Научная статья на тему 'Генерализованная форма менингококковой инфекции, вызванная N. meningitidis серогруппы W, на территории г. Москвы в 2011–2016 гг.'

Генерализованная форма менингококковой инфекции, вызванная N. meningitidis серогруппы W, на территории г. Москвы в 2011–2016 гг. Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

CC BY
216
22
Поделиться
Ключевые слова
генерализованная форма менингококковой инфекции / менингококк серогруппы W / реакция латекс-агглютинации / полимеразная цепная реакция / generalized meningococcal disease / meningococcus serogroup W / latex agglutination method / PCR

Аннотация научной статьи по клинической медицине, автор научной работы — Нагибина М. В., Венгеров Ю. Я., Матосова С. В., Миронов К. О., Платонов А. Е.

За последние 7 лет в Российской Федерации отмечается увеличение доли N. meningitidis серогруппы W от общего числа выделенных штаммов менингококка в структуре генерализованных форм менингококковой инфекции – с 1% в 2011 г. до 19,7% в 2016 г. Анализ 55 случаев болезни указывает на позднее появление специфических симптомов, тяжелое течение, частое развитие пневмонии и высокую летальность. Течение болезни часто осложняется отеком-набуханием головного мозга. Болеют преимущественно взрослые. Возбудитель чувствителен к основным антибиотикам, применяемым для лечения менингококковой инфекции. Продолжительность лечения в отделениях реанимации и интенсивной терапии, длительность пребывания в стационаре и летальность выше, чем при менингококковой инфекции, вызванной менингококками серогрупп А, В, С.

Похожие темы научных работ по клинической медицине , автор научной работы — Нагибина М. В., Венгеров Ю. Я., Матосова С. В., Миронов К. О., Платонов А. Е.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Generalized meningococcal disease caused by N.meningitidis serogroup W in Moscow in the years 2011–2016

In the past 7 years in Russia there is a growth in the incidence of generalized meningococcal infection caused by N. meningitidis serogrupe W with 1% in 2011 to 19.7% of the total number of isolated strains of meningococcus in 2016. According to the analysis of 55 cases, the disease is characterized by the late appearance of specific symptoms, severe, frequent development of pneumonia and high mortality. The disease is often complicated ONGM, pneumonia. Ill mostly adults.Pathogen sensitive to major antibiotics used for the treatment of meningococcal infection. The duration of treatment in the ICU, duration of hospital treatment and higher mortality than meningococcal infections caused by serotypes A, В, C.

Текст научной работы на тему «Генерализованная форма менингококковой инфекции, вызванная N. meningitidis серогруппы W, на территории г. Москвы в 2011–2016 гг.»

ОРИГИНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Генерализованная форма менингококковой инфекции, вызванная N. meningitidis серогруппы W, на территории г. Москвы в 2011-2016 гг.

Нагибина М.В.1, Венгеров Ю.Я.1, Матосова С.В.3, Миронов К.О.3, Платонов А.Е.3, Свистунова Т.С.2, Чернышов Д.В.2, Смирнова Т.Ю.2, Кадышев В.А.4, Рыжов Г.Э.1

ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А. И. Евдокимова» Минздрава России : ГБУЗ «Инфекционная клиническая больница № 2» Департамента здравоохранения г. Москвы

; ФБУН «Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии» Роспотребнадзора, Москва

ГБУ г. Москвы «Станция скорой и неотложной медицинской помощи им. А.С. Пучкова» Департамента здравоохранения г. Москвы

За последние 7 лет в Российской Федерации отмечается увеличение доли N. meningitidis серогруппы W от общего числа выделенных штаммов менингококка в структуре генерализованных форм менингококковой инфекции - с 1% в 2011 г. до 19,7% в 2016 г. Анализ 55 случаев болезни указывает на позднее появление специфических симптомов, тяжелое течение, частое развитие пневмонии и высокую летальность. Течение болезни часто осложняется отеком-набуханием головного мозга. Болеют преимущественно взрослые. Возбудитель чувствителен к основным антибиотикам, применяемым для лечения менингококковой инфекции. Продолжительность лечения в отделениях реанимации и интенсивной терапии, длительность пребывания в стационаре и летальность выше, чем при менингококковой инфекции, вызванной менингококками серогрупп А, В, С.

Ключевые слова:

генерализованная форма менингококковой инфекции, менингококк серогруппы W, реакция латекс-агглютинации, полимеразная цепная реакция

Инфекционные болезни: новости, мнения, обучение. 2018. Т. 7. № 1. С. 100-105.

Статья поступила в редакцию: 23.10.2017. Принята в печать: 08.12.2017.

Generalized meningococcal disease caused by N.meningitidis serogroup W in Moscow in the years 2011-2016

Nagibina M.V.1, Vengerov Yu.Ya.1, Matosovа S.V.3, Mironov K.O.3, Platonov A.E.3, Svistunova T.S.2, Chernyshov D.V.2, Smirnova T.Yu.2, Kadyshev V.A.4, Ryzhov G.E.1

1 A.I. Yevdokimov Moscow State University of Medicine and Dentistry of the Ministry of Healthcare of the Russian Federation

2 Infectious Clinical Hospital # 2, Moscow

3 Central Research Institute of Epidemiology Russian Federal Service for Supervision of Consumer Rights Protection and Human Welfare, Moscow

4 Emergency Medical Aid Station named after A.S. Puchkov, Moscow

In the past 7 years in Russia there is a growth in the incidence of generalized meningococcal infection caused by N. meningitidis serogrupe W with 1% in 2011 to 19.7% of the total number of isolated strains of meningococcus in 2016. According to the analysis of 55 cases, the disease is characterized by the late appearance of specific symptoms, severe, frequent development of pneumonia and high mortality. The disease is often complicated ONGM, pneumonia. Ill mostly adults.Pathogen sensitive to major antibiotics used for the treatment of meningococcal infection. The duration of treatment in the ICU, duration of hospital treatment and higher mortality than meningococcal infections caused by serotypes A, В, C.

Keywords:

generalized meningococcal disease, meningococcus serogroup W, latex agglutination method, PCR

Infectious Diseases: News, Opinions, Training. 2018; 7 (1): 100-5.

Received: 23.10.2017. Accepted: 08.12.2017.

По данным статистической формы № 1 Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по г. Москве, удельный вес менингококковой инфекции в структуре заболеваемости инфекциями дыхательных путей составляет не более 0,2-0,4% за 2011-2016 гг. [1]. Тем не менее по социально-экономической значимости с учетом потерь, вызываемых инфекционными болезнями, менингококковая инфекция занимает 2-е место, уступая только ВИЧ-инфекции [2, 3].

Несмотря на то что с 1991 г. в России наблюдается период относительного эпидемиологического благополучия, значение генерализованных форм менингококковой инфекции (ГФМИ) сохраняется и обусловлено тяжелым течением, развитием осложнений, возможностью летального исхода. Эпидемический процесс менингококковой инфекции на территории Российской Федерации поддерживается циркуляцией менингококка среди населения в форме носительства, интенсивной миграцией, появлением редких, ранее не имевших клинического значения штаммов менингококка и отсутствием плановой вакцинопрофилактики [2, 4, 5].

Настороженность в настоящее время вызывает информация об увеличении доли менингококка серогруппы W в структуре заболеваемости менингококковой инфекцией до 10-50% с 2002 г. в странах Африки, Латинской Америки и до 32% - с 2012 г. в странах Европы, хотя ранее считалось, что менингококки данной серогруппы - редкий этиологический агент ГФМИ и они ответственны только за спорадическую заболеваемость [6, 7].

По данным литературы, ряд стран Латинской Америки, Африки, Восточной Азии, Великобритания, Франция, Нидерланды, Испания также сообщили об увеличении с 2009 г. до 15-34% доли ГФМИ, обусловленной быстро распространяющимся эндемичным гипервирулентным штаммом менингококка серогруппы W, принадлежащим к клональному комплексу 11 (cc11). Заболевание характеризуется тяжелым течением и необычными клиническими проявлениями [7-10]. Клиническая картина ГФМИ, вызванная N. meningitidis серогруппы W, помимо классических симптомов течения болезни, характеризуется атипичными проявлениями (пневмония, энтерит, перитонит, эндокардит, фасциит, эпи-глотит), выявляемыми с частотой до 24%, и высокой летальностью - до 30-57% [4, 6, 7, 11].

По данным Роспотребнадзора, показатель заболеваемости ГФМИ в Москве составлял 1,04-1,68 на 100 тыс. населения, а летальность за последние 6 лет варьировала от 10 до 15 %, что является довольно высоким показателем [1, 2].

На территории Московского региона циркулируют преимущественно менингококки серогрупп А, В, С, данные о распространенности N. meningitidis других серогрупп (W, X и Y) единичны [12-14].

Для диагностики менингококковой инфекции и определения серогрупп N. meningitidis традиционно применяется серологический метод - реакция латекс-агглютинации (РЛА). В настоящее время все шире используют полимеразно-цепную реакцию (ПЦР), тест-системы которой разработаны в ФБУН «Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии» Роспотребнадзора [12].

В Москве в этиологической структуре по-прежнему, преобладает менингококк серогруппы А, но с тенденцией к уменьшению его доли с 29,3 до 13,2%, и С (18,1-7,9%), при относительно стабильном уровне циркуляции менингококка серогруппы В (9,4-5,2%). Другие редкие серогруппы менингококка составляют не более 1,3%. Вместе с тем следует отметить, что с 2011 г. происходит увеличение числа выявленных случаев менингококковой инфекции, вызванной менингококком серогруппы W, доля которого до этого не превышала 1% [2, 5, 12].

При молекулярно-биологическом исследовании 18 штаммов N. meningitidis серогруппы W было установлено, что 15 из них входят в клональный комплекс ST-11 complex/ET-37 complex и в подавляющем большинстве имеют сиквенс-тип ST-11 и антигенный профиль W:P1.5,2: F1-1. Эти штаммы, как и циркулирующие за рубежом, входят в один кластер, который является вторым по объему. N. meningitidis, принадлежащие этому клональному комплексу, ранее неоднократно выделяли в течение эпидемических подъемов заболеваемости во многих странах мира начиная с 2000-х гг., и заболевания, обусловленные ими, ассоциированы с высокими показателями летальности (до 30%), но это было нехарактерно для территории Московского региона и России [10, 12, 15, 16].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Цель работы - изучение клинических особенностей течения ГФМИ, вызванной N. meningitidis серогруппы W, в сравнении с течением болезни, обусловленной менингококками серогрупп А, В, С.

Материал и методы

Исследование проведено в ГБУЗ «Инфекционная клиническая больница № 2» Департамента здравоохранения г. Москвы. С 2011 по 2016 г. проведен ретроспективный анализ 689 историй болезни больных с ГФМИ в возрасте от 2 мес до 77 лет, среди которых 248 (36%) детей и 441 (64%) взрослый.

Большинство больных с ГФМИ, вызванной N. meningitidis серогруппы W, имели неотягощенный анамнез (81%), не выезжали за границу в пределах 1 мес до болезни. У 43 (74%) пациентов эпидемиологический анамнез был неинформативен. Только 12 пациентов накануне болезни имели контакт с лихорадящими больными. Диагноз ГФМИ подтвержден различными методами лабораторной диагностики (бактериологическим, РЛА, ПЦР). Для определения серогрупп N. meningitidis использовали метод ПЦР в режиме реального времени, разработанный в ФБУН «Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии» Роспотребнадзора. Этот метод используют для детекции продуктов амплификации четырех серогрупп -специфических генетических локусов в формате мульти-прайм для серогрупп A, B, C и W N.meningitidis одновременно с фрагментом гена ctrA, присутствующим у всех менингококков. N. meningitidis серогруппы W выявлен у 91% больных с ГФМИ с использованием бактериологического метода, РЛА и ПЦР. Определение чувствительности выделенных штаммов менингококка к антибактериальным препаратам проводили диско-диффузионным методом. Для количественных признаков определяли среднюю величину и ошибку средней (М+m).

Статистическую обработку материалов исследования проводили с использованием программы Microsoft Excel 2007, а также пакета статистических программ SPSS, версия 19,0. Различия считали достоверными при уровне значимости p<0,05.

Результаты и обсуждение

Этиологическая структура ГФМИ представлена в табл. 1. ГФМИ, вызванная N. meningitidis серогруппы W (основная группа), диагностирована у 55 (8%) больных, причем большая часть из них (78%) выявлена за последние 3 года.

ГФМИ, вызванная менингококком серогруппы W, чаще регистрировалась у взрослых - 85,4% (47 человек), чем у детей (8 человек, 14,5%). Средний возраст взрослых пациентов составил 32,6±5,1 года, возраст детей - 4,5±1,3 года. По полу пациенты распределились примерно одинаково: мужчины -29 (53,5%), женщины - 26 (46,5%). В группе сравнения ГФМИ, вызванная менингококком серогрупп А, В, С, регистрировали с одинаковой частотой как у детей 48% (304), так и у взрослых 52% (330). Средний возраст детей составил 2,8±0,7 года, а взрослых - 36,6 ±4,6 года. В группе сравнения мужчин - 412 (66%), женщин - 222 (44%). Среди госпитализированных взрослых 71% составляли иногородние пациенты из различных регионов России и ближнего зарубежья.

В ходе ретроспективного клинического анализа пациентов основной группы было установлено, что в 43 (76%) случаях болезнь начиналась остро, с повышения температуры тела до 38,8-40 °С и умеренных катаральных симптомов в

виде першения, боли в горле, насморка, кашля. При обращении за медицинской помощью к врачу поликлиники или вызове скорой медицинской помощи (СМП) (по данным выписок СМП, амбулаторных карт поликлиники) заболевание расценивали как острую респираторную вирусную инфекцию (ОРВИ) и назначали симптоматическую терапию.

В группе сравнения катарально-респираторный синдром чаще протекал с субфебрильной температурой и наблюдался у 52% больных. У 41 (74%) больного менинге-альный синдром появился на 3-6-й дни болезни (4,1±0,7), геморрагическая сыпь - на 3-5-й дни болезни (3,9±0,5). В отличие от ГФМИ, вызванной другими серогруппами, эти синдромы и симптомы появлялись соответственно на 2,2±0,5 и 1,7±0,8 дни болезни (р<0,01), что послужило причиной более поздней госпитализации больных в стационар при ГФМИ, вызванной менингококком W, в среднем на 4,0±0,3 день болезни, в то время как в группе сравнения -на 1,8±0,5 (р<0,001). Признаки назофарингита чаще выявляли у детей, у взрослых основными жалобами до поступления в стационар были повышение температуры тела до 38,8-39,5 °С, головная боль, тошнота (100%), кашель (68%). 13 (23%) больных были госпитализированы в другие стационары с диагнозами пневмония, ОРЗ, аллергическая реакция, острое нарушение мозгового кровообращения (ОНМК), острый панкреатит, где провели от 1 до 3 дней.

Больных с ГФМИ, вызванной N. meningitidis серогруппы W, значительно чаще госпитализировали с направительным диагнозом «менингит» - 28 (51%) пациентов, только менингокок-кемия диагностирована в 10 (18%) случаях, менингококковая инфекция, сочетанная форма (менингит + менингококкемия) -у 17 (31%), назофарингит выявлен у 76% больных, в основном у детей. В сравнении с другими серогруппами наиболее частая форма ГФМИ - сочетанная (57%). Обобщенная клиническая характеристика ГФМИ, вызванных менингококками различных серогрупп, представлена в табл. 2.

Следует отметить, что значительное число больных госпитализированы при поступлении в тяжелом состоянии в отделение реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ) -39 (70%) больных, причем в основном это взрослые пациенты - 79% (31 больной), в группе сравнения в ОРИТ госпитализирован 41% больных (р<0,05). Из 16 больных, госпитализированных в боксированные отделения больницы в состоянии средней тяжести, 10 (62,5%) человек составили дети до 4 лет. Причиной госпитализации в ОРИТ в большинстве случаев был отек-набухание головного мозга (ОНГМ) -у 24 (43%) пациентов, у 6 (10%) - инфекционно-токсический шок (ИТШ),ОНГМ + ИТШ - у 9 (16%) человек, а в группе сравнения соответственно у 16% - ОНГМ, у 39% - ИТШ, ОНГМ + ИТШ у 45% больных.

У 31 (56,7%) больного с ГФМИ, вызванной N. meningitidis серогруппы W, при поступлении выявляли двустороннюю мелкоочаговую пневмонию, что статистически достоверно отличалось от группы сравнения (14,3%) (р<0,01), у 12 (21%) больных определяли очаговые симптомы (птоз века, анизокорию, асимметрию лица, гемипарез), при магнитно-резонансной и компьютерной томографии головного мозга очаговых изменений не выявлено, но были косвенные признаки отека мозга (расширение желудоч-

Таблица 1. Серогрупповая структура случаев генерализованных форм менингококковой инфекции (ГФМИ) у больных, госпитализированных в ГБУЗ «Инфекционная клиническая больница № 2» Департамента здравоохранения г. Москвы за 2011-2016 гг.

Группа сравнения Число случаев ГФМИ с установленной серогруппой менингококка, абс. (%)

2011 г. 2012 г. 2013 г. 2014 г. 2015 г. 2016 г. итого

Общее число случаев ГФМИ 128 161 148 96 108 103 689

ГФМИ, вызванные менингококком серогруппы W 1 6 5 11 15 17 55

(0,8) (3,8) (3,4) (12,9) (16,3) (19,7) (8,0)

Таблица 2. Сравнительная клиническая характеристика генерализованных форм менингококковой инфекции (ГФМИ), вызванных N. meningitidis серогруппы W и менингококками других серогрупп

Показатель Характеристика случаев ГФМИ, вызванных Достоверность

N. meningitidis разных серогрупп различий

W А, В, С (р)

Дети/взрослые 15/85 48/52 -

Появление менингеального синдрома, день болезни 4,1±0,7 2,2±0,5 <0,05

Появление геморрагической сыпи, день болезни 3,9±0,5 1,7±0,8 <0,05

Сроки госпитализации, день болезни 4,0±0,3 1,8±0,5 <0,001

Катарально-респираторный синдром, % 76±1,3 52±0,6 <0,05

Менингит, % 51 12 <0,05

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Менингококкемия, % 18 31 <0,05

Сочетанная форма, % 31 57 <0,05

Пневмония двусторонняя, % 56,7 14,3 <0,05

Осложненное течение, поступление в ОРИТ, % 70 41 <0,05

Длительность лечения в ОРИТ, дни лечения 8,2±2,0 3,3±1,0 <0,05

Длительность менингеального синдрома 8,9±0,8 6,0±0,3 <0,05

Длительность госпитализации, дни лечения 28,8±3,6 16,1±2,3 <0,01

Летальность, % 16,4 9,5 <0,05

ков мозга и субарахноидального пространства). Продолжительность менингеального синдрома у больных с ГФМИ, вызванной N. meningitidis серогруппы W в среднем была на 3 дня больше, чем у больных группы сравнения, и составила 8,9±0,8 и 6,0±0,3 дня соответственно (p<0,05).

Длительность лечения в ОРИТ у больных основной группы была в 2,5 раза больше - (от 3 до 28 дней, в среднем -8,2±2,0 дня), чем в группе сравнения [от 1,5-5 (3,3±1,0) дней] (р<0,05). При поступлении в общем, биохимическом анализах крови и спинномозговой жидкости (СМЖ) статистически значимых различий в зависимости от серогруппы менингококка не установлено.

У больных основной группы медленно регрессировала очаговая симптоматика, а также астенический синдром, что потребовало увеличения сроков госпитализации, который составил от 16-59 (28,8±3,6) дней, в отличие от группы сравнения - 13-21 (16,1+2,3) день (р<0,05).

Летальность больных с ГФМИ, вызванной N. meningitidis серогруппы W, составила 16,4% (9 пациентов), в группе сравнения летальность не превышала 9,5% (р<0,05). В отличие от группы сравнения, в которой летальный исход в основном наблюдали у пожилых людей, в группе больных с ГФМИ, вызванной N. meningitidis серогруппы W, летальный исход был зарегистрирован у 2 детей (3 и 15 лет) и у 7 взрослых (18-77 лет). Летальный исход в основной

группе наступал на 4-9-е сутки (5,7+1,1 сут), а в группе сравнения на 1-5-е сутки (3,2+0,6 сут) (р<0,05).

При поступлении всем больным менингококковым менингитом (n=150) терапию проводили согласно стандартам лечения генерализованной менингококковой инфекции: цефалоспоринами (цефтриаксон, цефотаксим), а при отсутствии эффекта, что наблюдали у 31 (24%) пациента, их комбинировали с фторхинолонами и у 13 (9%) больных -с препаратами других групп (карбопенемы). Анализ чувствительности N. meningitidis W к антибактериальным препаратам показал отсутствие резистентности к основным препаратам антибактериальной терапии. В 2014 и 2016 гг. были выявлены по одному случаю резистентности возбудителя к ципрофлоксацину и меропенему. Среди изученных штаммов менингококка серогруппы W резистентных к цефтри-аксону не выявлено, в отличие от штаммов менингококков других серогрупп, в которых доля резистентных к цефтриак-сону составляла: N. meningitidis А - 1,6%, N. meningitidis В -6,7%, N. meningitidis С - 4,5%. К ципрофлоксацину были резистентны 3,5% штаммов менингококков серогруппы А, 6,7% -серогруппы В, 9% - серогруппы С, а к меропенему - 1,6% менингококков серогруппы А, 0% - В и 4,5% - С. Продолжительность антибактериальной терапии определяли на основе изменений как ликворологических показателей, так и клинических проявлений (выраженность общемозговой, ме-

нингеальной, очаговой симптоматики). В группе сравнения она варьировала от 10 до 16 дней (12,1±1,3), а при ГФМИ, обусловленной менингококком серогруппы W, длительность антибактериальной терапии была от 15 до 29 дней при среднем значении 19,8±1,6 дня (p<0,05).

Таким образом, проведенное исследование показало, что с 2011 г. на территории г. Москвы частота ГФМИ, вызванной N. meningitidis серогруппы W, стала увеличиваться и достигла 19,7% в 2016 г. Увеличение заболеваемости ГФМИ, вызванной N. meningitidis серогруппы W, возможно, обусловлено отсутствием естественного пассивного и адаптивного иммунитета у населения.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

ГФМИ, вызванная N. meningitidis серогруппы W, характеризуется тяжелым течением, с частым развитием ОНГМ, первичной пневмонии, более высокой летальностью, необходимостью длительного нахождения большинства больных в условиях ОРИТ, большей длительностью стационарного лечения, главным образом в связи с медленным регрессом ОНГМ и очаговой неврологической симптоматики. Антибактериальный препарат для лечения пациента с ГФМИ, вызванной N. meningitidis W, можно выбирать в соответствии с действующими протоколами ведения больных с ГФМИ, однако анти-биотикотерапия более продолжительна в связи с медленным регрессом симптомов болезни.

Нагибина Маргарита Васильевна - доктор медицинских наук, доцент кафедры инфекционных болезней и эпидемиологии ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова» Минздрава России E-mail: infektor03@gmail.com

Венгеров Юрий Яковлевич - доктор медицинских наук, профессор кафедры инфекционных болезней и эпидемиологии ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова» Минздрава России E-mail: tropbol@mail.ru

Матосова Светлана Владимировна - младший научный сотрудник отдела молекулярной диагностики и эпидемиологии ФБУН «Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии» Роспотребнадзора, Москва E-mail: svetlana.matosova@cmd.su

Миронов Константин Олегович - кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник отдела молекулярной диагностики и эпидемиологии ФБУН «Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии» Роспотребнадзора, Москва E-mail: mironov@pcr.ru

Платонов Александр Евгеньевич - доктор биологических наук, профессор, заведующий лабораторией эпидемиологии при-родно-очаговых инфекций ФБУН «Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии» Роспотребнадзора, Москва

E-mail: platonov@pcr.ru

Свистунова Татьяна Степановна - кандидат медицинских наук, заведующая бактериологической лабораторией ГБУЗ «Инфекционная клиническая больница № 2» Департамента здравоохранения г. Москвы E-mail: ikb2@zdrav.mos.ru

Чернышов Дмитрий Владимирович - врач отделения реанимации и интенсивной терапии ГБУЗ «Инфекционная клиническая больница № 2» Департамента здравоохранения г. Москвы E-mail: ikb2@zdrav.mos.ru

Смирнова Татьяна Юрьевна - заведующая инфекционным отделением № 3 ГБУЗ «Инфекционная клиническая больница № 2» Департамента здравоохранения г. Москвы E-mail: ikb2@zdrav.mos.ru

Кадышев Валерий Александрович - кандидат медицинских наук, руководитель отдела организации и контроля медицинской помощи ГБУЗ «Станция скорой и неотложной медицинской помощи им. А.С. Пучкова» Департамента здравоохранения г. Москвы

E-mail: damask51@rambler.ru

Рыжов Глеб Эрикович - клинический ординатор кафедры инфекционных болезней и эпидемиологии ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова» Минздрава России E-mail: gafurov-ge151@mail.ru

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ЛИТЕРАТУРА

1. Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в городе Москве». Инфекционная и паразитарная заболеваемость населения Москвы в 2016 году // Информационный бюллетень, 2017.

2. Костюкова Н.Н., Бехало В.А., Чернышева Т.Ф. Менингококковая инфекция в России: прошлое и ближайшие перспективы // Эпидемиология и инфекционные болезни. Актуальные вопросы. 2014. № 2. С. 73-79.

3. Королева И.С., Белошицкий Г.В., Королева М.А. и др. Менингококковая инфекция и гнойные бактериальные менингиты в Российской Федерации: десятилетнее эпидемиологическое наблюдение // Эпидемиология и инфекционные болезни. Актуальные вопросы. 2013. № 2. С. 15-20.

4. Иванова М.В., Скрипченко Н.В., Вильниц А.А., Горелик Е.Ю. и др. Особенности течения генерализованной менингококковой инфекции, вызванной менингококком серогруппы W135 // Дет. инфекции. 2016. Т. 15, № 4. С. 57-60.

5. Матосова С.В., Миронов К.О., Смирнова В.С., Шипулина О.Ю. и др. Характеристика серогруппового распределения Neisseria meningitidis, вызвавших генерализованные формы менингококковой инфекции на территории Москвы в 2016 году // Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Молекулярная диагностика 2017». М., 2017. С. 240-241.

6. Mustapha M.M., Marsh J.W., Harrison L.H. Global epidemiology of capsular group W meningococcal disease (1970-2015): multifocal emergence and persistence of hypervirulent sequence type (ST)-11 clonal complex // Vaccine. 2016. Vol. 34, N 13. P. 1515-1523.

7. Russcher A., Fanoy E., van Olden G.D.J., Graafland A.D. et al. Necrotising fasciitis as atypical presentation of infection with emerging Neisseria meningitidis serogroup W (MenW) clonal complex 11, the Netherlands, March 2017 // Euro Surveill. 2017. Vol. 22, N 23. pii: 30549.

8. Knol M., Ruijs W.L.M., Melker H.E., Berbers G.A.M. et al. Sudden increase of invasive meningococcal disease serogroup W in 2015 and 2016 [Plotselinge toename van invasieve meningokokken ziekte serogroep W in 2015 en 2016] // Infectieziekten Bulletin. 2017. Vol. 28, N 1. P. 23-28.

9. Campbell H., Parikh S.R., Borrow R., Kaczmarski E. et al. Presentation with gastrointestinal symptoms and high case fatality associated with group W meningococcal disease (Men W) in teenagers, England, July 2015 to January 2016 // Euro Surveill. 2016. Vol. 21, N 12. pii: 30175.

REFERENCES

1. The Federal service for supervision of consumer rights protection and human well-being FBUZ «Center of hygiene and epidemiology in Moscow». Infectious and parasitic morbidity of the population of Moscow in 2016. Newsletter. 2017. (in Russian)

2. Kostyukova N.N., Behala V.A., Chernyshova T.F. Meningococcal disease in Russia: the past and future trends. Epidemiologiya i infektsionnie bolezni. Aktual'nye voprosy [Epidemiology and Infectious Diseases. Actual Issues]. 2014; (2): 73-9. (in Russian)

3. Koroleva I.S., Beloshitsky G.V., Korolev M.A., et al. Meningococcal infection and purulent bacterial meningitis in the Russian Federation: ten-year epidemiological surveillance. Epidemiologiya i infektsionnie bolezni. Aktual'nye voprosy [Epidemiology and Infectious Diseases. Actual Issues]. 2013; (2): 15-20. (in Russian)

4. Ivanov M.V., Skripchenko N.V., Vilnis A.A., Gorelik E.Yu., et al. Peculiarities of generalized meningococcal disease caused by meningococcus serogroup W135. Detskie infektsii [Children's Infections]. 2016; 15 (4): 57-60. (in Russian)

5. Matrosov S.V., Mironov K.O., Smirnov V.S., Shipulina O.Yu., et al. Feature serogroup distribution of Neisseria meningitidis causing generalized forms of meningococcal infection in Moscow in 2016. In: Materials of IX All-Russian Scientific-Practical Conference with International Participation «Molecular Diagnostics 2017». Moscow, 2017: 240-1. (in Russian)

6. Mustapha M.M., Marsh J.W., Harrison L.H. Global epidemiology of capsular group W meningococcal disease (1970-2015): Multifocal emergence and persistence of hypervirulent sequence type (ST)-11 clonal complex. Vaccine. 2016; 34 (13): 1515-23,

7. Russcher A., Fanoy E., van Olden G.D.J., Graafland A.D., et al. Necrotising fasciitis as atypical presentation of infection with emerging Neisseria meningitidis serogroup W (MenW) clonal complex 11, the Netherlands, March 2017. Euro Surveill. 2017; 22 (23): 30549.

8. Knol M., Ruijs W.L.M., Melker H.E., Berbers G.A.M., et al. Sudden increase of invasive meningococcal disease serogroup W in 2015 and 2016

10. Abad R., Vazquez J.A. Early evidence of expanding W ST-11 CC meningococcal incidence in Spain // J. Infect. 2016. Vol. 73, N 3. P. 296-297.

11. Bratcher H.B., Corton C., Jolley K.A., Parkhill J. et al. A gene-by-gene population genomics platform: de novo assembly, annotation and genealogical analysis of 108 representative Neisseria meningitidis genomes // BMC Genomics. 2014. Vol. 15. P. 1138.

12. Миронов К.О., Животова В.А., Матосова С.В. и др. Характеристика Neisseria meningitidis серогруппы W, циркулирующих на территории Москвы, c помощью массового параллельного секвенирования // Эпидемиология и вакцинопрофилактика. 2017. № 4 (95). С. 33-39.

13. Матосова С.В., Миронов К.О., Платонов А.Е., Шипулина О.Ю. и др. Молекулярно-биологический мониторинг Neisseria meningitidis на территории Москвы в период с 2011 по 2015 г. // Эпидемиология и инфекционные болезни. Актуальные вопросы. 2016. № 2. С. 4-9.

14. Harrison O.B., Claus H., Jiang Y. et al. Description and nomenclature of Neisseria meningitidis capsule locus // Emerg. Infect. Dis. 2013. Vol. 19, N 4. P. 566-573.

15. Tsang R.S.W., Hoang L., Tyrrell G.J., Horsman G. et al. Increase in Neisseria meningitides serogroup W invasive disease in Canada: 2009-2016// C an. Commun. Dis. Rep. 2017. Vol. 43, N 7/8. P. 144-149.

16. Ladhani S.N., Beebeejaun K., Lucidarme J., Campbell H. et al. Increase in endemic Neisseria meningitidis capsular group W sequence type 11 complex associated with severe invasive disease in England and Wales // Clin. Infect. Dis. 2015. Vol. 60, N 4. P. 578-585.

[Plotselinge toename van invasieve meningokokken ziekte serogroep W in 2015 en 2016]. Infectieziekten Bulletin. 2017; 28 (1): 23-8.

9. Campbell H., Parikh S.R., Borrow R., Kaczmarski E., et al. Presentation with gastrointestinal symptoms and high case fatality associated with group W meningococcal disease (MenW) in teenagers, England, July 2015 to January 2016. Euro Surveill. 2016; 21 (12): 30175.

10. Abad R., Vazquez J.A. Early evidence of expanding W ST-11 CC meningococcal incidence in Spain. J Infect. 2016; 73 (3): 296-7.

11. Bratcher H.B., Corton C., Jolley K.A., Parkhill J., et al. A gene-by-gene population genomics platform: de novo assembly, annotation and genealogical analysis of 108 representative Neisseria meningitidis genomes. BMC Genomics. 2014; 15: 1138.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12. Mironov K.O., Zhivotova V.A.,Matrosova S.V., et al. Characterization of Neisseria meningitidis serogroup W, circulating on the territory of Moscow, with next-generation sequencing. Epidemiologiya i vaktsinoprofilaktika [Epidemiology and Vaccine Prophylaxis]. 2017; 4 (95): 33-9. (in Russian)

13. Matrosov S.V., Mironov O.K., Platonov A.E., Shipulina O.Yu., et al. Molecular biological monitoring of Neisseria meningitidis in Moscow in the period from 2011 to 2015. Epidemiologiya i infektsionnie bolezni. Aktual'nye voprosy [Epidemiology and Infectious Diseases. Actual Issues]. 2016; (2): 4-9. (in Russian)

14. Harrison O.B., Claus H., Jiang Y., et al. Description and nomenclature of Neisseria meningitidis capsule locus. Emerg Infect Dis. 2013; 19 (4): 566-573.

15. Tsang R.S.W., Hoang L., Tyrrell G.J., Horsman G., et al. Increase in Neisseria meningitides serogroup W invasive disease in Canada: 20092016. Can Commun Dis Rep. 2017; 43 (7/8): 144-9.

16. Ladhani S.N., Beebeejaun K., Lucidarme J., Campbell H., et al. Increase in endemic Neisseria meningitidis capsular group W sequence type 11 complex associated with severe invasive disease in England and Wales. Clin Infect Dis. 2015; 60 (4): 578-85.