Научная статья на тему 'Эволюция становления Российской концепции международной безопасности в послевоенных условиях и в период «Холодной войны»'

Эволюция становления Российской концепции международной безопасности в послевоенных условиях и в период «Холодной войны» Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

CC BY
241
64
Поделиться
Ключевые слова
ХОЛОДНАЯ ВОЙНА / СССР / ХРУЩЕВ / ПАКТ МОЛОТОВА-РИББЕНТРОПА / США / ГЕРМАНИЯ / МЕЖДУНАРОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ / МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. СИСТЕМЫМЕЖДУНАРОДНОЙБЕЗОПАСНОСТИ / THE U.S

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Поляков Семен Алексеевич

Подписание пакта Молотова-Риббентропа давало СССР заметные преимущества.После того, как Германия начала наступательные действия, СССР занял Западную Украину, Западную Белоруссию, тем самым подтвердив важность международной защиты своих жизненно важных центров. Для России международная безопасность стала особенно важной в послевоенный период. Холоднаявойнасталасильнейшимстимуломсозданиясильной

EVOLUTION OF THE FORMATION OF THE RUSSIAN CONCEPT OF INTERNATIONAL SECURITY IN THE POST-WAR CONDITIONS IN THE PERIOD OF THE «COLD WAR»

The signing of the Molotov-Ribbentrop pact gave the Soviet Union a distinct advantage. After Germany began its offensive, the Soviet Union occupied Western Ukraine, Western Byelorussia, thus confirming the importance of the international protection of its vital centers. For Russia's international security has become particularly important in the post-war period. The Cold War was the strongest incentive to create a strong system of international security.

Текст научной работы на тему «Эволюция становления Российской концепции международной безопасности в послевоенных условиях и в период «Холодной войны»»

УДК: 341 ББК: 67.412.1

Поляков С.А.

ЭВОЛЮЦИЯ СТАНОВЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ КОНЦЕПЦИИ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В ПОСЛЕВОЕННЫХ УСЛОВИЯХ И В ПЕРИОД

«ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ»

Polyakov S.A.

EVOLUTION OF THE FORMATION OF THE RUSSIAN CONCEPT OF INTERNATIONAL SECURITY IN THE POST-WAR CONDITIONS IN THE PERIOD OF THE «COLD WAR»

Ключевые слова: холодная война, СССР, Хрущев, пакт Молотова-Риббентропа, США, Германия, международная безопасность, международные отношения.

системы международной безопасности.

Keywords: the Cold War, the Soviet Union, Khrushchev, Molotov-Ribbentrop Pact, the U.S., Germany, international security, international relations.

Аннотация: подписание пакта Молотова-Риббентропа давало СССР заметные преимущества. После того, как Германия начала наступательные действия, СССР занял Западную Украину, Западную Белоруссию, тем самым подтвердив важность международной защиты своих жизненно важных центров. Для России международная безопасность стала особенно важной в послевоенный период. Холодная война стала сильнейшим стимулом создания сильной

Abstract: the signing of the Molotov-Ribbentrop pact gave the Soviet Union a distinct advantage. After Germany began its offensive, the Soviet Union occupied Western Ukraine, Western Byelorussia, thus confirming the importance of the international protection of its vital centers. For Russia's international security has become particularly important in the post-war period. The Cold War was the strongest incentive to create a strong system of international security.

Вопросы обеспечения международной безопасности для России приобрели особое звучание после Первой и Второй мировых войн, в результате которых произошло резкое падение уровня управляемости международными процессами. Прежние системы и механизмы международной безопасности оказались неэффективными, резко возросла региональная и отчасти глобальная нестабильность. Это, в частности, привело к тому, что национальная безопасность оказалась тесно связанной с безопасностью международной. Международное измерение национальной безопасности, которое и раньше никем не оспаривалось, многократно возросло. Отныне любое государство, в том числе и Россия, смогло почувствовать себя в относительной безопасности лишь в условиях формирования нового, более справедливого мирового порядка, отвечающего интересам

всех стран мирового сообщества.

После окончания первой мировой войны российская концепция

международной безопасности основывалась на Ленинской концепции и его теории социалистической революции, которые легли в основу подхода Советского государства, и затем СССР к проблемам международных угроз. Ленин и его окружение видели главную опасность в сохраняющемся капиталистическом

окружении, которое, по их мнению, постоянно угрожало первому в мире социалистическому государству. Все иные угрозы рассматривались в основном сквозь призму борьбы с империализмом.

В 20-е годы Красная Армия неоднократно вторгалась в Афганистан для поддержки там просоветских настроенных правителей и нажима на настроенных антисоветских.

Тот факт, что южные соседи России -Персия, Турция и Афганистан пошли на заключение договоров с ней о дружбе, объяснялось, по мнению некоторых историков, не боязнью экспорта большевистской идеологии и роста их влияния на Востоке, от которых можно было заслониться этими договорами, а желанием подстраховаться на случай возможной английской агрессии.1

Первоначальная активность

большевиков на юге была высокой. Они видели перед собой огромные территории с богатейшими природными ресурсами, заполненные в основном крестьянским элементом, который мог сыграть важную, если не решающую роль в борьбе с империализмом. Эти территории лежали как внутри бывшей Российской империи, так и необозримо шире вне ее. По мнению американских советологов К. Юдина и Р. Норта, большевики усматривали для этих территорий, частично находящихся под влиянием Антанты, два варианта развития: или национальное освобождение или еще большее их закабаление мировым капитализмом.2

В последующем, Советское правительство выдвинуло лозунг всеобщего разоружения. Под этим лозунгом оно стало бороться за то, чтобы вокруг СССР не создавались военные плацдармы и не велись военные приготовления, чтобы исключить возможности военной агрессии против советского государства.

Одновременно оно стремилось налаживать отношения на Востоке со всеми странами. В 1924 г. при активном участии Г. Чичерина были установлены дипломатические отношения с Саудовской Аравией, большевики вкладывали в них большие надежды, которые, однако, уже вскоре не оправдались, и страна начала активно сближаться с Западом и США, руководствуясь при этом своими экономическими интересами. Отношения с

Саудовской Аравией вскоре прекратились. Неудачи такого рода, а особенно упорное сопротивление советизации Средней Азии, вполне вероятно, усилило сталинское неприятие Востока как мелкобуржуазного болота. «Сталин рассматривал все некоммунистические националистические движения, противостоящие колониальной системе, - делал вывод известный американский советолог Ф. Фукуяма, -равно как и лидеров новых независимых государств типа Джавахарлала Неру не более как буржуазных марионеток бывших метрополий».3

Концептуально позиция Сталина по обороне его государства объяснялась тем, что СССР должен рассчитывать на свою растущую хозяйственную и политическую мощь, а также на благоразумие тех стран, которые не заинтересованы по тем или иным мотивам в нарушении мира.

По свидетельству известного историка Элвина Рубинстайна, в период с 1932 по 1945 гг. Сталин стремился улучшать отношения с Западом и был весьма осторожен в делах Коминтерна в колониальной зоне. Международные интересы СССР состояли в приспособлении к Западу и сотрудничестве с ним.4

Обеспечить международную

безопасность страны, по мнению Сталина, было легче на основе использования противоречий между империалистическими державами (державы Оси и западные демократии) нежели пытаться разыгрывать южную карту.

К концу 30-х гг. на глобальном уровне для Москвы помимо традиционных угроз со стороны Англии, Франции и Америки все яснее стали вырисовываться угрозы со стороны держав Оси - Германии и Японии. Причем эти угрозы были даже более опасными, поскольку державы

недвусмысленно стремились к переделу мира, в том числе и за счет СССР. Германия, в частности, могла создавать для

Фролов, А.В.: Взгляды и концепции региональной безопасности в СССР и России. -

М.: РНФ, 1994. - С. 28.

2 Беляев, А.А. Вся чернильная рать... Что и как пишут о нашей стране советологи США и Англии. -М.: Молодая гвардия, 1983. - С. 65.

Fukuyama, Francis. State-Building: Governance

and World Order in the 21st Century.) - Cornell

University Press, 2004. - Р. 89.

4 Фролов, А.В.: Взгляды и концепции региональной безопасности в СССР и России. -М.: РНФ, 1994. - С. 46.

СССР угрозы с юга, используя свое влияние и проникновение на Ближний и Средний Восток.

Договор о ненападении с Германией (пакт Молотова-Риббентропа),

подписанный 23 августа 1939 г. в условиях изменяющейся международной обстановки, меняющихся балансов сил, с точки зрения расширения буферных зон давал СССР заметные преимущества.

После того, как Германия 1 сентября 1939 г. вторглась в Польшу, СССР 17 сентября занял Западную Украину, Западную Белоруссию, а в ноябре, желая отодвинуть границу подальше от Ленинграда, начал войну с Финляндией.

«В интересах обороны и международной безопасности страны, -писалось по этому поводу в истории КПСС, - надо было остановить гитлеровские войска подальше от жизненных центров СССР, не позволить им вынести свои стратегические рубежи к советской границе».1 Тем самым в очередной раз подтверждалась

приверженность СССР концепции расширения пространства для отражения глобальных и региональных угроз.

Вторая мировая война, поражение в ней Японии и Германии и, соответственно, победа антигитлеровской коалиции и СССР позволили Советскому руководству значительно укрепить свои позиции в мире.

Вылившись в противостояние двух коалиций, руководствующихся различными идеологиями, целями, парадигмами мироустройства и мирового развития, Вторая мировая война инициировала поиск путей переустройства международной системы, где безопасность снова была объявлена приоритетной целью. Однако основой новой международной Ялтинско-Потсдамской системы вновь был раздел мира на победителей и побежденных, что закреплялось Уставом ООН. В результате вновь последовал отход от коллективных мер обеспечения безопасности в пользу индивидуальных. Пояс «безопасности» СССР, американская атомная бомба, ощущение всеобщей небезопасности и нарушение принципов, положенных в

основу ООН, предопределило деформацию Ялтинско-Потсдамской системы и переход к новому противостоянию. Это свидетельствовало в пользу того, что мировое сообщество так и не убедилось в необходимости отойти от принципа «безопасность от войны» в пользу принципа «безопасность для мира».2

В послевоенные годы произошли глубокие переосмысления в военной стратегии. Появление ядерного оружия и дальней авиации как никогда ранее подняли значение пространственных факторов в возможной будущей войне. Это понимали все державы-победительницы. В регионах прямого противостояния двух социальных систем Запада и Востока (Европа, Дальний Восток) ядерное оружие в определенной степени гарантировало продолжительный мир.

Две сверхдержавы пытались перестроить мир согласно своим идеологическим установкам. Со временем конфронтация стала элементом идеологии двух сторон и помогала лидерам военно-политических блоков консолидировать вокруг себя союзников «перед лицом внешнего врага». Данное противостояние, получившее название «холодной войны», требовало сплоченности всех членов противоположных блоков.

«Железный занавес» убедительно демонстрировал смену приоритетов в пользу демократии, когда каждый из членов мирового сообщества стоял перед выбором, к какому лагерю примкнуть. Мировое сообщество делилось на демократические и тоталитарные государства, где роль демократического центра отводилась Западу во главе с США, а носителем догматичного «тоталитарного» начала выступал СССР и его союзники. В результате сформировалась глобальная конкурентная среда, что привело к необходимости обеспечивать безопасное протекание конкурентной борьбы или безопасность «холодной войны». В этих условиях проявился универсальный характер стратегии «сдерживания», ибо обеим сторонам приходилось сдерживать

1 История Коммунистической партии Советского

Союза. - М.: Политиздат, 1982. - С. 789.

2 Там же. - С. 21.

друг друга, своих союзников и самих себя.1

Это принципиально изменило подход СССР к международным угрозам: благодаря изменению общей концепции

международной безопасности широко открывались возможности теперь уже военного сотрудничества Москвы с развивающимися и освободившимися странами, оказания им военной помощи и превращения отношений с ними в полусоюзнические.

Новая политика Хрущева на междунардной арене стала встречать все большее понимание со стороны революционных националистических

лидеров.

Следовало выискивать иные формы борьбы ради конечной победы мирового социализма и обеспечения его международной безопасности. Одной из форм такой борьбы стало соперничество СССР и Запада в зоне третьего мира, где могли решиться судьбы человечества без угрозы возникновения ядерной войны.

На международных направлениях, по мнению хрущевского руководства, достичь успеха можно было рядом мер: дискредитацией колониализма, подрывом позиций империализма, поддержкой антиколониальной и

антиимпериалистической борьбы народов Азии, Африки и Латинской Америки.

Известный советолог Дж. Бреслауэр назвал хрущевскую политику в отношении третьего мира «соревновательской с Западом». В дополнение ее следовало назвать еще и активно наступательной. «Мы, со своей стороны, - говорил Предсовмина СССР, - готовы сделать все, чтобы содействовать полному

освобождению колониальных и зависимых стран». Хрущев в отличие от Сталина видел в третьем мире большой потенциал для расширения мира социализма за счет новых союзников ради его конечного

1 Назаренко, А.В. Национальная и международная безопасность: концепции и реалии в ХХ-начале XXI вв. (историко-политологический анализ): Автореф. канд.... политич. наук. - М., 2008. - С. 22.

2 Фролов, А.В.: Взгляды и концепции региональной безопасности в СССР и России. - М.: РНФ, 1994. - С. 65.

триумфа, учитывая тот факт, что этот мир занимал большую часть территории планеты, там проживала большая часть, причем обездоленного населения Земли. В СССР начали выискивать степени наличия элементов социализма в политике и экономике развивающихся стран, появилось такое понятие, как страны

социалистической ориентации.

По нашему мнению, активность СССР в третьем мире в плане обеспечения своей международной безопасности в период пребывания Хрущева у власти усиливалась. Так, в первой половине 60-х годов практически перестала существовать колониальная система.

Вместе с тем, с 60-х годов начался ряд кризисных явлений в отношениях СССР с капиталистическими странами. Главным событием стало постепенное обострение отношений с Китаем. Претендовавший на региональную гегемонию в Азии Китай постепенно заявлял о своей руководящей роли в развивающемся мире, чем заметно путал карты Москве, а то и вообще становился ее соперником. Маоистские теории находили значительное число сторонников в беднейших странах. Теперь для Москвы довольно протяженная граница с Китаем становилась зоной нестабильности.

Утрата СССР в середине 70-х годов ХХ века стратегической инициативы произошла после принятия на ХХГУ Съезде КПСС Программы Мира. В результате последовал ряд событий, приведших СССР к поражению в «холодной войне». Начало было положено в Хельсинки, а ввод советских войск в Афганистан окончательно дезавуировал и привел к провалу публичную внешнеполитическую доктрину СССР, сделав его в глазах Запада «империей зла», против которой и был объявлен «крестовый поход» во имя общей безопасности.

В процессе принятия этого решения факторы глобальных угроз играли огромную роль как вещи реальные и как причудливое пропагандистское обрамление, призванное скрыть реальное положение дел. Случай с Афганистаном стал характерным примером того, когда поначалу возникла региональная

угроза (падение режима), а в последующем и глобальная (резкое ухудшение отношений с США, провал договора ОСВ-2).

Практически все ближневосточные страны, даже включая режимы просоветской ориентации, осудили СССР, а некоторые из них - Египет, Иран, Саудовская Аравия -начали оказывать активную военную помощь противникам кабульского режима. Консервативные страны Персидского залива в феврале 1981 г. создали свою военную группировку в рамках Совета по сотрудничеству арабских государств Персидского залива - ССАГПЗ.

Таким образом, на протяжении всего периода существования советского государства международная безопасность страны всегда находилась в центре внимания. Советское государство пыталось как глобализироватъ угрозы, так и, наоборот, их локализовывать, избегая ненужной конфронтации с западными странами.

Глубокие изменения в мире на рубеже 80-х - 90-х годов и прекращение состояния холодной войны с Западом отдалили угрозу всеобщей войны, но компенсаторно обострили мелкие проблемы в стране.

Вместе с тем, сам факт наличия международных угроз потребовал поиска новых подходов к урегулированию как региональных, так и международных конфликтов и споров, к обеспечению безопасности страны, выработке целого механизма кризисной политики и кризисного реагирования.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Абрамович, Г.В., Ивина, Л.И. и др. Соборное уложение 1649 года [Текст] / Комментарий. - Ленинград, 1987.

2. Беляев, А.А. Вся чернильная рать... Что и как пишут о нашей стране советологи США и Англии. - М.: Молодая гвардия, 1983.

3. Бжезинский, З. Великая шахматная доска. - М.: Международные отношения,

1998.

4. Бжезинский, З. Преждевременное партнерство // Полис. - 1994. - № 1.

5. Бобров, Р.Л. Основные проблемы теории международного права. - М.: Междунар. отношения, 1968.

6. Бурлацкий, Ф.М., Галкин А.А. Социология. Политика. Международные отношения. - М.: Междунар. отношения, 1974.

7. Возгрин, В.Е. Россия и европейские страны в годы Северной войны: история дипломатических отношений в 1697-1710 гг. - Л.: 1986.

8. Греков, Б.Д. Киевская Русь. - Изд. 3 перераб. и доп. - М.: Изд-во Академии наук СССР, 1939.

9. История Коммунистической партии Советского Союза. - М.: Политиздат, 1982.

10. Киселев, И.Ю., Смирнова, А.Г. Проблема безопасности в современных международных отношениях: учеб. пособие. - Ярославль: ЯрГУ, 2005.

11. Киссенджер, Г. Ядерное оружие и политика / Пер. с англ. - М.: Иностр. лит.,

1959.

12. Клинтон, Б. Стратегия национальной безопасности США // НГ - сценарии. -1996. - № 2. - 23 мая.

13. Ключевский, В.О. Курс русской истории: часть I. - М.,1987.

14. Макнамара, Р. Путем ошибок и катастроф. - М.: Наука, 1998.

15. Пашуто, В.Т. Внешняя политика Древней Руси. - М., 1968.

16. Политическая декларация государств-участников Варшавского Договора, принятая на совещании Политического консультативного комитета в Праге 4-5 января 1983 года // Правда. - 1983. - 7 января.

17. Проэктор, Д. Социализм и международная безопасность. - Коммунист, 1977.

18. Ратьковский, И.С., Ходяков, М.В. История Советской России. - М.: Лань, 2001.

19. Собакин, В.К. Коллективная безопасность - гарантия мирного сосуществования.

- М.: Междунар.отношения, 1962.

20. Титов, Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России. - М., 2012.

21. Тункин, Г.И. Право и сила в международной системе. - М.: Междунар. отношения,

1983.

22. Тункин, Г.И. Теория международного права. - М.: Междунар. отношения, 1970.

23. Тюкавкин, Г.В. История России. XIX век: Учеб. для студ. высш. учеб. заведений: В 2 ч. / Под ред. В.Г. Тюкавкина. Ч.1.- М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2013.

24. Философия безопасности: учеб.-метод пособие. - М.: Изд-во Моск. психол.-соц. ин-та, 2006.

25. Фролов, А.В.: Взгляды и концепции региональной безопасности в СССР и России. - М.: РНФ, 1994.

26. Назаренко, А.В. Национальная и международная безопасность: концепции и реалии в ХХ - начале XXI вв. (историко-политологический анализ): Автореф. ... канд. полит.наук. - М., 2008.

27. Fukuyama, Francis. State-Building: Governance and World Order in the 21st Century.)

- Cornell University Press, 2004. - Р.89.