Научная статья на тему 'Форсайтовский цикл Д. Голсуорси как художественно-эстетическое целое'

Форсайтовский цикл Д. Голсуорси как художественно-эстетическое целое Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
1771
219
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
FORSYTE`S CYCLE / INITIAL/ REPEATED CYCLE / ФОРСАЙТОВСКИЙ ЦИКЛ / ЦЕЛОСТНОСТЬ / ЦИКЛОВЫЕ ПРИНЦИПЫ / ВНУТРЕННИЕ МЕХАНИЗМЫ ЦИКЛИЗАЦИИ / ЦИКЛОВЫЕ ФАКТОРЫ / ЦИКЛОВЫЕ ОБРАЗЫ / КОММУНИКАТИВНЫЙ ЦИКЛ / МОДЕЛИРОВАНИЕ / ЦЕННЫЕ АСПЕКТЫ / КУМУЛЯТИВНЫЙ ЦИКЛ / ПЕРВИЧНЫЙ/ВТОРИЧНЫЙ ЦИКЛ / ИНТЕРЛЮДИЯ / INTEGRITY / CYCLIC PRINCIPLES / THE INNER MECHANISMS OF CYCLIZATION / CYCLIC FACTORS / CYCLIC IMAGES / COMMUNICATIVE CYCLE / MODELING / VALUABLE ASPECTS / CUMULATIVE CYCLE / INTERLUDE

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Бардыкова Надежда Васильевна

В данной статье рассматривается проблема целостности форсайтовского цикла Д.Голсуорси, выявляются внутренние механизмы циклизации и единство организующих цикловых принципов. Анализируются такие цикловые факторы, как композиция и система циклических образов. Раскрываются творческие искания английского реалиста в сфере циклообразования.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Forsyte`s

кания английского реалиста в сфере циклообразования. The given article considers the problem of Forsyte`s cycle of J.Galsworthy as an integrity and reveals the inner mechanisms of cyclization and unity of organized cycle principles. It is also analyzed such cyclic factors as composition and system of cyclic images. Besides in the article it is showed the creative searches of an English realist in the sphere of cycle formation.

Текст научной работы на тему «Форсайтовский цикл Д. Голсуорси как художественно-эстетическое целое»

ФИЛОЛОГИЯ

УДК 821.111.09 ББК 83.3 (4= Вел) 6

Бардыкова Надежда Васильевна

кандидат филологических наук, профессор г. Белгород Bardykova Nadezhda Vasilzevna Candidate of Philology,

Professor

Belgorod

Форсайтовский цикл Д.Голсуорси как художественно-эстетическое целое Forsytes Сус1е of J.Galsworthy as a Fiction and Aesthetic Integrity

В данной статье рассматривается проблема целостности форсайтовского цикла Д.Голсуорси, выявляются внутренние механизмы циклизации и единство организующих цикловых принципов. Анализируются такие цикловые факторы, как композиция и система циклических образов. Раскрываются творческие искания английского реалиста в сфере циклообразования.

The given article considers the problem of Forsyte's cycle of J.Galsworthy as an integrity and reveals the inner mechanisms of cyclization and unity of organized cycle principles. It is also analyzed such cyclic factors as composition and system of cyclic images. Besides in the article it is showed the creative searches of an English realist in the sphere of cycle formation.

Ключевые слова: форсайтовский цикл, целостность, цикловые принципы, внутренние механизмы циклизации, цикловые факторы, цикловые образы, коммуникативный цикл, моделирование, ценные аспекты, кумулятивный цикл, первичный/вторичный цикл, интерлюдия.

Key words: Forsyte's cycle, integrity, cyclic principles, the inner mechanisms of cyclization, cyclic factors, cyclic images, communicative cycle, modeling, valuable aspects, cumulative cycle, initial/ repeated cycle , interlude.

Под циклизацией принято понимать продуктивную тенденцию, направленную на создание особых целостных единств-циклов. Цикл - это совокупность самостоятельных произведений, объединенных на основе их соотнесенности друг с другом. Причем специфика такой соотнесенности усматривается в том, что во всех случаях она должна приводить к возникновению некоторых «добавочных смыслов», не выраженных по отдельности в произведениях, составляющих цикл [12; 7-11]. Для выявления «добавочных смыслов» следует, прежде всего, составить представление о структуре цикла, о характере соотнесенности произведений в нем, о наборе инвариантных признаков.

Специфика цикла «с его двойным уровнем целостности» [16; 148] проявляется в принципиальной возможности двойного прочтения каждого из составляющих цикл произведений: эстетически автономного, без учета циклового ряда и прочтения без игнорирования цикла, т.е. с учетом новой целостности. В этом суть циклизации в ее коммуникативном плане.

В знаковом аспекте своеобразие цикла обусловлено тем, что в процессе циклизации произведения, составляющие цикл, меняют свой статус, превращаясь в элементы нового содержательного единства, что связано с природой самого цикла, выступающего одновременно в роли текста и в роли контекста. Потенциальная возможность двойного прочтения каждого из произведений дополняется двойственной функциональностью целого и его внутренних связей. «Особенность цикла как текста состоит в его внутренней дискретности, как контекста - в его линейной структурированности: цикл - это однозначно задаваемая автором последовательность произведений» [13; 13].

В моделирующем аспекте основным признаком цикла является композиция, диалектика временного и пространственного измерений. Как правило, цикл - носитель процессуально-временного начала. И исследователи циклизации пишут, прежде всего, о его монтажной композиции (В.Б. Шкловский, Ю.М. Лотман).

Вопрос ценностной характеристики цикла можно обозначить как проблему художественной «оправданности», эстетической содержательности циклового единства, определяемую количеством уровней ассоциативных связей внутри цикла между входящими в него произведениями. В пределах цикловой конструкции ассоциативность выступает в качестве универсального конструктивного механизма художественной семантизации целого. Таким образом, цикл целостен, обладает авторской композицией, которая семантизируется в читательском восприятии; он линеен, как текст и многокомпонентен, как контекст. «Цикл - тип эстетического целого, представляющий собой ряд самостоятельных произведений, созданных одним автором и скомпонованных им в определенную последовательность <...>. Специфичность цикла определяется степе-

нью участия системы связей и отношений между составляющими его произведениями в организации циклового единства, а эстетическая содержательность его структуры создается диалектическим совмещением двух планов целостности в ее пределах» [13; 17].

Исследователями неоднократно подмечалось то, что интерес к литературному циклу особенно обострялся в эпохи тектонических сдвигов и смещений. Именно на «рубеже эпох» тенденция циклизации порождала циклы, принимавшие облик и функцию жанровых образований, формирующихся в самостоятельную струю в общем потоке историко-культурного развития. В это время писатели различных школ и направлений фокусируют свое внимание на такой «гибкой, мобильной и предельно «многовалентной» структуре» (Ю.М.Лотман), как цикл. «Рубежностью эпох» будет вызван и интерес Д. Гол-суорси к циклизации.

Для дальнейшего конкретного анализа форсайтовского цикла будет иметь существенное значение еще один момент, связанный с «бытованием» литературной циклизации. Это «размытость границ» [16; 147] цикла, которую целый ряд ученых проследил на циклах разных жанров русской литературы XIX века: В. А. Сапогов и И.В. Фоменко на примере лирических, а М.М. Гиршман и Ю.В. Лебедев на основе эпических циклов. Этот вопрос имеет прямое отношение и к процессу эпической циклизации в творчестве Голсуорси, форсайтовский цикл которого складывался более двадцати лет и соединил в себе черты эпического и лирического.

Несмотря на наличие девяти романов (трех трилогий) о Форсайтах, классическим форсайтовским циклом принято считать шесть романов, вошедших в две трилогии: «Сагу о Форсайтах» и «Современную комедию», т.е. без учета последней трилогии «Конец главы», где Форсайты фактически находятся на периферии повествования.

К моменту создания «Собственника» (1906), первого романа цикла, Голсуорси уже был автором нескольких книг: «Джослин» (1898), «Вилла Рубейн» (1900), «Человек из Девона» (1901), «Остров фарисеев» (1904), в которых вы-

ступил как художник-реалист, развивавший на новом историческом витке традиции классического романа, представленного, прежде всего, Ч. Диккенсом и У. Теккереем. В них писатель считал своей гражданской обязанностью критиковать общество и его пороки, потому жизненный «нерв» его произведений и проходил через болевые точки эпохи. Однако в своей критике Голсуорси никогда не переходил определенных границ: намечаемые им острые конфликты часто завершались компромиссом. Хотя пафос борьбы был чужд его творчеству, Голсуорси оказался силен как обличитель буржуазного лицемерия и эгоизма, как художник, правдиво показавший процесс политической и моральной деградации английской буржуазии и подвергнувший пересмотру весь комплекс ее морально-правовых норм.

В «Собственнике» впервые вышла на сцену в полном составе семья Форсайтов из той самой верхушки среднего класса, к которой принадлежал и сам автор. Художник обратился к материалу, который знал лучше всего - к истории своей семьи и своего социального окружения, представив форсайтовский клан в момент его «наивысшего цветения» [I, 30] - в поздневикторианскую эпоху 1880-1890-х годов. Форсайты - потомки тех, кто создавал Империю, ее богатства, кто сделал Англию «мастерской мира» и владычицей колоний; люди деловые и состоятельные, «становый хребет» общества, «ядро нации». И история их семьи переросла в историю форсайтизма как общественного явления. При этом ряд исследователей [17, 83; 14, 77; 3, 288] полагают, что Форсайты - порождение форсайтизма как социального и национального явления. Другие же видят в форсайтизме (как разветвленной системе норм и стереотипных оценок) феномен не столько национальный, сколько классовый [15, 17; 8, 77].

Форсайтизм - олицетворение жизненной хватки, клановых связей, кастовой замкнутости, сословного самодовольства и высокомерия крупной буржуазии, эталон ее благоустроенного и размеренного быта, синоним собственничества. Чувство собственности диктует поступки, решения, жизненные цели, моральные приоритеты Форсайтов; оно - «пробный камень форсайтизма», - формулирует Голсуорси. Член форсайтовского клана привык смотреть на мир ис-

ключительно с точки зрения денег: «Если он не может рассчитывать на совершенно определенную ценность вещей, значит, компас его начинает пошаливать». Их родственные отношения также окрашены собственнической идеологией: «Они смотрели друг на друга, как на капитал, вложенный в солидное приобретение». Каждый из шести братьев Форсайтов (Джолион, Джеймс, Суизин, Роджер, Николас, Тимоти) опасается, что кто-то из пяти остальных «стоит» больше, чем он сам. Основополагающая проблема форсайтизма, проходящая через все романы, обеспечивает единство авторского замысла как один из важнейших циклообразующих элементов.

«Концентрированным воплощением форсайтизма» [10; 127] в первой книге цикла стал Сомс Форсайт, крушение семейного очага которого - своего рода символическое событие, предощущение будущего падения Форсайтов, которое станет предметом авторского внимания в последующих романах. Однако замысел форсайтовского цикла сформировался у английского реалиста не сразу. Биограф Голсуорси К. Дюпре считает, что решение писателя продолжить историю Форсайтов относится примерно к 1918 году и оно было самым счастливым днем его творческой жизни [6; 88]. В начале 1920-х годов увидели свет «В петле» (1920) и «Сдается в наем» (1921), вместе с «Собственником» составившие первую трилогию - «Сагу о Форсайтах», события которой охватывали период с 1886 по 1920 годы. Но расширение исторических рамок повествования (англобурская война, смерть королевы Виктории, Первая мировая война) потребовали от Голсуорси введения в «Сагу» (а затем и в «Современную комедию») не только проблем форсайтизма, но и связи времен, движения эпох, коллизии собственничества и красоты, мотивов петли, переоценки, прощания с прошлым, «новой смены», которые во многом обусловили идейную целостность цикла.

Эту же функцию выполняли и «сквозные» диалектически сложные герои цикла. По словам писателя, он «окружал их кольцом основной идеи, которую стремился выразить; а загнав их в это кольцо, предоставлял им жить самостоятельной жизнью» [XVI, 304]. Писателю, прежде всего, было интересно просле-

дить проявления инстинкта собственности, ведь он «так же неразрывно связан с окружающей средой, как сорт картофеля с почвой».

С особой настойчивостью указанные проблемы и мотивы зазвучали в «Современной комедии» («Белая обезьяна» (1924), «Серебряная ложка» (1926), «Лебединая песня» (1928)), в которой Голсуорси стремился прислушаться к шуму «клокочущих волн новой смены», возвещающих иные формы жизни. Ее герои - Сомс, Флер, Ирэн, Джон, Джолион-младший, Джун, Майкл Монт - основные сквозные персонажи, наличие которых является обязательным качеством целого - цикла. Нельзя не заметить, что образы эти получились выразительными, жизненными и чрезвычайно объемными. Их характеры индивидуализированы, это «не набитые соломой чучела героев» [XVI, 307], а полнокровные реалистические образы с емким психологическим содержанием. «Заботьтесь о характерах», «добавьте образам живой плоти», «обрисуйте реалистично их душевный «модус» [XVI, 303, 468, 471] - таковы наставления Голсуорси начинающим авторам. И сам он постоянно следовал этим принципам, глубоко разрабатывая и внешнюю (деятельностную), и внутреннюю (интроспективную) характеристики своих персонажей.

Система общих героев - необходимая составляющая эпикоповествовательной циклизации. Именно с ними и оказывается связанным важнейший композиционный и проблемный мотив, который «оформляет» все цикловое движение - мотив времени, смены эпох, перехода от старых, благополучных для Форсайтов, времен к новым, несущим крушение семье и целому классу: «То, что казалось вечным, уходит!»

Бурное преобразование социума после Первой мировой войны и революции 1917 г. в России потребовало от художника создания не одного романа, а цикла, единство которого во многом держится на единстве авторского замысла, общности тематики и проблематики (т.е. на содержательном уровне). Однако целостность цикла создается и на формальном уровне, на уровне его структуры, архитектоники.

Цикл Голсуорси не принадлежит к так называемым «априорным» (по терминологии Г.М.Мастэрда, [19; 19]), с самого начала «спрогнозированным» автором как целое, т.е. к «первичным» циклам. Но он не является и «вторичным» циклом, составленным автором постфактум, из уже написанных самостоятельных произведений. Он являет собой, как нам представляется, образец «смешанного типа» [18; 12], соединяющего первый и второй принципы создания цикла. Циклы, создававшиеся постепенно, разраставшиеся по мере эволюции автора и его творческой мысли и выразившие ее в своей внутренней динамике, Б.Ф. Егоров назвал «кумулятивными» [7; 91]. Это определение вполне уместно и в связи с интерпретацией форсайтовского цикла.

В структурном плане новаторство Голсуорси состояло в том, что он (в отличие от других) подключил к крупным эпическим формам (романным трилогиям) произведения малой эпической прозы - новеллы-интерлюдии. В результате цикл составили шесть романов и четыре фабульные, сюжетнозавершенные новеллы. В полном виде первая трилогия («Сага о Форсайтах») вышла в 1922 году и состояла из трех романов и двух интерлюдий («Последнее лето Форсайта», «Пробуждение»). Именно к этому изданию Голсуорси и написал авторское Предисловие и Послесловие, которые композиционно обрамляли цикл. Вторая трилогия («Современная комедия») как единое произведение впервые была опубликована в 1929 году и тоже включала помимо трех романов две интерлюдии («Идиллия», «Встречи»), составившие своеобразный «миницикл» и выполнявшие функцию связок между романами.

События в форсайтовском цикле разворачиваются последовательно и непрерывно, что характеризует его фабульно-повествовательный уровень. Единицы цикла связаны между собой по принципу «продолжения», а его сюжетная динамика определяется процессуальностью, т.к. идея фабульно-временной последовательности заложена в самом материале. Более того, Голсуорси создает эффект «цикла в цикле», разработав новую для английской литературы первой трети XX века форму, в которой цикл входит в цикл в виде двух трилогий (с учетом «Конца главы» даже трех трилогий).

Итак, форсайтовский цикл - последовательность, развернутая во времени. Время действия первой трилогии - 1886-1920 годы (тридцать пять лет); второй - 1922-1926 годы (пять лет). Разный временной ритм призван отразить возросший динамизм жизни. Исторические события не описываются детально, однако роль их не сводится лишь к сюжетно-прагматическим функциям. Каждое из упомянутых в романах исторических событий исподволь меняет самосознание членов семьи, их ощущение времени. Динамизм социального времени находит разрешение в цикличности времени семейного: «Движение по спирали в пределах цикла: подъем и падение, прилив и отлив» [1; 57].

Принцип цикличности проявляется также в чередовании романов и интерлюдий. Такая архитектоника цикла Голсуорси - его отличительная особенность. Однако следует указать и на различие пафоса, общей эмоциональной атмосферы романов и новелл. В большинстве романов цикла преобладает ироническая и сатирическая направленность. Ирония подразумевается уже в самих заглавиях трилогий (см. авторское Предисловие к «Саге о Форсайтах»). А интерлюдии с их элегической тональностью реализуют лирические темы счастья (состоявшегося или несостоявшегося) и счастливого детства.

В соответствии со «Словарем иностранных слов» «интерлюдия [лат. inter между + ludus игра] - 1) небольшой промежуточный эпизод между частями музыкального произведения, чаще всего - между вариациями; 2) в английском театре конца средних веков и начала эпохи Возрождения - небольшая пьеса сначала религиозно - нравоучительного, позднее фарсового характера» [15; 198].

В этом же ключе характеризуется интерлюдия («интермедия») в «Литературной энциклопедии терминов и понятий»: интермедия - небольшая пьеса или сцена, разыгрываемая между действиями пьесы или в тексте самой пьесы. Возникла в XV веке как бытовая сценка - фарс в составе мистерии или школьной драмы. Получила распространение в Западной Европе в XVI-XVII веках. В Англии интермедия называлась интерлюдией. Такова интерлюдия «Пирам и Фисба» в комедии У. Шекспира «Сон в летнюю ночь» (1596; V, 1)» [9; стб. 305].

Как видим, термин «интерлюдия» («интермедия») из словаря театра. Но его использование английским художником не случайно, ведь Голсуорси был видным драматургом, написавшим в 1900-1920 годы немало пьес, тесно связанных с его романами - идейно-тематически, подчас сюжетно и даже структурно-композиционно. Мышление драматурга было присуще ему и как романисту.

Интерлюдии, являясь лирическими новеллами, изображающими героя в его отдельном состоянии или «одномоментном» переживании, разрушают «моножанровость» цикла, делают его состав жанрово неоднородным. В этом еще один признак новаторства Голсуорси, разрушившего жанровое единообразие циклового состава. Соединение в цикле произведений разной жанровой ориентации ведет, по мнению теоретиков литературы, к созданию синтезного цикла.

Форсайтовский цикл композиционно состоит из произведений разных жанров, в которых эпическое и лирическое начала взаимно дополняют друг друга. При этом само их чередование симметрично в обеих трилогиях. Голсуорси художественно реализует такой композиционный прием, как параллелизм частей, повтор, симметрия, способствующий возникновению сложных текстовых структур и выработке новых сюжетно-динамических форм организации материала. Результатом творческих усилий английского реалиста стало создание не только новой повествовательной формы, но и новой архитектонической формы, своего рода «ансамблевой» конструкции (Ю.М. Лотман), базирующейся на законе симметрии. В моделирующем аспекте каждое отдельное произведение трансформировалось в составе цикла в «единицу» нового завершенного, самостоятельного, эстетически автономного целого, изменившего свой статус в цикловом контексте.

Сравнивая композицию цикла Голсуорси с другими, М.И. Воропанова утверждает: «Романный цикл Голсуорси не является, подобно роллановским эпопеям, романом-потоком (le roman-fleuve), части, его составляющие, обладают большей законченностью и самостоятельностью» [2; 198]. И это справедливое замечание. Однако в приведенном высказывании в одном ряду оказываются три термина (цикл, эпопея, роман-поток), требующие пояснения. «Роман-поток»

(точнее «роман-река») - термин западного литературоведения, обозначающий «серию романов, каждый из которых выступает как самостоятельное произведение, но все связаны между собою общностью героев или сюжета» [9; стб. 892]. К такой романной разновидности относят (из числа современников Гол-суорси) произведения Р. Роллана: «Жана Кристофа», состоящего из десяти книг, и «Очарованную душу» (семь книг), а также семь книг М. Пруста, составивших «В поисках утраченного времени». Под «эпопеей» современное отечественное литературоведение понимает «наиболее крупную и монументальную форму эпической литературы» [11; стб. 1236]. В.В. Кожинов относит к эпопее из произведений зарубежных авторов «Человеческую комедию» Бальзака и «Ругон - Маккаров» Золя, которые безымянным автором статьи «Роман-поток» в том же издании причислены к «романам-потокам» [9; стб. 892]. Теоретическая неразработанность данного вопроса значительно усложняет конкретный анализ цикла Голсуорси. Мы же исходим из того, что перед нами цикл, в котором очень сильны элементы эпизации.

Протяженность во времени, стремление к охвату десятилетий, без которых невозможно показать изменения в семейном клане на протяжении нескольких поколений, тяготение к полноте изображения требуют большого объема. И этот формальный признак влияет на все элементы художественной структуры.

Таким образом, форсайтовский цикл Голсуорси может быть истолкован как авторский (по степени авторского участия), «кумулятивный», «смешанного типа», т.е. создававшийся постепенно (по генезису), прозаический (по особенностям речевой структуры), романно-новеллистический (по жанру) и эпический (по родовой принадлежности).

К числу выявленных нами циклообразующих факторов относятся: идейнотематическое единство, общность сюжетных конфликтов и коллизий, вариативное развитие тем, сходство образно-стилистического решения, лейтмотивность повествования, обрамляющая композиция, жанрово-детерминирующая роль заглавий.

Цикл складывался постепенно на протяжении двух десятилетий. Изменения в первоначальном авторском замысле (на содержательном уровне) привели

и к изменениям структурно-композиционных особенностей цикла: к появлению новелл-интерлюдий, необходимых для нарастания и расширения ключевых тем произведения. Интерлюдии стали дополнительными звеньями, не нарушающими, а подтверждающими цельность цикла. Являясь границами между романами, как бы «прослаивая» их, они в то же время оказываются «мостиками» между ними. Интерлюдии, порой нарушающие линейную временную перспективу, возвращают читателя к событиям камерного сюжета, личного, узкосемейного значения, а романы резко раздвигают рамки бытия своих героев. В результате цикл семейных романов трансформируется в цикл романов об эпохе. Обогащение романного цикла чертами другого жанра (новеллы) тоже составляет сущность новаторства Голсуорси.

Библиографический список

1. Анцыферова, О. Ю. Семейный роман. Голсуорси [Текст] / О.Ю. Анцыферова // История зарубежной литературы XX века / Под ред. Л.Г. Михайловой, Я.Н. Засурского. - М.: Проспект, 2003. - С.53-58.

2. Воропанова, М.И. Голсуорси Джон [Текст] / М.И. Воропанова // Зарубежные писатели: Биобиблиографический словарь: в 2 ч. / Под ред. Н.П. Михальской.-Ч.1. - М.: Просвещение, 1997. - С.194-199.

3. Гиленсон, Б.А. История зарубежной литературы конца XIX - нач. XX века [Текст] / Б.А. Гиленсон. - М.: НЦ Академия, 2006. - С.281-299.

4. Голсуорси, Д. Несколько трюизмов по поводу драматургии [Текст] / Д. Голсуорси // Собр.соч.: в 16 т. - Т.16. - М.: Правда, 1962. - С.299-307. В дальнейшем том обозначается римской цифрой, а страница - арабской.

5. Дубашинский, И.А. «Сага о Форсайтах» Джона Голсуорси [Текст] / И.Дубашинский. - М. : Высш. шк., 1978. - 111 с.

6. Дюпре, К. Джон Голсуорси: Биография [Текст] / К. Дюпре. - М.: Радуга, 1986. - 310 с.

7. Егоров, Б.Ф. О мастерстве литературной критики. Жанры. Композиция. Стиль [Текст] / Б.Ф. Егоров. - Л.: Худ.лит., 1980. - 318 с.

8. Ивашева, В.В. Литература Великобритании XX века [Текст] / В.В.Ивашева. - М.: Высшая шк., 1984. - С.74-80.

9. Интерлюдия. Интермедия [Текст] // Литературная энциклопедия терминов и понятий / Гл. ред. А.Н.Николюкин. - М.: НПК Интелвак, 2001. - 1600 стб.

10. Кеттл, А. Введение в историю английского романа [Текст] / А. Кеттл. - М.: Прогресс ,1986. - С.121-138.

11. Кожинов В.В. Эпопея [Текст] / В.В. Кожинов // Литературная энциклопедия терминов и понятий. - М.: НПК Интелвак,2001. - Стб. 1236-1238.

12. Лебедев, Ю.В. У истоков эпоса: Очерковые циклы в русской литературе 1840-1860-х годов [Текст] / Ю.В. Лебедев. - Ярославль: ЯГПИ им. К.Д. Ушинского, 1975. - С. 3-15.

13. Ляпина, Л.Е. Циклизация в русской литературе XIX века [Текст] / Л.Е. Ляпина. -СПб.; СПбГУ, 1999. - 281 с.

14. Рыбакова, Н.И. Субъективный роман и ранняя романистика Д. Голсуорси [Текст] /

Н.И. Рыбакова // Традиции и новаторство в литературах стран Западной Европы и Америки XIX - нач. XX веков. - Горький: ГГУ, 1989. - С.74-84.

15. Словарь иностранных слов.-17-е изд. - М.: Рус. яз.,1983. - 608 с.

16. Хализев, В.Е. Произведение. Цикл. Фрагмент [Текст] / В.Е.Хализев // Теория литературы. - М.: Высш. шк., 1999. - С.145-149.

17. Шрайбман, А.М. Национальное своеобразие художественного стиля «Саги о Форсайтах» Джона Голсуорси [Текст] / А.М. Шрайбман // Единство и национальное своеобразие в мировом литературном процессе / Под ред. А.Л. Григорьева. - Л.: ЛГПИ им. А.И. Герцена, 1973. - С. 68-96.

18. Ingram, F.Z. Representative Short Story Cycles of the Twentieth Century [Text] / F.Z. Ingram. - Paris, 1971. - P. 10-17.

19. Mustard, H.M. The Lyric Cycle in German Literature [Text] / H.M.Mustard. - New York, 1946. - P.10-21.

Bibliography

1. Antsyferova, O.Y. The Family Novel. Galsworthy [Text] / O.Y Antsyferova // The History of Foreign Literature of the 20-th century / Edited by L. G. Michaylova, Y.N. Zasursky. - M. : Prospeck, 2003. - P. 53-58.

2. Voropanova, M.I. Galsworthy John [Text] / M.I.Voropanova // Foreign writers: Bibliographic dictionary: in 2 p. / Edited by N.P. Michalskaya. P. 1. - M.: Prosvescheniye, 1997. -P. 194-199.

3. Gilenson, B.A. The History of Foreign Literature of the end of 19- beg. 20-th century [Text] B.A. Gilenson. - M.: SC Academy, 2006. - P. 281-299.

4. Galsworthy J. Some Truisms about Drama [Text] / J. Galsworthy // Complete Works: in 16 v. - V. 16. - M.: Pravda, 1962. - P. 299-307.

5. Dubashinsky, I. A. “Forsyte’s Saga” by John Galsworthy [Text] / I. A. Dubashinsky. - M.

: Higher school. - 1978. - 111 p.

6. Dyupre, K. John Galsworthy: Biography [Text] / K. Dyupre. - M. : Raduga, 1986. - 310 p.

7. Egorov, B.F. About the Consummate Skill of Literary Critics. Genres. Composition. Style [Text] / B.F. Egorov. - L.: Fiction, 1980. - 318 p.

8. Ivasheva, V.V. The Literature of Great Britain of the 20-th century [Text] V.V. Ivasheva. -M.: Higher School. - 1984. - P. 74-80.

9. Interlude. Interlude / [Text] // Literature Encyclopedia of Terms and Notions /Edited by A.N. Nikolukin. - M/: Intelvak, 2001. - 1600 col.

10. Kettl, A. The Introduction into the History of an English Novel [Text] / A. Kettl. - M/: Progress, 1986. - P. 121-138.

11. Kozhinov V.V. Epopee [Text] / V.V. Kozhinov // Literature Encyclopedia of Terms and Notions. - M.: Intelvak, 2001. - Spb. 1236-1238.

12. Lebedev Y.V. The Source of Epos: Essay Cycles in the Russian Literature of 1840-1860 [Text] / Y.V. Lebedev. - Yaroslavl: YSPI after K.D. Ushinsky, 1975. - P. 3-15.

13. Lyapina, L.E. Cyclization in the Russian Literature of the 19-th century [Text] / L.E. Lyapina. SPb.: SPbSU, 1999. - 281 p.

14. Rybakova, N.I. Subjective Novel and Early Romance Phylology of J.Galsworthy [Text] / N.I. Rybakova // Traditions and Innovations in Literatures of West Europe and America of 19-20-th centures. - Gorky: GSU, 1989. - P. 74-84.

15. Dictionary of Foreign Words.. - 17-th Edition. - M.: Russian Language, 1983. - 1983. - 608 p.

16. Chalizev, V.E. Work of Literary. Cycle. Fragment [Text] / V.E. Chalizev // The Theory of Literature. - M.: Higher School, 1999. - P. 145-149.

17. Shrybman, A.M. National Originality of the Fction Style of “Forsyte’s Saga” by J.Galsworthy [Text] / A.M. Shrybman // The Integrity and National Originality in World lLteral Process / Edited by A.L. Grigoreva. L. LSPI named after A.I. Gertsen, 1973. - P. 68-96.

18. Ingram, F.Z. Representative Short Story Cycles of the Twentieth Century [Text] / F.Z. Ingram. - Paris, 1971. - P. 10-17.

19. Mustard, H.M. The Lyric Cycle in German Literature [Text] / H.M. Mustard. - New York. 1946. - P. 10-21.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.