Научная статья на тему 'Философия культуры И. А. Ильина'

Философия культуры И. А. Ильина Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
1828
196
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Моисеенко Марина Валентиновна

Статья посвящена исследованию концепции культуры философа русского послеоктябрьского зарубежья И.А. Ильина. В основе его концепции христианско-ценностный подход к анализу культуры. В поле зрения философа преимущественно европейская (христианская) культура. В центре внимания философа исследование своеобразия русской культуры, рассмотрение проблемы ее взаимоотношения с западной культурой, проблема духовности и ее специфики.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE PHILOSOPHY OF CULTURE BY I.A.ILYIN

The paper researches the concept of culture of the Russian philosopher abroad after October I.A.Ilyin. in a basis of his concept the christian values approach to the analysis of culture. In a field of sight of the philosopher mainly European (christian) culture. At the center of the attention of the philosopher research of an originality of Russian culture, consideration of a problem of its mutual relation with western culture, spirituality problem and its specifity.

Текст научной работы на тему «Философия культуры И. А. Ильина»

ФИЛОСОФИЯ КУЛЬТУРЫ И.А. ИЛЬИНА М.В. МОИСЕЕНКО

Кафедра теории и истории культуры факультета гуманитарных и социальных наук Российского университета дружбы народов 117198 Москва, Россия ул. Миклухо-Маклая, д. 6

Статья посвящена исследованию концепции культуры философа русского послеоктябрьского зарубежья И. А. Ильина. В основе его концепции - христианско-ценностный подход к анализу культуры. В поле зрения философа преимущественно европейская (христианская) культура. В центре внимания философа - исследование своеобразия русской культуры, рассмотрение проблемы ее взаимоотношения с западной культурой, проблема духовности и ее специфики.

10 апреля 2003 года исполнилось 120 лет со дня рождения замечательного философа русского послеоктябрьского зарубежья И. А. Ильина (1883 — 1954 гг.), оставившего после себя огромное печатное наследие - более 30 книг на русском и немецком языках, несколько сот статей, внесшего немалый вклад в разработку таких академических областей, как философия, право, богословие, история, политология, экономика, статистика, культурология.

После очередного ареста (С 1918 по 1922 год он арестовывался в большевистской России 6 раз) и замены смертной казни пожизненной высылкой за границу, И.А. Ильин 26 сентября 1922 года навсегда покидает Россию на печально знаменитом «философском» пароходе «Обер-бургомистр Хакен», следовавшем из Петербурга в Штеттин.

Но тема России, ее прошлого, настоящего и будущего всегда оставалась путеводной звездой его творчества, как и других философов русского послеоктябрьского зарубежья. «Видим Россию любовью и верою, делим ее муку и знаем, что придет час ее воскрешения и возрождения».1

Важное место в творчестве И.А. Ильина отведено исследованию темы культуры, ее философскому осмыслению, констатации и анализу духовного кризиса, поразившего современную ему европейскую культуру. Философ исследует преимущественно лишь европейскую (христианскую) культуру. Рассматривает кризис русской культуры, как неотъемлемую часть общего кризиса европейской культуры, обращается к проблеме взаимоотношения западной и российской культур, специфике русской культуры.

Философ выносит жесткий приговор современной европейской культуре, констатируя, что она переживает глубокий кризис. Причину кризиса И.А. Ильин связывает с отходом от религии. Понятие «современность» философ распространяет на всю европейскую культуру, начиная с эпохи Возрождения, отмечая, что процесс секуляризации в Европе ведет свое начало с эпохи Возрождения (XIII - XV вв.). И век двадцатый вслед за девятнадцатым лишь выявляет уже назревшие процессы и подводит им итоги.

Выявляя причины кризиса, Ильин вынужден с горечью констатировать, что современное человечество идет

- за материалистической наукой. Техника влечет за собой человека, техника, которая, по мнению философа, разрабатывает вопрос о жизненных средствах и совсем не интересуется высшею целью и смыслом жизни;

- за светской, безрелигиозной государственностью, современное государство не знает измерения священной глубины ни в душах, ни в делах

- за приобретательскими инстинктами и хозяйственными законами, которые властвуют над ним;

1 Ильин И.А. О России. Три речи 1926 - 1933 // Собр. соч. Т.6. Кн.2. М., 1996. - С. 8.

- за безрелигиозным и безбожным искусством, которое становится праздным развлечением и нервирующим «зрелищем».2

И.А. Ильин отмечает, что «современное искусство, «светски» освободившее себя от религиозного чувства и чутья, идет навстречу потребностям современной безбожной массы; мода рождает «модернизм», скука и пресыщенность - нервирующую остроту, кинематограф заменяет храм; треск и рев радиоаппарата вытесняет личную культуру музыки и слова. В искусстве отпадает «третье измерение» художественности, священности, предметности; двумерная душа создает двумерное, пошлое, безбожное искусство и сама становится его жертвою».3

Кризис европейской культуры философ так или иначе связывает с нарушением соотношения «вечно-женственного» и «вечно-мужественного» начал или «световых лучей» в «величайшей сущностной противоположности мира».4 Эти «световые лучи» нуждаются друг в друге, должны взаимодополнять и взаимоогаюдотворять один другого. Когда гармоничное взаимодействие исчезает, начинается «распад или спад, т.е. декаданс».5 Изолирует себя в своей самостоятельности «вечно-женственное» начало и культура становится бесформенной, бессодержательной, творчески бессильной, аполитичной, означающей упадок «вечно-женственного». Не лучше обстоит дело и с упадком «вечномужественного» начала в культуре. Тогда она грешит формализмом, сухостью, бесчувственностью и безбожностью, сверхполитизированностью, воинственностью.

Мыслитель считает, что «то, что переживает мир в ходе последних столетий, и в особенности в XIX веке, есть не что иное, как упадок вечно-мужественного: доминирование или переизбыток мужского начала в культуре; исчезновение религиозных чувств...формализм во всех сферах культуры (в науке, искусстве, морали, соблюдении права) и как следствие - чрезмерный динамизм... механизация, поклонение маммоне, революционизм, тоталитаризм, терроризм и коммунизм; доминирование мужского в женщине и переизбыток его в мужчине; безжалостная наука; прихотливое, пустое, возбуждающее нездоровый интерес искусство, мораль свободной любви; формализм правоведения; антиобщественная политика; антисоциальная свобода».6 В культуре России, по его мнению, доминирует «вечно-женственное начало», в чем И.А. Ильин солидарен с Н.А. Бердяевым. Ильин считает, что «вечно-женственное», исходя из российской специфики, ей дано, а «вечно-мужественное» задано. И, когда «вечно-женственное» содержание находит соответствующую ей форму «вечно-мужественного»: политическую, художественную, религиозную, нравственную, мыслительную - это приводит к расцвету культуры.

И.А. Ильин, продолжая отечественную и зарубежную традиции, различает понятия «культура» и «цивилизация». Культура, в его понимании, духовна, первична, органична и творчески целенаправленна. Цивилизация технична, вторична, размножаема, механистична, вещественно и инструментально создаваема. Культура касается внутреннего мира, самого значительного в нем, святого, главного. Цивилизация - более внешнего, полезного, материального, второстепенного. К культуре Ильин относит нравственность, науку, искусство, религию, философию, политику и хозяйство, к цивилизации - одежду, жилище, пути сообщения, промышленность, технику и т.п. Народ может иметь древнюю и утонченную духовную культуру, но в вопросах внешней цивилизации являть картину отсталости и первобытности. И обратно: народ может стоять на последней высоте техники и цивилизации, а в вопросах духовной культуры переживать эпоху упадка. Россию,

2 См. Ильин И.А. Основы христианской культуры. // Собр. соч. Т.1 .М., 1996. - С. 287 - 289.

3 Там же. С. 289.

4 Ильин И.А. О России и русской душе. // Собр. соч. Т.6. Кн.З. М.1997. - С. 182.

5 Там же. С. 182.

6 Там же. С. 183.

пишет Ильин, с ее цивилизацией в ходе ее тяжелой исторической судьбы веками разрушали, превращали в руины, тормозили и сдерживали, поэтому русский народ заботился о внутренней культуре. И, если в вопросах цивилизации Россия примерно до середины XIX века была отсталой и примитивной, то никогда не была бескультурной и всегда оставалась самобытной в своей культуре и творчески развитой страной.

Культура, по Ильину, творится прежде всего инстинктом, «бессознательными ночными силами души». Но, прежде чем творить, человек должен очистить и религиозно одухотворить эти силы.

Пытаясь вскрыть корни бездуховности современного человечества, Ильин отмечает, что за последние века человечество оскудело внутренним духовным опытом и обратилось к чувственному, внешнему материальному опыту, т.е. попыталось воспринять Бога неверным актом. Смотрящий в землю - не увидит звезд. Человек, искоренивший или растливший в себе духовное - не воспримет Бога. Человеку необходимо «приобрести око для духа и внутреннее огнилище для любви».7 Бог постигается духом и любовью. Цивилизованное человечество, по мнению И.А. Ильина, оскудело духом и любовью и ожесточилось. Причины этого процесса глубоки и сложны и заложены в веках. Но, если свести их к единой формуле, то это торжество рассудка над вдохновением, расчета над сердцем, механического над органическим, внешнего опыта над внутренним опытом.8

Философ считает, что духовен человек постольку, поскольку он живет внутренним опытом, а не только внешним, телесно-чувственно-материальным; умеет отличать нравящееся, приятное от того, что на самом деле хорошо, объективно прекрасно, истинно, нравственно, божественно; умеет «прилепляться» к совершенному, предпочитать его. Безбожие означает, что в человеке иссякает духовность и любовность. Живущий духом и любовью, несет Бога в себе самом. Мыслитель говорит о духовном законе, владеющем человеческой жизнью, согласно которому человек неизбежно уподобляется тому, к чему он «прилепляется любовью, верою и помыслами».9 Бог есть источник всего духовного на земле, а, следовательно, и патриотизма, и лояльности, и дисциплины, и ранга, и служения...10

И.А. Ильин подчеркивает, что «без Бога - вся культура человечества теряет свой смысл и свое значение. И, если она не сокрушается сразу и во всех отношениях, то только потому, что пассивное безверие способно долгое время держаться сокровенным дыханием Божественного начала, вошедшим в человеческую душу и ведущим ее в порядке некультивируемой и часто незамечаемой, но по-прежнему живоносной традиции. Веры уже нет, но уклад души, созданный, воспитанный и облагороженный христианскою верою тысячелетий, живет и делает свое дело. К быстрому, стихийно-катастрофическому крушению ведет только то безбожие, которое имеет дерзание быть самим собою, которое последовательно осуществляет активное и воинственное безверие, безверие и антихристианство. Тогда убивается в людях вдохновенное, подавляется и пресекается напряжение их богоданного, естественного инстинкта, извращается наука, мертвеет совесть, выдыхается искусство, разлагается характер, вырождается правосознание и распадается хозяйство».11. Являясь сторонником христианско-ценностного подхода к культуре, философ признает нравственно здоровой только внутренне религиозную культуру, в основе «антикультуры» лежит воинствующее безбожие.

Процесс создания христианской культуры - сложный и длительный. Это задача, поставленная перед человечеством две тысячи лет тому назад и им неразрешенная. Но она

7 Ильин И.А. Путь духовного обновления.// Собр. соч. Т. 1. М., - С. 77.

См. Ильин И.А. Кризис безбожия. // Там же. - С. 342-343.

9 Там же. С. 346.

10 Там же. С. 355-356.

11 Там же. С. 357.

и не может быть разрешена одною эпохою, одним народом, одним поколением, раз и навсегда, считает Ильин. В то же время, все земное, проникнутое духом Христовым (Духом любви, правды и справедливости) входит в христианскую культуру и ее историю. Именно поэтому светом христианства проникнуты не только христианские народы, но и нехристианские, как за время, истекшее после Рождества Христова, так и за время ему предшествующее. Ибо все чистое, глубокое, благородное и художественное сродни христианскому духу. «Так мы созерцаем и ценим Конфуция, Лаотзе и Будду, Зороастра и Аменотепа IV, Гераклита, Сократа и Платона, Марка Аврелия и Сенеку, псалмы Давида, египетское и греческое искусство, царствование Александра Македонского и императора Адриана, жертвенный патриотизм янки и японца».12 Ближайшие поколения людей должны вновь вступить на путь созидания христианской культуры, возобновить этот прервавшийся процесс.

И.А. Ильин считает, что вся секуляризованная культура не может подлежать осуждению, она подлежит лишь творческому пересмотру в христианском духе. Христианско-ценностный подход Ильина особенно ярко проявился в книге «Путь духовного обновления» (1937 г.), в которой философ связывает возможности и пути решения проблемы кризиса культуры с возвращением к вечным христианским истинам, основам духовного бытия человека. Таких основ, согласно его учению, семь: вера, любовь, свобода, совесть, семья, родина, нация. Именно на этих семи столпах держится любая культура. Главенствуют среди них вера и любовь, но все они находятся в неразрывном единстве. Чтобы творить христианскую культуру, необходимо внутреннее обновление человека. Культура, по Ильину, явление внутреннее и органическое. Она захватывает самую глубину человеческой души. Дух христианства, творящий христианскую культуру - это дух овнут-рения; дух любви, который противопоставляется и отвлеченному рассудку, и черствой воле, и холодному воображению, и земной похоти; дух созерцания; дух живого творческого содержания, а не формы; дух совершенствования. Но, чтобы преобразовать мир, его нужно, прежде всего, принять. И.А. Ильин в работе «Основы христианской культуры» (1937 г.) пишет о существовании «мироотречной» и «мироприемлющей» традиций. Традиция мироотвержения относится к первым векам существования христианства, когда «нередко думали, что надо принять Христа и отвергнуть мир».13 «Цивилизованное человечество наших дней, - замечает И.А. Ильин,- принимает мир и отвергает Христа».14 Философ показывает, что в Евангелии речь идет не об отвержении мира как такового, а мира, отпавшего от Бога и противопоставившего себя Ему культивированием безбожной похоти и земной гордыни. Христианское мироотвержение может быть только временной установкой монаха, отвергающего не Божий мир как объективный предмет, а свои страсти и страстные содержания своего опыта. Верный выход, по Ильину, в том, чтобы принять мир вследствие приятия Христа, благословить, осмыслить и творчески преобразить его любовью, волею, мыслью, трудом, творчеством и вдохновением. В этом рассуждении, как и во всем его творчестве, проявляется деятельная установка философа. У И.А. Ильина нет ни одной бесстрастной работы. Все они призваны «действовать» в ми-ре.

И.А. Ильин констатирует, что аксиома христианской культуры гласит, что всякое совершенствование начинается в сердце и совершается в свободе. Именно так и представляется творчество христианской культуры. Сердца же будут обращаться к Богу в процессе страданий и разочарований. Философ предполагает, что именно Россия, опередившая в страданиях и разочарованиях многие народы, сможет первою вступить на этот путь. Ибо в России, по его мнению, дно и нарыв мирового кризиса. Здесь также наибо-

12

Ильин И.А Основы христианской культуры. // Собр. соч. Т.1. М., 1996. - С. 317.

13 Там же. С. 314.

14 Там же. С. 314.

лее ярко проявилась потеря идеи целостной национальной культуры. Каждый социальный слой имел собственную субкультуру.

Размышляя о роли церкви в деле культурного строительства, И.А. Ильин подчеркивает, что она не заменяет функций государства, но в то же время не может оставаться равнодушной к тому, что делает государственная власть и какую именно культуру творит народ. «Церковь ведет веру. Вера объемлет душу. Душа творит культуру».15

Мыслитель отмечает, что христианство подарило миру идею личной бессмертной души, т.е. метафизического своеобразия человека. Согласно этому, идея метафизического своеобразия народа есть лишь верное и последовательное развитие христианского понимания этого вопроса. Философ развивает мысль о том, что каждый народ самобытен: служит Богу всей своей историей, своим трудом и пением своим. Каждому народу даны Божественные дары, он должен их принять и самобытно претворить в национальной культуре. Всякая культура для И.А. Ильина - национальна.

Философ во многих своих работах говорит об опасности необдуманной механической пересадки культурных аксиом других народов на чужеродную почву. «Любой мертвый рецепт чужой культуры, чужого права, чужой государственной формы, чужой религии - механичен, а потому фальшив, вреден, запутан. Чужая культура, пусть даже превосходная, это цветок с чужой почвы, чужого климата, продукт чужой жизни, содержание чужеродного действия. Если кто из нее что-то берет, он наносит ущерб своему собственному, естественному, свободному, национально-творческому акту. ... Творческий перенос может быть славным, но тогда он уже будет считаться не переносом, а творческим делом».16

Национальные культурные шедевры, по Ильину, составляют культурное достояние всего человечества.

Тема русской культуры, ее самобытности, как уже отмечалось - центральная в творчестве И.А. Ильина. Определяя специфику русской культуры, он неоднократно подчеркивает во многих своих произведениях, посвященных исследованию сущности и своеобразия русской культуры, что это культура сердца. «Когда я произношу простое и живое слово «сердце», я напоминаю тем самым о самой лучшей и самой точной мерке русской души и русской культуры».17 Формирование своеобразия русской души в течение столетий обусловили, по мнению философа, четыре фактора: природа, православная вера, предпосылки славянства и поступь истории. Своеобразие народной души так или иначе отразилось в национальной экономике, политике, культуре. И.А. Ильин, говорит о русской культуре, как культуре, определяемой любящим, свободно созерцающим сердцем, совестью, духовностью, культуре православной. Православный христианин, замечает Ильин, вынашивал этот акт сердечного созерцания веками и сделал его иррациональным мерилом. Философ подчеркивает, что своеобразие того или иного народа определяется тем, какие душевно-духовные силы проявляются в нем, как изначальные, творчески-духовно-ведущие, жизнеопределяющие, и какие являются вторичными, определяемыми и управляемыми первичными, принимающими их законы и творческую окраску. И.А. Ильин считает, что русская культура построена на чувстве и сердце, созерцании, свободе совести и свободе молитвы. Они являются первичными силами и установками русской души. В качестве вторичных сил выступают воля, осознанная мысль, правовое сознание и организаторские функции, что отнюдь не означает их отсутствия. Просто они, по мнению философа, проявляются и развиваются в лоне первичных сил и «обра-

15 Там же. С. 319.

И.А. Ильин. О русской культуре. Сущность и своеобразие русской культуры. Три размышления. // Собр. соч. Т.6. Кн.2. М., 1996. - С. 619.

17 Там же. С. 399.

зуют свою ценность - в плане онто- и фило-генеза - гораздо позже».18 Русский мыслитель, с точки зрения Ильина, поднимается до истинных высот именно как мыслитель, созерцающий сердцем. Там, где этого не требуется, он скучает или все же привносит любовь, поэзию, созерцание, красоту и религиозное чувство в предмет исследования. И.А. Ильин подчеркивает, что творческая идея России, свободно и предметно созерцающая любовь, и определяющаяся этим жизнь и культура раскрывают российскую самобытность. Эта творческая идея России есть идея христианско-евангельская и в то же время православная и русская. Творческую идею России философ истолковывает, как свободную христианизацию всей культуры, посредством свободного созерцания сердцем. В то же время Ильин говорит об исторически и религиозно заданной России собственной культуре духа, воли и ума; о необходимости вырастить из свободного сердечного созерцания - свою, особую, новую русскую культуру воли, мысли и организации.

И.А. Ильин постоянно подчеркивает многонациональный состав России В статье «России необходима свобода» (1949 г.) говорит о России, как о национальном, хотя и многочленном единстве, показывает необходимость творческой нестесненности, любовного взращивания, как русской, так и всех других российски-нерусских национальных культур. Углубляясь в историю России, показывает, что «сколько малых племен Россия получила в истории, столько она и соблюла. Она выделяла, правда, верхние слои присоединенных племен, но лишь для того, чтобы включить их в свой имперский верхний слой. Ни принудительным крещением, ни искоренением, ни всеуравнивающим обрусением, она никогда не занималась».19 Напротив, русский народ вчувствовался в их жизнь, вслушивался в их самобытность. Хотя, по мнению философа, необходимо еще учитывать «дар русского духа и русской природы непринудительно и незаметно обрусевать людей иной крови, что и передается в южно-русской поговорке «папа - турок, мама -грек, а я русский человек»».20 Ильин подчеркивает, что мировое призвание России было прежде всего творчески-посредническое, а не замыкающееся и не разлучающее. Он пишет, что однажды полный и беспристрастный словарь деятелей русской имперской культуры вскроет это общенациональное братство, это всенациональное сотрудничество российских народов в русской культуре.21 Искажения и перегибы в национальной политике связывает с большевистским строем.

И.А. Ильин, поднимая проблему взаимоотношения русской и западной культур, во многих своих работах подчеркивает национальный дар вчувствования в чужую культуру, говорит об открытости русской души для западной культуры, уважении к ее достижениям, подчеркивает, что вместе с Достоевским русский народ мог бы сделать такое признание: «Народы Европы и не знают, как они нам дороги...».22 Вместе с тем Ильин, долгое время проживший за рубежом, солидаризируется с высказываниями Ф.М. Достоевского и Н.Я. Данилевского о том, что Западная Европа не знает и не понимает ни России, ни ее культуры, представляя ее «русским Сфинксом».

Чтобы понять и оценить российскую культурную специфику необходимо, по его мнению, узнать язык народа, ибо язык есть фонетическое, ритмическое и морфологическое выражение его души; познать его историю вглубь и вширь открытым сердцем, чтобы понять его душевно-духовную проблематику;23 проникнуться духом православия; своеобразием национального созерцания мира, природы и человека.

18 Там же. С. 615.

19 ч Ильин И.А. Что сулит миру расчленение России // О грядущей России М., 1993. - С. 174.

20 Там же. С. 175.

21 См. Ильин И.А. Россия есть живой организм. // Там же. С. 166.

22 Ильин И.А. О русской культуре. Сущность и своеобразие русской культуры. Три размышления. // Собр.соч. Т.6. Кн.2. М., 1996.-С. 515.

2j Ильин И.А. О русской культуре. Приложение. // Там же. С. 626.

Прошло полвека, как ушел из жизни замечательный мыслитель, страстно любивший Россию, но которому волею судеб пришлось жить и творить за ее пределами. Большинство проблем, исследуемых философом, по-прежнему актуальны и сегодня. Нельзя отрицать и во многом профетический дар Ильина, который проявился, в частности, в его довольно точных прогнозах очертаний посткоммунистической России и стоящих перед нею социально- политических, культурных задач. В то же время мыслитель подчеркивал, что он не ставил себе целью навязывать определенные доктрины и предлагать готовые рецепты будущего обустройства России в различных областях. Это всего лишь «оселок для оттачивания собственного мышления и характера»,24 хотя И.А. Ильин отмечал, что это выстраданный и выношенный материал выводов и руководящих линий. Философ самокритично замечал, что никто не застрахован от ошибок. «Но эти ошибки, -если это будут ошибки, - Россия простит нам, ибо мы любили только ее, служили только ей, и искали только ее блага».2 В силу удаленности от России и зачастую отсутствия объективной информации о событиях, происходящих на родине, Ильин мог быть неточен в частностях; нередко у него отсутствует строгость понятийного аппарата, что создает дополнительные трудности в исследовании его творческого наследия; исходя из христианско-ценностного подхода в оценке действительности, часто свои суждения выражает в императивной форме, рассматривая и свою творческую деятельность, как Служение. Служение Богу, Истине, России. В целом же его творчество глубоко, научные исследования компетентны и объективны в своей основе.

XXI век вновь остро ставит перед человечеством проблему поиска духовности, ее животворящих основ, духовности, способной стать панацеей от угрозы прогрессирующей дегуманизации человеческого сообщества.

В этих условиях творчество И.А. Ильина, сложившего настоящий гимн духовности и связавшего ее с Богом, любовью, правдой и добром; его страстный поиск и упование на ее созидательную силу, как никогда актуальны и спасительны.

THE PHILOSOPHY OF CULTURE BY I.A.ILYIN M.V. MOISEENKO

The Department of Theory and History of Culture Faculty of Humanities and Social Sciences Russian People’s Friendship University 117198 Moscow, Russia,

Mikluho-Maklaya str., 6

The paper researches the concept of culture of the Russian philosopher abroad after October - I.A.Ilyin. in a basis of his concept - the Christian values approach to the analysis of culture. In a field of sight of the philosopher mainly European (Christian) culture. At the center of the attention of the philosopher - research of an originality of Russian culture, consideration of a problem of its mutual relation with western culture, spirituality problem and its specifity.

24

Цит. по: Полторацкий Н.П. Предисловие. // О грядущей России. М., 1993. - С. 8.

25

Ильин И.А. Очертания грядущей России. II Там же. С. 155.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.