Научная статья на тему 'Федеральный университет на Дальнем Востоке: прошлое и будущее'

Федеральный университет на Дальнем Востоке: прошлое и будущее Текст научной статьи по специальности «Народное образование. Педагогика»

196
26
Поделиться
Ключевые слова
ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ / ДАЛЬНИЙ ВОСТОК / ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Аннотация научной статьи по народному образованию и педагогике, автор научной работы — Хисамутдинова Наталья Владимировна

В статье анализируются причины, приводящие к созданию Дальневосточного федерального университета, в связи с этим проводятся исторические параллели. Начиная с первого вуза, Восточного института (Владивосток, 1899), в развитии высшего образования на Дальнем Востоке преобладали внешние факторы, связанные с отдаленностью этого региона от центральной России и тесным соседством со странами Восточной Азии. Автор предлагает свою концепцию развития региональной высшей школы и ее роли в межкультурных коммуникациях стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

The federal university in vladivostok: past and future

The article describes factors connected with the establishing of the Far Eastern Federal University in Vladivostok and draws some historical parallels between past and future. The external factors always played the leading role in higher education development in the Far East region. The author suggests her own theoretical ideas of the Far Eastern higher school evolution.

Текст научной работы на тему «Федеральный университет на Дальнем Востоке: прошлое и будущее»

н.в. хисамутдинова, доцент Федеральный университет

Владивостокский государствен- д в :

ныйуниверситет экономики и на Дальнем о°СГ°Ке:

сервиса прошлое и будущее

В статье анализируются причины, приводящие к созданию Дальневосточного федерального университета, в связи с этим проводятся исторические параллели. Начиная с первого вуза, Восточного института (Владивосток, 1899), в развитии высшего образования на Дальнем Востоке преобладали внешние факторы, связанные с отдаленностью этого региона от центральной России и тесным соседством со странами Восточной Азии. Автор предлагает свою концепцию развития региональной высшей школы и ее роли в межкультурных коммуникациях стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Ключевые слова; высшее образование, Дальний Восток, федеральный университет.

В последнее время в вузовской среде Владивостока только и разговоров, что о Дальневосточном федеральном университете, интенсивная подготовка к созданию которого сейчас ведется. Ожидается, что осуществление этого крупнейшего в истории российского Дальнего Востока проекта в области образования и науки поможет частично решить нарастающие социально-экономические проблемы региона (ослабление экономических связей Дальнего Востока с европейской частью России, ориентация экономики на сырьевые отрасли, демографический спад и возрастающий миграционный отток трудоспособного населения), привлечь инвестиции, повысить качество жизни населения и повлиять на укрепление национальной безопасности России. Все бы хорошо, но, вчитываясь в проекты создания ДВФУ, находишь исторические параллели, которые заставляют задуматься о тенденциях развития высшего образования в этом огромном регионе.

Во Владивостоке географически встречаются Запад и Восточная Азия. Океан объединяет здесь Россию не только с ближайшими соседями (Китай, Япония, Корея), но и с более отдаленными государствами, такими как США и Канада. Это не могло не сказаться на специфике развития в регионе высшего образования. Если в европейской части России открытие высших учебных заведений вызывалось экономическими и интеллектуальными потребностями, то на российском Дальнем Востоке

для развития высшей школы первоочередное значение почти всегда имели внешнеполитические факторы.

Вплоть до XX в. здесь практически не было ни науки, ни высшего образования. В то время этот малонаселенный регион называли Далекой окраиной, что объясняется его значительной отсталостью по сравнению с европейской частью страны. Немногочисленные предприятия и организации обеспечивались специалистами,подготовленными центральными вузами. Накопление научных знаний как о Дальнем Востоке России, так и о соседях по Тихому океану велось нерегулярно. Редкие экспедиции Академии наук и Русского географического общества в основном ограничивались сбором коллекций. Изменение ситуации здесь всегда вызывалось крупными историческими факторами.

1-й фактор: строительство Китайско-Восточной железной дороги. Строительство Транссибирской магистрали и необходимость спрямить ее в районе Восточной Сибири привели к решению о прокладке по территории Маньчжурии Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). Это потребовало огромного количества специалистов со знанием иностранныхязыков. Во-первых, в них нуждалась сама КВЖД, во-вторых, строительство дороги сопровождалось открытием большого числа обслуживающих ее предприятий, торговых и финансовых организаций, которым также требовались служащие, в-третьих, КВЖД способствовала расширению экономических связей

между российским Дальним Востоком и другими странами.

Чтобы обеспечить КВЖД квалифицированными кадрами, необходимо было срочно открыть высшее учебное заведение. Им стал Восточный институт (Владивосток, 1899). Он не был гуманитарным вузом в современном понимании. Изучение восточных языков (китайский как обязательный плюс еще один восточный язык на выбор) подчинялось здесь сугубо практическим целям, так как задачей вуза ставилась «подготовка учащихся в нем лиц к службе в административных и торгово-промышленных учреждениях Восточноазиатской России и прилегающих к ней государств » [1]. Таким образом, Восточный институт решил проблему кадрового обеспечения специалистами (востоковедами, дипломатами, администраторами, переводчиками) обширной территории. В дальнейшем его выпускники сыграли огромную роль в установлении межкультурных отношений России с Китаем, Кореей и Японией, способствуя сближению западной и восточной культур, внесли огромный вклад в изучение стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Вместе с тем при царской власти открытие на Дальнем Востоке университета так и не состоялось, несмотря на большое желание местных властей.

2-й фактор: Гражданская война. Октябрьская революция и Гражданская война привели к повышенной миграции населения и, как следствие, к скоплению во Владивостоке большого числа ученых, преподавателей вузов, технических специалистов. Необходимость трудоустройства, а также стремление найти точки приложения научных сил подвигли их выступить инициаторами создания университета, которое началось с организации отдельных факультетов (историко-филологического и юридического). Поначалуони функционировали на базе Восточного института, а в 1920 г. были объединены в Государственный дальневосточный университет (ГДУ), что нашло горячий отклик среди участников Белого движения. В профессорско-преподава-

тельский состав ГДУ входили известные политические деятели: один из руководителей следствия по убийству семьи Николая II Н.И. Миролюбов, бывший профессор Иркутского университета, профессор Томского университета М.П. Головачев, занимавший посты в Областном сибирском и Омском правительствах, министр торговли и промышленности Сибирского правительства во Владивостоке П.П. Гудков и другие [2].

Вопреки распространенному мнению, в период Гражданской войны на Дальнем Востоке о проблемах высшего образования не забывали. В 1921 г. при Министерстве просвещения Дальневосточной республики (ДВР) был создан Ученый совет для разработки общих основ строительства высшей школы республики. С целью стабилизации учебного процесса в вузах было утверждено «Положение о высшей школе ДВР », согласно которому вуз управляется советом (в его состав наряду с преподавателями входят и представители студентов). Таким образом, политика правительства ДВР в области высшего образования носила компромиссный характер: наблюдалось стремление и следовать установкам культурной политики первых лет Советской власти, и сохранить буржуазно-демократические свободы. Новые учебные заведения появились не только во Владивостоке, но и в Чите - административном центре ДРВ (Читинский институт народного образования, в дальнейшем - Читинский государственный университет).

Склонность большой части профессорско-преподавательского состава к научным исследованиям определила направления деятельности ГДУ как научного учреждения. Здесь выпускались «Научные труды ГДУ», начало которым положили «Ученые записки историко-филологического факультета во Владивостоке »(редактор - С.М. Широ-когоров). Исследования профессоров ГДУ, как и учебные программы университета, в основном были связаны со спецификой Азиатско-Тихоокеанского региона.

Тогда же русские профессора заложи-

ли основы высшего образования на севере Китая. С началом Гражданской войны в формировании кадров КВЖД произошли значительные изменения. С одной стороны, естественный отток специалистов и невозможность найти им замену привели к дефициту специалистов. С другой стороны, в зоне КВЖД начали появляться беженцы из России, которые стремились найти себе квалифицированную работу на новом месте, но не имели соответствующих специальностей. Устойчивая тенденция к получению образования наблюдалась и у китайской молодежи, тем более что китайские власти всячески поощряли желание молодых людей учиться у русских. В 1920 г. в центре КВЖД в Харбине начали работать Русско-Китайский техникум (в дальнейшем - Харбинский политехнический институт) и Высшие экономико-юридические курсы, которые в 1922 г. получили аккредитацию во Владивостоке (утвержденную министром образования Приамурского правительства) и стали называться Юридическим факультетом ГДУ.

Власти российского Дальнего Востока пытались установить контроль над зоной КВЖД и над русскими, трудившимися здесь. Обучение в вузах Харбина разрешалось только тем, кто окончил школы, находящиеся в ведении и под контролем Министерства народного просвещения Дальневосточной республики, а с ноября 1922 г. - отдела народного образования Дальрев-кома. Как пояснялось, «указанный порядок установлен вследствие ненормального положения, в котором находятся средние школы в полосе отчуждения КВЖД благодаря отсутствию здесь Советского государственного органа, могущего контролировать эти школы со стороны учебно-воспитательной» [3]. Тем не менее русские вузы не только заложили фундамент китайского высшего профессионального образования, но и создали базу для интеллектуальных центров российской эмиграции.

3-й фактор: эмиграция в Китай и открытие сети российских вузов. С окончанием Гражданской войны в октябре 1922 г.

большая часть профессоров покинула Владивосток. В основном они осели в Китае, устроившись на работу в имеющиеся учебные заведения и основав новые: Институт ориентальных и коммерческих наук и Педагогический институт (1925). Здесь выпускались научные журналы, в которых профессора могли публиковать результаты своих исследований. Среди них - тематические межвузовские сборники «Высшая школа в Харбине» (1922-1923). После японской оккупации Маньчжурии произошла реформа харбинских вузов. Прекратил свое существование Юридический факультет, Харбинский политехнический институт перешел к японцам, студенты этих вузов влились в новый Северо-Мань-чжурский университет. Происходила япо-низация учебного процесса, стало больше уделяться внимания идеологической работе и выпуску технических специалистов, которые могли бы быть востребованы в будущей войне с СССР.

В дальнейшем профессора и выпускники этих учебных заведений работали не только в городах Китая (Пекин, Шанхай, Тяньцзинь и др.), но и в других регионах (Северная и Южная Америка, Япония, Австралия). Отлично зная языки и специфику стран АТР, они смогли добиться больших успехов.

4-й фактор: военно-политическая ситуация и создание безинтеллектуального буфера.. Эмиграция значительной части профессуры и студенчества заставила Советскую власть провести в регионе коренную реорганизацию высшего образования, объединив все вузы Дальнего Востока в рамках ГДУ. Несмотря на советизацию, университет сохранял азиатско-тихоокеанскую специфику. В частности, большое внимание уделялось изучению восточных языков и стран Восточной Азии. По масштабам научных исследований, изданию востоковедческих трудов, подготовке специалистов-востоковедов ГДУ не отставал от Ленинградского университета [4, с. 101]. Положение коренным образом изменилось в конце 1920-х гг., когда в связи с началом индуст-

риализации был взят курс на расширенную подготовку технических специалистов. От восточного факультета сначала потребовали перенести центр тяжести с языковедения на экономику, а потом его фактически закрыли, переведя в создаваемый в Хабаровске Институт народного хозяйства. В 1930 г. закрыли и сам ГДУ, разделив его на несколько самостоятельныхвузов. Очень скоро этот шаг был признан ошибочным, и университет восстановили (с урезанной структурой), вернув в него восточный факультет с предписанием готовить работников экономического профиля для экспортных и транспортных организаций Дальнего Востока. Вместе с тем профессора факультета сумели отстоять свое право выпускать «образованного востоковеда, хорошо владеющего как разговорным, так и литературным языком изучаемой страны» [4, с. 112].

В дальнейшем драматическое осложнение политической обстановки на Дальнем Востоке, которое вылилось в несколько военных конфликтов, привело к переориентации обучения на военные темы. В 1934/ 35 учебном году была введена военная подготовка, для восточников преподавание велось с военно-переводческим уклоном, а срок обучения был сокращен до трех лет. Скоро власти, беспокоясь о предполагаемом начале войны, превратили регион в военный форпост и закрыли университет (1939) и Дальневосточный филиал Академии наук. Положение с высшим образованием усугубили и репрессии 1930-х гг. Во Владивостоке и Хабаровске прошла серия судебных процессов над профессорами университета [5] и учеными Академии наук. Вследствие этого приграничный регион вновь превратился в буферную зону, но на этот раз, в отличие от периода Дальневосточной республики,безинтеллектуальную.

5-й фактор: послевоенное укрепление российского Дальнего Востока. Окончание Второй мировой войны и победа над Японией вновь заставили обратить внимание Советского государства на Дальний Восток, который рассматривался как форпост в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Одной

из мер стало восстановление Дальневосточного государственного университета (1956) и Дальневосточного филиала Академии наук СССР (1960-е). Однако востоковедение уже не получило такого расцвета, как раньше, что в первую очередь было связано с массовым истреблением ученых-востоковедов в ходе репрессий конца 1930-х гг. Восточному отделению, открытому на филологическом факультете ДВГУ в 1962 г., пришлось начинать с нуля: формировать профессорско-преподавательский состав, создавать учебники, разрабатывать методики. Из 18 первых выпускников отделения семеро были оставлены для преподавательской работы, что позволило открыть новые кафедры и отчасти восстановить прежние позиции [4, с. 227].

6-й фактор: условия глобализации. В настоящее время на развитии высшего образования Дальнего Востока вновь сказывается внешний фактор - предстоящая встреча стран АТЭС во Владивостоке. Идея «двойного назначения» объектов саммита - создание на их базе Дальневосточного федерального университета - возникла не случайно. С самого начала было понятно, что деньги, затраченные на подготовку встречи, не окупятся, так как уровень развития туризма в регионе крайне низок. Создание же федерального университета - это возможность решить сразу несколько проблем, с которыми сегодня сталкивается в регионе высшая школа.

Реформирование высшего образования и переход в 1990-е гг. большинства специализированных институтов в ранг университетов привели к массовому дублированию специальностей. Менеджмент, маркетинг, международные отношения, международная экономика, юриспруденция, психология - эти направления существуют в большинстве дальневосточных вузов. Переводчиков-востоковедов во Владивостоке стали обучать даже в Дальневосточном техническом и Морском университетах. Специалистов по туризму не готовят разве что в медицинском институте. Но известно, что модные специальности - еще не значит во-

стребованные. Перенасыщение дальневосточного рынка труда некоторыми специалистами привело к тому, что выпускникам вузов все труднее найти работу. Так, число предприятий и организаций, связанных с внешнеэкономической деятельностью (довольно большое в первое десятилетие после открытия Владивостока), значительно сократилось, и молодых людей с дипломом специалиста-между народника можно встретить сегодня на самых прозаических должностях. Культурологи, антропологи, регионоведы, религиоведы - стоит задуматься над тем, где смогут устроиться выпускники этих специальностей. В этой связи понятно стремление правительства ограничить количество вузов с государственной поддержкой и сократить тем самым расходы на высшую школу.

Демографическая ситуация тоже делает создание федерального университета весьма своевременным. На Дальнем Востоке она такова, что через некоторое время вузы придут к необходимости сокращать набор абитуриентов, закрывать какие-то специальности и факультеты и, возможно, объединяться друг с другом.

Наконец, надо признать, что реформы последних лет не смогли в корне изменить традиционные концептуальные основы отечественного высшего образования. Вузы, становление которых произошло еще в советское время, копируя под маркой инноваций западный опыт, механически совмещают новые принципы организации учебного процесса с теми, что существовали не одно десятилетие. Это делает нововведения малоэффективными. Между тем соседство стран с интенсивно развивающимися экономиками (Япония, Корея, Китай и др.) требует скорейшего вовлечения Дальневосточного региона в процессы мировой интеграции и выхода на конкурентоспособный уровень в секторе высокотехнологичных наукоемких производств. Для этого необходимо развитие инновационного образования за счет изменения как содержания, так и методов обучения.

Среди факторов, определяющих целе-

сообразность создания ДВФУ, называют также необходимость вовлечения России в экономическое пространство АТР; формирование региональных высокотехнологичных кластеров на основе развития и внедрения в экономику наукоемких технологий наноиндустрии; подготовку квалифицированных кадров в области морских технологий для изучения и освоения ресурсов Мирового океана; защиту интересов национальной безопасности России на Дальнем Востоке через продвижение русского языка, российской культуры и искусства; повышение интереса к российскому образованию и науке, экспорт образовательных услуг в страны АТР [6]. Последнее особенно важно по отношению кКитаю, который имеет свои интересы в России. Сегодня, в свете укрепления экономических и культурных связей с Россией, ему требуются специалисты по российской экономике. Кроме того, получать образование в соседнем регионе китайской молодежи гораздо дешевле и удобнее, чем в других странах. Уже сейчас некоторые вузы Владивостока имеют до тысячи китайских студентов. Максимальному сближению России со странами АТР могло бы способствовать создание серии курсов, программы которых охватывали бы вопросы взаимодействия европейской и азиатской культур, установления между ними экономических и политических связей, обмена современными технологиями, разрешения спорных проблем вроде «северных территорий ».

По мнению разработчиков проекта, Дальний Восток должен стать стратегической территорией для интеграции России в экономическое пространство АТР, и новому университету во Владивостоке, который станет «интеллектуальной доминантой всего региона», отводится роль локомотива, «способного оказать существенное влияние на инновационное развитие России и Дальневосточного федерального округа, повышение национальной безопасности и конкурентоспособности на глобальных рынках знаний и технологий » [6]. Это должно создать условия для обеспечения геополити-

ческих интересов России в АТР, что в конечном счете позволит развивать технологии, направленные на повышение качества жизни в регионе. Вместе с тем создание федерального университета сегодня может столкнуться с серьезными трудностями.

Проекты будущих учебных корпусов и подробное описание кампуса, размещенные на Интернет-сайте ДВГУ, выглядят очень заманчиво - поистине «Город будущего». Но в 2009-2012 гг., к открытию форума АТЭС, планируется построить лишь несколько объектов: конференц-центр (85 тыс. кв. м), пресс-центр (40 тыс. кв. м) и гостиничный комплекс (350 тыс. кв. м). Формирование четырех учебныхбло-ков - «Северного», «Центрального», «Аякс» и «Южного» (по пять-девять объектов в каждом) - планируется только на 2012-2020 гг., что наводит на мысль о невозможности органично совместить задачи по подготовке предстоящей международной встречи и созданию университетской инфраструктуры. Некоторые размышления вызывают и цифры. Так, в институтах Центрального учебного блока предусмотрено обучение 8,2 тыс. студентов, тогда как вместимость общежития по плану -всего лишь 6 тыс. человек [6]. Подобная картина наблюдается и по другим блокам.

Между тем Дальневосточный университет и сегодня не может пожаловаться на застой. В 2008 г., освоив огромные средства, он открыл прекрасно оснащенный ресурсный информационный центр - библиотеку. Учебных площадей, возможно, и недостает, как, впрочем, и большинству вузов, но кажется необоснованным переносить ради этого весь университетский кампус из центра Владивостока на Русский остров. Это весьма далеко от города, и строительство

мостов вряд ли избавит от проблем. Еще один вопрос - кадры. Много споров и сомнений вызывают заверения властей, что профессорско-преподавательский состав сможет поселиться в новом комплексе ДВФУ на острове. Выглядит малоубедительным и «вахтовый метод» преподавания. Таким образом, попытки использовать для создания ДВФУ саммит АТЭС могут, на наш взгляд, дискредитировать хорошую идею.

В целом по ряду позиций открытие Дальневосточного федерального университета представляется, конечно же, весьма своевременным. Он поможет улучшить структурирование системы высшего образования в регионе, позволит внедрить в учебный процесс инновационные технологии, приблизит к российской системе высшего образования страны Дальнего Востока и даст возможность российским гражданам соприкоснуться с культурой Востока и Запада (США). Дальнейшим шагом в укреплении межнациональных контактов на Дальнем Востоке могло бы стать создание межнационального мультикультурного университета.

Литература

1. Рос. гос. истор. архив. Ф. 744, оп. 1, д. 164, л. 75.

2. См.: Дмитраш Н.И. Краевой Государствен-

ный Университет во Владивостоке // Великий океан. 1919. № 2-3. С. 107-117.

3. Гос. архив Примор. края. Ф. 117, оп. 3, д. 10,

л. 17.

4. Дальневосточный государственный уни-

верситет: история и современность. 18991999 / Э.В. Ермакова и др. Владивосток, 1999. 704 с.

5. Донской В. Разгром Восточного факульте-

та ДВГУ // Вестник ДВО РАН. 1996. № 1. С. 95-108.

6. Дальневосточный государственный уни-

верситет. - http://www.dvgu.ru/info/dvfu

KHISAMUTDINOVA N. V. THE FEDERAL UNIVERSITY IN VLADIVOSTOK: PAST AND FUTURE

The article describes factors connected with the establishing of the Far Eastern Federal University in Vladivostok and draws some historical parallels between past and future. The external factors always played the leading role in higher education development in the Far East region. The author suggests her own theoretical ideas of the Far Eastern higher school evolution.

Keywords: higher education, Far East, federal university.