Научная статья на тему 'Факторы тревоги и вегетативный тонус старших дошкольников из Магнитогорска'

Факторы тревоги и вегетативный тонус старших дошкольников из Магнитогорска Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

CC BY
283
81
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Гигиена и санитария
Scopus
ВАК
CAS
RSCI
PubMed
Область наук
Ключевые слова
ТРЕВОГА / БАЛАНС ОТДЕЛОВ ВЕГЕТАТИВНОЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ / СОЦИОЭКОНОМИЧЕСКИЙ СТАТУС И ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ НАПРЯЖЕНИЕ В СЕМЬЕ / ANXIETY / BALANCE OF PARTS OF THE AUTONOMIC NERVOUS SYSTEM / SOCIO-ECONOMIC STATUS AND EMOTIONAL STRESS IN THE FAMILY

Аннотация научной статьи по наукам о здоровье, автор научной работы — Ингель Фаина Исааковна, Степанова А. А., Степанова О. П., Легостаева Т. Б., Коганова З. И.

В статье представлены результаты изучения тревоги и баланса отделов вегетативной нервной системы у здоровых детей 5-7 лет, постоянно проживающих в разных районах Магнитогорска. Показано, что состояние повышенной и высокой тревоги чаще встречалось среди детей, проживающих на левом берегу р. Урал вокруг Магнитогорского металлургического комбината. У этих детей также чаще обнаруживался дисбаланс работы отделов вегетативной нервной системы, причем преимущественно сдвиги наблюдались в сторону эрготропного тонуса. В то же время сбалансированная работа отделов вегетативной нервной системы чаще наблюдалась у детей, проживающих на правом берегу р. Урал. Обнаруженные психосоматические особенности обследованных детей оказались связаны как с социальными характеристиками семейного уклада и эмоциональным напряжением родителей, так и с содержанием некоторых органических соединений в суммарных пробах снега, собранных на территориях детских садов, которые они посещали. Одним из наиболее существенных результатов работы мы считаем обнаружение корреляционной связи между эмоциональным напряжением родителей и активностью ключевых ферментов у их детей, отражающих защитно-приспособительные реакции организма. На основании этих и ранее полученных данных мы предполагаем, что социальные и психологические факторы семьи не только являются потенциальным источником дезадаптации организма ребенка, но, вероятно, могут оказывать влияние на стабильность и чувствительность генома детей.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по наукам о здоровье , автор научной работы — Ингель Фаина Исааковна, Степанова А. А., Степанова О. П., Легостаева Т. Б., Коганова З. И.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Factors of anxiety and vegetative tonus in senior preschool children from Magnitogorsk

In the paper there are presented the results of a study of anxiety and balance of parts of autonomous nervous system in healthy children 5-7 years old, residing in different parts of Magnitogorsk. It is shown that state of heightened and high alert was shown to be more common among children living on the left bank of the Urals river around the Magnitogorsk Metallurgical Integrated Plant. In these children an imbalance in the work of the parts of the autonomic nervous system was detected more frequently, at that shifts were observed mainly in the direction to ergotropic tone. At the same time balanced work of the parts of the autonomic nervous system was observed more frequently in children living on the right bank of the Urals river. Discovered psychosomatic features of examined children turned out to be associated with both the social characteristics of family lifestyle and the emotional stress of parents, and the contents of some organic compounds in total snow samples collected in the territories of kindergartens which they attended. One of the most significant results of the work we consider the detection of a correlation relationship between emotional stress of parents and activity of key enzymes in their children, reflecting the protective and adaptive reactions of the organism. On the basis of these and previously obtained data, we suggest that social and psychological factors of the family are not only a potential source of maladaptation of the child, but, probably, can have an impact on the stability and sensitivity of the genome of children.

Текст научной работы на тему «Факторы тревоги и вегетативный тонус старших дошкольников из Магнитогорска»

Гигиена детей и подростков

О КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2013 УДК613.954:616.839-053.4-02:614.7+316.356.2

Ф.И. Ингелъ1, А.А. Степанова2, О.П. Степанова2, Т.Б. Легостаева2, З.И. Коганова1, О.Б. Козлова1

факторы тревоги и вегетативный тонус старших дошкольников из магнитогорска

1ФГБУ «НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды им А.Н. Сысина» РАМН, 119992, Москва; ^Магнитогорский государственный университет, Магнитогорск

В статье представлены результаты изучения тревоги и баланса отделов вегетативной нервной системы у здоровых детей 5-7 лет, постоянно проживающих в разных районах Магнитогорска. Показано, что состояние повышенной и высокой тревоги чаще встречалось среди детей, проживающих на левом берегу р. Урал вокруг Магнитогорского металлургического комбината. У этих детей также чаще обнаруживался дисбаланс работы отделов вегетативной нервной системы, причем преимущественно сдвиги наблюдались в сторону эрготропного тонуса. В то же время сбалансированная работа отделов вегетативной нервной системы чаще наблюдалась у детей, проживающих на правом берегу р. Урал. Обнаруженные психосоматические особенности обследованных детей оказались связаны как с социальными характеристиками семейного уклада и эмоциональным напряжением родителей, так и с содержанием некоторых органических соединений в суммарных пробах снега, собранных на территориях детских садов, которые они посещали.

Одним из наиболее существенных результатов работы мы считаем обнаружение корреляционной связи между эмоциональным напряжением родителей и активностью ключевых ферментов у их детей, отражающих защитно-приспособительные реакции организма. На основании этих и ранее полученных данных мы предполагаем, что социальные и психологические факторы семьи не только являются потенциальным источником дезадаптации организма ребенка, но, вероятно, могут оказывать влияние на стабильность и чувствительность генома детей.

Ключевые слова: тревога, баланс отделов вегетативной нервной системы, социоэкономический статус и эмоциональное напряжение в семье.

F. I. Ingel1, A. A. Stepanova2, O. P. Stepanova2, T. B. Legostaeva2, Z. I. Koganova1, O. B. Kozlova1 — FACTORS OF ANXIETY AND VEGETATIVE TONUS IN SENIOR PRESCHOOL CHILDREN FROM MAGNITOGORSK

1A. N. Sysin Research Institute of Human Ecology and Environmental Health, 119992, Moscow, Russian Federation; Magnitogorsk State University, 455038, Magnitogorsk, Russian Federation

In the paper there are presented the results of a study of anxiety and balance ofparts of autonomous nervous system in healthy children 5-7 years old, residing in different parts of Magnitogorsk. It is shown that state of heightened and high alert was shown to be more common among children living on the left bank of the Urals river around the Magnitogorsk Metallurgical Integrated Plant. In these children an imbalance in the work of the parts of the autonomic nervous system was detected more frequently, at that shifts were observed mainly in the direction to ergotropic tone. At the same time balanced work of the parts of the autonomic nervous system was observed more frequently in children living on the right bank of the Urals river. Discovered psychosomatic features of examined children turned out to be associated with both the social characteristics of family lifestyle and the emotional stress of parents, and the contents of some organic compounds in total snow samples collected in the territories of kindergartens which they attended. One of the most significant results of the work we consider the detection of a correlation relationship between emotional stress ofparents and activity of key enzymes in their children, reflecting the protective and adaptive reactions of the organism. On the basis of these and previously obtained data, we suggest that social and psychological factors of the family are not only a potential source of maladaptation of the child, but, probably, can have an impact on the stability and sensitivity of the genome of children.

Key words: anxiety, balance ofparts of the autonomic nervous system, socio-economic status and emotional stress in the family

введение

Выявление факторов риска здоровью человека осложнено множеством модифицирующих воздействий. Так, например, установлено, что выраженность стресса модифицирует процессы повреждения [12, 29, 34] и репарации [12, 29] ДНК, которые непосредственно связаны с канцерогенезом, причем у людей в состоянии эмоциональной дезадаптации чувствительность генома к генотоксическим воздействиям повышается [15, 16, 19,

Для корреспонденции: Ингель Фаина Исааковна, fainaingel@ mail.ru

32]. Эти данные обосновали необходимость учета степени эмоционального напряжения у человека для вычленения эффектов факторов окружающей среды уже на этапе формирования групп для обследования.

Такой подход оказался весьма эффективным при анализе причин возникновения генетических повреждений. Психологические реакции, которые при этом учитываются, связаны в основном с реакцией центральной нервной системы. В развитие этих исследований мы предположили, что состояние вегетативной нервной системы, которая обеспечивает функциональную связь тканей и органов, отвечает за сбалансированность метаболических процессов и взаимодействие организма с внешней

65

]г{игиена и санитария 4/2013

Рис. 1. Магнитогорск Звездочками отмечено

средой [11], также может модифицировать влияние различных факторов на геном. В литературе такие сведения найти не удалось.

Вегетативные расстройства (ВР), которые представляют собой предельный случай дисбаланса отделов вегетативной нервной системы, являются одной из актуальных проблем современной медицины из-за их большой распространенности, в том числе среди людей, считающих себя здоровыми [1, 11, 22]. Практически нет таких патологических форм, в развитии и течении которых не играла бы роль вегетативная система, но причиной самостоятельных заболеваний она становится значительно реже. Поэтому ВР определяют как вариант первичнофункциональной вегетативной дисфункции, не связанной с каким-то определенным заболеванием.

Важно, что ВР практически всегда возникают как реакция человеческого организма на стресс в рамках физиологической, т. е. нормальной, реакции [1, 11, 14].

ВР чаще встречаются у детей старшего возраста, подростков и молодых людей, поскольку обычно связаны с диспропорцией развития исполнительных органов и/или аппарата регуляции их деятельности [1, 11, 14]. Для развития ВР имеют значение особенности воспитания ребенка, приводящие к несоответствию психического и соматического развития, а также социальное и экологическое неблагополучие, шум, вибрация, загазованность, физические и эмоциональные перегрузки и стрессовые ситуации [22, 25, 27, 31].

Мы провели многопараметровое исследование, цель которого - оценка нестабильности генома детей, постоянно проживающих в разных районах Магнитогорска, и анализ причин ее развития. Целью настоящей публикации (третий фрагмент работы) является анализ тревоги и вегетативного баланса обследованных детей во взаимосвязи с загрязнением атмосферного воздуха города1, а также с эмоциональным напряжением родителей и социоэкономическим статусом семьи.

Материалы и методы

В Магнитогорске, который по заключению Международного экспертного совета регулярно входит в «Полный список наиболее загрязненных городов мира», ежегодно составляемый Blacksmith Institute [24], градообразующим предприятием является крупнейший в России Магнитогорский металлургический комбинат (ММК) с полным металлургическим циклом. Река Урал делит город на две части: левобережную, где расположен ММК, и правобережную (рис. 1). В городе с 1995 г. отмечается постоянный рост числа онкологических заболеваний, в особенности среди детей и людей репродуктивного возраста,

зимой, фотография со спутника.

расположение детских садов, в которых проводили обследование.

что авторы этих исследований традиционно связывают с негативным воздействием выбросов ММК [3-6].

Формирование групп. В муниципальных детских садах (д/с), расположенных на правом (№ 122, 141 и 146, 18 и 170) и левом (№ 163, 179 и 126) берегах р. Урал, недалеко от постов мониторинга загрязнения атмосферы Росгидромет (см. рис. 1), выбирали детей 5-7 лет, которые соответствовали следующим критериям:

- родители до рождения ребенка не работали на вредных производствах ММК;

- дети на момент обследования не имели хронических заболеваний и врожденных пороков развития (группа здоровья 1 или 2) и в течение 2 мес до начала обследования не получали лекарственной и других видов терапии, не испытывали хирургических вмешательств;

- дети посещали выбранные д/с, находившиеся рядом с домом, не менее 3 лет.

Эти дети и их родители (или заменяющие их взрослые) стали участниками обследования. Сравнения между полными и неполными семьями, проживающими в поселках вокруг ММК и на противоположном берегу р. Урал, проводили отдельно (табл. 1).

Уровень тревоги детей и коэффициент вегетативного баланса (коэффициент Шипоша) определяли по результатам 8-цветового теста Люшера [13, 30]. Метод представляет собой подход для исследо-

Таблица 1

Характеристика групп детей, выбранных для обследования в разных районах магнитогорска

1 Результаты первых фрагментов исследования опубликованы в журнале "Гигиена и санитария", 2010, № 3, с. 58-63; № 4, с. 47-52 и с. 34-41.

Район города Полные семьи (оба Неполные семьи

родителя) (одна мать)

Левый берег (ММК) 66 15

Правый берег 62 15

66

Таблица 2

Средние уровни тревоги и вегетативного баланса у детей из разных районов Магнитогорска (по результатам теста Люше-ра) (М±т1)

Показатель Полная семья Неполная семья

правый берег левый берег (ММК) правый берег левый берег (ММК)

Тревога 3,8±0,3 3,4±0,3 3,3±0,6 4,0±0,9

Вегетатив- 1,04±0,04 1,12±0,06 0,97±0,07 1,13±0,16

ный баланс

(коэффициент

Шипоша)

вания неосознаваемых переживаний, связанных как с ситуативно-обусловленным состоянием, так и с базовыми индивидуально-типологическими особенностями конкретного человека. Методика выявляет не столько осознанное субъективное отношение испытуемого к цветовым эталонам, сколько его неосознанные реакции, что позволяет считать метод глубинным и проективным [13].

Степень эмоционального напряжения родителей определяли по стандартным психологическим показателям: уровню психологической депрессии (шкала социальной адаптации Холмса-Рея), степени тревожности (шкала Тейлор), степени переутомления (шкала Экклза) и качеству межличностных отношений (тест Киселева) [15, 18]. Результаты психологического тестирования взрослых оценивали стандартно (в баллах) и параллельно в 5 категориях: наилучшим показателям соответствовала категория 1, наихудшим - 5 [26]. Сумму категорий использовали как единую оценку психологического статуса человека: чем больше сумма категорий, тем выше эмоциональное напряжение.

Социально-экономический статус семьи оценивали по ответам родителей на вопросы анкеты, специально разработанной для данного обследования и включающей такие пункты, как образование, род деятельности, доход, жилищные условия, курение и употребление алкогольных напитков родителями и др. Каждый ответ по этим показателям оценивали в 5 категориях, аналогично результатам психологического тестирования. Для единой оценки социоэкономических особенностей и условий жизни каждой семьи использовали социальный индекс (сумму категорий), значения которого в наихудшей ситуации были максимальными.

Оценку загрязнения воздушной среды проводили с использованием:

1) первичных протоколов анализов атмосферного воздуха за 12 мес, предшествовавших обследованию детей (до 60 результатов анализов в месяц по каждому компоненту), любезно предоставленных Федеральной службой России по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Росгидромет) в Магнитогорске;

2) результатов хромато-масс-спектрометрического анализа суммарных проб снега, собранных с горизонтальных крыш беседок в д/с в год обследования детей [24, 28]. Всего в составе загрязнений проб снега были идентифицированы 293 органических вещества, принадлежащие к разным классам химических соединений, и ионы 33 металлов [20].

Статистический анализ проводили с использованием стандартного пакета компьютерных программ Statistica 6.0 (StatSoft). Для сравнений применяли непараметрический критерий Манна-Уитни (z), критерий

Таблица 3

вегетативный баланс у детей в полных и неполных семьях в зависимости от места жительства

Семья Район Всего детей Баланс (норма) Эрго- тропная реакция Трофо- тропная реакция

Полная Правый берег 62 31 17 14

Левый берег (ММК) 66 13 30 23

х2 13,01 4,48 2,34

Неполная Правый берег 15 10 2 3

левый берег (ММК) 15 5 5 5

х2 3,33 1,68 0,68

Примечание. Жирным шрифтом выделены значимые различия между районами.

разности пар и критерий соответствия %2. Для расчетов корреляций использовали критерий Спирмэна (R).

Работа проведена с разрешения главного педиатра Магнитогорска и письменного согласия родителей всех детей, выбранных для обследования.

результаты и обсуждение

Результаты психологического тестирования детей показали, что выраженность тревоги и баланс отделов вегетативной нервной системы (коэффициент Шипоша) в обоих районах города находились в пределах принятой нормы реакции и по средним значениям не различались (табл. 2).

В то же время детей с нормальным уровнем тревоги и сбалансированной работой симпатического и парасимпатического отделов вегетативной нервной системы, что считается одним из признаков здоровья [31], было больше в когорте с правого берега р. Урал (рис. 2, табл. 3).

Эрготропная реакция - с доминированием симпатического отдела вегетативной нервной системы, повышенной подвижностью и стремлением к затрате энергии [1, 11] - чаще проявлялась у детей, живущих на левом берегу р. Урал (ММК), а детей с трофотропной реакцией (доминирование парасимпатического отдела вегетативной нервной системы, сниженная физическая активность и стремление к покою [1, 11]) на правом и левом

и высокая

Правобережный Щ Левобережный (ММК)

Рис. 2. Доля детей (в %) с разной степенью тревоги (полные и неполные семьи вместе), проживающих в разных районах Магнитогорска.

67

[гиена и санитария 4/2013

Рис. 3. Особенности вегетативного баланса у детей в зависимости от выраженности тревоги, постоянно проживающих: а - правый берег р. Урал, полная семья; б - правый берег р. Урал, неполная семья; в - левый берег р. Урал, полная семья; г - левый берег р. Урал, неполная семья.

По оси абсцисс - тревога, баллы, по оси ординат - вегетативный баланс (коэффициент Шипоша, усл. ед.).

берегу было приблизительно одинаковое количество. Важно, что различий между полными и неполными семьями ни по одному показателю мы не обнаружили.

У детей с повышенным уровнем тревоги (рис. 3), живущих на правом берегу р. Урал, была обнаружена тенденция к трофотропной реакции, а у детей с левого берега - к эрготропной. Особенно четко эти тенденции проявлялись в неполных семьях. Известно, что повышенный симпатический (эрготропная реакция) тонус характеризуется более близкими к норме показателями, чем парасимпатический тонус, что означает более высокие приспособительные возможности организма подвижных детей [8, 11, 31], т. е. приспособительные возможности организма - неожиданно - были выше среди детей, живущих на левом берегу р. Урал, где расположен ММК.

Мы проанализировали связь показателей тревоги и вегетативного баланса детей с загрязнением воздуха. Для этого:

- сравнили правобережную и левобережную части города по экспозиции веществами, содержание которых

в атмосферном воздухе оценивалось на всех постах Росгидромета, усредняя данные по превышению ПДКсс за 12 мес, предшествовавших обследованию (ионы хрома, свинца, марганца, никеля, цинка, меди, железа, кадмия, взвешенные частицы, SO2, CO2, NO2 и фенол). Превышение ПДКсс за это время было обнаружено только для взвешенных частиц: на правом берегу в 1,9 раза, на левом в 2,7 раза (различия значимы z = 2,93, р = 0,003). Хотя у детей, живущих на левом берегу, мы чаще наблюдали состояние повышенной и высокой тревоги и среди них чаще фиксировали сдвиги вегетативного баланса (табл. 3), ни один из этих показателей не коррелировал ни с содержанием взвешенных частиц в воздухе, ни с содержанием других загрязнений, определяемых на постах мониторинга. Сравнение показателей суммарного загрязнения атмосферы по перечисленным компонентам (К , рассчитанное по результатам наблюдения на постах Росгидромета № 34 и 35, расположенных рядом с д/с № 179 и 122) обнаружило большие значения в районе д/с № 179 (левый берег, ММК) - 7,41 и 5,79 соответственно. Однако и эти величины не коррелировали с показателями уровня тревоги и вегетативного баланса детей в этих д/с;

- сравнили правобережную и левобережную части города по загрязнению проб снега, собранных на горизонтальных крышах беседок в д/с в год обследования детей. Химический анализ показал, что состав загрязнений и их содержание в пробах снега, отобранных на правом и левом берегах р. Урал, не различались (критерий парных сравнений, подробно анализ и полученные результаты описаны в [20]). Однако концентрации некоторых соединений в снеге коррелировали со средними уровнями тревоги и вегетативного баланса детей (табл. 4), причем с уровнем тревоги и с коэффициентом Шипоша (показателем вегетативного баланса) коррелировали разные соединения. По нашему мнению, отрицательные корреляции могут соответствовать угнетающим эффектам, а положительные - разбалансировке работы отделов вегетативной нервной системы со сдвигом в сторону эрготропной реакции. Следует добавить, что конкретные данные о влиянии загрязнения среды на вегетативный тонус получены впервые, хотя общие рассуждения на эту тему в литературе встречаются [25, 31].

Хорошо известно, что эмоциональная сфера дошкольников и работа вегетативной нервной системы зависят от эмоционального климата семьи [1, 7, 10, 11]. Поэтому мы проанализировали некоторые социоэкономические показатели в семьях обследованных детей и особенности проявления эмоционального напряжения у их родителей. Анализ анкетных данных показал, что семьи из разных районов города не различались по:

- уровню дохода на одного человека;

- жилищным условиям;

Таблица 4

Связь вегетативного баланса и тревоги детей с загрязнением суммарных проб снега, отобранных на крышах беседок д/с

Показатель Название веще- Коэффициент Уровень Содержание в снеге (min-max), мкг/л

ства корреляции Спирмэна значимости (р<) класс опасности среда, норматив, мг/м3 правый берег левый берег (ММК)

Коэффициент Шипоша 3-Метилфенол 0,975 0,005 Нет данных 0,1-0,13 0,4-0,5

Нафталин,С2 0,975 0,005 0,1-0,18 0,39-0,46

Тревога 68 Гексиловый эфир уксусной кислоты -0,975 0,005 0,01-0,9 0,01-0,8

Таблица

Психологический статус родителей, проживающих с детьми в разных районах города

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Полная семья Неполная семья

Показатель правый левый берег правый левый бе-

берег (ММК) берег рег (ММК)

M±ml M±m M±m M±m

Мать - психологическая депрессия, баллы 123,5±12,0 144,7±10,6* 227,0±40,6 174,1±25,3

Отец - психологическая депрессия, баллы 126,7±13,5 134,7±16,6

Мать - тревожность, баллы 16,3±0,9 15,9±0,8 19,6±2,5 12,4±1,8*

Отец - тревожность, баллы 12,5±0,9 13,1±0,9

Мать - степень переутомления, баллы 3,5±0,4 2,8±0,3 5,1±1,1 2,1±0,6*

Отец - степень переутомления, баллы 2,7±0,3 2,5±0,3

Мать - межличностные отношения, баллы 73,5±2,0 73,9±1,8 60,4±5,5 77,8±4,9*

Отец - межличностные отношения, баллы 74,4±1,9 75,5±2,1

Психологический статус семьи (сумма категорий) 13,7±0,3 14,3±0,5 9,6±0,8 8,13±0,6

Примечание. m1 - стандартная ошибка, * - различия между районами по ранговому крите рию Манна-Уитни значимы (р<0,05).

- частоте случаев курения родителей и употребления алкоголя.

В то же время социальный индекс семьи (см.: раздел «Материалы и методы») был выше на левом берегу р. Урал (где расположен ММК), что указывает на худшую по сравнению с правым берегом ситуацию. Эти различия были статистически значимы как для полных (z = 3,2; p = 0,001), так и для неполных семей (z = 2,09; p = 0,036) и были связаны:

- для полных семей - с более низким уровнем образования родителей (мать: z = 2,58; p = 0,010; отец: z = 5,05; p = 0,000) и с более низким социальным статусом отца (z = 3,17; p = 0,002);

- для неполных семей - с более низким уровнем образования матери (z = 2,67; p = 0,0007).

Таким образом, семьи из разных районов Магнитогорска в нашей выборке различались не по экономическим показателям, а по социальным особенностям: укладу, стилю жизни и жизненным ценностям, причем социальную ситуацию, сложившуюся в поселках, окружающих ММК, где основной ценностью считается материальный достаток, можно считать более консервативной.

В когортах родителей, живущих на разных берегах р. Урал, так же как у их детей, средние уровни эмоционального напряжения находились в пределах нормы (табл. 5). При этом в полных семьях степень социальной адаптации у матерей была несколько выше на левом берегу (ММК), чем на правом (%2 5,87), и это единственный психологический показатель, по которому различались когорты родителей из разных районов. Различий между неполными семьями, вероятно из-за их небольшого количества в нашей выборке, не обнаружено (табл. 6).

Важно, что факторы, ассоциированные с эмоциональным напряжением родителей, между районами различались существенно. Так, например, в семьях с левого берега р. Урал (ММК) эмоциональное напряжение ма-

5 тери (но не отца) преимущественно было связано с жилищно-бытовыми условиями (R = 0,31; p = 0,005), в то время как на правом берегу -с качеством отношений в семье (R = 0,32; p = 0,003) и образованием - собственным (R = 0,34; p = 0,001) и мужа (R = 0,30; p = 0,010), что доказывает связь с традициями и другими особенностями социального уклада.

Наиболее интересным и важным в контексте данной статьи нам представляется анализ ассоциаций родители-дети. Собственный опыт и данные литературы свидетельствуют о том, что эмоциональный климат и социоэкономические особенности семьи существенно влияют на эмоциональную сферу детей [7, 10, 22, 37]. Корреляционный анализ данных показал, что в разных районах Магнитогорска внутрисемейные ассоциации различались. Так, в полных семьях, живущих на левом берегу р. Урал (ММК), вегетативный тонус ребенка прямо коррелировал с месячным доходом на одного члена семьи (R = 0,31; р = 0,011) и обратно - со степенью переутомления матери (R = -0,25; р = 0,007). А в полных семьях с правого берега вегетативный тонус ребенка коррелировал с тревогой отца (R = 0,31, р = 0,022) и степенью его переутомления (R = 0,28, р = 0,037). При этом уровень тревоги ребенка был ассоциирован с уровнем социальной адаптации матери (шкала Холмса-Рэя) (R = -0,29; р = 0,034). Следует отметить, что в последнем случае обратная корреляция связана со структурой самого теста Холмса-Рэя, где сумма баллов менее 40 может расцениваться как состояние «душевной глухоты» и социальная дезадаптация [26]. Феномен повышенной тревоги у детей при «душевной глухоте» матери известен в практической психологии [1, 2, 7, 10].

Неожиданно, в неполных семьях мы не обнаружили связи между психологическими показателями ребенка и матери, так же как и связи психосоматического статуса ребенка с социоэкономическим состоянием семьи, что может быть обусловлено либо малым объемом выборки, либо тем, что сам факт жизни в неполной семье так сильно влияет на ребенка, что перекрывает все остальные виды социальных воздействий.

Таким образом, в семьях, проживающих в разных районах Магнитогорска, обнаружены особенности, характерные для социальных слоев с разным укладом жизни и разными ценностями (вспомним, что на правом берегу уровень образования родителей и социальный статус семьи были выше, чем на левом). Так, при практически равном среднем уровне дохода на 1 человека в полных семьях, живущих на левом берегу (ММК), примат денег оказался столь велик, что отражался на состоянии вегетативного баланса ребенка, а среди живущих на правом берегу такая связь не наблюдалась. Отсутствие корреляций между эмоциональным состоянием ребенка и отца на левом берегу также могло быть связано с традиционным разделением функций в семье.

Полученные данные позволяют заключить, что модели и способы воспитания детей в семьях, проживающих

69

[гиена и санитария 4/2013

Выраженность эмоционального напряжения у родителей в полной и неполной семье

Таблица 6

Район

Правый

берег

Левый

берег

(ММК)

Категория ответа Доля людей в группе с разным эмоциональным состоянием, %

полная семья неполная семья

шкала Холмса-Рея шкала Тейлор шкала Экклза шкала Киселева шкала Холмса-Рея шкала Тейлор шкала Экклза шкала Киселева

мать отец мать отец мать отец мать отец мать мать мать мать

1 (наилучшая оценка) 68,1 71,2 73,6 62,5 30,6 20,0 47,8 35,8 40,0 73,3 33,3 20,0

2 23,6 28,8 23,6 37,5 51,4 63,6 20,3 34,0 6,7 20,0 40,0 13,3

3 2,8 3,8 2,8 0,0 12,5 5,5 18,8 18,9 20,0 6,7 0,0 13,3

4 1,4 3,8 0,0 0,0 5,6 10,9 10,1 3,8 13,3 0,0 6,7 26,7

5 (наихудшая оценка) 2,8 5,8 0,0 0,0 0,0 0,0 2,9 7,5 20,0 0,0 20,0 26,7

Всего с категориями ответов > 3 6,9 13,5 2,8 0,0 18,1 16,4 31,9 30,2 53,3 6,7 26,7 66,7

1 (наилучшая оценка) 67,2 70,5 86,6* 56,7* 22,7 25,5 36,5 50,0 53,3 60,0 13,3 53,3*

2 11,9* 13,1* 11,9* 45,0 57,6 70,0 27,0 15,5** 13,3 40,0 73,3* о о *

3 3,0 1,6 1,5 0,0 16,7 3,3 15,9 15,5 0,0* 0,0 6,7 13,3

4 7,5* 8,2 1,5 0,0 3,0 3,3* 12,7 12,1* 33,3 0,0 0,0 13,3

5 (наихудшая оценка) 10,4* 6,6 0,0 0,0 0,0 0,0 7,9* 5,2 0,0* 0,0 6,7 20,0

Всего с категориями ответов > 3 20,9** 16,4 3,0 0,0 19,7 6,6* 28,6 33,8 33,3** * * О 13,3** 46,7**

Примечание. Различия по критерию х2 значимы: *р<0,05; **р<0,01.

в Магнитогорске вокруг ММК и на противоположном берегу р. Урал, в силу различий в социальной сфере заметно отличались друг от друга. Отсюда, вероятно, способ реагирования детей обусловлен особенностями воспитания и принятыми в семье социальными нормами и ценностями (см. табл. 3).

Неожиданно биохимические показатели организма ребенка, отражающие его защитно-приспособительные реакции [20], оказались сопряжены с социальными особенностями и психологическим климатом семьи:

- в неполных семьях активность каталазы в сыворотке крови детей коррелировала с уровнем эмоциональной напряженности матери, рассчитанным по сумме категорий всех психологических тестов (R = 0,52; р = 0,008), тревожностью матери (R = 0,48; р = 0,009), а также с качеством ее отношений в коллективе и дома (R = 0,52; р = 0,018). Эти связи не зависели от места проживания семей, что еще раз указывает на доминирование фактора проживания ребенка в неполной семье;

- в полных семьях на левом берегу р. Урал (ММК) активность каталазы в сыворотке крови детей прямо коррелировала со степенью тревоги отца (R = 0,31; р = 0,026), обратно - с количеством членов семьи и количеством детей в семье (R = -0,32; р = 0,0005). Активность лизо-сомального фермента К-ацетил-Ь^-глюкозоаминидазы (НАГ) в сыворотке крови детей коррелировала с уровнем психологической депрессии отца (шкала Холмса-Рэя) (R = 0,27; р = 0,045), а активность НАГ в моче детей - с уровнем образования отца (R = 0,26; р = 0,0005). Напомним, что ни тревога, ни вегетативный баланс детей из этого района не коррелировали с указанными выше

особенностями семьи и, в частности, с отцом, а только с доходом и тревогой матери. При этом активность ферментов у детей не коррелировала с их собственными психосоматическими показателями.

Таким образом, наши исследования впервые продемонстрировали, что связь ребенок-родители реализуется не только на эмоциональном, но непосредственно на глубинном физиологическом уровне функционирования организма ребенка. Учитывая, что показатели тревоги и вегетативного баланса детей не коррелировали с активностью их собственных ферментов, можно заключить, что влияние родителей на адаптационный потенциал детей дошкольного возраста более значимо, чем можно было представить ранее.

Обнаруженные связи, с нашей точки зрения, представляют несомненный интерес как новая фундаментальная закономерность, которая, однако, непременно нуждается в дополнительной проверке. Особая важность полученных результатов заключается в том, что ферментативная активность каталазы и НАГ в значительной степени характеризует состояние систем адаптации организма. Так, активность каталазы - одного из значимых ферментов антиоксидантной защиты преимущественно направлена на предотвращение накопления перекиси водорода, которая при взаимодействии с остатками ненасыщенных жирных кислот мембранных липидов повреждает клеточную мембрану. В литературе описана связь активности каталазы с частотой генетических повреждений [33, 35, 38]. Обнаружение повышенной активности НАГ в сыворотке крови является ранним неспецифическим признаком патологических

70

изменений в тканях организма [9]. Предполагается также возможность участия лизосомального фермента НАГ в индукции апоптоза [21], т. е. в результате проведенных исследований стало понятно, что социальные и психологические особенности семьи не только являются потенциальным источником дезадаптации организма ребенка, но весьма вероятно могут оказывать влияние на стабильность и чувствительность его генома.

Следует также учесть, что функционирование лизосомального аппарата, как и окислительно-восстановительные процессы, контролируется в организме нейрогуморальной системой, ответственной за поддержание гомеостаза при стрессовых ситуациях. Повышение активности этих ферментов у здоровых людей приводит к индукции каскада метаболических событий, в предельном случае приводящих к разбалансировке гомеостаза, что может привести к изменению поведенческих реакций [36]. Может быть, с этим механизмом связаны случаи повышенной и высокой тревоги и сдвиги вегетативного баланса, которые мы обнаружили у обследованных детей (см. рис. 2, 3; табл. 3).

Интересно, что сопряженность эмоционального статуса родителей и активности ферментов у детей мы обнаружили только в неполных семьях, а также в полных семьях, живущих вокруг ММК. Ситуацию, когда только в одной из популяций сравнения выявляются какие-либо внутренние связи, мы наблюдали при обследовании пожилых жителей поселков, расположенных вблизи полигона Капустин Яр (Казахстан) [17]. Тогда удалось установить, что флюорографическое и/или рентгенографическое обследование людей пожилого возраста вызывало развитие психологической депрессии только в когорте людей, которые в детстве имели высокий риск подвергнуться действию радиации при испытании атомной бомбы в атмосфере в 1954 г., но не в когорте сравнения, т. е. феномен, обнаруженный в неполных семьях, а также в полных семьях, живущих в Магнитогорске на левом берегу р. Урал (ММК), может быть результатом действия каких-либо факторов, не учтенных в нашем обследовании. Все данные, полученные в этом обследовании, с нашей точки зрения, свидетельствуют, что такие факторы следует искать среди социальных особенностей и показателей качества жизни.

Заключение

В настоящей публикации мы продемонстрировали, что здоровые дети среднего и старшего дошкольного возраста, постоянно проживающие в разных районах Магнитогорска и посещающие детские сады рядом с домом, характеризуются разными психосоматическими особенностями, которые связаны с социальными характеристиками семейного уклада и эмоциональным напряжением родителей. В то же время обнаружение корреляционных связей между содержанием отдельных компонентов загрязнения снега и психосоматическим статусом обследованных детей еще раз доказывает, что загрязнения окружающей среды могут оказывать значительное влияние на эмоциональную сферу, следовательно, и на здоровье детей и взрослых в Магнитогорске. Подобные связи ранее были выявлены в других обследованиях взрослых и детей [15, 32]. В данной работе нам удалось установить, какие именно химические соединения являются возможными факторами риска в Магнитогорске (см. табл. 4). Отсутствие нормативов на большинство их них подчеркивает необходимость проведения соответствующих исследований.

Одним из наиболее существенных результатов данного фрагмента работы мы считаем обнаружение корреляционной связи между эмоциональным напряжением родителей и активностью ключевых ферментов у их детей, отражающих защитно-приспособительные реакции организма ребенка. На основании этих данных мы предполагаем, что социальные и психологические факторы семьи не только являются потенциальным источником дезадаптации организма ребенка, но, вероятно, могут оказывать влияние на стабильность и чувствительность генома детей.

Авторы выражают искреннюю благодарность заместителю начальника управления здравоохранением Магнитогорска Е.М. Виноградовой за помощь в организации обследования, начальнику лаборатории мониторинга загрязнения атмосферного воздуха Магнитогорска В.А. Серовой за предоставление результатов мониторинга загрязнения воздуха на постах Росгидромета, а также сотрудникам лаборатории генетического мониторинга НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды им. А.Н. Сысина РАМН Н.А. Юрце-вой за помощь в анализе результатов психологического тестирования и канд. мед. наук В.В. Юрченко за глубокий анализ рукописи этой статьи.

Литер атур а

1. Александер Ф. Психосоматическая медицина. М.: Издательство Института общегуманитарных исследований; 2009.

2. Андреева Т.Н. Когнитивные и личностные характеристики детей в многодетной семье: Дис. ... канд. психол. наук. М.; 1994.

3. Антипанова Н.А. Возрастные особенности онкологической заболеваемости экспонируемого населения центра черной металлургии. Фундаментальные исследования. 2007; 7: 5254. http://www. rae . ru

4. Антипанова Н.А. Риск развития рака репродуктивных органов у жителей крупного центра черной металлургии. Проблемы репродукции. 2007; 1: 57-61.

5. Антипанова Н.А. Геохимическое загрязнение и канцерогенный риск здоровью экспонируемого населения центра черной металлургии. Современные проблемы науки и образования. 2007; 3: 97-101.

6. Антипанова Н.А., Кошкина В.С. Экологическая обусловленность онкологической заболеваемости населения промышленного центра черной металлургии. Экология человека. 2007; 3: 9-13.

7. Архиреева Т.В. Родительские позиции как условие развития отношений к себе ребенка младшего школьного возраста: Дис. ... канд. психол. наук. М.; 1990.

8. Асратян Э.А. О приспособительных явлениях в поврежденном организме. М.; 1948.

9. Бабаева Н.И., Липицкая И.Я., Творогова М.Г., Титова В.Н. Диагностическое значение исследования N-ацетил-В-Д-глюкозаминидазы в моче (обзор литературы). Лабораторное дело. 1991; 1: 9-16.

10. Баскина Ю.В. Диагностика отношений родителей с младшими школьниками и подростками. В кн.: Бодалев А.А., Кричевский Р.Л., ред. Общение и формирование личности школьника. М.; 1987: 109-17.

11. Вейн А.М., ред. Вегетативные расстройства: Клиника. Диагностика. Лечение. М.: МИА; 1998.

12. Геворкян Н.М., Глотова Т.П., Дробинская И.В. и др. Длительный психоэмоциональный стресс как индуктор мутаций у млекопитающих и модификатор мутагенеза. Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 1993; 9: 307-9.

13. Драгунский В.В. Цветовой личностный тест: Практическое пособие. М.: Харвест; 2004.

71

[гиена и санитария 4/2013

14. Злобина О.Ю., Шинкаренко В.С., Маслова Е.С. Психовегетативный синдром в структуре вегетативных расстройств у пациентов амбулаторно-поликлинической сети. Успехи современного естествознания. 2004; 2: 54-5.

15. Ингель Ф.И. Качество жизни и индивидуальная чувствительность генома человека. Есть ли выход из порочного круга? Экологическая генетика. 2005; 3(3): 38-46.

16. Ингель Ф.И. Методологические аспекты оценки эмоционального стресса в комплексных генетико-токсикологических исследованиях. Медицина труда и промышленная экология. 2001; 8: 45-8.

17. Ингель Ф.И., Легостаева Т.Б., Кривцова Е.К. и др. Стресс как биомаркер комплексного действия экотоксикантов. Вестник Российской военно-медицинской академии. 2008; 3, Приложение 2: 78.

18. Ингель Ф.И., Прихожан А.М. Связь эмоционального стресса у жительниц Чапаевска с токсикологическими и генетическими показателями. Гигиена и санитария. 2002; 1: 13-9.

19. Ингель Ф.И., Ревазова Ю.А. Модификация эмоциональным стрессом мутагенных эффектов ксенобиотиков у животных и человека. В кн.: Исследования по генетике. вып. 12. СПб.: Изд-во СПб. ун-та; 1999: 86-103.

20. Коганова З.И., Ингель Ф.И., Антипанова Н.А. и др. Оценка адаптационных возможностей организма детей г. Магнитогорска по активности некоторых ферментов детоксикации. Гигиена и санитария. 2010. 3: 58-63.

21. Королюк М.А., Иванова Л.И., Майорова И.Г., Токарев В.Е. Метод определения активности каталазы. Лабораторное дело. 1988; 1: 16-9.

22. Литвинова Л.М. Вегетативные расстройства. http://stana-don. ru/htmls/distonia.htm

23. Малых О.Л. Оценка риска свинцовой экспозиции для здоровья детей, проживающих в зоне выбросов промышленных предприятий: Дис. ... канд. мед. наук. Екатеринбург; 2002.

24. Методические рекомендации по оценке степени загрязнения атмосферного воздуха и воздуха населенных пунктов металлами по их содержанию в снежном покрове и почве. М.: Минздрав СССР; 1990.

25. Ноздрачев А.Д. Физиология вегетативной нервной системы. Л.: Медицина; 2002.

26. Прихожан А.М., Ингель Ф.И., Гульянц С.С., Ревазова Ю.А. Методика проведения психологических обследований взрослого населения и ее использование в генетико-гигиеническом мониторинге: Методические рекомендации. Утв. Межведомственным научным советом по экологии человека и гигиене окружающей среды Российской Федерации. М.; 2003.

27. Ртутная опасность - проблема ХХ века. Экологический фонд «Ртутная опасность». СПб.; 1994.

28. Руководство по контролю загрязнения атмосферы РД 52.04.186-89. Наблюдения за загрязнением снежного покрова. М.: Госкомгидромет; 1991.

29. Середенин С.В., Дурнев А.Д., Ведерников А.А. Влияние эмоционального стресса на частоту хромосомных аберраций в клетках костного мозга мышей. Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 1980; 7: 91-2.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

30. Собчик Л.Н. Метод цветовых выборов. Модификация восьмицветового теста Люшера. СПб.: Речь; 2003.

31. Физиология вегетативной нервной системы. Л.: Наука; 1981.

32. Dimitroglou E., Zafiropoulou M., Messini-Nikolaki N. DNA damage in a human population affected by chronic psychogenic stress. Int. J. Hyg. Environ. Health. 2003; 206 (1): 39-44.

33. D’souza A., Kurien B.T., Rodgers R. et al . Detection of catalase as a major protein target of the lipid peroxidation product 4-HNE and the lack of its genetic association as a risk factor in SLE . BMC Med. Genet. 2008; 7: 9-62.

34. Fischman H.K., Pero R.W., Kelly D.D. Psychogenic stress induces chromosomal and DNA damage. Int. J. Neurosci. 1996; 84 (1-4): 219-27.

35. NitowskyH.M., Tildon J.T. Some studies of tocopherol deficiency

in infants and children. III . Relation of blood catalase activity and other factors to hemolysis of erythrocytes in hydrogen peroxide . Am. J. Clin. Nutr. 1956; 4 (4): 397-401. www.aicn.org

36. Chrousos G., McCarty R., Pacak K. et al., eds. Stress. Basic mechanisms and clinical implications. Ann. N. Y. Acad. Sci. 1996; 771.

37. Veenstra G., Luginaah I., Wakefield S., Birch S., Eyles J, Elliott S. Who you know, where you live: social capital, neighbourhood and health. Soc. Sci. Med. 2005; 60 (12): 799-818.

38. Xiao Chung-Ling, Xi Shu-Hua, Wang Reng-Gun. Subtoxic concentration of manganesesynergistically potentiates l-methyl-4-phenylpyridinium-induced neurotoxicity in PC12 cells. J. Environ. Health. 2003; 20 (5): 277-9.

Reference s

1. Alexander F. Psychosomatic medicine. 1987, Psychosomatic Medicine: Its Principles and Applications. 2nd. ed., New York; London: Norton.

2. Andreeva T.N. Cognitive and personality characteristics of children in a large family: PhD Thesis in psychol. Science. M.; 1994.

3. Antipanova N.A. Age features of cancer morbidity of exposed population of center the steel industry. Basic research. 2007; 7: 52-54. http://www.rae.ru

4. Antipanova N.A. Risk of development of cancer ofthe reproductive organs among citizens of big center of steel industry. Problemy reproduktsi. 2007; 1: 57-61.

5. Antipanova N.A. Geochemical pollution and carcinogenic risk to health of exposed population of big center the steel industry Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. 2007; 3: 97-101.

6. Antipanova N.A., Koshkina V.S. Ecological caused cancer morbidity in industrial center of steel industry Ekologiya cheloveka. 2007; 3: 9-13.

7. Arhireeva T. V. Parents’ position as a condition for the development of relations to themselves of primary school children: PhD Thesis in psychol. Science. M.; 1990.

8. Hasratyan E.A. About adaptive phenomena in the damaged organism. M.; 1948.

9. Babaeva N.I. Lipitskaya I.J., Tvorogova M.G., Titova V.N. The diagnostic value of the study of N-acetyl-B-D-glucosaminidase in urine (review). Laboratornoe delo. 1991; 1: 9-16.

10. Baskina Y. Diagnosis of the relations between parents and younger schoolchildren and teenagers. In.: Bodalev A.A., Krichevsky R.L., eds. Communication and formation of school children individuality. M.; 1987: 109-17.

11. Wayne A., ed. Autonomic Disorders Clinic . Diagnosis . Treatment . Moscow: MIA; 1998.

12. Gevorgyan, N.M., Glotova T.P., Drobinskaya I.V et al. Long psycho-emotional stress as an inducer of mutations in mammals and modifier of mutagenesis. Byulleten’ eksperimental’noy biologii i meditsiny. 1993; 9: 307-9.

13. Dragunsky V. Color Personality Test: A Practical Manual . M. : Harvest; 2004.

14. Zlobina O.U., Shinkarenko VS., Maslov E.S. Psychovegetative syndrome in structure of autonomic disorders among patients of ambulances and polyclinics. Uspekhi sovremennogo estestvoznaniya. 2004;2: 54-5.

15. Ingel F.I. Quality of life and individual susceptibility of human genome. Whwrw is an exit from vicious circle? Ekologicheskaya genetika. 2005; 3 (3): 38-46.

16. Ingel F.I. Methodological aspects of evaluation of emotional stress expression in complex with genetic and toxicological studies Meditsina truda i promyshlennaya ekologiya. 2001; 8: 45-8.

17. Ingel F.I., Legostaeva T.B., Krivtsova E.K. et al. Stress as a biomarker of complex action of toxicants . Vestnik Rossiyskoy voenno-meditsinskoy akademii. 2008; 3, Appendix 2: 78.

18. Ingel F.I., Prikhozhjan A.M. The connection between Chapaevsk-town residents’ emotional stress expression and their toxicological and genetic indices. Gig. sanit. 2002; 1: 13-9.

72

19. Ingel F.I., Revazova Y.A. Modification by emotional stress of mutagenic effects of xenobiotics in animals and humans . In. : Genetics research. MY 12. St. Petersburg.: Publishing House of St. Petersburg. University; 1999: 86-103.

20. Koganova Z.I., IngelF.I., Antipanova N.A. et al. Evaluation of an adaptive capacity of the organism of children in Magnitogorsk by the activity of certain enzymes of detoxification. Gig. san. 2010; 3: 58-63.

21. Koroljuk M.A., Ivanova L.I., Mayorova, I.G., Tokarev V.E. The method for determining the activity of catalase. Laboratornoe delo. 1988; 1: 16-9.

22. Litvinova L.M. Autonomic dysfunction, http://stana-don.ru/ht-mls/distonia.htm

23. Malykh O.L. Risk assessment of lead exposure to the health of children living in the area of industrial emissions: PhD Thesis Medical sci. Ekaterinburg; 2002.

24. Methodical recommendation for evaluation of atmospheric pollution and air pollution of settlements with metals using data of their content in the snow cover and soil . Moscow: USSR Ministry of Health,;1990.

25. Nozdrachyov A.D. Physiology of the autonomic nervous system . AL: Medicine; 2002: 24.

26. Prikhozhjan A.M., Ingel F.I., Gulianz S.S., Revazova J.A. Me-thodics for psychological assessments of populations of adults and its usage in genetic-hygienic monitoring: Guidelines Approved by Interdepartmental Scientific Council for Human Ecology and Environmental Health of Russian Federation. M.; 2003.

27. Danger of Mercury - the problem of the twentieth century. Ecological Foundation "Mercury danger." St. Petersburg; 1994.

28. Guidelines for the control of air pollution RD 52.04.186-89. Monitoring of the pollution of snow cover. M. Goskomgidromet; 1991.

29. Seredenin S.V, Durnev A.D., Vedernikov A.A. The influence of

emotional stress to frequency of chromosomal aberrations in mice bone marrow cells. Byulleten’ eksperimental’noy biologii i meditsiny. 1980; 7: 91-2.

30. Sobchik L.N. The method of color choices. Modification of 8-colour M. Luscher’s test. St. Petersburg.: Speech; 2003.

31. Physiology of the autonomic nervous system. Leningrad: Nauka; 1981.

32. Dimitroglou E., Zafiropoulou M., Messini-Nikolaki N. DNA damage in a human population affected by chronic psychogenic stress. Int. J. Hyg. Environ. Health. 2003; 206 (1): 39-44.

33. D ’souza A., Kurien B.T., Rodgers R. et al. Detection of catalase as a major protein target of the lipid peroxidation product 4-HNE and the lack of its genetic association as a risk factor in SLE BMC Med. Genet. 2008; 7: 9-62.

34. Fischman H.K., Pero R.W., Kelly D.D. Psychogenic stress induces chromosomal and DNA damage. Int. J. Neurosci. 1996; 84 (1-4): 219-27.

35. NitowskyH.M., Tildon J.T. Some studies of tocopherol deficiency in infants and children . III . Relation of blood catalase activity and other factors to hemolysis of erythrocytes in hydrogen peroxide Am. J. Clin. Nutr. 1956; 4 (4):397-401. www.ajcn.org

36. Chrousos G., McCarty R., Pacak K. et al., eds. Stress. Basic mechanisms and clinical implications. Ann. N. Y. Acad. Sci. 1996; 771.

37. Veenstra G., Luginaah I., Wakefield S., Birch S., Eyles J, Elliott

S. Who you know, where you live: social capital, neighbourhood and health. Soc. Sci. Med. 2005; 60 (12): 799-818.

38. Xiao Chung-Ling, Xi Shu-Hua, Wang Reng-Gun. Subtoxic concentration of manganesesynergistically potentiates l-methyl-4-phenylpyridinium-induced neurotoxicity in PC12 cells. J. Environ. Health. 2003; 20 (5): 277-9.

Поступила 07.09.12

© А.А. АРТЕМЕНКОВ, 2013 УДК 613.96:612.821.08-057.875

А.А. Артеменков

ОЦЕНКА ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ СТУДЕНТОВ УНИВЕРСИТЕТА

ФГБОУ ВПО «Череповецкий государственный университет», 162622, Череповец

Изучено психоэмоциональное состояние студентов университета. Показано изменение субъективного благополучия, уровня тревоги и типа личности в процессе обучения.

Ключевые слова: психоэмоциональное состояние, студенты, здоровье.

A. A. Artemenkov - EVALUATION OF MENTAL AND EMOTIONAL STATE OF UNIVERSITY STUDENTS

Cherepovets State University, 162622, Cherepovets, Russian Federation

There was studied the psycho-emotional state of university students. The change in subjective well-being, the level of anxiety and personality types during the learning process has been shown

Key words: psycho-emotional state, students, health.

Психосоциальные факторы при нервно-эмоциональной деятельности играют основную роль в формировании стресса в адаптационном процессе и существенным образом влияют на компенсаторно-приспособительные и коммуникативные функции эмоций в учебной деятельности [4].

Как показали исследования [2], 45% студентов считают учебную нагрузку чрезмерной. В конце рабочего дня

для корреспонденции: Артеменков Алексей Александрович (tmfkis@chsu . ru)

у 58% студентов отмечается ухудшение самочувствия. Одновременно у 66% студентов выявлены стойкие изменения в характере: 41% стали агрессивными, 23% - чувствительными, 18% - более спокойными, а 18% -безразличными.

Оценка психоэмоциональной сферы студентов показала наличие у них повышенного уровня тревожности. Более половины учащихся имеют завышенную или заниженную самооценку. При диагностике характерологических особенностей первокурсников установлено, что наиболее часто встречается циклотимический (59%), а также гипертимический (54%) типы акцентуа-

73

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.