Научная статья на тему 'Функциональная специфика мимезиса в динамическом развитии драматургического диалога'

Функциональная специфика мимезиса в динамическом развитии драматургического диалога Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
193
77
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ТЕКСТ / ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕКСТ / ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ДИАЛОГ / ДРАМАТУРГИЧЕСКИЙ ДИСКУРС / МИМЕЗИС / КОНФЛИКТНОСТЬ / TEXT / BELLES-LETTRES TEXT / BELLES-LETTRES DIALOGUE / DRAMATURGIC DISCOURSE / MIMESIS / CONFLICT

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Пивоварова Эллина Юрьевна

В центр исследовательского внимания в статье помещен коммуникативный феномен мимезиса, принимающий участие в формировании признаковой специфики драматургического текста. Мимезис выступает в качестве «пускового механизма» конфликтного дискурса, являющегося первоосновой драмы. В силу своих экспрессивных возможностей мимезис способствует приближению драматургического диалога к реальному, но также и создает уникальный речевой портрет действующих лиц.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Пивоварова Эллина Юрьевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

FUNCTIONALSPECIFICITYOFMIMESISINTHEDYNAMICDEVELOPMENT OFTHEDRAMATURGICDIALOGUE

The article deals with the communicative phenomenon of mimesis which takes part in the process of forming drama text’s feature specificity. Mimesis performs as a “starter” of a conflict discourse a fundamental principle of drama. Due to its expressive possibilities, mimesis contributes to the approximation of a dramaturgic dialogue to the real one as well creates a unique verbal portraits of the characters.

Текст научной работы на тему «Функциональная специфика мимезиса в динамическом развитии драматургического диалога»

ББК: 80 УДК: 811.111

Пивоварова (Снегурова) Э.Ю.

ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА МИМЕЗИСА В ДИНАМИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ ДРАМАТУРГИЧЕСКОГО ДИАЛОГА

Pivovarova (Snegurova) E.Y.

FUNCTIONAL SPECIFICITY OF MIMESIS IN THE DYNAMIC DEVELOPMENT OF THE DRAMATURGIC DIALOGUE

Ключевые слова: текст, художественный текст, художественный диалог, драматургический дискурс, мимезис, конфликтность.

Key words: text,belles-lettres text,belles-lettres dialogue, dramaturgic discourse, mimesis, conflict.

Аннотация: в центр исследовательского внимания в статье помещен коммуникативный феномен мимезиса, принимающий участие в формировании признаковой специфики драматургического текста. Мимезис выступает в качестве «пускового механизма» конфликтного дискурса, являющегося первоосновой драмы. В силу своих экспрессивных возможностей мимезис способствует приближению драматургического диалога к реальному, но также и создает уникальный речевой портрет действующих лиц.

Abstract: the article deals with the communicative phenomenon of mimesis which takes part in the process of forming drama text's feature specificity. Mimesis performs as a "starter" of a conflict discourse - a fundamental principle of drama. Due to its expressive possibilities, mimesis contributes to the approximation of a dramaturgic dialogue to the real one as well creates a unique verbal portraits of the characters.

Мимезис (от греч.^1^цо1д -«подражание», «передразнивание») -особый экспрессивно-стилистический

прием и, одновременно, средство создания «конфликта идей и позиций» в диалоге. Существует ряд трактовок названного понятия. Наиболее точное, лаконичное и исчерпывающее (для данного этапа риторических изысканий) определение находим в словаре риторических фигур Т.Г. Хазагерова и Л.С. Шириной, где мимезис трактуется как «намеренное

воспроизведение характерных элементов чужой речи, имеющее целью напомнить о том, кому она принадлежит, передразнить его; передразнивание».1 К этому стоит добавить, что мимезис зачастую сопровождается имитацией паравербальных и невербальных коммуникативных сигналов - интонации, жестов, мимики и т.п.

1 Хазагеров, Т.Г., Ширина, Л.С.Общая риторика. Курс лекций и словарь риторических фигур. - Ростов н/Д.: Издательство Ростовского университета, 1994. -С. 148.

В силу своих экспрессивных возможностей мимезис позволяет одному из собеседников не только выразить свое отношение к сказанному ранее, также и к продуценту высказывания, но и эксплицировать разноаспектную

дефектность коммуниканта, тем самым заметно изменив (понизив) его статус; подшутить над ним, пользуясь его же словами; отвлечь внимание от предмета спора; вывести коммуникацию на иной уровень; произвести резкий поворот в дискурсе и т.д. Приведем пример:

MAN: Well, not if you don't...

NEVELSON (imitating) "Well, not if you don't." Yes! You do! All right let's get it out of the way.2

В рассматриваемом примере мимезис инициирует просодическую

трансформацию исходной реплики, на что

2 Albee E.Occupant.The Collected Plays of Edward Albee. - New York, Woodstock, London: Overlook Duckwood, 2004. - p. 658.

указывает авторская ремарка imitating -«пародируя», а также использование кавычек, свидетельствующее о

произносительной девиации.

Мимезирующему коммуниканту неприятна по каким-либо причинам затронутая тема разговора, в связи с чем во избежание конфликтного течения диалога второй репликант пытается ее сменить.

Принимая во внимание

диалогическую доминанту мимезиса, в качестве материала исследования выбираем тексты пьес, предназначенных для публичных театральных постановок и представлений.

Драматургический текст,

воспроизводящий прежде всего внешний по отношению к автору мир -взаимоотношения между людьми, их поступки, возникающие между ними конфликты, представляет собой особый вид художественного текста. В драме наличествует не повествование о каком-либо действии, а непосредственная демонстрация этого действия. Поступки персонажей в драме символизируют знаки внутренней борьбы, тогда как внутренняя борьба выявляется в качестве стимула к внешнему действию. «Автор драмы скрыт за своими персонажами, последние живут как бы независимо от него».1 Герои драмы сами говорят за себя, «от своего имени», однако «отношение автора к изображаемому в драме событию является не эпически пассивным осмыслением, а деятельным соучастием».2

«Первой предпосылкой и условием реализации мимезиса в художественном произведении является способность и желание автора этого произведения перевоплощаться в своих персонажей, т.е. чувствовать, говорить и думать не только от своего имени, но и от имени своих персонажей, показывая их как бы не извне, а изнутри, придавая им статус "первого

1 Зунделович, Я. Драма как поэтический род. Литературная энциклопедия. URL: http://feb-web.ru/FEB/LITENC/ENCYCLOP/

2 Зунделович, Я. Драма как поэтический род. Литературная энциклопедия. URL: http://feb-web.ru/FEB/LITENC/ENCYCLOP/

лица"».3 Каждый персонаж для писателя-драматурга «прежде всего точка приложения определенных сил, которые противопоставляются другой точке, насыщенной противоборствующими

4

силами».

Драма дает интенсивное раскрытие героя, ставя его в такие условия, при которых это раскрытие протекает наиболее стремительно и ярко, т.е. в условия борьбы. Драматический герой предстает перед читателем, как защищающая или утверждающая себя личность.5 Материал драмы концентрируется таким образом, что для определенного лица (или лиц) создаются условия, раскрывающие его с исключительной яркостью. И здесь мимезис выступает как наиболее очевидное, динамичное и неизбежное средство, способствующее выявлению и заострению конфликта.

Единство драмы создается

непрестанно-действенной устремленностью к определенной цели; единство драматического действия - в единстве идейной, психологической и

прагматической его устремленности. Основной предмет поисков драматурга -значительные и яркие, целиком заполняющие сознание душевные движения, которые являются

преимущественно реакциями на

происходящее в данный момент: на только что произнесенное слово, на чьи-то действия. Мысли же, чувства и намерения, неопределенные и смутные,

воспроизводятся драматической речью с меньшей конкретностью и полнотой, чем повествовательной формой. Подобная ограниченность драмы преодолевается ее сценическим воспроизведением: интонации, жесты и мимика актеров, фиксируемые писателями в ремарках, запечатлевают оттенки переживаний героев.

3 Ширина, Е.В. Мимезис как особый вид повтора чужой речи: дис. ... канд. филол. наук: 10.02.01. -Ростов н/ Д., 1990. - C. 167.

4 Валгина, Н.С. Теория текста: учебное пособие. -М.: Логос, 2004. - С. 219.

5 Зунделович, Я. Драма как поэтический род. Литературная энциклопедия. URL: http://feb-web.ru/FEB/LITENC/ENCYCLOP/

6 Драма // Литературный энциклопедический

Соответственно, «моделирование коммуникативной ситуации в

художественном тексте предполагает презентацию персонажей как субъектов изображенной коммуникации».1 Таким образом, персонаж как субъект моделируемой коммуникации

эксплицируется как через авторские ремарки, так и через реплики диалога.

В драме художественный диалог предстает в форме основной, превалирующей части текстовой структуры. Структуру драматургического текста составляют два языковых элемента: диалоги действующих лиц и авторские ремарки. Реплики героев, занимающие почти все текстовое пространство пьесы, подчинены авторскому замыслу и, соответственно, выполняют функцию эстетического воздействия и становятся

полифункциональными: они не только передают особенности речевой манеры героев, но и создают движение сюжета, а также отражают своеобразие конфликта в драме. При всей схожести

драматургического диалога с реальной диалогической речью разговорность остается в тексте пьесы лишь выразительным средством, поскольку здесь мы имеем дело с художественной диалогической речью, осложненной эстетически. А для художественного диалога «характерны совершенно иные принципы речепроизводства:

художественный диалог - часть художественного текста, который продумывается автором не менее тщательно, чем авторская речь».2

«Текстовый характер

художественного диалога проявляется в

словарь / под общ. ред. В.М. Кожевникова, П.А. Николаева. - М.: Советская энциклопедия, 1987. - С. 101.

1 Хисамова, Г.Г. Презентация персонажа в художественном тексте // Филологические науки. -№ 8: Родной язык и литература http://www.rusnauka.com/

36 РУМЫ 2012/Р1п1о1оц1а/8 120953.doc.htm

2 Сиротинина, О.Б. Разговорная речь и разговорность // Теория и практика

лингвистического описания разговорной речи: Материалы и тезисы межвузовской научной конференции. - Нижний Новгород, 1994. - С. 139.

определенной организации как содержания, так и формы, что резко отличает художественный диалог от разговорной речи».3Все элементы художественного диалога оказываются подчиненными единой текстовой структуре, что приводит к большей связности его элементов, обеспечивающей более прочную, эстетически значимую маркированность каждого вербального элемента,

включенного в художественную

диалогическую структуру.

На основе определений диалога и его места в драме, предложенных Т. Ходсоном, М. Бултоном, Дж. О'Тулом, П. Пави,

B.М. Вольконштейном, В.И. Лагутиным,

C.Д. Балухатым, М.Я. Поляковым, можно выделить следующие функции драматургического диалога: 1) диалог в драме выполняет доминантную, конструирующую текст функцию; 2) диалог в драме несет тройную нагрузку: он призван характеризовать персонажи, развивать действие, информировать о внешней обстановке, мотивах и причинах поведения действующих лиц; 3) главным критерием драматургического диалога является коммуникация и обратимость общения.

Ведущим свойством диалогической речи, изначально предопределяющим общую схему развертывания речевого акта в тексте драмы, а также отбора и использования конкретных языковых элементов, оказывается коммуникативно-прагматическая направленность,

складывающаяся из коммуникативных намерений и коммуникативных целей адресанта и адресата.

Итак, традиционными функциями драматургического диалога выступают следующие: участие диалога в создании характеров персонажей; связность; коммуникативность; конфликтность;

обратимость общения. Рассмотрим их подробнее.

При создании речевых портретов концептуально значимых драматургических персонажей ведущая роль отводится индивидуализации речи героев. Именно

Полищук, Г.Г., Сиротинина, О.Б. Разговорная речь и художественный диалог // Лингвистика и поэтика. - М.: Наука, 1979. - С. 190.

здесь, во взаимодействии с

развертывающимся сценическим действием, посредством привлечения мимезиса создается неповторимый вербальный образ действующего лица.

В данном случае мимезис способствует формированию многомерных высказываний с явной семантической, стилистической, прагматической и психологической осложненностью,

которые, в свою очередь, отличают художественную драматургическую речь от обыденной диалогической речи.

AUNT NONNIE: I'm not going to talk about it. I just can't talk about it. Your head and your tongue run wild. You can't be trusted. We have to live in St. Cloud. ... Oh, Chance, why have you changed like you've changed? Why do you live on nothing but wild dreams now, and have no address where anybody can reach you in time to - reach you?

CHANCE: Wild dreams! Yes. Isn't life a wild dream? I never heard a better description of it. ... (He takes a pill and a swallow from a flask.)

AUNT NONNIE: What did you just take, Chance? You took something out of your pocket and washed it down with liquor.

CHANCE: Yes, I took a wild dream and - washed it down with another wild dream, Aunt Nonnie, that's my life.1

В рассматриваемом эпизоде наблюдаем приращение дополнительной эмотивной нагрузки у повторяемых элементов при развитии диалога. На протяжении отрывка главная героиня Чанс рефлексирует над словами тетушки Нонни, что является для Чанс доминантой речевого поведения. При каждом мимезировании сочетание wild dreams - «дикие мечты»отсылает реципиента назад к своей реплике, маркируя фазы развития диалога. Итеративный дистантный повтор ключевого звена дискурсивной цепочки структурирует вертикальный контекст, способствующий усилению значения высказывания и формирующий семантическую структуру дискурса. Экспрессивный эффект достигает

1 Williams, T. Sweet Bird of Youth / Sweet Bird of Youth And Other Plays. - New York, Penguin Books, 1966. - P. 72.

своего апогея в последней реплике Чанс, где в нее вводятся новые элементы, интенсифицирующие значение

высказывания: Itooka wild dream and -washeditdown with a not her wild dream - «Я проглотила дикую мечту и . запила ее другой дикой мечтой». Далее в словах Чанс слышится горькая ирония: that'smylife -«такова моя жизнь», эксплицирующая разочарование от образа своего существования.

Образ персонажа создается на основе и авторского, и персонажного речевых сегментов. «Особенности персонажа проявляются в тексте через речевое выражение его намерений, действий, высказываний, состояния, восприятия, интерпретации событий».2 Соответственно, в драме, где сюжет разворачивается в диалоге и посредством диалога (авторское присутствие сведено здесь к минимуму), диалог выполняет доминантную функцию. Он формирует особый тип текста, функции которого - характеристика персонажей, развитие действия, информация о мотивах поведения действующих лиц. Являясь отражением естественного языка, диалог в художественном тексте как форма вторичной коммуникации становится значимым средством реализации

эстетической функции.

Прибегая к мимезису, автор реализует принцип отбора языкового материала для построения художественного текста. Мимезис, при стремлении драматурга создать иллюзию обычной, повседневной

коммуникации, способствует приближению драматического диалога к реальному. Мимезис создает подтекстовую основу конкретной речевой ситуации, эксплицирует зачастую «напряженные» взаимоотношения действующих лиц.

Целеориентированность составляет важнейший параметр диалога.3 Она определяется двояко: во-первых, как

2 Мицуси, К. Контекстуальные особенности функционирования слов автора (конструкции прямой речи в художественном тексте): автореф. дис. ... канд. филол. наук: 10.02.01. - М., 1995. - С. 15.

3 Арутюнова, Н.Д. Диалогическая модальность и явление цитации // Человеческий фактор в языке. Коммуникация, модальность, дейксис / под ред. Т.В.Булыгиной. - М.: Наука, 1992. - С. 52.

сочетаемость и «связь отдельных реплик между собой», и, во-вторых, как «характерные для данного типа коммуникации ролевые структуры и модальности».1 Мимезис же имеет своей целью скрытое воздействие на адресата в нужном для говорящего направлении. Стратегия управления собеседником тесно связана с фундаментальными понятиями, определяющими стиль речевого общения личности: гармония и дисгармония, толерантность и агрессивность.2

Дифференциация диалогических дискурсов с учетом особенностей коммуникативного взаимодействия предполагает «выделение диалогов гармоничных, построенных с соблюдением важнейших правил

эффективного речевого взаимодействия (иначе диалогов-унисонов), или диалогов дисгармоничных, конфликтных,

нарушающих правила эффективного речевого взаимодействия (иначе диалогов -диссонансов)».3

В рамках дисгармоничного речевого поведения выделяется ряд тактик некооперативного общения: отказ от развития темы, отрицательное эмоциональное отношение к ней, «открыто выраженное мнение о необходимости свернуть, прекратить высказывание собеседника», перебив, проявление собственной

тематической инициативы, замены темы, критическое замечание о собеседнике,

456

тактика укора и осуждения, возмущение.

1 Мартыненко, Т.И. Диалогическое единство: структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты: дис. ... канд. филол. наук: 10.02.01. - Ростов н/Д., 2005. - С. 126.

2 Рытникова, Я.Т. Гармония и дисгармония в открытой семейной беседе // Русская разговорная речь как явление городской культуры / под ред. Т.В. Матвеевой. - Екатеринбург: АРГО, 1996. - С. 97.

3 Шалина, И.В. Коммуникативно-речевая дисгармония: ее причины и виды // Культурно-речевая ситуация в современной России. -Екатеринбург: Изд-во Урал.гос. ун-та, 2000. - С. 272.

4 Рытникова, Я.Т. Гармония и дисгармония в открытой семейной беседе// Русская разговорная речь как явление городской культуры / под ред. Т.В. Матвеевой. - Екатеринбург: АРГО, 1996. - С. 97.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5 Седов, К.Ф. Этическая составляющая типологии речевых культур // Проблемы речевой

коммуникации: межвуз. сб. науч. тр. / под ред. М.А.

Кормилицыной. Вып. 3. - Саратов, 2003. - С. 193-

201.

В диалогических дикурсах,

отражающих негармоничное

коммуникативное взаимодействие,

присутствуют показатели несогласия, негативных речевых реакций. Так, среди речевых средств дисгармоничных стратегий и тактик выделяют высокоэмоциональные оценочные высказывания с отрицательной коннотацией и также высказывания -«маркеры несоответствия», указывающие на

расхождение

речевых

поступков говорящего с ожиданиям слушающего.

Итак, диалог-диссонанс

характеризуется нарушением правил эффективного речевого поведения, реализацией деструктивных,

некооперативных и даже конфликтных стратегий. Также в лингвистических работах нередко упоминаются следующие типы диалогического общения:

конфликтное и кооперативное.8 Вслед за этими исследователями П.А. Рудов в работе «Информативный диалог конфликтного типа: структурно-семантический и коммуникативно-праг-матический аспекты» выделяет конфликтный и кооперативный диалоги. Автор отмечает, что причины конфликта могут лежать либо в области собственно психологии, т.е. толчком послужил какой-то психо-поведенческий фактор, либо пусковым механизмом могут оказаться факторы непродуктивной коммуникации (неправильно выбранный и/или истолкованный языковой знак, языковая стратегия, тактика, неверно выбранная манера речи и т.п.). Так, мимезис ведет к дисгармонизации общения, поскольку происходит нарушение коммуникативных норм, отмечается некооперативность речевого поведения,

Матвеева, Т.В. Управление собеседником в диалогическом речевом общении // Проблемы речевой коммуникации: межвуз. сб. науч. тр. Вып. 4. - Саратов, 2004. - С. 152-165.

7 Колокольцева, Т.Н. Специфические коммуникативные единицы диалогической речи: дис. ... докт. филол. наук: 10.02.01. - Саратов, 2001. - С. 109.

8 Рудов, П.А. Информативный диалог конфликтного типа: структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты: дис. ... канд. филол. наук: 10.02.01. - Новосибирск, 2005. -С. 46.

резкость в выражении модельно-оценочных реакций. Проявление негативного отношения к речи или коммуникативной ситуации, выражение негативной экспрессии (при отказе от развития темы, отрицательном эмоциональном отношении к ней) разобщает собеседников.

Также, по мнению петербургских ученых С.Г. Ильенко и М.Ю. Дымарского, любое общение строится на совмещении тождества и различия речемыслительных сознаний партнеров по коммуникации. Элементы тождества обеспечивают взаимопонимание друг друга, а элементы различия - коммуникативный интерес. В результате, первые могут полностью совмещаться, что приводит к выработке общего кода. Элементы различия же образуют зоны с разной степенью пересечения. Степень наложения элементов различия обуславливает риск

возникновения ситуации конфликта - чем меньше совмещения, тем больше вероятность возникновения конфликта. Исходя из этого, следует, что конфликтность заложена потенциально в любом диалоге и развитие или неразвитие конфликта зависит от ряда лингвистических и экстралингвистических факторов.12

Организация конфликтной ситуации может носить как намеренный, так и ненамеренный характер. В случае с мимезисом мы сталкиваемся с намеренной организацией конфликта. В такой ситуации инициатор преследует какие-либо цели и продвигается к ним. Данные цели могут быть двух видов: 1) эмоциональные (выражение психоневрологического

состояния субъекта-инициа-тора, вербально выражаемые для снятия собственного внутреннего напряжения, эмоциональной разрядки); 2) манипулятивные

(продуманный комплекс речевых действий, провоцирующих ситуацию конфликта, для реализации каких-либо интенций субъекта-

Дымарский, М.Я. Где находится порог языкового конфликта? // Аспекты речевой конфликтологии: сб.ст. - СПб, 1996. - С. 25-34.

2 Ильенко, С.Г. Аспекты речевой конфликтологии: сб. статей / под ред. чл.-корр. РАО проф.

С.Г. Ильенко. - СПб., 1996. - С. 25-34.

инициатора).

Сигналом о переходе от кооперативного к конфликтному общению является так называемая

«конфликтообразующая реплика» (термин, введенный П.А. Рудовым). Под ней автор понимает «такую фразу, после употреблениякоторой возникает

конфликтная ситуация, т.е. происходит коммуникативный сбой и стандартный кооперативный диалог переходит в стадию конфликтного общения. В

конфликтообразующей реплике обычно содержится причина, повлекшая

возникновение ситуации конфликта, при этом она выражается вербально».4 Подобной конфликтообразующей репликой является именно реплика-реакция содержащая в себе ретроспективную отсылку к интенциональной реплике, поскольку адресант не подозревает, что его речь вызовет негативную реакцию, мимезирование со стороны собеседника. В свою очередь коммуникант, прибегнув к мимезису, сигнализирует о своем неприятии адресата, о желании перехода к конфликтному диалогу или же прерывании дискурса. Таким образом, содержание реплики воспринимается адресатом речи как нечто неуместное, задевающее личную сферу адресата, требующее мгновенной психологической реакции (возражения, несогласия, обиды, упрека и др.).

Проиллюстрируем вышесказанное примером:

NEVELSON: I said, I don't want to talk about it! It's too important.

MAN: You have to!

NEVELSON: "I have to"?! Did you hear this? I have to talk about it?5

В настоящем фрагменте показан разговор между главными героями на пике

Доценко, Е.Л. Психология манипуляции. - М.: ЧеРо, 1997. - С. 50.

4 Рудов, П.А. Информативный диалог конфликтного типа: структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты: дис. ... канд. филол. наук: 10.02.01. - Новосибирск, 2005. -С. 100.

5 Albee E. Occupant.The Collected Plays of Edward Albee. - New York, Woodstock, London: Overlook Duckwood, 2004 - P. 647.

конфликта, где реплика мужчины Youhaveto! - «Вам придется» вызывает негативную реакцию Невелсона: "Ihaveto"?! - «Мне придется», которая выступает в роли конфликтообразующей реплики и отражает состояние раздраженности собеседника, о чем свидетельствует вопросительный знак вкупе с восклицательным. А так называемое коммуникативное жало в виде фразы Did you hear this? I have to talk about it? - «Вы это слышали? Мне придется говорить об том?» ведет к конфликтному развитию диалога и, как следствие, - к ухудшению межличностных отношений.

Первооснова драмы - конфликтность. Остроконфликтные ситуации,

побуждающие персонажей обнаруживать свою истинную суть в словесно-физическом действии, наиболее органичны именно для драматургических произведений.

Исполненные драматизма конфликты находят воплощение в действии -поведении героев. Это происходит благодаря важнейшим формальным свойствам драмы: сплошной цепи высказываний - диалогов и монологов. Обращаясь к мимезису, автор развивает категорию конфликтности в драме. Мимезис характеризует некое

психологическое состояние действующего лица. Мимезис - экстремальная критическая точка; он маркирует столкновение идей, формируемых с помощью вербального средства. Часто персонаж «выходит» из мимезиса с измененной позицией. Таким образом, драматический диалог всегда рассматривается в контексте специфики конфликта произведения.

JIMMY: Why don't you get my wife to explain it to you? She's educated. (To her) That's right? Isn't it?

CLIFF: (kicking out at him from behind his paper). Leave her alone, I said.

JIMMY: Do that again, you Welsh ruffian, and I'll pull your ears off. He bangs Cliff's paper out of his hands.

CLIFF: (leaning forward). Listen - I'm trying to better myself. Let me get on with it, you big, horrible man. Give it to me. (Puts his hand out for paper.)

ALISON: Oh, give it to him, Jimmy, for heaven's sake! I can't think!

CLIFF: Yes, come on, give me the paper. She can't think.

JIMMY: Can't think! (Throws the paper back at him.)She hasn't had a thought for years! Haveyou? ALISON: No.1

Реплики данного фрагмента выдержаны в агрессивной тональности. В ходе порождения дискурса у всех участников общения появляются установки на деструкцию, предполагающие в коммуникативном партнере опасность, враждебность. Выражаемая Джимми отрицательная оценка Клифа -youWelshruffian- «ты уэльский головорез», сопровождаемая фразой I'llpullyourearsoff -«я тебе уши оторву» ведет к деструктивным последствиям, инициирует и способствует развитию конфликта. Возрастание конфронтации и эмоциональную

напряженность маркирует восклицательная форма последующих высказываний Элисон - Oh, giveittohim, Jimmy, forheaven 'ssake! I can't think! И Джимми - Can't think! She hasn't had a thought for years! Иллокутивная сила реплики Элисон также усиливается благодаря употреблению междометия "Oh" со значением раздражения. Особой безаппеляционностью и наибольшей экспрессией отличается последняя мимезированная реплика Джимми, содержащая в себе оценочное замечание: «Не может думать! Она не думала в течение многих лет!» Именно на эту реплику приходится пик экспрессии

коммуникативного акта в целом - в конце концов Джимми находит уязвимую точку и «жалит» своего собеседника его же словами. На письме мимезированные высказывания завершаются

восклицательным знаком.

Рассмотренный диалогический

фрагмент оканчивается на стадии еще большего усиления диссонансного характера коммуникации, позволяющего предположить, что в будущем отношения между персонажами вряд ли гармонизируются, о чем свидетельствует дальнейшее развертывание коммуникации.

1 Osborne, J. Look Back In Anger. - M.: Progress Publishers, 1966. - P. 11.

Таким образом, драматургический диалог призван характеризовать персонажей посредством сознательного, творческого выстраивания речевой специфики каждого из них и способствовать развитию конфликта. Мимезис экстрагируется драматургом из естественного спонтанного диалога, после чего трансформируется и используется с определенными интенциями в тексте пьесы. Так, мимезис предельно динамично и закономерно способствует выявлению и заострению упомянутого конфликта.

Поскольку основное действие в драме развивается посредством конфликта идей, то столкновение этих идей нередко формируется с помощью вербального средства - мимезиса, реализуемого в виде конфликтной, «раздражающей» реитерации.

Показывая постепенное и

нарастающее раскрытие и самораскрытие характеров, драматург «вводит» ключевые конфронтации, основанные на

мимезировании и, благодаря последнему, создающие предельную интенсивность переживаний, мощное, неодолимое противоборство чувств, выливаемое во взаимное раздражение, обоюдные упреки и беспредельную ненависть.

Инкорпорирование мимезиса в ткань драматургического текста позволяет достичь редкой психологической глубины произведения литературы.

Итак, изучение функционирования мимезиса на материале художественного драматургического текста определено онтологическими свойствами драмы, благодаря которым мимезис наиболее ярко проявляет свои экспрессивные

возможности. Мимезис принимает участие в формировании признаковой специфики драматургического текста. Художественный текст представляет собой «вторичную действительность», увиденную глазами автора. С целью объективного отражения «живой» речи драматург подчиняет ее художественным задачам. Автор намеренно отбирает языковые средства,

выстраивающие конфликтный дискурс и наиболее эффективно раскрывающие образ героя. Мимезис же выступает в качестве «пускового механизма» конфликтного

дискурса, характеризующегося эмоциями негативного плана - такими, как гнев, возмущение, пренебрежение, ненависть, презрение и т.п. Мимезирующий субъект открыто враждебно эксплицирует свое отрицательное отношение к собеседнику и поэтому намеренно подкрепляет свою реплику средствами мимезиса.

Воплощаясь в драматургическом дискурсе, мимезис «выстраивает» многомерные высказывания, определяя их прагматическую, психологическую,

стилистическую и семантическую осложненность. Мимезис наиболее очевидно, динамично и неизбежно способствует выявлению и заострению конфликта, усилению экспрессивного драматизма; приданию драматическому тексту аппелятивно-действенной и эстетической релевантности.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Арутюнова, Н.Д. Диалогическая модальность и явление цитации // Человеческий фактор в языке. Коммуникация, модальность, дейксис / под ред. Т.В. Булыгиной. - М.: Наука, 1992. - С. 52.

2. Валгина, Н.С. Теория текста: учебное пособие. - М.: Логос, 2004. - С. 219.

3. Доценко, Е.Л. Психология манипуляции. - М.: ЧеРо, 1997. - С. 50.

4. Драма // Литературный энциклопедический словарь / под общ. ред. В.М. Кожевникова, П.А. Николаева. - М.: Советская энциклопедия, 1987.- С. 10.

5. Дымарский, М.Я. Где находится порог языкового конфликта? // Аспекты речевой конфликтологии: сб.ст. - СПб, 1996. - С. 25-34.

6. Зунделович, Я. Драма как поэтический род. Литературная энциклопедия. URL: http://feb-web.ru/FEB/LITENC/ENCYCLOP/

7. Ильенко, С.Г. Аспекты речевой конфликтологии: сб. статей / под ред. чл.-корр. РАО проф. С.Г. Ильенко. - СПб., 1996. - С. 25-34.

8. Колокольцева, Т.Н. Специфические коммуникативные единицы диалогической речи: дис. ... докт. филол. наук: 10.02.01. - Саратов, 2001. - С. 109.

9. Мартыненко, Т.И. Диалогическое единство: структурно-семантический и коммуникативно-прагматический аспекты: дис. ... канд. филол. наук: 10.02.01. - Ростов н/Д., 2005 - С. 126.

10. Матвеева, Т.В. Управление собеседником в диалогическом речевом общении // Проблемы речевой коммуникации: межвуз. сб. науч. тр. Вып. 4. - Саратов, 2004. - С. 152165.

11. Мицуси, К. Контекстуальные особенности функционирования слов автора (конструкции прямой речи в художественном тексте): автореф. дис. ... канд. филол. наук: 10.02.01. - М., 1995. - С.15.

12. Полищук, Г.Г., Сиротинина, О.Б. Разговорная речь и художественный диалог // Лингвистика и поэтика. - М.: Наука, 1979. - С. 190.

13. Рудов, П.А. Информативный диалог конфликтного типа: структурно-семантичес-кий и коммуникативно-прагматический аспекты: дис. . канд. филол. наук: 10.02.01. - Новосибирск, 2005. - С. 46.

14. Рытникова, Я.Т. Гармония и дисгармония в открытой семейной беседе // Русская разговорная речь как явление городской культуры / под ред. Т.В. Матвеевой. -Екатеринбург: АРГО, 1996. - С. 97.

15. Седов, К.Ф. Этическая составляющая типологии речевых культур // Проблемы речевой коммуникации: межвуз. сб. науч. тр. / под ред. М.А. Кормилицыной. Вып. 3. -Саратов, 2003. - С. 193-201.

16. Сиротинина, О.Б. Разговорная речь и разговорность // Теория и практика лингвистического описания разговорной речи: Материалы и тезисы межвузовской научной конференции. - Нижний Новгород, 1994. - С. 139.

17. Хазагеров, Т.Г., Ширина, Л.С.Общая риторика. Курс лекций и словарь риторических фигур. - Ростов н/Д.: Издательство Ростовского университета,1994. - С. 148.

18. Хисамова, Г.Г. Презентация персонажа в художественном тексте // Филологические науки. - № 8: Родной язык и литература http://www.rusnauka.com/36 PVMN 2012/ Philologia/8 120953.doc.htm

19. Шалина, И.В. Коммуникативно-речевая дисгармония: ее причины и виды // Культурно-речевая ситуация в современной России. - Екатеринбург: Изд-во Урал. гос. унта, 2000. - С. 272.

20. Ширина, Е.В. Мимезис как особый вид повтора чужой речи: дис. . канд. филол. наук: 10.02.01. - Ростов н/Д., 1990. - C. 167.

21. Albee, E. Occupant. The Collected Plays of Edward Albee. - New York, Woodstock, London: Overlook Duckwood, 2004 - P. 647.

22. Osborne, J. Look Back In Anger. - M.: Progress Publishers, 1966. - P. 11.

23. Williams, T. Sweet Bird of Youth / Sweet Bird of Youth And Other Plays. - New York, Penguin Books, 1966. - P. 72.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.