Научная статья на тему 'Фоносемантический анализ некоторых произведений английской детской художественной литературы и их перевода на русский язык'

Фоносемантический анализ некоторых произведений английской детской художественной литературы и их перевода на русский язык Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
327
85
Поделиться
Ключевые слова
ФОНОСЕМАНТИКА / ЗВУКОИЗОБРАЗИТЕЛЬНОСТЬ / ЗВУКОСИМВОЛИЗМ / ЗВУКОПОДРАЖАНИЕ / ФОНОСТИЛИСТИКА / ЗВУКОВАЯ АТТРАКЦИЯ / ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА / ПЕРЕВОД / СКАЗКИ / SOUND ICONISM / SOUND SYMBOLISM / ONOMATOPOEIA / PHONOSTYLISTICS / SOUND ATTRACTION / LITERATURE FOR CHILDREN / TRANSLATION / FAIRY TALES

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Павловская И.Ю.

В статье рассматриваются вопросы теории фоносемантики и ее проявления в детской английской литературе. Особое внимание уделено квантитативному анализу средств звуковой аттракции в сказках Р. Киплинга и К. Грэма и их переводах на русский язык.

The analysis of sound iconism in some English fairy tales for children and their translations into Russian

The paper considers questions of the theory of Sound Iconism and its manifestations in English literature for children. Special attention is paid to the quantitative analysis of sound-attractive features in R. Kipling and K. Graham’s stories and their translations into Russian.

Текст научной работы на тему «Фоносемантический анализ некоторых произведений английской детской художественной литературы и их перевода на русский язык»

УДК 802.0-4

И. Ю. Павловская I. Yu. Pavlovskaya

Фоносемантический анализ некоторых произведений английской детской художественной литературы и их перевода на русский язык

The analysis of sound iconism in some English fairy tales for children and their translations into Russian

В статье рассматриваются вопросы теории фоносемантики и ее проявления в детской английской литературе. Особое внимание уделено квантитативному анализу средств звуковой аттракции в сказках Р. Киплинга и К. Грэма и их переводах на русский язык.

The paper considers questions of the theory of Sound Iconism and its manifestations in English literature for children. Special attention is paid to the quantitative analysis of sound-attractive features in R. Kipling and K. Graham's stories and their translations into Russian.

Ключевые слова: фоносемантика, звукоизобразительность, звукосимво-лизм, звукоподражание, фоностилистика, звуковая аттракция, детская литература, перевод, сказки.

Key words: sound iconism, sound symbolism, onomatopoeia, phonostylistics, sound attraction, literature for children, translation, fairy tales.

В русле коммуникативной фоносемантики (ФС) показано, что звукоизобразительный (ЗИ), фоностилистический компонент и сине-сиэмия являются неотъемлемыми чертами речьевой деятельности в целом и проявляются на всех лингвистических уровнях от фонемного до уровня текста [10]. При этом недостаточно изучен вопрос функционирования ФС средств в тексте художественного произведения и возможностей их переноса на другой язык.

ФС как языковедческая дисциплина впервые заявила о себе в 70-80-х годах прошлого столетия и была впервые структурирована С.В. Ворониным, который, изучая вопрос о связи звука и значения, осознал необходимость замены фундаментального принципа Ф. де Соссюра о произвольности языкового знака другим: языковой знак одновременно непроизволен и произволен. Статистические исследования А.П.Журавлева [5], В.В. Левицкого [7], В.И. Галунова [3], Горелова [4] и др. позволили выявить статистический закон тенденции в реакциях носителей языков на фонетические стимулы.

195

Комплекс таких реакций (совокупность градаций признаков) был назван «фонетическим значением».

Материальное выражение звуков и их комплексов - фонемы, морфемы, синтаксемы - могут помимо передачи лингвистического значения влиять на восприятие сообщения, воздействуя на органы чувств участников коммуникации. Как и морфемы определенного фонологического строения, их можно также интерпретировать как носителей ЗИ и, следовательно, человек может их использовать как экспоненты своего индивидуального, психологического, биологического начала, выражая звуками непосредственно (устно) или опосредованно (через письмо) свои чувства и эмоциональные состояния, составляющие часть той информации, которую получает и интерпретирует адресат. Это способствует более успешному не-гоциированию смысла и обеспечивает «понимание» смысла (а не значения) на подсознательном и досознательном уровне.

В настоящей статье рассматривается вопрос проявления средств звуковой аттракции на уровне текста в жанре детской художественной литературы на материале английских литературных сказок - сказки шотландского писателя Кеннета Грэма «Ветер в Ивах» ("The Wind in the Willows") и ее перевода на русский язык И. Токмаковой, а также сказок Редъярда Киплинга из сборника "Just so stories" ("Просто сказки") и их двух переводов - К. Чуковского и Р. Померанцевой. Объектом исследования являются ФС средства, как на уровне лексики (звукосимволические (ЗС), звукоподражательные (ЗП) слова), так и на уровне организации текста (аллитерация, ассонанс, консонанс, редупликация, ритмический повтор, рифма и т.п.).

Звукоизобразительность - естественное свойство детской речи, поскольку именно на ранних стадиях овладения речью ребенок ищет в слове буквального отражения действительности, а в звукоподражаниях наиболее определенно выражена связь образа звучащего слова с образом предмета. Поэтому закономерным является использование ЗИ в текстах детских произведений, где она является дополнительным способом описания тех или иных явлений. Как осознанный возврат к утраченной в процессе филогенеза и онтогенеза ФС праоснове речевой коммуникации закономерным является использование ЗИ в речи, обращенной к детям, в частности, в детской литературе и в лингводидактике [1; 6; 8; 9; 12].

n WW w

В английской литературе сложилась целая школа авторской сказки. Важную роль сыграли традиции английской прозы, в том числе ироническое повествование, юмор на грани абсурда. Многие английские сказки первоначально рассказывались небольшому кругу читателей, и лишь впоследствии перешли на бумагу. Мастерами английской авторской сказки были Уильям Теккерей, Джордж Мак-дональд, Льюис Кэрролл, Редьярд Киплинг. Выбор сказок Р. Киплинга и К. Грэма в качестве материала исследования не случаен. И то, и другое произведение основано на сказках, рассказывавшихся авторами своим детям перед сном или на прогулках, часто с элементами импровизации (just so). Поэтому устная, звуковая форма в данном случае особенно важна для детского восприятия.

В сказках Киплинга есть прямые указания на мимику, темп, характер произведения. Киплинг широко пользуется рифмовкой, аллитерацией, ассонансом. В некоторых же сказках даже содержится указание на то, как произносить отдельные отрывки, чтобы получить нужный эффект. Так в сказке «Отчего у леопарда пятна на шкуре»: «Say that quickly aloud and you will see how very shadowy the forest must have been» («Скажите это быстро и громко, и вы увидите, каким пятнистым должен был быть лес»).

Все сказки, включенные в сборник, написаны в форме беседы с ребенком. Сама форма обращения (my Best Beloved) характерна для приподнятого, цветистого стиля восточной речи. Один из излюбленных стилистических приемов автора - переплетать рассказ, который ведется в простой разговорной манере, со словами, либо заимствованными из детской лексики (twirly-wirly, by our lones), либо созданными по их образцу, со словами-терминами (Cetacean), с книжными словами (a Superior Comestible) и оборотами и даже архаизмами. Автор также не упускает случая сопроводить свое повествование нравоучительными замечаниями. Богатый язык сказок Киплинга, полный метафор, авторских неологизмов, образованных при помощи переосмысления и разложения уже имеющихся устойчивых сочетаний, внес большой вклад в сокровищницу английского языка.

Герои сказки Грэма живут «возле реки, и в реке, и вместе с рекой, и на реке», река для них «...брат и сестра, и все тетки, вместе взятые, она и приятель, и еда, и питье, и конечно.баня и прачечная». Являясь частью природы и живя среди нее, они постоянно

слышат звуки окружающего мира - шелест листьев, плеск и журчание воды, шорохи, звуки, издаваемые другими животными и птицами, и именно это обусловливает такую насыщенность произведения звукоподражательной и ЗИ лексикой. Стиль Грэма очень живой и динамичный, и вместе с тем в повести встречаются эпизоды, где действие замедляется, и на первый план выступает поэтическое, лирически-описательное начало. Это относится, прежде всего, к эпизодам, где выражена страстная любовь героев к природе, которая для них одновременно является и родным домом. Описание пейзажей всегда несет в себе скрытую или явную эмоциональность, выраженную посредством тропов, повторов, перечислений, восклицательных предложений, аллитерации. Так, при создании образа-олицетворения Реки, синтаксическое членение предложения и пронизывающая всю фразу звукопись призваны передать ощущение ритмичного плеска и журчания: "...a full-fed river...this sleek, sinuous, full-bodied animal, chasing and chuckling, gripping things with a gurgle and leaving them with a laugh, to fling itself on fresh playmates that shook themselves free and were caught and held again". Лишь одной ритмичной фразой, состоящей практически только из одних ЗИ слов, автор передает ощущение блеска, переливов, кружения и бульканья весенней природы: "All was a-shake and a shiver - glints and gleams and sparkles, rustle and swirl, chatter and bubble".

Эмоциональность языка Грэма проявляется и в речевых характеристиках персонажей. Наряду с бытовым, разговорным планом в них присутствует план эмоциональный, поэтический, который проявляется всякий раз, когда герои заводят речь о том, что им дорого - о родном доме и природе. Алан Милн считал Грэма своим учителем, «Ветром в Ивах» зачитывался в детстве Владимир Набоков, а позднее книга стала источником вдохновения для музыкантов группы Pink Floyd, которые по ее мотивам создали целый альбом The Piper At The Gates Of Dawn. Об особенностях звучания языка произведения Грэма говорит тот факт, что музыканты обращались к нему не один раз. В 1929 году А.Л. Милном по мотивам сказки была написана музыкальная пьеса «Мистер Тоуд из Тоуд-Холла».

Воронин и Паго [2, с. 84-86], пожалуй, впервые обратились к проблеме передачи фоносемантических средств в переводе. Они называют это семиотическим подходом, который характеризуется в

первую очередь тем, что межъязыковая "макроэквивалентность" текста языка источника и текста языка перевода рассматривается в первую очередь как совокупность "микроэквивалентностей", составляющих эти тексты знаков, что способствует достижению общей коммуникативной эквивалентности текста. По мысли авторов особое внимание должно уделяется мотивированному знаку, который при переводе вызывает особые трудности. В примере из сказки Киплинга " ...he stumped and he jumped and he thumped and he bumped, and he pranced and he danced, and he banged and he clanged, and he hit and he bit, and he leaped and he creped, and he prowled and he howled, and he hopped and he dropped, and he cried and he sighed, and he crawled and he bawled, and he stepped and he lepped, and he danced hornpipes where he shouldn't...» и его переводе Чуковским « ...он давай кувыркаться, брыкаться, кусаться, лягаться, колотить, молотить, хлопать, топать, стучать, бренчать и в таком неподходящем месте заплясал трепака...» они видят «падение массы звукоизобразительности" (в оригинале отрывка - 15 ЗИ-слов, в тексте перевода - 6).

Подробный лингво-статистический анализ материала, представленного в статье, поможет рассмотреть эту проблему более детально.

Таблица 1

Распределение фоносемантических и фоностилистических средств в тексте оригинала сказок Р. Киплинга

Количество словоупотреблений Количество единиц Плотность словоупотреблений на страницу

Общее количество примеров 1315 1210 9,2

Аллитерация 422 417 2,9

Ассонанс 144 143 1

Консонанс 208 206 1,4

ЗС-лексика 233 95 1,6

ЗП-лексика 152 63 1

Ритмический повтор 134 128 <1

Редупликация 33 33 <1

Рифма 16 16 <1

В сказках Киплинга первое место из общего количества встретившихся примеров звуковой аттракции занимают аллитерации. В связи с особой ролью аллитерации в английском языке это совсем не случайно. Приблизительно в два раза реже встречаются ЗС слова, следом за которыми по частоте употребления идут консонансы. Относительно небольшие группы составляют примеры со ЗП лексикой и ритмические повторы. Случаи с редупликациями и рифмой встречаются еще реже. Имеются также редкие случаи употребления тавтологических повторов - 42, параллельных конструкций - 10, инверсии - 3, синонимического повтора - 2 и хиазма - 1. В переводе часто для сохранения ЗИ текста используется инверсия - 18, ритмические повторы - 14, просто ритм - 5, и рифма - 17. Все эти ЗИ приемы более привычны для русского уха, что важно при сохранении восприятия произведения.

Сопоставительный анализ результатов выборки показал, что в целом в переводе имеется 409 примеров сохранения звукоизобра-зительности, что составляет примерно 30 % ЗИ средств, использованных в оригинале. Из всего корпуса ФС средств наиболее удачно переданы ономатопы (84 случая сохранения ономатопеи из 152 примеров, что составляет 55 %) и ЗС-лексику (70 примеров из 233 или 30 %). Рифма сохранена в 6 примерах из 16 (37,5 %), тавтологический повтор - в 16 из 42 (38 %).

Из 422 примеров с аллитерацией переводчику удалось сохранить ее в 49 случаях, что составляет всего лишь 12 %, например:

blew bubbles - пускать пузыри (переводчик сохраняет аллитерацию);

speckled and sprottled and spottled, dotted and splashed and slashed and hatched and cross-hatched with shadows - крапленых и крашенных, ужасно перемазанных, перечерченных, перепятнанных продолговатыми, продольными и прочими тенями (переводчик сохраняет аллитерацию и рифму, добавляя ассонанс, но не передает редупликацию).

Из 144 примеров с ассонансом переводчику удалось сохранить его лишь в 7 случаях, что составляет 5 %. В остальных случаях либо использовались другие ФС средства, либо калькирование или описательный перевод, например:

the crab and the dab - и белугу, и сервюгу (ассонанс отражается в переводе, но не передается консонанс);

the plaice and the dace - и селедку, и селедкину тетку (рифма). По сказке Грэма «Ветер в ивах» корпус исследовательского материала составил 1318 примеров, содержащих различные фоности-листические и ЗИ-средства: аллитерация - 323, ассонанс - 61, консонанс - 85, редупликация - 3, ритмический повтор - 58, ЗП-средства - 303 словоупотребления, количество единиц лексики 102, ЗС-средства - 410 словоупотреблений, количество единиц лексики 108. Имеются также единичные случая употребления хиазма, параллельных конструкций, рифмы и парономасии.

Таблица 2

Распределение фоносемантических и фоностилистических средств в тексте романа К. Грэма «Ветер в ивах»

Количество словоупотреблений Количество единиц Плотность словоупотреблений на страницу

Общее количество примеров 1318 1318 8,6

Аллитерация 323 323 2,1

Ассонанс 61 61 <1

Консонанс 85 85 <1

ЗС-лексика 410 108 2,7

ЗП-лексика 303 102 2

Ритмический повтор 58 58 <1

Редупликация 3 3 <1

В 386 примерах, на наш взгляд, автор перевода, так или иначе, сохраняет звукоизобразительность (что составляет около 28 %). Под сохранением ЗИ мы понимаем не только прямую передачу ЗИ-средств соответствующими средствами языка перевода, но и любые другие случаи использования средств, создающих экспрессивность, образность, гармонию звукового и смыслового содержания текста, например звукопись.

В целом, анализ показал, что из всего корпуса ЗИ средств автор наиболее удачно передает ономатопы (181 пример из 303 или 60 %) и ритмический повтор (45 примеров из 58 или 78 %). ЗС-средства сохранены в 78 примерах из 410 (19 %), аллитерация - в 69 примерах из 323 (21 %).

Приведем некоторые примеры с учетом того, что в тексте довольно часто невозможно отделить одно ФС средство от другого, часто они действуют в комплексе.

1) full- fed river - переполненной вешними водами реки. Переводчик сохраняет аллитерацию, используя прием добавления.

2) All was a-shake and a-shiver - glints and gleams and sparkles, rustle and swirl, chatter and bubble. - Все вокруг колебалось и переливалось. Блики, бульканье, лепет, кружение, журчание, блеск. В английском варианте автор при помощи 5 ЗС и 3 ЗП слов и аллитерации создает единый акустический и зрительный образ весенней полноводной реки. В переводе этот образ передан при помощи номинативного предложения (которое также является средством выражения экспрессивности в поэтической и прозаической речи) с использованием ономатопов и резонанса звукокомплекса бл в словах блики, бульканье, блеск поддержанного звуками л и б в слове колебалось. Звук ж в ЗП-слове журчание резонирует со звуком ж в предшествующем ему слове кружение, создавая единство образа. Кроме того, английский сонант /l/, имеющий текучий характер и передающий движение [11, с. 314], использован в оригинале предложения 6 раз, а в переводе его аналог звук /л/- 8. Такое количественное накопление звука л на данном отрезке текста, безусловно, способствует передаче образа. В переводе использован мягкий л, который по шкале А.П. Журавлева оценивается как нежный, светлый, красивый, веселый, скорее яркий, радостный [5, с. 48].

3) a babbling procession of the best stories - прекрасные переливчатые сказки. Переводчик не сохраняет звукоподражание, однако использует при переводе аллитерацию.

4) sculling so strongly and so easily along - так ловко, так легко гнал лодку по воде. В данном примере автор нанизывает звуки /s/ и /l/, которые образуют фонестему /sl-/, передающую нечто гладкое, скользящее, и, хотя в данном отрезке звуки в фонестему не объединяются, такой звукоряд буквально выписывает ощущение скольжения, что усиливается текучим, медленным характером сонанта /l/. В переводе данный звукообраз поддержан аллитерацией и ассонансом сонорного л.

5) began to whisper - нашептывать. Прямая передача звукоподражания.

6) Sploosh! - плюх! Прямая передача звукоподражания.

7) coughing and spluttering - отфыркиваясь и откашливаясь. Прямая передача звукоподражания.

Итак, исследовательский материал показывает, что вольно или невольно автор перевода либо сохраняет звукоизобразительные средства оригинала, либо заменяет их другими звукоизобразитель-ными же средствами, либо смещает по тексту. В целом фоносеман-тический эквивалент-эффект в случае перехода от английского языка к русскому с удивительным постоянством держится на уровне приблизительно 30% (Сравните данные по «Заводному апельсину» Э. Берджесса [10, с. 183-184]). Случаен ли этот результат - пока решить не представляется возможным. Его интерпретация также может быть различна - языковая ли это специфика или авторская? Во всяком случае, он дает повод задуматься над многими интересными лингвистическими проблемами.

Список литературы

1. Вишневская Г.М., Егорова А.А. Звукоизобразительность в традиционной детской английской поэзии. - Иваново, 2009, - 150 с.

2. Воронин С.В., Паго А.Д. Эквивалентность в переводе и звукоизорази-тельная лексика // Английская философия в переводческом и сопоставительном аспектах. - СПб., 1995. - C. 83-87.

3. Галунов В.И. Исследование субъективного представления группы русских согласных методом семантически противоположных пар // Анализ речевых сигналов человеком. - Л., 1971. - C.177-181.

4. Горелов И.Н. Синестезия и мотивированные знаки подъязыков искусствоведения // Проблемы мотивированности языкового знака / под ред. А.П. Журавлева. - Калининград, 1976. - С. 74-81.

5. Журавлев А.П. Фонетическое значение. - Л., 1974. - 160 с.

6. Иванова М. В. Звукоизобразительная лексика в англоязычной детской сказке: дис. канд. филол. наук. - Л.: ЛГУ, 1990. - 263 с.

7. Левицкий В.В. К проблеме звукосимволизма // Психологические и психолингвистические проблемы владения и овладения языком. - М., 1969. -С.123-132; Семантика и фонетика. Черновцы, 1973. - 103 с.; Фонетическая мотивированность слова // Вопросы языкознания. 1994. - №1. - С. 26-37.

8. Павловская И.Ю. Проблемы глоттогенеза и семантический подход в педагогике // Лингводидактические проблемы обучения иностранным языкам. Выпуск 2. - СПб.: Изд-во СПбГУ, 2004. - С. 3-10.

9. Павловская И.Ю., Тимофеева Е. К.Начальный курс обучения произношению английского языка: Фоносемантический подход. - СПб., Гиппократ, 2009. - 128 с.

10. Павловская И.Ю., Фоносемантический анализ речи. - СПб., Изд-во Санкт-Петербургского университета, 2004. - 291 с.

11. Marchand H. Phonetic Symbolism in English Word Formation // Indogermanische Forschungen. Bd. 64. - Hf. 2. - P. 146-168; Hf. 3. - P. 256-277.

12. Pavlovskaya I. Y. Teaching Sounds on Sound-Symbolic Basis // Alternatives - 98. Prague, 1998. - P. 95-99.