Научная статья на тему 'Геополитика туризма: концентрация влияния и зависимости в Болгарии'

Геополитика туризма: концентрация влияния и зависимости в Болгарии Текст научной статьи по специальности «Прочие социальные науки»

CC BY
2413
108
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
БОЛГАРИЯ / ТУРИЗМ / ГЕОПОЛИТИКА / МЯГКАЯ И ЖЁСТКАЯ СИЛА / НЕОКОЛОНИАЛИЗМ / ТУРИСТСКИЙ ОБРАЗ / BULGARIA / TOURISM / GEOPOLITICS / SOFT AND HARD POWER / NEO-COLONIALISM / TOURIST IMAGE

Аннотация научной статьи по прочим социальным наукам, автор научной работы — Крыстев Вилиян

В статье туризм рассматривается как инструмент геополитики с точки зрения его использования для обеспечения воздействия на геопространство. Выявлены главные факторы, детерминирующие величину оказываемого туризмом воздействия (мягкой и жёсткой силы). Специфика геополитического характера туризма представлена на примере Болгарии, которая в настоящее время позиционируется на карте международного туризма в качестве объекта его воздействия.Методология статьи основывается на геополитическом подходе с использованием сравнительного и балансового методов. Проанализирован реальный вес Болгарии как туристской дестинации при социализме и на сегодняшний день с акцентом на её способность оказывать влияние на международном уровне.Автор приходит к выводу, что Болгария находится в значительной степени под давлением геополитического влияния со стороны наиболее крупных и известных в мире туроператоров, попадая в положение всё большей зависимости от них. В собственно экономическом плане данное геополитическое влияние имеет неоколониальную окраску, что приводит к принятию страной статуса периферийного туристского придатка развитого мира. В социокультурном аспекте внешнего воздействия, а также сильного давления со стороны субъектов конкуренции, её туристский образ становится слишком неустойчивым. Это ограничивает её способность выгодно позиционироваться на международном туристском рынке.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

GEOPOLITICS OF TOURISM: CONCENTRATION OF INFLUENCE AND DEPENDENCE IN BULGARIA

The article is about the idea that views tourism as a tool of geopolitics in terms of its use to achieve power and influence on space. The key factors are outlined which determine the exerted power by tourism (soft and hard) along with the leading factors which appear to be its protagonists. Geopolitical nature of tourism is presented on the example of Bulgaria, which is currently positioned on the map of international tourism as an explicit object of its impact.The methodology of this article is based on the geopolitical approach using comparative and balance methods. The actual influence of Bulgaria as a tourist destination is analyzed for the past socialist period as well as for the current period. The focus of the research is on the destination’s ability / deficit to achieve geopolitical power on international level.The author comes to the conclusion that Bulgaria is heavily dominated by the geopolitical impact of tourism stemming from the part of established tour operators in the sector and this dependence is consequently growing. In direct economic terms this geopolitical influence is expressed by neo-colonial features and it assigns the destination status of a tourist peripheral appendage of the developed world. In socio-cultural aspect the external influence which is absorbed by Bulgaria through tourism activities along with strong pressure from the competitive environment makes the image of its tourist attractiveness too much unstable. This permanently limits the ability of Bulgaria to profitably position itself on the international tourist market.

Текст научной работы на тему «Геополитика туризма: концентрация влияния и зависимости в Болгарии»

ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕГИОНАЛИСТИКА

УДК 379.85:327.8(497)

В. Крыстев

ГЕОПОЛИТИКА ТУРИЗМА: КОНЦЕНТРАЦИЯ ВЛИЯНИЯ И ЗАВИСИМОСТИ В БОЛГАРИИ

В статье туризм рассматривается как инструмент геополитики с точки зрения его использования для обеспечения воздействия на геопространство. Выявлены главные факторы, детерминирующие величину оказываемого туризмом воздействия (мягкой и жёсткой силы). Специфика геополитического характера туризма представлена на примере Болгарии, которая в настоящее время позиционируется на карте международного туризма в качестве объекта его воздействия.

Методология статьи основывается на геополитическом подходе с использованием сравнительного и балансового методов. Проанализирован реальный вес Болгарии как туристской дестинации при социализме и на сегодняшний день с акцентом на её способность оказывать влияние на международном уровне.

Автор приходит к выводу, что Болгария находится в значительной степени под давлением геополитического влияния со стороны наиболее крупных и известных в мире туроператоров, попадая в положение всё большей зависимости от них. В собственно экономическом плане данное геополитическое влияние имеет неоколониальную окраску, что приводит к принятию страной статуса периферийного туристского придатка развитого мира. В социокультурном аспекте внешнего воздействия, а также сильного давления со стороны субъектов конкуренции, её туристский образ становится слишком неустойчивым. Это ограничивает её способность выгодно позиционироваться на международном туристском рынке.

Ключевые слова: Болгария, туризм, геополитика, мягкая и жёсткая сила, неоколониализм, туристский образ.

Геополитика, рассматриваемая как реальная декларативная деятельность, традиционно связана с механизмами осуществления воздействия со стороны различных субъектов (игроков) на геопространство [1; 2; 4; 16; 17]. Направления и механизмы для осуществления воздействия, как правило, являются функцией геополитического потенциала, который может быть определён материальными факторами, такими как территория, географическое положение, военные, природные и экономические ресурсы (в плане геополитики жёсткой силы — hard power), так и психологическими атрибутами (геополитика мягкой силы — soft power). Проявление последних не всегда заметно и количественно определено, а может быть следствием таких трудно параметризованных свойств, как привлекательность, престиж, способность к консенсусу, обладание лидерскими качествами и др. Соответственно, суммарный вес их проявления и пространственного отражения способствуют накоплению hard и soft power, что является причиной появления связанных в концептуальном отношении с геополитикой понятий, таких как геоэкономика, геокультура и геоинформация. Они свидетельствуют о стремлении геополитических игроков к охватыванию пространства, главным образом, через экономические, культурные, информационные механизмы.

Туризм как социально-экономическая деятельность глубоко внедрён во взаимодействие между обществом и геопространством, что делает его реальным инструментом для достижения геополитического влияния. Возрастанию его геополитического веса в планетарном масштабе постоянно способствуют «детища» глобализации, такие как либерализация рыночных отношений, открытие границ, дерегуляция систем связи, управление информацией. Все эти общественные процессы являются прямым отражением его экспансивной сущности. В функциональном порядке туризм является достаточно сложным явлением, обладающим возможностью оказывать существенное влияние на многие другие общественные сферы: политику, экономику, культуру и экологию. Это влияние наиболее часто осуществляется продвижением экономических активов и информационных потоков в пространстве, в т. ч. продвижением и ростом влияния туристских субъектов в нём. В социальном плане, путём введения некоторых потребительских моделей и тенденций, туризм усиливает фактор геокультуры.

Главные субъекты (игроки) геополитики туризма

В роли основных субъектов, осуществляющих воздействие на пространство посредством туризма, выступают транснациональные корпорации (ТНК), которые в основном базируются в развитых странах мира. С объединением туроператорской, турагентской, гостиничной и транспортной деятельности ТНК добываются вертикальной интеграции в монополии туристской индустрии, создавая рыночные условия, которые имеют очень высокую степень регулируемости. Это позволяет им управлять туристским спросом и предложением, выполняя властные функции над пространством дестинаций. Использование туризма в качестве инструмента hard и soft power (жёсткой и мягкой силы) со стороны ТНК выражается в осуществлении экономического и информационно-технологического влияния: контроля над движением туристских миграций и потоков капитала в туризме, туристской структуры, технологий, коммуникаций и рекламы. Некоторые из самых мощных ТНК в туристской отрасли, такие как американские «Expedia», «American Express», «Priceline», «Carlson Wagonlit Travel», «BCD Travel», британская «Thomas Cook Group», немецкая «TUI Group», японская «Сейбу Holdings», русская «Тез Тур» и т. д., вместе с дочерними компаниями и партнёрами обслуживают десятки миллионов туристов, включая их поездки и размещения во многих странах мира, реализуя годовые валютные обороты порядка нескольких десятков миллиардов долларов [20]. В геополитике туризма, проводимой ТНК, воздействие настолько многогранно, что оно в состоянии диктовать социально-экономическую и политическую повестку дня туристских де-стинаций. Увеличение их туристского давления стимулирует геополитическое влияние на местное население, политические, экономические круги и др.

Вторыми наиболее важными игроками в геополитике туризма являются суверенные государства. Их роль несколько слабее по причине давления наиболее мощных ТНК в сфере туризма, но также концентрирует значительный потенциал своего влияния через туризм. Причина заключается в том, что государства являются основными политическими институтами регулирования и применения международного права, координируют экономический процесс и пространственное планирование туризма, обладают властью и финансовыми ресурсами для регулирования вмешательства в сферу туризма. Под влиянием вызовов глобализации многие суверенные государства инициируют процессы партнёрства с национальными ТНК, чтобы расширить свои геополитические функции. Сотрудничество обычно выражается в лоббировании и

обеспечении общих интересов, что является взаимовыгодным и повышает потенциалы стран для применения геополитического/геоэкономического влияния (а также способности ТНК координировать и определять политику самих стран). Этот процесс воспринимается как логичная реакция на постоянно возрастающее давление на страны со стороны агентов глобализации, что помогает поддерживать высокую жизнеспособность в мировой экономике. В этом отношении влияние современного государства соизмеряется именно «с условиями, при которых у национальных ТНК возникают преимущества в глобальной экономике» [1, с. 117]. Среди геополитических игроков туризма, в зависимости от их функции, также выделяются: наднациональные, региональные и неправительственные организации, транспортные компании, туристские районы и курорты, преступные группы и др.

Туризм как геополитический инструмент жёсткой силы

Геополитическая функция hard power туризма свидетельствует о его специфике как пространственного феномена, испытывающего непрерывную потребность в расширении территории и увеличении ресурсов. В этом отношении систематическая ассимиляция туристской среды часто сопровождается или «готовит почву» для применения экономического, культурного, политического и экологического воздействия на неё. Воспринимаемый в такой форме, туризм становится «завоевателем пространства, который непосредственно отвечает за его захват и использование» [19, с. 174].

С точки зрения результативной функции hard power туризма в общественной организации пространства есть два общих представления о его геополитическом влиянии. Первое касается его квалификации в качестве надёжного инструмента для процветания стран и регионов, включая стимулирование экономического развития, уменьшение масштабов нищеты, сглаживание конфликтов, защиту окружающей среды. Согласно другому представлению, туризму отводится неоколониальная роль на географическом пространстве [12; 14; 15], т. к. процесс его внедрения является многогранным и сопровождается антагонизмом между различными представляющими его субъектами. Рассматриваемый со второй позиции туризм стимулирует развитие, которое является выгодным для меньшинства на конкретной территории за счёт большинства, чей образ жизни нарушается из-за «вторжения» туристских масс; развитие, сопровождаемое инфляцией, аккультурацией, экономической и социальной сегрегацией. Это свидетельствует о противоречивом характере туризма, отличающемся врождённой селективностью в формировании экономической, экологической и политической повестки дня дестинаций. Если для одних он является гарантией развития и фактором богатства, то для других является «прелюдией к уничтожению» [13, с. 230].

Одна из самых распространённых форм hard power через туризм является геоэкономическое подчинение, которое перерастает в неоколониализм. Последний является результатом осуществления экономического принуждения в субъектно-объ-ектных отношениях в туристском взаимодействии и находит наглядное объяснение в модели «Центр-Периферия» на различных пространственных уровнях — от локального до глобального. На глобальном уровне в такой форме взаимодействия значительно повышаются властные функции субъектов Центра и ослабевают национальные государства Периферии, превращая их в объекты геоэкономики/геополитики Центра. Как следствие сильного геоэкономического давления Центра на Периферию, в последней увеличивается возможность внешнего вмешательства (с точки зрения землепользования, регулирования рынка, утечки доходов), что повышает её экономическую

уязвимость, а в социокультурном аспекте провоцирует аккультурацию, политическую нестабильность, усугубляет социальные конфликты, преступность, терроризм.

В Болгарии туризм принял значительные масштабы с периода социализма, когда он стал приоритетной отраслью политической власти. Рост влияния Болгарии в качестве привлекательной туристской дестинации обуславливался в значительной степени благодаря преимуществам, которые обеспечивал закрытый геополитический характер Восточного блока (в первую очередь, благодаря ограниченной внешней конкуренции), а также статусом ближайшего геополитического союзника Советского Союза, чему традиционно способствовала и культурная близость. Общая геополитическая обстановка работала в пользу Болгарии, которой она сумела воспользоваться, приобретя туристский образ «Социалистической Ривьеры». Достижение hard power через туризм обеспечивалось государственным предприятием «Балкантурист», которое приобрело всемирную репутацию и обладало монополией в отрасли.

Начиная с 1990 г. в Болгарии произошли значительные изменения в организации и географической направленности международного туризма, которые значительно ослабили «рычаги» воздействия в этом секторе. Туризм сегодня является отраслью с ведущими позициями в национальной экономике, которая к 2014 г. обеспечивала почти 14 % ВВП. Его фактическое влияние (прямое и косвенное) на экономику, однако, значительно больше, потому что многие производственные и сервисные виды деятельности в значительной степени зависят от него. Материальная структура туризма полностью приватизирована и находится в частных руках, а доля иностранных компаний, оперирующих на болгарском рынке, неуклонно растёт. Деятельность, которую развивают мощные ТНК в сфере туризма в Болгарии, ставят её всё больше в геополитическую зависимость от международного туризма.

Большая часть национального рынка туризма находится под контролем иностранных ТНК, в котором они оперируют, напрямую или через свои дочерние компании, филиалы и партнёров по франшизу: «Травел партнер България» (на «TUI Group»);«Astral Holidays» (на «Thomas Cook»); «Бългериън турист сървис» (на «ITS»); «Холидей шоп» (на «FTI Touristik»); «Тез Тур Болгария» (на «Tez Tour»); «Солвекс ООО» (на «Солвекс Tрэвэл»); «Премиер Турс» (на «Go Global Travel») и др. [3]. Некоторые из этих ТНК, например, «TUI Group», обладают замкнутым циклом туристского производства — от бронирования и транспортных услуг до размещения и питания туристов. Как туристская дестинация на карте международного туризма Болгария занимает место, главным образом, как принимающая значительные туристские потоки из разных стран Европы, но на фоне её слабых способностей генерировать исходящие туристские миграции. Характерной особенностью её международной туристской специализации является сильно выраженная сезонность с преобладанием летнего отдыха (над 2/3 всех международных визитов), что соответствует экономическим интересам ТНК. В этом отношении, значительная часть новопостроенных объектов туризма созданы таким образом, что их эксплуатация вне летнего сезона не предусмотрена (например, кондиционерные системы многих гостиничных комплексов в таких курортах, как Солнечный берег, Золотые Пески, Чайка и т. д., не предназначены для работы в холодное время года), что блокирует устойчивое развитие болгарского туризма. В территориальном плане средства размещения отличаются выраженной концентрацией на побережье Чёрного моря — более 70 %, создавая гипертрофию пространственного развития туризма. Совокупный вес в проявлении всех этих признаков делает Болгарию частью периферии мирового туризма с постоянным дрейфом к ослаблению её способности ограничивать геополитическую зависимость.

Развиваясь в таком подчинённом положении Болгария позиционируется как объект геополитики туризма со стороны других стран, чей результативный экономический эффект создаёт условия для утечки доходов от туризма. В этом отношении, независимо от данных статистики, которые всегда приводят платёжный баланс (соотношение между доходами и расходами) международного туризма традиционно положительным, иностранные ТНК, работающие на болгарском рынке, через внутрифирменный обмен создают условия для репатриации прибыли, процесс которого, скорее всего, делает реальное платёжное сальдо в сфере туризма Болгарии отрицательным. Такая модель развития туризма не стимулирует реальную капитализацию национальной экономики, а развивается в услугу ТНК и потребностей туризма и отдыха развитых стран мира. Последствия для Болгарии от такой геополитической зависимости являются: многочисленные низкооплачиваемые рабочие места (которые во время летнего туристского сезона составляют одну десятую часть рабочей силы), «потребительская» природная среда, формирование экономической монокультуры целых городов и районов. В свете такого развития Болгария сегодня приобретает статус туристской рыночной периферии с постоянным углублением её неоколониальных черт. Возникает тогда логичный вопрос: нужна ли Болгарии такая форма развития туризма? Или же остаётся только сожалеть, что если бы в переходной период не была разрушена государственная империя «Балкантурист», чей бренд заработал мировую славу, Болгария, вероятно, сохранила бы свой статус в качестве геополитического субъекта туризма?

Туризм как геополитический инструмент мягкой силы

Известно, что кроме экономического и социального явления, туризм является инструментом культурного и политического воздействия. Значительное влияние, которое туризм оказывает на пространство, связано с формированием идентичности последнего. Идентичность пространства обильно используется в реализации воздействия через туристские образы для достижения максимального насыщения ожидаемых представлений туристского контингента.

Туристский образ дестинаций обычно опирается на определённые представления и мифы, касающиеся туризма, оценку привлекательности, зависимость между туризмом и реальной политикой и др. Их взаимодействие создаёт эмоциональный и психологический заряд, который стратифицируется. В связи с этим, в ходе восприятия обществом туристского образа в массовом сознании создаётся представление о геополитическом весе субъектов (игроков), и, следовательно, этим определяется их способность оказывать влияние. В зависимости от условий формирования туристский образ может быть результатом эндогенных (вытекающие из внутренней части субъекта) и экзогенных (из внешней среды) факторов. Наличие нечётких представлений, или отсутствие таковых, однако, является признаком слабости и нестабильности, что ограничивает способность субъектов, представляющих туризм, оказывать мягкое воздействие.

Решающее значение для достижения soft power дестинаций (создание эмоциональных представлений и отношений) имеет: а) активное участие в региональных и глобальных организациях, укрепление культурной дипломатии; б) управление информацией и целенаправленное построение туристского образа, чтобы соответствовал ожиданиям и настроениям рыночного спроса (через сенсационность, драматизацию определённых событий). Особенно сильным эффектом обладает информация, влия-

ющая на потребителей посредством тиражирования соответствующей рекламы, что значительно «сжимает» пространство и время (в основном психологически) для достижения пунктов назначения [10]. С целью навязывания «эффектного» туристского образа, управление информацией в качестве инструмента влияния находит всё большее применение в таких престижных инициативах культурного характера, как участие в международных туристских ярмарках, реализация двусторонних инициатив типа «Год культуры», розыгрыш призов «Культурная столица» и др. Soft power, измеряемый туристской репутацией, является показателем надёжности и лояльности, и его можно определить как «мощный ресурс влияния на международном уровне, иногда даже в гораздо более значимой степени, чем инструмент hard power» [18, с. 47].

Туризм имеет глубокие корни в системе международных отношений, что позволяет использовать его в качестве «инструмента толерантности и повышения диалога между народами» [11, с. 14] и формы «народной дипломатии» [9, с. 97], чья значимость нарастает в современном глобализованном мире. В этом отношении туристский образ должен рассматриваться как часть «культурного потенциала» дипломатии, потому что усиливает геополитический вес стран в организациях и коалициях, повышая их способность влиять на политические решения для достижения политических и экономических целей. Он находит реальное применение во внешней политике партий и коалиций в качестве инструмента мягкого воздействия. В этом плане основная функция туризма как инструмента мягкого воздействия касается эксплуатации туристских образов стран и районов с целью приобретения национальной славы и репутации в международном сообществе.

Soft power через туризм имеет свои традиции в Болгарии. Они являются результатом её статуса как туристского субъекта с давними традициями международного туризма. Начав формирование ещё в начале социалистического периода, туристский образ Болгарии имеет яркие черты, которые, хотя и сильно ориентированы на летний морской отдых, могут способствовать укреплению её международного имиджа (в первую очередь, на территории Восточной Европы и государств, образовавшихся после распада СССР). Туризм объявлен приоритетным направлением государственной политики, получает значительное место в культурной дипломатии. Он тесно переплетён с участием в конкурсах по принятию крупных культурных и спортивных мероприятий, проведением Болгарией пользующейся мировым признанием (ООН, ЮНЕСКО и ЮНИСЕФ) Детской Ассамблеи «Знамя мира», международного фестиваля «Золотой Орфей» и др. Выгоды от привлекательного туристского образа страны укрепляют её политические и экономические позиции как в рамках бывшего пространства СЭВ, так и в международном сообществе. Однако, допуская сравнительную параллель с субъектами конкуренции, следует признать, что туристский образ Болгарии, хотя и приобрёл международную известность, по ряду объективных причин, касающихся более скромного туристского потенциала страны, более позднего её вырастания в качестве международной туристской дестинации и более ограниченных возможностей в управлении геоинформации, не достиг того уровня привлекательности, который подпитывает «топофилию» таких дестинаций, как Италия, Франция, Испания, Греция, или даже современная Турция.

В переходный период развития (после 1989 г.) туристские представления о Болгарии претерпели существенную трансформацию, придав неустойчивость привлекательности её образа. Приобретённый международный туристский авторитет стал значительно терять свой потенциал, что связано с потрясениями в социально-политическом плане, а также запоздалой адаптацией страны к вызовам глобализации. В пер-

вую очередь, сектор туризма характеризуется инертным поведением по отношению к международным преобразованиям, неэффективными действиями против туристских субъектов международной конкуренции, недостаточно заявленным приоритетом туризма со стороны властных структур. На международном уровне сегодня нетрудно понять, что когда-то привлекательные образы Болгарии (под влиянием, главным образом, эндогенных факторов) как «Черноморской Ривьеры» и «Страны роз» заменились иными представлениями, такими как периферийная и слаборазвитая страна (под давлением факторов экзогенной природы). Последние сегодня ставят её в массовые представления низких стандартов в сфере туризма, которые характеризируют-ся термином «дешёвая дестинация» для массового туризма. Отношение Болгарии к такой категории стран, конечно, имеет и свои объективные причины: международная рыночная ориентация на малообеспеченные слои туристского контингента (более 2/3 из входящих международных посещений) и геоэкономическое положение в нижних стратах Полупериферии мирового туристского пространства [5].

Внешние факторы, влияющие на подорванный туристский престиж Болгарии периодически будоражит так называемая балканизация — термин, нагруженный отрицательными эмоциями по отношению к процессам, происходящим на Балканах. Хотя и приглушенный во времена социализма (по объективным причинам, связанным с относительной социально-политической стабильностью в Юго-Восточной Европе), после распада Восточного блока и последующих процессов регионального хаоса (особенно на территории бывшей Югославии), данный термин снова стал ассоциироваться с волнениями, сепаратизмом, этническим национализмом, а в культурном плане — с трайбализмом и азиатчиной [7]. Под влиянием балканизации Болгария абсорбирует и продолжает накапливать негатив из-за периферийного географического положения в Европе. Периодически возникающая региональная нестабильность и медленные темпы модернизации экономики неизбежно находят отрицательное отражение в представлениях, касающихся её туристского образа. Ярким свидетельством распространения таких негативных социокультурных стереотипов о Болгарии стал её символический образ как общественного туалета в скульптурной модели «Эн-тропа» (чешского скульптора Давида Черны) в здании Европейского парламента в 2008 г., что вызвало ответную реакцию даже самого Министерства иностранных дел. Рассматривая этот акт скандального события в менее жёсткой форме, нельзя отрицать его сигналы в виде презрения и сарказма, при этом понимая реальные выгоды (и убытки) от членства Болгарии в ЕС. В этом отношении Болгария определённо не признаётся как комплиментарная Западной Европе в цивилизационном плане. В современных информационных, политических и экономических кругах членство Болгарии в ЕС воспринимается с безразличием или, в лучшем случае, страна рассматривается как «периферийный экзотический придаток Большой Европы» [6, с. 273].

С другой стороны, действия Болгарии, направленные на использование туризма в качестве soft power в лице государственных учреждений и политической элиты на данном этапе лишены декларативного характера. Они находят выражение в слишком хаотичной эксплуатации национальной славы, что приводит к неэффективной растрате её туристского потенциала, и слабое использование туризма для получения реальной выгоды в политике. К этим действиям нужно добавить ряд бесплодных попыток туристского районирования, и неудачный выбор узнаваемого туристского логотипа (оранжевая мазня, которая должна напоминать болгарскую розу).

Слабая реализация soft power в некоторой степени является следствием поведения Болгарии в качестве нестабильного игрока в международных отношениях в

последние десятилетия, независимо от её членства в евро-атлантических структурах. Это особенно заметно в геополитических образах, которые формируются под влиянием поведения политической элиты (образы так называемой высокой геополитики): вялое отстаивание национальных приоритетов и интересов (в т. ч. и в туризме), а также недооценка важности традиционных политических партнёров (в основном в лице России, от рынка которой зависит в значительной степени развитие болгарского туризма) в угоду Брюсселю. Дополнительным негативным фактором, ухудшающим и без того потускневший туристский образ Болгарии на постсоветском рынке, является ряд выступлений ведущих болгарских политиков в отношении России, в первую очередь, президента страны [8].

Выводы

Аккумулирование hard и soft power зависит в значительной степени от многих факторов, которые создают внутренний порядок и «сшивают» пространство. Традиционно наибольшее значение имеет географический фактор, потому что является самым постоянным во времени. В этом отношении страны пользуются определёнными преимуществами своего географического положения, но могут также оказаться «заложниками его ограничений» [1, с. 110]. Положение и поведение Болгарии в последние два десятилетия и более свидетельствует о давлении географического фактора, тормозящего её туристское развитие. Таким образом, несмотря на вхождение в состав «клуба богатых», Болгария выглядит сегодня более отсталой, периферийной и провинциальной, а с учетом её зависимости от европейской конъюнктуры ещё и более несвободной.

Литература

1. Бусыгина И. М., Окунев И. Ю. Пространственное распределение силы и стратегии государств, или что и как объясняет геополитика // Политические исследования, № 2, 2014. С. 106-123.

2. Дугин А. Г. Геополитика. Москва: Академический Проект; Гаудеамус, 2011. 583 с.

3. Казанджиева В. Предизвикателства и алтернативи пред туристическите агенти в България. Варна: Наука и икономика, 2014. 200 с.

4. Колосов В. А., Мироненко Н. С. Геополитика и политическая география. Москва: Аспект Пресс, 2002. 479 с.

5. Кръстев В. Модели на туристическа регионализация на световното пространство и мястото на България в тях // Проблеми на географията, Книга 1-2, 2013. С. 17-33.

6. Михайлов В. Цивилизационна геополитика. Враца — София: Медиа груп, 2012. 304 с.

7. Петкова Д. Балканизацията — другото лице на глобализацията. София: Кама, 2004. 192 с.

8. Руският президент Путин живее в XIX в., обвини го Плевнелиев [Электронный ресурс]: URL: http://news.ibox.bg/news/id_1639652501

9. Трофимов Е. Н. Туризм как бизнес и народная дипломатия // Международная жизнь, № 2, 2010. С. 97-111.

10. Черкасова В. Постмодернисткая парадигма в политической теории: проблема СМИ // Мировая экономика и международные отношения, № 3, 2015. С. 114-122.

11. Ariani-Vergani, F. Il turismo e le relazioni internazionali. Roma: Agnesotti, 1979. 97 p.

12. Bettoni G. Giblin B. Geopolitica del turismo. Manfredonia: Sudest, 2009. 112 p.

13. Dewailly J-M., Flament E. Geografia del turimo e delle attività ricreative (edizione italiana). Bologna: CLUEB, 1996. 355 p.

14. Hall C. Tourism and Politics: policy, power and place. Chichester: John Wiley and Sons, 1994. 238 p.

15. Hoerner J-M. Géopolitique du tourisme. Paris: Armand Colin, 2008. 200 p.

16. Jean C. Manuale di geopolitica. Quarta edizione. Roma-Bari: Laterza, 2007. 348 p.

17. Lacoste Y. Che cos'è la Geopolitica // Limes, № 4. 1993, рр. 265-270.

18. Laurano P. Il turismo come strumento di diplomazia pubblica. // Rivista di scienze del turismo, N° 1, 2011, pp. 45-62.

19. Lozato-Giotart J-P. Geografia del turismo. Dallo spazio consumato allo spazio gestito. Milano: HOEPLI, 2008. 204 p.

20. Travel Weekly's 2015 Power List. [Электронный ресурс]: URL: http://travelweekly.texterity.com/ travelweekly/20130624

Об авторе

Крыстев Вилиян — кандидат географических наук, доцент кафедры экономики и организации туризма, Экономический университет, г. Варна, Болгария.

E-mail: vilianbg@yandex.ru

V. Kryistev

GEOPOLITICS OF TOURISM: CONCENTRATION OF INFLUENCE AND DEPENDENCE IN BULGARIA

The article is about the idea that views tourism as a tool of geopolitics in terms of its use to achieve power and influence on space. The key factors are outlined which determine the exerted power by tourism (soft and hard) along with the leading factors which appear to be its protagonists. Geopolitical nature of tourism is presented on the example of Bulgaria, which is currently positioned on the map of international tourism as an explicit object of its impact.

The methodology of this article is based on the geopolitical approach using comparative and balance methods. The actual influence of Bulgaria as a tourist destination is analyzed for the past socialist period as well as for the current period. The focus of the research is on the destination's ability / deficit to achieve geopolitical power on international level.

The author comes to the conclusion that Bulgaria is heavily dominated by the geopolitical impact of tourism stemming from the part of established tour operators in the sector and this dependence is consequently growing. In direct economic terms this geopolitical influence is expressed by neo-colonial features and it assigns the destination status of a tourist peripheral appendage of the developed world. In socio-cultural aspect the external influence which is absorbed by Bulgaria through tourism activities along with strong pressure from the competitive environment makes the image of its tourist attractiveness too much unstable. This permanently limits the ability of Bulgaria to profitably position itself on the international tourist market.

Key words: Bulgaria, tourism, geopolitics, soft and hard power, neo-colonialism, tourist image.

About the author

Dr Viliyan Kryistev, Associate Professor, University of Economics, Varna, Bulgaria.

E-mail: vilianbg@yandex.ru

Статья поступила в редакцию 28.08.2015 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.