Научная статья на тему 'Гендерные особенности риска развития артериальной гипертензии у населения со стрессом в семье в России/Сибири (программа ВОЗ "MONICA-психосоциальная")'

Гендерные особенности риска развития артериальной гипертензии у населения со стрессом в семье в России/Сибири (программа ВОЗ "MONICA-психосоциальная") Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

CC BY
98
19
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
GENDER DIFFERENCES / FAMILY STRESS / ARTERIAL HYPERTENSION / RELATIVE RISK / ГЕНДЕРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ / СТРЕСС ДОМА / АРТЕРИАЛЬНАЯ ГИПЕРТЕНЗИЯ / ОТНОСИТЕЛЬНЫЙ РИСК

Аннотация научной статьи по наукам о здоровье, автор научной работы — Громова Е.А., Гагулин И.В., Гафарова А.В., Панов Д.О., Гафаров В.В.

Цель: Определить гендерные различия влияния стресса в семье на риск возникновения артериальной гипертензии (АГ) в открытой популяции возрастного периода 25-64 лет в России/Сибири. Материалы и методы%: В рамках III скрининга программы ВОЗ «MONICA-psychosocial» обследована случайная репрезентативная выборка населения обоего пола 25-64 лет Новосибирска (старт исследования в 1994 г., мужчины n = 657, 44,3±0,4 года, отклик 82,1%; женщины: n = 689, 45,4±0,4 года, отклик 72,5%). Программа скринирующего обследования включала: регистрацию социально-демографических данных, определение стресса в семье. За 16-летний период наблюдения было выявлено 229 впервые возникших случаев АГ у женщин и 46 случаев у мужчин. Результаты: В открытой популяции 25-64 лет уровень высокого стресса в семье был выше среди мужчин (31,5%), чем среди женщин (20,9%). В течение 16-летнего периода, среди лиц, испытывающих стрессовые ситуации в семье, риск развития АГ был выше у мужчин (ОР = 2,24), чем среди женщин (ОР = 1,39). С учётом социальных параметров и возраста риск развития АГ также остался выше у мужчин (ОР = 1,9), чем у женщин (ОР = 1,37). Наибольший риск развития АГ наблюдался у разведённых (ОР = 12,7) и овдовевших мужчин (ОР = 10,6), и среди женщин в возрасте 45-54 лет, испытывающих стрессовые ситуации в семье (ОР = 2,86). Заключение: Стресс дома распространен больше у мужчин, чем у женщин. Риск развития АГ при наличии стресса дома у мужчин выше, чем у женщин.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по наукам о здоровье , автор научной работы — Громова Е.А., Гагулин И.В., Гафарова А.В., Панов Д.О., Гафаров В.В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

GENDER DIFFERENCES IN THE RISK PROFILE OF ARTERIAL HYPERTENSION IN THE GENERAL POPULATION WITH FAMILY STRESS IN RUSSIA/SIBERIA (WHO MONICA-PSYCHOSOCIAL PROGRAM)

Aim: To identify the impact of gender differences in family stress on the risk profile of arterial hypertension (AH) in the general population aged 25-64 years in Russia / Siberia. Methods: A random representative sample of the Novosibirsk population of both sexes aged 25-64 (men: n = 657, 44.3±0.4 years, response rate 82.1%; women: n = 689, 45.4±0.4 years, response rate 72.5%) was screened in the WHO “MONICApsychosocial program” in 1994. The screening program included the collection of social and demographic data and assessment of family stress. 229 new cases of arterial hypertension in women and 46 cases in men have been determined within the 16-year follow-up. Results: Men (31.5%) had higher level of family stress in the general population aged 25-64, than women (20.9%). In the 16-year period, the risk of hypertension was higher in men (HR = 2.24) than women (HR = 1.39) exposed to family stress. After the adjustment to the social status and age, the risk of developing hypertension remained higher in men than in women (RR = 1.9 vs. HR = 1.37, respectively). Divorced and widowed men had the highest risk of arterial hypertension compared to women aged 45-54 years (HR = 12.7 vs. HR = 10.6 vs. HR = 2.86, respectively). Conclusion: Family stress is more common in men than in women. Risk of arterial hypertension is higher in men than in women who experienced family stress.

Текст научной работы на тему «Гендерные особенности риска развития артериальной гипертензии у населения со стрессом в семье в России/Сибири (программа ВОЗ "MONICA-психосоциальная")»

^^"Комплексные проблемы сердечно-сосудистых заболеваний

41

УДК 616-055

DOI 10.17802/2306-1278-2018-7-4-41-50

ГЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РИСКА РАЗВИТИЯ АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТЕНЗИИ У НАСЕЛЕНИЯ СО СТРЕССОМ В СЕМЬЕ В РОССИИ/ СИБИРИ (ПРОГРАММА ВОЗ «MONICA-ПСИХОСОЦИАЛЬНАЯ»)

Е.А. Громова12, И.В. Гагулин12, A.B. Гафарова12, Д.О. Панов12, В.В. Гафаров12ЕЗ

1Научно-исследовательский институт терапии и профилактической медицины, филиал Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Федеральный исследовательский центр Институт цитологии и генетики Сибирского отделения Российской академии наук», ул. Б. Богаткова 175/1, Новосибирск, Российская Федерация, 630089; Межведомственная лаборатория эпидемиологии сердечно-сосудистых заболеваний, ул. Б. Богаткова, 175/1, Новосибирск, Российская Федерация, 630089

Основные положения

• В ходе реализации многолетнего наблюдения социально-демографического исследования популяции населения со стрессом в семье были определены большая распространенность стресса в семье у мужского населения с превалированием выраженности артериальной гипертензии.

Материалы и методы

Определить тендерные различия влияния стресса в семье на риск возник-Цель новения артериальной гипертензии (АГ) в открытой популяции возрастного

периода 25-64 лет в России/Сибири.

В рамках III скрининга программы ВОЗ «MONГСA-psychosotial» обследована случайная репрезентативная выборка населения обоего пола 25-64 лет Новосибирска (старт исследования в 1994 г., мужчины п = 657, 44,3±0,4 года, отклик - 82,1%; женщины: п = 689, 45,4±0,4 года, отклик - 72,5%). Программа скри-нирующего обследования включала: регистрацию социально-демографических данных, определение стресса в семье. За 16-летний период наблюдения было выявлено 229 впервые возникших случаев АГ у женщин и 46 случаев - у мужчин.

В открытой популяции 25-64 лет уровень высокого стресса в семье был выше среди мужчин (31,5%), чем среди женщин (20,9%). В течение 16-летнего периода, среди лиц, испытывающих стрессовые ситуации в семье, риск развития АГ был выше у мужчин (ОР = 2,24), чем среди женщин (ОР = 1,39). С учётом социальных параметров и возраста риск развития АГ также остался выше у мужчин (ОР = 1,9), чем у женщин (ОР = 1,37). Наибольший риск развития АГ наблюдался у разведённых (ОР = 12,7) и овдовевших мужчин (ОР = 10,6), и среди женщин в возрасте 45-54 лет, испытывающих стрессовые ситуации в семье (ОР = 2,86).

Результаты

Заключение

Ключевые слова

Стресс дома распространен больше у мужчин, чем у женщин. Риск развития АГ при наличии стресса дома у мужчин выше, чем у женщин.

Гендерные различия • Стресс дома • Артериальная гипертензия • Относительный риск

Поступила в редакцию: 06.07.18; поступила после доработки: 28.09.18; принята к печати: 15.09.18

GENDER DIFFERENCES IN THE RISK PROFILE OF ARTERIAL HYPERTENSION IN THE GENERAL POPULATION WITH FAMILY STRESS IN RUSSIA/SIBERIA (WHO MONICA-PSYCHOSOCIAL PROGRAM)

E.A. Gromova12,1.V. Gagulin12, A.V. Gafarova12, D.O. Panov12, V.V. Gafarov1213

1Institute of Internal and Preventive Medicine - branch of Research Institute of Cytology and Genetics SB RAS, 175/1, B. Bogatkova St., Novosibirsk, Russian Federation, 630089; 2InterdepartmentLaboratory of Epidemiology of Cardiovascular Diseases, 175/1, B. Bogatkova St., Novosibirsk, Russian Federation, 630089

Highlights

• The prospective long-term observational study focusing on social and demographic population profile reported a high prevalence of family stress in the male population suffering from arterial hypertension.

Для корреспонденции: Гафаров Валерий Васильевич, e-mail: valery.gafarov@gmail.com, тел. +7 (383) 373-10-81; адрес: 630089, Россия, г. Новосибирск, ул. Бориса Богаткова 175/1

Corresponding author: Gafarov Valery V., e-mail: valery.gafarov@gmail.com, tel. +7 (383) 373-10-81; address: Russian Federation, 630089, Novosibirsk, 175/, Boris Bogatkov St.

To identify the impact of gender differences in family stress on the risk profile of Aim arterial hypertension (AH) in the general population aged 25-64 years in Russia

/ Siberia.

A random representative sample of the Novosibirsk population of both sexes aged 25-64 (men: n = 657, 44.3±0.4 years, response rate - 82.1%; women: n = 689, 45.4±0.4 years, response rate - 72.5%) was screened in the WHO "MONICA-Methods psychosocial program" in 1994. The screening program included the collection

of social and demographic data and assessment of family stress. 229 new cases of arterial hypertension in women and 46 cases in men have been determined within the 16-year follow-up.

Men (31.5%) had higher level of family stress in the general population aged 25-64, than women (20.9%). In the 16-year period, the risk of hypertension was higher in men (HR = 2.24) than women (HR = 1.39) exposed to family stress. After Results the adjustment to the social status and age, the risk of developing hypertension

remained higher in men than in women (RR = 1.9 vs. HR = 1.37, respectively). Divorced and widowed men had the highest risk of arterial hypertension compared to women aged 45-54 years (HR = 12.7 vs. HR = 10.6 vs. HR = 2.86, respectively).

Family stress is more common in men than in women. Risk of arterial hypertension is higher in men than in women who experienced family stress.

Gender differences • Family stress • Arterial hypertension • Relative risk

Received: 06.07.18; received in revised form: 28.09.18; accepted: 15.09.18

Conclusion Keywords

Список сокращений

АД - артериальное давление MONICA- - Мониторирование тенденций заболеваемо-

АГ - артериальная гипертензия psychosocial сти и смертности от сердечно-сосудистых

ДИ - доверительный интервал заболеваний и определяющих их факторов

ОР - относительный риск и подпрограмма психосоциальная

Введение

Эмпирические исследования, проводимые в течение нескольких десятилетий, показали, что люди, состоящие в браке, испытывают ряд физических и психических преимуществ по сравнению с людьми, не состоящими в браке, в отношении состояния здоровья, лучшей самооценки здоровья, а также продолжительности жизни [1]. Исследования, в которых рассматривались механизмы, связывающие семейное положение и здоровье, установили несколько причин связи между браком и здоровьем. Во-первых, брак может предлагать экономические, социальные и психологические выгоды, которые могут способствовать хорошему здоровью. Эти механизмы включают доступ к достаточным экономическим ресурсам, социальный контроль или чувство социальной поддержки в брачных отношениях. Во-вторых, развод или смерть супруга может вызвать значительную нагрузку на внезапное изменение ресурсов, что приводит к негативным последствиям. Кроме того, исследования показали, что более здоровые люди склонны вступать в брак и оставаться в браке, в то время как нездоровые люди, как правило, становятся овдовевшими или разведенными. Более того, ассоциации между семейным положением и результатами, связанными

со здоровьем, остались даже после корректировки различных наборов демографических и социально-экономических характеристик [2]. В различных мировых эпидемиологических исследованиях среди людей, состоящих в браке, показано выраженное снижение смертности [1]. Вдовство, развод и одиночество, напротив, повышают смертность, хотя эти результаты носят неоднозначный характер [3]. Значительным фактором, оказывающим влияние на снижение артериального давления, является не только брачный союз сам по себе, но и качество последнего. Поскольку брачные отношения могут быть источником конфликта, стресс, связанный с несчастными или напряженными браками, может ассоциироваться с негативными сердечно-сосудистыми событиями, в том числе с артериальной гипертензией (АГ) [4, 5]. Как мужчины, так и женщины, сообщающие о более низком уровне стресса в семье, имели значительно меньшие цифры артериального давления по сравнению с теми, кто сообщал о конфликтных ситуациях в семье, а также среди тех, кто не состоял в браке. В целом стрессовые ситуации в семье оказывали большее воздействие на женщин, чем на мужчин, хотя половые различия наблюдались не всегда [6-8].

Учитывая вышеизложенные факты, определение

Е.А. Громова и др. 43

гендерных особенностей распространённости стресса в семье в популяции и оценка влияния стресса на риск возникновения АГ у мужчин и женщин в возрасте от 25 до 64 лет разных социальных групп на примере открытой популяции России/Сибири, представляется актуальным.

Материалы и методы

Случайная репрезентативная выборка населения возрастом от 25 до 64 лет в открытой популяции Октябрьского района города Новосибирска (657 мужчины, средний возраст — 44,3±0,4 года, отклик - 82,1%; 689 женщин, средний возраст — 45,4±0,4 года, отклик - 72,5%) была обследована в 1994 г. в рамках психосоциального подраздела III скрининга программы ВОЗ «MONICA» (Мониторирование тенденций заболеваемости и смертности от сердечно-сосудистых заболеваний и определяющих их факторов). Формирование выборки происходило в соответствии со всеми требованиями вышеупомянутой программы [9, 10].

Программа скринирующего обследования включала следующие разделы:

1) согласно стандартному эпидемиологическому протоколу программы была проведена регистрация социальных и демографических показателей: идентификационный номер, место жительства, ФИО, дата рождения, дата регистрации. Пол: 1 — мужской, 2 - женский. Распределение по возрастным группам представлено в Табл. 1.

Учитывались семейное положение (Табл. 2), уровень образования (Табл. 3), профессиональный уровень (Табл. 4);

2) тестирование по психосоциальным методикам: для оценки уровня стресса в семье была предложена анкета «Знание и отношение к своему здоровью». Испытуемые самостоятельно заполнили опросник согласно приведённым инструкциям.

За анализируемый уровень фактора риска принимали значение его в исходном исследовании и не учитывали вклад временной динамики. Методики были строго стандартизированы и соответствовали требованиям протокола программы ВОЗ «MONICA» [11].

Обработка материала по программе ВОЗ «МОНИКА» - psychosocial выполнена в Центре сбора информации «MONICA» Хельсинки (Финляндия). Контроль качества проводился в центрах контроля качества «MONICA»: Данди (Шотландия), Прага (Чехия), Будапешт (Венгрия). Представленные результаты признаны удовлетворительными [12].

Дизайн исследования одобрен этическим комитетом учреждения. Кроме того, каждый респондент подписывал информированное согласие перед включением в исследование.

Из исследования были исключены все женщины и мужчины с выявленной сердечно-сосудистой

патологией (ишемической болезнью сердца, сосудистыми заболеваниями головного мозга, артериальной гипертензией, инфарктом миокарда), сахарным диабетом, произошедшей до или в период проведения скрининга. В анализ были включены 384 женщины и 190 мужчин в исходном возрасте от 25 до 64 лет. Срок проспективного наблюдения за участниками составил 16 лет.

В исследовании были выделены следующие «конечные точки»: впервые возникшие случаи артериальной гипертензии (АГ), которые регистрировались за период наблюдения. Источники, используемые для идентификации случаев АГ: ежегодное обследование лиц популяционной когорты, истории болезни, стационарные отчёты о выписке, районные поликлиники, свидетельства о смерти, собеседование с родственниками, патологоанато-мические и судебно-медицинские отчёты.

Во время ежегодного наблюдения проводили стандартизованное измерение артериального давления (АД) ртутным сфигмоманометром на правой руке (регистрировали первую фазу тонов Короткова как САД, пятую фазу - как ДАД), в анализ включали среднее значение двух измерений. АГ определяли как состояние, при котором САД составляло 140 мм рт. ст. и выше и/или ДАД - 90 мм рт. ст. и выше у лиц, не получавших гипотензивную терапию на момент обследования. К группе лиц с АГ относили также мужчин с нормальным уровнем АД, если они принимали гипотензивные препараты в период обследования или прекратили их прием менее чем за 2 недели до обследования (WHO, 1993).

За период наблюдения в когорте было выявлено впервые возникшей АГ 229 случаев у женщин и 46 случаев у мужчин.

Статистический анализ проводился с помощью пакета программ SPSS версия 11,5 [13]. Для проверки статистической значимости различий между группами использовали критерий «хи-квадрат» х2 Пирсона [14]. Для оценки относительного риска (ОР) и его 95% ДИ (доверительного интервала) (минимум-максимум), с учётом различного времени контроля, использовалась однофакторная и многофакторная регрессионная модель пропорциональных рисков Кокса (Cox-regression) [15]. Достоверность во всех видах анализа была принята при уровне значимости p<0,05.

Результаты

В изучаемой популяции уровень как высокого, так и среднего уровня стресса в семье был выше среди мужчин (31,5% и 50,3% соответственно), чем среди женщин (20,9% и 48,2% соответственно) (х2 = 3; и = 2; P = 0,001). Наиболее высокий уровень стресса в семье наблюдался у мужчин в возрастной группе 55-64 лет (39,3%) (х2 = 19,744; и = 2; P = 0,001), а у женщин в возрастной группе 45-54 лет (22,9%) (х2 = 7,659; и = 2; P = 0,022) (Табл. 5).

Таблица 1. Распределение по возрастным группам населения (III скрининг, 1994 r.) Table 1. Study population distribution by age groups (screening cycle 3, 1994)

Возрастные группы / Age groups

Пол / Gender 25-34 лет / years 35-44 лет / years 45-54 лет / years 55-64 лет / years Всего / Total

n % n % n % n %

Мужчины / Male 169 50,8 136 45,9 177 47,7 175 50,6 657

Женщины / Female 164 49,2 160 54,1 194 52,3 171 49,4 689

Всего / Total 333 100 296 100 371 100 346 100 1346

Примечание/Note: x2 = 2,087; v = 3;p = 0,555

Таблица 2. Распределение по семейному положению населения исследуемой популяции (III скрининг, 1994 г.) Table 2. Distribution of the study population by family status (screening cycle 3, 1994)

Семейное положение / Marital status

Пол / Gender Никогда не был женат / замужем / Never married Женат / Замужем / Married Разведён (а) / Divorced Вдовец / Вдова / Widowed Всего / Total

n % n % n % n %

Мужчины / Male 45 51,1 559 51,7 40 35,7 13 20 657

Женщины / Female 43 48,9 522 48,3 72 64,3 52 80 689

Всего / Total 88 100 1081 100 112 100 65 100 1346

Примечание /Note: x2 = 33,113; v = 3; p = 0,0001

Таблица 3. Распределение по образованию населения исследуемой популяции (III скрининг, 1994 г.) Table 3. Distribution of the study population by education (screening cycle 3, 1994)

Уровень образования / Education level

Пол / Gender Высшее / University Н/высшее средне-специальное / College Среднее / High school Незаконченное среднее-начальное / Elementary Всего / Total

n % n % n % n %

Мужчины / Male 186 49,2 178 44,3 150 49,2 143 55,6 657

Женщины / Female 192 50,8 224 55,7 155 50,8 114 44,4 685

Всего / Total 378 100 402 100 305 100 257 100 1342

Примечание /Note: x2 = 8,133; v = 3; p = 0,043

Таблица 4. Распределение по профессиональному уровню населения исследуемой популяции (III скрининг, 1994 г.) Table 4. Distribution of the study population by occupation (screening cycle 3, 1994)

Профессиональный уровень / Occupation

Рук.выс.з. / CEO Рук.ср.з. / Heads Рук. / Managers ИТР / Engineers РТФТ / Heavy manual РСФТ / Moderate manual РЛФТ / Easy manual Учащиеся / Student Пенсионеры / Retiree Всего / Total

Пол / Gender n % n % n % n % n % n % n % n % n %

Мужчины / Male 28 84,8 55 55,6 65 50,8 84 42 144 88,9 167 63,3 21 17,1 9 81,8 84 34,7 657

Женщины / Female 5 15,2 44 44,4 63 49,2 116 58 18 11,1 97 36,7 102 82,9 2 18,2 158 65,3 605

Всего / Total 33 100 99 100 128 100 200 100 162 100 264 100 123 100 11 100 242 100 1262

Примечание: x2 = 238,16; v = 8; p = 0,001; Рук.выс.з. - руководители высшего звена; Рук.ср.з. - руководители среднего звена; Рук. - руководители; ИТР - инженерно-технические работники; РТФТ - рабочие тяжелого физического труда; РСФТ -рабочие среднего физического труда; РЛФТ - рабочие легкого физического труда; Note: x2 = 238.16; v = 8; p = 0.001; CEO - chief executive officer.

E.A. Gromova et al. 45

Наиболее высокий уровень стресса в семье в нашей популяции испытывали овдовевшие мужчины (30%) и овдовевшие женщины (22,5%) (х2 = 6,792; и = 2; Р = 0,03) (Табл. 6).

В нашей популяции мужчины чаще, чем женщины испытывали стресс в семье независимо от уровня образования. Среди мужчин и женщин с высшим образованием стресс испытывали 29,7% и 24,1% соответственно, с незаконченным высшим - средним специальным 33,9% и 19,5% соответственно, со средним уровнем образования 22,7% и 15,3% со-

ответственно (х2 = 8,492; и = 2; Р = 0,01; х2 = 10,617; и = 2; Р = 0,05; х2 = 6,813; и = 2; Р = 0,03). Среди лиц с незаконченным средним - начальным уровнем образования мужчины испытывали наиболее высокий уровень стресса в семье (39,3%), чем женщины (24,7%) (х2 = 5,946; и = 2; Р = 0,05) (Табл. 7).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Профессиональный статус представлен в Табл. 8. В нашей популяции среди рабочих среднего физического труда мужчин (35,9%), испытывающих стресс в семье, было больше чем женщин (20,3%) (х2 = 9,736; и = 2; Р = 0,008), также достоверно чаще

Таблица 5. Стресс в семье у населения исследуемой популяции (III скрининг, 1994 г.) Table 5. Family stress in the study population (screening cycle 3, 1994)

Стресс в семье / Family stress

25-34 35-44 45-54 55-64 25-64

Мужчины / Male Женщины / Female Мужчины / Male Женщины / Female Мужчины / Male Женщины / Female Мужчины/ Male Женщины/ Female Мужчины / Male Женщины / Female

n % n % n n % n % n n % n % n n %

Н / Low 32 20,8 36 28,6 34 Н / L 32 20,8 36 28,6 34 Н / L 32 20,8 36 28,6 34 Н / L 32 20,8

С / Moderate 80 51,9 61 48,4 86 С / M 80 51,9 61 48,4 86 С / M 80 51,9 61 48,4 86 С / M 80 51,9

В / High 42 27,3 29 23 43 В / H 42 27,3 29 23 43 В / H 42 27,3 29 23 43 В / H 42 27,3

Итого / Total 154 100 126 100 163 Итого / Total 154 100 126 100 163 Итого / Total 154 100 126 100 163 Итого/ Total 154 100

X2 = 2,400; и = P = 0,301 2; X2 = 5,611; и = P = 0,06 2; X2 = 7,659; и P = 0,022 2; X2 = 19,744; и = P = 0,001 2; X2 = 29,638; и = P = 0,001 2;

Примечание: Н - низкий; С - средний; В - высокий.

Таблица 6. Стресс в семье и семейное положение у населения исследуемой популяции (III скрининг) Table 6. Family stress and marital status in the study population (screening cycle 3)

Семейное положение / Marital status

Никогда не был женат / замужем / Never married Женат / Замужем / Married Разведён (а) / Divorced Вдовец / Вдова / Widowed

Стресс в семье / Family stress Мужчины / Male Женщины / Female Мужчины / Male Женщины / Female Мужчины / Male Женщины / Female Мужчины/ Male Женщины/ Female

n % n % n n % n % n n % n %

Низкий / Low 9 23,1 12 37,5 162 31,7 114 29,8 8 9,4 14 29,8 3 30 14 35

Средний / Moderate 17 43,6 9 28,1 256 50,1 194 50,8 21 65,6 22 46,8 4 40 17 42,5

Высокий / High 13 33,3 11 34,4 93 18,2 74 19,4 3 25 11 23,4 3 30 9 22,5

Итого / Total 39 100 32 100 511 100 382 100 32 100 47 100 10 100 40 100

X2 = 2,39; и = 2; P = 0,303

X2 = 0,426; u=2; P =0,808

X2 = 4,945; и = 2; P = 0,084

X2 = 6,792; и = 2; P = 0,03

Таблица 7. Стресс в семье и уровень образования у населения исследуемой популяции (III скрининг) Table 7. Family stress and the level of education in the study population (screening cycle 3)

Уровень образования / Education

Высшее / University Н / высшее / среднее специальное / College Среднее / High school Незаконченное среднее / начальное / Elementary

Стресс в семье / Family stress Мужчины / Male Женщины / Female Мужчины / Male Женщины / Female Мужчины / Male Женщины / Female Мужчины/ Male Женщины/ Female

n % n % n n % n % n n % n %

Низкий / Low 15,4 39 29,3 32 18,7 47 29,6 29 15,4 39 29,3 32 18,7 47 29,6 29

Средний / Moderate 54,9 62 46,6 81 47,4 81 50,9 70 54,9 62 46,6 81 47,4 81 50,9 70

Высокий / High 29,7 32 24,1 58 33,9 31 19,5 29 29,7 32 24,1 58 33,9 31 19,5 29

Итого / Total 100 133 100 171 100 159 100 128 100 133 100 171 100 159 100 128

X2 = 8,492; и = 2; P = 0,01

10,617; и = P = 0,05

X2 = 6,813; и = 2; P = 0,03

X2 = 5,946; и = 2; P = 0,05

Пенсионеры / Retiree Жен. / Female 29,1 47,3 23,6 100

Z <N on CS «О 40 CS 0

Муж. / Male # 39,1 46,9 о 0

Z «О CS о со -t 40

Учащиеся / Student Жен. / Female О О «о о О 0

z - - о CS

Муж. / Male # О 85,7 14,3 0 0

z о 40 - с-

РЛФТ / Easy manual Жен. / Female # 29,5 55,1 15,4 0 0

z со CS on •t CS 00 с-

Муж. / Male # 18,2 63,6 18,2 0 0

z CS CS

РСФТ / Moderate manual Жен. / Female # 29,7 о vn 20,3 о 0

z CS CS on «о -t с-

Муж. / Male # 14,7 49,4 35,9 0 0

z со CS 40 «О 40 «О

РТФТ / Heavy manual Жен. / Female # 54,5 27,3 18,2 0 0

z 40 on CS

Муж. / Male # 22,6 52,2 25,2 0 0

z 40 CS о 40 сь, CS «о

ИТР / Engineers Жен. / Female # 33,3 41,7 «о CS 0 0

z 00 CS «О со CS -t 00

Муж. / Male # 20,6 54,4 «о CS 0 0

z -t 1-ГО r- 00 40

Рук. / Managers Жен. / Female # 33,3 53,8 12,8 0 0

z со es «о 9 3

Муж. / Male # 19,6 53,6 26,8 0 0

z о со «О 40 «О

Рук.ср.з / Heads Жен. / Female # 27,3 48,5 24,2 0 0

z 40 00 со со

Муж. / Male # 19,6 О «О 30,4 0 0

z 00 CS 40 «О

Рук.выс.з / CEO Жен. / Female # о 0 о о 0 0

z о со о со

Муж. / Male # о о 51,9 18,5 29,6

z t'es -t «О 00

CC/FS Н / Low С / Moderate В / Hhigh Итого / Total

00 о о

Р Ü3

о

«о

« Ç J

л*

испытывали стресс в семье пенсионеры-мужчины (46,9%) в сравнении с женщинами (23,6%), входящими в эту группу (%2 = 11,283; и = 2; Р = 0,004). В остальных группах, отличающихся по профессиональному уровню, наблюдалась тенденция увеличения стресса у мужчин в сравнении с женщинами.

В однофакторном регрессионном анализе Кокса в течение 16-летнего периода наблюдения среди лиц, испытывающих стрессовые ситуации в семье, риск развития АГ был выше у мужчин (ОР = 2,24) (95% ДИ 1,67-7,42; р<0,01), чем среди женщин (ОР = 1,39) (95% ДИ 1,08-1,78; р<0,01) (Табл. 9).

В многофакторном регрессионном анализе Кокса, с включением в модель социальных параметров и возраста риск развития АГ также остался выше у мужчин (ОР = 1,9) (95% ДИ 1,08-4,3; р<0,01), чем у женщин (ОР = 1,37) (95% ДИ 1,05-1,79; р<0,02). Наибольший риск развития АГ наблюдался у разведённых (ОР = 12,7) (95% ДИ 3,1-52; р<0,0001) и овдовевших мужчин (ОР = 10,6) (95% ДИ 2,7-41; р<0,0001), испытывающих стресс в семье. Мы не нашли достоверного увеличения риска развития АГ у женщин, отличающихся по семейному положению и испытывающих стрессовые ситуации в семье.

Как у мужчин, так и у женщин не наблюдалось увеличения риска развития АГ среди лиц, испытывающих стресс в семье и отличающихся по уровню образования и профессиональному уровню.

Мы нашли достоверное увеличение риска развития АГ только у женщин 45-54 лет, но не у мужчин, испытывающих стрессовые ситуации в семье (ОР = 2,86) (95% ДИ 1,98-4,13; р<0,001) (Табл. 10).

Обсуждение

Согласно полученным результатам, в исследуемой популяции распространенность как высоких, так и средних уровней стресса в семье было выше среди мужчин, чем среди женщин, причем наиболее высокий уровень стресса в семье наблюдался среди мужчин старшего возраста (55-64 года, 39,3%), а среди женщин - среднего возраста (45-54 лет, 22,9%). Неожиданный результат, когда мужчины испытывают дома больший стресс по сравнению с женщинами, можно объяснить тем, что дом для многих людей стал продолжением работы. Необходимо учитывать и тот факт, что анкетирование участников было проведено в 1994 году, в момент социальных и экономических потрясений в стране, и можно предположить, что для многих мужчин возможность обеспечить семью стала затруднительной. Это подтверждается и зарубежными исследователями: реалии современной жизни в мегаполисе таковы, что существует необходимость при достижении высоких карьерных успехов одновременно становиться надёжным источником обеспечения благополучия своей семьи. Реалии XXI века заставляют как мужчин, так и женщин искать область, в которой они будут наиболее счастливы и где они будут сталкиваться с наименьшим количеством проблем [16]. Например,

Е.А. Громова и др. 47

Таблица 9. Стресс в семье и риск развития АГ в открытой популяции населения (однофакторный регрессионный анализ Кокса) Table 9. Family stress and the risk of developing hypertension in the study population aged 25-64 years (Cox univariate regression analysis)

Период / Follow-up Пол / Gender Мужской / Male Женский / Female

16 лет / years Возрастная группа / Age group Р ОР / HR 95% ДИ для ОР/CI for HR Р ОР / HR 95% ДИ для ОР / CI for HR

Нижняя / Lower Верхняя / Upper Нижняя / Lower Верхняя/ Upper

25-64 0,01 2,24 1,67 0,01 1,39 1,39 1,08 1,78

Примечание: ОР - отношение риска; ДИ - доверительный интервал; Note: OR - odds ratio; CI - confidence interval.

Таблица 10. Стресс в семье и риск развития АГ у населения исследуемой популяции за 16 лет (многофакторный регрессионный анализ Кокса)

Table 10. Family stress and the risk of developing hypertension in the study population within the 16-year follow-up (Cox multivariate regression analysis)

Пол / Gender Мужской / Male Женский / Female

Референсная группа / Группа риска / p ОР / 95% ДИ для ОР / CI for HR p ОР / 95% ДИ для ОР / CI for HR

Reference group Exposure HR Нижняя / Lower Верхняя / Upper HR Нижняя / Lower Верхняя / Upper

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Нет стресса в семье / No stress Стресс в семье / Family stress 0,01 1,9 1,08 4,3 0,021 1,37 1,05 1,79

Женат/Замужем / Никогда не был (а) женат/ замужем / Never married 0,2 2,1 0,5 7,4 0,578 1,157 0,692 1,932

Married Разведен (а) / Divorced 0,0001 12,7 3,1 52 0,180 1,530 0,821 2,852

Вдовец (вдова) / Widowed 0,0001 10,6 2,7 41 0,620 1,196 0,589 2,431

Н/высшее-средне специальное образование / College 0,8 1,1 0,3 3,6 0,148 1,290 0,914 1,822

Высшее образование / University degree Среднее образование / High school 0,7 0,7 0,1 3,6 0,945 1,015 0,672 1,533

н/среднее-начальное образование / Primary 0,4 1,6 0,4 5,4 0,082 1,519 0,948 2,437

Рук. и ИТР / Managers and engineers Рабочие специальности / Manual labor 0,08 5 1,1 23 0,852 1,233 0,136 11,216

35-44 лет / years 0,7 2,7 0,9 8 0,1 2,156 0,513 3,073

24-34 лет / years 45-54 лет / years 0,07 1,9 0,01 3 0,0001 2,86 1,98 4,13

55-64 лет / years 0,2 2,3 0,02 14 0,08 3,014 0,728 5,257

Примечание: ДИ - доверительный интервал; ОР - отношение риска; Рук. - руководители; ИТР - инженерно-технические работники;

Note: CI - confidence interval; OR - odds ratio.

в исследовании Damaske и соавт. 2014 г. было проведено измерение уровня кортизола у мужчин и женщин в течение дня, результат оказался довольно неожиданным: как мужчины, так и женщины испытывают на работе гораздо меньше стресса, чем дома [17].

Рассматривая семейное положение участников исследования, мы установили, что наиболее высокий уровень стресса в семье испытывали овдовевшие лица, как мужчины, так и женщины, что вполне закономерно, так вдовство - одно из наиболее стрессовых событий в жизни [18]. Кроме того, и наибольший риск развития АГ наблюдался именно у разведённых (ОР = 12,7) и овдовевших мужчин (ОР = 10,6), испытывающих стресс в семье.

В нашем исследовании, независимо от уровня образования, у мужчин в каждой группе уровень стресса был выше, чем у женщин. Рассматривая профессиональный уровень, необходимо отметить, что в нашей

популяции достоверно больше мужчин, испытывающих стресс дома, в группе рабочих среднего физического труда, чем женщин, что можно объяснить также и тем, что в популяции в целом в этой группе больше мужчин (63,3%), чем женщин (36,7%). Однако как у мужчин, так и у женщин не наблюдалось увеличения риска развития АГ среди лиц, испытывающих стресс в семье и отличающихся по уровню образования и профессиональному уровню.

В нашем исследовании 16-летний риск развития АГ среди лиц, испытывающих стресс в семье, был выше у мужчин (ОР = 2,24), чем у женщин (ОР = 1,39), с учётом социальных параметров риск снизился, тем не менее, у мужчин (ОР = 1,9) риск АГ остался выше, чем у женщин (ОР = 1,37). Однако в возрастной группе 45-54 лет риск АГ был выше только у женщин (ОР = 2,86). Объяснить это можно тем, что большинство людей пытаются совместить в рамках одного дня и работу и дом, и это становится

источником стресса. Дом превратился в рабочее место, где существуют весьма жесткие требования [18], и без достаточно мощной поддержки стресс дома, скорее всего, будет приводить к увеличению выработки кортизола, повышению АД и в итоге повышать риск развития АГ [5, 19, 20].

Заключение

Уровень высокого, так и среднего уровня стресса в семье был выше среди мужчин (31,5% и 50,3% соответственно), чем среди женщин (20,9% и 48,2%). Наиболее высокий уровень стресса в семье наблюдался у мужчин в возрастной группе 55-64 лет (39,3%), у женщин в возрастной группе 45-54 лет (22,9%).

Наиболее высокий уровень стресса в семье испытывали овдовевшие мужчины (30%) и овдовевшие женщины (22,5%). Во всех группах, отличающихся по уровню образования, уровень высокого стресса в семье был выше у мужчин в сравнении с

женщинами. Рабочих среднего физического труда мужчин (35,9%), испытывающих стресс в семье, было больше, чем женщин (20,3%).

В течение 16-летнего периода среди лиц, испытывающих стрессовые ситуации в семье, риск развития АГ был выше у мужчин (ОР = 2,24), чем у женщин (ОР = 1,39).

Конфликт интересов

Е.А. Громова заявляет об отсутствии конфликта интересов. И.В. Гагулин заявляет об отсутствии конфликта интересов. А.В. Гафарова заявляет об отсутствии конфликта интересов. Д.О. Панов заявляет об отсутствии конфликта интересов. В.В. Гафаров заявляет об отсутствии конфликта интересов.

Финансирование

Авторы заявляют об отсутствии финансирования исследования.

Информация об авторах

Громова Елена Алексеевна, доктор медицинских наук, ведущий научный сотрудник лаборатории социологических и психологических проблем терапевтических заболеваний Научно-исследовательского института терапии и профилактической медицины - филиала Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Федеральный исследовательский центр Институт цитологии и генетики Сибирского отделения Российской академии наук», межведомственной лаборатории эпидемиологии сердечно-сосудистых заболеваний, Новосибирск, Российская Федерация;

Гагулин Игорь Вячеславович, старший научный сотрудник лаборатории социологических и психологических проблем терапевтических заболеваний Научно-исследовательского института терапии и профилактической медицины - филиала Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Федеральный исследовательский центр Институт цитологии и генетики Сибирского отделения Российской академии наук», межведомственной лаборатории эпидемиологии сердечно-сосудистых заболеваний, Новосибирск, Российская Федерация;

Гафарова Альмира Валерьевна, кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник лаборатории социологических и психологических проблем терапевтических заболеваний Научно-исследовательского института терапии и профилактической медицины - филиала Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Федеральный исследовательский центр Институт цитологии и генетики Сибирского отделения Российской академии наук», межведомственной лаборатории эпидемиологии сердечно-сосудистых заболеваний, Новосибирск, Российская Федерация;

Панов Дмитрий Олегович, кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник лаборатории социологических и психологических проблем терапевтических заболеваний Научно-исследовательского института терапии и профилактической медицины - филиала Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Федеральный исследовательский центр Институт цитологии и генетики Сибирского отделения Российской академии наук», межведомственной лаборатории эпидемиологии сердечно-сосудистых заболеваний, Новосибирск, Российская Федерация;

Author Information Form

Gromova Elena A., PhD, leading researcher at the Laboratory of Sociological and Psychological Issues of Therapeutic Diseases of Scientific-Research Institute of Therapy and Prevention Medicine, Research Institute of Cytology and Genetics SB RAS, Interdepartment Laboratory of Epidemiology of Cardiovascular Diseases, Novosibirsk, Russian Federation;

Gagulin Igor V., senior researcher at the Laboratory of Sociological and Psychological Issues of Therapeutic Diseases of Scientific-Research Institute of Therapy and Prevention Medicine, Research Institute of Cytology and Genetics SB RAS, Interdepartment Laboratory of Epidemiology of Cardiovascular Diseases, Novosibirsk, Russian Federation;

Gafarova Alfira V., PhD, senior researcher at the Laboratory of Sociological and Psychological Issues of Therapeutic Diseases of Scientific-Research Institute of Therapy and Prevention Medicine, Research Institute of Cytology and Genetics SB RAS, Interdepartment Laboratory of Epidemiology of Cardiovascular Diseases, Novosibirsk, Russian Federation, Novosibirsk, Russian Federation;

Panov Dmitry O., PhD, senior researcher at the Laboratory of Sociological and Psychological Issues of Therapeutic Diseases of Scientific-Research Institute of Therapy and Prevention Medicine, Research Institute of Cytology and Genetics SB RAS, Interdepartment Laboratory of Epidemiology of Cardiovascular Diseases, Novosibirsk, Russian Federation, Novosibirsk, Russian Federation;

E.A. Gromova et al. 49

Гафаров Валерий Васильевич, доктор медицинских наук, профессор, руководитель лаборатории социологических и психологических проблем терапевтических заболеваний Научно-исследовательского института терапии и профилактической медицины - филиала Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Федеральный исследовательский центр Институт цитологии и генетики Сибирского отделения Российской академии наук», руководитель межведомственной лаборатории эпидемиологии сердечно-сосудистых заболеваний, Новосибирск, Российская Федерация.

Gafarov Valery V., PhD, Professor, Head of the Laboratory of Sociological and Psychological Issues of Therapeutic Diseases of Scientific-Research Institute of Therapy and Prevention Medicine, Research Institute of Cytology and Genetics SB RAS, Interdepartment Laboratory of Epidemiology of Cardiovascular Diseases, Novosibirsk, Russian Federation, Novosibirsk, Russian Federation.

Вклад авторов в статью

ГЕА - существенный вклад в концепцию и дизайн исследования, написание статьи, утверждение окончательной версии для публикации, полная ответственность за содержание;

ГИВ - интерпретация данных исследования, корректировка статьи, утверждение окончательной версии для публикации, полная ответственность за содержание;

ГАВ - получение данных исследования, корректировка статьи, утверждение окончательной версии для публикации, полная ответственность за содержание;

ПДО - интерпретация данных исследования, корректировка статьи, утверждение окончательной версии для публикации, полная ответственность за содержание;

ГВВ - существенный вклад в концепцию и дизайн исследования, корректировка статьи, утверждение окончательной версии для публикации, полная ответственность за содержание.

Author Contribution Statement

GEA - development of the concept and study design, manuscript writing, approval of the final version, fully responsible for the content;

GIV - data interpretation, editing, approval of the final version, fully responsible for the content;

GAV - collection of the research data, editing, approval of the final version, fully responsible for the content;

PDO - data interpretation, editing, approval of the final version, fully responsible for the content;

GVV - significant contribution to the concept and design of the study, editing, approval of the final version, fully responsible for the content.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. August K.J., Sorkin D.H. Marital status and gender differences in managing a chronic illness: the function of health-related social control. Soc Sci Med. 2010;71:1831-1838. DOI: 10.1016/j.socscimed.2010.08.022.

2. Coyne J.C., Rohrbaugh M.J., Shoham V. et al. Prognostic importance of marital quality for survival of congestive heart failure. Am J Cardiol. 2001;88:526-529.

3. Ben-Shlomo Y. G., Smith D., Shipley M., Marmot M.G. Magnitude and causes of mortality differences between married and unmarried men. J Epidemiol Community Health. 1993; 47:200-205.

4. Holt-Lunstad J., Birmingham W., Jones BQ. Is there something unique about marriage? The relative impact of marital status, relationship quality, and network social support on ambulatory blood pressure and mental health. Ann Behav Med. 2008;35:239-244.

5. Гафаров В.В., Громова Е.А., Кабанов Ю.Н., Гагулин И.В. Личность и её взаимодействие с социальной средой: непроторенная дорога. Новосибирск: из-во СО РАН; 2008.

6. Kiecolt-Glaser J., Newton TL. Marriage and health: his and hers. Psychol Bull. 2001;127:472-503.

7. Sbarra D.A., Law R.W., Lee L.A. Marital dissolution and blood pressure reactivity: evidence for the specificity of emotional intrusion-hyperarousal and task-rated emotional difficulty. Psychosom Med. 2009;71:532-540.

8. Бритов А.Н., Елисеева Н.А., Деев А.Д., Шальнова С.А., Колесникова Т.С. Изучение социально-экономических факторов в развитии сердечно-сосудистых заболеваний на примере скрининга 4-х городов Московской области. Российский кардиологический журнал. 2001;5:34-37.

9. WHO MONICA Project prepared by Kuulasmaa K. et al. Baseline population survey data book. Helsinki; 1990.

10. WHO Proposal for the Multinational Monitoring of Trends in cardiovascular disease. - Geneva; 1985

11. World Health Organization. MONICA Psychosocial Optional Study. Suggested Measurement Instruments. Copenhagen: WHO Regional Office for Europe; 1988

12. Tunstall-Pedoe H. The World Health organization MONICA project (monitoring trends and determinants in cardiovascular disease): A major international collaboration. Journal of Clinical Epidemiology.1988;41:105-114.

13. SPSS: искусство обработки информации. Анализ статистических данных и восстановление скрытых закономерностей: Пер. с нем. Ахим Бююль, Петер Цёфель. СПб.: ООО «DiaSofTOn»; 2002.

14. Glants С. Biomedical statistics. Transl. From eng. Moscow; 1998.

15. Cox D.R."Regression Models and Life Tables". Journal of the Royal Statistical Society Series B. 1972;34:187-220.

16. O'Donnell L. Mogul, Mom, & Maid: The Balancing Act of the Modern Woman. Abingdon: Routledger; 2013.

17. Damaske S., Smyth J., Zawadzki M. J. Has Work Replaced Home as a Haven? Examining Arlie Hochschild's Time Bind Proposition. Social Science and Medicine.2014;115:130-138.

18. Norton M.C., Smith K.R., 0stbye T., Tschanz J.T., Schwartz S., Corcoran C., Breitner J.C., Steffens D.C., Skoog I., Rabins P. V., Welsh-Bohmer K.A.; Cache County Investigators. Early parental death and remarriage of widowed parents as risk factors for Alzheimer disease: the Cache County study. Am J Geriatr Psychiatry. 2011;19(9):814-24. DOI: 10.1097/ JGP.0b013e3182011b38.

19. Гафаров В.В., Пак В.А., Гагулин И.В., Гафарова А.В. Психология здоровья населения в России. Новосибирск; 2002.

20. Гафаров В.В., Пак В.А., Гагулин И.В., Гафарова А.В. Эпидемиология и профилактика хронических неинфекционных заболеваний в течение 2-х десятилетий и в период социально-экономического кризиса в России. Новосибирск; 2000.

REFERENCES

1. August K.J., Sorkin D.H. Marital status and gender health-related social control. Soc Sci Med. 2010;71:1831-1838. differences in managing a chronic illness: the function of DOI: 10.1016/j.socscimed.2010.08.022.

2. Coyne J.C., Rohrbaugh M.J., Shoham V. et al. Prognostic importance of marital quality for survival of congestive heart failure. Am J Cardiol. 2001;88:526-529.

3. Ben-Shlomo Y. G., Smith D., Shipley M., Marmot M.G. Magnitude and causes of mortality differences between married and unmarried men. J Epidemiol Community Health. 1993; 47:200-205.

4. Holt-Lunstad J., Birmingham W., Jones BQ. Is there something unique about marriage? The relative impact of marital status, relationship quality, and network social support on ambulatory blood pressure and mental health. Ann Behav Med. 2008;35:239-244.

5. Gafarov V.V., Gromova E.A., Kabanov YU.N., Gagulin I.V. Lichnost' i eyo vzaimodejstvie s social'noj sredoj: neprotorennaya doroga. Novosibirsk; 2008. (In Russian).

6. Kiecolt-Glaser J., Newton TL. Marriage and health: his and hers. Psychol Bull. 2001;127:472-503.

7. Sbarra D.A., Law R.W., Lee L.A. Marital dissolution and blood pressure reactivity: evidence for the specificity of emotional intrusion-hyperarousal and task-rated emotional difficulty. Psychosom Med. 2009;71:532-540.

8. Britov A.N., Eliseeva N.A., Deev A.D., Shalnova S.A., Kolesnikova T.S. A study of social and economical factors in the development of cardiovascular diseases with a screening of 4 towns in the Moscow region. Russian Journal of Cardiology. 2001;5:34-37. (In Russian).

9. WHO MONICA Project prepared by Kuulasmaa K. et al. Baseline population survey data book. Helsinki; 1990.

10. WHO Proposal for the Multinational Monitoring of Trends in cardiovascular disease. - Geneva; 1985

11. World Health Organization. MONICA Psychosocial Optional Study. Suggested Measurement Instruments. Copenhagen: WHO Regional Office for Europe; 1988

12. Tunstall-Pedoe H. The World Health organization MONICA project (monitoring trends and determinants in cardiovascular disease): A major international collaboration. Journal of Clinical Epidemiology. 1988;41:105-114.

13. SPSS: art processing. Analysis of statistical data and restore hidden patterns: Transl. by German Ahim Bjujul', Peter Cjofel'. Sankt-Peterburg; 2002. (In Russian).

14. Glants C. Biomedical statistics. Transl. From eng. Moscow; 1998.

15. Cox D.R."Regression Models and Life Tables". Journal of the Royal Statistical Society Series B. 1972;34:187-220.

16. O'Donnell L. Mogul, Mom, & Maid: The Balancing Act of the Modern Woman. Abingdon: Routledger; 2013.

17. Damaske S., Smyth J., Zawadzki M. J. Has Work Replaced Home as a Haven? Examining Arlie Hochschild's Time Bind Proposition. Social Science and Medicine.2014; 115:130-138.

18. Norton M.C., Smith K.R., 0stbye T., Tschanz J.T., Schwartz S., Corcoran C., Breitner J.C., Steffens D.C., Skoog I., Rabins P. V., Welsh-Bohmer K.A.; Cache County Investigators. Early parental death and remarriage of widowed parents as risk factors for Alzheimer disease: the Cache County study. Am J Geriatr Psychiatry. 2011;19(9): 814-24. DOI: 10.1097/ JGP.0b013e3182011b38.

19. Gafarov V.V., Pak V.A., Gagulin I.V., Gafarova A.V. Psihologiya zdorov'ya naseleniya v Rossii. Novosibirsk; 2002. (In Russian).

20. Gafarov V.V., Pak V.A., Gagulin I.V., Gafarova A.V. EHpidemiologiya i profilaktika hronicheskih neinfekcionnyh zabolevanij v techenie 2-h desyatiletij i v period social'no-ehkonomicheskogo krizisa v Rossii. Novosibirsk; 2000. (In Russian).

Для цитирования: Е.А. Громова, И.В. Гагулин, А.В. Гафарова, Д.О. Панов, В.В. Гафаров. Гендерные особенности риска развития артериальной гипертензии у населения со стрессом в семье в России/Сибири (программа ВОЗ «MONICA-психосоциальная»). Комплексные проблемы сердечно-сосудистых заболеваний. 2018; 7 (4): 41-50. DOI: 10.17802/2306-1278-2018-7-4-41-50

To cite: E.A. Gromova, l.V. Gagulin, A.V. Gafarova, D.O. Panov, V.V. Gafarov. Gender differences in the risk profile of arterial hypertension in the general population with family stress in Russia/Siberia (WHO MONlCA-psychosocial program). Complex Issues of Cardiovascular Diseases. 2018; 7 (4): 41-50. DOl: 10.17802/2306-1278-2018-7-4-41-50

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.