Научная статья на тему 'Формирование состава критериев оценки деятельности микрофинансовой организации на основе анализа показателей в моделях качества жизни'

Формирование состава критериев оценки деятельности микрофинансовой организации на основе анализа показателей в моделях качества жизни Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
383
48
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МИКРОФИНАНСОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / MICROFINANCE ACTIVITY / МИКРОФИНАНСОВЫЕ УСЛУГИ / MICROFINANCE SERVICES / МИКРОКРЕДИТОВАНИЕ / МИКРОЗАЙМЫ / MICROLOANS / МОДЕЛЬ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ / LIFE QUALITY MODEL / MICROCREDITING

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Баламирзоев Назим Лиодинович

В современном мире микрофинансовая деятельность кредитных организаций занимает важное место в финансовой системе многих стран. Микрофинансовые организации (МФО) имеют множество достижений в данной сфере, поскольку предлагают услуги в оформлении гораздо большему кругу потенциальных клиентов, чем банки. Микрофинансирование как форма кредитования изначально была создана для решения важной социальной задачи улучшения качества жизни населения бедной страны. В настоящее же время опыт работы микрофинансовых организаций в России показывает, что целью данных организаций является, в первую очередь, получение коммерческой прибыли путём оказания микрофинансовых услуг населению, а также малому и среднему бизнесу. Возникают проблемы взаимоотношения значительной части населения с микрофинансовыми организациями. С точки зрения государства систему микрокредитования можно рассматривать и проецировать в общество как социально-экономическую программу. Для оценки результатов деятельности и эффективности работы микрофинансовых организаций выбраны критерии, созвучные критериям качества жизни населения. Рассмотрены пути модернизации имеющихся в настоящее время моделей анализа качества жизни с целью оценки эффективности микрофинансовой системы в ракурсе интересов государства. Проанализировано свыше десяти моделей оценки качества жизни (индекс ILI, показатель ожидаемой счастливой жизни Р. Веенховена, голландский индекс условий жизни LCI, модель Роджерсона, модель иерархических потребностей Маслоу, модель Мерди, модель Рафаэля и др.), определены и отмечены их достоинства и недостатки в разрезе потенциальных возможностей преобразования этих моделей. Установлено, что из некоторых моделей могут быть выбраны отдельные показатели, которые возможно преобразовать в показатели оценки эффективности функционирования системы микрокредитования.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Формирование состава критериев оценки деятельности микрофинансовой организации на основе анализа показателей в моделях качества жизни»

DOI: 10.24143/2073-5537-2018-3-133-144 УДК 657.6

Н. Л. Баламирзоев

ФОРМИРОВАНИЕ СОСТАВА КРИТЕРИЕВ ОЦЕНКИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МИКРОФИНАНСОВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ НА ОСНОВЕ АНАЛИЗА ПОКАЗАТЕЛЕЙ В МОДЕЛЯХ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ

В современном мире микрофинансовая деятельность кредитных организаций занимает важное место в финансовой системе многих стран. Микрофинансовые организации (МФО) имеют множество достижений в данной сфере, поскольку предлагают услуги в оформлении гораздо большему кругу потенциальных клиентов, чем банки. Микрофинансирование как форма кредитования изначально была создана для решения важной социальной задачи -улучшения качества жизни населения бедной страны. В настоящее же время опыт работы микрофинансовых организаций в России показывает, что целью данных организаций является, в первую очередь, получение коммерческой прибыли путём оказания микрофинансовых услуг населению, а также малому и среднему бизнесу. Возникают проблемы взаимоотношения значительной части населения с микрофинансовыми организациями. С точки зрения государства систему микрокредитования можно рассматривать и проецировать в общество как социально-экономическую программу. Для оценки результатов деятельности и эффективности работы микрофинансовых организаций выбраны критерии, созвучные критериям качества жизни населения. Рассмотрены пути модернизации имеющихся в настоящее время моделей анализа качества жизни с целью оценки эффективности микрофинансовой системы в ракурсе интересов государства. Проанализировано свыше десяти моделей оценки качества жизни (индекс ILI, показатель ожидаемой счастливой жизни Р. Веенховена, голландский индекс условий жизни LCI, модель Роджерсона, модель иерархических потребностей Маслоу, модель Мерди, модель Рафаэля и др.), определены и отмечены их достоинства и недостатки в разрезе потенциальных возможностей преобразования этих моделей. Установлено, что из некоторых моделей могут быть выбраны отдельные показатели, которые возможно преобразовать в показатели оценки эффективности функционирования системы микрокредитования.

Ключевые слова: микрофинансовая деятельность, микрофинансовые услуги, микрокредитование, микрозаймы, модель качества жизни.

Введение

В настоящее время микрофинансовая деятельность в сфере кредитования стала неотъемлемой составной частью финансовой сферы большинства стран мира, включая все развитые страны. Более того, многие классические кредитные организации, включая банки, стали всё активнее участвовать в сфере микрокредитования. Наряду с большими и важными положительными достижениями в этой сфере, возникли острые проблемы взаимоотношения значительной части населения с микрофинансовыми организациями (МФО), которые в отдельных случаях переросли в форму социально-политического противостояния и неприятия населением сферы микрокредитования. Всё это нашло отражение в попытках на уровне Государственной Думы РФ запретить микрофинансовую деятельность в России. В связи с этим проблема комплексной оценки эффективности системы микрофинансирования с позиций всех участвующих в микрофинансовой деятельности сторон является актуальной [1, 2]. Автор активно занимается исследованиями в сфере микрофинансирования, и данная работа является в определённом аспекте продолжением его работ [3, 4].

Анализ проблемы оценки эффективности МФО

Модели оценки эффективности работы МФО, в том числе и комплексные оценки, опирающиеся на системные наборы показателей, нацелены на повышение результативности функционирования МФО, благодаря учёту всей совокупности факторов, способных оказать значимое воздействие на МФО и на процесс функционирования. С точки зрения интересов государства подобная оценка эффективности МФО не только недостаточна, но даже может быть негативной: в настоящее время в российском обществе сложилось крайне отрицательное отношение к системе микрофинансового кредитования ввиду политики предоставления микрозаймов,

предполагающей предоставление займов под очень высокие процентные ставки, и депрессивных методов давления на клиентов, а также многочисленных фактов нарушения закона со стороны МФО в отношении заёмщиков. В этой связи сфера микрокредитования, в отличие от близкой к ней сферы - банковской, опустилась до уровня социально опасной, способной вызывать конфликты населения с государственными органами, соответствующими коммерческими организациями. В Государственной Думе РФ предпринимались попытки полностью запретить данный вид финансовой деятельности в России. Более взвешенная позиция нацелена на то, чтобы поставить микрофинансовую деятельность под жёсткий государственный контроль. Это обусловлено тем, что система микрокредитования имеет ряд достоинств, наиболее важными из которых являются следующие:

1. В отличие от классических кредитных организаций, включая банки, МФО предоставляют кредиты малым и средним предприятиям на самом важном его этапе - этапе становления, что существенно расширяет возможности развития малого и среднего бизнеса в России.

2. В МФО можно получить микрокредит на любую сколь угодно малую сумму, в то время как кредит на малую сумму для банков не представляет интереса. Это существенно расширяет круг возможных лиц, желающих воспользоваться данной финансовой услугой.

3. Банки недостаточно представлены в удалённых регионах и малых населённых пунктах -единственным исключением в настоящее время становится «Почта-банк». Поэтому не у всех клиентов регионов есть возможность обратиться в банк за кредитной услугой. Микрофинансовые организации же открываются в небольших городах, где банки практически не присутствуют. Микрофинансовые организации часто готовы работать с клиентами из сельских и малозаселённых районов в удалённом режиме.

4. Объём требований при выдаче микрокредита в МФО самый минимальный; обязательным документом для оформления микрокредита является только паспорт - в отличие от банков, которые при оформлении кредита требуют предоставить большой пакет документов, часто -поручителей - или предоставить имущество под залог. Не все банки выдают потребительские кредиты физическим лицам при отсутствии официального места работы, в то время как МФО предоставляют займы как гражданам, работающим неофициально, так и индивидуальным предпринимателям. Банки, как правило, отказывают в оформлении лицам, не имеющим постоянную регистрацию, в то время как большинство МФО для выдачи кредита довольствуются наличием у клиента временной регистрации.

5. Банки не работают с потенциальными клиентами, имеющими какие-либо негативные следы взаимоотношений с банковской или государственной системами. В частности, они не выдают займы клиентам с испорченной кредитной историей вне зависимости от причин, по которым эта история была испорчена. Возможность получения банковского кредита закрыта также для граждан, имеющих иные стоп-факторы при оформлении кредита в банке: наличие текущей (условной) или погашенной судимости; наличие иных просроченных обязательств, в том числе налоговых, выплат по решению суда и т. д. Микрофинансовые организации же работают со всеми перечисленными выше клиентами.

6. Процесс оформления и осуществления выплат микрозайма в МФО существенно проще оформления кредита в банке, где, например, предварительное решение о возможности предоставления кредита иногда приходится ожидать по телефону в течение часа. Специалисты МФО готовы выезжать к клиентам за пределы пункта расположения МФО для оформления документов, выдачи кредита и оплаты очередного платежа.

7. В МФО кредит может быть предоставлен на любой сколь угодно малый срок (на один час, «до зарплаты» и т. д.), ни один банк не выдаст кредит на подобные малые сроки.

Наиболее важным достоинством системы микрокредитования, с точки зрения интересов государства, является поддержка малого и среднего бизнеса, особенно на наиболее важном периоде их существования - этапе становления, когда традиционные кредитные организации категорически не хотят участвовать в указанном финансировании. Кроме того, для государства важным моментом по социальным и экономическим мотивам является то, что благодаря системе микрокредитования доступ к финансовым услугам получает огромная часть населения страны (порядка 42 %), которая до этого времени не имела указанной возможности.

Тем не менее, система микрофинансирования имеет существенный недостаток, который в основном и вызывает неприятие этой системы значительной частью населения России - очень высокие проценты за финансовые услуги - около 800-1500 % годовых (2-3 % в день, реже 3-4 %).

Как показала практика, наиболее успешные МФО оказались наиболее социально неприемлемыми для государства. Таким образом, оценки эффективности со стороны руководства МФО и государства в отдельных случаях могут оказаться диаметрально противоположными. В связи с вышесказанным возникает вопрос: каким образом следует оценивать деятельность МФО с точки зрения интересов государства, которое обязано представлять интересы большинства своих граждан.

Напомним, что микрофинансирование как форма кредитования была создана в Бангладеш лауреатом Нобелевской премии в области экономики Юнусом Мухаммадом как механизм решения важной социальной задачи - оказания помощи лицам, не имеющим залогового капитала, т. е. для решения проблемы массовой бедности в этой стране [5]. Опыт решения оказался очень удачным, он нашёл многочисленных сторонников и последователей практически во всем мире. Изначально микрофинансовая деятельность не была нацелена на получение прибыли, а предназначалась для решения одной из важнейших социальных задач современного человечества -борьбы с бедностью. Однако по мере того, как проект показал свою высокую состоятельность и эффективность, деятельность в сфере микрофинансирования стала рассматриваться, прежде всего, как коммерческий проект, нацеленный на получение прибыли. Поэтому в настоящий момент целью деятельности практически всех существующих в России МФО является получение коммерческой прибыли путём оказания микрофинансовых услуг населению, малому и среднему бизнесу. Решение социальной задачи помощи малоимущим также может оставаться составной частью деятельности МФО. В качестве ремарки отметим, что целесообразно было бы предусмотреть в законе возможность оказания микрофинансовыми организациями микрофинансовых услуг на некоммерческой основе как часть их деятельности на микрофинансовом рынке.

Таким образом, с точки зрения интересов государства систему микрокредитования следует рассматривать и проецировать в общество как социально-экономический проект (а не как чисто экономический проект) и именно этот её статус и следует поддерживать и развивать.

В соответствии со сформулированной парадигмой существования системы микрокредитования необходимо выбрать критерии оценки эффективности работы отдельных МФО. Привлекая передовой опыт оценки эффективности различных социально-экономических проектов, воспользуемся активно развивающейся в последние десятилетия системой оценки эффективности работы государственных и региональных органов власти, а также различных социально-экономических проектов на основе индикаторов качества жизни.

В развитых странах в последние десятилетия активно развивается новый подход к оценке уровня развития конкретного государства (а также региона, сферы деятельности), сравнения различных государств (регионов, сфер деятельности) между собой по показателям нового типа, именуемым показателями качества жизни граждан, населения. Эти показатели используются, прежде всего, при формировании государственной социально-экономической политики. Качество жизни стало одной из важнейших научных и практических категорий, используемых в исследовании социально-экономических процессов, а также управления ими. Более того, оно сегодня используется в качестве одного из основных целевых критериев при формировании государственной внутренней и внешней политики многих развитых государств. Многие политики и крупные учёные в сфере государственного управления считают, что основными показателями при сравнении эффективности различных государственных систем должны быть не экономические показатели, а показатели качества жизни. Таким образом, приоритетной целью социальной рыночной экономики должно являться достижение максимально высокого уровня качества жизни населения. При этом под качеством жизни конкретного субъекта понимается степень удовлетворения его материальных, духовных (интеллектуальных) и социальных потребностей, т. е. качество жизни - степень комфортности человека как внутри себя, так и в рамках своего окружения и в обществе в целом. Отсюда выводится, что качество жизни конкретного субъекта определяется экономическими, физическими, социальными и эмоциональными факторами жизни человека, имеющими для него важное значение и на него влияющими, т. е. понятие качества жизни многогранно, включает экономические, социально-политические, экологические, субъективные и другие составляющие. Основным решающим компонентом качества жизни является экономическая составляющая. Именно она, прежде всего, определяет спектр тех возможностей, предпочтений и целей, которые могут быть выбраны и реализованы каждым субъектом, тем самым определяя степень соответствия возможностей субъекта его желаниям, состоянию его комфортности в личной жизни и положение в общественной жизни.

Исходя из вышесказанного, приходим к заключению, что для оценки эффективности работы МФО целесообразно выбрать критерии, которые созвучны критериям качества жизни и вносят свой положительный вклад в оценку качества жизни населения страны или отдельного её региона. Предлагается в качестве основного критерия оценки эффективности функционирования системы микрокредитования в целом и каждой отдельной МФО в частности выбрать критерии, характеризующие их вклад в повышение качества жизни населения.

Выбор критерия и модели оценки эффективности МФО

Прежде всего, необходимо выбрать конкретный критерий качества жизни. В настоящее время в мире имеется более шестидесяти представляющих интерес различных критериев и моделей оценки качества жизни населения, принятых в различных странах, разными международными организациями, а также разработанные крупными специалистами в данной сфере. Поэтому встаёт задача выбора из этого большого перечня наиболее приемлемого варианта (или приемлемых вариантов). Проведём анализ возможного состава возможных критериев.

Рассмотрим, какие характеристики, относящиеся к качеству жизни, связаны с деятельностью МФО. Как следует из вышесказанного, качество жизни - это состояние комфортности населения, которое вынуждено вступать в финансовые отношения с МФО. Применительно к МФО основные факторы, которые определяют состояние субъекта (физического или юридического), который воспользовался услугами МФО, связаны со следующими группами характеристик:

1. Глобальные интегральные финансово-экономические показатели состояния государства (региона, сферы деятельности), которые отражают результаты функционирования как самого государства (региона, сферы деятельности), так и системы МФО: увеличение либо уменьшение (в результате банкротства) количества физических лиц, малых и средних экономических субъектов, которые воспользовались услугами микрокредитования, и эти услуги явились решающим фактором конечного результата функционирования каждого из этих субъектов на текущий момент.

2. Социальные показатели, характеризующие количество субъектов (физических лиц из бедных слоёв населения, малых и средних предприятий), не имевших никаких возможностей по получению финансовой поддержки со стороны классических банковских организаций и государственных структур, но которые, благодаря финансовой и иной помощи со стороны МФО, смогли улучшить своё финансово-экономическое положение. В данном случае возможно более углубленное и тесное участие МФО в проектах указанных субъектов.

3. Количество физических и юридических субъектов, которые попали в тяжёлое финансовое положение или даже разорились в результате невозможности выплаты микрозаймов, взятых в МФО. Сюда относятся затраты на оказание медицинской, психологической и консультативной помощи этим физическим лицам, вкладчикам, спонсорам и акционерам юридических субъектов и членам их семей.

4. Эмоциональное отношение к МФО на текущий момент времени со стороны всех субъектов, которые воспользовались услугами МФО в течение заданного контрольного промежутка времени. Отметим, что эти эмоциональные оценки могут иметь как положительный характер, так и отрицательный.

Поскольку предполагается использовать сформированную выше систему показателей также для оценки эффективности работы отдельных МФО или групп МФО, введём следующую группу показателей, отражающих эффективность работы МФО.

Финансово-экономические показатели эффективности функционирования отдельных МФО, групп МФО

Глобальные финансовые показатели (см. требование 1) необходимы, прежде всего, для оценки потенциальных возможностей микрофинансовой сферы.

Как следует из анализа состава показателей, среди них присутствуют как объективные, которые могут быть получены на основе статистической отчётности, анализа рынка и работы МФО (это группы 1, 2, 3 показателей), так и субъективные, получаемые на основе опроса и контакта с лицами, воспользовавшимися микрофинансовыми услугами. Поэтому среди существующих методик оценки качества жизни наиболее информативными могут оказаться, прежде всего, показатели смешанного типа, опирающиеся на сочетание объективных и субъективных индикаторов. Ниже перечислены те модели, которые прошли реальную апробацию либо используются в настоящее время и которые показали свою состоятельность как модели оценки качества жизни.

Проведём сравнительный анализ названных моделей, опираясь на сформированный состав типов показателей, перечисленный выше, - назовём этот состав системным набором показателей по МФО.

1. Метод оценки относительных изменений показателей качества жизни - индекс ILI [6, 7]. В основе метода - нахождение суммы следующих измерений качества жизни (в скобках указаны выбранные весовые коэффициенты показателей): экономика (20 %), здравоохранение (12 %), культура и отдых (10 %), инфраструктура (10 %), стоимость жизни (20 %), свобода (10 %), безопасность и риск (10 %), окружающая среда (5 %), климат (10 %). Данный набор показателей относительно слабо коррелирован с системным набором показателей по МФО. Поэтому возможность построения требуемой модели МФО по аналогии с построением индекса ILI низка.

2. «Основной» и «расширенный» индексы качества жизни (Diener's Basicand Advanced QOL Indexes) [8] опирается на шкалу универсальных ценностей Шварца, включающую 45 отдельных показателей, разбитых на следующие 7 групп схожих показателей: иерархия, власть, эмоциональная независимость, интеллектуальная независимость, приверженность эгалитаризму, гармония, консерватизм. Автор [8] взял из каждой группы по два показателя, первый из которых связан с базовыми потребностями (физические потребности, безопасность и др.), а второй - с потребностями второго порядка (уважение, желание помогать другим и др.). Семь базовых показателей используются для формирования основного индекса качества жизни, а семь индексов второго порядка - для формирования расширенного индекса. Окончательное значение индекса рассчитывается путём сложения стандартизированных результатов по 7 показателям оценки. Данный индекс достаточно сложен для применения его к оценке деятельности МФО, хотя перечисленные выше четыре показателя в принципе входят частично или полностью в состав основного или расширенного индекса. Поэтому потенциально данный индекс может быть преобразован в индекс, характеризующий эффективность функционирования МФО.

3. Показатель ожидаемой счастливой жизни Р. Веенховена - HLE [7, 9] опирается на оценку количества счастливых лет жизни типового респондента. Значение показателя определяем путём умножения показателя счастья усредненного по всем гражданам страны (этот показатель изменяется от 0 до 1) на среднюю продолжительность жизни при рождении в годах. То есть данный показатель определяет количество счастливых лет. Например, если в стране ожидаемая продолжительность жизни равна 70 годам, а значения индекса счастья равно 7, т. е. 0,7 по шкале от 0 до 1, то ожидаемая продолжительность счастливой жизни составит 49 лет.

Теоретически данный показатель может быть модифицирован для оценки интегрального эффекта от деятельности системы микрофинансирования, отражая суммарное количество счастливых лет, которые добавились ко всему количеству «счастливых лет» населения, либо, наоборот, убавились. Данный индекс не может быть использован государственной системой, потому что он опирается на понятие «счастье», которое слишком абстрактное, чтобы на основании него планировать политические действия. Но в долгосрочном периоде этот индекс может быть полезен, поскольку индекс HLE оказался достаточно эффективным как показатель качества жизни.

4. Немецкая система социальных индикаторов [10] аккумулирует в себе все основные показатели качества жизни, используемые в настоящее время (около трёхсот показателей). Все показатели чисто эмпирически, исходя из практического опыта реализации (прежде всего, сбора исходных данных), разбиты на 13 категорий: население, социологический статус, рынок труда и условия труда, общественный доход и его распределение, предложение и потребление товаров и услуг, транспорт, жилищные условия, образование, здоровье, участие в социальной и политической жизни, состояние окружающей среды, общественная безопасность и преступность, досуг и средства массовой информации. Наблюдения по данной системе проводятся регулярно, начиная с 50-х гг. Несмотря на большой объём показателей, среди них мало таких, которые достаточно коррелированы с системным набором показателей по МФО; особенно с последним показателем, характеризующим эмоциональное отношение к МФО, что делает затруднительным модификацию данной системы применительно к МФО.

5. Голландский индекс условий жизни - LCI [11] разработан в Голландии с целью оценивать те сферы, в которых на момент исследования предполагалось проведение активной социальной политики государства или где результаты социальной политики нашли своё отражение. С этих позиций были выделены следующие сферы: жилищные условия, здоровье, покупатель-

ная способность, досуг, социальная мобильность, социальное участие, развитие спорта, праздники, образование, занятость и условия труда. Ежегодно, начиная с 1974 г., результаты оценок данного индекса публикуются в открытой печати. Данный индекс позволяет отражать условия развития в областях, которые подвержены влиянию правительственной социальной политики. Но, во-первых, в нём отсутствуют интересующие нас субъективные оценки и, во-вторых, этот индекс интересен при решении проблемы управления качеством жизни - эта проблема в рамках данной работы не рассматривается. Поэтому данный индекс пока не представляет значимого интереса для оценки эффективности МФО.

6. Модель Роджерсона [12] опирается на субъективную оценку качества жизни самими людьми с учётом специфических особенностей их жизни. Качество жизни в модели оценки данного индикатора рассматривается как результат сочетания двух сущностей: материальной сферы жизни субъекта (включая определённый ряд товаров, услуг и других характеристик материальной, экономической и социальной сфер) и личной сферы жизни, включающей ряд фиксированных характеристик населения, а также непосредственные оценки людьми их благополучия и удовлетворения. Для оценки удовлетворённости населения предусмотрено проведение анкетирования. В процессе анкетирования респондентам (субъектам) необходимо оценить следующие 18 показателей по шкале от 1 до 4: удобство осуществления покупок, загрязнение окружающей среды, уровень образования, стоимость жизни, уровень шума, климат, возможности для трудоустройства, удобство проезда до работы, давка при проезде до работы, отношения с соседями, жилищные условия, парки, достаточность зелёных насаждений, уровень здравоохранения, возможности для досуга, возможности для занятия спортом, обеспеченность общественным транспортом, пробки на дорогах. Данная модель по составу показателей достаточно далека от сферы микрокредитования и поэтому, несмотря на наличие большого числа вполне доступных показателей, представляет ограниченный интерес как возможная основа построения модели оценки эффективности системы микрокредитования.

7. Модель иерархических потребностей Маслоу [13, 14] опирается на оценки человеческих потребностей, которые разбиты на пять непересекающихся групп:

- физиологические потребности, т. е. потребности, которые связаны непосредственно с существованием человека и его выживанием как биологического вида, а также показатели, связанные с поддержанием жизни человека;

- потребность в безопасности существования и жизни, т. е. обеспечения в обществе состояния защищённости, стабильности, свободы от страха, непредсказуемости, хаоса, наличие правового порядка и главенства закона;

- потребность в любви и в позитивной принадлежности, т. е. наличие тёплых, дружеских отношений (в семье, на работе, при любом другом общении людьми), потребность быть принятым в различные социальные группы, близкие по интересам, душевной атмосфере, образу мышления и времяпрепровождения;

- потребность в признании, т. е. желание человека, чтобы все люди, в том числе и он, были по достоинствам оценены окружающими, уважении, ощущении доброго настроя;

- потребность в самоактуализации, т. е. стремление человека к самовоплощению, к актуализации заложенных в нём способностей и возможностей.

Результирующее значение индикатора Маслоу для конкретного индивида определяется на основе аддитивной свертки полученных оценок отдельных показателей. Основной недостаток с точки зрения возможности её использования применительно к микрокредитованию - отсутствие экономических показателей, а также субъективный характер всей процедуры, включая выбор весовых коэффициентов. Поэтому данная модель не представляет большого интереса для формирования на её основе модели оценки эффективности системы микрокредитования.

8. Концепция качества жизни в городах - модель Мерди [15]. Индикатор опирается на анализ значений показателей по четырём основным сферам жизни и деятельности человека. Первая группа показателей характеризует социально-политическую и экономическую среды жизни человека с учётом специфики и влияния местных (региональных) условий. Вторая группа показателей включает измерения объективных данных по деятельности предприятий местного уровня. Третья группа - показатели социально-экономической сферы, которые порождены показателями второй группы, в частности расходы на среднее образование на душу населения,

уровень отсева в средних школах и т. п. Четвёртая группа характеризует домохозяйства с учётом их индивидуальных особенностей. Многие показатели этой группы измеряются качественными переменными (например, лингвистическими). Данный индикатор может быть модифицирован для его использования в процессе оценки эффективности МФО, но это потребует достаточно больших усилий. Поэтому ценность данного индикатора для целей исследования средняя.

9. Модель Борсдорфа [16] ориентирована на оценки качества жизни в городах. Непосредственно процесс оценки индикатора опирается как на субъективные оценки отдельных людей по качеству их жизни, так и на объективные показатели уровня жизни жителей городов. Модель успешно прошла апробацию в городе Инсбрук (Австрия). Индикатор основывается на концепции: чем выше качество жизни, тем меньше разница между объективными оценками условий жизни населения по конкретным объективным критериям и субъективными оценками этих условий отдельными жителями города. Перенос данного принципа на сферу микрофинансовой деятельности представляется сомнительным, поскольку оценки по объективным критериям деятельности МФО и субъективным критериям оценки их деятельности клиентами МФО, скорее всего, будут сильно отличаться, поэтому ценность данной модели для оценки эффективности системы микрокредитования незначительна. Однако в модели разработаны методы оценки и анализа качества жизни для специфических категорий объектов, каковыми в рамках данной модели выбраны города, поэтому эти методы могут представлять потенциальный интерес применительно к МФО как к специфическим объектам.

10. Методика межрегионального анализа качества жизни В. В. Коссова [17] является одним из первых значимых российских исследований индексов для анализа и оценки степени изменения качества жизни в субъектах РФ (областях, краях, республиках и т. п.). В основе построения индекса лежит разбиение всех процессов, протекающих в субъекте РФ, на два несовместимых класса: позитивные, дальнейшее развитие которых должно максимально полно стимулироваться региональными властями, и негативные, в отношении которых должны предприниматься максимально возможные усилия по их нейтрализации и ослаблению. Исходные данные выбираются из официально утверждённых источников статистической отчётности. Структура и содержание негативных и позитивных процессов, наряду с общесистемной составляющей, имеют также значимую ярко выраженную региональную составляющую. В качестве позитивных процессов общесистемного плана часто рассматриваются растущие экономические показатели, рост продолжительности жизни; те же процессы при их ухудшении являются примерами негативных процессов. Другие примеры общесистемного характера, рассматриваемые в методике, в зависимости от региона могут быть как в числе позитивных, так и негативных процессов: рост безработицы, количества или доли семей с уровнем доходов ниже прожиточного минимума и пр. По результатам анализа на основе данного индикатора все регионы (области и республики, местные и муниципальные образования, районы) разделяются на четыре группы в зависимости от тенденций изменения позитивных и негативных процессов в них (рост - убывание): рост или убывание (2 состояния) негативных и позитивных процессов (2 состояния). Характер управляющих воздействий в каждом из четырёх перечисленных случаев совершенно разный. Методика не является интегральной, достаточно сложна в расчётах и реализации, но крайне информативна для установления направлений социально-экономической политики государства. Применительно к сфере микрокредитования данная методика малоинтересна, поскольку одна из основных целей, которую ставит перед собой эта методика, - это выбор типа управления в регионе, что неактуально для МФО в рамках рассматриваемой в работе задачи.

11. Интегральный индикатор качества жизни (ИИКЖ) С. А. Айвазяна [17, 18] - это один из наиболее известных российских индикаторов качества жизни. Он ориентирован на использование синтетических (составленных из целого набора более простых показателей) категорий качества жизни населения. Позволяет выполнить не только анализ и оценку качества жизни населения, но и вести мониторинг за качеством жизни, выявляя динамику этого процесса и влияние отдельных показателей на эту динамику. При этом процесс анализа качества жизни ограничивается средой и системой обеспечения жизнедеятельности населения. Таким образом, данный индикатор опирается на определённую процедуру агрегирования набора частных показателей, описывающих различные аспекты качества жизни. Исходные значения показателей выбираются из статистически регистрируемых официальных источников.

Непосредственно процедура анализа опирается на следующие пять групп, по каждой из которых индикатор качества жизни оценивается независимо от остальных, а затем осуществляется интеграция всех пяти индикаторов в один общий индикатор:

- качество населения, оцениваемое на основе использования официально регистрируемых показателей продолжительности жизни, уровня образования, квалификации, рождаемости, смертности, брачности и т. п.;

- благосостояние населения, опирающееся на основные показатели уровня жизни, которые, как известно, отражают прежде всего степень удовлетворения материальных потребностей в обществе. В состав показателей входят: реальные доходы населения, их дифференциация по различным категориям граждан, уровень потребления благ и услуг, уровень обеспечения мощностями инфраструктуры и т. п.;

- социальная безопасность, которая характеризует уровень обеспечения благоприятных условий труда, социальной защиты, физической и имущественной безопасности для всех членов общества, степень криминогенности и уровень социально-политического здоровья самого общества и т. п.;

- качество окружающей среды, охватывающее все основные экологические показатели, связанные с загрязнением окружающей среды, включая показатели качества воздушной и водной сред, питьевой воды, почвы и т. п.;

- природно-климатические условия, объединяющие в себе запасы природно-сырьевых ресурсов, показатели климатических условий и негативных природных явлений, порождающих форс-мажорные ситуации.

Как видно из приведённого перечня, среди перечисленных групп свойств нет показателей, характеризующих указанное выше четвёртое требование к оценке качества МФО. Таким образом, данный индикатор качества жизни требует серьёзных доработок для того, чтобы на его основе можно было бы построить показатель оценки эффективности функционирования МФО.

12. Индекс лучшей жизни (The OECD Better Life Index - BLI) [19] разработан Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в 2011 г. с целью систематического мониторинга и выполнения сравнительного анализа состояния благополучия в разных странах и формирования набора мероприятий глобального уровня, реализация которых позволила бы повысить уровень общемирового благополучия. Все показатели, используемые при проведении оценки благосостояния, разбиты на 11 категорий, которые комплексно характеризуют разные аспекты качества жизни и работы различных категорий населения, а также параметры общественного благосостояния. При этом в каждую категорию входят от одного до четырёх показателей. Перечислим эти категории:

- жилищные условия. Объект анализа - отдельные граждане государства. Включает следующие показатели: количество квадратных метров или комнат на одного человека; наличие основных коммунальных удобств; расходы на жильё;

- доходы. Объект анализа - домашние хозяйства. Показатели: чистый доход домохозяйства, т. е. после уплаты всех налогов; финансовое благосостояние домохозяйства;

- работа. Объект анализа - общество в целом. Показатели: уровень занятости населения; уровень продолжительной безработицы; средняя заработная плата; оценки гарантий занятости ввиду ожидаемого роста или падения экономики;

- общество. Показатели, характеризующие уровень социальной поддержки по всем категориям граждан;

- образование. Объект анализа - система образования. Показатели: уровень образования населения; знания, навыки и умения обучающихся всех типов; длительность обучения в средней и высшей школе;

- экология. Объект анализа - экологическое состояние. Показатели: уровень загрязнения воздуха; качество питьевой воды;

- гражданские права. Объект анализа - общество. Показатели: уровень активности населения при проведении выборов всех уровней; степень подотчётности государственных учреждений; степень открытости и доступности властных органов в процессе законотворчества;

- здоровье. Объект анализа - система здравоохранения. Показатели: средняя продолжительность жизни; оценка состояния здоровья отдельных граждан на основе их личной субъективной оценки своего состояния здоровья;

- удовлетворённость. Объект анализа - отдельные граждане. Показатель: оценка удовлетворённости жизнью каждым отдельным субъектом и усреднение полученных индивидуальных оценок;

- безопасность. Объект анализа - общественная безопасность. Показатели: это отнесённые показатели на 1 000 человек, характеризующие среднее число нападений на граждан; количество убийств;

- отдых/релаксация. Объект анализа - общество. Показатели: время, отданное выполнению рабочих обязанностей, включая сверхурочную работу; время, посвящённое отдыху, релаксации и времяпровождение в соответствии с личными интересами и увлечениями.

Каждому из перечисленных показателей и каждой категории соответствует весовой коэффициент. Значение рассматриваемого индекса находится как средневзвешенная сумма полученных оценок отдельных показателей с учётом всех перечисленных весовых коэффициентов. Основной недостаток индекса: он не содержит глобальных экономических показателей. Поэтому для его использования в качестве оценки эффективности системы микрокредитования необходимо дополнить этот индикатор соответствующими показателями, характеризующими группу 1 системного набора показателей.

13. Синергетическая когнитивная модель качества жизни [20] представляет собой совокупность трёх взаимосвязанных компонентов, взаимодействие которых и формирует определённый уровень качества жизни: 1) уровень удовлетворения первичных потребностей граждан государства; 2) уровень удовлетворения вторичных потребностей граждан; 3) степень обеспеченности всеми требуемыми ресурсами для удовлетворения указанных потребностей. Как видно из приведённого описания, в данной модели, в отличие от многих предыдущих, не представлены первые три требования к оценке качества функционирования системы микрокредитования. Поэтому данный индекс затруднительно преобразовать в показатель оценки эффективности функционирования системы микрокредитования.

14. Модель Рафаэля (Raphael et al. Model) [21]. В основе концепции построения данного индикатора - субъективные оценки отдельных людей по влиянию различных общественных факторов на качество жизни по трём группам показателей. При оценке качества жизни ограничиваются только общесистемными тремя сферами, считая, что остальные сферы, ввиду сильной их взаимосвязи с выбранными, также отражены в выбранных трёх сферах: 1) сфера «существования (бытия)», определяющая содержание каждого конкретного индивида по совокупности всего набора индивидуальных качеств - физическое, психологическое и духовное состояние и содержание субъекта; 2) сфера «принадлежности», описывающая связь каждого субъекта с его физической, социальной и общественной средой и окружением; 3) сфера «становления», характеризующая конкретные виды деятельности субъекта, ориентированные на достижение личных целей, надежд и желаний. Методы обработки опросных данных по представительной совокупности субъектов аналогичны методам, описанным выше для других индикаторов качества жизни. На основе корреляционного анализа и регрессионных моделей оценивается связь данных показателей с показателями по многим другим важным сферам, в частности здравоохранения и медицины, образования и экономики. Отсутствие экономических показателей непосредственно в структуре индекса не позволяет без серьёзной модификации преобразовать данный индекс в показатель эффективности системы микрокредитования.

Таким образом, проведённый выше анализ существующих моделей оценки качества жизни показал, что ни одна из имеющихся моделей не может быть непосредственно преобразована в модель оценки качества системы микрокредитования. Однако из многих моделей (модель Ди-нера (под номером 2), модель Роджерсона (под номером 6), модель BLI (под номером 12)) могут быть выбраны отдельные показатели, методики оценки их значений и построения интегрального показателя эффективности работы МФО.

Заключение

В работе получены следующие результаты: проведён анализ возможности модификации существующих моделей оценки качества жизни для оценки эффективности системы микрокредитования с точки зрения интересов государства; рассмотрено 14 моделей оценки качества жизни, указаны их недостатки с точки зрения возможностей модификации этих моделей для оценки эффективности системы микрокредитования, выявлены две наиболее приемлемые модели: мо-

дель Динера (под номером 2) и модель BLI (под номером 12). В дальнейшем автор предполагает на основе выделенных моделей оценки качества жизни разработать модель оценки субъектов системы микрокредитования.

СПИСОК ЛИТЕРА ТУРЫ

1. Царьков В., Сапаров С. Аналитика бизнеса микрофинансовых компаний // Микроfinance+. 2013. № 3. URL: http://www.cfin.ru/finanalysis/banks/microfinance.shtml (дата обращения: 13.04.2018).

2. Ходжаева М. Я. К вопросу о развитии теории микрокредитования. URL: http://dspace.nbuv.gov.ua/ bitstream/handle/123456789/93255/97-Hodzhaeva.pdf?sequence=1 (дата обращения: 13.04.2018).

3. Баламирзоев Н. Л. Анализ номенклатуры рисков для отдельных туристов в условиях развития информационных технологий // Прикаспийский журнал: управление и высокие технологии. 2015. № 4 (32). С. 72-86.

4. Баламирзоев Н. Л. Риски туристических фирм России: анализ структуры с учётом развития информационных технологий // Прикаспийский журнал: управление и высокие технологии. 2016. № 1 (33). С. 68-78.

5. Жоли Ю. М. А. Создавая мир без бедности. Социальный бизнес и будущее капитализма. М.: Аль-пина Паблишер, 2010. 312 с.

6. Veenhoven R. Happy Life-Expectance: A Comprehensive Measure of Quality-of-life in Nations // Social Indicator Research. 1996. Vol. 39. P. 1-58.

7. Индекс KASE. URL: http://www.kase.kz/ru/indicators (дата обращения: 12.04.2018).

8. Diener E. A Value Based Index for Measuring National Quality of Life // Social indicators research: an international and interdisciplinary journal for quality-of-life measurement. 1995. Vol. 16. Iss. 2. P. 107-127.

9. Veenhoven R. Quality-of-Life Research // 21st Century Sociology: A Reference Handbook. California USA, Sage, Thousand Oaks, 2007. Р. 114-138.

10. Noll H.-H. German System of Social Indicators // Encyclopedia of Quality of Life and Well-being Research. Dordrecht: Springer, 2014. URL: https: //www.researchgate.net/publication/260219959_Systems_ of_Social_Indicators (дата обращения: 12.04.2018).

11. Boelhouwer J., Stoop I. Measuring well-being in the Netherlands. The SCP index from 1974 to 1997 // Social Indicators Research. 1999. N. 48. P. 51-75.

12. Rogerson R. Making space for people's quality of life. URL: https://www.econstor.eu/bitstream/ 10419/114265/1/ERSA1999_a159.pdf (дата обращения: 12.04.2018).

13. ЛигаМ. Б. Качество жизни как основа социальной безопасности: моногр. М.: Гардарики, 2006. 223 с.

14. Maslow A. H. A theory of metamotivation: biological rooting of value-life // J. of humanistic Psychol. 1967. N. 7. P. 93-127.

15. Murdie R. A., Rhyne D., Bates J. Modelling Quality of Life Indicators in Canada: a feasibility analysis. York University, Institute for Social Research, 1992. 231 р.

16. Borsdorf A. Vorverschlossenen Turen Wieneusind die Tore und Mauern in lateinamerikanischen-Stadten? // Geographica Helvetica. 2002. N. 57 (4). P. 238-244.

17. Айвазян С. А., Степанов В. С., Козлова М. И. Измерение синтетических категорий качества жизни населения региона и выявление ключевых направлений совершенствования социально-экономической политики (на примере Самарской области и её муниципальных образований) // Прикладная эконометрика. 2006. № 2. С. 18-84.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18. Айвазян С. А. Эмпирический анализ синтетических категорий качества жизни населения // Экономика и математические методы. 2003. Т. 39. № 2. С. 3-8.

19. Программа развития ООН: индекс человеческого развития в странах мира в 2014 году. URL: http: // gtmarket.ru/news/2014/07/24/6843 (дата обращения: 15.04.2018).

20. Гузаиров М. Б., Ильясов Б. Г., Закиева Е. Ш., Герасимова И. Б. Когнитивная модель формирования показателя качества жизни // Вестн. Уфим. гос. авиац. техн. ун-та. 2013. Т. 17. № 2 (55). С. 215-220.

21. Raphael D. Quality of life theory and assessment: what are the implications for health promotion // Issues in Health Promotion Series. University of Toronto, Centre for Health Promotion, 1994. P. 17-23.

Статья поступила в редакцию 07.05.2018 ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРЕ

Баламирзоев Назим Лиодинович — Россия, 367026, Махачкала; Дагестанский государственный технический университет; канд. экон. наук; старший преподаватель кафедры экономики и управления; customs8484@mail.ru.

N. L. Balamirzoev

FORMING THE LIST OF CRITERIA FOR EVALUATING ACTIVITY OF A MICROFINANCE ORGANIZATION BASED ON ANALYSIS OF FACTORS IN LIFE QUALITY MODELS

Abstract. At present, microfinance lending has become an integral part of the financial sector in most countries of the world. Microfinancial organizations have many achievements in this area, because they provide a greater number of potential clients with documenting services than banks. Microfinance as a form of bank crediting was originally formed for solving an important social problem - improving quality of life for the population of poor countries. Today the working experience of microfinancial organizations in Russia shows that the purpose of these organizations primarily is obtaining commercial profit by providing microfinancial services for the people, as well as for small and medium businesses. There appear problems of interrelations between a greater part of population and microfinancial organizations. In terms of the state, the system of microfi-nancing can be regarded and project into society as a social and economic program. To evaluate the results of activity and efficiency results of microfinancial organizations there have been chosen criteria corresponding to those of life quality of the people. There have been considered methods of modernization of present models of analysis of life quality in order to evaluate the efficiency of microfinancial system in terms of the state interests. More than ten assessment models of life quality (ILI index, R. Veenhoven's indicator of happy life expectance, Dutch labour cost index, Rogerson model, Maslow hierarchy model, Murdie model, Raphael model, etc.) have been determined, their weak and strong points have been stated in terms of their potential transforming possibilities. It has been stated that from some of these models it is possible to choose certain factors and to transform into indicators of assessment of efficiency of functioning the microcredit system.

Key words: microfinance activity, microfinance services, microcrediting, microloans, life quality model.

REFERENSES

1. Tsar'kov V., Saparov S. Analitika biznesa mikrofinansovykh kompanii [Analytics of business of micro-financial companies]. Mikrofinance+, 2013, no. 3. Available at: http://www.cfin.ru/finanalysis/banks/ microfinance.shtml (accessed: 13.04.2018).

2. Khodzhaeva M. Ia. K voprosu o razvitii teorii mikrokreditovaniia [To the problem of microcrediting development] . Available at: http ://dspace.nbuv. gov.ua/bitstream/handle/123456789/93255/97-Hodzhaeva.pdf?sequence= 1 (accessed: 13.04.2018).

3. Balamirzoev N. L. Analiz nomenklatury riskov dlia otdel'nykh turistov v usloviiakh razvitiia infor-matsionnykh tekhnologii [Analysis of risk nomenclature for individual tourists in conditions of develop-ing]information technologies. Prikaspiiskii zhurnal: upravlenie i vysokie tekhnologii, 2015, no. 4 (32), pp. 72-86.

4. Balamirzoev N. L. Riski turisticheskikh firm Rossii: analiz struktury s uchetom razvitiia infor-matsionnykh tekhnologii [Risks of the Russian tourist companies: analysis of structure concerning IT progress]. Prikaspiiskii zhurnal: upravlenie i vysokie tekhnologii, 2016, no. 1 (33), pp. 68-78.

5. Zholi Iu. M. A. Sozdavaia mir bez bednosti. Sotsial'nyi biznes i budushchee kapitalizma [Creating life without poverty. Social business and the future of capitalism]. Moscow, Al'pina Pablisher, 2010. 312 p.

6. Veenhoven R. Happy Life-Expectance: A Comprehensive Measure of Quality-of-life in Nations. Social Indicator Research, 1996, vol. 39, pp. 1-58.

7. Indeks KASE [Index KASE]. Available at: http://www.kase.kz/ru/indicators (accessed: 12.04.2018).

8. Diener E. A Value Based Index for Measuring National Quality of Life. Social indicators research: an international and interdisciplinary journal for quality-of-life measurement, 1995, vol. 16, iss. 2, pp. 107-127.

9. Veenhoven R. Quality-of-Life Research. 21st Century Sociology: A Reference Handbook. California USA, Sage, Thousand Oaks, 2007. Pp. 114-138.

10. Noll H.-H. German System of Social Indicators. Encyclopedia of Quality of Life and Well-Being Research. Dordrecht: Springer, 2014. Available at: https: //www.researchgate.net/publication/260219959_ Systems_of_Social_Indicators (accessed: 12.04.2018).

11. Boelhouwer J., Stoop I. Measuring well-being in the Netherlands. The SCP index from 1974 to 1997. Social Indicators Research, 1999, no. 48, pp. 51-75.

12. Rogerson R. Making space for people's quality of life. Available at: https://www.econstor.eu/bitstream/10419/! 14265/1/ERSA1999_a159.pdf (accessed: 12.04.2018).

13. Liga M. B. Kachestvo zhizni kak osnova sotsial'noi bezopasnosti: monografiia [Life quality as a basis of social security: monograph]. Moscow, Gardariki Publ., 2006, 223 p.

14. Maslow A. H. A theory of metamotivation: biological rooting of value-life. Journal of humanistic Psy-cholojy, 1967, no. 7. pp. 93-127.

15. Murdie R. A., Rhyne D., Bates J. Modelling Quality of Life Indicators in Canada: a feasibility analysis. York University, Institute for Social Research, 1992. 231 p.

16. Borsdorf A. Vorverschlossenen Turen Wieneusind die Tore und Mauern in lateinamerikanischen Stadten? Geographica Helvetica, 2002, no. 57 (4), pp. 238-244.

17. Aivazian S. A., Stepanov V. S., Kozlova M. I. Izmerenie sinteticheskikh kategorii kachestva zhizni nase-leniia regiona i vyiavlenie kliuchevykh napravlenii sovershenstvovaniia sotsial'no-ekonomicheskoi politiki (na primere Samarskoi oblasti i ee munitsipal'nykh obrazovanii) [Measuring synthetic categories of life quality in the region and finding key directions of improving social-economic policy (on example of the Samara region and its municipalities]. Prikladnaia ekonometrika, 2006, no. 2, pp. 18-84.

18. Aivazian S. A. Empiricheskii analiz sinteticheskikh kategorii kachestva zhizni naseleniia [Empiric analysis of synthetic categories of the population life quality]. Ekonomika i matematicheskie metody, 2003, vol. 39, no. 2, pp. 3-8.

19. Programma razvitiia OON: indeks chelovecheskogo razvitiia v stranakh mira v 2014 godu [The UN development program: index of human development in the world in 2014]. Available at: http: // gtmarket.ru/ news/2014/07/24/6843 (accessed: 15.04.2018).

20. Guzairov M. B., Il'iasov B. G., Zakieva E. Sh., Gerasimova I. B. Kognitivnaia model' formirovaniia pokazatelia kachestva zhizni [Cognitive model of forming the life quality indicator]. Vestnik Ufimskogo gosudar-stvennogo aviatsionnogo tekhnicheskogo universiteta, 2013, vol. 17, no. 2 (55), pp. 215-220.

21. Raphael D. Quality of life theory and assessment: what are the implications for health promotion. Issues in Health Promotion Series. University of Toronto, Centre for Health Promotion, 1994. Pp. 17-23.

The article submitted to the editors 07.05.2018

INFORMATION ABOUT THE AUTHOR

Balamirzoev Nazim Liodinovich — Russia, 367026, Makhachkala; Dagestan State Technical University; Candidate of Economics; Senior Lecturer of the Department of Economics and Management; customs8484@mail.ru.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.