Научная статья на тему 'Фактор Афганистана во внешнеполитическом курсе центральноазиатских государств'

Фактор Афганистана во внешнеполитическом курсе центральноазиатских государств Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
1164
270
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Афганистан / страны центральноазиатского региона / наркотрафик / терроризм / экстремизм / социальные противоречия. / Afghanistan / the countries of the Central Asian region / drug trafficking / terrorism / extremism / social contradictions.

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Есентаева Алтынай

Центральноазиатский регион расположен в географической близости к Афганистану, поэтому важно рассмотреть внешнеполитические отношения государств ЦА с учетом соседства с Афганистаном. Статья посвящена выявлению ключевых особенностей развития внешнеполитических связей между странами ЦА с одной стороны и Афганистаном – с другой. Афганский фактор – один из наиболее релевантных для безопасности центрально-азиатского региона в целом и каждого государства в частности. Во-первых, уникальное значение Центральной Азии заключается в том, что это единственный регион мира, полностью окруженный ядерными державами, имеются в виду Россия, Индия, Китай, Пакистан, потенциально Иран. Регион, где происходит подобная конвергенция экономических и геополитических сил, неизбежно приобретает особое значение. Более того, подобный расклад закладывает широкий конфликтный потенциал не только в противоборство сверхдержав, но и между государствами региона. Во-вторых, сегодня в регионе наблюдается широкий перечень дестабилизирующих факторов. Это и афганский наркотрафик, и нелегальная миграция, религиозный экстремизм, разветвленная коррупционная сеть и терроризм. Позиции стран в афганском вопросе обусловлены географическим расположением, протяженностью границ, схожестью этнического состава и интересами, лежащими в различных сферах. Среди основных арен взаимодействия государств следует отметить ОДКБ, ЕврАзЭС, ШОС, СНГ, частично НАТО, ООН и ряд организаций, занимающихся оказанием гуманитарной поддержкой населения Афганистана. Большая медицинская помощь исходит от Международного Красного Креста и Красного Полумесяца, всемерная поддержка оказывается Организацией Объединенных Наций, также страны-соседи по региону поддерживают население Афганистана в продовольственном плане. Значение событий в Афганистане обусловили во многом создание Шанхайской Организации Сотрудничества и региональной антитеррористической структуры. Это шаг, несомненно, благотворный. Но об эффективности контртеррористических действий стран НАТО и США, в частности, ведутся дискуссии. Проблемами урегулирования ситуации в стране занят ряд организаций политического и экономического характера. После появления в Центральной Азии баз США и их союзников перед ШОС встала проблема сотрудничества с антитеррористической коалицией, ведущей боевые действия против талибов в Афганистане. Но проблема заключается в том, что, решая, казалось бы, одну задачу – обеспечение безопасности в регионе, фактически ШОС и НАТО преследуют противоположные цели (стратегическое закрепление в регионе), что чревато дальнейшим осложнением ситуации в регионе Центральной Азии.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

AFGHANISTAN FACTOR IN THE FOREIGN-POLICY COURSE OF THE CENTRAL ASIAN STATES

The Central Asian region is located in geographical proximity to Afghanistan, so it is important to consider the foreign policy relations of the Central Asian states, considering the neighborhood with Afghanistan. The article is devoted to identifying the key features of the development of foreign policy relations between the Central Asian countries on the one hand, and Afghanistan on the other. The Afghan factor is one of the most relevant for the Central Asian regional security in general and each state in particular. First, the unique significance of Central Asia lies in the fact that it is the only region of the world completely surrounded by nuclear powers – Russia, India, China, Pakistan, and potentially Iran. The region where such a convergence of economic and geopolitical forces takes place inevitably takes on particular significance. Moreover, such an alignment lays a wide conflict potential not only in the confrontation of the superpowers, but also between the states of the region. Secondly, today in the region there is a wide list of destabilizing factors. This includes Afghan drug trafficking and illegal migration, religious extremism, an extensive network of corruption and terrorism. The positions of the countries in the Afghan issue are determined by the geographical location, the length of the borders, the similarity of the ethnic composition and the interests lying in different areas. Among the main arenas of interaction between the states should be noted the CSTO, EurAsEC, SCO, CIS, partly NATO, the UN and a number of organizations involved in providing humanitarian support to the people of Afghanistan. Great medical care comes from the International Red Cross and Red Crescent, strong support is provided by the United Nations, and the neighboring countries support the population of Afghanistan in terms of food. The significance of the events in Afghanistan was largely determined by the creation of the Shanghai Cooperation Organization and the regional anti-terrorism structure. This step is undoubtedly beneficial. But about the effectiveness of counter-terrorism actions of NATO countries and the United States in particular, discussions are underway. The problems of resolving the situation in the country are occupied by a number of organizations of a political and economic nature. After the emergence of bases of the United States and its allies in Central Asia, the SCO was faced with the problem of cooperation with the antiterrorist coalition fighting against the Taliban in Afghanistan. But the problem is that, solving seemingly one task ensuring security in the region, in fact, the SCO and NATO pursue opposite goals (strategic consolidation in the region), which is fraught with further complication of the situation in the region of Central Asia.

Текст научной работы на тему «Фактор Афганистана во внешнеполитическом курсе центральноазиатских государств»

ФАКТОР АФГАНИСТАНА ВО ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОМ КУРСЕ ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКИХ ГОСУДАРСТВ

А. Есентаева

Кыргызский национальный университет имени Жусупа Баласагына Бишкек, Республика Кыргызстан Российский университет дружбы народов, Москва, Россия

Аннотация. Центральноазиатский регион расположен в географической близости к Афганистану, поэтому важно рассмотреть внешнеполитические отношения государств ЦА с учетом соседства с Афганистаном. Статья посвящена выявлению ключевых особенностей развития внешнеполитических связей между странами ЦА с одной стороны и Афганистаном - с другой.

Афганский фактор - один из наиболее релевантных для безопасности центрально-азиатского региона в целом и каждого государства в частности. Во-первых, уникальное значение Центральной Азии заключается в том, что это единственный регион мира, полностью окруженный ядерными державами, - имеются в виду Россия, Индия, Китай, Пакистан, потенциально Иран. Регион, где происходит подобная конвергенция экономических и геополитических сил, неизбежно приобретает особое значение. Более того, подобный расклад закладывает широкий конфликтный потенциал не только в противоборство сверхдержав, но и между государствами региона.

Во-вторых, сегодня в регионе наблюдается широкий перечень дестабилизирующих факторов. Это и афганский наркотрафик, и нелегальная миграция, религиозный экстремизм, разветвленная коррупционная сеть и терроризм. Позиции стран в афганском вопросе обусловлены географическим расположением, протяженностью границ, схожестью этнического состава и интересами, лежащими в различных сферах. Среди основных арен взаимодействия государств следует отметить ОДКБ, ЕврАзЭС, ШОС, СНГ, частично НАТО, ООН и ряд организаций, занимаю-

щихся оказанием гуманитарной поддержкой населения Афганистана. Большая медицинская помощь исходит от Международного Красного Креста и Красного Полумесяца, всемерная поддержка оказывается Организацией Объединенных Наций, также страны-соседи по региону поддерживают население Афганистана в продовольственном плане.

Значение событий в Афганистане обусловили во многом создание Шанхайской Организации Сотрудничества и региональной антитеррористической структуры. Это шаг, несомненно, благотворный. Но об эффективности контртеррористических действий стран НАТО и США, в частности, ведутся дискуссии. Проблемами урегулирования ситуации в стране занят ряд организаций политического и экономического характера. После появления в Центральной Азии баз США и их союзников перед ШОС встала проблема сотрудничества с антитеррористической коалицией, ведущей боевые действия против талибов в Афганистане. Но проблема заключается в том, что, решая, казалось бы, одну задачу - обеспечение безопасности в регионе, фактически ШОС и НАТО преследуют противоположные цели (стратегическое закрепление в регионе), что чревато дальнейшим осложнением ситуации в регионе Центральной Азии.

Ключевые слова: Афганистан, страны центральноазиатского региона, наркотрафик, терроризм, экстремизм, социальные противоречия.

AFGHANISTAN FACTOR IN THE FOREIGN-POLICY COURSE OF THE CENTRAL ASIAN STATES

А. Esentayeva

Kyrgyz National University named after Jusup Balasagyn

Bishkek, Kyrgyz Republic RUDN University, Moscow, Russia

Abstract. The Central Asian region is located in geographical proximity to Afghanistan, so it is important to consider the foreign policy relations of the Central Asian states, considering the neighborhood with Afghanistan. The article is devoted to identifying the

key features of the development of foreign policy relations between the Central Asian countries on the one hand, and Afghanistan on the other.

The Afghan factor is one of the most relevant for the Central Asian regional security in general and each state in particular. First, the unique significance of Central Asia lies in the fact that it is the only region of the world completely surrounded by nuclear powers -Russia, India, China, Pakistan, and potentially Iran. The region where such a convergence of economic and geopolitical forces takes place inevitably takes on particular significance. Moreover, such an alignment lays a wide conflict potential not only in the confrontation of the superpowers, but also between the states of the region.

Secondly, today in the region there is a wide list of destabilizing factors. This includes Afghan drug trafficking and illegal migration, religious extremism, an extensive network of corruption and terrorism. The positions of the countries in the Afghan issue are determined by the geographical location, the length of the borders, the similarity of the ethnic composition and the interests lying in different areas. Among the main arenas of interaction between the states should be noted the CSTO, EurAsEC, SCO, CIS, partly NATO, the UN and a number of organizations involved in providing humanitarian support to the people of Afghanistan. Great medical care comes from the International Red Cross and Red Crescent, strong support is provided by the United Nations, and the neighboring countries support the population of Afghanistan in terms of food.

The significance of the events in Afghanistan was largely determined by the creation of the Shanghai Cooperation Organization and the regional anti-terrorism structure. This step is undoubtedly beneficial. But about the effectiveness of counter-terrorism actions of NATO countries and the United States in particular, discussions are underway. The problems of resolving the situation in the country are occupied by a number of organizations of a political and economic nature. After the emergence of bases of the United States and its allies in Central Asia, the SCO was faced with the problem of cooperation with the anti-

terrorist coalition fighting against the Taliban in Afghanistan. But the problem is that, solving seemingly one task - ensuring security in the region, in fact, the SCO and NATO pursue opposite goals (strategic consolidation in the region), which is fraught with further complication of the situation in the region of Central Asia.

Key words: Afghanistan, the countries of the Central Asian region, drug trafficking, terrorism, extremism, social contradictions.

Центральную Азию и Афганистан объединяет долгая общая история. Северная часть современного Афганистана связана с Трансоксианой или Туркестаном, регионом к северу от реки Амударьи на территории современных Туркменистана, Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана. На протяжении многих веков Амударья не служила естественным разделом между двумя территориями. Распад региона начался в XVIII в., а в XIX в. с ростом влияния российской и британской империй он был разделен окончательно. Бухарский эмират служил последним историческим мостом между Центральной Азией и Афганистаном. В 1920 году последний правивший там эмир Алим Хан бежал в Афганистан от наступающих большевиков.

Глубокие политические, социальные, экономические и культурные трансформации, произошедшие в Центральной Азии в советский период (с 1917 по 1991 гг.), свели к минимуму его схожесть с Афганистаном. Но два региона продолжали поддерживать отношения. В 1920-1930-х гг. десятки тысяч выходцев из Центральной Азии, в основном туркмены и узбеки, бежали в Афганистан от гражданской войны. В 1953 г., когда афганское правительство возглавил Мухаммед Дауд-Хан, его страна начала развивать отношения с Советским Союзом.

На протяжении почти двух десятилетий Москва была основным торговым и политическим союзником Кабула, предоставляя значительную военную и политическую помощь, способствуя развитию инфраструктуры, промышленности и продвижению социальных трансформаций через программы по повышению грамотно-

сти населения, эмансипации женщин и аграрные реформы. После переворота в 1973 г. президент Дауд-Хан попытался ослабить влияние СССР на его страну с тем, чтобы снизить уровень влияния афганской коммунистической партии. Это привело к новому перевороту в 1978 г., организованному местными коммунистами, сформировавшими просоветский режим и попросившими помощи Москвы. В декабре 1979 г. Советский Союз направил ограниченный контингент войск для урегулирования ситуации в Афганистане. Основная роль, в особенности на первых этапах урегулирования, была отведена войскам из Центральной Азии и советникам (в основном таджикам и узбекам) просоветского правительства М. Наджибуллы. Советская военная кампания в Афганистане оказала существенное влияние на центральноазиат-ское общество. В большей степени она затронула таджиков, поскольку их взаимодействие с Афганистаном было наиболее интенсивным.

Большинство религиозных и политических диссидентов из Таджикистана и основные политические деятели перестроечного периода и первых десяти лет независимости служили в Афганистане в 1980-х гг. Когда Таджикистан погрузился в гражданскую войну в 1992 г., таджикская исламистская оппозиция нашла убежище и поддержку у «Северного альянса» Ахмада Шаха Масуда несмотря на то, что он также был напрямую связан и с правительством в Душанбе.

Узбекистан - вторая наиболее близкая к Афганистану страна - во времена гражданской войны принял некоторое количество беженцев, в основном этнических узбеков. Ташкент поддерживал сложные отношения с афганскими полевыми командирами, например, с генералом Абдулом Рашидом Достумом. Некоторые оппоненты узбекского режима Ислама Каримова из рядов исламистов обосновались в Афганистане и под знаменем Исламского движения Узбекистана (ИМУ) воевали на стороне талибов на юге Афганистана и в Ва-зиристане. Они также попытались проникнуть в Центральную Азию, в частности, в ходе нападений в Баткенской области

Кыргызстана летом 1999 и летом 2000 гг. В последующее десятилетие ИМУ постепенно превращалась в интернациональную группировку: за входящими в нее узбеками последовали сотни кыргызов, уйгуров, чеченцев, дагестанцев и татар. В свое время Советскому Союзу также приходилось противостоять афганской наркоторговле, но, начиная с 1990-х гг., объемы поступающих в Россию наркотических веществ существенно возросли. 1

В 1990-х гг. экономические отношения Туркменистана, Узбекистана, Таджикистана и Казахстана с соседним Афганистаном были ограниченными. Из-за гражданской войны в Афганистане официальная торговля прекратилась и не возобновлялась в постсоветский период. Помощь из Центральной Азии и России целиком предназначалась «Северному альянсу» Ахмада Шаха Масуда. Уровень импорта, экспорта и торговли между Афганистаном и странами Центральной Азии в 2010 г. в миллионах евро2. С приходом к власти талибов в 1996 г. дипломатические связи оборвались. Только Туркменистан под руководством С. Ниязова, придерживавшийся концепции «вечного нейтралитета», продолжал экономическое сотрудничество с «Талиба-ном»3, поставляя газ, электричество и продовольствие. Между тем, по всему региону

1 А. Латыпов, 'On the Road to "H": Narcotic Drugs in Soviet Central Asia', Central Asia Program, исследовательские доклады Central Asia 1, август 2012 [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.centralasiaprogram.org/images/Research_P aper_1),_August_2012. (Дата обращения: 19.03.2019

2 Источники: Торговая статистика Европейской Комиссии, 2011 [Электронный ресурс] - Режим доступа: http ://ec.europa. eu/trade/creating-opportunities/ bilateral-relations/countries-and-regions/; Б. Андерсон и И. Климов, 'Uzbekistan: Trade Regime and Recent Trade Developments', институт общественной политики и административного управления университета Центральной Азии, Рабочий доклад 4, 2012 [Электронный ресурс] -Режим доступа: http://www.ucentralasia.org/downloads/UCA-IPPA-WP4-Uzbekistan%20and%20 Regional%20Trade.pdf; Центральное агентство по статистике Афганистана [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://cso.gov.af/Content/files/importsbycountry(1).pdf (Дата обращения: 19.03.2019)

3 Деятельности организации запрещена на территории РФ

возросли масштабы наркоторговли. Официальные торговые связи возобновились после прибытия в Афганистан войск международной коалиции и установления режима Хамида Карзая в конце 2001 г. и пережили бум в 2007-2008 гг. Несмотря на то, что протяженность узбекско-афганской границы составляет всего 137 км, Узбекистан, тем не менее, выступает важнейшим в Центральной Азии торговым партнером Афганистана. Между двумя странами существуют созданные еще в советское время инфраструктурные связи. В 2002 г. Узбекистан вновь открыл Хайратонский мост на афганско- узбекской границе, бывший «Мост дружбы» - основной транзитный пункт для советских войск. В 2003 г. в Термезе заработал таможенный комплекс «Айритом», позволивший ускорить процесс регистрации и доставки грузов в Афганистан.1

Узбекистан играет ключевую роль в двух секторах афганской экономики: транспорт и поставки электричества. С 2009 г. благодаря линии электропередачи, проведенной в рамках проекта Азиатского банка развития «Региональный рынок электричества в Центральной и Южной Азии», государственная корпорация «Уз-бекЭнерго» поставляет в Кабул около 90130 МВт электричества.2 По заявлениям узбекских властей, страна снабжает Афганистан 1,2 млрд КВт/ч электричества в год, при этом Кабул получает электричество круглые сутки по цене 6 центов за кВт/ч.3 Узбекские компании участвовали в вос-

1 В. Парамонов и А. Строков, 'Economic Relations Between Uzbekistan and Afghanistan: Current State, Problems, and Recommendations', Афганский региональный форум 5, февраль 2013

2 ЮСАИД, 'Import of Power from Uzbekistan, Tajikistan and Turkmenistan', Программа по созданию инфраструктуры и реабилитации Афганистана, 2011 [Электронный ресурс] - Режим доступа: https://www.irp-af.

com/?pname=open&id=291&type=html&c=5 (Дата обращения: 19.03.2019).

3 'Uzbekistan exports 1.2bn kilowatt-hours electricity to Afghanistan a year', Uzdaily, 20 февраля 2012 [Электронный ресурс] - Режим доступа:

http://www.uzinfoinvest.uz/eng/news/uzbekistan_expo

rts_12bn_ kilo-watt_hours_electricity_to_afghanistan_a_year.mgr (Дата обращения: 19.03.2019)

становлении дорог между Мазари-Шарифом и Кабулом и 11 мостов вдоль этого пути.4 Узбекская национальная железнодорожная компания «Озбекистон Те-мир Йоллари» занималась строительством железной дороги из Хайратона в Мазари-Шариф протяженностью 75 км. Она была введена в эксплуатацию в середине 2011 года, ее транзитный потенциал достигает 30-40 тыс. т в месяц. Одна из краткосрочных задач новой дороги - повысить роль Узбекистана в Северной сети поставок для международной коалиции в Афганистане.

С выводом войск НАТО в 2014 г. она также позволит Узбекистану стать частью обратного маршрута из Афганистана. Ташкент надеется превратиться в основного игрока в области транспортных связей с Афганистаном. «Озбекистон Темир Йол-лари» готовится к участию в двух новых тендерах на строительство участков, которые свяжут Мазари-Шариф и Кабул с Тор-хамом на пакистанской границе, а также Мазари-Шариф и Герат. Но компании предстоит столкнуться с мощной конкуренцией со стороны индийских и китайских фирм.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Вторым по важности участником торговли Центральной Азии с Афганистаном является Таджикистан, который связывают с этой страной 1,300 км общей границы. В центре их экономического партнерства вновь лежит электричество.5 Душанбе надеется выгодно воспользоваться проектом CASA- 1000 (Центральная Азия - Южная Азия), разработанным с целью обеспечить поставки излишков электричества, произведенного на таджикских и кыргызских ГЭС, в Афганистан и Пакистан. Спонсорами инициативы выступают Всемирный банк, Исламский банк развития и ЮСАИД. К нему, также, может присоеди-

4 Дж. С. К. Дали, 'Uzbek Afghanistan proposal relevant and timely', UPI, 5 ноября 2009 [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.upi.com/ Top_News/Analysis/Outside -View/2009/11/05/OutsideView-Uzbek-Afghanistan-proposal-relevant-and-timely/UPI- 71691257429600 (Дата обращения: 19.03.2019)

5 Секретариат межминистерской комиссии по энергетическим вопросам министерства экономики Исламской республики Афганистан, Energy Sector Status Report July - сентябрь, 2010

ниться Россия. В перспективе этот проект очень выгоден для Таджикистана: CASA-1000 профинансирует возведение линий электропередачи между ГЭС «Сангтуда» и афганским Кундузом и далее Багланом и Пул-е-Кхумри для объединения их с сетью в Кабуле. 1 Эта линия позволит Душанбе стать более дешевым поставщиком электричества в Афганистан в летние месяцы и позволит ему конкурировать с Узбекистаном. Но будущее проекта CASA-1000 все еще под вопросом из-за задержек в возведении основных дамб и трудностей в налаживании сотрудничества между Бишкеком и Душанбе. В остальном торговые отношения Таджикистана и Афганистана развиваются незначительно. Пограничный пункт "Нижний Пяндж", переоснащенный на деньги иностранных доноров, в частности США, в теории должен пропускать большую часть грузов между двумя странами, но, в среднем, ежедневно через границу здесь проходят всего 40-50 человек и 10-20 грузовиков. Более того, с осложнением ситуации в провинции Кундуз переход границы здесь очень ограничен. 2

На востоке мосты, восстановленные при поддержке Сети развития Ага Хана, позволили небольшую торговлю в приграничных районах, которая может способствовать снижению уровня бедности среди населения. 3 Туркменистан, протяженность границы которого с Афганистаном составляет 750 км, - еще один важный партнер Кабула. Основным двигателем двусторонней торговли также выступает электричество: по заявлениям Ашгабата, страна поставляет 400 КВт электроэнергии своему

1 Всемирный банк, " Проект по развитию регионального электроэнергетического рынка Центральной Азии и Южной Азии " (CASA 1000) [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.worldbank. org/projects/P 110729/central-asia-south-asia-electricity-transmission-trade-project-casa-1000?lang=en (Дата обращения: 19.03.2019)

2 Й. Бунстра, 'The quiet frontier', блог FRIDE, 21 мая 2012 [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://fride.org/blog/the-quiet-frontier/ (Дата обращения: 19.03.2019)

3 С. Пейруз, 'Economic Trends as an Identity Marker? The Pamiri Trade Niche with China and Af-ghanistan', Problems of Post-Communism, 59(4) (июль-август 2012), стр. 3-14

соседу.4 В 2007 г. туркменские власти вновь запустили трансграничную железнодорожную ветку советских времен протяженностью два километра между населенными пунктами Кушка и Тургунды (Товрагонди).5 Туркменистан отремонтировал дороги из Мары в Серхетабад и из Туркменабада на границе с Узбекистаном в Атамурат и Керикичи на границе с Афганистаном. Он также предоставляет финансовое и техническое содействие туркменскому меньшинству в Афганистане в виде медицинской помощи и льгот на обучение. Афганские туркмены имеют право пересекать границу, чтобы пройти лечение в туркменских больницах, для них разработаны государственные стипендии. Также, усилиями Туркменистана были восстановлены участки ирригационных систем в Афганистане.

Несмотря на то, что у Казахстана нет общих границ с Афганистаном, он также рассматривает себя как ключевого экономического партнера Кабула. Это единственная страна Центральной Азии, разработавшая «Программу содействия восстановлению Афганистана», в рамках которой проводятся скромные проекты в области водоснабжения, развития инфраструктуры, производства и доставки цемента и строительных материалов.6 Например, Астана финансировала восстановление дороги Кундугуз-Талукан и строительство школы и госпиталя, выделив на это 2 миллиона долларов. Кроме того, поскольку с 2002 г.

4 Afghan and Turkmen relations and cooperation to be followed by others', Bakhtarnews, 2 октября 2012 [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://bakhtarnews.com.af/eng/politics/item/4277-afghan-and-turkmen-relations-and-cooperation-to-be-followed-by-others.html (Дата обращения: 19.03.2019).

5 Например, социальная реклама, посвященная ремонту двухкилометрового участка железной дороги, ведущей в Афганистан. Государственное новостное агентство Туркменистана, 'A Gift from the Turkmen People to Afghan Brothers', Turkmenistan: The Golden Age, 8 февраля 2008 [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://turkmenistan.gov.tm/_eng/2008/02/08/a_gift_fro nt_ he_turkmen_people_ to_afghan_brothers.htm (Дата обращения: 19.03.2019)

6 С. Кожирова, 'The Current Kazakh-Afghan Relations. A Growing Commitment', Афганский региональный форум 6, март 2013.

растет уровень экспорта казахстанской пшеницы, Казахстан позиционирует себя как основного игрока на этом рынке в Афганистане. На сегодняшний день 20% ввозимой на афганскую территорию муки поставляется из Казахстана, а в период действовавшего в Пакистане запрета на экспорт зерновых Казахстан являлся основным поставщиком пшеницы.1

Объемы торговли Афганистана со странами Центральной Азии несравнимо меньше, чем с Пакистаном или Ираном. Но пять республик региона выступают важными участниками рынка поставок электроэнергии, транспортных коммуникаций и обеспечения продовольственной безопасности.

Отношения между странами Центральной Азии и Афганистаном строятся на основе взаимодействия нескольких игроков, при этом интересы многих из них не совпадают. В приграничных районах Афганистана проживают значительные таджикские, туркменские и узбекские меньшинства. Не относящиеся к пуштунам этнические группы на севере страны часто объединяют в одну политическую группу -«Северный альянс» и его составляющие. На деле каждая из трех этнических групп состоит из нескольких подгрупп с конфликтующими интересами, что значительно осложняет ситуацию. Этнические таджики, около восьми миллионов человек, составляют вторую по величине народность после пуштунов.2

С 2001 г. таджики за вклад в борьбу с талибами получили доступ к влиятельным государственным постам. Это превратило таджиков в прямых конкурентов пуштунов. Политическая борьба в Кабуле, в первую очередь, разворачивается между этническими группами: таджиками и пуштунами, - а также между умеренными ре-

1 Внешняя служба сельского хозяйства министерства сельского хозяйства США, '2012 Grain and Feed Annual Afghanistan', отчет GAIN, Global Agricultural Information Network, 24 марта 2012

2 Достоверных данных о населении Афганистана нет, так как страна никогда не проводила подсчет. Вопрос проживания этнических групп является наиболее чувствительным и лежит в основе политического баланса. Приведенные здесь данные -приблизительная средняя оценка размеров групп.

лигиозными группами и исламистами. Узбекская община насчитывает около полу-тора-трех миллионов человек, туркменская - 200-500 тысяч. Эти группы считаются менее конфронтационными, а их политические амбиции - более умеренными. Афганские туркмены никогда не были частью процессов принятия решений в Кабуле.

В годы правления «Талибан» они сохраняли нейтралитет, талибы и пуштуны не воспринимают их как угрозу. Узбеки экономически относительно более независимы, но, в отличие от туркмен, они в разное время имели доступ к высоким государственным постам и более взыскательны в политическом плане. Они, в частности, выступают за создание узбекской автономии, использование узбекского языка на местном уровне и за их включение в процессы принятия экономических решений. Но узбеки, тем не менее, не считаются прямой угрозой доминированию пуштунов, как в случае с таджиками. Наличие этнических общин народов Центральной Азии на территории Афганистана позволяет им оказывать влияние на внутреннюю ситуацию только на уровне полевых командиров и их групп. Душанбе связан с афганским правительством, центральными и местными органами управления, в особенности в Мазари- Шарифе.

Узбекистан установил особые отношения с Национальным исламским фронтом (Jumbish-i-Milli Islami Afghanistan) генерала Абдула Рашида Достума. Ашгабат поддерживает контакты с бывшим полевым командиром моджахедов Исмаил-Ханом, контролирующим Герат. Межэтнические связи составляют лишь часть двусторонних отношений. С начала 2000-х гг. страны Центральной Азии и Афганистан все чаще обмениваются официальными визитами, этому способствовало создание двусторонних торговых комиссий. Лидеры стран регулярно встречаются в рамках заседаний НАТО и ООН, ШОС и инициатив Москвы.

Посольства стран Центральной Азии в Кабуле служат центрами сбора двусторонней информации, развития отношений, в особенности в деловой сфере. Как и в советские времена, спецслужбы Центральной Азии отслеживают большую часть

взаимодействий с Афганистаном. Сотрудники этих агентств еще со времен Советского Союза поддерживают контакты с коллегами из Афганистана, которые часто владеют русским языком. 1 Правоохранительные структуры в Центральной Азии напрямую отвечают за обеспечение безопасности границ и таможенные комитеты, а потому играют важную роль как в законной, так и в незаконной торговле с Афга-нистаном.2 Таджикские и афганские спецслужбы обменивались информацией о вылазках ИДУ в анклавах вдоль реки Пяндж в 2010 г.3 и во время столкновений в Хороге в июле 2012 г.4 Ветераны советско-афганской войны временами выступают бизнес-посредниками, но не с таким размахом, как это было одно время в России. Они широко представлены в спецслужбах и кругах, приближенных к президентам стран региона, в основном в советах безопасности Таджикистана, Узбекистана и Казахстана.5

Советское наследие приобрело важность и благодаря некоторым высокопоставленным чиновникам в Афганистане, владеющим русским языком, большинство из которых работают в военных, академических кругах и в авиации.

В отношениях Центральной Азии и Афганистана фигурирует лишь несколько частных игроков. Тем, кто занимается двусторонней торговлей металлом, горючим, цементом, мукой, фруктами и овощами, приходится развивать тесные связи со спецслужбами, которые предоставляют им частную охрану для обеспечения безопасности их бизнеса. Зачастую, эти предприниматели - бывшие сотрудники ЦК ком-

1 Интервью об Афганистане, проведенные с таджикскими экспертами, Душанбе, 16 мая 2012.

2 А. Латыпов, Барыги, наркобароны и наркодельцы: наркопреступность и рынки наркотиков в Таджикистане, TraCC [Электронный ресурс] - Режим доступа:

http://traccc.gmu.edu/pdfs/Latypov_RUS_FINAL.pdf

3 Интервью с сотрудниками ОБСЕ, Душанбе, июнь 2010. Душанбе, Ozodagon, на таджикском, 19 октября 2011; FBIS SOV, 19 октября 2011

4 С. Пейруз, 'Battle on Top of the World: Rising Tensions in Tajikistan's Pamir Region', Wider Europe, август 2012

5 Анонимные интервью с "афганцами", Алматы,

Душанбе, Бишкек, май-июнь 2012

партий и напрямую связаны с правящими элитами. Гражданские общества стран Центральной Азии и Афганистана практически не взаимодействуют. Но все чаще гуманитарные проекты международных доноров охватывают оба региона, в особенности Афганистан и Таджикистан. В 2012 г. Международная федерация Красного Креста и Красного Полумесяца подписала соглашение о совместном управлении на случай катастроф и снижении рисков между Горно-Бадахшанским районом Таджикистана и Бадахшанской провинцией Афганистана.6 Сотни таджикских инженеров, медсестер и врачей уже работают в таджикоговорящих районах Афганистана в проектах, финансируемых международными донорами.

Учитывая, что Афганистан граничит с такими странами бывшего СССР, как Туркменистан, Узбекистан и Таджикистан, то наблюдается более тесное сотрудничество, как в экономической, так и политической сфере именно с ними. В то же время с каждым годом нарастает и число нерешенных проблем.

Что касается Казахстана, то его правительство достаточно тесно сотрудничает с Афганистаном в сфере образования. Так, правительство Х. Карзая подписало соглашение сроком на 5 лет о возможности обучения 200 студентов в Казахстане ежегодно: от медиков и педагогов до специалистов в области правоохранительной и пограничной деятельности, от инженеров и агрономов до журналистов. Обучение афганцев по данной образовательной программе продлилось до 2018 г.

Конфликтогенный потенциал цен-тральноазиатского региона остается очень высоким, несмотря на видимое спокойствие в регионе. Это связано с проблемами, которые имеют политический, этно-конфессиональный характер, а также данный факт обусловлен наличием спорных территорий и борьбой за ограниченные водные ресурсы.

6 Интервью с Эриком Мишелем Селье, представителем Международной федерации Красного Креста в Таджикистане. Душанбе, 16 мая 2012.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Аманбекова Ш. Влияние афганского кризиса на процесс исламизации Центральной Азии // Постсоветские исследования, 2018. Т. 1. № 3. С. 318-329.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Зия С.А. Региональные усилия России по борьбе с афганским наркотрафиком // Постсоветские исследования, 2019. Т. 2. № 1. С. 845-853.

3. Кожирова С. The Current Kazakh-Afghan Relations. A Growing Commitment // Афганский региональный форум 6, март 2013.

4. Парамонов В., Строков А. Economic Relations Between Uzbekistan and Afghanistan: Current State, Problems, and Recommendations // Афганский региональный форум 5, февраль 2013.

5. Пейруз С. 'Battle on Top of the World: Rising Tensions in Tajikistan's Pamir Region', Wider Europe, August 2012

6. Пейруз С. Economic Trends as an Identity Marker? The Pamiri Trade Niche with China and Afghanistan // Problems of Post-Communism, 59(4) (July-August 2012). P. 3-14.

Сведения об авторе: Есентаева Ал-тынай, магистр в области международных отношений, выпускница Сетевого университета СНГ (e-mail: altynai. esentaeva@gmail .com).

REFERENCES

1. Amanbekova Sh. Vliyanie afganskogo krizisa na process islamizacii Central'noj Azii // Postsovetskie issledovaniya, 2018. T. 1. № 3. S. 318-329.

2. Ziya S.A. Regional'nye usiliya Rossii po bor'be s afganskim narkotrafikom // Postsovetskie issledovaniya, 2019. T. 2. № 1. S. 845-853.

3. Kozhirova S. The Current Kazakh-Afghan Relations. A Growing Commitment // Af-ganskij regional'nyj forum 6, mart 2013.

4. Paramonov V., Strokov A. Economic Relations Between Uzbekistan and Afghanistan: Current State, Problems, and Recommendations // Afganskij regional'nyj forum 5, fevral' 2013.

4. Pejruz S. 'Battle on Top of the World: Rising Tensions in Tajikistan's Pamir Region', Wider Europe, August 2012

5. Pejruz S. Economic Trends as an Identity Marker? The Pamiri Trade Niche with China and Afghanistan // Problems of Post-Communism, 59(4) (July-August 2012). P. 3-14.

About the author: Esentaeva Altynay magister of international relations, graduate of the CIS Net University (e-mail: altynai. esentaeva@gmail .com).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.