Научная статья на тему 'Эволюция понятия «Сознание» в классической и неклассической философии'

Эволюция понятия «Сознание» в классической и неклассической философии Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
4168
333
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Дискуссия
ВАК
Ключевые слова
СОЗНАНИЕ / МОДЕЛИ СОЗНАНИЯ / ОБЩЕСТВЕННОЕ СОЗНАНИЕ / САМОВОСПРИЯТИЕ / ФЕНОМЕНОЛОГИЯ / ЛОГИЧЕСКИЙ БИХЕВИОРИЗМ / ТЕОРИЯ ТОЖДЕСТВА / CONSCIOUSNESS / THE MODEL OF CONSCIOUSNESS / THE PUBLIC CONSCIOUSNESS / THE SELF-PERCEPTION / THE PHENOMENOLOGY / THE LOGIC BEHAVIORISM / THE THEORY OF IDENTITY

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Франц В. А., Франц С. В.

Данная статья логическое продолжение статьи С. В. Франц и Е. А. Дубровской «Генезис понятия “сознание” в истории философии: от Античности до Нового времени». В ней показано, как трансформировались представления о сознании в классической и неклассической философии. Авторы доказывают, что благодаря Гегелю появилось представление об общественном сознании, а Фейербаху родовом. К. Маркс и Ф. Энгельс указали на роль труда в формировании сознания и его классовый характер. В постклассической философии ХХ в. выделились три основные направления, в которых были построены новые модели сознания.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Evolution of the term «consciousness» in classic and non-classic philosophy

This article is the logical continuation of the article by S. V. Frants and E. A. Dubrovskaya «The genesis of the concept of “consciousness” in the history of philosophy: from Antiquity till New time». There are the transformations of the idea of consciousness in classical and non-classical philosophy. The authors prove that the idea of the public consciousness appeared with the help of G. V. F. Gegel and the idea of the generic consciousness to L. Feyerbakh, K. Marks and F. Engels emphasized the importance of the labor to the forming of the consciousness and its class nature. In the post-classical philosophy of the XX century distinguished three main schools of studying the consciousness, which have its new specific visions.

Текст научной работы на тему «Эволюция понятия «Сознание» в классической и неклассической философии»

B. А. Франц, канд. полит. наук, доцент, кафедра управления персоналом и психологии, Уральский федеральный университет

имени первого Президента России Б. Н. Ельцина,

C. В. Франц, канд. филос. наук, доцент, кафедра политологии

и организации работы с молодежью, Уральский государственный педагогический университет, г. Екатеринбург, Россия, lanakazakova2009@yandex.ru

ЭВОЛЮЦИЯ ПОНЯТИЯ «СОЗНАНИЕ

В КЛАССИЧЕСКОЙ И НЕКЛАССИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ

»

У проблемы сознания длительная история, как в философии, так и психологии. Современные представления о сознании восходят к философии Нового времени, в рамках которого начали формироваться основные понятия этого феномена. Немецкая классика продолжила эту тенденцию.

В немецкой классической философии понятие «сознание» (как и самосознание) становится «общеупотребительным». Оно фигурирует в названии философских работ, отдельных глав, в содержании текстов, например, у И. Фихте цикл лекций назван «Факты сознания по отношению к теоретической способности». В нем философ так описывает разум и сознание: «... разум... проявляется и действенно обнаруживается в сознании, но без понимания оснований, т. е. в смутном чувстве;. проявление религии в ясном сознании. не есть вещь и не проявляется в какой-либо вещи, но есть сознание, замкнутое в себе сознание.»1. Как видим, у Фихте сознание в смутном виде — аналог античного Логоса, сознание ясное — имеет

Философия и психология окончательно поделили зоны влияния: первая продолжила теоретизировать, а последняя начала экспериментировать.

качестве синонима (ум, понимание, убеждение и т. п.).

Немецкая классика, как и в предыдущий период, ориентирована гносеологически и критически. Ее критической направленностью мы обязаны философии И.Канта («Критика чистого разума», «Критика практического разума», «Критика способности к суждению») и глубокому кризису традиционной рационалистической метафизики, сделавшей попытку переосмыслить свои основания в рамках естественнонаучной парадигмы.

Учение о познании — исходный пункт кантовской критической философии. Отрицая односторонность сенсуализма и рационализма, Кант создал гносеологическую концепцию, в которой выделил основания и уровни человеческого познания, соответствующие его познавательным способностям: чувствам, рассудку и разуму. Положив в основу знания доопыт-ные (от лат. априорные) всеобщие и необходимые формы, он для каждого уровня определил соответствующие формы познания (на-

средневековый трансцендентный смысл. Однако к XVIII в. понятие «сознание» стало употребляться и трактоваться более широко, чем в предыдущие эпохи, — как в оригинальном для него значении, так и в

пример, для чувственности — пространство и время и т. д.) Детализировав процесс познания, структурировав его, философ подтвердил тот факт, что невидимый процесс индивидуального мышления может быть

объектом научного исследования и категориального описания.

Фихте, как и Кант, считал, что философия должна ориентироваться на исследование условий познания, -быть знанием о знании, т. е. наукоучением. Философская система, созданная Фихте и изложенная в основных сочинениях («Науко-учение», «Назначение = человека» и др.), — описание механизма формирования сознания и самосознания. Исходное положение в ней — категория «Я», не тождественная индивидуальному «Я», это возвысившееся до сознания всеобщее, мировое «Я». Это не мышление какого-то определенного человека, а Всеобщее мышление, проявившееся в отдельной личности. Основные положения теоретического наукоучения Фихте выглядят так: 1) «Я», полагающее само себя; 2) «Я», полагающее «Не-Я»; 3) «Я», полагающее себя через «Не-Я». Осознав себя, затем инаковость мира себе и, наконец, обретя себя через инаковость, «Я» постигает свою сущность через свою противоположность. Сознание у Фихте — динамическое образование, самопознание — процесс бесконечный. Философ утверждает: «Сознание действительного мира вытекает из потребности действования, а не наоборот — потребность действования из сознания мира; эта потребность есть первое, сознание мира есть производная...»2.

Какова же цель самопознания? Достижение свободы, считал Фихте. Его заслуга в разработке проблемы сознания состоит в том, что он описал процесс его формирования как саморазвивающийся.

Специфику философского подхода к исследованию процесса мышления и проблемы сознания продемонстрировал Г. Гегель. Если в Новое время в философию из науки проникли механистические и эмпирические идеи, то в классический период философия продемонстрировала торжество «абстракционизма» и диалектики. В лице Гегеля она поднялась до непостижимых «вершин» сознания и самосознания. Философская система Гегеля — объективный идеализм, центральное ее понятие — Абсолютная идея, эволюционирующая до Абсолют-

Трансформированное феноменологической редукцией,

«Я» существует как чистое, субъективное, предварительное условие опыта.

ного духа. Абсолютная идея символизирует «универсум в его полноте, безусловную, конкретную и личностную всеобщность (т. е. субстанцию и субъект одновременно)» («Философский энциклопедический словарь»). Способ ее существования — циклическое развитие («самопознание»), состоящее из трех «витков»: уровней логического и природного и стадии духа («Энциклопедия философских наук»). На первом этапе («Наука логики») Идея познает себя в форме понятий (количества, качества, степени, меры; тождества, различия, основания и др.), устанавливает логические закономерности понятийного мышления и утверждает в нем свое бытие. Философ утверждает, что «... разум... дух и природа имеют всеобщие законы, согласно которым протекает их жизнь, и совершаются их изменения. <и признает>, что определения мысли обладают также и объективными ценностью и существованием»3. Продвигаясь от «бытия» к осознанию собственной «сущности» в форме произведенных «понятий» (разделы «Науки логики»), Идея демонстрирует единство субъективного и объективного (отношение Идеи как субъекта к самой себе как к объекту).

В своей философии Г. Гегель устанавливает соотношение таких разрозненных в философии понятий, как «дух», «душа», «знание» и «самосознание»; определяет психологию как науку, которая занимается не душой, а духом; излагает свое понимание структуры психики. Он утверждает, что благодаря вере в Бога через человека Субъективный дух входит в сферу мирского существования в качестве «субстанции государства, семьи и т. д.» (т. е. объективируется). Он же обретает свободу (становится Абсолютным) в творческой деятельности человека: в искусстве, религии и философии — конкретном духе народов. По сути, «Философия духа» — диалектико-идеалистическое учение об индивидуальном и общественном сознании, подробно впоследствии охарактеризованное классиками марксизма. А в целом «Энциклопедия философских наук» — изложение Гегелем своего понимания действительности как «опыта сознания».

Концепция Гегеля, поскольку человек в ней стал средством, а не целью, была подвергнута основательной критике Л. Фейербахом. Именно человек у него стал центром философской системы (антропологии). Человек Фейербаха — материальный объект и мыслящий субъект, существо родовое. Сознание человека, согласно Фейербаху, имеется лишь там, где субъект способен понять свой род, свою сущность («Сущность христианства»). Формируется сознание в процессе чувственного познания природы и общения людей друг с другом (на уровне Я-Ты). Фейербах подчеркивал, что мышление, в отличие от чувственного познания, опосредовано, следовательно, сознание — продукт коллективный, материализованный в речи, отражающий реальную действительность.

В целом немецкая классика сделала проблему сознания и самосознания одной из центральных в философии, усилиями Гегеля выявила формы общественного сознания и рассмотрела его с идеальной стороны, а в лице Фейербаха вновь возвратило человеку.

Что касается основоположников марксизма (К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина), они также внесли свой вклад в разработку проблемы сознания, указав на роль труда (деятельности) в формировании сознания. Объективируясь в продуктах своей деятельности, считали марксисты, человек совершенствуется физически, нравственно и духовно, развивает сознание и психику. Это положение стало отправной точкой в исследовании человеческого сознания не только в философии, но и отечественной психологии. Марксисты также высказали убеждение в классовом характере сознания.

В постмарксистский период в решении проблемы сознания произошли существенные изменения, в том числе благодаря развитию науки, включая и психологию. Философия и психология окончательно поделили зоны влияния: первая продолжила теоретизировать, а последняя начала экспериментировать.

В постклассической философии ХХ в. выделились три основные направления (объединившие ряд философских школ и концепций), которые построили новые модели сознания. Во-первых, это экзистен-

циально-феноменологическое направление (представленное феноменологией, экзистенциализмом и философской герменевтикой), во-вторых, аналитическое (представленное логическим позитивизмом и линг-вофилософскими концепциями), в-третьих, социально-критическое (представленное функционалистами, теорией тождества и западными марксистами).

Первая модель, принадлежащая феноменологии, возникла и развилась в Германии и Франции. Ее главными представителями были Франц Брентано («Психология с эмпирической точки зрения»), Эдмунд Гуссерль («Логические исследования», «Идеи», «Картезианские размышления»), Мартин Хайдеггер («Бытие и время»), Жан-Поль Сартр («Бытие и Ничто») и Морис Мерло-Понти («Феноменология восприятия»). Феноменологи обогатили теорию сознания новыми идеями и дефинициями.

Одно из таких понятий — «эпохе», хотя и возникает в античной философии, но приобретает новое значение в феноменологии Гуссерля, где выступает как средство, с помощью которого предмет или положение выключаются из обычных эмпирических связей. Эпохе состоит

в устранении путем феноменологической редукции всех теоретических суждений о пространственно-временном мире, благодаря чему сознанию открывается сам «смысл» (сущность) =

предмета. Подобно Де- Сознание то мифологизируют, карту, Гуссерль придер- то стараются измерить.

живается взгляда на то, -

для всех остальных акты представления, акты суждения, акты любви и ненависти). У Гуссерля интенциональность трактуется как существенное свойство всех актов сознания, которое конституирует его. С помощью интенции Гуссерль провел различие между

что «Я» в принципе могло бы существовать, даже если бы не было внешнего мира. Трансформированное феноменологической редукцией, «Я» существует как чистое, субъективное, предварительное условие опыта. Феноменологически «Я» представляет собой трансцендентальное Эго.

Феноменологически интерпретируются у представителей этого направления и некоторые фундаментальные структуры сознания, а именно сам ментальный акт и его содержания («ноэзис» и «ноэма»). Ноэма — это то, что воспринимается, вспоминается. Ноэзис же — действительный акт восприятия или воспоминания. В классической теории различие между ними не выявляется. Однако как только производится феноменологическая редукция, сущностные структуры сознания различаются a priori с помощью рефлексии.

Переосмысливается и учение об ин-тенциональности. Сама идея интенцио-нальности возникла у средневековых схоластиков как целесообразность, осмысленность чувственного и духовного познания. У Гуссерля и Брентано интенциональность — предметность, соотнесенность чувств с вызвавшим их «объектом». Исходя из типологии отношений сознания к предмету, Брентано создал свою классификацию психических феноменов (базовые

ментальными и физическими явлениями.

Фактически феноменология стала методологией, позволившей открыть «смысл» предмета, определить Я как трансцендентальное Эго, различить сущностные структуры сознания, классифицировать психические феномены, провести различие между ментальными и физическими явлениями.

Еще один представитель первого направления — французский философ Анри Бергсон. Уже в первой работе «Опыте о непосредственных данных сознания» он сформулировал основную идею своего учения о сознании — идею его континуальности, основанную на утверждении о существовании психологического времени как сущности сознания. Для Бергсона сознание есть непрерывное взаимопроникновение состояний, причем сам термин «состояние» условен, поскольку в сознании, на его взгляд, невозможно выделить отдельные состояния — именно в силу континуальности их потока, где все состояния «сплавляются» друг с другом и в каждом из них отражается вся душа, все сознание. Сознание нераздельно, целостно, многослойно, многоуров-нево, и путь вглубь — путь к подлинности. Длительность — это то, что обнаруживается непосредственной апперцепцией в конце движения вглубь сознания от поверхностных его уровней, утверждает Бергсон.

Английского философа Бертрана Рассела также причисляют к сторонникам первого направления в философии. На гносеологические взгляды Рассела оказала влияние статья Джемса о сознании («Существует ли сознание?»). Исходным пунктом учения Джемса было понимание сознания как слитного, недифференцированного «потока непосредственных ощущений и впечатлений», возникающего на ос-

нове непрерывных нервных возбуждений. В зависимости от внимания и интереса человек может разрывать этот исходный «поток сознания» на отдельные части и строить свой «чистый опыт» — материал для создания «реальности». Джемс депсихологизи-рует сознание, поскольку считает, что образы предметов внешнего мира, имеющиеся в сознании человека, — физиологические состояния, а не отражение объективно существующего материального мира.

Рассел начинает с того, что отмечает ужасную неясность понятия «сознание». Определения сознания, которые подвергаются его критике, используют в качестве вспомогательных понятия «восприятие», «интроспекция», «память» и «знание». Философ вырабатывает свою собственную версию сознания («Анализ сознания»), которую называет теорией «нейтрализма» (нейтрального монизма). Он старается примирить противоположные тенденции в современной ему философии в отношении сознания. В его трактовке ментального используется понятие «непосредственное интроспективное знание», которое и есть то «целостное» состояние сознания, когда в нем фиксируется единство психического, физического и физиологического.

И в континуалистской теории сознания Бергсона, и в непосредственном интроспективном знании Рассела слышны позитивистские «отголоски» физических теорий сознания.

Во втором направлении вместо модели сознания создается модель языка. Аналитическая тенденция в гносеологии представлена работами позднего Витгенштейна и американских прагматических аналитиков Куайна, Гудмена и Селларса. Разрабатывая прагматическую концепцию значения, аналитики на передний план выдвигали коммуникативную функцию языка, а функцию репрезентации трактовали как производную от нее. В их случае квазисубъектом познания оказывалась надындивидуальная -

языковая игра (форма жизни), производящая эпистемическую очевидность («картину мира»), первичную и предпосылочную относительно всех рациональных представ-

В современной философии в отношении проблемы сознания не больше ясности, чем в начале ее осмысления.

лений индивидуального сознания. Языковые симулякры порождали симулякры сознания и мифологизировали его.

Примером второго подхода к интерпретации сознания также является логический бихевиоризм (Людвиг Витгенштейн, член Венского кружка Карл Гемпель, американский философ Гилберт Райл). Его представители утверждали, что сознание не является чем-то иным, помимо поведения (под «поведением» подразумевалось доступное общему наблюдению телесное поведение). Они были убеждены, что ментальное может быть сведено к поведенческому, а то, в свою очередь, принять соответствующую языковую форму выражения. Только в том случае, если наша психологическая терминология станет обозначать внешнее поведение, она станет обладать значением, — полагали би-хевиористы. Логических бихевиористов различают между собой по вопросу «почему это должно быть так?» Некоторые из них полагают, что истинность или ложность можно определить, если они будут одновременно и утверждениями о поведении (психологические утверждения). Другие же придерживаются мнения, что психологические понятия имеют место в нашем языке, поскольку существуют общедоступные критерии для их употребления. Однако, так или иначе, все логические бихевиористы сходятся в том, что, если наш психологический язык не будет описывать поведение, он вообще будет «не о чем». Другими словами, сознание у них — это непосредственно «высказанная» рефлексия.

Логический бихевиоризм в философии и бихевиоризм в психологии (Д. В. Уотсон и В. Ф. Скиннер) следует различать. В психологии он представляет собой исследовательский метод, а не учение. Психоло-ги-бихевиористы объясняют человеческое поведение как совокупность ответов на стимулы, которые воздействуют на личность.

И, наконец, третье направление, представленное функционализ-- мом. Функционализм (Хилари Патнэм и Дэвид Льюис) — это теория, в которой ментальное состояние отождествляется с функциональным состоянием. Функциональное состояние — это состо-

яние, которое можно индивидуализировать или выделить благодаря его каузальным отношениям, скажем, сенсорными данными на входе (sensory input) и некоторое поведение на выходе (behavioural output). Всю совокупность каузальных отношений называют «каузальной ролью» этого состояния. Быть в конкретном ментальном состоянии — значит играть конкретную функциональную роль. Функционалисты считают, что ментальные состояния — это физические состояния, и личность представляет собой лишь очень сложный физический объект. В определенном смысле функционализм напоминает механицизм.

К становлению физикалистских концепций сознания, в том числе и концепции тождества, причастны такие философы, как Левкипп, Гоббс, Ламе- -

три, Гольбах, Карнап, Шлик и Рейхенбах, позднее к ним примкнули У. Т. Плейс («Является ли сознание процессом мозга?», 1956) и Герберт Фейгл («"Ментальное" и "физическое"», 1958) — авторы теории тождества (сам термин «теория тождества» впервые употребил психолог Е. Г. Боринг в 1933 г.). В 1959 г. к ним присоединился Дж. Смарт («Ощущения и процессы мозга»).

Г. Фейгл еще в начале 50-х гг. заявил, что состояния сознания — это состояния мозга, которые могут быть сведены к физическим процессам и физиологически измерены по естественным законам. Часть приверженцев теории тождества предпочитают называть эту теорию материализмом центральных состояний. Среди них Б. Медлин и Д. Армстронг и др.

Как видим, неклассический подход в философии и психологии к сознанию сохранил дихотомию оценок: сознание то мифологизируют, то стараются измерить. В настоящее время появились новые направления исследования4: философия психологии (Д. Деннет, Д. Фодор, Ч. Чихара), теория действий, когнитология, социоби-ология и др., которые не обходятся без исследования феноменологии человеческого восприятия и коммуникации и используют для этого междисциплинарный подход. Они представлены такими имена, как

Философия больше не претендует на познание сущности (сознания), она отошла и от логоцентризма, стала плюралистичной и дискурсивной.

Я. Хинтикка, Д. Феллесдаль, Г. Кастанеда, Дж. Серл, М. Фуко, Ж. Деррида, Ж. Делез, Ж. Лакан, П. де Ман. Возникает «конвергированная» философия с различными методами, обсуждающая проблему сознания, познания и деятельности, роль интенциональ-ных понятий в рамках современной теории языка, статус языкового сообщества в познании, осознание взаимосвязи научных теорий и культурного самосознания. Эта конвергенция происходит и между аналитической и континентальной (хотя в конце ХХ в. она явно стала английской, немецкой, французской, итальянской и т. п. со своими особенностями) философией.

Как видим, в современной философии в отношении проблемы сознания не больше ясности, чем в начале ее осмысления. Научные данные (особенно в области психологии) заставляют философию постоянно находиться в поиске: точных понятий, идей, теорий. Однако, поскольку философия рефлексивна, и ей отводится роль теоретика и методолога в освещении проблемы сознания, она все больше демонстрирует свои постнекласси-ческие наклонности. Философия больше не претендует на познание сущности (сознания), она отошла и от логоцентризма, стала плюралистичной и дискурсивной.

Оказались бесперспективными поиски сознания в мозгу. Продолжаются исследования взаимосвязи сознания и языка. Кажутся спорными как традиционные, так и новейшие попытки идентификации сознания с психическими актами или физиологическими отправлениями. Однако само их наличие свидетельствует о сохраняющемся в философии стремлении к онтологизации феноменов сознания.

V

1. Фихте И. Факты сознания по отношению к теоретической способности / Назначение человека. Науко-учение: Пер. с нем. - Мн.: Харвест, М.: ACT, 2000. С. 11.

2. Там же. С. 84.

3. Гегель. Наука логики / Энциклопедия философских наук: В 3 т. - М., 1975. Т. 1. С. 104.

4. Прист С. Теории сознания [Электронный ресурс] URL: http://www.klex.ru/2gn (дата обращения: 05.05.2012).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.