старались набирать драгунские полки из числа уроженцев Северной Германии только на период военных действий. Это было связано в первую очередь с недостатком финансовых средств на их содержание[49, Рр. 15-16].

С другой стороны, именно драгуны в силу своей специфической подготовки, а они обучались действовать как в конном, так и пешем строю, должны были стать, по замыслу шведского монарха, тем самым мобильным родом войск, который бы смог действовать оперативно на больших расстояниях и достойно противостоять противникам на поле боя[49,Р.18].

Поэтому именно при нем драгуны становятся массовым и самым любимым родом войск короля. Нет ничего удивительного в том, что в 1700 году в составе гвардии, по инициативе генерал-лейтенанта барона Карла Густава Рёншильда появляется гвардейский драгунский полк.

Лейб-драгунский полк (Livdragonregementet), набранный во всех областях Швеции на тех же условиях, что и Лейб-гвардии пеший полк, относился к вербованным драгунским полкам. Он состоял из 12 рот по 125 человек, т.е. 1500 человек штатного состава. Организация рот в драгунских полках была та же, что и в рейтарских, только вместо ротмистров у драгун были капитаны, а вместо корнетов - прапорщики. Его шефом и первым командиром и был назначен барон Карл Густав Рён-шильд.

Карл Густав Рёншильд родился в Штральзунде 6 августа 1651 года.

Его родителями были член королевского государственного суда Герт Рёншильд и Биргитта Тор-скескаль. Получил образование в трех университетах- Упсальском, Грейфсвальдском и Лундском. Военную карьеру начал в чине фенриха Нёрке-Вермландского полка в 1673 году. Участник Скон-ской войны (1675-1679 гг.).

5 ноября 1677 года Карл Густав Рёншильд за выдающиеся военные заслуги был произведен сразу в чин подполковника, минуя звание майора, что было редчайшим случаем в истории шведской армии. Сконская война была той школой, которая выковала будущего полководца. Она позволила получить ему навыки командования частями во время военных действий, увидеть все недостатки и преимущества шведской армии.

В январе 1680 года Рёншильд подал королю Карлу XI докладную записку, в которой изложил свои предложения по поводу реформирования армии. Его доклад был одной из отправных точек, на которые опирался Карл XI, проводя военную реформу - так называемую «молодую индельту», которая заменяла периодические рекрутские наборы, постоянной повинностью крестьян содержать солдат армии Его величества.

26 января 1689 года Карл Густав был произведен в чин полковника и назначен шефом Германского лейб-пехотного полка, а также комендантом крепости Ландскруна.

В мае 1693 года Карл Густав был назначен шефом Северо-Сконского кавалерийского полка. При этом еще с 1690 года он был военным советником и наставником принца Фридриха Гольштейн-Готтор-пского, племянника Карла XI.

Став шефом Северо-Сконского кавалерийского полка в возрасте 42 лет и, являясь зрелым командиром с большим практическим опытом, Рён-шильд приступил к выработке новой тактики, которая впоследствии прославила «каролинскую» конницу на полях Великой Северной войны (17001721).

Примерно с 1694 года начинается сближение Рёншильда с наследным принцем Карлом, будущим великим полководцем королем Карлом XII. Надо отметить, что помимо военных способностей Карл Густав обладал и достоинствами ловкого придворного, что делало его особу еще ближе к правящему монарху. 4 июля 1696 года Рёншильд получил долгожданный чин генерал-майора. Это вводило его в круг высшего офицерства Швеции. В апреле 1697 года от рака желудка умер король-реформатор Карл XI, завещав престол своему юному сыну Карлу XII.

Молодой король Карл XII (1697-1718) очень любил и уважал своего военного наставника. 1 июля 1698 года Карл Густав был произведен в звание генерал-лейтенанта и назначен генерал-губернатором Сконе. В 1699 году он был возведен в баронское достоинство. В качестве особой милости ему было поручено формировать лейб-драгунский полк, шефом которого он стал. После начала Великой Северной войны (1700-1721) Рёншильд был одним из организаторов высадки королевских войск в

Дании (Зеландская десантная операция) в 1700 году и в планировании сражения под Нарвой (1700).

В бою при Дюне в июле 1701 года армия Карла XII одержала убедительную победу. При этом Рён-шильду было поручено прикрытие коммуникаций и обеспечение снабжения армии. В сражении он участия не принимал. Зато в сражении под Клишовым 8/9 июля 1702 года барон командовал правым флангом армии.

14 апреля 1703 года Рёншильд был пожалован званием генерала от кавалерии. В декабре 1705 года король назначил Рёншильда командующим отдельным корпусом, оставленным в Польше против саксонской армии генерала фон Шуленбурга. 3 февраля 1706 года генерал от кавалерии барон Рён-шильд наголову разгромил под Фрауштадтом русско-польско-саксонскую армию фельдмаршала Шуленбурга.

21 июня 1706 года король произвел барона Карла Густава Рёншильда в чин фельдмаршала и удостоил графского титула(№48).

В сражении у городка Головчино 3/ 4 июля 1708 года фельдмаршал командовал кавале-рией[ 15, С. 58-111].

С 1705 года полк возглавил барон Хуго Юхан Хамильтон аф Хагебю.Сын генерал-майора барона Малькольма Хамильтона и Катарины Макалеер, племянник Хуго Хамильтона, родился в Эребру в 1668 году. В 1681 году зачислен фельдфебелем в Эльфсборгский пехотный полк, шефом которого являлся его отец. 30 июля 1683 года был произведен в фенрихи. В январе 1691 года переведен тем -же чином в лейб-гвардии пеший полк. 1 июля 1692 года повышен в звании до лейтенанта. Участник войны за пфальцское наследство (1688-1697). Воевал в 1692-1695 годах сначала в составе французской, а затем нидерландской армии. 17 февраля 1695 года получил чин капитана с назначением командиром роты Эльфсборгского пехотного полка. 4 апреля 1700 года произведен в подполковники лейб-драгунского полка. В сражении под Нарвой 19 ноября 1700 года в конном строю взял русскую артиллерийскую батарею. 29 ноября 1700 года произведен в полковники. Участник сражений при Кли-шове (1702), Пултуске (1703), Фрауштадте (1706). Участник русского похода (1707-1709). Сражался при Головчино 4 июля 1708 года. 4 декабря 1708 года произведен в генерал-майоры и назначен шефом Эстгётландского кавалерийского полка[18, С. 173-174].

В "русском походе" 1707-1709 гг. участвовал весь гвардейский корпус, понесший в нём довольно большие потери. Особенно пострадала гвардейская пехота и драгуны. Именно из-за больших потерь, Лейб-гвардии пеший полк в октябре 1708 года был пополнен остатками Уппландского, Смоландского и Нёрке-Вермландского резервных (третьеочередных) полков. К июню 1709 года в Лейб-гвардии пешем полку было порядка 2000 боеспособных солдат и офицеров. Корпус Лейб-драбантов представлял собой 1 роту, численностью в 100 человек. Численность Конного лейб-регимента сократилась до 1000 шпаг, а от лейб-драгунского полка осталось 8 рот или порядка 900 человек[9, С.67].

При составлении диспозиции на предстоящее 27 июня сражение, силы гвардии были распределены следующим образом[39]:

- В личный эскорт короля во главе с лейтенантом Ю. Ертой вошли два капрала, вице-капрал, 12 рядовых драбантов и 24 солдата Лйб-гвардии пешего полка.

- Рота драбантов во главе с лейтенантом графом Карлом Густавом Хордом, 12 рот Конного лейб-регимента и четыре роты Лейб-драгунского полка вошли в состав первой кавалерийской колонны правого фланга под командованием генерал-майора барона Крейтца.

- В состав четвертой пехотной колонны вошли гренадерский (капитан Л. Русеншерна) и первый пехотный (капитан Г. Гадде) батальоны Лейб-гвардии пешего полка под общим командованием полковника Карла Магнуса Поссе.

- В состав третьей пехотной колонны генерал-майора барона Карла Густава Рууса вошли второй (капитан Г. Маннесверд) и третий пехотный (майор барон Э. Юлленшерна).

Всего на поле битвы вышло 1800 гвардейских пехотинцев, 1000 гвардейских рейтар, 400 гвардейских драгун и 100 драбантов.

Еще один гвардейский отряд в составе 200 пехотинцев лейб-гвардии пешего полка и 200 гвардейских драгун остался в осадных траншеях под Полтавой[39].

«Ночью 27 июня 1709 г. света луны не было. В глухой темени в 23 часа шведские батальоны, поднимаясь с разных стоянок от Крестовоздвижен-ского монастыря и д.Павленки, натыкались друг на друга, останавливались и путались. Скорее всего, этот шум был услышан ночной разведкой генерал-лейтенанта К.Э.Рённе, который приказал русской кавалерии сесть в сёдла. На путь к исходным позициям длиной всего в 3,5 км шведской пехотой было затрачено почти два часа! Всем было позволено сесть, чтобы дождаться кавалерии, полки которой в темноте разбредались и даже ушли в сторону. С редутов, хотя едва забрезжило, шведскую пехоту не было видно. Остановка шведов стала причиной ошибочной записи в «Обстоятельной реляции» о Полтавской битве, согласно которой неприятель всю ночь простоял в прогалине между лесами у д. Павленки и Малые Будищи. И вот уже 300 лет в отечественных исторических работах, картах, атласах и беллетристике подъём шведской пехоты со своих стоянок путается с исходными позициямй перед атакой»[12, С. 536-53 7].

Уходило драгоценное для шведов темное время суток. Около 3 часов, после подхода кавалерии, начинается перестроение шведской армии в боевой порядок. Из-за недостатка места всадники правого фланга остались стоять в походных колоннах. Пока шло перестроение, отряд в 50 шпаг под командованием генерала В.А. Шлиппенбаха и полковник А. Юлленкрук с несколькими унтер-офицерами, сведущими в фортификации, осмотрели укрепления русских и, доложили об увиденном, графу Реншильду. Однако русские уже заметили шведов и подняли тревогу.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Приходилось срочно менять план сражения и атаковать редуты. Шведское командование не было готово к этому варианту. Управление войсками

нарушилось. Ситуация была такова, что альтернативы у каролинов не было. Русская артиллерия, находившаяся на редутах, громила колонны врага на пределе прямого выстрела. «Первым выстрелом из редутов было убито два гренадера гвардии, причем у одного была оторвана голова и ранены капитан Хорн и 4 мушкетера Эстгётского полка ...»[8, Р.58].

После короткого совещания у носилок короля было принято решение атаковать. Время показывало 3.50 утра. "Замысел атаки двух средних колонн (Рууса и Стакельберга прим. авт.), вероятно, состоял в том, чтобы нейтрализовать опасный обстрел с флангов, которым угрожала эта часть линии редутов (№ 6-10 - А.Б.). Остальная пехота - первая и четвертая колонны, а также задние батальоны второй и третьей - должна была тогда, поддержанная этой вспомогательной атакой, быстро достигнуть задней линии редутов и либо обойти их, либо пробиться через них... Редуты были препятствием, которое надо было миновать по пути к настоящему объекту атаки - русскому лагерю. Не все командиры знали об этом- промах, за который шведам придется дорого заплатить"[36, Н.116].

Батальоны, находившиеся на правом фланге, из-за близости Яковецкого леса не смогли развернуться в линию. Управление войсками, нарушенное с началом обстрела шведских боевых порядков, еще более усугубилось. Атака королевской пехоты была сумбурной с самого начала. Ей удалось захватить недостроенные редуты №9 и №10, гарнизоны которых были полностью уничтожены. Беспорядок, царящий в рядах каролинцев, стал еще более заметен. Два гвардейских батальона, шедшие в колонне Рууса, уклонились вправо и по приказу командира полка полковника М. Поссе примкнули к частям пешей гвардии, шедшими в 4 колонне.

Вестерботтенцы, потеряв контакт с Далекар-лийским полком, стали продвигаться к задней линии редутов с батальонами второй и первой колонны.

Действительно, огонь русской артиллерии был точен и эффективен. Потери идущих в атаку скандинавов росли. Шведская артиллерия, наоборот, молчала. Примечательно мнение генерала Левен-гаупта на этот счет, "когда наши рядовые солдаты услышали, что ни единая пушка не пришла к ним на подмогу, они стали терять мужество". Сам Ле-венгаупт, ехавший на коне во главе 4 колонны, вывел ее на широкую прогалину за деревней Малые Павленки. На марше к ней присоединились 2 и 3 батальоны гвардии из 3 колонны Рооса. Здесь на прогалине между Реншильдом и Левенгауптом произошел короткий разговор. Генерал, указывая на то, что его батальоны оторвались от левого фланга, спросил Реншильда - нельзя ли сделать остановку. Реншильд ответил: "Нет, нет, нельзя давать неприятелю ни минуты". Подобное мнение высказал проезжавший мимо генерал Стакельберг. Батальоны Левенгаупта продолжили марш к задней линии редутов и русскому лагерю. Замысел Петра I, по приказу которого редуты были построены в виде буквы Т, удался, боевые порядки атакующих оказались разорванными.

Русское командование, ограничивавшееся до этого момента обороной, заметив усиливавшийся

разрыв между крыльями боевого порядка противника, бросило в атаку 17 драгунских полков А.Д.Меншикова и некоторое количество иррегулярной кавалерии. Ее эффект был ошеломительным. Шведская пехота подалась назад и, над батальонами раздался громкий крик, более похожий на мольбу: "Кавалерию вперед, ради Бога, кавалерию вперед!" Шведская кавалерия, до сих пор стоявшая в колоннах, а не в линиях, беспорядочно двинулась вперед. В авангарде скакали Лейб-драбанты, а за ними Смоландский рейтарский полк и Лейб-реги-мент. Из-за недостатка пространства для развертывания боевого порядка эскадроны шведов вступали в бой постепенно, один за другим. За время этих взаимных атак и контратак шведская кавалерия потеряла 14 знамен и штандартов. Основную тяжесть боя вынесли на себе рейтары Лейб-регимента. Схватка кавалерии началась около 4 часов утра.

Петр I, не желая превращать схватку за редуты в генеральное сражение, приказал Меншикову отойти. Однако вскоре царь, которому доложили об отрыве от главных сил 6 батальонов Рууса, приказал Меншикову атаковать шведов, а командование передать генерал-лейтенанту Боуру/2,Л.7-12].

Боур немедленно выполнил приказ царя и начал планомерный отход своих полков на север -под защиту артиллерии укрепленного лагеря. Отход русских воодушевил скандинавов. В их рядах стали раздаваться крики: "Виктория! Победа!" Кавалерия правого фланга, под командованием Крейца, преследуя русских драгун, попала под обстрел артиллерийских орудий, бивших из лагеря. Шведов, несмотря на понесенные потери, спасло плотное облако пыли, поднятое отступающими русскими драгунами, и быстрота движения.

«Оборонительный план боя на редутах был выполнен полностью. Шведы поплатились большой кровью и осуществили свой план частично - треть пехоты не прошла редуты и около тысячи тел осталось лежать вокруг них»/12, С.552].

Шведская пехота, несмотря на ураган, обрушившихся на нее плотных залпов русской пехоты и артиллерии, занимавшей редуты, упрямо двигалась вперед, держась за своей кавалерией.

К 5 часам утра большинство шведских соединений вышло на предстоящее поле битвы. В то время, когда кавалеристы Крейца преследовали уходящих к балке Побыванке русских драгун, 10 батальонов Левенгаупта, обойдя глубокую промоину, начали атаку русского укрепленного лагеря. Король со своим конвоем и свитой находился поблизости от пехотинцев Левенгаупта. "Батальоны Левенгаупта были теперь готовы к бою. Штурм лагеря начался снова, под аккомпанемент глухого треска лагерных орудий. Но не успели они хоть сколько-нибудь продвинуться к изрыгающим огонь валам, как генерал получил новый приказ в отмену прежнего. Атаку следовало немедленно прекратить. Вместо этого надо было отойти от лагеря и маршировать на запад. Приказ был выпол-нен"[36,Р.139]. Это мнение шведов о неудачной атаке русского лагеря. Совсем другая картина рисуется при изучении отечественных документов и источников.

Генерал-фельдцехмейстер Я.В. Брюс специально подпустил шведскую пехоту на дальность

картечного огня (200-300 шагов). Только после этого 87 орудий русской артиллерии, находившейся в укрепленном лагере, открыли огонь из всех стволов. За стеной образовавшегося дыма шведы в течение 45 минут могли двигаться навстречу выстрелам, но ближе 64 метров так и не смогли подойти. "Жестокость потерь заставила шведских генералов около 6 часов утра отозвать атакующих" [29,С.222].

"Массированный удар русской артиллерии явился переломным моментом в ходе Полтавского сражения, подготовившим переход всей русской армии в наступление"[28,С.99].

Именно поэтому шведы вместо общей атаки лагеря были вынуждены отойти к Будищенскому лесу на расстояние примерно 2 километров от русского лагеря. Королевские полки медленно собирались в луговине. Сюда же подошли и стали строиться (на опушке Малобудищенского леса) расстроенные эскадроны Крейца. Здесь же шведское командование обнаружило отсутствие 6 батальонов генерала Рууса (треть всей пехоты наступающих), полковника Сигрота, разведывательного отряда В.А. фон Шлиппенбаха и артиллерии. Казаков, стоящих на поле боя, также оказалось мало.

Опасаясь, что Карл XII решил уклониться от нового столкновения, Петр I решил сам атаковать противника. 42 батальона пехоты были построены в две линии: 24 в 1-й и 18 во 2-й. Они составляли дивизии Голицына (в ее состав входила и отдельная бригада ездящей пехоты), Репнина и Алларта. Кавалерия правого фланга под командованием генерал-лейтенанта Боура состояла из кавалерийских дивизий генералов Шаумбурга и Бема (3 конно-гре-надерских, 8 драгунских полков и Генерального шквадрона А.Д.Меншикова). Всего 45 эскадронов (9-10 тыс. чел.). Кавалерия левого фланга под командованием А.Д. Меншикова состояла из 6 драгунских полков - 24 эскадрона (всего около 4800 чел.). Пехота насчитывала около 17850 чел., причем

10 тыс. находилось в 1 -й линии.

Всего в боевом порядке стояло около 32 тыс. чел. при 127 орудиях. 6 драгунских полков с князем Волконским были посланы к Тахтаулову для поддержки частей Скоропадского. В лагере оставалось

11 пехотных батальонов (около 4700 чел.). Зная силу натиска шведов, Петр I приказал построить пехотные батальоны в 5 шеренг, а не в 4, как было принято в уставе. И все же русская боевая линия оказалась длиннее шведской примерно на 400 шагов.

Реншильд и Левенгаупт, посоветовавшись с королем, решили предварительно разбить русскую кавалерию, а затем вновь атаковать укрепленный лагерь. Но теперь, после понесенных потерь, требовались подкрепления. Генерал-адъютант А.Г. Юл-ленклу не смог выполнить поручения, так как кругом находились русские и, не было возможности пробиться. Одновременно прибыл генерал Спарре, сообщивший, что не смог пробиться к Руусу из-за того, что русские заняли ранее отбитые у них редуты. Надежда на воссоединение рассыпалась в прах. Но это было еще не все. Реншильд сообщил королю, что русские вышли из лагеря.

«Таким образом, в контрнаступление пошла 26

тыс. армия, 56% всех регулярных сил и 5-6 тыс. иррегулярной конницы. К решающей схватке численность армии в 1,8 раза превысила шведскую. Если по кавалерии она была почти равной, то в пехоте русские имели неоспоримое 3-х кратное преимущество. Это должно быть поставлено в заслугу царю, так как именно пехота являлась лучшим родом войск. По артиллерии перевес был подавляющий -в 8 раз. Следовательно, царю удалось добиться большого превосходства по артиллерии и пехоте. Особо подчеркнём роль русской артиллерии, чьи действия в поле подорвали боевой дух шведских солдат. Этот фактор стал следствием дальновидной стратегии и правильного выбора тактического рисунка предстоящего сражения воплотившего в себя классическое правило Наполеона: всё искусство войны заключается в том, чтобы оказаться сильнее неприятеля в определённом месте в определенный момент»[11,С. 259-260].

Итак, вместо ожидания подхода подкреплений (а это могло случиться не ранее второй половины дня), шведам пришлось строиться к бою. Положение было таковым, что если армия не совершит марш к югу, то попадет в окружение. Отойдя к опушке Малобудищенского леса, шведы начали перестроение в боевой порядок. Из-за того, что кавалерия правого крыла оказалась зажатой между своей пехотой с одной стороны и Будищенским лесом с другой, Крейтц не смог построить ее на правом фланге пехоты. Он был вынужден развернуть ее позади пехотной линии на небольшом лугу. Кавалерия левого крыла находилась в некотором беспорядке из-за недостатка пространства для развертывания своих рядов. Несмотря на все это, было принято решение немедленно атаковать русских. Вытянутые в одну тонкую линию, 10 батальонов шведской пехоты (не более 4000-4500 чел.), пошли в атаку.

«Шведская пехота была готова настолько, насколько ей позволила нехватка времени; подготовиться лучше она уже не успевала. Через жаркую равнину тонкой синей чертой протянулся боевой порядок длиной около полутора километров. Эта тонкая синяя черта включала в себя примерно четыре тысячи солдат, поделенных на десять батальонов. Батальонам уже досталось в жестоких схватках возле редутов, и в среднем в каждом из них насчитывалось не более 300-400 человек. Они стояли в одну линию, растянутую и неплотную, с большими интервалами между отдельными соединениями...

Утром батальонов было восемнадцать. Теперь нужно было вступать в решающую битву с десятью. Десять батальонов против сорока двух.

До конца жизни большей части шведских пехотинцев оставалось лишь прошагать эту версту по пыльной равнине.

Боевой строй шведской пехоты состоял из следующих подразделений, если перечислять с правого фланга и в том порядке, в каком они переходили трясину. С самого края стоял первый батальон лейб-гвардии под командованием капитана Гу-стафа Гадде. (Двадцатидевятилетний Гадде родился в Векелакском приходе Выборгского лена, он обладал граничившими с безрассудством отвагой и

смелостью, лицо у него было добродушное, располагающее к себе, с темными, близко посаженными глазами. Он начал служить в гвардии четырнадцатилетним подростком и с тех пор дослужился до капитана. Под Нарвой он со своими молодцами захватил много русских знамен, но это чуть не кончилось плачевно: он был окружен, ранен в руку, однако сумел пробиться к своим. В сражении под Клишовом в 1702 году он получил четыре ранения — два в грудь, одно в руку и одно в шею, — и его оставили на поле битвы, посчитав мертвым. Как водится в таких случаях, Гадде обобрали мародеры, после чего, голый и истерзанный, он был брошен на произвол судьбы среди трупов. Уже в сумерках его обнаружили и доставили к фельдшеру. На память об этом сражении у него в теле до сих пор сидели две пули. Под Клишовом он сам, без приказа, вырвался вперед из боевого порядка, с чего и начались его злоключения.)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Далее следовал гренадерский батальон лейб-гвардии — то самое соединение, что довольно долго проплутало среди редутов, а потом одно стояло под градом артиллерийских снарядов перед русским лагерем. В отличие от других пехотных полков, гвардия не призывалась из числа военных поселенцев, а набиралась путем вербовки, и в мирное время она была расквартирована в Стокгольме. Это было престижное соединение, своего рода школа офицеров, в которой проходили подготовку будущие претенденты на командирские должности, прежде чем они, как это часто бывало, получали назначение в какой-либо другой конец обширного королевства. Соединение было элитное, о чем, в частности, свидетельствовали щегольские мундиры офицеров. Рядовые носили обычную синюю форму с желтой подкладкой, обшлагами и чулками, а также знакомые черные треуголки. У капралов были воротники из шерстяного бархата, обшитые золотым и серебряным шнуром. Барабанщики, со-пелочники и рожечники также были одеты в яркую, живописную форму со множеством галунов и прочих украшений.

Над этими двумя батальонами реяли красивые белые знамена гвардии, которых насчитывалось в общей сложности восемь штук. (Впрочем, в этот день в состав батальонов входили не только гвардейцы, но еще рядовые и офицеры из других полков, относившихся к корпусу Левенхаупта.)

Рядом с гренадерами располагался единственный батальон Скараборгского полка...

Четвертый батальон справа был Кальмарского полка...

Следующие камни в тоненькой синей стене были заложены двумя оставшимися батальонами лейб-гвардии, вторым — под началом капитана Ханса Маннерсверда, и третьим — под командованием майора Эрика Юлленшерны. Эрику было тридцать лет, он родился в Стокгольме, был не женат и приходился племянником генералу Левен-хаупту. Над этими двумя частями также реяли белые гвардейские знамена»[31,С.156-157].

Два батальона Вестманландского полка не успели встать в строй, так как находились за левым флангом атакующих у д.Малое Будище. Из-за отсутствия поддержки артиллерии и плохого качества ружейного пороха Левенгаупт стремился как

можно ближе подвести свои батальоны к русским линиям. Из-за спешки и плохого равнения в начале атаки батальоны правого фланга ушли вперед, в то время как левофланговые части отстали. Шведские батальоны, идущие в атаку, были построены на фронте 1450 метров. Интервалы между ними составляли 50 метров. В то время как пехота, сближаясь с противником, уже попала под артиллерийский обстрел, кавалерия все еще металась в беспорядке. Особенно это было заметно у Крейца.

« Видя, как войска московитов быстро выходят из укрепленного лагеря шведы, не имея должного равнения в линии, пошли в атаку, дабы не быть стесненными на узком месте.Они, выдержав стойко огонь московитских пушек и мушкетов, падая рядами и не имея возможности ответить огнем на огонь, упрямо шли вперед»[5,Рр. 171-172].

Сквозь стену огня и сеченого железа шведы рвались вперед. "Несколько полков в особенности пострадали от русской артиллерии. Кальмарский полк одною очередью выстрелов был наполовину уничтожен, тут был убит и командир его полковник Ранк. Та же участь постигла и Уппландский полк..."[30, С. 38].

"Весь мир мог убедиться, что нигде на земле не найти солдат, которые терпеливейше переносят жару и мороз, напряжение и голод, самоотверженней исполняют приказы, по сигналу охотнее идут в бой, смелее стремятся к смерти, которые меньше склонны к военному бунту, спокойнее ведут себя в лагере, набожнейше живут, а изменяя боевые порядки, быстрее перестраиваются... Выявилось, как верны шведы, как храбро воюют за благо своего короля и идут ему на помощь просто сквозь неприя-теля"[4,Рр.89-90,92].

Сблизившись на расстояние примерно в 50 метров, шведы выдержали жестокий ружейный залп русских батальонов, но, несмотря на это, упорно шли вперед. Левенгаупт ехал примерно посередине шведского строя.

"В дыму и хаосе он еще мог кое-как управлять следующими подразделениями: единственным батальоном скараборгцев, сильно пострадавшим Кальмарским полком, вторым и третьим батальонами лейб-гвардии и двумя батальонами уппланд-цев. Еще два лейб-гвардейских батальона (те, что были на правом фланге) тоже подтянулись и ринулись в атаку на вражеских пехотинцев" [36,Р.180].

Шедшие на левом фланге, Эстгётский полк и 2 батальон Нёрке-Вермландского полка сильно от-стали[48,Р.119]. Когда шведы сблизились с русскими на расстояние 25-30 метров, Левенгаупт крикнул: "Пали!". Каролины сдвоили свои ряды и произвели залп по отступающим русским солдатам. Из-за плохого качества пороха в некоторых подразделениях он просто выгорел на полке. По данным В.А. Молтусова, ружейный огонь каролинов наоборот произвел сильное опустошение в рядах русской пехоты.

Шведы потеснили Бутырский, Московский, Сибирский, Псковский и 1 -й батальон Новгородского полка. 2-й батальон лейб- гвардии захватил четыре орудия, а 3-й - два орудия. 1-й батальон лейб-гвардии захватил 4 знамени и 6 пушек. Одна из пушек была повернута в сторону русских и, Гадде лично произвел из нее несколько выстрелов

по солдатам врага[50,Р.94]. Несколько русских полковых орудий было захвачено гренадерами лейб-гвардии.

Потеснив первую линию почти посредине, шведы ждали поддержки своей кавалерии, но ее все не было.

«Не менее драматичные события происходили левее, где дралась дивизия Алларта. Её полки подверглись нападению вражеской конницы. Драгуны Ельма пытались отбросить пехоту. Атакованные с фронта и фланга батальоны занимали круговую оборону, на что никогда не обращали внимания русские и советские историки. Большие потери понес Казанский полк более 80 чел. убитыми, Псковский - 23 убитыми и 47 ранеными вместе с командиром батальона секунд-майором Семёном Петровичем Нейбушем. Меншиков, отведя конницу за поперечные редуты, полагал, что противник будет пробиваться назад в этом месте. Однако, вовремя заметив попытку прорыва и охвата левого крыла, он не задумываясь бросит в бой драгун. Закрывая фланг, Крейтц развернул кавалерию на отражение атаки. В беспощадном поединке столкнутся гвардейские части обеих армий, произошел крупный кавалерийский бой, в память о котором 200 лет спустя, на том же месте будет поставлен обелиск "Шведам от русских". Лейб-регимент потеряет убитыми 18 капралов и драгун, 10 смертельно ранеными, падут 83 лошади. 17 чел. погибнет в Новгородском полку, 8 пропадёт без вести, падёт 47 лошадей. Полк захватит у шведов "литавры с завесы". Наиболее отличится из всех драгунских полков -Киевский. Его командир полковник Михаил Иванович Леонтьев будет ранен, но это не помешает взять 7 знамён и серебрянные литавры Конной гвардии, пожалованные королём за подвиги в сражении под Клишовым в 1702 г. Этот же полк найдёт носилки с постелью Карла ХП»[11,С.265-266],[24, С.19].

«Однако решающие события назревали на правом фланге и в центре. Наступавшая там гвардейская бригада остановила и сходу опрокинула левое крыло шведов. Наиболее мощная группировка пехоты сдавила с разных сторон разрозненные батальоны противника и устремилась вперёд, заходя в тыл. Сопротивления здесь шведы практически не оказали. Любопытно, что из 47 офицеров Семёновского полка входившего в бригаду, ранен был только один прапорщик - Иван Козлов. В центре отважно бился Киевский полк полковника Григория Карташёва, старшим капитаном 1 -й роты которого состоял фельдмаршал Шереметев. Капитан-поручик этой роты Василий Михайлович Антонов захватил ротою 5 знамён, а командир батальона капитан Александр Маслов взял своей частью шведского подполковника с батальоном. За этот подвиг его пожаловали в премьер-майоры (минуя промежуточный чин секунд-майора)» [11,С. 266].

Так как разрыв между шведскими батальонами увеличился до 100-150 метров, особенно на левом

фланге, где стояли 2-й батальон Нёрке-Вермланд-ского полка, эстгётцы и уппландцы, то русская пехота и кавалерия хлынули в эти разрывы. Шведская пехота левого крыла обратилась в бегство.

На правом фланге в атаку пошел кавалерийский отряд Крейца. Гилленкрок попытался организовать атаку, но не успели эскадроны сделать полуоборота направо, как увидели свою бегущую пехоту. Русские обошли фланги боевого порядка шведов и неумолимо сжимали тиски окружения.

Попытка Левенгаупта остановить бегущих, не удалась. Управление войсками, и до этого осуществлявшееся не лучшим образом, рухнуло. Разрозненные атаки, предпринятые Нюландским рейтарским полком, не остановили охвата левого крыла шведов. Бегущие с левого фланга пехотинцы опрокинули шедший им на помощь Вестманланд-ский полк. Новые попытки Левенгаупта и Спарре остановить солдат провалились. Уппландский, Ска-раборгский, Кальмарский полки, а также 2 и 3-й батальоны лейб-гвардии попали в окружение.

Хотя атака отряда Крейца не удалась, она приостановила наступление русских на несколько минут. Этого времени хватило на то, чтобы батальон гренадеров Лейб-гвардии и 1-й батальон этого же полка смогли уйти с поля битвы. Потеряв почти всех офицеров и командира 2-го батальона убитыми, гвардейцы пустились наутек. Из 10 батальонных командиров погибло на поле боя семеро, а трое, оставшихся в живых, были ранены[22,С.162]. Вслед за пехотой обратилась в бегство и большая часть кавалерии. Кроме отряда Крейца, русских попытались задержать и кавалеристы левого фланга, что им и удалось сделать.

В тяжелейшее положение попал король со своей свитой и охраной. После гибели Уппланд-ского и Скараборгского полков, а также остатков 3-го батальона лейб-гвардии, дравшегося до последнего, русская пехота и артиллерия обрушила свой огонь на отряд, окружавший шведского монарха.

Погибло много придворных, более 20 лейб-драгун, порядка десяти драбантов, почти все лейб-гвардейцы пешего полка и 80 кавалеристов Северо-Сконского полка, входивших в состав конвоя ко-роля[23, С. 229-233]. Многие попали в плен. Королю и части его свиты удалось пробиться к Будищен-скому лесу, где собирались отступающие и бегущие подразделения его армии. Попал в плен и шеф лейб-драгунского полка, командовавший шведскими войсками в сражении фельдмаршал граф Карл Густав Реншильд.

Итак, проанализируем потери офицеров гвардейских полков, участвовавших в Полтавском сра-жении[42,Р. 19-29],[50,Р.

12,15,41,44,58,69,90,94,127,203,213,227,230,257,26 2,269,270,279,294,332,342,367,394,401,448,458,473, 491,510,511,520,531,538,579,588,612,624,627,630,6 56,664,671,

676,68 7,692,709,710,718,722,72 7,749,758,759,775,7 76,789],[41.Р.31 -35],[4 7,Р. 67-69],[38, Р. 234-23 7]:

Полк До сражения (примерное количество) с учетом больных, раненых и инвалидов, находившихся в обозе После сражения

Штаб-офицеры Обер-офицеры офицеров Штаб-офицеры Обер-офицеры

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Безвозвратные потери Санитарные потери Безвозвратные потери Санитарные потери

Убитые Пленные Раненые, контуженные, травмы. Убитые Пленные Раненые, контуженные, трав-мир.

Королевская гвардия

Лейб-гвардии пеший (с включенными в него остатками Смоландского, Уппландского и Нёрке-Вермланд-ского третье очередных полков) 6 79 4 1 - 27 26 20

Корпус лейб-драбантов 13 87 2 1 3 12 4 1

Конный лейб-реги-мент 4 61 - - - 5 9 28

Лейб-драгунский 3 63 - 1 - 7 4 12

Итого по гвардии 26 290 6 3 3 51 43 61

Что касается примерных потерь младшего командного состава и рядовых гвардии в сражении, то на основании анализа списка пленных, взятых у Переволочной и полковых историй, они выглядели следующим образом/42, Р. 19-29],[47, Р. 67-69], [38,Р. 234-23 7],[26,с.307,310-311]:

Полк До сражения (примерное количество) с учетом больных, раненых и инвалидов, находившихся в обозе После сражения

Унтер-офицеры и рядовые Унтер-офицеры и рядовые

Безвозвратные потери

Убитые Пленные (включая раненых, контуженных, больных и инвалидов)

Королевская гвардия

Лейб-гвардии пеший (с включенными в него остатками Смоландского, Уппландского и Нёрке-Верм-ландского третьеочередных полков) 2200 850 1350

Конный лейб-регимент 1100 159 941

Лейб-драгунский 1100 300 350 (450 человек были включены в свиту короля и ушли с ним в Бендеры)

Итого по гвардии 4400 1309 2641

В процентном отношении потери лейб-гвардии пешего полка составили 38,6 % от его списочного состава, Конного лейб-регимента- 14,45 %, а Лейб-драгунского полка- 27,2 %. Совокупные потери гвардии в сражении достигали 29,75 % от её общего списочного состава.

Полтавская битва стала трагедией для многих шведских семей. Погиб и был пленен цвет шведского дворянства. Огромные потери понесли и гвардейские соединения. Однако именно в Полтавской битве шведская гвардия продемонстрировала

свои традиционные качества - стойкость, храбрость, мужество, профессионализм, верность долгу и присяге.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Krigsarkivet. (Военный архив Швеции) KRA. 0388. Stora Nordiska Kriget.: krigshandlingar (Великая Северная война: военные дела).1. Samtida relationer i original eller avsrift. (Подлинники докладов и реляций).'^^: Skrivelser och rapporter 17021720. (Письма, доклады и рапорта). S. 98-99,103105,400-407.

2. РГАДА (Российский Государственный архив древних актов). Ф.96 (Шведские дела).1709. Д.4. Л.6. RGADA (Russian State Archive of Ancient Acts). F.96 (Swedish affairs) .1709. D.4. L.6.

3. Кордт В.И. Боi тд Лiсним i пiд Полтавою за щоденником шведского лейтенанта Ф.Вейе/В.И. Кордт.// Записки исторiчно-филологiчного виддiлу Украiнской А.Н., Кшв, 1931. Кн.24.

4. Krman. D. Itinerarium. Cestovny dennik z rokov 1708-09. Bratislawa.1969.-98 s.

5. Nâgra aktstycken av David Natanael von Silt-manns hand rorande verksamheten vid svenska armen 1708-1709. // KFÂ. 1937. S.171-172

6. Nils Gullenstiernas berattelse/ N.Gullenstier-nas //Karolinska Krigares Dagbocker.Lund. 1913.Bd.8. Norsbergns dagbok// KKD.Lund. 1903. Bd.3. S. 89-90

7. Petre R. Fanrik R. Petre dagbok 1702-1709/R. Petre// Karolinska krigares dagboker. Bd.1. Lund, 1903

8. 8.Weihe F.C. Lojtnanten Fredrik Kristian von Weies dagbok (1708-1712)/ F.C. Weihe // HHT. 1902.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Беспалов А.В. Армия Карла XII: организация и военное искусство в 1700-1709 гг.: дис. ... канд.ист.наук:07.00.03: защищена 02.10.2002:утв. 30.06.2003/ Беспалов Александр Викторович.- М., 2002.- 291 с.

10. Беспалов А.В. Организация и военное искусство армий стран-основных участниц Великой Северной войны (1700-1721 гг.) в рамках военно-политических союзов.: дис.... докт. ист.наук: защищена 30.11.2011: утв.25.05.2012/Беспалов Александр Викторович- М., 2011.-836 с.

11. Молтусов В.А. Полтавская битва. Новые факты и интерпретация.: дис. ... канд. ист.наук: 07.00.02: защищена 02.11.2002:утв. 30.07.2003/ Молтусов Валерий Алексеевич- Харьков.,2002.-303 с.

12. Артамонов В.А. Полтавское сражение. К 300-летию Полтавской победы. -М., МППА БИМПА, 2009.-686 с.

13. Беспалов А. Северная война. Карл XII и шведская армия. Путь от Копенгагена до Перево-лочной 1700-1709/А.В. Беспалов.-Москва.: Рейтар, 2000.-192 с.

14. Беспалов А.В. Битвы Северной войны (1700-1721)/А.В. Беспалов.-Москва.: Рейтар, 2005.-254с.

15. Беспалов А.В. Сподвижники Карла XII/А.В. Беспалов.-Москва.: Рейтар, 2003.-152 с.

16. Беспалов А. В. Карл XII/А.В. Беспалов.-Москва. :АГПС МЧС РФ,2008.-239с.

17. Беспалов А.В. Слава и забвение. Генералы Карла XII на полях сражений Великой Северной войны (1700-1721 гг.) /А.В. Беспа-лов.Москва. :АГПС МЧС РФ. 2010.-366с.

18. Беспалов А.В., Копылов Н.А. Генералы Карла XII/А.В. Беспалов, Н.А. Копы-лов.Москва. :АГПС МЧС РФ.2015.-176с.

19. Беспалов А.В. Крестный путь. Потери офицерского корпуса армии Швеции в сражении под Полтавой 27 июня 1709 года/А.В. Беспалов. Москва.: АГПС МЧС РФ. 2008.-64с.

20. Беспалов А.В. Офицеры Карла XII/А.В. Беспалов // «Рейтар» №12 (9/ 2004 г.). С. 46-56

21. Беспалов А.В. Потери офицерского корпуса шведской армии в сражении под Полтавой 27/28 июня 1709 г. /А.В. Беспалов // «Рейтар» №27 (3/ 2006 г.). С. 70-88

22. Беспалов А.В. Потери шведского офицерского корпуса в Полтавском сражении» /А.В. Беспалов //Полтава. К 300-летию Полтавского сражения. Сборник статей. М., ИРИ РАН. 2009. С. 154166.

23. Беспалов А.В. Карл XII на поле Полтавской битвы/А.В. Беспалов// Новая и новейшая история. №3. 2011. С. 229-233

24. Беспалов А.В.Знамена и штандарты шведской армии периода Великой Северной войны (1700-1721 гг.)/А.В. Беспалов// Полтавская битва и ее международное значение. Тезисы докладов юбилейной международной научной конференции. ФГУК «ГИК МЗ «Московский Кремль», ИВИ РАН. М.:-2009.- С. 18-19.

25. Беспалов А.В. « Последняя дружина ви-кингов».Корпус Лейб-драбантов Карла XII до 27 июня 1709 года/ А.В. Беспалов //Армии и битвы. Харьков: - №12.2009. -С. 28-32.

26. Гистория Свейской войны (Поденная записка Петра Великого)/составитель Т.С. Майкова, под общей редакцией А.А. Преображенского - в 2-х выпусках. Выпуск 1. М.:»Кругъ»,2004.-632 с.

27. Григорьев Б.Н. Карл XII или пять пуль для короля/Б.Н. Григорьев. Москва.: Молодая гвар-дия.2006.-550с.

28. Колосов Е.Е. Артиллерия в Полтавском сражении/ Е.Е.Колосов //Полтава: Сборник статей к 250-летию Полтавского сражения. -М: Академия наук СССР,1959.-С.91-111.

29. Павленко Н.И. Артамонов В.А. 27 июня 1709/Н.И. Павленко, В.А. Артамонов. М.: Молодая гвардия, 1989. — 270 с.

30. Прочко И.С. Артиллерия в Полтавской битве/И.С. Прочко // Артиллерийский журнал, 1949. №7. С.35-39

31. Энглунд П. Полтава. Рассказ о гибели одной армии/П.Энглунд. М.: Новое книжное обозрение, 1995.- 225 с.

32. Äberg A., Göransson G. КагоИпег/ A.Äberg, G.Göransson.- Stockholm. 1976.-194 s.

33. Areen E.E. Kongl. Maj:tz drabanter. 1-2/ E.E.Areen // NDA 25/9, 29/9. 1936.

34. Bengtsson F. Karl XII/ F. Bengtsson.-Zü-rich.1948.-778 p.

35. Bring S.E. Magnus Stenbock/ S.E.Bring.-Stockholm.1910.-146 p.

36. Englund P. Poltava. Berättelsen om en armens undergäng/P.Englund. -Atlantis.-1988.-276 p.

37. Floren A. Kungar och krigare: Tre essäer Karl X Gustav, Karl XI och Karl XII/ A.Floren.- Stock-holm.-1992.-238 p.

38. Hamilton J.A.W. Kungl. Livregementets drag-oner/ J.A.W.Hamilton.// Personhistoriska Tidskrift.-V.10.1927. s.234-237

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

39. Karl XII pä slagfältet. Karolinsk slagledning sedd mot bakgrunden av taktikens utveckling frän äld-sta tider. Bd. I-IV. Stockholm, 1918-1919.

40. Konow J. Karoliner Rehnskiöld. Fält-marskalk/J. Konow.- Karlskrona.- 2001.-180 p.

41. Kuylenstierna O. Karl XII:s drabanter/ O.Kuylenstierna // Värt förstar. 1909.- s.30-48; 1910, s. 19-95.

42. Kungl.Svea Livgardes historia. Biografi. Del.6.Stockholm, 2001.-124 s.

43. Roberts M. The Swedish Imperial Experience, 1560-1718/ M. Roberts.- Cambridge.-1979.-156 p.

44. Stille A. Karl XII:s fälttägsplanner 1707-1709/ A. Stille. -Stockholm. -1908.-120p.

45. Schreber von Schreeb T. Kongl. Maj:tz drabanter 1695-1718. Deras organization, beväpning

och mundering/ T.Schreber von Schreeb // Karolinska försbundets ärsbok.- 1936.- s. 43-152.

46. Schreber von Schreeb T. Carl XII:s drabantkär. Historik jämte personförteckning 17001721/ T.Schreber von Schreeb.- Stockholm. 1942.-356s.

47. Strömberg N.G. Livregementet tili häst ären 1667-1723/ N.G. Strömberg .- Stk. 1914.-288 s.

48. .Zech E. Kungl. Värmlands regementes historia, senare upplagen 1617-1950/ E.Zech.- Karlstadt, 1951.-514 s.

49. Waxberg H. Hästen i det karolinska rytteriet/ H.Waxberg.- Boras 1973. -205 s.

50. Levenhaupt A. Karl XII's officerare. Biogra-fiska anteckningar/ A. Levenhaupt.- Stockholm.- 19201921.- Vol.1-2.- 800 p.

THE HISTORY OF LITHUANIA THROUGH THE PRISM OF ITS STATE SYMBOLS

Zagoruyko M.

Ph.D., Philosophy Doctor, Director of Educational and experimental soil-ecological center

Moscow State University ofM.V. Lomonosov

ИСТОРИЯ ЛИТВЫ СКВОЗЬ ПРИЗМУ ЕЁ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СИМВОЛОВ

Загоруйко М.В.

Ph.D., доктор философии, Директор УО ПЭЦ Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова

Abstract

The subject of this work is the historical path of development of the symbols of the Lithuanian state. Lithuania has its own way of development of heraldic symbols. The heraldry of Lithuania is characterized by the features of Slavic coats of arms and it harmoniously echoes the Polish heraldic school without losing its own identity. The Lithuanian state symbols are based on the Gediminas and Jagiellonian dynasties. Heraldry of Lithuania begins to form at the turn of XIII-XIV centuries. The basis of the state symbols fall the dynastic symbols - coat of arms against Kolumniy and the Jagiellonian coat of arms with the emblem Vytenis - Pogon (Vy^s). Finally formed by the XV century coat of arms of Lithuania takes pride of place in the coat of arms of The Grand Duchy of Lithuania, and after the division thereof in the coat of arms of the Russian Empire. Lithuania throughout its history remained faithful to its historical coat of arms, so losing it for 50 years of the Soviet period, it regains its legitimate coat of arms in the early 90-ies of XX century. The history of the flag of the state of Lithuania is more chaotic. The search for a single national flag began in the troubled time of the first quarter of the XX century. The flag of the Republic was a more controversial symbol than the emblem of the state.

The study used the cultural, historical and ethnographic method of research. This made it possible to determine the common ethno-cultural origins of the peoples of Lithuania and their symbols. The historical-comparative method, along with the historical-genetic method, allowed to build the trajectory of the state symbols.

The main conclusions of the article are that the coat of arms of Lithuania corresponds to its historical background, made according to the rules of heraldry. It is worth noting that Lithuania is one of the few CIS countries has state standards describing the coat of arms and flag, which indicates the high development of heraldic culture in the country. The situation is more complicated with the flag of the Republic. The flag was based on symbols adopted in the troubled period, which led to disputes. The flag of Lithuania is not combined with the coat of arms and requires significant understanding.

Аннотация

Предметом исследования данной работы является исторический путь развития символов Литовского государства. У Литвы собственный путь развития геральдических символов. Геральдике Литвы свойственны черты славянских гербов и она гармонично перекликается с Польской геральдической школой не теряя собственной самобытности. В основе Литовской государственной символики стоят династии Геди-миновичей и Ягеллонов. Геральдика Литвы начинает формироваться на рубеже XIII-XIV веков. В основу государственных символов ложатся династийные символы - герб Колюмны и герб Ягеллонов с одноименным гербом Витеня - Погоня. Окончательно оформившись к XV веку герб Литвы занимает почётное место в составном гербе Великого Княжества Литовского, а после раздела оного в гербе Российской империи. Литва на протяжении всей своей истории оставалась верна своему историческому гербу, поэтому потеряв его на 50 лет советского периода, она возвращает себе законный герб в начале 90-х годов XX века. История флага государства Литовского более хаотичная. Поиск единого национального флага начался в смутное

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.