Научная статья на тему 'Феномен идентичности: гражданской или этнической'

Феномен идентичности: гражданской или этнической Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
1639
407
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГРАЖДАНСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ / ЭТНОНАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ / НАЦИЯ / ЭТНОС / ЭТНОИСТОРИЧЕСКАЯ ОБЩНОСТЬ / ПОЛИЭТНИЧНОСТЬ

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Фахрутдинов Р. Р., Мамедлаев Р. Ю.

В статье рассматриваются проблемы формирования гражданской и этнонациональной идентичности, определяются подходы к их формированию. Даны определения понятий идентичность, нация, а также выявлены признаки, характеризующие изменчивость идентичности в полиэтничном обществе на современном этапе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по социологическим наукам , автор научной работы — Фахрутдинов Р. Р., Мамедлаев Р. Ю.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Феномен идентичности: гражданской или этнической»

УДК 93

ФЕНОМЕН ИДЕНТИЧНОСТИ: ГРАЖДАНСКОЙ ИЛИ ЭТНИЧЕСКОЙ

Р.Р.Фахрутдинов, Р.Ю.Мамедлаев

В статье рассматриваются проблемы формирования гражданской и этнонациональной идентичности, определяются подходы к их формированию. Даны определения понятий идентичность, нация, а также выявлены признаки, характеризующие изменчивость идентичности в полиэтничном обществе на современном этапе.

Ключевые слова: гражданская идентичность, этнонациональная идентичность, нация, этнос, этноисторическая общность, полиэтничность.

Исследование феномена идентичности, ее видов и функций, структуры и условий становления, механизмов формирования является одним из определяющих факторов формирования гражданского общества, достижения социального согласия и обеспечения межэтнического доверия как условия диалога культур в многонациональном российском обществе.

В связи с этим формирование идентичности приобретает особую актуальность и затрагивает все стороны общественного развития государства. Важно отметить, что современные политические процессы актуализировали проблему идентичности в России, в которой идентичность определялась и решалась непросто в силу ее многонациональности и многоконфессиольности. В последние годы в условиях обострения кризиса социальной общественной системы очевиден процесс переосмысления идентичности, соотношения ее гражданской и национальной составляющих. Поэтому сегодня перед научным и педагогическим сообществом стоит задача нового понимания идентичности, определение понятия «идентичность» и организация действий по ее формированию.

Исследование идентичности привлекало и продолжает привлекать внимание историков, социологов, политологов, педагогов, психологов, философов, филологов. Понятие «идентичность» сравнительно новое. Оно

стало широко использоваться в науке благодаря работам Э.Эриксона, который, анализируя взаимосвязи общественных и культурных трансформаций и поддержания этнической самотождественности, ввел в научный оборот также термин «кризис идентичности» [1].

Среди современных зарубежных ученых существует широкая палитра взглядов относительно трактовки понятия «идентичность». На сегодняшний день существует несколько школ, которые выстраивают собственные определения и теории идентичности. Так, целостная теория, разработанная в рамках психоанализа (Дж.Г.Мид, Э.Эриксон, Г.Тэжфел, Дж.Тернер) [2], определяет идентичность как чувство тождественности человека самому себе, ощущение целостности во всех свойствах, качествах и отношениях с окружающим миром.

Большая работа по изучению феномена идентичности проделана в рамках политической школы (Х.Кон, Э.Смит, Э.Геллнер, Э.Хобсбаум) [3], которая рассматривает идентичность, как процесс осознания своей принадлежности в качестве индивида или группы к определенному социуму и принятие определенных характеристик в качестве «своих». При этом политологи полагают, что идентичность есть результат естественного процесса формирования самоидентификации граждан, которые осознают свою принадлежность к определенной нации как социально-экономической, культурно-политической и духовной общности людей.

Большое место изучение проблем идентичности занимает в исторических и связанных с ними социальной и антропологической школах (О.Шпенглер, Б.Андерсен, Ф.Барт, К.Калхун) [4]. В рамках этих школ идентичность рассматривается как некий динамичный процесс, включенный в социальные и культурные аспекты, подчеркивается его взаимосвязь с идеологией и культурными ценностями. Подход, предложенный учеными (Ф.Барт), предлагает рассматривать идентичность сквозь призму культурных границ,

когда культурные различия закрепляются в качестве этнической дифференциации.

В отечественной науке проблема идентичности (гражданской, этнической, конфессиональной, социальной, политической) поставлена в качестве фундаментальной и самостоятельной проблемы сравнительно недавно. Первые исследования социологов и психологов появляются в 80-е - 90-е годы ХХ в., когда в работах Г.Г.Дилигенского, Б.Орлова, Л.Д.Гудкова, Е.Б.Светлицкой и др. [5] была предпринята попытка классификации типов гражданского, политического и этнического сознания россиян на основе их самоидентификации в контексте социально-политической трансформации постсоветского общества, уделялось внимание проблеме субъекта российской модернизации и его идентичности, изучались некоторые аспекты региональной идентичности. В эти же годы проводились интересные эмпирические исследования в рамках научных проектов РАН (рук. В.А.Ядов), ВЦИОМ (рук. Ю.А.Левада), изучавшие динамику общественного сознания в постсоветском обществе.

Во второй половине 90-х - начале 2000 гг. наблюдается повышенный интерес научной общественности к проблемам гражданской и национальной идентичности. В исследованиях этого периода (работы Л.М.Дробижевой, М.В.Иордана, О.В.Поповой, И.Е.Кудрявцева, Д.А.Масюрова) [6] актуальным было изучение этнического самосознания как элемента политической культуры гражданского общества, вопросов формирования этнической идентичности в контексте процессов интеграции и дезинтеграции современных государств, а также проблемы выбора гражданами России общегражданской модели идентичности, идентификации россиян с собственным государством.

Резкое повышение интереса к проблемам идентичности происходит с середины 2000-х годов, когда гражданская идентичность связывается с формированием гражданского общества, поиском России своего места в общеевропейском и общемировом цивилизационном пространстве.

Активизация исследований была связана и с тем, что с этого периода четко начинают актуализироваться ключевые проблемы в сфере межэтнических отношений, а именно: слабое конструирование общероссийской гражданской идентичности в молодежной среде (прежде всего у кавказской молодежи); формирование значимости конфессиональной идентичности, и в связи с этим усиление религиозно-политического радикализма и экстремизма, а также активный рост националистических настроений в русской молодежной среде.

Среди наиболее важных тенденций развития отечественных исследований (работы Р.Г.Абдуллатипова, А.Н.Малинкина, В.И.Пантина, В.О.Соловей, С.А.Романенко, В.А.Тишкова и др.) [7] второй половины 2000-х годов следует выделить следующие: формирования различных моделей идентичности, множественность концепций идентичности и ее многоуровневость, изучение гражданской и этнической идентичности в контексте общецивилизационных процессов современной России.

Понятие «идентичность» сегодня становится объектом дискуссий представителей практически всех гуманитарных наук, и очевидно, это одна из самых актуальных проблем не только отечественной науки, но и идеология государственной практики и современной культурной парадигмы. Поскольку определение сущности гражданской идентичности как одной из ведущих категорий современной действительности невозможно без обретения идентичности посредством национальной самоидентификации, постольку важно проанализировать этнонациональную идентичность и такие ключевые понятия, как нация, этнос в контексте открытой межкультурной коммуникации.

В целом в современной науке в определении нации утвердилось три концепции: этатическая (гражданская), этническая (этнонация), этнокультурологическая. Правда, в последнее время определенную популярность получила социобиологическая концепция наций. Существующие трактовки нации базируются на концептуально различных подходах, в том числе и теоретико-методологических. Концепция этатизма (гражданская нация)

связывает возникновение наций с образованием государств и рассматривает государство в качестве основы формирования гражданской нации, нации-государства. Данная теория признает всякого подданного своего государства, т.е. гражданина государства полноправным членом своей нации.

Основателем этатической теории был Т.Гоббс, который впервые употребил понятие «нация» в одной из своих работ в конце XVII в. [8]. Являясь, как известно, основоположником теории общественного договора, он полагал, что нации возникают вместе с государством. Эта теория, с некоторыми оговорками, утвердилась и у идеологов французского Просвещения (Вальтер, Ж.-Ж.Руссо, А.Р.Тюрго, Д.Дидро). Так Д.Дидро пытался отождествлять «нацию» с понятием «народ», хотя и не давал определения нации. Впервые определение нации в рамках этатической теории дал К.А.Гельвеций [9] в 1773 году, который полагал, что «нация есть совокупность всех своих сограждан».

В отечественной науке идею гражданской идентичности в форме гражданской нации начал разрабатывать и широко пропагандировать В.А.Тишков еще в 90-е годы ХХ в. Являясь сторонником гражданской нации в России, В.А.Тишков считает, что гражданское самосознание у человека должно быть одно, в то время как национальное - различным (двойным, тройным или вообще никаким) [10]. Признавая множественность и не исключающие друг друга различные уровни национального самосознания, В.А.Тишков предложил формулу российской гражданской идентичности - «Россия - это нация наций», подчеркивая при этом, что «только после признания формулы российского народа как исторической гражданской нации и России как нации наций можно вести дальнейший разговор о национальных российских ценностях» [11]. Следует признать, что трактовка российской гражданской идентичности в форме «Россия - это нация наций», настороженно воспринятая общественностью в 90-е годы, постепенно позиционирует себя одной из определяющих в научном сообществе, в обществе в целом, становясь частью современной государственной идеологией.

Один из горячих сторонников тишковской формулы единой российской нации Р.Г.Абдулатипов среди перспективных задач развития российской государственности в XXI веке называет задачу конструирования единой российской нации - нации-государства, причем определяя ее как нацию политическую [12]. На наш взгляд, конструирование гражданской нации по формуле «нация-государство» ведет к минимизации, а впоследствии и утрате специфических особенностей не доминирующих в численном отношении культур в полиэтническом и поликультурном социуме. Реализация концепции гражданской нации означает, что язык, культура титульной (наиболее многочисленной) этнической общности становятся господствующими относительно других этнических социумов, которые, рано или поздно, подвергаются ассимиляции со стороны доминирующей этнической общности, при этом сохраняя свои политические права и свободы.

Как справедливо подчеркивает современный исследователь Дж.Келлас, «классического националистического идеала одной нации, одного государства можно достичь через процесс конструирования одной нации, ассимиляции всех граждан в единую нацию путем господства или наоборот исключения граждан, которые не принадлежат к нации, которая рассматривается как историческое этническое сообщество» [13]. Вторая концепция этническая (этнонация) трактует нацию как этносоциальную общность людей с общим языком, историей, культурой и самосознанием, причем определяющим здесь является самосознание.

Термин «нация» в значении близком к современному пониманию начал употребляться с середины XIX века в эпоху формирования европейских централизованных государств, индустриальных обществ Нового времени. Именно в этот период понятие «нация» начинает привлекать к себе пристальное внимание немецких философов и социологов, которые разработали т.н. «немецкую» или «этническую» теорию формирования наций. Основателями этой теории считаются Г.Гегель и И.Гердер. Согласно

последнему, история человечества - это постоянное движение к гуманизму, счастью и совершенству. Придавая особое значение т.н. высокой культуре, И.Гердер считал, что высший этап развития высокой культуры, образования, нации тех или иных народов (этносов) и есть становление нации [14].

Немецкий социолог М.Вебер попытался выявить признаки «наций», среди которых он выделяет единство языка, религии, обычаев, исторических судеб и стремление к созданию собственного государства. Впоследствии «этническая теория» была воспринята российской социал-демократией, а затем и большевиками, которые придали ей социально-классовую направленность. Этническая концепция легла, как известно, в основу национальной политики В.Ленина и И.Сталина и оформилась в виде определения: «Нация есть исторически сложившаяся, устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющихся в общности культуры» [15]. Данная концепция являлась доминирующей в советский период и отталкивалась от социально-экономического развития общества.

В последнее время в российском научном гуманитарном сообществе определенную популярность приобретает этнокультурологическая концепция нации. Причем на эту позицию переходят и бывшие сторонники этнической (этнонации) теории. В исследования М.Н.Росенко, В.Т.Пуляева предпринимается попытка дефиниции нации на основе культурной общности, принадлежность к которой определяется самосознанием индивида [16]. Близких позиций придерживаются Ю.В.Манько и Н.И.Шашков, которые, однако, придают большое значение общему психокультурному состоянию и единой форме государственной власти, тем самым отстаивая культурно-этатические позиции [17].

В современную дискуссию по проблеме национальной самоидентификации, трактовки понятия «нация» все активней включаются представители т.н. биологической концепции. Основателем этой концепции

является Л.Гумилев, который считал, что этнос выступает в качестве биологической единицы (популяции). Этнос - это феномен биосферы, причиной возникновения этноса является т.н. пассионарность, которую Л.Гумилев трактует как врожденную способность организма абсорбировать энергию внешней среды и выдавать ее в виде этнического поля, которое является фактором устойчивости этноса [18].

Современные последователи биологической концепции (А.Севастьянов, В.Соловей, Е.Холмогоров) [19], подвергая критике концепцию этатизма и культурологический подход к пониманию нации, полагают, что главным в определении нации является материальная генетическая основа - кровь (т.е. наследственный генетический биологизм). В качестве субъекта истории и объекта научного анализа рассматривается весь народ, этнос, т.е. сообщество людей одной крови. «Обрести новую, неврожденную национальность через приобщение к национальной культуре (языку, вере) невозможно. Русским можно только родиться, «стать» русским нельзя, как невозможно перестать или быть, если уже таким родился» [20].

Не углубляясь в подробный анализ всей палитры взглядов по нациостроительству, отметим лишь, что в современной мировой науке существует немало определений понятия «нация». Зарубежные авторы предлагают также концепции этнической, социальной и официальной нации (Дж.Келлас), многоуровневые т.н. западные, восточные и южные нации (У.Рааман) или предлагают модель нации как результат взаимодействия социокультурных и социополитических факторов (Р.Суни) [21]. В современной науке существует также модернистский, примордиальный подходы к дефиниции нации [22].

Убедительным нам представляется определение нации как этноисторической общности, пользующейся одним языком, имеющим единое психокультурное состояние (психологическая адаптивность к культурной среде, обычаи, традиции, религиозные верования), сформированных в ходе

исторического развития, а также обладающим национальным самосознанием, которое обеспечивает единое коллективное мышление и целенаправленное общественное действие. Сущность нации наиболее отчетливо выражается в стремлении (или реализации) к государственному суверенитету, которое и обеспечивает сохранение системообразующих ценностей общности.

Национальная принадлежность индивида определяется его самосознанием. Национальное самосознание, как известно, базируется на антитезе «мы-они» и реализуется в категории национальной принадлежности и национальной самоидентификации. Историко-культурная структура национального самосознания следующая:

1) формирование представлений об этнических особенностях своей общности;

2) формирование представлений об этнической культуре своей общности;

3) формирование представлений об историко-культурных особенностях, отличающих ее от других исторических общностей;

4) осознание тождественности со своей этно-культурной общностью;

5) идентификация себя в качестве части (субъекта) своей этнической общности.

Для каждой нации характерно формирование единого национального самосознания, когда проявляется осознание людьми, составляющими этно-нацию, своей принадлежности именно к этой, а не к иной этнической общности. В рамках национального самосознания формируется этно-историческая индивидуальность (единый язык, традиции и нормы поведения, общая история и культура, совокупность эстетических взглядов и идей, символика бытового уклада), которая и отражает место той или иной нации среди других наций. Сформированное национальное (этно-национальное)

самосознание, таким образом, становится системообразующим в этно-исторической самоидентификации, отличающим данную нацию от другой.

Россия является сложным по этническому и конфессиональному составу государственным образованием и объединяет народы (этносы, нации) различных языковых групп и даже языковых семей, которые имеют культурно-исторические особенности, отличаются традициями, вероисповеданием, этическими нормами и ценностями. Такое этнокультурное и религиозное разнообразие всегда являлось мощным ресурсом развития государства и одним из факторов конкурентоспособности страны в мировом цивилизационном пространстве [23].

С другой стороны, полиэтность государства является источником многих проблем: межконфессиональных, социальных, политических и, конечно, межэтнических. Поэтому поиск идентичности (гражданской, этнонациональной) приобретает исключительную политическую важность и требует теоретико-методологического анализа. Как интерпретировать идентичность населения современной России? Какая у нас, граждан России, самоидентификация - гражданская или этническая?

В широком смысле под идентичностью мы понимаем представление человека о самом себе, самопонимание принадлежности индивида к определенной группе, объединенному по национальному, религиозному, социальному, профессиональному или иным признакам и осознание им этого факта. Идентичность позволяет человеку осознать себя частью общества, коллектива, группы, которые представляют его общегражданскую или этническую общность и помогают ориентироваться в социокультурном и политико-цивилизационном пространстве. В этом смысле, идентичность россиян носит синкретический характер. Она одновременно и гражданская (как граждан России) и этнонациональная (как представителей того или иного коренного этноса, нации Российского государства).

В контексте российской гражданской идентичности речь идет об осознании индивидом своей государственной принадлежности, т.е. представлении человека или группы лиц, как о гражданине определенного государства, гражданине Российской Федерации. Гражданская идентичность выражается также в осознании личности о своей принадлежности к региональному субъекту государства (республике, области) на основе готовности к способности выполнять сопряженные с гражданством обязанности и пользоваться всеми политическими правами, независимо от национальности и конфессиональной принадлежности.

Недооценка межнациональных отношений и межэтнической дифференциации потенциально ведет к обострению межэтнических и социальных проблем, провоцирует ситуации, угрожающие стабильному развитию государства. Поэтому в идентификационной матрице россиян как граждан государства адекватное место занимает и национальная идентичность.

Национальная идентичность, как правило, формируется на основе национальной парадигмы и является многокомпонентной. Среди таких компонентов следует выделить память об историческом прошлом, формировавшимся в течение многих веков и даже тысячелетий, и представляющим собой важный фактор сохранения идентичности нации.

В современной России значимость формирования национальной идентичности чрезвычайно велика. На фоне активизации религиозно -политического радикализма и экстремизма (в том числе и в Татарстане) усиливается процесс минимизации, а в перспективе и прогнозируемое размывание национальной идентичности у определенной части татарской молодежи. В связи с этим актуализация проблем формирования национальной идентичности принимает важное государственное значение.

Национальная идентичность осуществляется, на наш взгляд, при помощи консолидирующих признаков и является инструментом интеграции нации в

современную Россию, современный мир. И в этом смысле национальная идентичность - это необходимое условие достойного существования нации в современном цивилизационно-культурном пространстве. Совершенно очевидно, что сегодня основы российской идентичности (как гражданской, так и национальной) переживают серьезный кризис и актуализируют проблему поиска основ новой идеологии, новой национально-государственной идентификации.

Источники:

1. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М., 1996; Ericson E.H. Psychosocial identity // A way of looking at things. Selected Papers/ Ed. By Schleim. New York, 1995.

2. Эриксон Э. Указ.соч.; Mead G.H. Mind, Self and Society. Chicago, 1934; Tajfel H., Turner J. The social identity theory of intergroup behavior // Psychology of intergroup relations. Chicago, 1986.

3. Kohn H. The idea of Nationalism. N.Y., 1967; Smith A.D. The ethnic origins of nations. Oxford, 1986; Геллнер Э. Нации и национализм. - М., 1991; Хобсбаум Э. Нации и национализм после 1780 г. СПб., 1998.

4. Андерсен П. Воображаемые сообщества. М., 2001; Калхун К. Национализм. М., 2006; Barth F. Introduction // Ethnic Groups and Boundaries: the Social organizations of Culture Difference. Ed. By F.Barth Universities for aged, Oslo, 1969. Reprint 1982.

5. Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. М.1994; Его же: Российские архетипы и современность // Куда идет Россия. Общее и особенное в современном развитии. МВШС ЭН, 1997. С.273-279; Его же: Люди среднего класса. Гл.1. Идентичность российского среднего класса. М., 2002. С.57-101; Б.Орлов. Россия в поисках новой идентичности (90-е годы ХХ столетия): Научно-аналитический обзор. М., 1997; Гудков Л.Д. Эрозия идентификации и социальные напряжения в регионах // Куда идет Россия? М., 1996. С.318-327; Светлицкая Е.Б. Новая российская идентичность // ОНС: общественные науки и современность, 1997. №1. С.72-81.

6. Дробижева Л.М. Социальная и культурная дистанции: Опыт многонациональной России // Институт этнологии и антропологии РАН. М., 1998; Попова О.В. Политическая идентификация в условиях трансформации общества. СПб., 2002; Мисюров Д.А. Политика и символы. М., 1999; Иордан М.В. Этническая идентичность в контексте техногенной цивилизации (методологический подход) // Социальная теория и современность. М., 1993. Вып.12. С.26-32; Кудрявцев И.Е. «Национальное Я» и политический национализм // Полис, 1997. №2. С.77-94.

7. Абдулатипов Р.Г. Российская нация (этнонациональная и гражданская идентичность россиян в современных условиях). М., 2005; Малинкин А.Н. Новая российская идентичность: исследование по социологии знания // Социологический журнал, 2001. №4; Романенко С.А. Типология процессов национального самоопределения // ОНС, 1999. №2; Соловей В. О государственной стратегии формирования национальной идентичности в

России // Международная экономика и международные отношения, 2003. №2; Идентичность как предмет политического анализа // Сборник статей по итогам Всероссийской научно-теоретической конференции (ИМЭМО РАН, 21-22 окт. 2010 г.). М.: ИМЭМО РАН, 2011; Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в России. М.: Институт этнологии и антропологии РАН, 1997; Его же: Этнология и политика: статьи 1989-2004 гг. 2-е изд., доп. М.: Наука, 2005; Его же: единство в многообразии: публикации из журнала «Этнопанорама» 1999-2008. Оренбург, 2008.

8. Гоббс Т. Сочинения в 2 тт. Т.2. М.: Мысль, 1973.

9. Гельвеций К.А. Сочинения в 2 тт. Т.2. М.: Мысль, 1977. С.378.

10. Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в России. М.: Институт этнологии и антропологии РАН, 1997.

11. Тишков В.А. Этнический фактор и новейшая история государственной этнополитики в России // Вестник российской нации, 2009. №6. С.61.

12. Абдулатипов Р. Создание Российской нации // Российская газета. №3284.

13. Kellas James G. The Politics of Nationalism and Ethnicity 2nd edition. St.Martin's - Press. New-York, 1998. P.177.

14. Гердер И. Идеи к философии истории человечества. М.: Наука, 1977. С.474.

15. Сталин И. Сочинения. Т.2. М., 1954. С.297.

16. Пуляев В.Т. Многонациональная Россия. Этносоциальный анализ. Вып.4. СПб., 2005. С.13.

17. Манько Ю.В., Шашков Н.И. Нации и национальные отношения (исторический и философский анализ). СПб.: ИД «Петрополис», 2009. С.196.

18. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Л., 1989.

19. Севастьянов А.С. Этнос и нация. М.: Книжный мир, 2008. С.192; Соловей В.Д. Кровь и почва русской истории. М.: Русский мир, 2008; Холмогоров Е. Русский националист. М.: Европа, 2006.

20. Севастьянов А. Русский национализм: его друзья и враги. 2-е изд. М.: Русская правда, 2008. С.317.

21. Suny R.G. Material of seminar at the Center of international security and arms control of Stanford university. 1996.

22. Лукина А.В. Новые подходы к исследованию национальной идентичности // Известия Уральского государственного университета, 2004. Выпуск 8. №33.

23. Государственный совет Российской Федерации. Доклад «О мерах по укреплению межнационального согласия в российском обществе: 2011 год» // [Электронный ресурс] http://do.gendocs.ru/docs/index-168203.html

References:

1. Erikson E". Identichnost': yunost' i krizis. M., 1996; Ericson E.H. Psychosocial identity // A way of looking at things. Selected Papers/ Ed. By Schleim. New York, 1995.

2. Rrikson E". Ukaz. soch.; Mead G.H. Mind, Self and Society. Chicago, 1934; Tajfel H., Turner J. The social identity theory of intergroup behavior // Psychology of intergroup relations. Chicago, 1986.

3. Kohn H. The idea of Nationalism. N.Y., 1967; Smith A.D. The ethnic origins of nations. Oxford, 1986; Gellner E". Nacii i nacionalizm. - M., 1991; Hobsbaum E". Nacii i nacionalizm posle 1780 g. SPb., 1998.

4. Andersen P. Voobrajaemy'e soobsch'estva. M., 2001; Kalhun K. Nacionalizm. M., 2006; Barth F. Introduction // Ethnic Groups and Boundaries: the Social organizations of Culture Difference. Ed. By F.Barth Universities for aged, Oslo, 1969. Reprint 1982.

5. Diligenskiy G.G. Social'no-politicheskaya psihologiya. - M.1994; Ego je: Rossiyskie arhetipy' i sovremennost' // Kuda idet Rossiya. Obsch'ee i osobennoe v sovremennom razvitii. MVSHS E"N, 1997. S.273-279; Ego je: Lyudi srednego klassa. Gl.1. Identichnost' rossiyskogo srednego klassa. M., 2002. S.57-101; B.Orlov. Rossiya v poiskah novoy identichnosti (90-e gody' HH stoletiya): Nauchno-analiticheskiy obzor. M., 1997; Gudkov L.D. E"roziya identifikacii i social'ny'e napryajeniya v regionah // Kuda idet Rossiya? M., 1996. S.318-327; Svetlickaya E.B. Novaya rossiyskaya identichnost' // ONS: obsch'estvenny'e nauki i sovremennost', 1997. №1. S.72-81.

6. Drobijeva L.M. Social'naya i kul'turnaya distancii: Opy't mnogonacional'noy Rossii // Institut e"tnologii i antropologii RAN. M., 1998; Popova O.V. Politicheskaya identifikaciya v usloviyah transformacii obsch'estva. SPb., 2002; Misyurov D.A. Politika i simvoly'. M., 1999; Iordan M.V. E"tnicheskaya identichnost' v kontekste tehnogennoy civilizacii (metodologicheskiy podhod) // Social'naya teoriya i sovremennost'. M., 1993. Vy'p.12. S.26-32; Kudryavcev I.E. «Nacional'noe YA» i politicheskiy nacionalizm // Polis, 1997. №2. S.77-94.

7. Abdulatipov R.G. Rossiyskaya naciya (e"tnonacional'naya i grajdanskaya identichnost' rossiyan v sovremenny'h usloviyah). M., 2005; Malinkin A.N. Novaya rossiyskaya identichnost': issledovanie po sociologii znaniya // Sociologicheskiyjurnal, 2001. №4; Romanenko S.A. Tipologiya processov nacional'nogo samoopredeleniya // ONS, 1999. №2; Solovey V. O gosudarstvennoy strategii formirovaniya nacional'noy identichnosti v Rossii // Mejdunarodnaya e"konomika i mejdunarodny'e otnosheniya, 2003. №2; Identichnost' kak predmet politicheskogo analiza // Sbornik statey po itogam Vserossiyskoy nauchno-teoreticheskoy konferencii (IME"MO RAN, 21-22 okt. 2010 g.). M.: IME MO RAN, 2011; Tishkov V.A. Ocherki teorii i politiki e"tnichnosti v Rossii. M.: Institut e"tnologii i antropologii RAN, 1997; Ego je: E"tnologiya i politika: stat'i 1989-2004 gg. 2-e izd, dop. M.: Nauka, 2005; Ego je: edinstvo v mnogoobrazii: publikacii iz jurnala «E4nopanorama» 1999-2008. Orenburg, 2008.

8. Gobbs T. Sochineniya v 2 tt. T.2. M.: My'sl', 1973.

9. Gel'veciy K.A. Sochineniya v 2 tt. T.2. M.: My'sl', 1977. S.378.

10. Tishkov V.A. Ocherki teorii i politiki etnichnosti v Rossii. M.: Institut etnologii i antropologii RAN, 1997.

11. Tishkov V.A. E"tnicheskiy faktor i noveyshaya istoriya gosudarstvennoy e"tnopolitiki v Rossii // Vestnik rossiyskoy nacii, 2009. №6. S.61.

12. Abdulatipov R. Sozdanie Rossiyskoy nacii // Rossiyskay agazeta. № 3284.

13. Kellas James G. The Politics of Nationalism and Ethnicity 2nd edition. St.Martin"s - Press. New-York, 1998. P.177.

14. Gerder I. Idei k filosofii istorii chelovechestva. M.: Nauka, 1977. S.474.

15. Stalin I. Sochineniya. T.2. M., 1954. S.297.

16. Pulyaev V.T. Mnogonacional'naya Rossiya. E'tnosocial'ny'y analiz. Vy'p.4. SPb., 2005. S.13.

17. Man'ko YU.V., SHashkov N.I. Nacii i nacional'ny'e otnosheniya (istoricheskiy i filosofskiy analiz). SPb.: ID «Petropolis», 2009. S.196.

18. Gumilev L.N. Etnogenez i biosfera Zemli. L., 1989.

19. Sevast'yanov A.S. E'tnosinaciya. M.: Knijny'ymir, 2008. S.192; Solovey V.D. Krov' i pochva russkoy istorii. M.: Russkiymir, 2008; Holmogorov E. Russkiy nacionalist. M.: Evropa, 2006.

20. Sevast'yanov A. Russkiy nacionalizm: ego druz'ya i vragi. 2-e izd. M.: Russkaya pravda, 2008. S.317.

21. Suny R.G. Material of seminar at the Center of international security and arms control of Stanford university. 1996.

22. Lukina A.V. Novy'e podhody' k issledovaniyu nacional'noy identichnosti // Izvestiya Ural'skogo gosudarstvennogo universiteta, 2004. Vy'pusk 8. № 33.

23. Gosudarstvenny'y sovet Rossiyskoy Federacii. Doklad «O merah po ukrepleniyu mejnacional'nogo soglasiya v rossiyskom obsch'estve: 2011 god» // [E'lektronny'y resurs] http://do.gendocs.ru/docs/index-168203.html

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Зарегистрирована: 20.06.2013

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.