Научная статья на тему 'Формирование музейных коллекций Барнаула: история и современность'

Формирование музейных коллекций Барнаула: история и современность Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
542
123
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОЛЛЕКЦИИ / ЭКСПЕДИЦИИ / ИССЛЕДОВАТЕЛИ / МУЗЕИ / УЧЕНЫЕ / COLLECTION / EXPEDITION / RESEARCHERS / MUSEUMS / SCIENTISTS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Вакалова Н. В.

В статье дается информация о тенденциях и особенностях формирования музейных коллекций как в XIX в., так и на современном этапе. Указываются виды комплектования, роль частных коллекций и организаций в собирательстве и сохранении движимых памятников истории и культуры. Особое внимание уделяется роли экспедиций в формировании музейных коллекций.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

FORMATION OF MUSEUM COLLECTIONS OF BARNAUL: PAST AND PRESENT

The article provides information on trends and patterns of formation of museum collections in the 19 th century and at present time. The types of acquisition are specified, the role of private collections and organizations in gathering and preservation of movable monuments of history and culture is studied. Particular attention is paid to a role of expeditions in the formation of museum collections.

Текст научной работы на тему «Формирование музейных коллекций Барнаула: история и современность»

12. Moldobaev, I.B. K voprosu o sravniteljnom izuchenii ehposov «Gesehr» i «Manas» v svete trudov Yu.N. Rerikha // 100 let so dnya rozhdeniya Yu.N. Rerikha: materialih Mezhdunarodnoyj nauchno-obthestvennoyj konf. - M., 2003.

Статья поступила в редакцию 04.02.14

УДК 394(008) Vakalova N.V. FORMATION OF MUSEUM COLLECTIONS OF BARNAUL: PAST AND PRESENT. The article provides information on trends and patterns of formation of museum collections in the 19th century and at present time. The types of acquisition are specified, the role of private collections and organizations in gathering and preservation of movable monuments of history and culture is studied. Particular attention is paid to a role of expeditions in the formation of museum collections.

Key words: collection, expedition, researchers, museums, scientists.

Н.В. Вакалова, канд. ист. наук, доц. каф. музеологии и документоведения АГАКИ,

Е-mail: vakalnat@rambler.ru

ФОРМИРОВАНИЕ МУЗЕЙНЫХ КОЛЛЕКЦИЙ БАРНАУЛА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

В статье дается информация о тенденциях и особенностях формирования музейных коллекций как в XIX в., так и на современном этапе. Указываются виды комплектования, роль частных коллекций и организаций в собирательстве и сохранении движимых памятников истории и культуры. Особое внимание уделяется роли экспедиций в формировании музейных коллекций.

Ключевые слова: коллекции, экспедиции, исследователи, музеи, ученые.

На протяжении истории становления музейного дела научно-фондовая работа занимает одно из ведущих направлений деятельности, включающая в себя комплектование, учет и хранение коллекций. Особое внимание уделялось сбору материалов, т.к. именно концепция комплектования формировала состав фондов, тематику экспозиций и формы научно-просветительной работы. В рамках данного исследования будет проанализированы исторические и современные подходы в комплектовании фондовых материалов Баранульского горного музеума (музея) и муниципального бюджетного учреждения города Барнаула «Музей «Город», что позволит выявить как общие тенденции, так отличительные особенности.

К числу наиболее распространенных форм комплектования материалов Барнаульского горного музея в первой половине XIX в. относилось: передача личных коллекций, экспедиционные сборы, дарение предметов, как организациями, так и частными лицами.

Для частных коллекций указанного периода характерны систематический и тематический подбор предметов, четкая классификация и высокая сохранность экспонатов.

В 1779 г. И.М. Ренованц был переведен на службу в Колы-вано-Воскресенский горный округ для организации горного училища. Имея педагогический опыт работы на базе Петербургского горного училища, И.М. Ренованц в кратчайшие сроки организовал учебное заведение в Барнауле, основываясь на опыте образовательных учреждений России, где одним из обязательных условий организации образовательного учреждения было обеспечение учебного процесса наглядным материалом, т.е. образцами минералов российского и иностранного происхождения. Неслучайно в период своего нового назначения в 1779 г. Ренованц убеждает Кабинет Его Императорского Величества приобрести у него за 2 тыс. рублей минералогическое собрание, необходимое для будущего горного училища в Барнауле [1, с. 47-48]. В свою очередь, в рамках достигнутого соглашения на минеролога ложился ряд обязанностей. Одна из основных задач заключалась в систематизации собственного собрания и составлении подробной ее описи. Кроме того, коллекционер должен был обеспечивать сохранность коллекции и бережное ее использование «при нужных ученикам изъяснениях». Отметим, что выполнение порученной ему работы можно отнести к первичным формам учета фондового собрания.

По прибытии в Колывано-Воскресенский горный округ И.М. Ренованцем было составлено описание собственной частной коллекции на немецком языке, которое затем было переведено на русский. В процессе атрибуции материалов была составлена опись, где напротив каждого штуфа указывался его общий вес. Одновременно с обработкой и описанием собственного собрания И.М. Ренованц вел дополнительное его доукомплектование алтайскими минералами, которые к моменту продажи коллекции не отражали всего разнообразия минералов и руд округа. Атрибуция и систематизация минералогической коллек-

ции должны были подготовить базу для проведения занятий в горном училище.

Приобретенное за 2000 руб. собрание первоначально насчитывало 2300 штуфов. После составления реестра их количество увеличилось до 3109 ед. хр. [1, с. 47-48]. В списке исследователя представлено более двадцати основных видов металлов из различных стран зарубежья и России. Так, медные руды были представлены большим количеством экземпляров - 581 штуф, а цеолиты составляли 5 ед. хранения. Кроме того, коллекция включала такие металлы, как золото, серебро, олово, а также полуметаллы - висмутовые, ртутные руды и многое другое. Документы, отражающие дальнейшую судьбу минералогического кабинета И.М. Ренованца, не найдены. Возможно, часть коллекции могла войти в состав соответствующего отдела Барнаульского горного музея. Тем более что П.К. Фролов, объединяя разрозненные собрания коллекционеров в единое целое для организации музея в Барнауле, не мог проигнорировать материалы личного собрания Ренованца.

Другим не менее важным источником пополнения фондовых собраний горного музея были материалы экспедиционных сборов с участием как европейский, так и российских ученых. Чаще всего они носили тематический характер, что приводило к организации соответствующих отделов в музеях и дальнейшему их комплектованию. Коллекции, собранные во время экспедиций, отличались полнотой научного описания представленных материалов. Инициатива организации научных экспедиций могла принадлежать как Кабинету Его Императорского Величества, так и обществам, начальникам округов.

В 20-е гг. XIX в. была организована научная экспедиция под руководством профессора Дерптского университета К.Ф. Леде-бура. Автор книги «Исследователи природы Западной Сибири» Г.В. Крылов считает, что инициатива организации путешествия немецкого ученого принадлежала П.К. Фролову, который был заинтересован в изучении флоры Алтая. Несомненно, что исследование Алтая было в интересах не только края, но и государственных научных учреждений, среди которых ведущее место занимала Петербургская Академия наук. Частичного государственного финансирования экспедиции добился министр финансов России Е.Ф. Канкрин.

Важной задачей путешествия было комплексное изучение флоры Алтая и Киргизской степи как неотъемлемой части системы флоры России. Интерес К. Ледебура к данной территории усиливался еще и тем фактом, что Алтайский горный округ «по территории был почти равен Германии и расположен в одних и тех же широтах» [2, с. 48]. Вероятно, в предварительном изучении природы Алтая ученому могла оказать помощь переписка с Ф.В. Геблером, который мог познакомить ученого с богатством и разнообразием природы Алтайского округа, а также указать на неизученность ряда вопросов, в частности, в области ботаники. Важно отметить, что экспедиция К.Ф. Ледебура была одной из первых, которая целенаправленно исследовала растительность районов Алтая и Киргизской степи.

9 марта 1826 г. экспедиция под руководством К.Ф. Ледебу-ра (1785-1851) прибыла в Барнаул. Помощь в изучении Алтая ученому оказывали К.А. Мейер и А.А. Бунге, которые после двухнедельного пребывания в городе приступили к изучению Алтая. К.Ф. Ледебур задержался в Барнауле на месяц. Столь долгое пребывание в столице Алтайского горного округа объяснялось рядом причин. Одной из них могло стать детальное изучение маршрутов исследования, т.к. необходимо было учесть мало-изученность территории и рельефа, отсутствие дорог. П.К. Фроловым и Ф.В. Геблером были созданы все условия для организации и осуществления научной экспедиции. Так, по распоряжению П.К. Фролова членам экспедиции были предоставлены для изучения дневники П.И. Шангина, его карты и гербарии. Во время пребывания в Барнауле К. Ледебур с коллегами посетил Барнаульский музей, впоследствии дав его подробное описание. Параллельно члены экспедиции изучали историю горнозаводского дела на Алтае, жизнь крестьян и рабочих округа. К. Леде-бур посетил Колыванский и Локтевский заводы горного округа.

Несомненно, что одной из основных задач экспедиции был сбор коллекций растений, семян, плодов, насекомых, минералов. Параллельно с изучением флоры Алтая велось исследование животного мира края, производились замеры температуры воздуха по пути следования.

В результате экспедиций было найдено около 1600 растений, из которых около 500 экземпляров ранее неизвестных науке. О значительной части растений имелись весьма скудные знания. Кроме того, для Ботанического сада Дерптского университета были собраны 241 вид живых растений, 1341 вид семян, 700 видов животных, минералогические штуфы и 43 предмета древностей из чудских могил [3]. Важно отметить, что, по мнению археолога, доктора исторических наук А.П. Уманского, несколько «курганных вещей» было подарено К. Ледебуру начальником Колывано-Воскресенских горных заводов П.К. Фроловым из собственного собрания [4, с. 116]. Итоги исследования и впечатления нашли отражение в работах К. Ледебура «Путешествие по Алтайским горам и предгорьям Алтая» и «Флора Алтая». В 1857 г. гербарий К. Ледебура в составе 5000 видов был приобретен Императорским Ботаническим садом [5, с. 65]. Бесспорно, что в это число вошли растения, собранные во время алтайской экспедиции.

В дальнейшем материалы экспедиции К. Ледебура поступили в распоряжение различных учреждений России и Западной Европы [6, с. 173]. Безусловно, ряд материалов был включен в состав музейных собраний. Так, ботаническое собрание К. Ледебура заложило основу формирования ботанического отдела Барнаульского горного музея [7, с. 2]. Данное обстоятельство позволило обеспечить учебный процесс горного училища полноценными наглядными пособиями по ботанике.

Ф.В. Геблер (1781-1850), врач, натуралист, один из основателей Барнаульского горного музея обращался за финансовой помощью в проведении экспедиций в Канцелярию Колывано-Воскресенских заводов. Выделяя средства на исследования ученого в области флоры и фауны Алтая, руководство заводами одновременно ставило перед ним цель изучения месторождений руд. Частые командировки по Алтаю способствовали формированию частного минералогического собрания.

Заслуга Ф.В. Геблера заключается и в научном изучении сибирской энтомологической фауны. Специализируясь в данной области, он описал большое количество видов жуков. Его достижения были высоко оценены энтомологом, членом Московского общества испытателей природы Маннергеймом, который назвал несколько видов жуков именем Ф.В. Геблера. Частная энтомологическая коллекция Ф.В. Геблера имела большое научное значение.

За длительный период своей научной деятельности на Алтае исследователем Ф.В. Геблером были собраны ботанические, энтомологические, зоологические, минералогические коллекции, описаны реки, озера, население Алтая. Желание Гебле-ра сохранить накопленные знания об Алтае, ознакомить население с богатством флоры и фауны края способствовало возникновению идеи о создании в Барнауле музея. Отметим, что музей предназначался для горного училища и местных любителей естествознания. Образовательная функция музея побуждала организаторов к комплектованию как материалов по Сибири, так и предметов зарубежных стран. Например, Геблером были выписаны из-за границы экспонаты: броненосец, хамелеон, крокодил-аллигатор. Перечисленные материалы и сегодня составляют уникальный фонд Алтайского государственного краеведческого музея

В дар Барнаульскому горному музею Ф.В. Геблер передал часть своей энтомологической коллекции, которая положила начало формированию данного собрания. Личное собрание коллекционера было столь разнообразным, что привлекло внимание А.Ф. Гумбольдта, побывавшего на Алтае в 1829 г. В дальнейшем, после смерти Геблера в 1850 г., часть его частной ботанической коллекции поступила в гербарий Императорского Ботанического сада.

Кроме того, в XIX в. различные учреждения Барнаула (Барнаульская чертежная мастерская, Канцелярия, лаборатория), хранившие тематические коллекции, отражающие историю или природу региона, могли со временем также передавать материалы в фонды музея. В свою очередь, собрания самих учреждений формировались за счет геологических, ботанических, зоологических и т.п. исследований территорий. Так, предметы Алтайской чертежной мастерской, включавшие в себя минералы, были переданы Барнаульскому горному музею.

Кроме того, в начале XIX в. начальник Колывано-Воскре-сенского горного округа П.К. Фролов решил создать модельный и минералогический отделы при Барнаульском горном музее по типу и подобию музея Горного училища (с 1804 г. именуется Горным Кадетским корпусом) в Петербурге. Так, в 1822 г. Фролов обратился с просьбой в кадетский корпус прислать в Барнаул для минералогического кабинета собрание зарубежных минералов из дублетного фонда, а также литературу по горному делу [8].

В этом же году заведующий Барнаульской казенной библиотекой Семенов получает по описи материалы из Санкт-Петербурга. Среди них - штуфы, инструменты, книги, чертежи и другие бумаги, которые было предписано хранить до дальнейшего распоряжения. Всего из Петербурга поступило 20 ящиков весом 137 пудов 5 фунтов [9].

Другими словами, фонды Барнаульского горного музея должны были включать коллекцию зарубежных штуфов, присланную из Кадетского корпуса. О наличии значительного количества европейских минералов в собрании музея пишет Ф. В. Геб-лер в «Известиях о Барнаульском музее». При этом в воспоминаниях Ермолова, сопровождающего экспедицию А. Гумбольдта в 1829 г., отмечается, что минералогический кабинет «большей частью состоит из ...Колывано-Воскресенского округа пород; цветные камни почти все Екатеринбургские, а восточных весьма немного, и весь кабинет не приведен в должный систематический порядок» [10, с.108]. Отсутствие образцов из коллекции зарубежных минералов в собрании Барнаульского горного музея позволяет сделать предположение о постоянном их использовании в учебном процессе. Штуфы, поступившие в музей из частного собрания Ренованца или Горного института, были систематизированы и атрибутированы, что придавало им ценность. Отношение сотрудников к минералогической коллекции было не как к редким предметам, имеющим музейную ценность, а как к обычным вещам. Это обстоятельство могло приводить к их утрате. Тем более музей имел возможность постоянного пополнения коллекции минералами, в частности алтайскими.

Одновременно с комплектованием минералогического кабинета велись работы по формированию модельного отдела будущего музея. В период с 1822 г. по 1825 г. по распоряжению П.К. Фролова шихтмейтером Я.С. Ярославцевым и техником Я.С. Климовым были изготовлены модели горных машин, рудников и механизмов Колывано-Воскресенского горного округа. Пополнение модельного собрания осуществлялось в течение нескольких лет. Одной из первых моделей была модель Змеиногорского рудника. Согласно каталогу 1836 г., модельный отдел музея состоял из 43 единиц хранения [11].

Не исключено, что еще одним видом комплектования материалов Барнаульского горного музея были пожертвования горных офицеров, проходивших службу на Колывано-Воскресенс-ких горных заводах. Но документального подтверждения не было найдено.

В настоящее время сохранившиеся материалы Барнаульского горного музея бережно хранятся в Алтайском государственном краеведческом музее.

Формы комплектования, заложенные в первой половине XIX века, получили свое развитие и на современном этапе. Музейная сеть города Барнаула на рубеже \X-XXI вв. приросла новыми учреждениями, к числу которых можно отнести муниципальное бюджетное учреждение «Музей «Город» (основанный в 2007 г.). Создание его за очень короткий срок (4 месяца) стало возможным благодаря активному комплектованию материалов. Сбор предметов осуществлялся за счет дарений жителей города, передачи коллекций другими учреждениями и закупок.

Первыми поступлениями в фонды музея стали собрания предметов Почетных граждан города Барнаула - А.И. Мельникова, П.П. Есаулова, Н.К. Дитятева, Л.А. Гулевской, Т.М. Журавлевой. Коллекции состояли из личных предметов, фотографий, документов отражающих трудовую деятельность сдатчиков. Первые сборы способствовали формированию общей концепции постоянной экспозиции музея, которая получила название «История Барнаула в лицах».

В 2007 году вдова, трагически погибшего главы администрации города В.Н. Баварина, передает музею фотографии и письменные материалы, демонстрирующие становление Владимира Николаевича от должности инженера моторного завода до руководителя Барнаула. К наиболее интересным материалам, которые в настоящий момент представлены в экспозиции музея, относятся: сотовый телефон, письменный прибор, лист рабочего журнала от 22 февраля 2003 года, в котором была сделана запись за сутки до смерти.

К числу коллекций переданных безвозмездно в фонды музея была портретная галерея горных деятелей XVШ-XlX вв. написанная современными алтайскими художниками. Хранилась она в семье Гришиных. Появление данного собрания стало возможным благодаря деятельности Демидовского фонда, который с целью сохранения истории Алтая осуществил заказ и финансирование данной работы.

Условно, все портреты можно разделить на изображения горных офицеров и ученых, исследователей внесших вклад в изучение и развитие края. Так, на художественных произведениях представлены П.К. Фролов - начальник Колывано-Воскре-сенского горного округа (1817-1830 гг.) кисти И.М. Мамонтова, В.К. Болдырев - начальник Алтайского круга (1892-1900 гг.), первый Почетный гражданин г. Барнаула В.Э. Октября. Кроме того, на живописных произведениях В.Ф. Рублева портреты -И.Г. Гмелина, А. Гумбольдта, которые посещали город во время своих путешествий по Алтаю.

Безвозмездная передача предметов в фонды музея «Город» продолжается и по настоящее время. Так, в декабре 2012 г. частным коллекционером был передан котел, который датируется VI в. д.н.э. Найден он был в Республики Алтай у в падении р. Яломан в р. Катунь.

По мнению археологов, яломанский котел является одним из самых крупных в Западной Сибири. Диаметр котла составляет 70 см, высота - 60 см. Он имеет боковые ручки и высокий поддон в виде раструба. На стенке - заплата из бронзы, на которой отпечатано изображение свернувшейся полосатой кошки (барса, пантеры, тигра) или дракона. Отнесение его к скифскому времени пока учеными ставиться под вопрос. Нет сомнений, что посуда подобной формы и пропорций с боковыми ручками довольно редка и известна на территории Китая в IV - II вв. до н.э. Котел, выставленный в постоянной экспозиции музея, является предметом изучения ведущих археологов города Барнаула.

Другой немаловажной формой пополнения фондовых материалов музея «Город» является передача собраний другими учреждениями. К наиболее ярким примерам можно отнести собрания музеев «Алтайречфлота» и Барнаульского высшего во-

Библиографический список

енного авиационного училища летчиков им. К.А. Вершинина (расформировано в 1999 г.).

К сожалению, судьба музея «Алтайречфлота» сложилась трагически. Как многие музеи, его закрыли в 1990-е годы, материалы были складированы в подвальных помещениях учреждения, со временем часть из них была утрачена. В 2007 г. благодаря инициативе генерального директора - Кабанова Владимира Никитовича, сохранившиеся предметы были переданы на постоянное хранение в городской музей. К числу уникальных экспонатов относятся фотооткрытки начала Хх в. пароходств Е. Мельниковой и Ельденштейна, фонарь и рупор столетней давности и многое другое. Собрание демонстрирует историю речного флота Барнаула, вклад отдельных личностей в развитие предприятия, участников Великой Отечественной войны, которые были призваны, в дальнейшем продолжили свою трудовую деятельность на Оби.

В 2010 году с территории Барнаульского юридического института (ранее территория принадлежала летному училищу) были вывезены материалы музея. В этом же году в помещении городского музея офицерами в отставке и ветеранами летного училища была создана экспозиция. В ее основу вошли макеты самолетов, кабины воздушного корабля, кресло пилота, парашют в раскрытом виде и т.п. Вещественный фонд дополняют стенды с фотографиями, которые раскрывают историю училища, его вклад в подготовку военных летчиков России. В настоящее время материалы составляют основу одной из постоянных экспозиций музея «Город», которая пользуется популярностью у мальчишек.

Закупки играют не последнюю роль в формировании фондового собрания музея «Город». Данный вид комплектования позволяет осуществлять как целенаправленное формирование новых тематических коллекций, так и дополнять существующие. Так, благодаря приобретениям сформированы собрания - алтайского охотника XVIII-XIX вв., женских украшений XVII-XX вв., предметы, характеризующие освоение данной территории русским и многое другое.

Одним из последних приобретений стали мужские казачьи серьги второй половины XIX века. Казачья серьга известная с конца 17 века. В собрании городского музея она представляет собой змея, кусающего себя за хвост, внутри дуги расположен крест. Согласно популярным изданиям, мужские серьги получили свое распространение после русско-турецкой войны, символизирующие победу над врагом. У казака-воина серьга в левом ухе могла означать, что он один сын у матери, в правом - последний мужчина в роду или единственный сын у родителей. В обоих ушах - последний в роду, кормилец и продолжатель рода. В настоящее время изучение данного приобретения продолжается.

Таким образом, на протяжении более чем столетней истории в формировании музейных коллекций просматриваются как общие тенденции, так и появление новых направлений. Остается неизменным основная цель комплектования - это сбор и сохранение предметов, отражающих историю города и края, их систематизация и классификация.

1. Бояркина, Т.А. Минеролог И.М. Ренованц на Алтайских заводах // Охрана и использование памятников истории горного дела и камнерезного искусства Алтайского края. - Барнаул, 1986.

2. Крылов, Г.В. Исследователи природы Западной Сибири. Очерки / Г.В. Крылов, В.В. Завалишин, Н.Ф. Козакова. - Новосибирск, 1988.

3. О путешествии по Сибири г. профессора Ледебура // Русский инвалид. - 1827. - № 263. - Стл. 1052.

4. Уманский, А. О судьбе собраний П.К. Фролова // Алтай. - 1962. - № 1.

5. Бородин, Н. Коллекторы и коллекции по флоре Сибири. - СПб., 1908.

6. Русский биографический словарь. Лабзина. - Ляшенко. - Санкт-Петербург, 1914 // Восточное обозрение. - 1884 . - № 2.

7. ЦХАФ АК Ф.1.Оп.2. Д.2785. Л.19, 26.

8. ЦХАФ АК Ф.1.Оп.2. Д.2785.Л. 26.

9. Ворожбитов, В. Аристотель XIX в. Гумбольдт в Сибири и на Алтае // Барнаул. - 1998. - № 1.

10. ЦХАФ АК Ф.2.Оп.1. Д 3601. Л. 420-421.

Bibliography

1. Boyarkina, T.A. Minerolog I.M. Renovanc na Altayjskikh zavodakh // Okhrana i ispoljzovanie pamyatnikov istorii gornogo dela i kamnereznogo iskusstva Altayjskogo kraya. - Barnaul, 1986.

2. Krihlov, G.V. Issledovateli prirodih Zapadnoyj Sibiri. Ocherki / G.V. Krihlov, V.V. Zavalishin, N.F. Kozakova. - Novosibirsk, 1988.

3. O puteshestvii po Sibiri g. professora Ledebura // Russkiyj invalid. - 1827. - № 263. - Stl. 1052.

4. Umanskiyj, A. 0 sudjbe sobraniyj PK. Frolova // Altayj. - 1962. - № 1.

5. Borodin, N. Kollektorih i kollekcii po flore Sibiri. - SPb., 1908.

6. Russkiyj biograficheskiyj slovarj. Labzina. - Lyashenko. - Sankt-Peterburg, 1914 // Vostochnoe obozrenie. - 1884 . - № 2.

7. CKhAF AK F.1.0p.2. D.2785. L.19, 26.

8. CKhAF AK F.1.0p.2. D.2785.L. 26.

9. Vorozhbitov, V. Aristotelj XIX v. Gumboljdt v Sibiri i na Altae // Barnaul. - 1998. - № 1.

10. CKhAF AK F.2.Op.1. D 3601. L. 420-421.

Статья поступила в редакцию 25.03.14

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.