Научная статья на тему 'Евроатлантическое измерение работы германских политических фондов и его роль в процессах политической интеграции ЕС'

Евроатлантическое измерение работы германских политических фондов и его роль в процессах политической интеграции ЕС Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
158
19
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ / УГЛУБЛЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ / ГЕРМАНСКИЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ФОНДЫ / ТРАНСАТЛАНТИЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО / EUROPEAN UNION / INTENSIFICATION OF POLITICAL INTEGRATION / GERMAN POLITICAL FOUNDATIONS / TRANSATLANTIC COOPERATION

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Ренверт Николь

В статье анализируется деятельность германских политических фондов, являющихся важными акторами внешней политики Германии. Автор оценивает их вклад в процессы политической интеграции ЕС. Основной упор сделан на исследование общеевропейской и трансатлантической деятельности фондов, возможности их трансформации в трансатлантических (общеевропейских) акторов. Показано, как эти фонды приспосабливаются к новым условиям, связанным с углублением политической интеграции, и какое место занимает их работа на общеевропейском уровне.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

European-Atlantic dimension in the work of German political foundations and its role for the EU political integration

In article has been analyzed the activity of German political foundations which are the important actors of German foreign policy. The author estimates their contribution to processes of political integration of the EU. The basic emphasis is made on research of the pan-European and transatlantic activity of the funds, possibilities of their transformation in transatlantic (pan-European) actors. Author shows how these funds adapt to the new conditions connected with deepening of political integration, and what place is occupied with their work at the pan-European level.

Текст научной работы на тему «Евроатлантическое измерение работы германских политических фондов и его роль в процессах политической интеграции ЕС»

Н. Ренверт

Евроатлантическое измерение работы германских политических фондов и его роль в процессах политической интеграции ЕС

Аннотация. В статье анализируется деятельность германских политических фондов, являющихся важными акторами внешней политики Германии. Автор оценивает их вклад в процессы политической интеграции ЕС. Основной упор сделан на исследование общеевропейской и трансатлантической деятельности фондов, возможности их трансформации в трансатлантических (общеевропейских) акторов. Показано, как эти фонды приспосабливаются к новым условиям, связанным с углублением политической интеграции, и какое место занимает их работа на общеевропейском уровне.

Abstract. In article has been analyzed the activity of German political foundations which are the important actors of German foreign policy. The author estimates their contribution to processes of political integration of the EU. The basic emphasis is made on research of the pan-European and transatlantic activity of the funds, possibilities of their transformation in transatlantic (pan-European) actors. Author shows how these funds adapt to the new conditions connected with deepening of political integration, and what place is occupied with their work at the pan-European level.

Ключевые слова: Европейский союз, углубление политической интеграции, германские политические фонды, трансатлантическое партнерство.

Keywords: European Union, intensification of political integration, German political foundations, transatlantic cooperation.

Евроатлантическое измерение

- работы германских политических фондов

и его роль в процессах политической интеграции ЕС

В современных дискуссиях о Лиссабонском договоре и о будущем Европы1 особенно актуальна проблема институциональной и организационной сторон процессов политической интеграции. В частности, возникает вопрос, в каких именно сферах политики эта интеграция необходима и посредством каких институтов она может быть осуществлена. Ведь как раз в том, что касается институтов, Европейский союз (ЕС) нередко упрекают в излишестве: имеются случаи, когда его структуры дублируют друг друга, их компетенции пересекаются, а следствие этого - недостаточная «прозрачность» процессов принятия решений и ослабление действенности механизмов интеграции [Kohler-Koch].

С созданием более четких, более «обозримых» структур на ЕС будет возложена гораздо большая ответственность за решения в сфере дальнейшей политической интеграции, что укрепит легитимность его действий, усилит поддержку его политики со стороны населения составляющих его государств. Как раз в этом и заключались задачи Лиссабонского договора. Однако некоторые планы ЕС, например создание единого дипломатического корпуса [Lieb, Maurer] или же поста министра иностранных дел, показывают, как сложно свести воедино различные мнения, приоритеты, исторически сложившиеся особенности, присущие государствам -членам Евросоюза. А без этого невозможна выработка единой и действенной внешней политики. Так что самое важное требование на сегодняшний день по-прежнему состоит в том, чтобы найти баланс между интересами отдельных государств и всего Евросоюза в целом. С одной стороны, сообщество европейских государств должно сохранить присущий ему плюрализм, с другой - стать более действенным в политическом отношении [Scharpf]. Необходимость дальнейшей консолидации представляется бесспорной, однако в том, насколько глубокой она должна (или может) быть, единства до сих пор нет. Потому что отнюдь не все инициативы и проекты имеет смысл возводить на наднациональный уровень или же создавать для их реализации новые общеевропейские институты. В то же время существует целый ряд политических сфер, по отношению к которым такую возможность следовало бы обсудить.

1 Под «Европой» понимается Евросоюз. - Прим. пер.

В данной статье на примере политических фондов, являющихся важными акторами германской внешней политики [Pogorel-skaja, 2009], показано, какой вклад в процессы политической интеграции Евросоюза оказывала и оказывает их деятельность. Основной упор сделан на анализе общеевропейского и трансатлантического измерения их деятельности. Политические фонды выбраны в качестве примера для развития возможных транснациональных (общеевропейских) акторов. В работе показано, как эти фонды приспосабливаются к новым условиям и какое место занимает их работа на общеевропейском уровне [Gloannec Le].

Европейская сеть германских политических фондов

В 2006 г. германские политические фонды совместно с 50 фондами из более чем 20 государств - членов ЕС, а также из стран -кандидатов на вступление создали Европейскую сеть политических фондов (ENOP). Члены этой сети являются организациями, идейно и организационно близкими пяти представленным в Европарла-менте партиям. Эта инициатива располагает собственным секретариатом в Брюсселе, с 2009 г. частично финансируется ЕС и служит инструментом коммуникации между фондами и институтами ЕС. Ее цель - обеспечение сотрудничества фондов с институтами ЕС в вопросах политики развития, поддержки демократии и политического диалога. Выдвижение этой инициативы было весьма рациональным шагом. И не только потому, что она привлекла внимание европейских институтов и акторов европейской политики к работе политических фондов. С возникновением этой инициативы стала очевидной необходимость создания независимого «фонда Европы», или «фонда ЕС», который был бы в состоянии самостоятельно заботиться о реализации проектов ЕС за рубежом и, следовательно, о распределении весьма существенных финансовых ресурсов. До сих пор средства для разнообразных проектов ЕС выдавались непосредственно неправительственным организациям (НПО), в том числе политическим фондам, которые в кооперации с ЕС или же самостоятельно координировали и реализовывали эти проекты [Pascher]. Прекращение этого финансирования нанесло бы ущерб работе фондов, тем более что до сих пор, выделяя деньги под проекты, ЕС не вмешивалось в их реализацию. Создание Сети полити-

Евроатлантическое измерение

- работы германских политических фондов

и его роль в процессах политической интеграции ЕС

ческих фондов - не просто очередная попытка координировать работу, это - свидетельство приспособления фондов к новым условиям, попытка выстоять под давлением конкуренции, ибо все активнее НПО, действующие в сфере политического консалтинга, стремятся получить доступ к процессу принятия политических решений на европейском уровне [Perthes]. Даже в своей стране германские политические фонды, долгое время обладавшие чуть ли не монополией на политический консалтинг, затронуты новыми реалиями [Kuhne]. Доказав за более чем сорокалетнюю историю свою способность к качественному консалтингу, политическому образованию и поддержке процессов демократии, фонды тем не менее должны адаптироваться к изменившимся условиям, чтобы сохранить свою конкурентоспособность на европейском уровне [Borchardt]. Как правило, эффективность работы фондов оценивают по их проектам в развивающихся и трансформирующихся странах [Kress; Spitzenpfeil; Egger]. Об их работе в Европе и в США известно значительно меньше [Pinto-Duschinsky; Pogorelskaja, 1997]. А между тем европейское и трансатлантическое направления занимали и продолжают занимать значительное место в оперативной и идейной работе политических фондов.

Развитие германских политических фондов

История германских политических фондов тесно связана с историей международных и европейских институтов после Второй мировой войны [Vieregge von.; Kühnhardt, 2007]. Изначально задуманные как инструмент демократического политобразования, они развились в не имеющие себе аналогов институты. Фонды хранят партийные архивы, ведут образовательную и исследовательскую работу, включают в себя организации по оказанию помощи развивающимся странам [Mair; Demokratisierungshilfe; Germany's Stiftungen], причем их деятельность вышла далеко за пределы Германии. В годы блокового противостояния их работа дополняла политику западных альянсов и их институтов. Фонды активно способствовали преодолению вражды к немцам, возникшей у народов Европы и США после двух мировых войн [Bartsch]. Политические фонды были подходящими инструментами для развития взаимопонимания между народами в Европе, для демократического политиче-

ского образования, для экономического, культурного, социального и политического сотрудничества [Grünhage; Görtemaker]. И хотя зарубежная работа политических фондов в 50-е и 60-е годы XX в. ни по своим масштабам, ни по объему финансирования не идет ни в какое сравнение с их нынешней зарубежной деятельностью, недооценить ее невозможно. Уже в этой ранней фазе были определены главные направления международной работы фондов. Они поддерживали поступательно развивающееся Европейское сообщество, поскольку большинство их проектов имело не только германское, но и европейское измерение; активно работали в развивающихся странах, где они вели политико-образовательную работу; предоставляли стипендии студентам [Pogorelskaja, 2009, S. 30 и далее; Watson]; поддерживали развитие независимых СМИ и профсоюзов. После создания в 1961 г. Федерального министерства экономического сотрудничества и развития (ФМЭСР, BMZ) работа в развивающихся странах приобрела для фондов еще большее значение. Так, первый отдел, созданный в Фонде Конрада Аденауэра, был именно отделом международной работы. Разумеется, в контексте конфронтации блоков немалое место в работе немецких фондов в развивающихся странах занимало политическое образование, иными словами, идеологическая обработка партнеров. Федеративная Республика Германии инвестировала немалые средства в «поддержку свободных, демократических устремлений в странах Третьего мира» [Pogorelskaja, 2009, S. 55]. Существенную роль сыграли немецкие политические фонды в конце 60-х - начале 70-х годов в Испании и Португалии, где они помогли одолеть недемократические режимы и в то же время не допустили победы коммунистических сил [Pogorelskaja, 2009, S. 55]. Если измерять важность работы фондов объемом выделявшихся им средств, то их работа в так называемых «новых индустриальных странах» играла скорее второстепенную роль, хотя со стратегической точки зрения значение европейского и трансатлантического политического диалога было весьма велико. Поддержка контактов с европейскими соседями в первые годы существования фондов осуществлялась из Германии. Таким образом, уже на начальной фазе своего существования фонды заложили основы будущей тесной контактной сети в Европе, обеспечили себе доступ к лицам, ответственным за принятие политических решений, к экономическим и общественным элитам, соз-156

Евроатлантическое измерение

- работы германских политических фондов

и его роль в процессах политической интеграции ЕС

дали форум для обмена мнениями по актуальным для европейского сообщества темам. Особое значение для интегрирующейся Европы, и в частности для Германии, имели отношения с США, в которых политические фонды открыли свои представительства.

Трансатлантические отношения

Трансатлантические отношения с 1945 г. определяли тон западной политики безопасности, экономических и культурно-политических связей. Особое геостратегическое и политическое положение Германии требовало соответствующих моделей политического мышления и действия. Становление этих политических моделей в ФРГ в 60-е годы определяли реалии разделенной страны. С одной стороны, на геостратегическом уровне в целях обеспечения дальнейшего существования Западной Германии существовала необходимость развивать и укреплять связи с США как в сфере экономики, так и в сфере политики безопасности. С другой же стороны, существовало стремление к диалогу с Восточной Европой и с ГДР. Правда, это стремление к диалогу не мешало политическим фондам предлагать развивающимся странам альтернативы тем политическим концепциям, которые противопоставляла им ГДР. Как бы ни было сильно стремление к взаимопониманию в разделенной стране, стремление расставить собственные внешнеполитические акценты было сильнее [Schulz; Brock].

Восточная политика1 положила начало постепенной эмансипации Германии, но вместе с тем привела к напряженности в отношениях с американскими союзниками [Bender; Fuchs]. Семидесятые годы были трудным временем для трансатлантических отношений. Главы правительств ФРГ и США относились друг к другу более чем сдержанно. Это накладывало отпечаток на процесс трансатлантического диалога, причем настолько, что от ухудшения официальных отношений страдала даже немецкая оппозиция2 [Wiegrefe]. Поэтому стремление германских политических фондов

1 Подразумевается политика канцлера В. Брандта по отношению к Восточной Европе. - Прим. пер.

2 В описываемый период в оппозиции были ХДС/ХСС, традиционно дружественные США партии. - Прим. пер.

открыть свои представительства в США было, в первую очередь, подчинено стремлению преодолеть существующие между правительствами расхождения путем поиска в США новых, политически перспективных партнеров и привлечению их к сотрудничеству [Philipps, S. 675 и далее].

В то же время работа германских политических фондов за океаном подчинялась интересам Европейского сообщества, частью которого Германия являлась. Поэтому неудивительно, что оба крупных политических фонда - Фонд Эберта и Фонд Аденауэра -открыли свои бюро в США и в Брюсселе практически синхронно -в конце 70-х годов. В 80-х годах открылись представительства фондов и во многих других европейских столицах.

В начале своей работы в США германские политические фонды старались лишь устранить ущерб, нанесенный трансатлантическим отношениям в период правления Джимми Картера в США и Гельмута Шмидта в Германии. Они не были подчинены дипломатическим структурам и поэтому могли вести независимую от официальной внешнеполитической линии работу, устанавливая диалог с новыми американскими партнерами, давая новые, важные для общественного мнения в США импульсы и одновременно снабжая необходимой информацией немецкую политику. Не в последнюю очередь именно благодаря политическим фондам трансатлантические отношения удавалось поддерживать даже во времена драматического противостояния между Бонном и Вашингтоном в вопросах размещения американских ракет. В этой фазе упор в работе фондов был сделан на контакты между политическими и научными элитами, поддержке партнерства между немецкими парламентариями и конгрессменами США. Так возникли форумы, наподобие Congressional Staffer Briefing Tour [USA-Bundesrepublik Deutschland]. В своей работе фонды ориентировались на соответствующие установки близких им партий, так что темы диалога с заокеанскими партнерами определялись в первую очередь актуальными вопросами внешней политики и политики безопасности. В 80-е годы к этим темам добавились вопросы о том, какую политику следует вести по отношению к Восточной Европе и как лучше строить отношения с СССР. Кроме того, фонды интенсифицировали кооперацию с американскими «фабриками идей» (Think-Tanks) и тем самым обеспечили себе выход на более широкие 158

Евроатлантическое измерение

- работы германских политических фондов

и его роль в процессах политической интеграции ЕС

круги американского общества, на экономические и политические элиты. Это сотрудничество нашло реальное воплощение в ряде совместных проектов в Центральной и Восточной Европе после 1989 г., когда фонды открыли там свои бюро [Brucker; Pogorelskaja, 2006]. В этой фазе положение германских фондов в США начало укрепляться. В то же время улучшились и трансатлантические отношения: после 1989 г. США называют Федеративную Республику Германии в числе своих «ведущих партнеров» [Hilz; Mensel].

После воссоединения двух немецких государств большое место в деятельности фондов стало занимать посредничество между элитами Германии, Европы и США. Интерес к воссоединившейся Германии в интегрирующейся Европе открыл новую, позитивную фазу политической разрядки и развития «успешной модели демократической Европы». В начале 90-х годов фонды переживали свои лучшие годы, в том числе и в трансатлантическом измерении. В это время в элитных американских высших учебных заведениях, таких как Гарвард, Беркли, Джорджтаун, существовал огромный интерес к Германии и Европе. Германские фонды активно сотрудничали с этими центрами академической мысли США. С воссоединением Германии в США возрос интерес к ее роли в процессах европейской интеграции. Разумеется, не обходилось и без опасений касательно возможного возрождения в новой Германии националистических тенденций, антисемитизма и ксенофобии. Так что и в этой тематической сфере фонды вели большую информационную и «просветительскую» работу [Pogorelskaja, 2005]. Принципом исторической ответственности было продиктовано еще одно важное направление в оперативной работе германских политических фондов в США: налаживание и поддержка фондами интенсивных контактов с местными еврейскими элитами и еврейскими институтами в США. По-прежнему большое внимание уделялось обмену молодыми учеными, предоставлению стипендий студентам, сотрудничеству парламентариев.

В остальном информационная работа фондов подчинялась идейно-политическим установкам своих партий. Кроме того, произошло своего рода разделение труда между ними. Так, например, Фонд Эберта специализировался на проблемах социальных реформ, экологии, новых СМИ, демографии. Фонд Аденауэра проводил семинары и реализовывал информационные программы по

проблемам политики безопасности, внешней торговли, европейской интеграции, финансировал обмен научных элит путем назначения стипендий студентам и молодым ученым. Фонд Ханса Зайделя сосредоточил свою работу на вопросах политики безопасности, оружии массового поражения, демографических вопросах. Фонд Науманна занимался контактами между экономическими элитами, проблемами глобализации.

Новая фаза в отношениях между США и Европой и, соответственно, в работе германских политических фондов в США приходится на период постепенной стабилизации германской внешней политики и смещения геополитических интересов США с Германии и Европы к другим регионам. Эта тенденция наметилась уже к концу 90-х годов, однако свое политическое воплощение нашла лишь после террористической атаки на Международный торговый центр в сентябре 2001 г.

Отказ европейских членов НАТО поддержать войну США против Ирака привел к серьезной напряженности в трансатлантических отношениях1. В это время политическим фондам пришлось взять на себя новую роль - роль субъектов не только германской, но и европейской внешней политики2. В этой связи им приходилось объяснять американским партнерам не только официальную позицию Берлина, но и других европейских партнеров, так как многие европейские государства не располагали в США институтами, которые по своей внешнеполитической действенности были бы аналогичны германским политическим фондам. Поскольку официальные дипломатические отношения в этой фазе были отягощены политической напряженностью, у многих европейских соседей Германии возник не только интерес к опыту германских политических фондов, но и желание создать аналогичные инструменты для своей внешней политики [France defiant; Gordon]. Так, например, Франция и Швейцария консультировались с германскими политическими фондами в Вашингтоне.

1 Дебаты о противоречиях между Европой и США хорошо освещены в работе Р.Каганса [Kagans].

2 Это подтверждают в своих интервью представители фондов и посольств [Renvert].

Евроатлантическое измерение

- работы германских политических фондов

и его роль в процессах политической интеграции ЕС

Представительство Фонда Генриха Бёлля в этих нелегких условиях стремилось преодолеть кризис политического диалога между европейскими и американскими партнерами, усиливая свою работу в тех сферах, которые не затрагивались возникшей политической напряженностью. Традиционные «зеленые» темы принесли ему успех - несмотря на негативную позицию официального Вашингтона к ратификации Киотского протокола, фонду удалось найти в США партнеров по диалогу в этом вопросе.

Эта фаза трансатлантических отношений показала, насколько тесно европейское измерение связано у германских политических фондов с трансатлантическим - причем не только «идеально», но и организационно. Интересно, что в этот период фонды осуществили в США ряд интересных совместных проектов, сотрудничая друг с другом, причем невзирая на то, что в самой Германии партии, близкие фондам, придерживались противоположных точек зрения в вопросах отношений с США, в частности поддержки США в Ираке [Renvert].

В непростые для отношений Европы и США времена фонды в своей работе смогли подняться выше партийных интересов - к государственным и общеевропейским. Они способствовали возникновению у американских общественно-политических и культурных элит реалистичных, разноплановых представлений о Германии и Европе [Renvert].

Организационные аспекты европейской и трансатлантической работы фондов

Основные задачи политических фондов за рубежом те же, что и внутри страны, - политическое образование, содействие развитию демократии и правовой государственности. Для реализации этих целей за рубежом фонды открывают там свои представительства [Philipps]. До 2003 г. финансирование проектов в так называемых «новых индустриальных» странах осуществлялось отдельно от проектов в развивающихся и трансформирующихся государствах. Позже это было признано ошибочным, поскольку во многих проектах (например, конференциях) провести четкое различие между целями, направленными на новые индустриальные страны и на Третий мир, становится все сложнее. Фонд Эберта располагает на

сегодняшний день сетью бюро в 34 странах Западной, Центральной и Юго-Восточной Европы, в Союзе Независимых Государств (СНГ), а также в США и Японии и поддерживает диалог с демократическими силами с целью «уравновешивания» интересов, решения конфликтов и разработки различных вариантов политического действия. Наряду с темами двусторонних отношений все большее значение в политическом диалоге приобретают темы европейской интеграции. Как в новых членах ЕС, так и в странах-кандидатах Фонд Эберта поддерживает развитие демократии, процесс экономических и социальных реформ и становление гражданского общества. На Балканах, на Кавказе и в Центральной Азии фонд сотрудничает с Евросоюзом. Особое внимание фонд уделяет развитию единой внешней и оборонной политики Европейского союза, а также европейской экономической и социальной модели. В своих журналах «Международная политика и общество», «Новое общество» и сериях «Европейская политика» и «Политика-инфо» он информирует о внутриполитических и международных дебатах по этим темам. В США Фонд Эберта - единственный из всех фондов, который кроме бюро в Вашингтоне имеет представительство и в Нью-Йорке. Целью этого бюро является сотрудничество со структурами ООН, в том числе в вопросах работы в развивающихся странах [РШо-ЭиБсЫпвку].

Фонд Аденауэра на европейском направлении претендует на то, чтобы «влиять на процесс принятия политических решений в структурах Евросоюза». Претендует он и на роль посредника между центрами принятия решений в Берлине и Брюсселе. Фонд предоставляет также своим европейским партнерам, равно как и партнерам из стран - кандидатов на вступление и из стран - соседей ЕС, возможности для широкого обмена мнениями по вопросам европейской интеграции. Бюро фонда в Брюсселе тесно интегрировано в сеть европейских независимых политических фондов и «мозговых центров». Способствует он и обмену европейскими ноу-хау в политике и экономике, информирует в своих публикациях о значительных событиях в европейской политике и о своей оценке этих событий. С момента открытия своего бюро в Брюсселе в 1978 г.

Евроатлантическое измерение

- работы германских политических фондов

и его роль в процессах политической интеграции ЕС

фонду удалось наладить широкую сеть контактов в кругах европейских элит и завоевать себе хорошую репутацию1.

Бюро фондов выполняют разные функции, так как четко разделить различные проекты невозможно. Трансатлантическая и европейская работа фондов предполагает в первую очередь политический диалог и проекты с соответствующими политическими партнерами. В то же время эта работа предусматривает сотрудничество с такими организациями, как, например, институты Брет-тон-Вудса, ЕС и ООН, а также развитие сотрудничества с развивающимися странами.

Финансы

Финансирование политических фондов осуществляется из средств федерации и федеральных земель рйкога; Hellwig; ЫиБсЬе-1ег]. Они получают деньги как под отдельные проекты, так и для своей текущей работы (институциональное финансирование). В периоды нехватки бюджетных средств особое значение приобретали частные пожертвования и финансирование из европейских источников [Langguth]. Иногда фонды получают средства от частных лиц по завещаниям или в качестве подарков. Однако без государственного финансирования они не смогли бы осуществлять свою работу в столь значительном объеме, как это было до сих пор.

Работа фондов в «новых индустриальных» странах (равно как их европейские и американские бюро) финансировалась из средств МИД, в развивающихся странах - из средств Федерального министерства экономического сотрудничества и развития. В 2003 г. раздельное финансирование было прекращено, так что для своей работы в США фонды иногда получают поддержку из средств ФМЭСР, если проекты тематически касаются работы в развивающихся странах. Размеры годового институционального финансирования политических фондов из бюджета определяет Бундестаг. Как институционное финансирование, так и финансирование проектов определяются, таким образом, Законом о государствен-

1 Европейская и трансатлантическая работа фондов подробно освещается на соответствующих страницах их порталов в Интернете. Фонд Розы Люксембург не имеет бюро в США.

ном бюджете [Ргйо-ОиБсЫпвку]. Правомерность бюджетного финансирования фондов была подтверждена решением Конституционного суда в июле 1986 г. Наряду с бюджетными средствами они получают средства федеральных земель, Евросоюза, однако в размерах, не сопоставимых по своей величине с объемом бюджетного финансирования (около 10% от всего объема). В целом они получают около 300 млн. евро в год. Годовой бюджет зарубежной работы политического фонда составляет около 60 млн. евро. Из них 60% приходится на работу в развивающихся странах, а 40% - на работу в странах Европы и в США. Расходы на содержание бюро за рубежом составляют около 20% от общего бюджета зарубежной работы. Представительства фондов в США существуют относительно скромно - их бюджет составляет около 1 млн. евро в год. Из этих средств оплачиваются текущие расходы на персонал, административные и транспортные нужды. Штаты зарубежных бюро состоят, как правило, из руководителя, секретариата и нескольких местных сотрудников.

Своеобразие фондов заключается в их независимости от партий. Каждый из них располагает широкой сетью внутриполитических и международных контактов, облегчающих как подготовку и разработку проектов, так и их реализацию. В мире нет ни государственных, ни частных институтов, которые можно было бы сравнить с немецкими политическими фондами по широте их контактов и глобальности их присутствия.

Оперативная работа в ЕС

В Евросоюзе политические партии не играют такой существенной роли, как в национальных государствах Европы. Их значение неизмеримо меньше. Между тем в зарубежной работе политических фондов, в особенности в «новых индустриальных» странах, их первоочередными и естественными партнерами являлись именно

партии или же близкие этим_ партиям полигико-образовательные институты. в ^политической работе фондов в Европе партии,- напротив, отнюдь не становятся автоматически партнерами «близких» им по духу германских политических фондов.

Например, фонд Фридриха Эберта с 1973 г. располагает бюро в Брюсселе и поддерживает через него контакты с институтами

Удалено: , Удалено: европа-

Евроатлантическое измерение

- работы германских политических фондов

и его роль в процессах политической интеграции ЕС

ЕС, с международными профсоюзными организациями и профсоюзами европейских стран, с дипломатическими представительствами и экономическими союзами. Бюро преследует следующие цели: информировать немецкую общественность о деятельности европейских структур и процессах принятия решений; поддерживать диалог между лицами, ответственными за принятие решений на региональном, национальном и международном уровнях с их партнерами на европейском уровне; предоставлять немецким элитам возможность активно воздействовать на процесс европейской интеграции и на разработку внешнеполитических целей ЕС.

Аналогичные цели преследует в Брюсселе и Фонд Аденауэра, чтобы улучшить в немецком обществе понимание основополагающих идей процесса европейского единения; оказать положительное влияние на ход дебатов о реформе европейских институтов; пропагандировать идеи социального рыночного хозяйства; поддерживать диалог по вопросам европейской интеграции между институтами ЕС и общественными организациями, в частности религиозными сообществами; укреплять формирование единой европейской стратегической культуры; укреплять трансатлантический диалог; интегрировать опыт международной работы Фонда Аденауэра в разработку политических концепций и стратегий Евросоюза; поддерживать партнерство Германии с государствами Бенилюкса.

Таким образом, фонды находят такие темы, работа над которыми идет значительно дальше простого политического диалога, охватывая работников СМИ, науки и экономики и объединяя лиц, ответственных за принятие решений как в Европе, так и в США. Они извлекают выгоду из кооперации с соответствующими институтами в Европе и США. В своей оперативной работе фонды поддерживают баланс между организационными и содержательными задачами: с одной стороны, они предоставляют площадку для диалога, поддерживая и инициируя контакты и обмен элитами, с другой - являются своего рода «системами раннего предупреждения» и в то же время - «фабриками идей». Они публикуют научные исследования по вопросам европейской интеграции, подготавливают оперативные анализы сложных ситуаций, дают последовательные обзоры о работе европейских «фабрик идей». Особое значение их работа приобретает в периоды политических кризисов или в тех

фазах, когда определяются перспективы развития - как, например, после воссоединения Германии.

Таким образом, европейская работа фондов практически неотделима от их трансатлантической работы.

Заключение

С созданием ЕС и его институтов неразрывно связана идея преодоления амбиций национально-государственной политики и поиска решения политических, экономических и социальных проблем в союзе с другими государствами [Wagener, Eger, Fritz]. После мирных революций 1989 г. некоторое время говорили о «конце национальных государств», более того, даже о «конце истории» [Fukuyama]. Однако распад Югославии [Woodward; Calic] и разногласия, которые имели место в поисках решения югославского вопроса в Европе, а также между Европой и США, показали, что о единстве международного сообщества не может быть и речи [Kaiser, Krause]. Начало нового тысячелетия показало, что государства Евросоюза, будучи партнерами по реализации европейской идеи, в то же время остаются национальными государствами: Германией, Польшей, Францией, Чехией, Италией и т.д., обладающими своими национальными интересами в вопросах безопасности, развития экономики, финансов, защиты рабочих мест и т.д. Так что «диктат национальных интересов» существует по-прежнему. Тем не менее ЕС берет на себя все больше направляющих функций и в силу своей экономической мощи усиливает политический вес. Почти 70% брюссельских нормативов интегрированы в законодательство государств - членов ЕС.

Долгосрочной задачей является дальнейшее развитие процессов консолидации [Kadelbach], поскольку большинство политических, социальных и экономических проблем не могут быть решены удовлетворительно на национально-государственном уровне. Важный этап на этом пути - Лиссабонский договор [Plaidoyer pour].

Для политических фондов это означает необходимость постепенного приспособления к новым европейским реалиям. И если раньше важнейшими задачами их трансатлантической и европейской работы было «строительство моста через Атлантику», соединение американских элит не только с немецкими, но и с европей-

Евроатлантическое измерение

- работы германских политических фондов

и его роль в процессах политической интеграции ЕС

скими элитами, то ныне эта задача, равно как и другие, будет реа-лизовываться с учетом усиливающейся консолидации Европы, разработки целостных европейских стратегий. Наряду с функциями «акторов и инструментов» германской внешней политики фонды все увереннее входят в роль «европейских посредников». Однако, в первую очередь, они все равно будут оставаться представителями не общеевропейских, а германских интересов.

В рамках масштабных процессов европейского единения это означает, что ЕС должен усилить свое влияние в тех сферах, где действуют немецкие и другие европейские фонды, стать политическим актором и приобрести «Ownership» (право собственности) над многочисленными проектами, осуществляемыми на его средства и от его имени. Уже сейчас средства для поддержки европейских партий распределяются между новыми европейскими институтами. Создание общеевропейского «ЕС-фонда», отражающего реальное соотношение политических сил в ЕС и в своей оперативной политике тесно связанного с европейскими структурами, - это лишь вопрос времени. Для германских политических фондов, равно как и для других действующих в Брюсселе «фабрик идей», такие тенденции могут показаться проблематичными, причем не столько с политической, сколько с финансовой точки зрения. Немало проектов фондов финансировалось и финансируется из средств ЕС.

Однако фонды могут активно противостоять этим тенденциям, предложив, например, Евросоюзу всеобъемлющую, комплексную проверку профинансированных им и реализованных фондами проектов. Такая проверка показала бы объем и действенность проведенной фондами работы, их способность к экономии средств и к реализации сопутствующих проектам важных для ЕС задач. Очевидным стал бы и тот факт, что планируемый «ЕС-фонд» вряд ли будет в состоянии покрыть своей работой все те сферы, в которых - в интересах единой Европы - действуют германские политические фонды и иные «фабрики идей» и НПО.

Разумеется, идея создания «ЕС-фонда», или «Фонда Европы», слишком привлекательна для европейских структур, чтобы отказаться от нее. Напротив, по мере усиления процессов политической консолидации эта идея, скорее всего, будет приобретать все большую поддержку.

Германским политическим фондам придется приспособиться к новым реалиям и продолжать свою работу в качестве советников и посредников. Возможно, их опыт сможет помочь новому институту добиться успехов. Разумеется, в условиях сокращения средств, выделяемых фондам на их проекты, это будет нелегкой задачей. Однако многолетняя история политических фондов в Германии показывает, что они умеют преодолевать препятствия, более того, что эти препятствия закаляют их и способствуют выработке новых стратегий.

Литература

Bartsch S. Politische Stiftungen: Grenzgänger zwischen Gesellschaftsund Staatenwelt // Deutschlands neue Außenpolitik. - München, 1998. - Bd. 4. -S. 185-194.

Bender P. Die «Neue Ostpolitik» und ihre Folgen: vom Mauerbau bis zur Vereinigung. - München, 1995. - 369 S.

Borchardt M. Politische Stiftungen und politische Bildung: Erfolgreiche Mitspieler oder Teilnehmer ausser Konkurrenz? // Politikberatung in Deutschland, Praxis und Perspektiven. - Wiesbaden, 2004. - S. 90-98.

Brock L. Die beiden deutschen Staaten in der Dritten Welt: Die Entwicklungspolitik der DDR: Eine Herausforderung für die Bundesrepublik Deutschland? - Opladen, 1987. - 420 S.

Brucker M. Trans-national actors in democratizing states: The case of German political foundations in Ukraine // The Journal of Communist Studies and Transition Politics. - Abingdon, 2007. - N 2. - P. 296-319;

Calic M.-J. Das ewige Laboratorium: Die Politik der Europäischen Union auf dem Balkan: Eine Evaluierung / / Internationale Politik. - Berlin, 2008. -N 6. - S. 26-31.

Demokratisierungshilfe der politischen Stiftungen / / Entwicklung + Zusammenarbeit (E+Z). - Berlin, 1993. - N 4.

Egger M. Die Auslandsarbeit der politischen Stiftungen zwischen Entwicklungs-und Transformationskontext: Eine Untersuchung der Tätigkeit der Friedrich-Ebert-Stiftung in Lateinamerika und Osteuropa: Eine Studie zum organisationalen Lernen. - Berlin, 2007.

European Net of Political Foundation (ENoP) // Mode of access: http://www.european-network-of-political-foundations.eu/cms/

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

France defiant over tough US stance // BBC news. - Mode of access: http://news.bbc.co.uk/2/hi/americas/2969975.stm

Евроатлантическое измерение

- работы германских политических фондов

и его роль в процессах политической интеграции ЕС

Fuchs S. Dreiecksverhältnisse sind immer kompliziert: Kissinger, Bahr und die Ostpolitik. - Hamburg, 1999.

Fukuyama F. Das Ende der Geschichte? // Europäische Rundschau. -Wien, 1989. - N 4. - S. 3-25.

Germany's Stiftungen and democracy assistance: Comparative advantages, new challenges / /Democracy assistance. - L., 2000.

Gloannec Le A.M. Non-State actors in international relations: The case of Germany. - Manchester, 2007.

Gordon Ph. Punish France, ignore Germany, forgive Russia. - Mode of access: http:/ /www.brookings.edu/opinions/2007/09europe_gordon.aspx

Görtemaker M. Deutsche Außenpolitik vom Bismarck-Reich zur Berliner Republik 2009 // WeltTrends. - Potsdam, 2009. - N 67. - S. 77-84.

Grünhage J. Entscheidungsprozesse in der Europapolitik Deutschlands: von Konrad Adenauer bis Gerhard Schröder. - Baden-Baden, 2007.

Hellwig S. Politische Bildung: Unter besonderer Berücksichtigung parteinaher Stiftungen in Deutschland und vergleichbarer Institutionen in Österreich. - Wuppertal, 1998.

Hilz W. Die Sicherheitspolitik des Europäischen Führungstrios // Aus Politik und Zeitgeschichte. - Bonn, 2005. - N 28.

Kadelbach S. Europäische Integration und parlamentarische Demokratie. -Baden-Baden, 2009.

Kagans R. Of paradise and power: America and Europe in the new world order. - N.Y., 2003.

Kaiser K., Krause J. Deutsche Politik gegenüber dem Balkan // Deutschlands neue Außenpolitik. - München; Oldenbourg, 1999. - Bd. 3. -S. 175-188.

Kohler-Koch B. Efficient and democratic governance in the European Union / Mannheim Centre for European Social Research (MZES). - Mannheim, 2008. - Mode of access: http://www.mzes.uni-mannheim.de/projekte/typo3/ site/fileadmin/BookSeries/Volume_Nine/C0NNEX_Report_Series_09.pdf

Kress R. Die politischen Stiftungen in der Entwicklungspolitik. -Bochum, 1985. - 225 S.

Kuhne C. Politikberatung für Parteien, Akteure, Formen, Bedarfsfaktoren. - Wiesbaden, 2008.

Kühnhardt L. European Union - the second founding: the changing rationale of European integration. - Baden-Baden, 2008. München; Oldenbourg, 1996. - Bd. 3. - S. 175-188.

Kühnhardt L. 50 Jahre Römische Verträge // Aus Politik und Zeitgeschichte. - Bonn, 2007. - N 10.

Langguth G. Politische Stiftungen und politische Bildung in Deutschland / / Aus Politik und Zeitgeschichte. - Bonn, 1993. - N. 34. - S. 3-47.

Lieb J., Maurer A. Der Europäische Auswärtige Dienst: Notwendige Vorarbeiten gegen ein böses Erwachen. - Stiftung Wissenschaft und Politik. -Berlin, 2008. - N 35. - Mode of access: http://www.swp-berlin.org/common/ get_document.php?asset_id=4947

Mair S. Internationale Demokratisierungshilfe: Erfahrungen und Aufgaben // Stiftung Wissenschaft und Politik. - Ebenhausen, 1997.

Mensel K.D. The United States and the united Germany: Partners in leadership? // Can America remain committed? - Boulder, 1992. - P. 81-109.

Nuscheler F. Denkfabriken und diplomatische Hilfstruppen: Die politischen Stiftungen der Parteien und ihre Auslandsarbeit / / Auftrag Deutschland: Nach der Einheit: Unser Land der Welt vermitteln. - Mainz; München, 1993.

Pascher U. Die deutschen parteinahen politischen Stiftungen: Hybride Organisationen in der Globalisierung. - Berlin, 2002.

Perthes V. Zwischen Hofnarr und Agendasetter: Wissenschaftliche Politikberatung in der Außen- und Sicherheitspolitik // Internationale Politik. -Berlin, 2007. - N 12. - S. 114-123.

Philipps A.L. Transatlantische Brücken: Die deutschen politischen Stiftungen in den USA // Die USA und Deutschland im Zeitalter des Kaltes Krieges, 1945-1990. - Stuttgart; München, 2001. - Band 2.

Pinto-Duschinsky M. Foreign political aid: The German political foundations and their US counterparts // International affairs. - Oxford, 1991. - N 1. -P. 33-64.

Plaidoyer pour une Europe solidaire: entretien avec Bruno Le Maire // Politique internationale. - P., 2009. - N 24. - P. 97-111.

Pogorelskaja S.W. Die Bedeutung der deutschen parteinahen Stiftungen für die EU-Politik gegenüber den MOE- und GUS-Staaten. - Bonn, 2006.

Pogorelskaja S.W. Die politischen Stiftungen in der deutschen Außenpolitik. - Bonn, 1997.

Pogorelskaja S.W. Frei von den Zwängen der Tagespolitik: Die deutschen politischen Stiftungen im Ausland. - Frankfurt a.M., 2009. - 217 S.

Pogorelskaja S.W. Im Ausland einmalig: Die Politischen Stiftungen // Kultur und Außenpolitik, Handbuch für Studium und Praxis. - Baden-Baden, 2005.

Renvert N. Mission possible? The Role of German Political Foundations in the USA // DAAD-Working Paper. - Bonn 2004. - Mode of access: http:// www.aicgs.org/documents/Renvert%20final%20ger.pdf, AICGS Working Paper.

Scharpf F.-W. Legitimität im europäischen Mehrebenensystem // Leviathan. - Wiesbaden, 2009. - N 37. - S. 244-280.

Schulz B. Development policy in the Cold War era: The two Germanies and sub-Saharan Africa, 1960-1985. - Münster, 1995. - Bd. 3.

Евроатлантическое измерение

- работы германских политических фондов

и его роль в процессах политической интеграции ЕС

Schürmann M. Zwischen Partnerschaft und politischem Auftrag. -Saarbrücken, 1989. - 225 S.

Sikora M. Politische Stiftungen: Vita activa der Parteipolitik oder vita contemplativa der politischen Erkenntnis? // Bochumer juristische Studien. -Bochum, 1997. - Bd. 135.

Spitzenpfeil A. Der Beitrag der politischen Stiftungen zur entwicklungspolitischen Zusammenarbeit. - Frankfurt a.M., 1996.

USA-Bundesrepublik Deutschland: Der Beitrag der Friedrich-Ebert-Stiftung zum gesellschaftlichen Dialog über den Atlantik // Presse-und Informationsstelle der FES. - Bonn, 1986.

Vieregge H. von. Parteistiftungen: Zur Rolle der Konrad-Adenauer-, Friedrich-Ebert-, Friedrich-Naumann- und Hanns-Seidel-Stiftung im politischen System der Bundesrepublik Deutschland. - Baden-Baden, 1977.

Wagener H.-J., Eger T., Fritz H. Europäische Integration: Recht und Ökonomie, Geschichte und Politik. - München, 2007.

Watson A. Die politischen Stiftungen in Westdeutschland. - Bonn; L., 1976. - 24 S.

Wiegrefe K. Das Zerwürfnis: Helmut Schmidt, Jimmy Carter und die Krise der deutsch-amerikanischen Beziehungen. - Berlin, 2005. - 523 S.

Woodward S. Balkan tragedy: Chaos and dissolution after the Cold War. -Wash., 1995. - 536 p.

Перевод С.В. Погорельской

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.