Научная статья на тему 'Газета «Братский листок» епископа Гермогена (долганова) как составляющая епархиального управления (1904-1912 гг. )'

Газета «Братский листок» епископа Гермогена (долганова) как составляющая епархиального управления (1904-1912 гг. ) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
130
71
Поделиться
Ключевые слова
РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ / СИНОДАЛЬНЫЙ ПЕРИОД / ЦЕРКОВНАЯ ПРЕССА / ЕПИСКОП ГЕРМОГЕН (ДОЛГАНОВ) / «БРАТСКИЙ ЛИСТОК» / САРАТОВСКАЯ ЕПАРХИЯ / BISHOP HERMOGEN (DOLGANOV) / “FRATERNAL LEAFLET”

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Мраморнов Александр Игоревич

Рассматривается история газеты «Братский листок», выпускавшейся в 1904-1912 гг. в Саратовской епархии по инициативе епископа Гермогена (Долганова), как составляющей процесса церковного управления в регионе. Затронут вопрос о месте газеты в информационной деятельности Церкви и типологии дореволюционных религиозных изданий. Рассмотрены виды публикаций «Братского листка» и их значения для деятельности епархии.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Мраморнов Александр Игоревич,

The Newspaper “Fraternal Leaflet” of Bishop Hermogen (Dolganov) as the Component of Eparchial Administration, 1904-1912

The history of the newspaper “Fraternal leaflet”, published in Saratov diocese on bishop’s Hermogen (Dolganov) initiantive in 1904-1912, is examined in this article as the component of ecclesiastical administration in the region. The author touches upon the issue of the newspaper’s place in the informational activity of the Russian Orthodox Church and the typology of the pre-revolutionary religious periodicals. The types of the “Fraternal leaflet’s” publications and their importance for the diocese’s activity are also examined.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Газета «Братский листок» епископа Гермогена (долганова) как составляющая епархиального управления (1904-1912 гг. )»

А. И. Мраморное

газета «братский листок» епископа гермогена (долганова) как составляющая епархиального управления

(1904-1912 гг.) *

Как и для всего российского общества предреволюционного периода в начале XX в., для Русской Церкви особое значение приобрели средства массовой информации. На фоне общего роста исследовательского интереса к церковной истории в современной научной литературе не выглядит случайным и то, что историки обратились к анализу дореволюционной церковной периодики. В частности, большой вклад в ее изучение внес петербургский исследователь К. Е. Нетужилов, являющийся автором целого ряда статей и докторской диссертации, посвященных именно православной периодике 1

В трудах К. Е. Нетужилова основной упор сделан на период становления периодической печати Русской Церкви в XIX в. При этом небольшое значение придается журналам и газетам Церкви в бурный пред-, меж- и революционный период. Важно для темы нашего исследователя отметить и определенную терминологическую путаницу в работах исследователя: такой основной для дореволюционной России тип регионального церковного периодического издания, как епархиальные ведомости, называется автором как журналом, так и газетой. В более ранних работах тот же исследователь более уверенно называет «ведомости» газетой 2.

В связи с этим стоит сразу пояснить: епархиальные ведомости — это несомненно журнал и только журнал. Если мы обратимся к основным словарям русского языка — В. И. Даля, Д. Н. Ушакова и др., то можем легко уяснить разницу между журналом и газетой. Критерием служит периодичность и внешняя форма издания. По опреде-

* Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 12-31-01214/12).

1 Нетужилов К. Е. История церковной журналистики в России XIX — начала XX века.— СПб., 2009. См. нашу рецензию на эту монографию: Мраморное А. И. Церковная печать обретает историю // Церковь и время.— 2010. № 4 (53).— С. 241-247.

2 Нетужилов К. Е. Епархиальная периодическая печать в дореволюционной России // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена.— 2006.— Т. 7.— № 21-1.— С. 174-182.

Вестник Русской христианской гуманитарной академии. 2013. Том 14. Выпуск 1

41

лению Ушакова газета — это издание чаще всего ежедневное, выходящее листами. Журнал выходит реже и не листами, а книжками. У Даля находим уточнение понятия «журнал»: «повременное издание, недельное, месячное (выделено мною.— А. М.), выходящее по установленным срокам» 3. «Епархиальные ведомости», как правило, выходили от одного раза в неделю до одного раза в месяц и переплетались в виде книжек, то есть были классическим журналом 4.

Нам важно было привести эти данные не ради критики труда исследователя, а в качестве подтверждения важности изучения именно церковных газет, с одной стороны, как исторического источника, с другой — как явления церковной жизни, потенциал которого был столь велик, что оно, на наш взгляд, могло становиться средством управления.

При этом церковная газета, в отличие от газеты светской, была достаточно редким явлением дореволюционной жизни. По данным К. Е. Нетужилова в межреволюционный период 1905-1917 гг. издавалось, кроме 142 церковных журналов и 39 листков, всего 20 церковных газет 5. Многие из них, только возникнув, исчезали. При этом светские газеты (как общероссийского, так и регионального масштаба) могли выходить десятилетиями и не терять читательского интереса. Кажется, что цифровые данные, приведенные исследователем, вряд ли подвергнутся в процессе дальнейших изысканий серьезной корректировке: чисто церковных газет действительно было мало, о чем свидетельствуют и каталоги газетных федеральных библиотек. Конечно, имеется достаточно тонкая грань между правомонархическими, право-партийными и церковными газетами: по содержанию публикуемого материала они могли быть близки друг другу, однако предложенный уже в науке критерий поможет в этом разобраться: церковными могут быть названы те газетные издания, которые создавались или редактировались высшим или приходским духовенством, профессурой духовных учебных заведений (как в революционный период «Всероссийский церковно-общественный вестник»), мирянами — членами церковнообщественных организаций (братств, сестричеств и т. п.).

Учитывая сказанное, газету «Братский листок», издававшуюся в Саратове в 1904-1912 гг. можно считать уникальной. Эта газета имела, особенно в отдельные периоды своего существования, кроме церковной, и политическую направленность, но в целом это был епископский, а значит и епархиальный печатный орган.

Ранее автору настоящей статьи приходилось обращаться к газете «Братский листок» для характеристики церковно-общественной жизни в Саратовском Поволжье в годы управления епархией епископом Гермогеном (Долгановым) и для изучения биографии самого святителя 6. Представляется не менее важным обратить внимание

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3 Использованы электронные варианты словарей, доступные для пользователей на http:// slovari.yandex.ru.

4 Иные исследователи, избирая предметом своего научного рассмотрения «православные периодические издания», а в хронологию включая начало XX в., могут ни словом не обмолвиться о существовании и роли листков и газет и разбирают только отдельные журналы. См. яркий пример: Кузоро К. А. Православные периодические издания в культурном и научном пространстве России (вторая половина XIX — начало XX в.) // Вестник Томского государственного университета.— 2011.— № 1.— С. 71-80.

5 Нетужилов К. Е. История церковной журналистики... С. 246.

6 Мраморнов А. И. «Братский листок» епископа Гермогена и характер общественно-проповеднической деятельности саратовского духовенства в 1907-1911 гг. // Провинциальное духовенство дореволюционной России. Сб. науч. тр.— Тверь, 2005.— Вып. 1.— С. 62-83; Его же. Церковная и общественно-политическая деятельность епископа Гермогена (Долганова, 1858-1918).— Саратов, 2006.

на газету и ее материалы с точки зрения строя и проблем епархиального управления того периода, хотя, безусловно, в этих подходах будут и точки соприкосновения.

В условиях отсутствия иных действенных средств массовой информации печатные органы в России начала XX в.— в стране, в которой усиливались не только экономические и политические, но и культурные, религиозные, нравственные противоречия — становились методом влияния и, стало быть, управления некоторыми процессами, в том числе епархиальной жизни.

Исследователи часто пишут о тех бюрократических тисках, в которые Церковь была зажата в синодальный период, размышляют о неканоничности синодального строя управления. В настоящей статье мы не преследуем цели даже касаться этих дискуссий, однако о них стоит упомянуть потому, что отставание церковной организации от вызовов времени в полной мере ощущалось в начале XX в. Очевидно, что это отставание было связано с существующими проблемами строя церковного управления. Одним из признаков такого отставания в конце XIX в. было, например, то, что в Церкви едва-едва начали проводиться совещания архиереев и съезды духовенства с обсуждением насущных проблем 7, между тем как в сфере светского управления вовсю уже совещались и развивали самоуправление земские и городские активисты. То же было и в сфере печати: если государство, некоторые научные и культурные корпорации, бизнес того времени, стали в пореформенную эпоху обладать значительными ресурсами для выпуска ежедневных многополосных газет, то для Церкви и в начале XX в. достижением стал выпуск четырехполосного листка.

Именно такое издание представляла собой газета «Братский листок», появившийся в самый канун первой русской революции, в конце 1904 г. Создание этого печатного органа напрашивалось не только в связи с политическими событиями в стране, с надвигавшейся протестно-революционной бурей, но и в контексте предшествующей деятельности епископа Гермогена как архиерея Саратовской епархии (сначала, с 1901 г., викарного Вольского, потом, с 1903 г., и правящего Саратовского и Царицынского), который за достаточно короткий срок решил вопросы организации архиерейского дома в Вольске, строительства нового здания Вольского духовного училища, открытия церковно-приходских школ на тех приходах, где они ранее не были созданы, а став епархиальным архиереем, развил весьма активную деятельность, связанную и с постоянными поездками по огромной епархии, крайние точки которой находились друг от друга на расстоянии более чем 500 верст 8, и с активным присутствием в сфере общественной жизни и публичных дискуссий.

Формальная подчиненность приходов, благочиний в епархиях Русской Церкви в дореволюционный период вовсе не означала высокую степень управляемости. Особенно незначительной была степень влияния архиерея на паству, даже на тех людей, которые не попадали под влияние секуляризационных процессов того времени, а с внешней стороны оставались верными Церкви (прежде всего, речь идет об огромной крестьянской массе).

Повышение уровня грамотности населения подсказывало, что печать будет одним из важнейших средств повышения управляемости, в том числе в церковной сфере. Но, конечно, епископу надо было, прежде всего, влиять и на духовенство, показывать

7 См. об этом: Кравецкий А. Г. Церковная миссия в эпоху перемен (между проповедью и диалогом).— М., 2012.— С. 15-17.

8 О раннем периоде служения епископа Гермогена см. подробнее: Мраморнов А. И. Церковная и общественно-политическая деятельность... С. 102-112.

ему своим примером принципы служения, а также позицию, которую надо было занимать. Представляется, что эти соображения в том или ином варианте имелись в сознании епископа Гермогена при создании «Братского листка».

Первые четыре номера издания, вышедшие в конце 1904 — начале 1905 гг., в миссионерских и ознакомительных целях распространялись бесплатно. Учредителем газеты формально было саратовское Братство святого Креста (и Общество религиозно-нравственного просвещения при нем), действовавшее с рубежа 1860-х и 1870-х годов и ранее выпускавшее различные листки миссионерского содержания: всего к 1905-1906 гг. им было издано около 50 наименований листков и 25 брошюр 9. Редакция отмечала, что новое издание — это «новые листки большого формата, на лучшей бумаге, выходят правильно, два раза в неделю, по четвергам и воскресеньям».

Издатели газеты отмечали падение религиозно-нравственного уровня в русском обществе и занятость людей, даже тех, кто желают посвятить свое свободное время Богу. Но и последним, считали они, не хватает времени (а зачастую, можно добавить, и элементарный образованности) читать большие книги. Идея православия, монархии и религиозно-нравственного воспитания рассматривалась как триединая 10, проповедовать ее предстояло в «коротеньком листке», занимающем очень мало времени для прочтения. С другой стороны, объяснение о «коротеньком листке» было некоторым оправданием, и следует сказать, что средств и пишущих сил на полноценную газету у епархии просто не хватало.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

На церемонии официального открытия, или говоря современным термином, презентации «Братского листка», 25 января 1905 г., епископ Гермоген обозначил его задачи следующим образом: «Будем надеяться, что наш орган вызовет сочувствие к задачам Братства (святого Креста.— А. М.) в наших сотрудниках на ниве Божией во всех, даже самых отдаленных концах нашей епархии, найдет живой отклик в сердцах их и привлечет их к дружной и совместной работе в созидании духовного блага нашей паствы, ограждения Святой Православной Церкви и отечества нашего от внешних и внутренних врагов их» и.

Главной целью газеты объявлялась защита православия. «Кроме того “Братский листок” имеет в виду отводить возможно более места явлениям местной церковно-бытовой жизни не только г. Саратова, но и всей епархии, что представляется чрезвычайно важным для самопознания и для разумной борьбы с теми или иными недочетами нашего церковного быта» 12.

Редакторами «Братского листка» в разное время состояли Н. П. Домнин и известные саратовские протоиереи П. А. Позднев и И. П. Кречетович. В соответствии с программой издания, представленной в 1908 г. в Главное управление по делам печати кроме «хроники общей и местной» предполагалась также публикация на следующие темы: религиозно-нравственные, патриотические, бытовые; печатались телеграфные известия и даже «литературные заметки» 13. «Братский листок» распространялся

9 От Совета Саратовского общества религиозно-нравственного просвещения при братстве св. Креста // Братский листок (далее — БЛ).— 1907.— № 21.

10 От редакции // БЛ.— 1904.— № 1.— С. 1-2.

11 Духовное торжество в редакции «Братского листка» // БЛ.— 1905.— № 11.— С. 1.

12 Листовка «От редакции “Братского листка”».— Саратов, 1905.

13 Об издании газеты «Братский листок» // Российский государственный исторический архив (далее — РГИА).— Ф. 776.— Оп. 21.— Д. 144.— Л. 2.

по Саратову, по всей губернии, поступал также и в соседние губернские города (например, в Астрахань, где действовала дружественная епископу Гермогену монархическая партия Н. Н. Тихановича-Савицкого).

В период своего существования газета пережила несколько этапов развития. Применительно к изучаемой форме, на наш взгляд, они выглядят так:

— конец 1904 — середина 1906 гг.— становление газеты, характерна низкая степень информативности;

— вторая половина 1906 г.— газета не выходила;

— 1907 — август 1908 гг.— газета возобновляется под названием «Братский листок», а потом переименовывается в «Россиянин» с увеличением количества партийно-политических публикаций;

— август 1908 — конец 1911 гг.— период регулярного выхода газеты, повышения ее влияния и информативности;

— начало 1912 г.— угасание и прекращение выхода газеты.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Следует рассмотреть различные типы материалов, публиковавшихся в газете и имевших (либо способных иметь) ощутимое влияние на духовенство и паству епархии, а значит и являвшихся средством епархиального управления. Лишь при такой классификации и возможно предпринять попытки показать роль газеты в епархиальном управлении.

Со всей уверенностью в свете изучаемой темы важнейшим типом материалов, публиковавшихся в «Братском листке», следует признать епархиальные хроники. Уже в 1905 г. в газете наряду с общественно-политическими и полемическими материалами стали публиковаться епархиальные хроники — сообщения о посещениях епископом тех или иных учреждений, школ епархиального центра и уездов. Впрочем, подобные публикации в 1905-1906 гг. были достаточно сдержанными и выдержанными в духе прежних «епархиальных ведомостей». Дело в том, что тогда же, в 1905 г., епископ Гермоген реформирует и епархиальный официальный орган: на смену «Саратовским епархиальным ведомостям» приходит «Саратовский духовный вестник». По формату преобразованный журнал почти приближался к газете, и в 1905-1906 гг. по своему содержанию и типу «Братский листок» и «духовный вестник» сходятся с той лишь разницей, что в «Листке» содержались материалы и на политические темы и почти не было официальных известий, а «Вестник» продолжал публикации необходимой служебной информации. Позже стало ясно, что «Саратовский духовный вестник» должен был оставаться в рамках официоза, для которого уже давно, ранее выходившими «епархиальными ведомостями» и центральными «Церковными ведомостями» был выработан некий канон. В «Братском листке» отступления от этого канона были возможны. Именно поэтому становится возможным создавать образ епископа, близкого к епархиальному духовенству и пастве.

Именно через хроники «команда» епископа Гермогена создавала определенный образ святителя. Неудивительно, что, начиная с периода второго переименования газеты (в 1908 г., из «Россиянина» обратно в «Братский листок»), в газете начинают работать штатные хроникеры. Данную должность в разное время занимали священник Павел Беляев (часто подписывавшийся псевдонимом «П. Б.»), священник Константин Леонидов, священник Александр Мраморнов и некоторые другие пастыри епархии 14.

14 Написанные им для «Братского листка» хроники опубликованы нами, см: Мраморнов А. И., свящ. Сочинения: Записки, епархиальные хроники, публицистика / Ред.-издатель А. И. Мраморнов.— Саратов, 2005.

Можно сказать, что они входили «в команду» епископа Гермогена и постоянно освещали его служение, его поездки по епархии.

Почти каждая хроника, в которой освещалось служение архиерея, содержала смысл произнесенной им проповеди или обращенного к кому-либо слова. Часто хроникеры характеризовали такое слово как «прекрасное и прочувствованное» 15. От традиционно публиковавшихся в епархиальной печати отточенных и многократно отредактированных епископских проповедей эти переданные хроникерами проповеди отличались живостью и жизненностью. Иногда автор хроники характеризовал настроение присутствующих, как правило упоминая о сосредоточенном и внимательном выслушивании речи архипастыря. Именно так в газете предпринималась попытка создать образ народного архиерея.

К епархиальным хроникам примыкают размещавшиеся в газете материалы пастырских и миссионерских бесед. Эти беседы стали, особенно с 1908 г. регулярными, часто устраивались в формате общедоступных лекций. Издатели газеты осознавали, что публикация материалов таких публичных встреч в печатном органе позволит привлечь к ним еще большее внимание. Видимо, так и происходило, поскольку авторы газетных отчетов о таких пастырских беседах очень часто отмечали, что зал (встречи проходили в народной аудитории, а также в музыкальной училище — будущей Саратовской консерватории) оказывался заполненным или даже переполненным. Так, на семнадцатой пастырской беседе в 1908 г. «зал и хоры были переполнены самой разнообразной публикой до возможной тесноты» 16. Беседы проходили и в уездных городах, например в г. Балашове, причем они также освещались в газете, что увеличивало эффект от их проведения. Интересно, что нетерпимость епископа Гермогена и редакции «Братского листка» к либералам, социалистам, атеистам и активно возбуждаемый ими еврейский вопрос не исключали того, что газета особо отмечала присутствие на пастырских беседах евреев и мусульман 17.

Подробно газетой освещалась деятельность епархиальных учреждений и управленческих структур. Так, подробно освещались епархиальные съезды 1908, 1909 и 1910 гг. Решения съездов издавались потом отдельными брошюрами, а в светских газетах Саратова появлялись заметки со сведениями о подобных епархиальных событиях с позиций постороннего, а иногда и с критикой действий духовенства, но ни в брошюрах, ни в «Саратовском листке», «Саратовским вестнике» или других общественных изданиях не передавались пусть еще скромные, но всё же имевшие место дискуссии. Стоит привести наглядный пример напечатанного на страницах «Братского листка» подобного обсуждения — по животрепещущему вопросу обучения детей духовенства:

Вечернее заседание 9 октября

Дебатируется вопрос об открытии 3-го параллельного класса при духовной семинарии.

Поднимаются рассуждения о том, что ассигновать требуемую сумму можно, но с непременным условием, чтобы дети были приняты и в общежитие семинарии.

В этом роде делается и постановление.

15 См., например: БЛ.— 1908.— № 179.— С. 3.

16 П. Б. Семнадцатая пастырская беседа // БЛ.— 1908.— № 176.— С. 1.

17 П. Б. Шестнадцатая пастырская беседа // БЛ.— 1908.— № 170.— С. 1.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Единственный протест раздался со стороны священника Д. Славина:

— Не открывать!

— Почему?

— Итак расходов много.

Но возмущенные таким протестом отцы и просили, и молили не делать жестокого, губящего их детей, грозящего изгнаний их детей, грозящего изгнанием последних из семинарии, постановления.

— Не только 3-й параллельный, но мы просим вас, то же не застрахованных в будущем от такого же трагического положения, ассигновать необходимую сумму и на 4-й класс, чтобы в будущем наши детки вновь не очутились в таком тяжелом положении пасынков семинарии. Несем такие же расходы, служив в одной епархии, а правами пользуемся другими, или вернее никакими.

Постановили необходимую сумму в текущем году ассигновать на три последние месяца, а равно и ту сумму, какая потребуется и на будущий год, чтобы обучение детей шло без конфликтов.

Вновь протест о. Славина, и вновь взволнованные голоса заставляют его замолчать 18.

Кажется, не стоит специально доказывать, сколь ценны подобные публикации газеты для современных исследователей епархиального управления, но важно обратить внимание и на то, что подобные материалы неофициального характера, не содержащие журналистских сплетен, а являвшиеся достоверными записями о ходе съезда, были интересны епархиальному духовенству, ведь епархиальный съезд распределял местные церковные финансы. В конечном счете, от решений съезда зависело финансирование тех или иных епархиальных учреждений, выделение тех или иных пособий. Вряд ли можно говорить, что дискуссия на съездах того времени была полностью свободной и подлинно соборной, однако именно публикация их деяний, по всей вероятности, содействовала такому порядку.

Безусловно, материалы, публикуемые в «Братском листке», проходили тщательный отбор и соответствовали линии епископа Гермогена. Критика архиерея, конечно, не допускалась на страницах газеты. И даже, например, сообщение о ревизии епархии архиепископом Нижегородским Назарием в 1909 г. было дано в газете в виде опровержения сообщения «Саратовского листка» о том, что ревизия продлится не менее месяца. Подчеркивалось: «Ревизия Высокопреосвященного Назария — обычная ревизия, какие в последнее время часто назначаются Св. Синодом». Интересно, что это опровержение было подано за подписью «канцелярия саратовского епископа». В публикации «Саратовского листка» говорилось о лихорадочной подготовке к ревизии, которая якобы шла в консистории и архиерейском доме. На это канцелярия архиерея отвечала: «Как стало нам известно касательно консистории, а тем более о своей канцелярии мы можем сообщить, что в ней происходит сейчас обычная, спокойная, но не лихорадочная работа и что эта спокойная работа в канцелярии начала вестись уже более года, как раз с того времени, когда более или менее улеглось лихорадочное состояние, в котором волею — неволею находилась епархиальная власть под влиянием нападок местных газет и лиц из левого стана» 19. Сообщение, как кажется, прекрасно иллюстрирует особенности эпохи:

18 С. Н. И. Епархиальный съезд // БЛ.— 1909.— № 216.— С. 3.

19 По поводу приезда Высокопреосвященного Назария в Саратов для ревизии епархии // БЛ.— 1909.— № 130.— С. 4.

даже в официальное сообщение о делах епархиального управления вмешивались партийные настроения и разделения.

Другим важным аспектом информационной деятельности газеты как средства епархиального управления стало освещение этапов организации и развития епархиальных учреждений. «Братский листок» первоначально печатался городскими типографиями, но потом епископом Гермогеном было инициировано создание собственного «Союза печатного дела и продажи изданий» — аналога современных епархиальных издательских отделов, но обладавшего собственной типографией. 27 ноября 1908 г. состоялась экскурсия нескольких учеников городских церковно-приходских школ в типографию. Ее провел заведующий типографией «г[осподин] Леонов.., который любезно давал учащимся соответствующие подробные объяснения» 20. И раньше, и позже в газете появлялись сообщения и о других мероприятиях в «Союзе печатного дела». На наш взгляд, это способствовало созданию положительной роли местной Церкви в просвещении народа.

В одном из номеров «Братского листка» был опубликован проект здания богадельни св. Тита Чудотворца и Серафимовского вдовьего дома, первый взнос в 100 рублей на постройку которого незадолго до кончины прислал Иоанн Кронштадтский. Газета весной 1909 г. публиковала чертеж фасада здания и сообщала, что «если к лету сего 1908 г. соберется пожертвований до 5000 р., то к постройке будет приступлено в сем году» 21. Таким образом, газета становилась информационным сопровождением реальных планов и дел правящего архиерея.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Важной задачей газеты было распространение сведений о церковно-школьной жизни епархии. Регулярно на страницах издания встречались заметки и хроники о постройке и освящении новых школ, о принципах организации школьного дела на приходах епархии, а также о епархиальной церковно-певческой школе, которую основал в 1908 г. епископ Гермоген.

Считая миссию для изучаемого периода одним из ключевых направлений деятельности архиерея, а значит и важнейшей сферой епархиального управления, нельзя не упомянуть о «Братском листке» как миссионерском средстве. Так, с осени 1907 г. свою деятельность в городе усилили адвентисты: они арендовали дом для проведения религиозных бесед, развешивали афиши с объявлениями о них по всему городу, объявили Саратов центром «восточно-российского» округа своей «церкви». Православное духовенство ответило антисектантской проповедью, приступило к изучению секты адвентистов. Так, например, священник К. Добронравов представил на страницах «Россиянина» краткую историю и основные заблуждения «адвентистов как очередных врагов Православной Церкви» 22. Публикации против учений различных сект стали регулярно появляться на страницах газеты.

В начале 1911 г. «Братский листок» уделил большое внимание теме десятилетия служения епископа Гермогена в Саратовской епархии. Хотя по нормам дореволюционной России десятилетие не считалось юбилеем, эта годовщина была отмечена достаточно широко, что стало предметом освещения в епархиальной прессе и насмешек в светской газетной прессе. В то же время очевидно, что попытки сплочения духовенства вокруг личности архиерея через освещение юбилея его служения

20 Св. К. Д. Хроника // БЛ.— 1908.— № 173.— С. 4.

21 БЛ.— 1909.— № 46.— С. 2.

22 Добронравов К. Адвентисты в Саратове и их вероучение // Россиянин.— 1908.— № 34, 36.

в епархиальной газете стали возможностью сплочения вокруг него духовенства и паствы.

Тему общественной полемики «Братского листка» в свете епархиального управления не стоит разбирать в настоящем исследовании. Было ли участие в общественной полемике методом управления? В определенной степени — да, ведь меры архипастырского воздействия в хотя и в активно секуляризировавшемся, но все еще в своей массе христианском обществе были не просто сотрясанием воздуха, а поводом к действию или бездействию для очень многих людей.

В частности, «Братский листок» стал средством борьбы епископа Гермогена с театральными зрелищами и явлениями современной ему художественной литературы. Поскольку в прежних работах автора настоящей статьи сделан достаточно подробный анализ этих публикаций и связанных с ними событий, не стоит на них останавливаться, заметив лишь, что в них очень ярко проявилась возможность газеты как действенного средства управления и манипуляции. Следует также сказать, что политическая позиция газеты вызывала критику в обществе. «Саратовский “Братский Листок” непременно хочет, чтобы чтили его превыше св. Евангелия»,— писала в 1911 г. газета «Саратовский листок» 23.

Более того, наиболее острые публикации в «Листке» привлекли и государственную власть. Осенью 1908 г. епископу Гермогену грозило удаление с кафедры в связи с его конфликтом с саратовским губернатором, вылившимся и на страницы выпускаемой архиереем газеты. «Я телеграфировал губернатору, чтобы он не конфисковал “Братского листка”, в котором напечатана была эта телеграмма, так как предположено принять более серьезные меры»,— писал 9 октября 1908 г. председатель Совета министров П. А. Столыпин обер-прокурору Св. Синода П. П. Извольскому 24. Однако эти меры приняты не были: епископ остался на кафедре, а «Братский листок» продолжил выходить, хотя предполагавшийся к конфискации номер и содержал откровенно антистолыпинские выпады. К слову сказать, церковная газета особенно критиковала местную власть — в отдельных случаях губернатора, а еще чаще — городскую думу. Так, ей указывалось на недостатки в городском благоустройстве, а также на разрешение работы низкопробных трактиров накануне праздничных и воскресных дней, на то, что власть давала разрешение на размещения подобных заведений рядом с храмом. Так, один из корреспондентов газеты приводил картину субботнего вечера в районе храма Покрова Божией Матери на Горах:

.В то время, когда в храме совершается всенощное бдение, напротив храма саженях в 40, гремит музыка, раздается пьяное пение и неразрывное с ним русское сквернословие. Летом, когда в храме бывают отворены двери и окна, эти поганые звуки врываются в храм Божий и нарушают молитвенное настроение молящихся.

Около трактиров толпятся отрепанные бедные женщины. Это жены, матери, нередко дети рабочих, заранее собравшиеся у этих вертепов, чтобы, встретив своих мужей, идущих с субботнего расчета прямо в трактир и отобрать от них хотя часть недельного заработка; нередко весь недельный заработок пропивается в один вечер,— семье рабочего тогда грозит голод. Ужасные, часто дикие сцены происходят при этом. Слезы женщин, руготня их мужей, очень часто драки, вопль, детей — вот обычные субботние вечерние сцены у трактиров, а попозже валяющиеся пьяные тела. Многие из прихожан заявляли нам, что перестали ходить ко всенощной, боясь пьяных около трактиров, боясь их оскорблений;

23 Саратовский листок.— 1911.— № 239.

24 Столыпин П. А. Переписка.— М., 2004.— С. 293.

что эти околотрактирные сцены разрушают то настроение, которое они получают в храме. Нечто подобное творится и в других местах города.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

И экономическое благо рабочего народа и нравственные обязательства должны удержать нашу думу оставить петицию трактирщиков 25 без удовлетворения; хочется думать, что «отцы» города не пожертвуют благополучием массы рабочих интересам небольшой кучки трактирщиков 26.

Само наличие подобных обличительных публикаций свидетельствовало, что Церковь была озабочена нравственным состоянием общества и по крайней мере с помощью своей газеты пыталась влиять на происходившее разложение. Стоит обратить внимание и на сохранившую актуальность подобного обличения (за исключением, может быть, бытовых деталей) в наши дни.

В 1911 г. «Братский листок» постоянно был наполнен материалами в защиту иеромонаха Илиодора. Печатались даже стихи, прославляющие того, кто через год станет расстригой и отречется от Православной Церкви. Попытки защитить его оказались тщетными: к этому времени большинству трезво мыслящих людей стало ясно, что илиодоровщина вышла за рамки церковности и стала случаем сбоя в системе церковного управления.

Газета как издательское предприятие являлась убыточной: духовенство епархии подписывалось на нее нехотя, а значительные средства для оплаты издания черпались напрямую из средств Саратовского епархиального свечного завода — главного источника местного финансирования епархии. Деньги оттуда выдавались редакции неоднократно по резолюции епископа 27. Неудивительно, что после удаления епископа Гермогена с кафедры 28 газета медленно угасала: в ней почти не содержалось острых, отличавшихся особой актуальностью и полемичностью публикаций.

Можно говорить, что «Братский листок», выпускавшийся в Саратове епископом Гермогеном — личностью харизматичной, нестандартной по своей активной позиции,— стал сам по себе уникальным изданием. Осознав роль печатной прессы в общественной жизни, епископ и его сотрудники попытались использовать выпускавшуюся ими газету не просто как средство информирования, но и как средство влияния, по сути — как рычаг церковного управления. Вряд ли можно говорить об уверенном и умелом пользовании этим рычагом, хотя, конечно, опыт накапливался со временем.

В текстах газеты «Братский листок» часто чувствовалось дерзновение, свойственное, с одной стороны, «лихой» межреволюционной эпохе, с другой стороны, необходимое в истинном христианском служении. Такого дерзновения не хватает церковным СМИ в наши дни. В связи с этим нельзя не сказать, что изучение истории газеты «Братский листок» имеет и практическую значимость: прежде всего, в ней освещалась жизнь и деятельность людей, живших в ту непростую эпоху, а также зафиксирован исторический опыт организации информационной борьбы в условиях секуляризирующегося государства, который важен для действенной постановки сегодняшней информационной и просветительской деятельности Русской Православной Церкви.

25 О запрете работы трактиров накануне воскресных и праздничных дней.— А. М.

26 К-ий В., свящ. Вниманию Саратовской думы // БЛ.— 1908.— № 139.— С. 4.

27 РГИА.— Ф. 796.— Оп. 194.— Д. 1120.— Л. 260 об., 268.

28 См. подробнее: Мраморнов А. И. Церковная и общественно-политическая деятельность... Гл. 4.

1. Добронравов К. Адвентисты в Саратове и их вероучение // Россиянин.— 1908.— № 34, 36.

2. Духовное торжество в редакции «Братского листка» // БЛ.— 1905.— № 11.

3. Кравецкий А. Г. Церковная миссия в эпоху перемен (между проповедью и диалогом).— М., 2012.

4. Кузоро К. А. Православные периодические издания в культурном и научном пространстве России (вторая половина XIX — начало XX в.) // Вестник Томского государственного университета.— 2011.— № 1.— С. 71-80.

5. Листовка «От редакции “Братского листка”».— Саратов, 1905.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Мраморнов А. И. «Братский листок» епископа Гермогена и характер общественнопроповеднической деятельности саратовского духовенства в 1907-1911 гг. // Провинциальное духовенство дореволюционной России. Сб. науч. тр.— Тверь, 2005.— Вып. 1.— С. 62-83.

7. Мраморнов А. И. Церковная и общественно-политическая деятельность епископа Гермогена (Долганова, 1858-1918).— Саратов, 2006.

8. Мраморнов А. И., свящ. Сочинения: Записки, епархиальные хроники, публицистика / Ред.-издатель А. И. Мраморнов.— Саратов, 2005.

9. Мраморнов А. И. Церковная печать обретает историю // Церковь и время.— 2010. № 4 (53).— С. 241-247.

10. Нетужилов К. Е. История церковной журналистики в России XIX — начала XX века.— СПб., 2009.

11. Нетужилов К. Е. Епархиальная периодическая печать в дореволюционной России // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена.— 2006.— Т. 7.— № 21-1.— С. 174-182.

12. Российский государственный исторический архив.— Ф. 776.— Оп. 21.— Д. 144.

13. Российский государственный исторический архив.— Ф. 796.— Оп. 194.— Д. 1120.

14. Столыпин П. А. Переписка.— М., 2004.