Научная статья на тему 'Эволюция идеологических доктрин такфиритов-джихадистов'

Эволюция идеологических доктрин такфиритов-джихадистов Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
578
142
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДЖИХАД / ИДЕОЛОГИЯ / ИСЛАМИЗМ / РАДИКАЛИЗМ / ТАКФИР / ТЕРРОРИЗМ / ЭКСТРЕМИЗМ

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Добаев И.

Терроризм является сложным социально-политическим явлением, состоящим из идеологической доктрины и базирующейся на ней специфической политической практики ничем не ограниченного насилия. Сказанное касается всех разновидностей терроризма, включая религиозно мотивированного. В последние десятилетия таким терроризмом выступает исламистский терроризм такфиритов-джихадистов. Важность определения его природы и эволюционных мутаций заключается в том, что искоренить современный терроризм невозможно без победы в идеолого-информационной войне, развязанной радикальными исламистами. Иными словами, бороться надо не столько с террористами, сколько с терроризмом. Завершение этой борьбы представляется возможным только в случае полного развенчания и компрометации террористической идеологии. Статья написана специально для бюллетеня «Россия и мусульманский мир».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Эволюция идеологических доктрин такфиритов-джихадистов»

МУСУЛЬМАНСКИЙ МИР: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

И. Добаев,

доктор философских наук, профессор, эксперт Российской академии наук, Южный федеральный университет (г. Ростов-на-Дону) ЭВОЛЮЦИЯ ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ ДОКТРИН ТАКФИРИТОВ-ДЖИХАДИСТОВ

Аннотация. Терроризм является сложным социально-политическим явлением, состоящим из идеологической доктрины и базирующейся на ней специфической политической практики ничем не ограниченного насилия. Сказанное касается всех разновидностей терроризма, включая религиозно мотивированного. В последние десятилетия таким терроризмом выступает исламистский терроризм такфиритов-джихадистов. Важность определения его природы и эволюционных мутаций заключается в том, что искоренить современный терроризм невозможно без победы в идеолого-информационной войне, развязанной радикальными исламистами. Иными словами, бороться надо не столько с террористами, сколько с терроризмом. Завершение этой борьбы представляется возможным только в случае полного развенчания и компрометации террористической идеологии.

Ключевые слова: джихад, идеология, исламизм, радикализм, так-фир, терроризм, экстремизм.

Важнейшей составляющей современного терроризма выступают идеологические доктрины радикальных исламистов, в соответствии с которыми выстраивается специфическая практика, включающая в себя и террористические акции смертников1. Теоретически обосновано, что исламизм состоит как минимум из двух

1 Добаев И.П. Идеологическое обоснование терроризма в мире и на Северном Кавказе // Россия и мусульманский мир. - 2015, № 12. - С. 69-87.

звеньев - умеренного и экстремистского1. Оба крыла в качестве конечной цели определили построение так называемого «Исламского государства», функционирующего на шариате. Однако между ними имеются и существенные отличия: умеренные идут к намеченной цели эволюционным, преимущественно мирным путем, делая ставку на осуществление так называемого «исламского призыва» (даават, в данном случае - информационно-пропагандистская работа среди населения), а их экстремистски настроенные единомышленники в своем псевдореволюционном порыве готовы к силовому захвату власти, для чего не исключают всех форм вооруженного насилия, включая применение террористических атак.

К экстремистскому крылу исламских радикалов относятся организации, группы, отдельные лидеры, которые в качестве основного метода достижения своих целей используют вооруженную борьбу, в том числе и террористическую деятельность. Ведение пропаганды для них является вспомогательным средством, в основном для привлечения в свои ряды новых сторонников. Наиболее известными теоретиками этого крыла исламистов выступают Сайид Кутб, Абд ас-Салям Фарадж, Аббуд аз-Зумр, Тарик аз-Зумр, Айман аз-Завахири и др. Эти и другие теоретики радикального исламизма в своих работах опираются на труды авторитетных улемов мусульманского прошлого, среди них Ибн Ханбала, Ибн Таймийя, Ибн Кассир, Аль-Куртуби, ан-Навави, М. Ибн Абд аль-Ваххаб и др.2

Ибн Ханбал и его последователи - Ибн Таймийя, Ибн Кассир, Аль-Куртуби, ан-Навави и др. - выступали за возвращение ислама к «золотому веку» - времени жизни и деятельности Пророка Мухаммеда и четырех праведных (выборных) халифов (610661), что совпадает с периодом жизни первых трех поколений мусульман. В тот период («золотой век») ислам был единым, не испытав последовавших позже расколов на направления, толки, идейные течения, появления суфийских братств и т.д. В этой связи Ибн Ханбал, его единомышленники и последователи квалифицировали все изменения в исламе, произошедшие после завершения «золотого века», в качестве бида' (греховных нововведений), и

1 См.: Добаев И.П. Исламский радикализм: генезис, эволюция, практика. -Ростов н/Дону: Изд-во СКНЦ ВШ, 2003. - 416 с.

2 Добаев И.П. Эволюция радикализации ислама в Российской Федерации // Юристъ-Правоведъ. - 2014. - № 5 (66). - С. 88-89.

требовали очищения ислама от них. Иными словами, их идеалом был «чистый» ислам, поэтому они настаивали на необходимости возвращения именно к этому фундаментальному идеалу мусульманства. В этой связи, правда, значительно позже, западные оппоненты стали именовать их «фундаменталистами». Сами же они мыслили себя в качестве «салафитов». Этот термин произошел от арабского словосочетания «ас-салаф ас-салихун» («праведные предки»), что по временным характеристикам совпадает с жизнью и деятельностью первых трех поколений мусульман, или жизнью и деятельностью Пророка и «рашидун» (праведные халифы), или с «золотым веком» ислама. Сегодня термин «салафиты», равно как и «салафизм», прочно вошел в научный оборот не только на мусульманском Востоке, но и на Западе, а также и в России.

Мощное воздействие на радикализацию современного исламского движения в различных уголках мусульманского мира оказало создание в ХХ в. в духе салафитского обновленчества исламистских политических партий. Хасан аль-Банна (1906-1949) в 1928 г. основал в Египте организацию «Аль-ихван аль-муслимун» («Братья мусульмане»), а Маулана Абу аль-Аля Маудуди (19031979) в 1941 г. в Индии - «Джамаат-и ислами» («Исламское общество»). Оба имели сходные убеждения, особенно в отношении объединения ислама как всеобъемлющего учения в жизни мусульманской уммы. Они отстаивали необходимость создания подлинно исламского государства посредством введения шариата, который они рассматривали не только в качестве закона, основанного на Коране, но и как образ жизни салафитов.

Деколонизация в середине ХХ в. дала надежду салафитам на создание истинно исламских государств. Однако новые мусульманские лидеры избрали путь имитационных реформ. Их идеи о секуляризме, общественном суверенитете, национализме, правах женщин и конституционализме привели к прямому конфликту с салафитами, поднявшими вопрос об их легитимности как мусульманских лидеров, что создало взрывоопасную ситуацию. Ответом многих режимов стала непоследовательная политика, которая колебалась от компромиссов до репрессий1.

В такой ситуации не могла не появиться новая плеяда теоретиков салафизма, занявшихся разработкой современных идеологических доктрин радикальных исламистов. Среди них особенно вы-

1 Сейджман М. Сетевые структуры терроризма. - М.: Идея-Пресс, 2008. -

С. 16. 120

деляются египтяне - С. Кутб, М. Шукри, М. Фарадж, А. аз-Завахири и др. При этом, как верно отметил авторитетный отечественный исламовед А. А. Игнатенко, в идеологических доктринах исламистов основообразующими категориями выступают два особым образом интерпретируемые понятия - такфир (обвинение в «куфре», т.е. неверии) и джихад (священная война за веру)1. В этой связи радикальных исламистов нередко называют такфири-тами-джихадистами.

Понятие «такфир» базируется на выделении так называемых «врагов ислама», куда по мысли современных теоретиков-исламистов, входят, во-первых, все немусульмане («кафиры» -неверные), а во-вторых, мусульмане, не разделяющие идеологических взглядов исламистов («муртаддун» - отступники от ислама, а также «мунафикун» - лицемеры - т.е. те, кто верит неправильно или неискренне). Что касается концепции джихада, то она, в противовес мусульманской ортодоксии, стала квалифицироваться исключительно как война с «врагами ислама», причем радикальные исламисты допускают наступательный, инициативный характер этой борьбы.

С. Кутб - теоретик и идеолог египетской ассоциации «Братья-мусульмане» в 50-60-е годы ХХ в. - написал целую серию работ, в которых им развивались различные аспекты идеологии «исламского возрождения». Концепция С. Кутба делила общество на два типа: исламское общество, в котором признается власть одного Аллаха и действует шариат, и общество джахилийи (доисламского язычества), в котором люди сами творят законы и нарушают главный принцип единобожия - единовластие Аллаха (хакимийя). Согласно такому выводу, языческими является большинство современных обществ, в том числе те, которые считают себя исламскими, но не живут по шариату. Отрицание хакимийи, по сути, означает вероотступничество, ввергающее в неверие. Ислам и джахилийя - это абсолютно несовместимые системы, между которыми невозможно какое-либо мирное сосуществование или постепенная трансформация джахилийи в ислам. Восстановить власть Аллаха на земле можно лишь после того, как силой будет

1 См. подробнее об этом: Игнатенко А.А. Эндогенный радикализм в исламе // Центральная Азия и Кавказ. - 2000. - № 2 (8).

уничтожена джахилийя, и участие в этой борьбе есть обязанность каждого мусульманина1.

Однако еще в XVIII в., за два столетия до С. Кутба, концепцию джахилийи актуализировал Мухаммед ибн Абд аль-Ваххаб (1703-1791), проповедник из Аравии, который осудил за развращенность распространенные народные верования и обычаи племен полуострова, утверждая, что они вернулись в состояние джахи-лийи, стали идолопоклонниками, а потому заслуживают смертную казнь за отступничество от ислама. Он проповедовал жесткую форму ислама, основанную на строгом толковании Корана, очищение ислама от позднейших наслоений. Основой его доктрины стал «таухид» (арабск. - «единство Бога»), осуждающий как идолопоклонничество любую возможность посредничества в общении с Богом. Заключение аль-Ваххабом союза с главой одного из аравийских племен Мухаммедом ибн Саудом стало прологом образования на территории Аравии нового государства, которое с 1932 г. именуется как Королевство Саудовская Аравия (КСА).

М. ибн Абд аль-Ваххаб многие из своих толкований Корана обосновывал фетвами сирийского теолога Таки ад-Дина Ахмада ибн Таймийя (1263-1328), который жил в один из самых разрушительных периодов мусульманской истории, когда произошло завоевание исламских стран монголами, обращенными тогда же в ислам, но продолжавшими жить по «ясам» - монгольской правовой системе. В этой связи перед Ибн Таймийей был поставлен вопрос: законно ли мусульманам объявить джихад против других мусульман (монголов). Таймийя в своих знаменитых «Фетвах о татарах» отвечал, поскольку монголы продолжали придерживаться Ясы - норм права, установленных Чингисханом, а не шариата, то они не настоящие мусульмане, а вероотступники, которых, исходя из шариата, следует покарать смертной казнью. Вести джихад против них было правом, даже долгом мусульман2.

В своих работах умеренный исламист, пакистанец Маудуди воскресил концепцию джахилийи как абстрактного понятия для описания системы верований и идей в Индии. Однако в его трудах нет ни единого намека на то, что он намеревался использовать ее для оправдания вооруженного восстания. Что касается жесткого

1 Добаев И.П. Идеологические конструкты радикального исламизма // Гуманитарий Юга России. - 2015. - № 2. - С. 124.

2 Sivan E. Radical Islam: Medieval Theology and Modern Politics. - New Haven, Conn.: Yale University Press, 1985. - P. 90-101.

радикала С. Кутба, то он взял и положение ибн Таймийи о долге джихада против вероотступников и, вырвав из контекста, концепцию Маудуди о джахилийи, по-новому соединил их, еще шире трактуя идеи М. Абд аль-Ваххаба. Объявляя существующие мусульманские общества джахилистскими, Сайид Кутб дает обоснование для отвержения и вооруженного выступления (джихад бис сайф) против номинально мусульманских режимов, избегая проблемы смуты (фитна). В его версии правоверные мусульмане воюют не против других мусульман, а против идолопоклонников. Вскоре после публикации самого яркого труда «Вехи на пути» египетское правительство Насера в очередной раз арестовало Кут-ба за подстрекательство к восстанию, и он был казнен в каирской тюрьме 29 августа 1966 г. Мученичество Кутба моментально придало его идеям достоверность1.

Большое влияние идеи Кутба оказали на Шукри Мустафу, который довел до логического максимума положения доктрины джахилийи, основав в Египте секту «Джамаат аль-Муслимин» («Общество мусульман»), основным принципом которой стал инициативный изоляционизм его членов от порочного общества джахилийи. Однако его группа стала объектом насмешек в прессе, которая изображала их сборищем фанатиков или преступников, помешанных на двуединой концепции отлучения и изгнания (ат-Такфир ва-ль Хиджра), именно под этим названием община М. Шукри и вошла в историю исламистского движения. В 1977 г. после преследований со стороны правящего режима Египта эта секта исчезла, но ее идеи не были забыты последующими поколениями радикальных исламистов.

Наиболее известным последователем С. Кутба был Мухаммед абд аль-Салам Фарадж (1954-1981), являвшийся главой каирского отделения «Танзим аль-джихад» («Организация джихада»), осуществившего в 1981 г. убийство президента Египта - Анвара Садата. Свои идеи Фарадж сформулировал в брошюре «Забытый долг» («Аль-фарида аль-гаиба»). В ней он, в частности, пишет: «Установление исламского государства - это обязанность мусульман: то, без чего что-то необходимое не может быть выполнено, (само) становится необходимым. Если, кроме того, (подобное) государство не может быть основано без войны, тогда и война точно таким же образом оказывается необходимой... Законы, которыми управляются мусульмане сегодня, это законы Безверия, на

1 Сейджман М. Указ. соч. - С. 18, 22.

самом деле они являются сводами законов, созданных неверными, которые затем подчинили им (законам) мусульман... После исчезновения халифата, очевидно, в 1924 г., и (потом) отказа от законов ислама в их целостности, и (затем) их подмены законами, введенными неверными, положение (мусульман) стало подобным тому, которое было у монголов»1.

Фарадж подчеркивал, что ислам распространялся мечом, доказывая, что джихад в исламе не был оборонительным. Для обоснования своей позиции он процитировал из Корана «стихи меча»: «А когда закончатся запретные месяцы, то избивайте многобож-ников, где их найдете, захватывайте их, устраивайте засаду против них во всяком скрытом месте» (Коран 9:5).

Фарадж также отрицал как опасное современное нововведение различение большого джихада (усилия по самоусовершенствованию мусульманина, борьба с собственными дурными наклонностями) и малого джихада (война против врага), потому что оно умаляет ценность борьбы посредством меча. Точно так же, по его мнению, и отсутствие халифа не является оправданием для переноса джихада. Все это делало необходимой организацию джихада ради возвращения мусульманским народам ислама. Цена отказа от джихада - это «низость, унижение, разделение и раздробленность, в которых мусульмане живут сегодня»2.

Общая стратегия джихада у А. Фараджа определяется представлениями о «враге ближнем» (мусульмане, которые не разделяют идеологических воззрений и практику радикалов), «враге дальнем» (немусульманские противники радикалов, прежде всего, представители западно-христианской цивилизации) и о джихаде как об индивидуальной обязанности для каждого мусульманина (фард айн). По мнению А. Фараджа, джихад становится обязательным, в том числе и в том случае, если правитель мусульманского государства отвергает руководство по шариату. Тогда такого правителя нужно свергнуть, и джихад становится индивидуальной обязанностью каждого мусульманина. На его ведеПние не нужно

1 Faraj M. Al-Faridah al Ghaibah, in Johannes Jansen, The Neglected Duty: The Creed of Sadat's Assasins and Islamic Resurgence in the Middle East. - New York: Macmillan, 1986. - P. 165-167.

2 Ibid. - P. 205.

даже специального разрешения улемов, джихад становится такой же индивидуальной обязанностью, как пост и молитва1.

Салафитский джихад, таким образом, - это мусульманское обновленческое движение, оправдывающее насильственное свержение местных мусульманских правительств как «ближнего врага» с целью установления исламистского государства.

Вместе с тем не стоит забывать, что подобно другим священным книгам, Коран открыт для разных, порой противоположных друг другу интерпретаций. В нем содержатся призывы, как к любви, так и к ненависти и насилию, и было бы иллюзией пытаться однозначно толковать коранические тексты исключительно как проповедь мира. Тем более сегодня, когда целые исламские теологические школы и ведущие духовные авторитеты открыто проповедуют ненависть к «неверным», отвергают право на существование других религий и благословляют терроризм. Используя отдельные положения из Корана и других священных книг ислама (как, например, призыв «убивайте их там, где найдете, и вытаскивайте их отовсюду, где бы они ни прятались»), исламские теологи оправдывают захват чужих земель, подчинение и убийство немусульман. Современные мусульманские школы провозглашают «всемирный джихад» против «неверных» и демонстрируют особенное презрение к евреям, которых они называют не иначе, как «потомками свиней и обезьян»2.

В последующем на рубеже 80-90-х годов ХХ в. новый лидер «Аль-Джихада» Аббуд аз-Зумр насытил идеологическую доктрину организации новыми концепциями. Помимо него, еще одним плодотворным автором движения выступил Тарик аз-Зумр. Особенности трактовки ими концепции джихада практически не отличаются от идей А. Фараджа. Так, по мнению Аббуда аз-Зумра, джихад есть фард айн - то есть индивидуальная обязанность каждого мусульманина, который должен участвовать в нем по мере своих сил и возможностей3. Другой теоретик исламизма, Тарик аз-Зумр, считал, что высшее проявление из всех форм джихада - это вооруженная борьба. Он резко критиковал тех лидеров из числа ислам-

1 Ат-Тураби Х. Аль-Харака аль-исламийя фи ас-Судан (Исламское движение в Судане). - б.м. - б.г. - С. 4-5.

2 Либлер Изи. Где найти умеренного исламиста? // Эхо (русскоязычная еженедельная газета, Израиль). - 2011. - 7 марта.

3 Ерасов Б. Культура, религия и цивилизация на Востоке. - М., 1990. -

С. 73.

ских радикалов, которые ограничиваются только идейной борь-бой1. Более того, джихад в таком случае имеет наступательный характер, и необязательно, чтобы неверные инициировали нападение первыми, «достаточно, чтобы они всего лишь имели признаки тех людей, с которыми надлежит воевать»2.

К концу 90-х годов новые идеи выдвинул один из лидеров зарубежного руководства «Аль-Джихада» - Айман аз-Завахири, главный идеолог «Аль-Каиды» и «Мирового фронта джихада», в июне 2011 г., после уничтожения Усамы бен-Ладена, ставший лидером «Аль-Каиды». Прежде всего, он обосновал идею глобального джихада, в первую очередь, с «дальним врагом» - альянсом мирового куфра. Под ним он подразумевает, прежде всего, страны Запада, в первую очередь США и Израиль; теперь же в этот список попала и Россия, примкнувшая, по мнению исламистов, к этому союзу. А. аз-Завахири пишет: «Не следует считать, что борьба за создание исламского государства является региональной войной. Альянс крестоносцев и сионистов, возглавляемый США, не позволит мусульманским силам прийти к власти в какой-либо из мусульманских стран. Надо готовиться к тому, что эта борьба не ограничится рамками одного региона, она будет вестись как против внутреннего врага - вероотступников, так и против внешнего -альянса крестоносцев и сионистов»3. По его мнению, джихад с «дальним врагом» нельзя откладывать, поскольку альянс евреев и крестоносцев не дает ни времени, ни шансов нанести поражение «внутреннему врагу». Поэтому А. аз-Завахири предложил перенести войну за пределы исламского мира на территорию врага. В частности, он высказывался за то, чтобы вывести успешный джихад за освобождение мусульман из пределов Афганистана и Чечни и перенести его с окраин исламского мира в его самое сердце4.

В преддверии ударов террористов по целям в Америке 11 сентября 2001 г. в своей программной книге «Рыцари под знаменами Пророка» А. аз-Завахири объявил, что новый джихад является борьбой между исламом и враждебными мировыми силами: западными державами и Россией, использующими «набор средств», включая: «1. Организацию Объединенных Наций. 2. Дружественные правители мусульманских народов.

1 Там же. - С. 147-148.

2 Ruthven M. Islam in the World. - N.Y., Oxford, 1984. - Р. 308.

3 Там же. - С. 89.

4 Enayat H. Modern Islamic Political Thought. - Austin, 1982. - P. 84.

3. Транснациональные корпорации. 4. Международные коммуникации и системы обмена данных. 5. Международные информационные агентства и спутниковые информационные каналы. 6. Международные организации помощи, которые используются как прикрытие для шпионажа, прозелитизма, подготовки переворотов и перевозки оружия». Противостояла этому врагу новая исламистская фундаменталистская коалиция, состоящая из джихади-стских движений в различных землях Ислама: «Она представляет собой растущую силу, которая собирается под знаменами джихада во имя Бога и действует за рамками нового мирового порядка». Аз-Завахири описывал ситуацию как новый феномен молодых моджахедов которые «оставили свои семьи, страны, богатства, учебу и работу в поисках полей брани джихада во имя Господа». По его мнению, не существует никакого решения возникших проблем без джихада. Предательство мирного алжирского фундаменталистского движения показало бессмысленность «всех других методов, которые пытались избежать принятия бремени джиха-

да»1.

Аз-Завахири объявил, что джихад должен продемонстрировать измену мусульманских правителей и их апологетов, которая вытекает из-за отсутствия у них веры и их поддержки неверных против мусульман. Поэтому исламистское движение должно установить исламское государство в центре мусульманского мира, из которого впоследствии вступит в бой за восстановление халифата, основанного на традициях пророка. «Если успешные операции против врагов ислама и серьезный урон, нанесенный ими, не послужат достижению конечной цели создания мусульманской нации в сердце исламского мира, - доказывал он, - независимо от их масштабов они будут не более чем нарушением порядка, который можно вынести и стерпеть, даже если они продлятся некоторое время и принесут определенные потери»2.

Для достижения успеха аз-Завахири требовал от единомышленников сблизиться с массами простых мусульман, быть среди них или слегка впереди, а не изолированными от них. Для этого «движение джихада должно посвятить деятельность одного из своих крыльев работе с массами, проповедям, создать службы поддержки мусульман, разделять их заботы всеми возможными

1 Al-Zawahiri A. Knights Under the Prophet's Banner. Serialized in eleven parts in Al-Sharq al-Awsat (London). - 2001. - July 4. Part 11.

2 Ibid.

для благотворительности и образовательной работы путями; ни одну из сфер жизни мы не должны оставить неохваченной1.

Для эффективной мобилизации массам нужно руководство, которому они могут доверять, понимать и следовать; ясный враг, по которому нужно нанести удар, и избавление от цепей страха и слабости в их душах. Аз-Завахири так описывает основную цель движения исламского джихада, невзирая на жертвы и время, которые она потребует: «Освобождение мусульманской нации, противостояние врагам ислама и начало джихада против них требуют мусульманской власти, установленной на мусульманской земле, которая поднимет знамя джихада и соберет под ним мусульман. Без достижения этой цели наши действия будут не более чем простыми и повторяющимися беспорядками, которые не приведут к желаемой цели, а именно восстановлению халифата и изгнанию захватчиков с земли Ислама»2.

После терактов в Америке и начала антитеррористической операции А. аз-Завахири в своей книге «Аль-Валайя ва-ль-бараа» подчеркнул, что ныне каждый мусульманин должен руками, языком или хотя бы в помыслах оказывать противодействие оккупантам. В книге он обнародовал своеобразную фетву, в которой говорится о том, что мусульманину запрещено сближаться с кафирами, следует хранить в тайне любые секреты мусульман. Запрещено вести какие-либо дела с кафирами. Запрещено воспринимать какие-либо теории и идеи безбожников. Запрещено помогать кафирам в их войне с мусульманами и как-то оправдывать крестоносцев. Мусульманам предписано вести джихад с безбожными агрессорами, отступниками и лицемерами (под двумя последними подразумеваются арабские режимы, предоставившие свою территорию для антитеррористической кампании, а также улемы, издающие лживые фетвы, купленные властями)3.

В свою очередь, уничтоженный в июне 2006 г. в Ираке лидер местной ячейки «Аль-Каиды», иорданский террорист Абу Му-саб аз-Заркави в своей лекции, размещенной на многих сайтах4 под заголовком «Вы больше знаете или Аллах?», заявил, что «джихад

1 Al-Zawahiri A. Knights Under the Prophet's Banner. Serialized in eleven parts in Al-Sharq al-Awsat (London). - 2001. - July 4. Part 11.

2 Ibid.

3 Добаев И.П. Радикализация ислама в современной России. - Москва -Ростов н/Дону, 2014. - С. 149-150.

4 См., например: http://www.short-link.de/2054

есть обязательная война против неверных». Термин «гражданское население», утверждал аз-Заркави, является «ложным», поскольку ислам не делит людей на гражданских и военных: он знает лишь разделение людей на мусульман и неверных. И если «кровь мусульманина запретна, чтобы он ни делал и где бы ни находился», то «кровь неверного дозволена, чтобы он ни делал и где бы ни находился, если с ним не заключен договор или он не был пощажен».

Аз-Заркави делит людей на три разряда:

1. Мусульмане..

2. Неверные, мирно относящиеся к исламу, т. е. вошедшие под покровительство (зимма) мусульман, заключившие с ними перемирие (худна) или пользующиеся предоставленной им пощадой (аман).

3. Все прочие люди. Последних аз-Заркави объявляет «воюющей стороной»: Шариат, напоминает он, лишает их защиты и дает мусульманам право убивать их, делая исключение лишь для отдельных категорий (в первую очередь, детей и женщин). На этом основании, считает аз-Заркави, «неверие в Аллаха - достаточное основание для убийства неверного, чтобы он ни делал и где бы ни находился».

Таким образом, усилиями зарубежных, прежде всего египетских исламистских теоретиков, к началу XXI в. сложилась стройная идеологическая доктрина такфиритов-джихадистов, являющаяся идеологическим обоснованием современного терроризма, прикрывающегося исламским вероучением, а также оправданием жестокой политической практики радикальных исламистов и террористов. Практически все современные радикальные исламистские группировки, включая «Исламское государство», напрямую используют положения именно этой доктрины.

Статья написана специально для бюллетеня «Россия и мусульманский мир».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.