Научная статья на тему 'Фундаментальные концепции социальной свободы XIX столетия'

Фундаментальные концепции социальной свободы XIX столетия Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
136
77
Поделиться
Ключевые слова
СВОБОДА / СОЦИАЛЬНАЯ СВОБОДА / ДЕМОКРАТИЯ / РАВЕНСТВО / ЛИБЕРАЛИЗМ / СОЦИАЛИЗМ / ЗАКОН / ГОСУДАРСТВО

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Каримов Александр Владиславович

В статье раскрываются основные положения классических представлений о свободе как социальной ценности в XIX в. Исследуется, в первую очередь, решение проблемы свободы в классическом либерализме, которое соотносится с пониманием свободы в эгалитарных учениях данной эпохи.

FUNDAMENTAL CONCEPTS OF SOCIAL FREEDOM OF THE XIXth CENTURY

In article basic provisions of classical ideas of freedom as social value in the XIXth century are revealed. First of all the solution of the problem of freedom in classical liberalism which corresponds with understanding of freedom in egalitarian doctrines of this era is investigated.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Фундаментальные концепции социальной свободы XIX столетия»

КУЛЬТУРА И МИРОВОЗЗРЕНИЕ

ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ КОНЦЕПЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ СВОБОДЫ XIX СТОЛЕТИЯ

А. В. КАРИМОВ

В статье раскрываются основные положения классических представлений о свободе как социальной ценности в XIX в. Исследуется, в первую очередь, решение проблемы свободы в классическом либерализме, которое соотносится с пониманием свободы в эгалитарных учениях данной эпохи.

Ключевые слова: свобода, социальная свобода, демократия, равенство, либерализм, социализм, закон, государство.

На протяжении всего XVШ столетия в наиболее развитой части человеческого сообщества ценность свободы как общественного достояния не только не подвергалась сомнению, но и неуклонно возрастала. Наибольшую роль в этом процессе сыграли британские мыслители Гоббс и Локк, которые заложили основу либерального подхода к общественным явлениям. Следующим шагом явилось широкое движение просветителей, теперь уже не только британских, но и французских, немецких, итальянских. Причем в середине XVIII в. именно французское Просвещение выходит на первый план в разработке проблем социальной философии и философии культуры. Монтескье, Вольтер, Гольбах, Гельвеций, а также их сподвижники существенно дополнили либеральную концепцию. Большой вклад в теорию демократии внес Руссо.

В практическом же отношении нельзя переоценить влияние на последующее развитие идеи свободы американской революции и войны за независимость. Вместе с тем, победа революции и образование США были бы невозможны без глубокого теоретического обоснования концепции государства, соблюдающего принцип свободы. Причем мыслители Соединенных штатов Америки находились под непосредственным влиянием, как английских просветителей, так и французских. Они использовали концепции естественного права и общественного договора в построении своих теорий. Создание в США демократического государства позволило воплотить в жизнь многие принципы философов Старого света. Законодательно была закреплена власть народа, хотя прямое народное правление все же не было осущест-

влено. Один из главных идеологов американского Просвещения Т. Джефферсон в духе концепции естественного права считал людей сотворенными равными и обладающими неотчуждаемыми правами, такими, как право на жизнь, свободу и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав народ в США обладает правом и долгом быть всегда вооруженным, имеет право на свободу личности, свободу вероисповедания, свободу собственности и свободу печати. Особое значение Джефферсон придает достижению религиозной свободы.

Однако демократизм Джефферсона был все же весьма ограничен. Несмотря на приведенные выше утверждения о равенстве всех людей, мыслитель полагал, что некоторые индивиды не должны пользоваться гражданскими правами. Наиболее достойными гражданских прав людьми являются, по его мнению, американцы, которые отличаются от людей Старого света тем, что все они обладают собственностью и заинтересованы в поддержании законности и порядка. Только такие люди, как американцы, «могут надежно и с успехом сохранить за собой полный контроль над своими общественными делами и ту степень свободы, которая в руках городской черни Европы сразу же привела бы к разрушению и уничтожению всего народного и частного» [2]. Представители же многих других народов вообще не способны обеспечить соблюдение прав человека, например, «креолы так же не готовы к самоуправлению, как малые дети» [13].

По мнению другого американского мыслителя, Дж. Мэдисона, естественная социальная дифференциация приводит к многообразию общест-

венных интересов. В такой ситуации демократия, несмотря на все свои достоинства, делает возможным объединение большинства для подавления меньшинства. Меньшинство в таком случае лишается возможности осуществлять свою свободу и находится в состоянии политического неравенства. Мэдисон призывает соблюдать и учитывать интересы всех слоев граждан при принятии политических решений. Однако реально, по нашему мнению, его мысли отражают беспокойство буржуазной верхушки за свое господствующее положение, хотя как в этом, так и во всех других случаях объективная заинтересованность мыслителей не связана непосредственно с их социальными концепциями.

Либерально-просветительские идеи находят отклик во всех развитых странах мира. В соответствии с этим подходом, свобода понимается как возможность любого действия в рамках законов, неотъемлемым условием ее является частная собственность. Либерализм, по нашему мнению, является наиболее перспективным и прогрессивным социальным учением XVП-XVШ вв. Его трактовка свободы способствовала осознанию людьми ценности самостоятельности каждой личности, неотчуждаемости прав человека. Свойственный буржуазно-либеральной трактовке свободы индивидуализм был вполне оправдан в тех исторических условиях, поскольку до возникновения данной концепции роль личностного начала принижалась как в теории, так и на практике.

Существовала, однако, и другая тенденция в социально-аксиологическом понимании свободы, связанная с линией Руссо. Принципиально связывать свободу и равенство в XIX в. продолжали французские утописты К. А. Сен-Симон и Ф. М. Ш. Фурье. Свобода является, по Сен-Симону, важнейшей ценностью, но достижима она лишь на основе равенства. Поиски путей к равенству преобладают у мыслителя над исследованием свободы как таковой. Личность оказывается включенной в гигантский общественный механизм, который должен действовать на основе познания законов окружающего мира. Свобода осуществляется в добровольном подчинении требованиям общежития и достижении могущества промышленности. Похожим было понимание свободы и у Фурье. По его мнению, человек обретал ее, только становясь членом трудового коллектива, растворяя свою индивидуальность в социальном целом. Одним из главных факторов создания свободной личности должно служить воспитание, формирующее целостное отношение человека к миру. Фурье также проповедовал отказ

от многих моральных норм буржуазного общества как ведущих к закабалению человека. Сама идея свободы представляет собой в капиталистическом обществе лишь «бредни» [14].

Британский социалист-утопист Р. Оуэн утверждал, что у человека отсутствует свобода воли. Подавляющее большинство людей, однако, этого понять не в состоянии. Поэтому ошибочно считается, что причины бедственного положения народных масс лежат в свободных неправильных или нерациональных поступках как представителей самого народа, так и господствующего класса. На самом же деле всему виной объективные условия жизни. Эти условия можно изменить путем образования и просвещения. Постепенно все человеческое сообщество придет к социализму. Но форсировать этот переход нельзя, «существующую систему надо охранять, пока не начнет действовать новая» [9].

Взгляды на свободу этих мыслителей были далеко не однозначны. Хотя ими двигала идея общечеловеческого счастья, то общество, которое они представляли как идеал, обеспечивающий свободу личности, далеко не во всем соответствовало даже требованиям буржуазной свободы. Акцент на централизации и равенстве не способствовал поиску конкретных путей освобождения человечества. Оставались нераскрытыми причины, в силу которых каждый человек будет стремиться к жизни в социалистическом обществе.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Во многом удалось избавиться от недостатков концепций свободы Сен-Симона, Фурье и Оуэна в марксистском учении. Социальная свобода виделась Марксу и Энгельсу целью исторического развития. По их мнению, человек еще не приобрел подлинно человеческих качеств, не имеет подлинной свободы. В перспективе возможно и необходимо преодоление такого состояния и переход к коммунистическому обществу, в котором только и возможно правильное согласование интересов личности и общества, достижение человеком подлинной свободы. Но поскольку дать детальное описание этого будущего общества в соответствии с самой марксистской теорией невозможно, то взгляды Маркса и Энгельса оказались незащищенными от их трактовки в форме требования равенства как уравнительности. Именно так воспринимают их большинство западных теоретиков и направляют против марксизма огонь своей критики (хотя подобное истолкование учения его основоположников далеко не является единственно возможным).

Коммунизм как социальная организация общества для достижения наибольшей свободы его

членов не был не только единственной формой предлагаемого мыслителями XIX в. идеального социального устройства, но и наиболее популярной. Значительно большую известность и признание приобрели новые либеральные концепции свободы, выражавшие интересы буржуазии. Либерализм этого периода во многом следует теориям Локка и Монтескье, утверждая возможность достижения общественного согласия и свободы личности при сохранении частной собственности. Вместе с тем, произошел и некоторый сдвиг либерального понимания свободы в сторону большего консерватизма и антидемократизма, что во многом обусловлено воздействием Великой Французской революции, к которой либералы отнеслись в целом негативно. Говоря о причинах последней, крупный английский консервативный мыслитель Э. Берк писал: «Корень зла - в неправильном понимании концепции прав человека» [3].

Одним из виднейших представителей французского либерализма, критически относящимся к идее народного правления, был Б. Констан. Свобода, по его мнению, является возможностью беспрепятственного ведения коммерческих операций, она предполагает существование частной собственности и конкуренции. Цель свободы - безопасность частной сферы, свободой называются «гарантии, создаваемые общественными институтами в этих целях» [4]. Концепция прямого народного правления не была поддержана Констаном, поскольку он видел в ней угрозу безопасности крупных собственников. Прямое правление народа приведет к установлению анархии, которая является не лучшей формой государственного устройства, чем деспотия. «Анархия и деспотизм, - утверждал Констан, - схожи тем, что оба разрушают гарантии и низвергают формы... привносят в общество момент дикости; но анархия заражает дикостью всех людей, деспот же сам впадает в дикость и бьет своих рабов, закованных в кандалы, от которых деспот сам только что освободился» [5].

Другим известным французским либералом был А. де Токвиль. Равенство, по его мнению, с одной стороны является необходимой предпосылкой свободы граждан, а с другой - фактором несвободы. Буржуазная демократия ликвидирует сословные преграды, открывает перед человеком возможность движения вверх по социальной лестнице, однако в ней самой заложены основы зарождения нового деспотизма. Согласно Токвилю, внутренняя логика развития буржуазной демократии приведет со временем к установлению неограниченной власти одного человека. Такой вари-

ант не является, правда, неизбежным. Лишь в том случае, если «нам не удастся постепенно ввести и уяснить демократические институты, если мы откажемся от мысли о необходимости привить всем гражданам идеи и чувства, которые сначала подготовят их к свободе, а затем позволят ей пользоваться, то никто не будет свободен - ни буржуазия, ни аристократия, ни богатые, ни бедные», отмечает мыслитель [12]. Таким образом, Токвиль видит развитие демократии в достижении соответствующего ей уровня нравственного, политического и правового сознания, что можно сделать посредством воспитания. Современные ему свойства личности буржуазного общества мыслителя явно не удовлетворяли.

Высокого уровня развития классический либерализм достиг в Британии. К его ранним представителям можно отнести А. Смита и И. Бента-ма, а расцвет либерально-индивидуалистической трактовки свободы связан с именами Дж. С. Милля, Д. Актона и Г. Спенсера. Главным для английского либерализма является признание свободы индивида как цели существования государства. Либералы верили в возможность сочетания интересов личности и общества, считали их взаимообусловленными. Среди идеологов британского либерализма наиболее известным является, пожалуй, Дж.С. Милль. Его авторитет не только в области социальной философии, но и логики, политэкономии был очень велик на протяжении всего XIX в., да и ныне он является одним из самых почитаемых мыслителей в англоязычных странах.

Проблема достижения свободы в обществе является центральной темой социальной философии Милля. Ей он посвятил специальное эссе «О свободе», да и в других произведениях не раз затрагивал этот вопрос. «Свобода воли» не интересует мыслителя, считавшего данную проблему лишенной всякого смысла и не заслуживающей споров и внимания. Исследуя указанный вопрос, Милль формулирует принципы либерализма, ставшие классическими. Для достижения свободы необходимо правовое равенство, наличие рынка и конкуренции производителей, всеобщее избирательное право, обеспечение свободы мысли и слова, религиозной свободы, уважение прав меньшинства, неприкосновенность частной собственности.

Исходя из этих необходимых условий, мыслитель дает следующее определение социальной свободы: «Единственная свобода, которая достойна этого названия, это та свобода, при которой мы имеем возможность домогаться своего собственного блага, следуя по тому пути, который мы

сами себе избрали, при том, однако, условии, что мы не лишаем своих близких возможности достижения той же цели или не препятствуем им в их стремлении к приобретению тех же благ» [6].

Свобода является одной из главных человеческих ценностей, она нужна индивиду как непременное условие его подлинного существования. С потребностью свободы может быть сравнимо только стремление человека к поддержанию существования. Сила потребности в свободе не уменьшается, а увеличивается по мере развития умственных и нравственных способностей человека. «Идеалом и общественного устройства, и практической морали было бы обеспечение для всех людей полной независимости и свободы действий, без каких-либо ограничений, кроме запрета на причинение вреда другим людям» [7].

Достижение подобной свободы является гораздо более ценным, чем отказ от нее ради большего комфорта или полного равенства, поскольку она представляет собой самое возвышенное качество человеческой природы. Коммунизм стремится совместить равенство и свободу, что, согласно Миллю, мало вероятно даже и в отдаленном будущем. Утопический коммунизм, с которым был знаком мыслитель, делал основной акцент на достижение равенства и братства, что приводило к ограничению самостоятельности отдельной личности, растворению ее в общей массе. Считая негативной чертой коммунистического общества присущее ему единообразие, отсутствие ярких индивидуальностей, философ предлагает свой вариант общественного устройства, обеспечивающий, по его мнению, наибольшую свободу.

Идеалом Милля оказывается общество, основанное на частной собственности и живущее по законам рынка. Эти законы должны сами регулировать социальную жизнь. Правительству же мыслитель отводит крайне скромную роль. Главной его функцией является обеспечение порядка и сохранение существующих законов. В личную жизнь граждан оно не должно вмешиваться. Государство Милля выглядит как организация, которую собственники наняли для защиты своих интересов, чиновник служит собственнику. Такое государство предполагает, однако, очень высокий уровень нравственной и политической культуры населения, обладание большинством населения значительной собственностью. Даже в Англии, наиболее передовой стране того времени, идеализированный образ которой и представляет собой государство Милля, не было условий для существования подобного общества. Государство, как показала последующая история, не толь-

ко не утратило свои позиции, но и во многом их укрепило.

Признанным классиком английского либерализма является и лорд Актон (1834-1902), который попытался определить сущность свободы путем изучения ее проявления в истории. Он полагал, что античности свобода не была присуща, несмотря на все достижения демократии, так как в то время не было представительного правительства, полного освобождения рабов и свободы совести. Эти три принципа являются основой всякой политической свободы. Только христианство совершило великий поворот к свободе, только на его принципах возможно построение свободного государства, что доказывается и на практике: ведь именно христианские народы обладают наибольшей свободой.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Анализируя процесс становления социальной свободы, Дж. Актон отмечает: «В каждую эпоху на пути свободы стояли ее естественные враги: невежество и предрассудки; страсть к завоеваниям и любовь к праздности; жажда власти, присущая сильным, и потребность в хлебе насущном, ведущая слабых» [1]. Свобода с течением времени все больше и больше проявляется в мире, сменяя собой состояние рабства и угнетения. Самое главное, по Актону, избежать классовой борьбы, добиться возрастания свободы бедных постепенным путем. Как и Милль, он понимал обоснованность требований социалистов и коммунистов о необходимости коренного изменения жизни народа. Тем не менее, частная собственность и для Актона является необходимым условием свободы. Прямое народное правление не обеспечивает свободу, а, напротив, уничтожает ее. В США мыслитель сначала увидел как раз такой пример осуществления народного правления, приведший к деспотизму народа. Но более глубокий анализ устройства американского государства привел английского философа к мысли о том, что именно в США осуществлены в наибольшей мере идеалы демократии. В Америке, полагает Актон, демократия положила предел самой верховной власти народа, тем самым сумев защитить права меньшинства. Поскольку абсолютная власть развращает того, кто ей обладает, необходимо, чтобы один субъект не был наделен неоправданно большими полномочиями [8]. Власть должна быть организована таким образом, чтобы одна ее ветвь не была сильнее другой, формы выборности их должны быть различны. Именно к этому и приблизилась американская конституция.

Г. Спенсер также считал либеральную концепцию невмешательства государства в частную

жизнь лучшей из возможных. Социалистический же идеал является, по его мнению, неосуществимым и даже весьма вредным. Невозможно полностью искоренить социальную несправедливость, поскольку «каков бы ни был социальный строй, несовершенная природа граждан будет проявляться в их дурных действиях. Такой политической алхимии, с помощью которой можно было бы превращать олово инстинктов в золото поступков, не существует» [10]. Существующая в его время буржуазная демократия является, по Спенсеру, самой высокой формой государственного устройства.

В соответствии со взглядами британского философа, рабочие, придерживающиеся социалистической ориентации, сами не понимают своей истинной выгоды. Именно социализм, по Спенсеру, представляет для людей труда большую угрозу, чем либеральный капитализм. «Бороться с социализмом следует, значит, главным образом не в интересах класса предпринимателей, но еще более в интересах рабочих» [11]. Британец предрекал, что попытка осуществления социалистического идеала на практике приведет лишь к росту бюрократии и произвола чиновников.

Завершая рассмотрение классических инди-видуалистически-либеральных концепций свободы, следует заметить, что и французский, и английский либерализм, утверждая необходимость сохранения законов капитализма, обосновывали, вместе с тем, невозможность достижения максимальной свободы в рамках существующих порядков. Свобода виделась им как достаточно отдаленная, но реально достижимая цель, которая в результате разумных реформ и постепенного нравственного прогресса станет достоянием каждого гражданина. Мыслителями этого направления свобода противопоставлялась равенству и считалась более фундаментальной ценностью, причем главным видом первой считалась свобода экономическая, дополненная основными политическими свободами.

Литература

1. Актон Д. Э. Э. Д. Очерки становления свободы. The history of freedom and other essays. L., 1992. С. 33.

2. Американские просветители. Избранные произведения: в 2 т. М., 1969. Т. 2. С. 100.

3. Берк Э. Размышления о революции во Франции // Социологические исследования. 1993. № 4. С. 150.

4. Констан Б. О свободе у древних в ее сравнении со свободой у современных людей // Политические исследования. 1993. № 2. С. 101.

5. Констан Б. Об узурпации // О свободе. Антология западноевропейской классической либеральной мысли. М.,1995. С. 234.

6. Милль Дж. С. О свободе. СПб., 1901. С. 28-29.

7. Милль Дж. С. Основы политической экономии и некоторые аспекты их приложения к социальной философии: в 3 т. М., 1980. Т. 1. С. 351.

8. О свободе. Антология западноевропейской классической либеральной мысли. М., 1995. С. 444.

9. Оуэн Р. Избранные сочинения. М., 1950. Т. 1. С. 150.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

10. Спенсер Г. Личность и государство // О свободе. Антология западноевропейской классической либеральной мысли. М., 1995. С. 436.

11. Спенсер Г. Опыты научные, политические и философские. Мн., 1999. С. 1383.

12. Токвиль А. де. Демократия в Америке. М., 1992. С. 237.

13. Трояновская М. О. У истоков нового общества: Томас Джефферсон и формирование идеологии американского либерализма // Проблемы американистики. Вып. 10. Либеральная традиция в США и ее творцы. М., 1997. С. 44.

14. Фурье Ш. Избранные сочмнения: в 4 т. М.; Л., 1952. Т. 2. С. 13.

* * *

FUNDAMENTAL CONCEPTS OF SOCIAL FREEDOM OF THE XIXth CENTURY

A. V. Karimov

In article basic provisions of classical ideas of freedom as social value in the XIXth century are revealed. First of all the solution of the problem of freedom in classical liberalism which corresponds with understanding of freedom in egalitarian doctrines of this era is investigated.

Key words: freedom, social freedom, democracy, equality, liberalism, socialism, law, state.