Научная статья на тему 'Формирование инновационной модели развития в России: работа над ошибками'

Формирование инновационной модели развития в России: работа над ошибками Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
479
76
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
инновационная модель развития / вашингтонский консенсус / технологическая отсталость / промышленная политика / структурные приоритеты / институциональная среда / innovative model of development / Washington Consensus / technological backwardness / industrial policy / structural priorities / institutional environment

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Ленчук Е.Б.

В статье анализируются основные причины, которые не позволили России за четверть века перейти к инновационной модели развития, на основе которой сегодня строят свое развитие зарубежные страны, демонстрирующие высокую конкурентоспособность экономик и устойчивый экономический рост. Показано, что следование догмам вашингтонского консенсуса и либеральная экономическая политика закономерно привели страну к формированию экспортно-сырьевой модели развития, следствием которой стала деиндустриализация, деградация и сворачивание реального сектора экономики, технологическая отсталость. В этой связи предложены первоочередные меры, которые должны способствовать развороту страны в сторону инновационного развития, связанные с формированием новой стратегии денежно-кредитного регулирования, усилением государственной активности в целеполагании и использовании механизмов стратегического планирования, с формированием соответствующей институциональной среды, обеспечением нового качества управления инновационным промышленным развитием.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Shifting towards an Innovative Development Model in Russia: Overcoming Committed Mistakes

The paper analyzes the main reasons that over the past 25 years were preventing Russia from moving to an innovative development model that underlies economic competitiveness and sustainable economic growth for many developed and developing countries in the world. It is shown that the following tenets of the Washington Consensus and the liberal economic policy led Russia to adopt an export-raw material development model, which resulted in de-industrialization, degradation and collapse of the real economy, as well as technological underdevelopment. The paper proposes measures that can be implemented to turn the country towards innovative development. Among the most important the implementation of a new strategy for monetary regulation, strengthening of state's goal-setting activity and strategic planning mechanisms, creation an appropriate institutional environment, provision of high-quality innovation management

Текст научной работы на тему «Формирование инновационной модели развития в России: работа над ошибками»

Вестник Института экономики Российской академии наук

1/2018

Е.Б. ЛЕНЧУК

доктор экономических наук, директор Федерального государственного бюджетного учреждения науки Институт экономики РАН

ФОРМИРОВАНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ МОДЕЛИ РАЗВИТИЯ В РОССИИ: РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

В статье анализируются основные причины, которые не позволили России за четверть века перейти к инновационной модели развития, на основе которой сегодня строят свое развитие зарубежные страны, демонстрирующие высокую конкурентоспособность экономик и устойчивый экономический рост. Показано, что следование догмам вашингтонского консенсуса и либеральная экономическая политика закономерно привели страну к формированию экспортно-сырьевой модели развития, следствием которой стала деиндустриализация, деградация и сворачивание реального сектора экономики, технологическая отсталость. В этой связи предложены первоочередные меры, которые должны способствовать развороту страны в сторону инновационного развития, связанные с формированием новой стратегии денежно-кредитного регулирования, усилением государственной активности в целеполагании и использовании механизмов стратегического планирования, с формированием соответствующей институциональной среды, обеспечением нового качества управления инновационным промышленным развитием.

Ключевые слова: инновационная модель развития, вашингтонский консенсус, технологическая отсталость, промышленная политика, структурные приоритеты, институциональная среда.

1БЬ: О10, О11, О14, О31, О32, О38.

Более четверти века назад Россия вступила в новый этап исторического развития, связанный с преодолением системного кризиса «реального социализма» и переходом от советской планово-распределительной системы к формированию экономики рыночного типа. Результатом таких трансформаций должно было стать решение целого ряда системных задач, важнейшие из которых связаны с повышением общей конкурентоспособности национальной экономики, обеспечением ее динамичного роста, повышением уровня доходов и качества жизни российских граждан, преодолением технологического отставания от лидеров мировой экономики. Однако и сегодня решение этих системных задач в рамках сложившейся и прочно укрепившейся за эти годы экспортно-сырьевой модели развития продолжает сохранять свою актуальность.

Экономика страны в последние годы постоянно находится на грани рецессии, динамика экономического роста крайне низка и неустойчива, структурный кризис российской экономики нарастает. По предварительным оценкам Росстата, рост ВВП в 2017 г. составит около 1,8%, в 2018 г., по прогнозу, он не превысит 2%. При этом практически весь остальной мир уже входит в новую фазу роста. Согласно последним данным Международного валютного фонда, мировая экономика вырастет в этом году на 3,6%, средний рост в развивающихся странах составит 4,6%, а в развитых - 2,2%. В таких условиях становится очевидным, что для перехода к устойчивому экономическому росту в России необходимо сформировать новую модель развития, базирующуюся на структурной перестройке экономики и возрождении реального сектора на основе освоения самых передовых технологических нововведений.

Инновационная модель развития давно взята на вооружение в развитых и во многих развивающихся странах мира. Результатом ее реализации стало широкомасштабное освоение высокотехнологичных рынков. В условиях динамично развивающейся современной научно-технологической революции именно на таких рынках формируется большая часть прибыли. Так, в 2016 г. доход от экспорта высокотехнологичной продукции в Китае составил 496 млрд долл., в США - 153, Германии - 189, Франции - 103 млрд долл.1 Технологический фактор начинает играть определяющую роль в обеспечении конкурентоспособности страны, создавая надежную основу для повышения производительности и долгосрочного устойчивого роста.

Риторика о необходимости перехода к инновационной модели развития в России не нова. Об этом говорится уже почти два десятилетия. Более того, уместно вспомнить, что развал Советского Союза и переход к рыночному типу хозяйствования был во многом связан с тем, что на пороге 90-х, после окончания холодной войны, Россия стала проигрывать технологическую гонку развитым странам мира. Вместе с тем следует подчеркнуть, что в 1992 г. российская экономика не относилась к экспортно-сырьевым и представляла собой достаточно диверсифицированное хозяйство с мощной промышленной базой, хотя серьезно отстававшей технологически от ведущих стран Запада.

Тем не менее сегодня мы опять возвращаемся к вопросу о необходимости перехода к инновационной модели развития, поскольку за четверть века так и не продвинулись в этом направлении. Национальная инновационная система как целостная система, способная генерировать непрерывный поток инноваций, содействовать структурной перестройке экономики и изменить технологический облик страны,

1 Электронный ресурс Мирового банка.data.worldbank.org/indicator/TX.VAL.TECH. СБ?к^юп5=БЫ.

так и не заработала [2, с. 34]. В этой связи закономерно встает вопрос об адекватности использованных инструментов экономической политики поставленной задаче, которые, как свидетельствует анализ, привели к серьезным ошибкам и просчетам. Проявились они, прежде всего, в следующем.

Важнейшей ошибкой российской экономической политики начала 90-х годов стал взятый генеральный экономический курс на построение либеральной рыночной экономики в контексте установок «вашингтонского консенсуса»2 вместо трансформации социалистической плановой экономики в социально ориентированное рыночное хозяйство и технологической модернизации. Главная цель экономической политики сводилась к углублению рыночных реформ, суть которых - больше свободы для экономических агентов, меньше государственного регулирования экономической жизни. Именно эти условия, по мнению правительства того времени, должны были стать основой для экономического роста.

Вместо формирования условий перехода на устойчивый и динамичный экономический рост на основе широкомасштабной структурной модернизации российское правительство пошло по пути обеспечения финансовой стабильности, акцентируя внимание на улучшении «инвестиционного климата» для внешних инвесторов, либерализации капитальных операций с валютой [1].

Введение внутренней конвертируемости национальной валюты в 1992 г. повлекло за собой изменение эмиссионной политики ЦБ. Если в советский период размеры эмиссии увязывались с масштабами хозяйственного оборота и обеспечивались всеми ресурсами, вовлекаемыми в такой оборот, то в новых условиях при конвертируемости требовалась жесткая привязка к динамике валютных поступлений в экономику, которая зависит от масштабов экспорта. В российской экономике эмиссия базируется на экспортных возможностях узкой группы отраслей - ТЭК, металлургии, отраслей базовой химии. В таких условиях, делая упор на финансовую стабильность и получение максимальной финансовой прибыли, экономика автоматически переключается на ресурсный тип развития.

Результатом проводимой экономической политики стала деиндустриализация (сворачивание промышленного производства, осо-

«Вашингтонский консенсус» - свод принципов экономической политики, рекомендованных МВФ и Мировым Банком для трансформации плановых экономик в рыночные. Основные из этих принципов - минимальный дефицит бюджета, снижение предельных ставок налогов, либерализация финансовых рынков, свободный обменный курс национальной валюты, либерализация внешней торговли, снижение ограничений для прямых инвестиций, приватизация, дерегулирование экономики и т. д.

2

бенно технологически емких отраслей), растущая технологическая отсталость. Большая часть инвестиций идет на поддержку экспортно-сырьевых отраслей в силу высокой их рентабельности, которая в разы превышает рентабельность отраслей промышленного сектора (см. табл. 1).

Таблица 1

Динамика рентабельности в различных секторах экономики в период 1995-2016 гг.

Виды деятельности 1995 2000 2005 2007 2010 2012 2014 2016

Всего по экономике 20,1 24,7 13.5 14,3 11,4 8,6 10,6 8,1

Добыча полезных ископаемых (в целом) 35,6 31,1 35,5 28,0 22,2 27,2

Добыча топливно-энергетических ископаемых 20,8 51,1 34,.7 31.1 33,1 25,8 20,7 54,7

Обрабатывающие производства (в целом) 15,3 18,4 14.3 10,7 10,7 10,5

Производство кокса и нефтепродуктов 21,4 28.3 23,1 12,8 8,7 9,4

Химическое производство 20,0 17,0 19,3 19,7 19,8 21,2 22,4 24,5

Металлургическое производство 22,1 25,6 26,7 36,8 20,7 12,1 18,7 20,0

Производство машин и оборудования 20,9 14,1 8,2 9,4 7,38 7,0 6,8 7,4

Производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования 8,4 10,2 10,1 8,3 10,2 11,6

Источник: составлено автором по данным Федеральной службы государственной статистики РФ. www.gks.ru.

В свою очередь деиндустриализация подавляет экономическую мотивацию перехода на инновационную модель экономического роста, поскольку в этих условиях, с одной стороны, происходит существенное сокращение спроса на технологические инновации, с другой - деградирует материальная база для практического освоения нарабатываемого научно-технического задела. В результате национальная инновационная система в силу сворачивания промышленного производства лишается важнейшего элемента, формирующего спрос на технологические инновации [2, с. 45]. Так, доля промышленного производства в ВВП составила в 2016 г. 23,6%, тогда как в 1992 г.

она достигала 34,5%3. Доля машиностроения в объеме отгруженной продукции всей российской промышленности в 2016 г. опустилась до 4,4%4.

Наиболее ярко технологическая отсталость проявляется в следующем:

1. Примитивизация, старение производственной базы. В 2016 г. степень износа основных фондов по экономике составляла 49%, в обрабатывающих производствах - 47%, в высокотехнологичных производствах - 46% (для стран, постоянно обновляющих свои технологии и фонды, данный показатель составляет около 30%). Средний срок службы машин и оборудования в России около 14 лет, что в два раза выше, чем в развитых странах мира. Наметилось серьезное отставание страны от стран Запада в освоении высших технологических укладов. В США доля производительных сил четвертого технологического уклада составляет 20%, пятого - 60%, шестого около 5%, в то время как в России это соотношение 50:10:0,5 соответственно [3, с. 179].

2. Рост импортозависимости от зарубежных материалов, продукции, технологий. За последние четверть века произошла переориентация отечественного машиностроения с обеспечения воспроизводственных процессов собственным оборудованием на удовлетворение текущего спроса на соответствующие виды оборудования за счет зарубежных производителей. В отдельных отраслях машиностроения импортоза-висимость достигает 80-90%. Уместно напомнить, что по мнению экспертов, угроза национальной безопасности возникает уже при доле импорта какого-либо стратегически важного товара во внутреннем потреблении выше 25%.

Утратили свои конкурентные позиции на внутреннем рынке и российские авто- и авиапроизводители. Так, доля отечественных производителей автомобилей на российском рынке упала с практически монопольной (95%) в 2000 г. (за исключением сборки) до 20% в 2014 г. Наше отечественное гражданское самолетостроение почти полностью сдало свои позиции таким глобальным конкурентам, как Boeing и Airbus [4, с. 42].

Сегодня Россия имеет отрицательный баланс в торговле технологиями с зарубежными странами в размере 1,2 млрд долл.5 Высокая зависимость от зарубежных технологий - это крайне негативный факт, особенно в условиях ухудшающейся геополитической обстановки

3 Рассчитано по: Российский статистический ежегодник 1996 г. Госкомстат России. М., 1996., С. 285, 291; Россия в цифрах 2017. Крат. стат. сб. / Росстат. М., 2017. С. 183, 184.

4 Рассчитано по: Россия в цифрах 2017. Крат. стат. сб. / Росстат. М., 2017, С. 185, 186; 237-238; 262- 263.

5 Наука, технологии и инновации в России 2015: Краткий статистический сборник. М., ИПРАН РАН, 2015. С. 68.

и введения масштабных санкций против России, ограничивающих доступ отечественных компаний к современным технологиям двойного назначения и к высокотехнологичному оборудованию, использующихся в ведущих отраслях промышленности (прежде всего в ТЭК и оборонно-промышленном комплексе).

3. Падение конкурентоспособности российской промышленности на мировых рынках, в том числе на высокотехнологичных. Доля России на мировом высокотехнологичном рынке устойчиво сохраняется на уровне 0,3%. По отдельным видам высокотехнологичной продукции ее присутствие на мировых рынках крайне мало, о чем свидетельствуют данные табл. 2.

Таблица 2

Доля отдельных стран на рынках высокотехнологичной продукции в 2015 г. (в % к общему объему рынков)

Виды продукции Удельный вес стран (в %)

Продукция авиакосмической промышленности США - 33,46 Франция -16,0 Германия -12,6 Россия - 0,9 Китай - 1,6

Изделия электронной промышленности, оптическая и компьютерная техника Китай - 28,3 США - 8,0 Юж. Корея -6,0 Россия - 0,17

Фармацевтическая продукция Германия -14,56 Швейцария -12,3 Бельгия - 9,8 Россия - 0,1 Китай - 2,6

Источник: составлено автором по: Main Science and Technology Indicators/OECD Volume 2017/1. Р. 89-91.

Сегодня можно говорить лишь о точечных успехах страны в ряде сегментов передовых производственных технологий и потенциальных возможностях их расширения. Российские игроки занимают сильные позиции (близкие к 30% долям рынка) только в сфере производства лазеров и инженерного программного обеспечения.

4.Деградация научно-технического потенциала. За годы рыночных трансформаций Россия серьезно сократила свой кадровый потенциал, в первую очередь количество исследователей. Практически потеряла отраслевую прикладную науку. За последнее десятилетие количество научно-исследовательских организаций и конструкторских бюро сократилось более чем на 30%, а проектных организаций - на 45%. При этом потери в отраслевой науке не удалось компенсировать развитием корпоративной науки. Сегодня идет последовательное разрушение фундаментальной науки.

5.Низкий уровень инновационной активности. Основные показатели инновационной деятельности на протяжении последних полутора десятилетий практически не менялись и оставались на уровне, заметно уступающем развитым и многим развивающимся странам, свидетельствуя о том, что экономика страны оставалась невосприимчивой к инновациям (см. рис. 1).

Наряду с финансовой стабильностью в качестве главного инструмента экономической политики правительство сосредоточилось еще на одном - институциональном, под которым понимается повышение эффективности общих условий ведения бизнеса. Логика была такова: если условия рыночной экономики сформированы, то нужно совершенствовать («шлифовать») условия ведения бизнеса. Будет среда -бизнес сам решит, куда вкладывать средства [1].

Удельный вес организаций, осуществляющих технологические, организационные и маркетинговые инновации, в общем числе организаций

Удельный вес инновационных товаров, работ и услуг в общем о&ьеме отгруженных товаров Удельный вес затрат на технологические инновации в общем объеме отгруженных товаров

Источник: составлено автором по данным Федеральной службы государственной статистики РФ. www.gks.ru.

Рис. 1. Динамика основных показателей инновационной деятельности в России

В России особо акцентировалось внимание на привлечении иностранного бизнеса. Считалось, что он обладает большими финансовыми и технологическими ресурсами, а также лучшими управленческими практиками. Этим во многом объясняется чрезмерный интерес ко всякого рода международным рейтингам и вера в то, что они реально могут на что-то повлиять. Но практика свидетельствует, что это далеко не так. В частности, в России довольно много внимания было уделено повышению рейтинга легкости ведения бизнеса (Doing Business), составляемого Мировым Банком. В последние годы наша

страна значительно улучшила свои позиции в этом рейтинге, переместившись с 123-го места в 2011 г. на 35-е в 2016 г. Однако реального оживления экономики в стране так и не произошло.

Проводимая в стране неолиберальная политика практически изолировала инновационную политику от индустриального развития. Сложилась парадоксальная ситуация, когда формирование национальной инновационной системы проходило при полном отрицании промышленной политики. Лишь последние пять-шесть лет промышленная политика перестала быть запретной темой, а в последние три-четыре года стало приходить осознание необходимости выработки государственной промышленной политики. Это нашло свое отражение в разработке ряда отраслевых стратегий и государственных программ, в формировании вертикально интегрированных структур в государственном секторе в виде крупных государственных корпораций, создании финансовых институтов развития, в принятии в 2014 г. федеральных законов № 488-ФЗ «О промышленной политике в Российской Федерации» и № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации». Вместе с тем выстраиваемая система научно-технологических и структурных приоритетов, разработка программных документов в сфере научно-технической, инновационной и промышленной политики продолжают сохранять автономность и не взаимоувязаны между собой.

Сегодня, когда вновь активизировалась дискуссия о необходимости скорейшего перехода к новой модели развития в условиях нарастающих технологических вызовов, уместно задаться вопросом: какие же уроки Россия должна вынести из предшествующей экономической политики, чтобы наконец развернуться в сторону инновационного развития?

Прежде всего, необходимо отойти от старых догм «вашингтонского консенсуса», которые не позволяют сформировать макроэкономические условия развития инновационной экономики. Обеспечение финансовой стабильности посредством таргетирования инфляции, установления высоких процентных ставок, сохранения низкого уровня монетизации лишает компании возможности получения «длинных» денег (инвестиционных ресурсов), необходимых для реализации крупных инновационных проектов. В этой связи необходимо сформировать новую стратегию денежно-кредитного регулирования, которая бы содействовала устойчивому развитию российской экономики и, в первую очередь, ее реального сектора [5, с. 154].

То, что можно развиваться по-другому, наглядно показывает опыт Китая. Китайская модель развития идет вразрез с рекомендациями МВФ. Ее главное содержательное отличие от либеральной состоит в противоположном понимании роли государства в экономике. Она предполагает наличие многоукладной частно-государственной экономики, активное участие государства в управлении экономикой при

доминировании в стратегических отраслях (банки, энергетика, ВПК, телекоммуникации), сочетание принципов плановой и рыночной экономики, промышленной политики, широкое стимулирование технологического обновления производств, формирование благоприятного делового климата для привлечения иностранных капиталовложений в сочетании с валютным контролем, включая ограничение финансовых операций с оффшорными юрисдикциями [6, с. 309].

Для того чтобы оценить эффективность используемых моделей развития России и Китая, можно проанализировать статистику динамики роста ВВП, товарного экспорта и другие показатели. Но поскольку мы говорим об инновациях, то, с точки зрения восприимчивости к инновациям, достаточно взглянуть на динамику высокотехнологичного экспорта РФ и КНР за последние четверть века. При сопоставимом объеме экспорта высокотехнологичной продукции в 90-ые годы (2,2 млрд долл. - у России и 4,3 млрд долл. - у Китая) к 2015 г. российский экспорт вырос по объему в 4,5 раза (до 9,7 млрд долл.), а китайский в 130 раз (до 554,3 млрд долл.) (см. рис. 2).

600

Источник: ёа1а."№ОгЫЪапк.о^/тШса1:ог/ТХ.УАЬ.ТБСН.СВ?1оса1:юш=СМ-5А-Ки&у1е,№=сКаг1:.

Рис. 2. Динамика высокотехнологичного экспорта России и Китая, млрд долл.

Конечно, сегодня Россия не может в полной мере пойти по китайскому пути, но на отдельных элементах опыта этой страны следовало бы акцентировать внимание. И прежде всего на том, что без мощной государственной активности в решении задач инновационного развития не обойтись. Это подтверждается и опытом других стран, добившихся успеха и вышедших на траекторию инновационного роста, которые сделали это благодаря активному участию и поддержке государства.

Несмотря на то что в рыночной экономике важную роль в экономическом развитии играет частный бизнес, не стоит преувеличивать его роль в создании инновационной экономики. «Невидимая рука рынка» должна быть дополнена «видимой рукой государства». В частности, на это обращает внимание М. Маццукато, которая в своих работах развенчала миф о роли частного бизнеса в формировании инновационной модели развития. Она отмечает, что для инновационной экономики нужен сильный госсектор. «Если страна имеет сильный ориентированный на результат госсектор, то это влияет не только на инвестиции, но и на партнерство государства с частным сектором» [7].

Роль государства является определяющей и в формировании государственной промышленной политики, неотъемлемой частью которой является научно-технологическая и инновационная политика. Только при таком триедином подходе может решаться вопрос комплексной модернизации современной экономики, обеспечивающей динамичный рост ее конкурентоспособности. Такой подход лежит в основе новой промышленной политики, которую формируют ведущие страны Запада.

В российской практике такая взаимоувязка возможна в рамках реализации Федерального закона № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации», который был принят в 2014 г., но система стратегических документов планирования и механизмов их координации до сих пор находится на стадии формирования.

На государственном уровне должны быть сформированы структурные приоритеты промышленного развития. В современном мире, в условиях динамично развивающихся процессов новой индустриализации, для скорейшего преодоления деструктивных процессов, происходящих в сфере развития традиционных отраслей промышленности, на государственном уровне должны создаваться новые высокотехнологичные секторы экономики, а также обновляться традиционные секторы экономики за счет эффективного инновационного развития.

Выделение таких двух групп структурных приоритетов крайне важно, и это несомненно прерогатива государства. В рамках государственной промышленной политики должно быть определено соотношение между наращиванием выпуска продукции перспективного технологического уклада, способного увеличить экспорт и позиционирование страны на новых высокотехнологичных товарных рынках, и широкомасштабной модернизацией отраслей обрабатывающего комплекса, прежде всего машиностроения и современного приборостроения.

Мировой опыт показывает, что ориентация на развитие только наукоемких секторов экономики не может обеспечить системной устойчивости национальной экономики, особенно в крупных диверсифицированных системах. Подтверждается это и российской прак-

тикой нулевых годов. Узкий круг высокотехнологичных отраслей, поддерживаемых в рамках проводимой экономической политики в тот период, не позволил сформировать критическую массу инвестиционных проектов, которые смогли бы существенно повлиять на динамику экономического роста. Кроме того, устаревающая производственная база традиционных секторов промышленности становится непреодолимой преградой на пути развития высокотехнологичных отраслей.

Выбор структурных приоритетов промышленной политики должен базироваться на инвентаризации имеющихся промышленных мощностей (промышленной переписи), тщательном анализе существующих научно-технологических заделов, опираться на прогнозы научно-технологического и социально-экономического развития.

Только после того, как будут сформулированы четкие цели, задачи и приоритеты промышленной политики, под них должны создаваться соответствующие инструменты и механизмы поддержки. Следует отметить, что при всей значимости институтов для эффективности функционирования экономики, сама институциональная система должна ориентироваться на специфику поставленных целей и задач, учитывать общеэкономические условия, ресурсные ограничения и доступные методы их преодоления.

Основные направления формирования институциональной среды под новые задачи восстановления и развития реального сектора экономики на новой технологической основе сегодня уже обозначены в ряде стратегий и федеральных законов, в частности в ФЗ «О промышленной политике в Российской Федерации», ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации», в Стратегии инновационного развития, Стратегии научно-технологического развития и т. д. Институциональная среда должна характеризоваться широким разнообразием. Чрезвычайно важной задачей является укрепление и развитие собственной науки, как фундаментальной, так и прикладной. Решению задач технологической модернизации и инновационного развития промышленности также должно содействовать распространение таких институтов, как центры трансфера технологий, инновационно-технологические, инжиниринговые компании, информационно-аналитические центры и центры коллективного пользования оборудованием.

Создавая благоприятную институциональную среду для индустриального развития в России, важно не только формировать институты развития науки, инновационной деятельности и промышленного развития, обеспечивающие эффективное взаимодействие между государством, бизнесом и научным сообществом, но также продолжать поиск эффективных методов государственного управления в этих сферах. Речь должна идти о новом качестве управления инновационными процессами, базирующимися на развитии гибких систем управления,

адекватных решению задач инновационного обновления российской экономики. Прежде всего, это институты контрактных отношений, программно-целевой подход и проектное финансирование, механизмы государственно-частного партнерства, которые способны повысить у компаний реальную мотивацию к нововведениям. Как показывает мировой опыт, все они могут стать эффективным и действенным механизмом управления материальными и трудовыми ресурсами и научным промышленным потенциалом для реализации крупных инновационных проектов [8, с. 52].

Акцентируя внимание на важности формирования экономики инновационного типа в России, полезно обратиться к принятому в 2015 г. Белым домом документу - Стратегии американских инноваций, в которой отмечается, что «стране, которая полностью сосредоточится на инновациях сегодня, будет принадлежать глобальная экономика завтра» [9]. В этой связи, если Россия хочет продвинуться в направлении формирования экономики инновационного типа, то обязательно нужно провести серьезную и очень грамотную работу над ошибками.

ЛИТЕРАТУРА

1. Филатов В. И. Экономика Росси: кто виноват и что делать? (2015). regnum.ru/news/ polit/1882420.html.

2. Новая промышленная политика России в контексте обеспечения технологической независимости / Под ред. Ленчук Е.Б. С-Пб.: Алетейя, 2016.

3. Бодрунов С.Д. Грядущее. Новое индустриальное общество: перезагрузка. М.: Культурная революция, 2016.

4. Национальный доклад об инновациях в Российской Федерации 2016. МЭРТ РФ, Открытое правительство. РВК. www.rvc.ru/upload/iblock/b6d/RVK_innovation_ 2016_v.pdf.

5. Ленчук Е.Б. Почему России так и не удалось перейти к инновационной модели развития. В сб. «Итоги трансформации, или какой капитализм мы построили». (Материалы международной научной конференции. Москва, 22-23 ноября 2016 г.). М.: ИЭ РАН, ИЭН ПАН. 2017.

6. Холодков В.М. Структурные реформы в России в контексте китайского опыта. В сб. «Новая модель экономического развития России: концепция формирования и реализации». М.: Издание Государственной Думы, 2016.

7. Mazzucato M., Penna C. Beyond market failures: the market creating and shaping role of state investment banks, University of Sussex // SPRU working paper Series SWPS 2014-21, 2014. www.sussex.ac.uk/webteam/gateway/file.php ?name=2015-26-swps-mazzucato-penna.pdf&site=25.

8. Новая индустриализация как условие формирования инновационной модели развития российской экономики: [Научный доклад] / Ленчук Е.Б. (руководитель) и др. М.: ИЭ РАН, 2014.

9. A Strategy for American Innovation. Washington, DC, October 2015. Р. 2, 10-11.

ABOUT THE AUTHOR

Elena Borisovna Lenchuk - Doctor of Economic Sciences, Director of the Federal State Budgetary Institution of Science Institute of Economics of the Russian Academy of Sciences (the RAS), Moscow, Russia. lenalenchuk@ya.ru.

SHIFTING TOWARDS AN INNOVATIVE DEVELOPMENT MODEL IN RUSSIA: OVERCOMING COMMITTED MISTAKES

The paper analyzes the main reasons that over the past 25 years were preventing Russia from moving to an innovative development model that underlies economic competitiveness and sustainable economic growth for many developed and developing countries in the world.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

It is shown that the following tenets of the Washington Consensus and the liberal economic policy led Russia to adopt an export-raw material development model, which resulted in de-industrialization, degradation and collapse of the real economy, as well as technological underdevelopment. The paper proposes measures that can be implemented to turn the country towards innovative development. Among the most important - the implementation of a new strategy for monetary regulation, strengthening of state's goal-setting activity and strategic planning mechanisms, creation an appropriate institutional environment, provision of high-quality innovation management.

Keywords: innovative model of development, Washington Consensus, technological backwardness, industrial policy, structural priorities, institutional environment. JEL: 010, 011, 014, 031, 032, 038.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.