Научная статья на тему 'Г. Е. Владимиров и его посев на ниве биохимии'

Г. Е. Владимиров и его посев на ниве биохимии Текст научной статьи по специальности «Биология»

CC BY
45
17
Поделиться
Журнал
Biological Communications
ВАК
RSCI
Область наук

Аннотация научной статьи по биологии, автор научной работы — Ашмарин И. П.

Данная статья представляет собой доклад профессора И. П. Ашмарина на торжественном заседании, посвященном 100-летнему юбилею наших учителей и руководителей кафедры биохимии Г. Е. Владимирова и М. И. Прохоровой

Текст научной работы на тему «Г. Е. Владимиров и его посев на ниве биохимии»

Данная статья представляет собой доклад профессора И. П. Ашмарина на торжественном заседании, посвященном 100-летнему юбилею наших учителей и руководителей кафедры биохимии Г. Е. Владимирова и М. И. Прохоровой

(2001 г.)

УДК 577.1

И. П. Ашмарин

Г. Е. ВЛАДИМИРОВ И ЕГО ПОСЕВ НА НИВЕ БИОХИМИИ

Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова

Георгий Ефимович Владимиров был необычайно многосторонним человеком, ученым, преподавателем и организатором. Необычно также, что, рассказывая о нем, невозможно сказать — чьим он был учеником. Прийдя на кафедру биохимии Военно-медицинской Академии, он недолго и немного был в контакте с профессором М. Д. Ильиным. Роль последнего свелась к очень общей формулировке адъюнктской работы Г. Е. Владимирова в области эмбриохимии и биохимии мышечных белков. Следующий начальник кафедры биохимии ВМА — М. Я. Галвяло — был далек от направлений и научных интересов Г. Е. Владимирова, и воспитательную роль М. Я. Г алвяло можно оценить главным образом в аспекте созданной на кафедре атмосфере напряженного труда и сплоченности сотрудников, а также в том, что он быстро оценил способности Г. Е. Владимирова не только как ученого, но и как организатора, возложив на него руководство Эльбрусской экспедицией.

Г. Е. Владимиров неоднократно подчеркивал свое расположение к направлению научной идеологии и методам А. Я. Данилевского. Однако последний ушел из жизни до того, как Г. Е. Владимиров пришел на кафедру биохимии ВМА и прямой преемственности здесь нет. Таким образом, Г. Е. Владимиров был в высшей степени самостоятелен даже в начальный период своей научной биографии. В этой же связи надо отметить его глубокое понимание роли истории науки. Несмотря на огромную занятость, он нашел время для ряда фундаментальных трудов по истории биохимии и физиологии (работы о И. М. Сеченове, А. Я. Данилевском, М. В. Ненцком, И. М. Мечникове).

Труды Г. Е. Владимирова в первоначально избранной области — эмбриохимии — уже создали ему серьезный авторитет, однако особую роль в его становлении как ученого сыграли всесторонние исследования энергетических процессов и (в начале 1930-х годов) механизмов гипоксии. Последние были особо востребованы развитием авиации. И именно на этом этапе Г. Е. Владимиров продемонстрировал уникальное сочетание талантов ученого и организатора. Под его руководством комплексная экспедиция на Эльбрус решила ряд важных задач, причем были выявлены новые закономерности

динамики изменений концентраций лактата и газов крови, которые ревизовали существовавшие тогда представления.

Здесь уместно подчеркнуть важную особенность организационно-научной стратегии Г. Е. Владимирова: постоянное совмещение глубоких фундаментальных исследований и работ, преследовавших решение практических медицинских задач. Причем такое совмещение реализовалось как в рамках основного места его работы, так и посредством совместительства в разных учреждениях (Военно-медицинская Академия, Ленинградский государственный университет, Институт гигиены труда, лаборатория биохимии Института экспериментальной медицины и др.). Фундаментальный подход Г. Е. Владимирова к практическим проблемам всегда сопровождался пересмотром и совершенствованием существующих методов. В результате, например, принципиально новую оценку получила динамика уровня лактата при интенсивной мышечной работе и ревизия теоретических представлений такого авторитета, как Баркрофт. В то же время Г. Е. Владимиров на основании обобщения итогов исследовательской работы представил хорошо обоснованные (на уровне 30-х годов XX в.) рекомендации режимов адаптации и питания в условиях высокогорья, что получило высшую оценку Академии Наук — присуждение медали имени И. П. Павлова.

Углубленные теоретические разработки и решение задач повседневной практики определяют сложные взаимосвязи различных направлений деятельности Г. Е. Владимирова. Проблемы биохимии и физиологии труда перерастают в проблему энергетики ключевых биохимических реакций. В свою очередь для решения этой проблемы Георгий Ефимович привлекает пионерский для того времени метод меченых атомов. Последнее направление исследований сочетается с изучением биохимии мышечных белков и энергетического обмена эритроцитов. Г. Е. Владимиров и его коллеги вошли в число признанных мировых авторитетов в области биоэнергетики после публикации в 1957 г. в журнале «Nature» данных, ревизовавших результаты Липмана и Мейергофа. И наконец, все эти теоретические исследования привели к ценным практическим реализациям в области обеспечения труда в экстремальных условиях и консервации переливаемой крови. Сейчас многие положения из трудов Г. Е. Владимирова 1930-1960 гг. стали важной составной частью соответствующих разделов учебников биохимии и физиологии без упоминания имени автора.

Метод меченых атомов открыл Г. Е. Владимирову дорогу и в область обмена веществ центральной нервной системы, в том числе белков в фосфорсодержащих соединений. Неожиданные для того времени данные о чрезвычайно высокой интенсивности обмена ЦНС, по сравнению с другими органами и тканями, были выявлены опять-таки при использовании новых методов быстрой фиксации тканей и применении радиоактивных изотопов. В решении этих вопросов на базе Ленинградского университета особую роль сыграло взаимодействие Г. Е. Владимирова с лабораторией обмена веществ (рук. М. И. Прохорова), а также создание специализированной лаборатории химии белка. Не случайно в конце 1950-х годов Г. Е. Владимиров вошел в состав руководящей элиты международных организаций по изучению мозга.

Несколько особняком стоят труды Г. Е. Владимирова в области биохимии антибиотиков. Возникнув как реакция на практические заказы науке того времени, они сразу приняли глубинный характер: изучение распределения и динамики концентрации пенициллина в организме. Практический результат этих работ — существенный вклад в создание пролонгированных дюрантных пенициллинов того времени.

Педагогическая деятельность Г. Е. Владимирова, организация преподавания на руководимых им кафедрах биохимии в Университете и Военно-медицинской Академии

позволяла рано вовлечь способных студентов и аспирантов в продуктивную научноисследовательскую работу. При этом широкий спектр научных исследований определял и широту получаемого образования. Поэтому не случайно ученики Георгия Ефимовича заняли и занимают ряд ведущих позиций в науке России.

Оценивая огромный, напряженный и плодотворный педагогический, научный и научно-организационный труд Г. Е. Владимирова, мы часто забываем особую сложность условий, в которых развивалась наука в СССР. Постоянная защита развиваемых научных направлений и своей школы от всякого рода навязываемых извне ложных установок (типа борьбы с низкопоклонством перед Западом, так называемого Павловского учения, направления Лепешинской, Лысенковщины и мн. др.), недопонимание значения фундаментальных исследований и, наконец, репрессивный характер отношения к научной интеллигенции, требовали от Георгия Ефимовича крайнего напряжения. Поэтому можно смело расценить жизнь и деятельность Г. Е. Владимирова как подвиг и в науке и в области организации науки.